епископ Виссарион (Нечаев)

Слезы Петра

Яко Петр, плачу горце.

На Тайной Вечере Господь Иисус Христос за несколько часов перед тем как взят был в саду Гефсиманском, возвестил ученикам, что не долго Ему быть с ними (Ин.13:33). Апостол Петр спросил Его:

– Господи, куда Ты идешь? Христос отвечал:

– Куда Я иду, ты не можешь следовать за Мною теперь, а после пойдешь за Мною.

Петр возразил:

– Почему я не могу идти за Тобою теперь? С Тобою (Господи) я готов и в темницу, и на смерть идти; свою жизнь положу за Тебя.

Самонадеянному апостолу Господь Иисус ответил:

Ты – свою жизнь положишь за Меня? Истинно, истинно говорю тебе, Петр! Не пропоет петух сегодня, как ты три раза отречешься, что не знаешь Меня (Ин.13:36–38).

То же предсказание Господь Иисус с большей точностью повторил Петру на пути в Гефсиманию:

– Истинно говорю тебе, что ты ныне, в эту ночь, прежде нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня (Мк.14:30).

Предсказание Христа сбылось со всею точностью. Петр был на дворе первосвященническом в то время, когда под председательством первосвященника происходил беззаконный суд над Иисусом. Петр хотел скрыть от находившихся на том же дворе, что он ученик Иисуса. Но лицо его, выражавшее глубокую скорбь и мучительный страх за судьбу Учителя, вызвало против него подозрение в окружавших его. Сперва привратница спросила его:

– Не из учеников ли он Иисуса Назарянина?

Петр сказал:

– Не знаю Его и не понимаю, что ты говоришь.

Это был час полуночный, и запел петух. Потом слуга архиерейский сказал Петру:

– Ты из учеников Иисуса.

Петр опять отрекся от Него и даже поклялся. Через час его уличил в том, что он из учеников Иисуса, родственник Малха, которому Петр отрубил ухо в саду Гефсиманском.

– Не я ли видел тебя с Иисусом в саду? (Ин.18:26) – сказал он Петру.

Петр пришел в крайнее смущение. Сначала он притворился, будто не понимает, о чем ему говорят, потом начал божиться и клясться, что не знает Этого Человека. Это было третье отречение; вслед за тем опять запел петух. Но в это время Господь Иисус, выведенный на двор из дворца первосвященнического, повернулся туда, где стоял Петр, и посмотрел на него. Этот взгляд любви и упрека проник в сердце малодушного ученика. Он вспомнил слова Господа: прежде чем петух пропоет два раза, три раза отречешься от Меня, – и, изшед вон, плакася горько (Мф.26:75).

Это был плач грешника, мучимого раскаянием в грехе малодушия и измены Господу. Грех отречения от Христа Петр загладил, когда во время одного из явлений Иисуса Христа по воскресении на троекратный вопрос Иисуса: любишь ли Меня? – отвечал троекратным изъявлением своей неизменной любви к Нему (Ин.21:15–17). Но память греха, чувство виновности пред Иисусом были так сильны в Петре, что он, как говорит предание, до самой смерти каждый раз при полночном пении петуха повергался на землю с горькими слезами о содеянном грехе и вел суровый образ жизни, питаясь какой-то горькой травой. Кроме того, свое раскаяние и неизменную преданность Иисусу он запечатлел апостольскими трудами в распространении Евангелия, с неизбежными страданиями от неверующих, и, наконец, мученической смертью.

Подобно Петру и ты, грешная душа, должна оплакивать свои грехопадения. Их у тебя много, от них не свободны и величайшие праведники. Петр прежде всего согрешил самонадеянностью, с какою уверял Христа, что никогда не изменит Ему. Она-то и ввела его в беду, сделала его бессильным в борьбе с искушением: он не взвесил своих сил для этой борьбы, не соразмерил их с ее тяжестью и не подготовился к ней смирением, бдительностью и молитвой – он слишком понадеялся на себя, что постоит за себя в случае опасности.

Опасность грозила ему не от одних людей, опаснее людей был сатана. Христос не скрывал от Петра и остальных учеников грозящей им последней опасности. Он говорил им, что сатана уже просил у Него дозволения сеять их, как пшеницу (Лк.22:31), то есть разогнать их, – а в саду Гефсиманском, когда уже так близка была к ним эта опасность, предостерегал их от нее наставлением: бдите и молитеся, чтоб не впасть в искушение. Дух бодр, плоть же немощна (Мф.26:41). Самонадеянный Петр не воспользовался этими предостережениями и пал от своей самонадеянности; остальные ученики Христовы только разбежались, а он отрекся от Христа.

Спроси себя, грешник, не увлекаешься ли и ты, подобно Петру, самонадеянностью? Не мечтаешь ли одними собственными силами побеждать искушения на грех, без помощи благодати Божией, и потому не молишь об этом Бога? Бойся, не случилось бы с тобой, что случилось с самонадеянным Петром. И если уже подобно Петру ты собственным опытом изведал, как опасно полагаться на одного себя при встрече с искушением, то да послужит для тебя этот горький опыт впредь наукой. Смирись пред Господом и, подобно Петру, оплачь свое заблуждение и падение. Яко Петр, плачу горце, говори Господу и, смиренно исповедуя пред Ним свою немощь, усердно моли Его, да не введет тебя в искушение, да не оставит тебя одного вести брань с искусителем.

Падение Петра само по себе, независимо от самонадеянности, было тяжко, ибо состояло в отречении от Христа, – и весьма пагубно, ибо кто отвергнется Меня пред человеками, тот отвержен будет пред Ангелами Божиими (Лк.12:9), сказал Христос. Спроси себя, грешник, не оскорбляешь ли ты Христа подобным грехом? Не относишься ли ко Христу так же, как и те нечестивцы, которые, по слову апостола, говорят, что знают Бога, а делами отрекаются, будучи гнусны, и непокорны, и неспособны ни к какому доброму делу (Тит.1:16)? Можно ли по твоим делам узнать, что ты верный ученик Христа, неизменно пребываешь в том союзе с Ним, в который вступил в день Крещения, отрекшись в то же время от диавола и всех дел его? Покорен ли ты заповедям Христовым и вместо добрых дел, предписываемых ими, не творишь ли дел, угодных диаволу?

Нося имя христианина, не живешь ли по-язычески? Принадлежа к Церкви Христовой, не следуешь ли правилам и обычаям мира, враждебным ее учению и постановлениям? Не готов ли подчас стать на сторону врагов Христа и Его Церкви, выражая сочувствие к их богохульным мнениям и речам если не по внутреннему убеждению, то из человекоугодия и из опасения показаться в их глазах отсталым и невеждой?

Если совесть обличит тебя в чем-нибудь подобном, то знай, что ты виновен в грехе отречения Петрова. Быть может, она обличит тебя и в другой вине, не менее тяжкой. Петр отрекся от Христа только устами, а не сердцем: в сердце его не иссякала ни вера во Христа, ни любовь к Нему и преданность. Таков ли ты в отношении к Христу? Укорял Господь некогда израильтян через пророка: приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня (Мф.15:8; Ис.29: 13). Не заслуживаешь ли и ты упрека в подобном лицемерии в отношении ко Христу? Не чтишь ли Его одними устами и другими внешними знаками, но сердце твое или совсем чуждо веры и любви к Нему, или же ни тепло, ни холодно к Нему? Если действительно таково твое состояние, пойми, как оно пагубно – оно пагубнее отречения Петрова, – и, подобно Петру, оплачь свой грех.

Слезы появились в глазах Петра, как только взглянул на него Господь. Взгляд благодати Божией, призывающей к покаянию, всегда готов осиять нас. Не закрывай, грешник, твоих глаз от лица Божия, даже ищи лица Божия, умоляй Господа, чтобы Он воззрел на тебя оком Своего милосердия и лучами Своей благодати осветил мрак души твоей и растопил ледяную кору твоего сердца.

Петр согрешил однажды, но всю жизнь помнил свой грех и оплакивал его. Так поступил и Давид, который тоже согрешил однажды, но свой грех имел пред собою выну, во все дни жизни своей. Подражай Петру и Давиду и вместе с ними говори Господу: «Горько плачу я, Господи, при мысли о грехе, которым оскорбил Тебя. Прими мои слезы, как принял Петровы и Давидовы».


Источник: Виссарион (Нечаев), еп. Уроки покаяния в Великом каноне св. Андрея Критского, заимствованные из библ. сказаний. М. 2009

Комментарии для сайта Cackle