Азбука верыПравославная библиотекаепископ Виссарион (Нечаев)Толкование на паримии из книги Премудрости Соломоновой


епископ Виссарион (Нечаев)

Толкование на паримии из книги Премудрости Соломоновой

Содержание

I. Паримия из книги Премудрости Соломоновой (III, 1–9) II. Паримия из книги Премудрости Соломоновой (IV, 7–15) III. Паримия из книги Премудрости Соломоновой (IV, 7. 16–20; V. 1–7) IV. Паримия из книги Премудрости Соломоной (V, 15–24; VI, 1–3) V. Паримия из книги Премудрости Соломоновой VI. Паримия из книги Премудрости Соломоновой  

 

Книга Премудрости Соломоновой принадлежит к числу учительных по содержанию книг Ветхозаветного писания, и почитается неканоническою, как не Боговдохновенная. Не только в надписании книга носит имя Соломона, но и в тексте книги, хотя Соломон не назван по имени, повторяются речи его о премудрости и о богатстве, с нею ему дарованном (VII, 7. 8. 11), те же самые, какие Соломон действительно говорил (3 Царств., III). Но это не значит, что Соломон есть писатель книги, носящей его имя, иначе она сохранилась бы на Еврейском языке и в каноне Еврейских книг на ряду с другими книгами Соломона. Влагая в уста Соломона свои мысли, писатель книги хотел только внушить читателю, что эти мысли вполне согласны с учением премудрого царя1.

Книга Премудрости первоначально написана на Греческом языке. Писатель ее, полагают, был Иудей, живший вне Палестины, именно в Александрии, и усвоивший Греческий язык и Греческую образованность. Время его жизни и написания книги совпадает с временем гонения Иудеев от языческих властей, изображаемого в книге (I-II). По мнению одних, автор книги имеет в виду гонение, воздвигнутое Птоломеем Филопатором (221–204 г.), который приказал Евреям кланяться идолам и ослушников лишать прав гражданских, и однажды хотел затоптать их слонами (3 Макк. V), что однако не удалось сделать; по мнению других, в книге имеется в виду гонение Сирийского царя Антиоха Епифана.

Содержанием книг служит проповедь об истинной мудрости, состоящей в истинном Боговедении и благочестии, и обличение языческого нечестия и идолопоклонства, ничего не имеющего общего с истинною мудростью. Во имя истинной мудрости проповедник ее увещевает властителей земли творить суд и правду и не допускать преследования ревнителей истинного Богопочтения и добродетели.

Из книги Премудрости Соломоновой заимствуется для церковного Богослужения шесть паримий во дни памяти пророков, мучеников, преподобных и святителей, на том основании, что все эти святые осуществляли в своей жизни уроки истинной мудрости, и в судьбе своей проявили прославляемое в книге Премудрости торжество истины и благочестия над заблуждениями и нечестием врагов своих.

I. Паримия из книги Премудрости Соломоновой (III, 1–9)

В сей паримии изображается блаженная участь праведников, как награда за твердость их в благочестии среди скорбей и страданий.

Гл. III, 1. Праведных души в руце Божией и не прикоснется их мука

Многи скорби праведных со стороны нечестивых. Особенно много озлоблений от нечестивых терпели ревнители закона Господня Иудеи, находясь под властью царей Сирийских и Египетских. По их повелению, ревнители закона за свою твердость в вере отцов своих всячески были притесняемы, истязуемы и до смерти замучиваемы. Гонители, не веря в загробную жизнь, думали, что, губя их по телу, они губили вместе их души. Но они жестоко ошибались, не ведая, что души праведных ревнителей правды в руце Божией, – т. е. находятся под покровительством Божиим. Они испытывают над собою это покровительство и в настоящей жизни, будучи укрепляемы благодатью Божьею в подвигах правды и благочестия, и наипаче в жизни загробной, куда не достигает их рука гонителей, и где никто не может похитить их из руки Господней (Иоан. X, 29). – И не прикоснется их мука. Враги праведных могут замучить их до смерти по телу, но не могут убить их душу бессмертную (Матф. X, 28). Насильственным прекращением телесной жизни, они только ускоряют переход праведной души в такую область бытия, где она, по отрешении от уз плоти, не будет знать ни болезни, ни печали, ни воздыхания, будет вечно блаженствовать.

2–3. Непщевани быша (казались) пред лицем безумных умрети и вменися озлобление исход их, и еже от нас шествие сокрушение, они же суть в мире

Под безумными, пред лицом которых праведные непщевани быша умрети, разумеются нечестивые, обличение которых содержится в предыдущей главе книги Премудрости. Нечестие так ослепило их ум, что они поистине безумны. Безумие их состояло в том, что они поистине безумны. Безумие их состояло в том, что они о душе судили, как о теле. По их мнению, душа не имеет самостоятельного, отличного от тела бытия, не есть существо бестелесное, духовное, и потому пред лицем их, – в глазах их, ревнители правды, замученные до смерти, казались умершими не только по телу, но и по душе. Если же так, то понятно, почему исход их из этой жизни вменися у нечестивых в озлобление, и еже от нас шествие в сокрушение. Озлобляемые праведники утешали себя надеждою на воздаяние в будущей жизни. Нечестивым эта надежда казалась суетною. Для них существовала одна земная жизнь и потому они спешили насладиться благами ее, извлечь из нее все, что только она может дать приятного для их чувственности, рассуждая: будем есть и пить, ибо завтра умрем (1 Коринф. XV, 32). Другой жизни нет, стало быть и других радостей по смерти и ожидать не следует, и те, которые не успели насладиться радостями земной жизни и даже терпели в продолжение ее одни страдания, – суть существа несчастные. Их смерть есть озлобление, – новое зло добавок к тому, какое испытали они при жизни; – их удаление из среды живых есть сокрушение: с ними случилось подобное тому, что бывает с разбитым в дребезги глиняным сосудом, и как из черепков разбитого сосуда нельзя восстановить его, так и их жизнь безвозвратно погибла. – Так рассуждают нечестивые о ревнителях благочестия и добродетели, умирающих естественной или насильственной смертью, но рассуждают несправедливо: эти ревнители, несчастные при жизни, обрели покой по смерти. В загробной жизни они наслаждаются невозмутимым миром или блаженством, как заслуженной наградой за перенесение земных страданий.

4. Ибо пред лицем человеческим аще и муку приимут, упование их бессмертия исполнено

Мир, который обретают праведные страдальцы по смерти, даруется им во исполнение их упования. Сим упованием они укрепляют себя в подвигах терпения среди страданий, и упование их не мечтательное, но бессмертия исполнено, т. е. всецело проникнуто предвкушением блаженного бессмертия, – полно этим предвкушением, и потому непоколебимо, хотя пред лицем человеческим они муку приимут. Люди видят их телесные муки, но от них сокрыто внутреннее утешение, господствующее в душах мучеников.

5. И вмале наказани бывше, великими благодетельствовани будут: яко Бог искуси их и обрете их достойны Себе

Нечестивые, когда подвергают мучению праведников за их твердость в вере и благочестии, поступают несправедливо; но справедливо попускает эту несправедливость Господь, ибо пред лицом Его нет совершенно чистого праведника. Пред людьми гонимые ими праведники ни в чем невиноваты, но пред Господом они сами признают себя виновными и потому страдания, какие терпят от нечестивых, они почитают наказанием Божиим за свои грехи. Они смиренно исповедуют пред Господом, что вполне заслужили это наказание, и что оно еще не велико, что они готовы потерпеть даже более жестокое мучение в земной жизни, лишь бы Господь помиловал их по смерти. И не тщетна их надежда на эту милость Божию: вмале наказани бывше, они в будущем веке великими благодетельствовани будут. За временное страдание они вечно будут блаженствовать, и это блаженство будет так велико, что, по слову Апостола, «нынешния временныя страдания ничего не стоют в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Римлян. VIII, 18). Эту великую милость наказанные праведники получат от Господа, вследствие того, что Бог искуси их и обрете их достойны Себе. Чрез наказание Господь не только дал им случай показать свое смирение пред Ним, смиренно признать это наказание заслуженным, но вместе подверг испытанию их верность и любовь к Нему. В виду угрожающих им за веру и благочестие мук, или среди их, они могли бы показать малодушие и отступить от Бога, как отступали многие; но они поняли, с какою целью Господь искусил их, и не только не поколебались в преданности Ему, но еще более укрепились в ней, еще сильнее возлюбили Его. Страдания очистили их любовь к Богу от всякой примеси самолюбия, – и Господь обрел их достойными Себе, т. е. Своего благоволения.

6. Яко злато в горниле искуси их, и яко всеплодие жертвенное (жертву из одних плодов) прият я.

Под образом золота здесь представляются души праведников, под образом жертвенного всеплодия – тела их. Золото не горит в огне, а только очищается чрез огонь от сторонних примесей и очищенное делается драгоценным. Подобно сему и душа праведного в огне страданий или мученичества не погибает, а является во всем своем величии: если и были в ней какие грехи, страданиями она очищается от них. Что же касается до тела, оно разрушается от мук, как истребляется жертвенным огнем жертва из плодов (мука в разных видах, вино, масло, фимиам); но если Господу угодны жертвы, приносимые Ему во исполнение закона о жертвах и от искреннего усердия, то не наипаче ли Он благоугождается мученической смертью ревнителей закона Его, как жертвою самоотвержения, приносимой из любви к Нему и во славу Его имени?

7. И во время посещения их возсияют и яко искры по стеблию потекут

Идет речь о воздаянии праведникам по смерти. Во время земной жизни они подвергались всякому унижению от нечестивых, но в день посещения, – или в день загробного суда и воздаяния, когда Господь посетит их особым Своим благоволением, – они воссияют: будут прославлены у Бога, Которого они прославляли своими подвигами на земле, – и у людей: люди будут свято чтить память их, поучаться примером их жизнию – И яко искры по стеблию потекут. Это значит, что память пострадавших за благочестие ревнителей правды со смертью их не только не угаснет, но будет распространяться повсюду из рода в род с возрастающею силой, о которой можно судить по сравнению с возрастающею силой пламени, охватившего сухие ветви тростника и разбрасывающего искры на все стороны.

8. Судят (будут судить) языком, обладают (будут владычествовать над) людьми, и воцарится в них Господь во веки

Идет речь о торжестве гонимых чтителей истинного Бога над гонителями, имеющем быть некогда в земной жизни. Не все же ревнителями истинной веры и благочестия страдать невинно от враждебных им народов и племен, не все же терпеть им муку по приговору неправедных языческих судей и правителей. Наступит, наконец время, когда истинная вера восторжествует над нечестием и ее исповедники не только получат свободу в исповедании своей веры, но еще в лице земных царей, имеющих уверовать в истинного Бога, станут во главе судебной и правительственной власти над племенами и народами. Время, когда должна произойти столь благотворная перемена в судьбе чтителей истинного Бога, есть время водворения Царствия Божия на земле, или Церкви, когда самые земные цари войдут в недра Церкви и будут ее покровителями и защитниками, и покорными слугами Царя Небесного. Тогда воцарится Бог над верными Ему вечно, так что царствию Его не будет конца. Говоря сие, писатель книги Премудрости имел в виду пророчество Даниила: «Царство и власть и величие царственное по всей поднебесной дано будет народу святых Всевышнего, Которого царство – вечное и все властители будут служит и повиноваться Ему» (Дан. VII, 27). Исполнилось это пророчество во времена новозаветные. Чтители истинного Бога, явившегося во Христе Иисусе, сначала гонимые, взяли наконец перевес над язычниками. Христианская вера победила язычество и благодаря покровительству равноапостольного Константина сделалась господствующею в Греко-Римской империи, в силу обетования Христова: блажени кротцыи, яко тии наследят землю. Постоянно кроткие христиане, вместо того, чтобы быть истребленными яростью язычников, наследовали вселенную.

9. Надеющиися на-Не уразумеют истину и вернии в любви пребудт Ему (у Него) , яко благодать и милость в преподобных Его и посещение во избранных Его

Судьба чтителей истинного Бога представляет ясное подтверждение того, как основательна надежда их на Него. Они среди скорбей и страданий от людей нечестивых не теряют надежды на Господа, на Его помощь и заступление, и они действительно уразумеют истину, – они не посрамятся в своем уповании на Бога и опытно убедятся в неложности этого упования, – рано или поздно дождутся того, что терпение их увенчается наградою от Бога. – И вернии в любви пребудут у Него. Каковы люди в отношении к Богу, таков и Бог в отношении к ним. Неизменно верные Господу до готовности – верность Ему, преданность истинному Богопочтению запечатлеть мученическою смертью, – пребудут в неизменной любви у Него. И кого же больше, как не их любить Ему? Эти люди преподобные, – святые, и избранные, – выдающиеся своею ревностью к Богоугождению. Они вполне заслужили Его благодать, благоволение, и милость. Они – предмет Его посещения, – особенного промышления.

II. Паримия из книги Премудрости Соломоновой (IV, 7–15)

В этой паримии идет речь о том, что рановременная кончина праведников не есть для них зло.

Гл. IV, 7. Праведник аще постигнет скончатися (если рановременно умрет) , в покои будет

Долголетие есть милость Божия, которая даруется одним в награду за их благочестие и добродетели согласно обетованию Божию (Исход. XXII, 26), другим для побуждения их к покаянию. Кроме того, долголетие имеет благотворное влияние на ближних, – в жизни семейной и общественной. Счастливо семейство, в среде которого живет мудрый и добродетельный старец. Для детей и внуков он – живая книга, поведающая им о милосердии Божием, опыт которого он многократно видел над собою. Как охранительное начало в семье, он силою примера и долговременной опытности и благоразумия противодействует вторжению в нее вредных влияний со стороны и утверждает ее в правилах, какими сам руководился и в благотворности которых убедился личным опытом. Равно в делах жизни общественной и гражданской справедливо отдается предпочтение старцам, много видевшим и узнавшим на своем веку, пред людьми молодыми, умными, но не успевшими обогатиться житейскою опытностью. Судя по таковому значению долголетия, люди обыкновенно себе и другим желают этого блага. Это желание однако не всегда исполняется. Многие рановременно похищаются естественною или насильственною смертью. Нельзя, конечно, не сожалеть об этом, – преждевременная смерть кого бы ни было горька особенно для близких к нему родных и знакомых, видящих в ней несчастие для себя. Но грешно предаваться безутешной скорби о рановременной кончине кого бы ни было, о рановременной кончине кого бы ни было, особенно праведного: она для него лично не есть несчастие, а благо, ибо служит переходом к лучшей жизни. Праведник если и рано умрет, в покое будет: в загробной жизни душа его свободна будет от забот и тревог, свойственных земной жизни, и начнет наслаждаться вожделенным миром и блаженством.

8–9. Старость бо честна не многолетна, ниже в числе лет исчитается. Седина же есть мудрость человеком и возраст старости житие нескверно

Если рано умирающий праведник получает блаженство, то не слишком ли легко оно ему достается? Какими достоинствами он успел заслужить эту награду, не дожив до старости? – Это те же достоинства, за которые мы чтим старость. Старость в наших глазах честна, – досточтима, – не за число лет и не за цвет волос, а за приобретенную старцем мудрость и опытность, и за нескверное житие, – за то, что он продолжительными подвигами в борьбе со страстями достиг высокого нравственного совершенства. Но если и рано умерший человек украсил себя подобными достоинствами, то справедливость требует, чтобы в загробной жизни он сподобился той же награды, какую заслужил мудрый и добродетельный старец.

10. Благоугоден Богови быв, возлюблен бысть и живый посреде грешных преставлен бысть

Ранняя кончина праведника есть дело любви Божией к нему. Возлюбивший его за богоугодную жизнь Господь не восхотел, чтобы он долго жил среди грешников, и потому переселил его душу в мир высший и лучший, в жилище праведных, на лоно Авраамово. В следующем стихе объясняется, с каким благим намерением Господь поступает так с праведником.

11. Восхищен бысть да не злоба изменит разум его, или лесть прельстит душу его

Преждевременною кончиною Господь спасает угодившего Ему праведника о соблазнов и искушений грешного мира. Живи он дольше в этом мире, злые люди (злоба) могли бы изменить его разум, т. е. поколебать в нем своими злыми внушениями здравые понятия о долге, о благочестии, о добродетели, наполнить его ум лжемудрованиями, даже неверием. Это искушение тем легче могло бы увлечь молодую невинную душу, что искусители для успеха своего пагубного влияния на нее прибегают к лести, – искусно прикрывая зло личиною добра, предлагая смертоносный яд в подслащенном виде, Господь предвидел эту опасность для праведника и отвратил ее, рано отозвав (восхитив) его из этой жизни.

12. Рачение бо (обаяние) злобы помрачает добрая и парение похоти пременяет ум незлобив

Здесь подтверждается сказанное в предшествующем стихе о лести. Лесть или коварство, обаятельно действуй на молодую душу, помрачает в ней добрая, т. е. вносит в нее такой мрак, что в ней извращается понятие о различии добра и зла. Вместо твердых религиозных и нравственных правил она начинает волноваться похотию, – преступными желаниями, и порывы этой похоти пременяют ум незлобив, т. е. благомыслящий человек делается зломыслящим, ум его делается орудием страстей, усердным слугою их.

13. Скончався вмале (достигши совершенства в короткое время) , исполни лета долга

Рановременно умерший праведник в короткое время достигает нравственного совершенства, до какого не достигают многие старцы, или достигают к концу своего жизненного поприща. И потому в очах Господних, ради духовной зрелости, он исполни лета долга, – он тоже, что долголетний старец.

14. Угодна бо б Господеви душа его, сего ради потщася (ускорил) от среды лукавствия

На праведника, достигшего в короткое время нравственного совершенства, Господь взирает, как на старца, потому что угодна Господу не долговременная физическая жизнь, а душа, украшенная сим совершенством, хотя обитание ее в теле кратковременно. И потому свидетельство не гнева, а благоволения Божия к праведнику должно видеть в том, что праведник не долговечен и скоро переселяется в другую жизнь, где он уже не будет подвергаться искушениям, какие угрожали ему, доколе он обитал среди мира лукавого и нечестивого.

15. Людие же видевше (видели) и не разумевше (не поняли) ниже положше в помышлении таковое (даже не подумали о том) , яко благодать и милость в преподобных Его и посещение во избранных Его

Рановременная кончина праведников есть дело милости к ним Божией. Но эту истину могут разуметь только истинно верующие. Ее не понимали многие из современных писателю книги Премудрости Иудеев, которые безусловно видели в долголетии знак особого благоволения Божия и при виде ранней кончины кого-либо заключали, что верно за ним есть тяжкие грехи, за которые и наказал его Господь. Равно считали бедствием раннюю кончину зараженные эпикурейскою философией те язычники и Иудеи, которые не верили в загробную жизнь и назначение жизни поставляли в одном чувственном наслаждении. Те и другие поистине впали в грубые заблуждения, – не уразумели и не подумали, что святые (преподобные) и избранные Божии находятся под особым покровительством (посещением) Божиим, не только во время жизни, но и по смерти, которая, поражая тело, не уничтожает жизни души и служит только переходом к блаженной жизни за гробом.

III. Паримия из книги Премудрости Соломоновой (IV, 7. 16–20; V. 1–7)

В сей паримии изображается самоосуждение нечестивых в виду прославления праведников, терпевших от них озлобление.

Гл. IV, 7. Праведник аще постигнет скончатися, в покои будет

См. объяснение этого стиха в предыдущей паримии, ст. 7.

16. Осудит же праведник умираяй живущия нечестивыя

Идет речь о праведнике, рано восхищенном смертью. Он и при жизни осуждал нечестивых самою противоположностью своего образа мыслей и действий образу мыслей и поведению их. Но сего мало: он не перестанет осуждать их и обличать по смерти. Его смерть есть переход к вечно-блаженной жизни, а отнюдь не бедствие, как думали о нем пережившие (живущие) его нечестивые. В этом заблуждении нечестивых относительно его участи праведник и будет обличать их по смерти.

17. Узрят бо кончину праведника и не разумеют, что совещаша о нем (что Господь определил о нем)

Заблуждение нечестивых, почитающих бедствием раннюю смерть праведника, поистине есть грубое заблуждение, ибо, при виде этой смерти, им не приходит мысль о том, что она есть свидетельство благого промышления о праведниках Господа, отзывающего их из среды лукавого мира, для облаженствования их.

19. Яко повергнет Господь нечестивыя безгласны ниц, и поколеблет их от оснований и до последняго (в конец) изчезнут в болезни, и память их погибнет

Великому благоволению Божию к праведнику, рано умершему, писатель книги противопоставляет гнев Божий на нечестивых, – гонителей праведника. Гнев сей так изображен в предшествующих словах, опущенных в паримии, но имеющих необходимую связь с рассматриваемым стихом: «нечестивые уничтожают праведника, но Господь посмеется им, и после сего они будут безчестным трупом и позором между умершими на век». Продолжая изображать этот позор, писатель говорит в рассматриваемом стихе: яко повержет Господь нечестивыя безгласны ниц, и далее. Образные выражения здесь перемешиваются с выражениями в собственном смысле. Мысль такая: Господь в гневе Своем произведет над нечестивыми столь строгий суд, что они будут походить на деревья, сильною бурею поваленные на землю, исторгнутые с корнем (сдвинутыя от основания) и разнесенные по сторонам, так что следа от них не остается. Это значит, что нечестивые как бы сметены будут с лица земли гневом Божиим, справедливость которого они волей-неволей должны наконец признать (будут безгласны), – не только лично погибнут, но и потомства после себя не оставят (сдвинутся с оснований своих, с корнем истребятся), умрут мучительной смертью (исчезнут в болезни), – и память их на земле погибнет, ибо при отсутствии потомства некому ее поддерживать.

20. Приидут бо в помышление (в помышлении) согрешений своих ужасни и обличат их сопротив беззакония их

Идет речь о загробном суде. Нечестивые приидут, т. е. предстанут на этот суд, ужасни, с величайшим страхом, который будут чувствовать, помышляя о своих согрешениях, многочисленных и тяжких. И ничего тогда они не могут сказать в свое оправдание: обличат сопротив (в лице) их беззакония их. Их преступления, при их жизни не казавшиеся им тяжкими и даже совсем скрывавшиеся от их сознания, теперь предстанут пред их совестью с такой поразительной ясностью, что сделают их совсем безответными.

Гл. V, 1. Тогда станет в дерзновении мнозе праведник пред лицем оскорбивших его и отметающих труды его (презирающих подвиги его).

Тогда, т. е. в день суда и воздаяния, последует разительная перемена в отношениях между праведными и нечестивыми в сравнении с отношениями их в здешней жизни. В здешней жизни нечестивые безнаказанно оскорбляли и преследовали праведника, презирали его подвиги благочестия и добродетели, смеялись над сими подвигами. Но в день суда и воздаяния нечестивые увидят пред собою гонимого ими праведника в качестве безмолвного судии и обличителя, который приведет их в страх одним видом своего дерзновения, т.е. выражением радостного чувства своего непостыжденного упования на Бога.

2. Видевше же его смятутся страхом многим и ужаснутся о преславном (неожиданном) спасении его

Нечестивые, погубившие праведника, думали, что он на веки погиб не только по телу, но и по душе, ибо не верили в бессмертие души, или имели крайне смутное представление о состоянии ее загробном. Каково же будет их смущение, страх и ужас, когда, вопреки своему ожиданию, увидят ее спасение, т. е. блаженство и славу!

3. Рекут бо в себе кающеся и в тесноте духа воздохнут и рекут: сей б, егоже имехом некогда в посмех и в притчу поношения безумнии

В нечестивых, при виде торжества праведника, пробудится раскаяние в несправедливостях, какие они делали ему в продолжение земной жизни, – но раскаяние позднее, как раскаяние Исава (Евр. XI, 17), Антиоха Епифана (2 Макк. IX, 13), Иуды. Оно сначала явится в душе их (в себе), и потом от избытка скорби, из глубины души, угнетаемой скорбью (в тесноте духа), выразится в стенаниях (воздохнут) и в словах самообвинения. Как это согли мы, скажут они, дойти до такого безумия (безумнии), что был он у нас предметом посмеяния и притчею поношения! Т. е. мы не только поносили его, но самое имя его сделалось ругательным (притчею), так что вместо того, чтобы сказать кому-нибудь: ты глуп и безчестен, мы говорили: ты похож на того-то, или будь ты проклят, как он. В этом смысле Иудеи, по словам их, сделались притчею для народов (Псал. XLIII, 15), т. е. вместо того, чтобы сказать кому: несчастный, иноплеменники говорили: ты Иудей.

4. 5. Житие его вменихом неистово (почитали сумасшествием) и кончину его безчестну. Како вменися в сынех Божиих (причислен к сынам Божиим) и во святых жребий его есть

Жизнь праведника кажется нечестивым сумасшествием, потому что не согласна с их образом мыслей и правилами. По их мнению, жить значит пользоваться всем, что может жизнь дать приятного для чувственности, для самолюбия. Праведник все это презирает, – презирает видимые блага и живет упованием невидимого блаженства; равнодушно переносит нищету, голод, наготу, унижение, утешая себя сознанием, что находясь в духовном общении с Богом, он обладает таким благом, выше которого не может быть ни на земле, ни на небе. Нечестивые не хотят понять ничего этого в ревнителях правды и их образ мыслей и правила считают безумием. Еще менее они могут понять самоотвержение, с каким эти ревнители готовы свою стойкость за веру запечатлеть мученической кончиной. Такая кончина кажется нечестивым безчестною, тогда как, на самом деле, это славная кончина, как смерть воина, падшего в битве. Гонители праведных только в день загробного суда и воздаяния убедятся в своей неправоте в отношении к ним, ибо увидят их в числе сынов Божиих, т. е. особенно близких к Богу, и в обществе со святыми угодниками Божиими (жребий их во святых), – увидят все это и осудят себя за те оскорбления, какие причиняли им.

6. Убо заблудихом от пути истиннаго и правды свет не облиста нам

Вина, в которой нечестивые сознаются в день суда и воздаяния, была произвольная. Они имели возможность знать путь истины и просвещаться светом правды; им надлежало только слушаться голоса совести и внушений закона Господня откровенного; но они слыша не слышали, видя не видели, – намеренно не внимали ни голосу совести, намеренно закрывали свое духовное зрение от света заповедей Божиих.

7. Беззаконных исполнихомся стез и погибели, и ходихом стези непроходны, пути же Господня не разумехом

Как обжоры наедаются до пресыщения и отвращения к пище, так и нечестивые, по их словам, так долго и так упорно ходили путями беззакония, что по временам чувствовали, как слишком далеко зашли (исполнихомся, переполнились), и вследствие этого испытывали по временам отвращение к своему поведению, тоску и уныние, – и однако же все продолжали ходить путями беззакония и погибели. – И ходихом стези непроходны. На путях греха на каждом шагу встречаются опасности смерти духовной и телесной. В этом смысле эти пути поистине похожи на непроходимую от зверей и разбойников пустыню. – И пути Господня не познахом. – Путь заповедей Господних есть единственный путь, ведущий ко спасению, – и этого-то пути они не хотели знать. Таково самообвинение нечестивых в день суда и воздаяния в виду блаженства праведных, от них терпевших озлобления, – но самообвинение позднее, раскаяние бесполезное. Что посеяно здесь, то они должны пожать там.

IV. Паримия из книги Премудрости Соломоной (V, 15–24; VI, 1–3)

В сей паримии идет речь о славе и блаженстве праведных и о суде Божием над нечестивыми.

Гл. V, 15. Праведницы во веки живут, и в Господе мзда их и попечение их (о них) у Вышняго

В противоположность нечестивым, бедственная судьба которых изображена в предшествующих стихах (1–14), праведные вечно живут. Это значит, что и на земле сохраняется память их в род и род (в память вечную будет праведник), и в стране загробной они наслаждаются нескончаемым блаженством. Выражение: вечная жизнь, в смысле вечного блаженства употребляет и Христос Спаситель (Матф. XXV, 46). – И в Господе (у Господа) мзда их: и во время земной жизни, среди горьких обстоятельств и тяжких подвигов в борьбе с греховными искушениями праведники утешают себя тем, что Господь благоволительно взирает на них, и это почитают великою наградою для себя. Но в этом стихе разумеется та награда, которая ожидает их в будущем, – как видно из следующих стихов. – И попечение о них у Вышняго. Попечение или промышление Вышняго простирается на всех, но преимущественно на праведников.

16. Сего ради приимут царствие благолепия (славы) и венец доброты (прекрасный) от руки Господни, зане десницею покрыет я и мышцею защитит их

Попечение Божие о ревнителях правды, истинной веры и благочестия, испытываемое ими среди гонений, откроется во всей силе тогда, когда они получат царство славы и прекрасный венец от руки Господа. Так, наступит для них время, когда они восторжествуют над своими врагами, достигнут преобладания над язычниками, когда водворится на земле царство Божие, царство истинной веры, и они в этом царстве свободно и мирно будут исповедовать свою веру и за подвиги самоотвержения украсятся прекрасным венцем, т. е. сподобятся необыкновенной чести. Такою переменою в судьбе своей ревнители правды будут обязаны единственно руке Господа, зане десницею покрыет я и мышцею своею защитит их. Т. е. не до конца предаст Он их в обиду врагам, и своею всемогущею силой доставит им безопасность от врагов, укроет от их ярости.

17. Приимет Господь всеоружие рвение (ревность) Свое и вооружит тварь в месть врагом

С этого стиха до 24-го изображается грозный суд Божий над врагами праведников. Господь Судия представлен здесь под образом воителя, который сам с ног до головы вооружен и двинет войско против врагов. Что это за оружия, в какие облечется Господь Судия, говорится в дальнейших стихах, а здесь указуется только побуждение к этому вооружению, – это ревность Господа о благе чтущих Его, невинно страждущих, и о собственной славе. Эта ревность побуждает Господа вступиться за невинных страдальцев и в полном вооружении выступить против врагов их, которые суть вместе и враги Его, ибо озлобляют праведных за веру в Него. Итак приимет Господь всеоружие ревность Свою, т. е. вооружится вследствие ревности Своей, и вооружит тварь в месть врагам, т.е. подвигнет силы природы, как послушное войско, которое должно привести в исполнение Его суд над виновными. Разрушительные действия этих орудий мстящей воли Божией будут описаны в 21–23 стихах паримии, а в ближайших изображено всеоружие Божие.

18. Облечется Господь в броню правды и возложит шлем суд нелицемерен

В наказании врагов веры Господь проявит Свою правду и суд нелицемерный. Как латы (броня), покрывающая грудь и чрево, как шлем, покрывающий голову, делают покрытые ими части тела неуязвимыми, так и в проявлении суда и правды Господь будет непреклонным, недоступным состраданию в отношении к ожесточенным гонителям веры и правды.

19. Приимет Господь щит непобедимый преподобие (святость)

В строгости Своего суда над нечестивыми Господь проявит Свою святость. Он беспощадно поступит с ними не по жестокости и бесчеловечию, а потому что святость Его не может терпеть беззакония, не может допускать торжества нечестия над благочестием. Яко Бог не хотяй беззакония, Ты еси. Посему напрасны жалобы наказуемых беззаконников на Его строгость: они отражаются Его святостью, как щитом стрелы.

20. Поострит же Он напрасный (строгий) гнев во оружие (как мечь) , споборет же (ополчится) с Ним мир на безумныя

Неумолимый гнев Господа на нечестивых поразит их с такой силою, что удары его будут отзываться в их сердцах также болезненно, как если бы сердца их пронзены были острым мечем. – Этим оканчивается описание всеоружия, в котором Господь, движимый ревностью о славе имени Своего, выступит против нечестивых. Воинские доспехи, – латы, шлем, щит, меч суть образы карательной Его правды, суда, святости, гнева. В подобных чувственных образах изображают Господа, проявляющего Свою силу и правду в наказании врагов, Давид и Исаия. Давид молит Бога, чтобы Он «защитил душу его мечем Своим от нечестивого, чтобы взял Он оружие и щит и возстал на помощь ему (Псал. XVI, 13), обнажил копие и заградил путь преследующим его» (Псал. XXXIV, 2–3). Пророк Исаия говорит о Боге: «Он возложил на Себя правду как броню, и шлем спасения на главу Свою» (Исаия LIX, 17).

Описав всеоружие Божие, писатель книги Премудрости переходит теперь к орудиям, чрез которые Господь совершит отмщение нечестивым. Выше (17) он сказал, что Господь вооружит тварь на месть врагам. И теперь он говорит, что с Господом ополчится мир на безумных, т. е. на нечестивых, которые поистине безумны, ибо нечестие ослепило их разум, и они не видят и не хотят видеть истины, не хотят понять свое заблуждение. Мир ополчится на нечестивых своими разрушительными силами: огнем, градом и водою.

21. Пойдут праволучныя стрелы (понесутся меткия стрелы) молниины и яко (как) от благокругла (из туго натянутаго) лука, из облаков на намерение (в цель) полетят

Что молнии или гроза служат иногда в руках Господа карательными средствами, это видно из свидетельства Писания об истреблении молнией, по особому попущению Божию, мелкого скота Иова (Иов. I, 15), об опустошении чрез молнию полей Египетских (Исход. IX, 26). Это опустошение произошло не случайно, а по повелению Божию чрез Моисея, и притом коснулось только Египетских полей, а не соседних Еврейских: поистине молнии явились стрелами Божиими, верно попавшими в намеченную цель.

22. И от каменометныя ярости исполнь падут грады (как из каменометнаго орудия с яростью посыплется град) вознегодует же на них вода морская, реки же потопят я нагло (свирепо)

В книге Иова облака называются хранилищами града, который иногда берется из них Господом, как оружие берется из запасного склада, для наказания врагов (Иов. XXXVIII, 23). Так поражение градом было одною из казней Египетских (Исход. IX, 18). При Иисусе Навине во время одного сражения с Хананеями множество их погибло от каменного града (Иис. Навин. X, 11). Всемирный потоп представляет разительное свидетельство кары Божией, произведенной водою. Господь всегда может употребить воду морскую и речную для потопления нечестивых.

23. Сопротив станет им дух силы и яко вихорь развеет их

Как ветер, при веянии пшеницы, отделяет от нее плеву и разносит ее далеко в сторону, так и Господь дыханием Своей всемогущей силы, как бурею, сметет нечестивых с лица земли и оставит на ней праведных.

24. И опустошит всю землю беззаконие, и злодейство превратит престолы сильных

Строги суды Божии, описанные в предыдущих стихах, но праведны, – ибо будут вызваны беззаконием и злодеяниями. За беззаконие превращена будет в пустыню вся многолюдная и плодоносная страна. Злодействами властителей и подданных опозоренное государство сделается легкою добычею чужеземных властителей. Его постигнет та же участь, какая постигла могущественнейшие царства Ассирийское и Вавилонское, за гордость, притеснения и неправды опустошенные и разрешенные, согласно предсказаниям пророков. Судьба этих царств, конечно, не безъизвестна была писателю книги Премудрости.

Гл. VI, 1–3. Слышите убо царие и разумейте, навыкните (научитесь) судии концев земли. Внушите держащии множества и гордящиеся о народех язык (гордящиеся властью над множеством народов) , яко дана есть от Господа держава вам и сила (власть) от Вышняго

В виду грозящего властителям ниспровержения их престолов в наказание за злодеяния, совершаемые ими или безнаказанно допускаемые ими в подданных, писатель книги Премудрости обращается к властителям с советом, исполнение которого может отвратить эту опасность. Он напоминает им об обширности их власти, объемлющей много народов и простирающейся от одного конца государства до другого, и тем дает им понять, как трудно управлять таким многолюдством, так чтобы все ими были довольны, как трудно избежать злоупотреблений в делах суда и управления, погрешностей и несправедливостей, и потом в виду этих трудностей, как предосудительно было бы с их стороны гордиться своею столь великою и обширною властью. Нет, не гордиться, а смиренно помышлять им должно о совей зависимости от Господа Бога, Царя царствующих, смиренно помышлять, что Он даровал им эту власть и Он же потребует отчета в употреблении ее. Итак слышите, разумейте, научитесь (убедитесь) и твердо запомните, яко дана есть от Господа держава вам и сила (власть) от Вышняго, иже истяжает дела ваша и помышления (намерения) испытает2. Напоминание царям, выраженное в этих словах, самое благопотребное, но вместе обличительное по отношению к современным писателю книги царям Египетским и Сирийским. Те и другие были гонителями чтителей истинного Бога потому, что забыли о своей зависимости от Него.

V. Паримия из книги Премудрости Соломоновой

В сей паримии, составленной из стихов, собранных из разных глав книги (IV, 1. 14; VI, 11. 17. 18. 21–23; VII, 15. 16. 21. 22. 26. 27. 29; X, 9. 10. 12; VII, 30; II, 1. 10–17. 19–22; XV, 1; XVI, 13), с присовокуплением двух стихов из книги Притчей в начале и в конце паримии, восхваляется истинная премудрость и изобраается злоба против ревнителей ее со стороны врагов.

Притч. гл. XXIX, 2. Похваляему праведнику возвеселятся людие

Эти слова составляют первое полустишие стиха и могут быть поняты только в связи со вторым полустишием: начальствующим же нечестивым стенят мужие. Итак похваляемый праведник – это благочестивый и добродетельный начальник. Подчиненные не нахвалятся таким начальником, ибо кроме добра ничего от него не видят, – и радуются, находясь под его властью. – В том виде, как читается рассматриваемый стих в паримии, имеется в виду праведник вообще, а не праведные только начальник.

Прем. гл. IV, 1. Безсмертие бо есть память его, яко от Господа познавается и от человек

В библейском тексте сим словам стиха предшествуют следующие: лучше безчадство с добродетелию, т. е. лучше сохранить добродетель, нравственную силу и чистоту души, чем иметь детей от супружества с язычником или язычницею, и видеть их в язычестве, – что, обыкновенно, бывало во время господства язычников над Иудеями. Почему же лучше? Потому что безсмертие есть в памяти ея, т. е. добродетели. Продолжение рода дает родоначальнику бессмертие в потомстве; но добродетель и без потомства бессмертна, – ибо о ней сохранится вековечное воспоминание. Она познается, – признается достойною сей чести, – от Господа и от человек. Она заслуживает вечную память у Бога и у людей, ибо она есть дело Богоугождения и назидательна для людей. Но в рассматриваемом стихе паримии текст несколько изменен, – вместо память ея, т. е. добродетели, сказано: память его, т. е. праведника, применительно к первому стиху паримии, говорящему о праведнике. Смысл тот же, что в словах псалма: в память вечную будет праведник.

14. И угодна Госповеди душа его

Идет речь о душе праведника, рановременно похищенного смертью естественною или насильственною (См. во второй паримии кн. Премудрости тот же стих).

Гл. VI, 11. Возлюбите убо, о мужие, мудрость и поживете, восхощите ее, и наказани будете (научитесь)

Предлагается увещевание мужам, или, как в тексте Библии, царям (ст. 9) возлюбить мудрость, преимущественно религиозную, состоящую в Боговедении и в Богопочтении. – И поживете: будете жить долго и благополучно, в каковом смысле понятие о жизни употребляется и в книге Притчей (III, 16. 18). – Восхощите, – тоже, что возлюбите. И наказани будете: научитесь истине, ибо религия, или религиозная мудрость, которую вы должны возлюбить, есть источник истины.

Текст этого стиха есть свободное, а отнюдь не буквальное воспроизведение соответствующих ему слов в библейском тексте: возжелайте словес моих, возлюбите и накажитеся. Ст. 11.

17–18. Начало бо ея любы и соблюдение закона

Под любовью, как началом мудрости, разумеется здесь не вообще любовь, а любовь к мудрости, к чему предложено увещевание в предшествующем стихе паримии. Любовь к мудрости есть, действительно, начало и залог мудрости: без любви к ней ничему не научишься. С этою любовью должно быть соединено соблюдение закона, ибо в злохудожну (в порочную и злую) душу не внидет премудрость (Премудр. I, 1); ее вместилище – чистое сердце. Нечистое сердце – мутная вода, в которой не отражается свет солнца.

Слова рассмотренного стиха заключаются в 17 и 18 стихах библейского текста, но в другом виде и составе, – именно: «начало мудрости есть искреннейшее желание учения, а забота об учении – любовь, любовь же – хранение законов ея».

21. Почтите премудрость, да во веки царствуете

С сим увещанием писатель, от лица Соломона, обращается к царям, как видно из полного текста этого стиха в библии: аще наслаждается (услаждается) престолами и скипетры, о царие людей, почтите мудрость и дал. Лестно быть царем, но цари не должны забывать о совей зависимости от Царя царствующих, Господа Бога, а потому в употреблении своей власти должны руководствоваться внушениями мудрости. Только под этим условием их царствование будет осеняемо благословением Божьим и они будут царствовать вечно, т. е. продолжительно, – самолично и в лице своих потомков. Слово вечный, в смысле продолжительности, употребляется и в других местах Писания. Таково например обетование Господа о вечном владении землею Ханаанскою (Быт. XVII, 8).

Из стихов 22. 23. Возвещу вам и не скрыю от вас таин Божиих

Что же это за мудрость, внушениями которой должны руководствоваться цари земные, и как она произошла (ст. 22)? спрашивает писатель. О том, отвечает он, я возвещу и не скрою от вас таин (Божиих). Эти тайны, разъяснение которых будет предложено далее, имеют предметом своим происхождение премудрости, ее свойств и способов усвоения ее учения, – и тайнами названы потому, что могут сделаться известными только при свете Божественного Откровения.

Гл. VII, 15–16. Яко Той мудрости наставник есть и мудрых исправитель, и всякому смыслу и делу хитрец

Писатель, продолжая говорить от лица Соломона, утверждает ту истину, что, как Соломон получил от Бога дар мудрости, так и вообще для всякого человека, желающего мудрости, Бог есть податель ее. Он есть источник мудрости для не имеющих ее; Он же есть исправитель мудрых, – т. е. в случае их погрешностей и недоумений Он вразумляет их или чрез непосредственное озарение их ума, или чрез посредство положительного откровенного учения и богопросвещенных наставников. – И всякому смыслу и делу хитрец3: мудро руководствует нас в обсуждении и уразумении всего, что нужно нам знать и делать, – мудро споспешествует нам в наших занятиях.

21. И всем смыслом научит мудрость4

Судя по тому, что здесь речь идет о такой мудрости, наставником которой выше, ст. 15. 16, назван Бог, нет необходимости разуметь под нею Премудрость Ипостасную, Сына Божия, Который под именем Премудрости изображен в VIII главе книги Притчей, как строитель мира и Церкви. Должно думать, что в рассматриваемом стихе восхваляется, под именем премудрости, любомудрие, присущее человеку по самой природе, ибо по самой природе он украшен образом и подобием Божиим, – но в избранных людях достигающее высшего совершенства, особенно при озарении их ума благодатию свыше. Мудрость или любомудрие есть главное достоинство, отличающее человека от неразумных тварей. Ни одной из них не дано Богом мудрости, которою обладает человек. В его мудрости отражаются совершенства Творца, – в ней проявляется Дух Божеский – разумный, т. е. все ведущий и разумеющий, и вместе святый, т. е. непричастный никакому злу, хотя зрит всякое зло. Свойственное человеку многоведение и способность силою свободной воли возвышаться над злом и усовершаться в добре есть черта божественная, не утраченная и по грехопадении. – Бог есть свет присносущный; отблеск этого света или славы Божества присущ и человеку: его мудрость есть сияние присносущного света. – Бог есть существо всеблагое; эта черта усматривается и в человеке: его мудрость, научающая его сознательно делать добро ближним, есть образ благости Божьей.

27. Та други Божия и пророки устрояет

Мудрость, как достоинство богоподобной природы человека, делает его способность к общению с Богом; но благодаря ей, особенно близкого общения с Богом сподобляются люди святые5. Она привлекает к ним столь великое благоволение Божие, что они делаются друзьями Божиими (напр. Авраам даже называется другом Божиим. Иак. II, 23), и пророками, т. е. удостаиваются откровений от Бога и являются вестниками Его воли.

29. Благолепнейши же есть солнца и паче всякого сотворения (расположения) звезд, свету сосуждаема (в сравнении со светом) обретается первейши

Прекрасно солнце, светом своим озаряющее землю, теплотою своею поддерживающее жизнь земных тварей; величественны звезды, расположенные на тверди небесной в безмерных одна от другой и от земли расстояниях. Все светила небесные поведают о славе Божией, о славе премудрости творческой и вседержительной. Но свидетельствуя о премудрости Божией, они сами лишены мудрости, не имеют ни смысла, чтобы понять отпечатленное в них величие Божие, ни языка, чтобы выразить удивление пред ним. Этими достоинствами обладает на земле только человек, – ему одному из земных тварей дана мудрость, чтобы постигать славу Бога Творца и Вседержителя, являемую в тварях, и прославлять Его. В сем отношении человек с своею мудростью выше бездушных светил небесных, имеет несомненное преимущество пред ними. Но не столько это имеет в виду писатель книги, прославляя премудрость, – сколько ее неизменность в сравнении с светилами, как видно из следующего (30) стиха главы, не вошедшего в паримию: сего бо (света) приемлет нощь, премудрости же не одолеет злоба. Свет сменяется тьмою, но истинная мудрость остается неизменной в своих правилах и никакая злоба или вражда людская не сильна поколебать ее верности этим правилам.

Гл. X, 9–10. 12. Та угождающих ей от болезней (от бед) избави и настави их на стези правыя. Даде им разум имети свят (даровала познание святых) , и сохрани я от ловящих и подвиг крепок подаде им, да разумеют, яко сильнейши всего есть благочестие

В X-й главе книги Премудрости. откуда взяты эти стихи, указываются примеры из ветхозаветной истории от Адама до Моисея в доказательство того, как благотворны внушения премудрости для следующих им. Она сохраняла Адама, пока он не отступил от нее (1–3); она сохранила Ноя (4), Авраама (5), Лота, Иакова. Тогда как нечестивые жители Содома были истреблены огнем, премудрость спасла праведного Лота (ст. 6). Она угождающих ей, то есть служивших ей, благоговейно чтивших ее уроки, избавила от бед. Разумеются члены Лотова семейства: все они благовременно убежали из обреченного на погибель Содома. Дальнейшие слова паримии: настави я на стези правыя и др. – сказаны в библейском тексте на о многих, а об одном, именно: Сия бежащаго от гнева братняго праведника настави на стези правы. Идет речь об Иакове, который убежал от мщения брата своего в Месопотамию и стезями правыми, т. е. безопасными и прямо ведущими к цели, приведен был премудростью сюда и обратно в отечество – Даде им (ему) разум имети свят, – даровала ему познание святых. Эти слова по связи с предыдущими в библейском тексте словами: показа ему царствие Божие, – указывают на видение Иаковым таинственной лестницы, соединяющей небо с землею. Он видел на верху лестницы Царя Боа и святых Его, т. е. Агелов, восходящих и нисходящих по лестнице. Это видение знаменовало, что Иаков находится под особым покровом Господа и посылаемых от Него к избранникам Божиим святых Ангелов (Быт. XXVIII, 24. 29). Имел причину Иаков боятся за свою безопасность при встрече с братом своим Исавом, когда возвращался на родину; но он усердно помолился Богу от отвращении опасности и дружелюбно встретился с своим братом (Быт. XXXII, 7 и дал.). – И подвиг крепок (на победу) подаде им (ему). Разумеется таинственная борьба Иакова с Богом, бывшая ночью и кончившаяся победою Иакова. Эта победа знаменовала успех молитвы Иакова о сохранении его от нападения Исава (Быт. XXXII, 25–36). – Да разумеют (да весть), яко сильнейши всего есть благочестие. Опыты благоволения Божия к Иакову, которое он заслужил своим благочестием и Богомудрием, должны были убедить Иакова, что благочестие и Богомудрие есть самое благонадежное, более всех других действительное, средство к отвращению бед и напастей, к побеждению препятствий к достижению благополучия.

Гл. VII, 30. И никогдаже преможет злоба мудрости, ниже прейдет злыя обличающи суд

Первая половина стиха объяснена выше по связи ее с предшествующим 29-м стихом 7-й главы. Что же касается второй половины, не встречающейся в тексте книги Премудрости: ниже прейдут злыя обличающи суд, то в этих словах в связи с предшествующими заключается такая мысль: злые люди, враги ревнителей истинной мудрости, не только не успеют победить их, поколебать их верность своим убеждениям и правилам, но еще посрамлены будут: рано или поздно они будут наказаны за свою вражду к мудрости, – не миновать им обличения за свою несправедливость и осуждения праведным судом на сем свете, наипаче же в будущем веке.

Гл. II, 1 и 10. Рекоша же в себе, помысливше неправедно: насильствуим праведному, и не пощадим преподобства его, ни усрамимся седин старости многолетны

С этих слов до 20 стиха воспроизводятся речи нечестивых, дышущие злобой на ревнителей праведности. Не имея веры в промысл Божий и в загробную жизнь, нечестивые помышляют только о чувственных наслаждениях в земной жизни: роскошь, сластолюбие и любострастие – вот цель их стремлений, как это изображено в предшествующих 2–9 стихах книги Премудрости. Но с пристрастием к чувственным наслаждениям соединяется в них жестокость в отношении к ближним. Истощив средства для удовлетворения своих страстей, они посягают на чужую собственность. Не смея нападать на богатых и сильных, которые могут сделать им отпор, они решаются грабить тех, со стороны которых не опасаются сопротивления, – на бедных, на вдов и стариков, и притом из среды ревнителей правды. насильствуим , рекоша они в себе, – промеж себя, – праведному убогу6 и не пощадим преподобства его. Для нас дела нет до того, что он святую жизнь ведет, – нам нужны его деньги и мы отнимем их у него без всякой жалости7. – Ни усрамимся седин старости многолетны: пусть кто хочет чтить старцев за седины и благочестие; нам же они несносны с своими обличениями и вразумлениями, имеющим цену для слабодушных, а для нас только досадными.

11. Будет бо нам крепость закон

Пусть наши насилия кажутся иным законопреступными; – мы смотрим на них иначе, – для нас нет законов Божеских и гражданских. Мы руководствуемся другим законом в отношении к людям, который для нас святее всех законов, – это закон силы и право сильного. Для нас все то законно, что сделано грубою силою; кто осилил, тот и прав.

12. И уловим праведного, яко не угоден нам есть, и противится делом нашим, и поносит нам отпадение закона, и обличает нам согрешения наказания (научения) нашего

Уловим праведного: хитростью завладеем его личностью, ибо открыто нападать на него не всегда безопасно, – за него могут вступится его сторонники и приверженцы и не дать его нам в руки. – Яко неугоден нам есть: его жизнь и правила совершенно противоположны нашему образу мыслей и жизни, и эта противоположность делает его ненавистным для нас, возмущает нас до глубины души. – Противится делом нашим: противодействует нам уже тем одним, что он не таков, как мы, – непоколебимо держится своих правил, которые мы презираем. – И поносит нам отпадение закона: ревнуя за правду, смело укоряет нас за дела, которые кажутся ему отступлением от закона Божия, начертанного в письмени и совести. Этого мало: он обличает нам согрешения наказания (научения) нашего. Видя, что мы не только сами, по его мнению, поступаем противозаконно, но еще и других учим тому же, другим навязываем свой нечестивый образ мыслей, – он строго обличает нас за это научение, как за грех, подвергающий нас ответственности не только за себя, но и за других, нами развращаемых, – и этими обличениями предостерегает и отвращает многих от согласия с нами.

13. Возвещает нам разум имети Божий (объявляет себя знающим о Боге) и отрока Господня себе именует

Возвещает нам разум имети Божий: исповедует, вопреки нашему вольномыслию, что он убежден в бытии Бога, Творца и Промыслителя мира. – И отрока Господня себе именует: называет себя рабом Божиим, обязанным служить своему Богу с любовью и самоотвержением, готовым за свою веру и Богопочтение положить душу свою.

14. Бысть нам на обличение помышлением нашим

Он препятствует исполнению наших помышлений, – наших замыслов, направленных против жизни, чести, собственности граждан, тем, что хорошо знает эти замыслы, эти козни, и своими обличениями предостерегает от них всякого, кому угрожает опасность от нас, неподозреваемая им.

15. И тяжек нам есть и к видению (тяжело нам смотреть на него) , яко неподобно иным житие его и изменены (отличны) стези его

Как больными глазами тяжело смотреть на свет Божий, так нечестивым тяжело смотреть на пример благочестия и добродетели в праведнике. Этот пример колет им глаза, уязвляет их самолюбие. Они никак не могут ужиться с человеком, которого житие не похоже на их житие, которого стези отличны от их образа жизни, – он ненавистен для них. Иначе и быть не может, по слову Христа Спасителя: аще от мира бысте были, мир убо свое любил бы. Якоже от мира несте, сего ради ненавидит вас мир (Иоан. XV, 19).

16. В поругание (мерзость) вменихомся ему и удаляется от путей наших, яко от нечистоты, и блажит последняя (кончину) праведных

Рачители закона Господня, которых нечестивые порицают здесь за отчуждение от них, как от нечестивых, подавали повод к такому порицанию тем, что действительно почитали для себя осквернением входить в общение с язычниками и оязычившимися Иудеями, и всячески берегли себя от подражания им, следуя заповеди Господа чрез пророка Исаию: «выйдите из среды их и отделитесь и не прикасайтесь к нечистому, и Я прииму вас» (Исаия LII, 11). За презрение языческого нечестия ревнителям закона Господня грозила от язычников мучительная смерть. Но ревнители закона Божия презирали эту опасность в виду блаженства праведных, умирающих за веру и благочестие, – и ублажали их кончину.

17. Увидим убо, аще словеса его истинна суть, искусим, яже сбываются ему (испытаем, какой будет исход его)

Ревнители закона Господня ублажали мученическую кончину праведных. Но враги их только глумились над их словами. Не веруя в загробное воздаяние, они не могли понять, как это может быть блаженна кончина мучительная. Посмотрим, говорили они о праведнике, как это он будет блаженствовать среди мучительной казни, среди нестерпимых пыток. Испытаем, какой будет исход его: нет сомнения, что исход для него может быть один, и одно только чудо может спасти его от присужденной ему смерти. Посмотрим, совершится ли это чудо, избавит ли его Бог от смерти, если он дорог Богу, как сын его (ст. 18).

19. Руганием и мукою стяжем его, да разумеем (дабы узнать) крепость, и искусим беззлобство его

Враги ревнителя веры и благочестия надеются поколебать его терпение ругательством и пытками. Он владеет собою, говорят они, кажется кротким и незлобливым, то есть показывает вид всецелой преданности своему Богу, покуда его оскорбляют одними только поносными словами. Но вот мы подвергнем испытаниию его терпение не одними поношениями, но вместе телесным истязанием (мукою), – и увидим, сохранит ли он самообладанием и незлобие. Может быть уверену, что не сохранит: чувство жестокой боли выведет его из себя, и не видя помощи от своего Бога, за веру в Которого страдает, он разочаруется в уповании на Него и отступит от Него.

20. Смертию базобразною (безчестною) осудим его, будет бо посещение от словес его (ибо по словам его об нем попечение будет)

Враги ревнителя истинной веры и благочестия грозят осудить его на позорную смерть, в виду того, что он выражал свою уверенность в попечении о нем Господа. Посмотрим, рассуждают они, оправдается ли его уверенность, сбудется ли его надежда на Бога, придет ли его Бог спасти его от казни.

21. Сия помыслиша и прельстишася (ошиблись) , ослепи бо я злоба их

Злое, испорченное страстями сердце (злоба) заслоняет от разума свет истины, не давая ему видеть ее, ослепляет его. Только этим ослеплением объясняются ложные умствования нечестивых об участи гонимых ими праведников, изложенные в предшествующих стихах.

22. И не разумеша таин Божиих

Тайны Божии – это благие намерения Божии вести избранных Божиих к предназначенному им блаженству путем внешних страданий, воспитывать и укреплять в них чрез эти страдания дух самоотвержения и бескорыстной любви к Богу. Эти благие намерения Божии названы здесь тайнами в том смысле, что они постигаются только верою и только верующими усматриваются под покровом внешних явлений. Нечестивые видят эти явления, но смысла их не разумеют; для них они остаются непроницаемою тайною, ибо взор их дальше земной жизни не простирается, в загробное воздаяние за претерпение земных скорбей они не верят («не ожидая воздаяния за святость», как сказано в дальнейших стихах в библейском тексте, опущенных в паримии).

Гл. XV, 1; XVI, 8 и 13. И не разсудиша, яко Ты еси Бог един, живота имеяй и смерти власть, и спасаяй во время скорби, и избавляяй от всякого зла, щедр и милостив и дая преподобным своим благодать, и своею мышцею гордым противляяся

Нечестивые напрасно думают, что в их власти находится жизнь и смерть гонимых ими ревнителей истинной веры и благочестия. Они забыли, что власть эта принадлежит единому Богу. «Видите, видите, говорит Он чрез Моисея, – яко Аз есмь, и несть Бог разве Мене. Аз убию и жити сотворю: поражу и Аз исцелю, и несть, иже измет от руку Моею» (Второзак. XXXII, 39). Они не хотят знать, что без воли Божией они не могут никому сделать зло, и если делают зло, то по попущению Его. Он, если восхочет, то даже чудесным образом, единственно силою Своего всемогущества спасет избранных Сових от всякого зла, как спас Он, например, Евреев от казней, поражавших Египет, как избавил Он от смертоносного змеиного яда уязвленных змиями Евреев во время странствования их в пустыне. Но щедрый и милостивый к преподным Своим, Он Своею высокою мышцею гордым противится, поражая их страшными казнями, подобными тем, какие наслал Он на фараона, в наказание за то, что не отпускал Евреев, так что сам фараон признал тяготевшую над ним крепкую руку Божию и отпустил, наконец, Евреев. На все эти чудеса указывается в той главе (16) книги Премудрости (ст. 8 и 13), откуда взята часть рассматриваемых слов паримии, приводимых в ней не с буквальною точностью.

VI. Паримия из книги Премудрости Соломоновой

В составе этой паримии, содержащей похвалу премудрости, входят стихи из глав VI, VIII и IX, с присовокуплением в начале стихов из разных глав книги Притчей.

Притч. X, 31–32. Уста праведнаго каплют премудрость, устне же мужей мудрых ведят благодать (благоволение)

Свойственная праведнику любовь к ближним побуждает его делится с ними своею мудростью: уста его каплют премудрость. – Его обращение с ними приветливо: уста его каплют благоволение, как сказано в библейском тексте вместо: устне мудрых ведят благодать. При разности слов смысл одинаков. (Подробное объяснение этих слов см. в толковании на паримию из книги Притчей в пятницу третьей седмицы Великого поста).

Притч. XI, 2. 4; X, 2. Уста мудрых поучаются премудрости (затверживают мудрость) , правда же избавляет их от смерти

Любовь к мудрости проявляется в том, что мудрые (в библейском тексте смиренные) твердят слова мудрости для назидания ближних. – Под смертью, от которой спасает правда, т. е. верность закону Божию и долгу совести, разумеется смертельное бедствие. (Подробнее см. в толковании на паримии из книги Притчей в пятницу и четверг третьей седмицы Великого поста).

Притч. XI, 7. Скончавшуся мужу праведну не погибнет надежда

Надежда на Бога, на Его праведное мздовоздаяние по смерти, одушевляющая праведника в его подвигах и скорбях, не будет тщетна. (Подробнее см. в толковании на паримию из книги Притчей в пятницу третьей седмицы Великого поста).

Притч. XI, 19; XIII, 2. Сын праведен раждается в живот, и во благих своих плоды правды объимет

Праведнику с самого рождения предназначен живот, т. е. благополучное состояние в жизни настоящей, испытываемое им даже среди бед и напастей, наипаче же в жизни будущей. Его верность долгу правды не останется без плода: он объимет его во благих, т. е. получит за нее воздаяние, за добро награжден будет добром. В Библии несколько иначе: от плодов правды снесть благий. (См. толкование на паримии из книги Притчей в понедельник и среду четвертой седмицы Великого поста).

Притч. XIII, 9. Свет праведным всегда, и от Господа обрящут благодать и славу

Идет речь о благодушии праведников, – оно всегда присуще им даже среди лишений и бедствий, ибо они уверены, что обрящут от Господа благоволение и славу. Последней половины стиха, впрочем, нет в библейском тексте (См. толкование на паримии в среду четвертой седмицы Великого поста).

Притч. XV, 2; XIV, 33. Язык ммудрых добрая свесть, и в сердце их почитем мудрость

У мудрых каково сердце, таковы и слова. В их сердце (в Библии: сердце блазе) почивает премудрость, научающая только доброму, и это доброе обучен говорить и язык. (См. толкование на паримии во вторник и понедельник пятой седмицы Великого поста).

Притч. XXII, 12. Любит Господь преподобных сердца, приятни же Ему все непорочнии в пути

Желающим благоугодить Господу свойственно не только быть непорочными в пути, – в образе жизни, во внешнем поведении, согласном с заповедями закона Господня, – но и соблюдать преподобие – святость и чистоту – в сердце. Только таковых ревнителей Богоугождения любит Господь.

Остальные стихи паримии взяты из книги Премудрости.

Гл. VI, 12–13. Мудрость Господня просвещает лице разумного8 . Постигает бо (упреждает даже) желающыя ю, прежде даже разумети ю, и удобь узрится от любящих ю

Мудрость Господня, т. е. Богомудрие олицетворяется здесь и далее (14–16) в виде учителя, который отличается приветливостью и предупредительностью к желающим поучиться у него. Она просвещает лице разумного, т. е. производит такое впечатление на разумного, что на самом лице его разливается свет радости. Чем же премудрость возбуждает в нем такую радость? Предупредительностью и приветливостью. Она упреждает жалающих ю, прежде даже разумети ю, т. е. достаточно только пожалеть кому поучится премудрости, она уже спешит к нему с своими услугами, не дожидаясь предварительного ознакомления с нею, – она радушно сама идет к нему, как только узнает его желание ознакомиться с нею. – Она удобь узрится от любящих ю, – т. е. для всех имеющих расположение пойти к ней в науку доступна, всех принимает к себе на глаза, всякого желающего просвещения готова удовлетворить. Подобное олицетворение мудрости под образом живого существа встречается в книге Притчей (I, 29 и дал.). (См. паримию во вторник первой седмицы Великого поста).

14. 15. Утреневавый к ней (с раннего утра ищущий ея) не утрудится, и бдяй ея ради вскоре без печали (без заботы) будет

Готовность премудрости просвещать желающих просвещения так велика, что они во всякое время без труда найдут у ней прием. Станешь ли искать свидания с нею с раннего утра, когда другие еще спят, она сейчас же встречает тебя у дверей своего жилища, как сказано в Библии. Помышляя о свидании с нею, ты бодрствуешь даже ночью, мысль о предстоящем свидании не дает тебе покоя, – но это не надолго; ты вскоре утешен будешь видением ее, заботы твои исчезнут тогда. – Мысль стиха такая: желание любомудрия чем сильнее в ком разгорается, тем скорее будет удовлетворено.

16. Яко достойных ея сама обходит ищущи и во стезях ея является им благоприятне (благосклонно является им не путях)

Мудрость олицетворяется здесь под образом такого учителя, который не только дома у себя каждую минуту готов принять к себе ученика, но и вне дома, на дороге ищет людей, способных к принятию его наставлений и благосклонно идет им на встречу. Подобное говорится о премудрости в книге Притчей (I, 20). Мысль стиха такая: желающий научиться любомудрию повсюду не только чрез людей, но и чрез рассмотрение дел Божиих в мире может познать Бога.

Гл. VII. 30. Мудрости никогдаже одолеет злоба

Объяснение см. в пятой паримии, гл. VII, 29.

Гл. VIII, 2. Сих ради рачитель бых доброты (красоты) ея, и возлюбих ю и поисках от юности моея, и взысках невесту привести себе

В предшествующих стихах мудрость или любомудрие олицетворяется под образом учителя, общение с которым столь вожделенно для искателя мудрости. Теперь писатель книги от лица Соломона, изображает мудрость под видом невесты, которую возлюбил он от юности. Сих ради (т. е. ради обширных действий мудрости, обнимающих весь мир ст. 1), рачитель бых доброты ея, т. е. полюбил ея достоинства, как жених любит невесту за красоту. – И возлюбих ю, и взысках невесту привести себе, – т. е. не ограничился одним чувством любви к мудрости, но искал теснейшего союза с нею, подобно тому, как юноша ищет руки той, которую возлюбил, и стремится привести к себе, т. е. водворить ее в своем доме.

3. 4. Яко всех Владыка возлюби ю. Таибница бо есть Божия хитрости (ума) и обретательница дел Его

Идет речь о достоинствах мудрости, как возлюбленной невесты. Она – мудрость – есть возлюбленная дщерь Владыки вселенной: яко всех Владыка возлюби ю. Она таибница есть Божия хитрости, – она, как близкая ко Отцу своему Богу, посвящена в Его сокровенные мудрые советы касательно управления миром. – Она обретательница дела Его: обретает в делах Его следы Его совершенств, видит дела Божественной мудрости, благости и правосудия там, где чуждые мудрости не видят ничего кроме случая.

7. Труды ея суть добродетели: целомудрию же и разуму учит, правде и мужеству, ихже потребнее ничтоже в житии человечестем

Истинная мудрость занимается не одним решением умозрительных вопросов, – она имеет вместе практический характер. Она научает своего любителя упражняться в четырех добродетелях, каковы: целомудрие – рассудительность в употреблении чувственных удовольствий, воздержание от излишеств в них; – разум, т. е. искусство и навык различать добро от зла, избирать наилучшие средства к достижению доброй цели; – правда, или строгая справедливость в сношениях с ближними, иначе честность; и мужество, крепость духа при встрече с житейскими невзгодами, в борьбе с ними, ровность и спокойствие среди нечастий, как бы ни были велики. Все это такие добродетели, ихже потребнее ничтоже в житии человечестем, – и потому они восхваляются языческою философиею (у Платона и стоиков), как главные нравственные достоинства, без которых невозможно правильное течение человеческой жизни – личной и общественной.

8. Аще и многаго искусства желает кто, весть древняя и быти хотящая разсмотрит, свесть извития словес (оборотливость в речах) и разрешения заданий, и сбытия времен и лет

Уже из предшествующих стихов видно, как много достоинств, достолюбезных для искателя истинной мудрости, имеет она. Но если кто, не довольствуясь сим, ищет у ней большего, желает многаго искусства, требует от нее более многосторонних и разнообразных познаний, то истинная мудрость удовлетворяет и сему требовани. Она весть древняя и быти хотящая разсмотрит (угадывает будущее). Она обладает богатым знанием истории и пользуясь уроками прошедшего, верно предугадывает, что при подобных обстоятельствах может случиться в будущем. – Она весть извития словес: обладает оборотливостью в речах, так что руководствующийся ею всегда найдется, что сказать умного и дельного в беседах с кем бы то ни было. – Она ведает разрешение гаданий: удобно открывает смысл в замысловатых и загадочных изречениях. – Она ведает сбытия времен и лет: в лице пророков она уже не догадочно, но положительно предузнает и предсказывает, что должно случиться в отдаленные времена и веки в природе и в жизни государств и народов.

Таковы достоинства мудрости, за которые возлюбил ее Соломон, как невесту, – и за которые судих, говорит он, привести мне к сожитию, ведый, яко будет мне советница благих (на доброе) и утешение в заботах и печали, ст. 9. – Но в паримию из этого стиха взята только часть и притом в измененном виде, а именно:

– И всем советник есть благ

Как умная жена помогает мужу своими добрыми советами, так и мудрость для всякого есть лучшая советница; своими советами она предостерегает от опасностей, от искушений, в затруднительных обстоятельствах указывает средства счастливого выхода из них, в счастьи спасает от высокомерия и беспечности, в несчастии – от малодушия.

Из стихов 17 и 18. Яко безсмертие есть в ней и благославие (добрая слава) в общении словес ея

Мудрость есть благо, которое делает бессмертным человека в том смысле, что память о его мудрости сохраняется в потомстве. «Чрез нее, сказал выше Соломон, – я достигну безсмертия и оставлю вечную память будущим после меня» (13). Но и в продолжение земной жизни доброю славою пользуется тот, кому доступно общение словес мудрости, т. е. кто с таким же удовольствием внимает наставлениям ее, какое доставляет нам задушевная беседа с искренним другом.

Из стиха 21. Сего ради беседовах (обратился) ко Господу и помолихся Ему и рех от всего сердца моего

Желание обладать мудростью было соединено во мне с сознанием, что искомая мною мудрость есть дар Божий и что я не иначе могу овладеть ею, как испросив ее от Бога, и потому я обратился к Нему с следующею молитвою:

Гл. IX, 1–2. Боже отцев и Господи милости, сотворивый вся словом Твоим, и мудростию Твоею устроивый человека, да владеет бывшими (созданными) от Тебе тварьми, и да управляет мир в преподобии и правде

В молитвенном обращении к Богу писатель от лица Соломона именует Бога Богом отцев, т. е. родоначальников Израильского народа – Авраама, Исаака и Иакова, – Господом милости, готовым по милосердию своему услышать мольбу угодных Ему людей. Затем исповедует всемогущество Господа, явленное в сотворении мира словом Его; ибо по слову Его: да будет свет, да будет твердь, и т. д., явились свет, небеса и прочие твари. Исповедует далее мудрость Господа в сотворении человека, получившего от Него при самом сотворении власть над земными тварями и предназначенного к тому, чтобы он, в лице избранных представителей власти Божией на земле, – царей и священноначалия, – управлял миром, т. е. подобными себе людьми, в преподобии – святости, и в правде – правосудно.

4–5. Даждь ми (у) Твоих престолов приседящую премудрость и не отлучи мене от отрок Твоих, яко аз раб Твой и сын рабыни Твоея

Соломон, в уста которого влагаются сии слова, сознает, что ему нужна особенная мудрость для того, чтобы ему, как представителю власти Божией на земле, с честью управлять народом, и потому молить Бога уделить ему частичку той мудрости, при помощи которой Он, Царь вселенной, управляет ею. Эта вседержительная мудрость приседит престолам Господа, как бы советница Ему в делах управления. Но так как Господь ни в чьих советах не нуждается, то, очевидно, это человекообразное выражение, употребленное о Боге по уподоблению Его земным царям, окружающим себя советниками, должно понимать в том смысле, что Бог все творит по Своему совету (Исаия XIV, 27), – по мудрым предначертаниям Своего разума и решениям Своей воли. – Премудрость приседит у престолов Господа, не одного престола, но многих, соответственно бесчисленным местам присутствия и владычества Господа. – И не отлучи мене от отрок (слуг Твоих) Твоих. Царь, просящий у Бога мудрости, убежден, что он только тогда будет слугою Божиим, угодным Богу носителем власти, когда будет мудро, подобно Господу, управлять народом. В противном случае он уже не слуга Божий, и недостоин быть царем. Итак, даруй же мне, Господи, потребную мне мудрость и не исключай меня из числа слуг Твоих. – Яко аз раб Твой и сын рабыни Твоея. Я хотя царь, но по своей немощной человеческой природе, как сын таких же немощных родителей, при великих достоинствах неизбежавших падений, ничем не выделяюсь от прочих людей, и потому, если Ты не придешь ко мне с Своею помощью, не озаришь моего ума царственною мудростью, я могу впадать в грубые погрешности в употреблении своей власти. – В таком, а не ином смысле эти слова стиха должны быть понимаемы по соответствию с ними следующих опущенных в паримии, слов того же стиха: человек немощен и маловременен и умален в разуме (разумении) суда и законов (Слич. 3 Царств. III, 8).

10–11. Посли ю (премудрость) с небес от святого жилища Твоего и от престола славы Твоея, да сущи со мною научит мя, что есть благоугодно пред Тобою, и наставит мя в разум и сохранит мы в славе своей9

Премудрость, о ниспослании которой с небес от престола славы Соломон умоляет Господа, без сомнения, не может оставлять небес в буквальном смысле. Понимать в этом смысле слова Соломона также невозможно, как невозможно представлять в чувственном виде небесный Престол славы Божией. Соломон молит Бога не о том, чтобы премудрость переселилась с неба на землю местным образом, а о том, чтобы она, оставаясь на небе, как сила вечно присущая Богу, в то же время присутствовала с ним, Соломоном (сущи со мною). Иначе, он просит Бога, чтобы Он умудрился его благодатию Святаго Духа, потребною, как он сам же говорит в стихе 17-м, для всякого человека, желающего знать волю Божию. Соломон жаждет этой благодати, да научит его, что есть благоугодно пред Господом, и наставит его в разум, т. е. да просветит она его разум ведением истины и правды, – и да сохранит его в славе своей, т. е. да предохранит его от погрешностей и от злоупотребления властью своими внушениями, и тем да поможет ему, руководствуясь ими, действовать во славу ее, и следовательно во славу Божию.

14. Помышления бо смертных вся боязлива и погрешительна умышления их

Доколе благодать Божия не просветит ума человеческого, состояние его жалко. Так например о делах житейских, его помышления, или соображения о чем бы то ни было, боязливы, – т. е. робки и нерешительны, потому что он не уверен, оправдаются ли они на опыте, будут ли сопровождаться благоприятными последствиями. – Его умышления погрешительны, или от того, что он не предвидит препятствий к их осуществлению, или от того, что не имеет силы устранить их.

* * *

1

Подобно сему в сочинениях Платона мысли его влагаются в уста Сократа, Тимея, Протагора.

2

Слова: иже истяжает дела ваша и помышления испытает, опущенные в паримии, читаются в Библии.

3

В библейском тексте: в руце Его всякий разум и дел художество.

4

В библейском тексте: всех (всего) бо художница научи мя премудрость.

5

«В души преподобных (т. е. святых) преходящи», как сказано непосредственно пред сами словами стиха в библейском тексте.

6

Убогу в библейском тексте.

7

В Библии: не пощадим вдовицы.

8

В библейском тексте иначе: светла и неувядаема есть премудрость.

9

В библейском тексте эти два стиха изложены в более обширном виде