епископ Виссарион (Нечаев)

Озия

Ты Озии, душе, поревновавши, сего прокажение в себе стяжала еси сугубо: безместная бо мыслиши, беззаконная же дееши. Остави, яже имаши, и притецы к покаянию.

Озия, царь Иудейский, имел ревность к благочестию, доколе пользовался наставлениями некоего Захарии, который учил его страху Божию (2Пар.26:5). За благочестие Господь помогал Озии в его царских делах: Озия имел многочисленное, хорошо обученное войско и был страшен соседним народам. Он расширил границы царства, возвел в нем множество укреплений, с успехом покровительствовал скотоводству, садоводству и земледелию. Но на высоте могущества он унизил себя гордостью и высокомерием.

Он, восхотел соединить в своем лице царскую власть со священническим служением. Последнее закон предоставлял одним потомкам Аарона. Озия пренебрег этим законом и однажды дерзнул войти в святилище, чтобы самовольно возложить фимиам на алтарь кадильный. Этому своеволию воспротивился первосвященник Азария с восьмьюдесятью священниками: они потребовали, чтобы Озия удалился из святилища и не брался святотатственно не за свое дело. Озия воспылал гневом на обличителей и тотчас же был поражен проказой от Господа. Он остался прокаженным до самой смерти, живя в удалении от людей в уединенном доме, ибо прокаженным возбранено общение с людьми (2Пар.26:16–21).

Высокомерие, подобное тому, за которое наказан проказой Озия, – обыкновенное явление в жизни грешника. Поводом к обнаружению высокомерия для Озии послужили успехи в благоустроении царства, как об этом ясно свидетельствует Священное Бытописание: когда он сделался силен, возгордилось сердце его на погибель его, и он сделался преступником пред Господом (2Пар.26:16). Подобное нередко повторяется среди нас. Смиренная доля, скромное положение в жизни располагают людей к смирению пред Богом и людьми. Но вот человек начинает возвышаться над ближними по внешнему положению, труды его вознаграждаются успехами, все обстоятельства благоприятствуют ему – он становится богатым и сильным. Все это должно бы побуждать его к благодарности Господу, к исповеданию Его милости, ибо Господь делает нищим и обогащает, смиряет и возвышает (1Цар.2:7). К сожалению, нередко бывает противоположное.

Внешнее счастье, богатство и слава кружат голову человеку. Он начинает зазнаваться не только перед людьми, но и перед Богом. Он начинает думать, что своими успехами в житейских делах обязан одному себе, и или совсем забывает Бога, перестает молиться Ему, теряет страх Божий, или, если не делается нечестивым, само его благочестие окрашивается высокомерием, как у Озии. Озия самовольно приступил к священнодействию, которое могли совершать одни священники. Жертва сама по себе – дело благочестивое, но оно сделано Озией вопреки закону, с пренебрежением к правам священноначалия и к чину богослужения.

Подобное самоволие в делах благочестия допускают высокомерные христиане, когда, например, берут на себя духовное учительство не только без благословения церковной власти, но с целью подорвать уважение к ней и распространить свои неправые религиозные мнения, – когда не считают себя обязанными подчиняться церковным законам о еженедельном участии в общественном богослужении, о говений, о постах, утверждая, что все это такие дела, которые или совсем не нужны для спасения, или которые можно делать только по свободному желанию, а отнюдь не по долгу.

Напрасно кто-нибудь стал бы обличать их за самоволие в этом отношении; напрасно кто-нибудь стал бы ставить им на вид, что даже дела благочестия, если соединяются с непослушанием Церкви, не имеют цены пред Богом, что, по слову Христа Спасителя, кто не слушает Церкви, ее пастырей и презирает ее законы, тот язычник и мытарь (Мф.18:17). Гордые и высокомерные, они не терпят ничьих обличений. Подобно Озии они приходят в крайнее раздражение против обличителей: их никто не смей учить и вразумлять, они сами для себя закон.

Озия был поражен проказой в наказание за гордость и своеволие. Не оставляются без наказания и люди, высокомерно удаляющиеся от руководства Церкви в деле благочестия. Они поражаются тоже своего рода проказой. Господь, противящийся гордым, лишает их Своей благодати, предает их постыдным страстям и превратному уму делать непотребное, как предал Он некогда язычников (Рим.1:26–28). Предоставленные самим себе, они теряют наконец последние остатки благочестия и делаются прямо-таки нечестивыми и в этом отношении, подобно прокаженным, этим живым мертвецам, заживо умирают для жизни духовной.

Как проказа не только покрывает снаружи тело, но проникает и внутрь его, повреждает кровь и все соки, так и высокомерная душа сугубо прокаженна: она не только делает беззаконное, но и мыслит безместное, преступное. Не только внешние дела ее гнусны, но и внутренние ее помышления растленны. Она доходит до того, что не только делает зло, но и мыслит одно зло. Она отдается греху без всякой внутренней борьбы – она уже не осуждает его, а одобряет, соуслаждается ему. Грех всецело проницает эту душу, как проказа – тело. И как проказа заразительна, так и грех. Злые примеры сильнее действуют, чем добрые. Грех даже заразительнее проказы. Прокаженных отлучали от людей и тем препятствовали распространению заразы. Но духовно прокаженные грешники беспрепятственно живут в обществе и легко передают другим нравственную порчу.

Горе тебе, душа, если ты путем гордости и высокомерия довела себя до столь ужасного положения, как духовная проказа! Опомнись и смирись пред Богом. Остави, еже имаши, и притецы к покаянию. Как проказа не неисцельная болезнь – ибо бывали случаи, что прокаженные избавлялись от этой болезни, и священник, осмотрев их, объявлял здоровыми и возвращал в общество, – так и грех не неизлечимое зло. Один диавол – неисправимый грешник, человек же, как ни глубоко он пал, всегда может восстать посредством покаяния. Итак, поспеши принести покаяние Господу и исповедуй свои грехи пред служителем Его – священником, и он от лица Божия объявит тебя чистым от скверны греховной, – и впредь не оскверняй себя.


Источник: Виссарион (Нечаев), еп. Уроки покаяния в Великом каноне св. Андрея Критского, заимствованные из библ. сказаний. М. 2009

Комментарии для сайта Cackle