протоиерей Вячеслав Резников

Седмица 25-я по Пятидесятнице

Понедельник. О дележе наследства

Лк.12:13–15, 25–31

2Сол.1:1–10

Однажды к Господу Иисусу подошел некий человек и попросил: «Скажи брату моему, чтобы он разделил со мною наследство». И услышал в ответ: «Кто поставил Меня судить или делить вас»?

В Евангелии нет ни одного случая, чтобы Господь обогатил бедного или защитил угнетенного. Когда с обеих сторон страсти, – встав на одну сторону, еще более ожесточишь другую. Господь пришел спасти и обиженного, и обидчика, и бедного, и богатого, раздвинуть горизонты жизни, показать путь на небо. И Он предостерегает всех до одного: «Смотрите, берегитесь любостяжания». И потом говорит: «Жизнь человека не зависит от изобилия его имения».

С этими словами сразу согласится тот, кто под словом «жизнь» понимает жизнь вечную.

Эти слова должны встряхнуть и того, кто до сих пор вообще не задумывался, что такое жизнь.

На эти слова не сможет возразить и тот, для кого вся жизнь – лишь ожидание исполнения смертного приговора, или исхода неизлечимой болезни.

Чтобы укрепить первых, слово Божие напоминает о терпении христиан «во всех гонениях и скорбях, переносимых ими «в доказательство того, что будет праведный суд Божий».

Вторым, самоуверенным и не задумывающимся, предназначена притча о некоем богаче, который все распланировал «на многие годы», и одного только не учел, что «в сию ночь» возьмут его душу (Лк.12:19–20).

А третьим Господь сказал: «Посмотрите на лилии, как они растут: не трудятся, не прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них».

Удивительная вещь – цветок. Мало того, что это пример Божией заботы даже о травинке, которая «сегодня есть, а завтра будет брошена в печь». Цветок и сам – посланец вечности. Это – свободный дар Божией любви. И Божий совет: «посмотрите на лилии», – настолько вошел в жизнь, что все мы дарим друг другу цветы и в дни радости, и в дни скорби.

В дни радости, мы как бы говорим: «Смотри, Кто дал тебе эту твою радость: Тот же, кто дал и эти цветы! Будь же достоин Его, не забывай о Нем». А в дни скорби – «вот, эти прекрасные цветы и эту утрату ты получил из одних и тех же рук. А течет ли из одного «источника сладкая и горькая вода» (Иак.3:11)?

Ну а тому, кто не видит ни первого, ни второго, ни третьего, для чего нужен Христос? Неужели только для того, чтобы в клетке этой жизни, делить добро между приговоренными к смерти?

Вторник. О раздаянии меры хлеба

Лк.12:42–48

2Сол.1:10–2:2

Однажды Господь рассказал притчу о рабах, которые в отсутствии хозяина честно бодрствовали, старательно выполняя порученные дела. «Будьте же готовы, – обратился Он к слушателям, – ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий» (Лк.12:40).

А тут Петр спросил: «Господи! К нам ли притчу сию говоришь, или и ко всем» (Лк.12:41)? Не знаем, что Петр рассчитывал услышать в ответ, но Господь сам задал встречный вопрос: «Кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими – раздавать им в свое время меру хлеба»?

Этот вопрос остался без ответа. Но чувствуется, что в нем – вызов, обращенный ко всем. В ответ каждый должен бы встрепенуться и спросить: «не я ли, Господи» (Мф.26:22)? И, наверное, каждому Господь ответил бы: «ты сказал» (Мф.26:25). Потому что каждый и должен, и может быть не только верным рабом Божиим, но и верным Его домоправителем. Не только хозяин может одарить рабов богатством, но и рабы могут одарить его верностью и послушанием. И последнему рабу есть, что раздавать слугам Божиим «в свое время»: «кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь» (Рим.13:7).

И «блажен раб тот, которого господин его, пришед, найдет поступающим так». «Блаженны те рабы, которых господин, пришед, найдет бодрствующими». И если даже каждого «найдет поступающим так», – каждого и поставит «над всем Своим имением»! И если всех «найдет бодрствующими», то «препояшется и посадит» всех, и «станет служить» каждому (Лк.12:37). Невозможное человеку – возможно Богу, «когда Он придет прославиться во святых Своих и явиться дивным в день оный во всех веровавших».

«Для сего и молимся всегда за вас, – пишет Апостол, – чтобы Бог наш соделал вас достойными звания», «да прославится имя Господа Иисуса Христа в вас, и вы в Нем». И каждый – друг в друге, и каждый – во всем творении Божием, и все творение Божие – в каждом. «По благодати Бога нашего и Господа Иисуса Христа».

Среда. О том, кто – антихрист

Лк.12:48–59

2Сол.2:1–12

Апостол Павел советовал «не спешить колебаться умом», и не «смущаться ни от духа, ни от слова, ни от послания, как бы нами посланного, будто уже наступает» второе пришествие Христово. Сам же Господь во время Своей земной жизни, напротив, укорял людей за то, что они «лице земли и неба распознавать» умеют, а «времени сего» распознать не смогли.

Но ведь пришествие Христа в мир было совершившимся фактом, и не видеть этого было нельзя. Второе пришествие будет еще более очевидным. Тут уж совсем будет не до гаданий. Но прежде должно будет закончиться духовное расслоение, которому Сам Господь положил начало: «Думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? Нет, говорю вам, но разделение; ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться: три против двух, и два против трех; отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери». Пока все в тайне: и «великая благочестия тайна» (1Тим.3:16), и «тайна беззакония». Пока и за маской веры может крыться совершенное беззаконие, и за маской безверия – жизнь, достойная подражания. Когда же все до предела наберет силу, тогда Господь, наконец, возьмет «от среды» всех, кто по Его воле сдерживал разлитие зла.

И тогда – «откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога». Причем, это, «по действию сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением». «Вы укоряли христиан, почему нет чудес? – Правильно укоряли. Вот вам чудеса во множестве, когда только пожелаете. Вы справедливо спрашивали, где Бог, и почему Его нельзя видеть? – Вот, теперь видите, и всегда, когда захотите, сможете видеть».

И тогда все сыны погибели, все, которые так и «не приняли любви истины для своего спасения», – увидят, вокруг кого им собираться.

Ну а сыны спасения увидят, откуда бежать, чтобы не попасть на суд, где «будут осуждены все не веровавшие истине, но возлюбившие неправду», и чтобы не быть рядом с тем, «которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением пришествия Своего».

Ну а пока наша задача – разглядеть, кто тот таинственный «соперник», от которого надо успеть освободиться, «чтобы он не привел тебя к судье, а судья не отдал тебя истязателю, а истязатель не вверг тебя в темницу». А то мы все не от того, от кого надо, хотим избавиться. Чуть кто нарушит наш покой, наступит на ногу, сразу кричим: «антихрист»! Чуть Господь стеснит наш путь, чтобы помочь спастись, мы сразу: «последние времена»!

А на самом деле «антихрист», это – всякий день, проведенный в покое и расслаблении. Потому что подрывает и веру, и силу, и мудрость, и все меньше оставляет надежды, что сможем «распознать» и достойно пройти сквозь действительно последние грядущие времена

Четверг. О бедах и о грехах

Лк.13:1–9

2Сол.2:13–3:5

Однажды Господь Иисус Христос со Своими учениками проходил мимо слепорожденного, сидящего при дороге (Ин.9:1–3). Наверное, этот человек имел такой жалкий вид, что ученики захотели узнать причину: «Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым»? Тут не простое любопытство, но сокровенное желание самим избежать такой беды.

Вообще человеку свойственно искать закономерности, чтобы увереннее идти по жизни. Так, при виде всякого несчастья, всякой страшной смерти, очень хочется найти видимую причину, чтобы ее обойти. И в то же время хочется оправдать случившееся, успокоить себя, мол, по грехам этот человек получил заслуженное. Со мною же это не случится, потому что я не такой. Нам все хочется заключить в простую формулу. Почему «четыре»? А потому что здесь «два умножено на два».

Сегодня тоже узнаем о двух несчастьях. Понтий Пилат жестоко казнил нескольких Галилеян. А в Иерусалиме обрушилась Силоамская башня. Не дожидаясь обычных вопросов, Господь сказал: «Думаете ли вы, что эти Галилеяне были грешнее всех Галилеян, что так пострадали? Нет, говорю вам; но если не покаетесь, все так же погибнете. Или думаете ли, что те восемнадцать человек, на которых упала Силоамская башня и побила их, виновнее были всех живущих в Иерусалиме? Нет, говорю вам; но если не покаетесь, все так же погибнете». И на вопрос о слепорожденном Господь ответил: «Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии» (Ин.9:3).

Господь не отрицает связи наших бед с нашими грехами. Но все гораздо глубже. При виде чужих несчастий, действительно, надо со страхом поглядеть себе под ноги, не стою ли я на этом же обрыве? И если так, то первым делом надо покаяться и оставить грех. Но бывает, что и каемся, и исправляемся, и делаем все, что нам говорят, а беды не отступают. Закон не срабатывает, и возникает обида на Бога. А по причине Его недоступности, набрасываемся на своего духовника.

А может быть, тебе, как большому кораблю, Бог определил и большое плавание, и по твоим силам дал тебе такой крест? Может быть, Он хотел, чтобы на тебе, как на многострадальном Иове, явились миру великие Божьи дела? А может быть, это и есть та самая Божья воля, которую мы все время выпрашиваем у Него: «Да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли»? Иов еще не знал этой молитвы, а нам она уже открыта. А как узнать Божью волю? А так: если это не моя воля, если я этого не хотел и не ждал, и не хочу принимать, и не хочу нести; если это совершенно не мое, – значит, это и есть – Божье. И просто надо взять это, и смиренно понести.

«Господь же да управит сердца ваши в любовь Божию и в терпение Христово». Но ни у кого никогда не получится заключить всю свободу Бога и человека, все бесконечное богатство Божией премудрости – в любые, даже самые благочестивые «дважды-два-четыре».

Пятница. О жизни по преданию

Лк.13:31–35

2Сол.3:6–18

Апостол пишет: «Завещаваем же вам, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно, а не по преданию, которое приняли от нас». Здесь уже не в первый раз встречаем слово «предание». Недавно читали: «Итак, братия, стойте и держите предания, которым вы научены или словом, или посланием нашим» (2Сол.2:15). Как видим, «предание», это – и устное, и письменное слово. А сегодня – еще об одном виде предания. Запретив поступать «бесчинно, а не по преданию», Апостол объясняет: «Ибо вы сами знаете, как должны вы подражать нам; ибо мы не бесчинствовали у вас. Ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работали день и ночь, чтобы не обременить кого из вас».

И писаное слово, и устное, и личный пример, – все это и есть живое предание Церкви. Все это постепенно записывалось, обогащалось опытом жизни во Христе, и сохранялось для последующих поколений. Кто же вступает на путь пересмотра этих ценностей, тот вступает на опасный путь. Преподобный Дорофей в своей книге рассказывает, как некто сначала унижал всякого, и говорил: «Нет никого достойного, кроме Макария». Спустя немного, стал говорить: «что такое Макарий? Нет никого, кроме Василия и Григория». Но скоро начал осуждать и сих, говоря: что такое Василий? И что такое Григорий? Нет никого, кроме Петра и Павла». Я сказал ему: «поистине, брат, ты скоро и их станешь уничижать». И, поверьте мне, чрез несколько времени он начал говорить: «что такое Петр? И что такое Павел? Никто ничего не значит, кроме Святой Троицы». Наконец, возгордился он и против Самого Бога и, таким образом, лишился ума».

Чтобы этого избежать, в Церкви существует обычай: не дожидаясь, пока человек дойдет до полной погибели, отлучать его на время от церковного общения. Так и Апостол, напомнив Фессалоникийцам правый путь, одновременно предлагает и «удаляться от всякого брата, поступающего бесчинно, а не по преданию». И речь здесь даже не о нарушения важнейших догматов церкви. Речь идет о заповеди, чтобы верные, «работая в безмолвии, ели свой хлеб». «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь». А некоторые упорно «ничего не делают, а суетятся».

Апостол подчеркивает, что ограничение церковного общения имеет врачующий характер. «Если же кто не послушает слова вашего в сем послании, того имейте на замечании, и не сообщайтесь с ним, чтобы устыдить его; но не считайте его за врага, а вразумляйте, как брата». Господь тоже отлучил от Себя Своих предателей: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков, и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать чад твоих, как птица птенцов своих под крылья. И вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст. Сказываю же вам, что вы не увидите Меня». Но и это отлучение тоже не навечно: дверь покаяния откроется для того, кто придет в себя и воскликнет: «Благословен грядый во имя Господне»!

Лишение, это тоже способ научения, тоже сохраненный церковным преданием. Иной – сразу и навсегда должным образом оценит то, что ему дано, а иной – только когда этого лишится. И для иного необходимо на время лишиться церковного общения, чтобы понять, что нет ничего драгоценнее, чем быть и со Христом, под Его крыльями, и – со всеми Его птенцами, со всеми христианами от самого Рождества Христова и даже от самого сотворения мира, со всеми, кто послан был к нам «во имя Господне», и привел нас к Нему.

Суббота. О том, кому «предал Себя» Христос?

Лк.9:37–43

Гал.1:3–10

Когда Господь с тремя учениками сошел с горы после Преображения, «встретило Его много народа». И подошел некий человек с просьбой изгнать беса из его сына. «Я просил учеников Твоих изгнать его; и они не могли», – добавил он. И тогда Господь воскликнул: «О, род неверный и развращенный! Доколе буду с вами, и буду терпеть вас»?

О ком это? О тех ли, кто своим неверием и своими грехами дают власть бесам над собою? Или о тех, кто, имея лишь вид благочестия, не имеют его силы, и поэтому не могут помочь страждущим? Скорее всего, и о тех, и о других. Но все же и тем, и другим Он помогает. Он возбуждает веру в отце бесноватого отрока, Он освобождает самого отрока. И Он объясняет ученикам, как обрести должную силу.

Ну а воскликнул так Господь, наверное, потому, что только что сошел с Фаворской высоты. Там было Преображение. А здесь – глубокое падения тех, кто сотворен для участия в славе и блаженстве.

В конце Своей земной жизни Господь именно за этот «род неверный и развращенный» «отдал Себя Самого», и тем самым положил твердое начало избавлению «от настоящего лукавого века». Но если мы не пережили, подобно, например, исцеленному отроку и его отцу, что такое настоящее пленение, то и слово о избавлении не прозвучит с должной силой. Не испытаем мы непосредственного, живого чувства освобождения, а будем любопытствовать: а у кого именно выкупил нас Господь? Кому именно принес Себя в жертву?

И нам будут предлагаться разные ответы. Одни скажут что Он принес Себя в жертву сатане, а другие, что – Отцу, удовлетворив тем самым Его оскорбленное человеческим грехом достоинство. Но странно подумать, что Господь приносит Себя в жертву сатане, когда Он Сам изгонял легионы бесов. И не менее странно представить себе разгневанного Бога Отца, жаждущего крови и требующего отмщения.

Но не надо здесь ничего придумывать и ничего представлять себе. Слово Божие само отвечает и на этот вопрос; и отвечает не так, чтобы просто удовлетворить любопытство, но чтобы, как всегда, побудить к соответствующим делам: «Итак, подражайте Богу, как чада возлюбленные, и живите в любви, как и Христос возлюбил нас, и предал Себя за нас в приношение и жертву Богу». Но не в удовлетворение Его «оскорбленного достоинства», а – «в благоухание приятное» (Еф.5:1–2). Потому что нет любви без жертвы, а «Бог есть любовь» (1Ин.4:8). И в то же время сказано, что Он именно предал Себя «за нас», «за грехи наши», «за людей» (Ин.11:50), «за нечестивых» (Рим.5:6), «за всех нас» (Рим.8:32). Сказано, что мы искуплены «драгоценною Кровию Христа» (1Пет.1:18–20).

Я как бы сидел в камере смертников и ждал неотвратимой казни. А Он пришел и сказал: «Иди. Я буду страдать и умру вместо тебя». Что же я сделаю? Неужели тут же радостно выскочу, и поспешу вернуться в ряды «лукавого и развращенного рода»? Неужели не останусь разделить с Ним временные страдания, чтобы вместе войти в вечную жизнь?

Воскресение. О пределах любви и о «религиозной нетерпимости»

Неделя 25-я

Лк.10:25–37

Еф.4:1–6

Однажды некий законник, искушая Иисуса, спросил: «Учитель! Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную»? Но тут же выяснилось, что он сам прекрасно это знает, потому что знает главную заповедь: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею крепостию твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя». Тогда лукавый вопрошатель, «желая оправдать себя, сказал Иисусу: а кто мой ближний»?

И Господь стал отвечать. Он рассказал, как некий человек был изранен и ограблен, как мимо прошли священник и левит. И только самарянин, «увидев его, сжалился». Рассказав до конца, Господь задал законнику неожиданный вопрос: «Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам»?.. А он-то спрашивал, кто ближний ему самому, кого он сам обязан любить, как самого себя.

Но с первых же строк рассказа, как только мимо несчастного прошли священник и левит, – ясно, что твой ближний тот, кто попался тебе на пути, и кто в тебе нуждается. А вот избитый разбойниками сам уже ни к кому приблизиться не может. Он лежит и ждет: «кто же мой ближний? Кто сам приблизится ко мне»? И, наконец, такой человек, нашелся: самарянин, иноверец! Хотя «Иудеи с Самарянами не сообщаются» (Ин.4:9).

Господь Своим рассказом раскрыл совсем другое «неизвестное» в этой заповеди, то, что законнику казалось само собой разумеющимся. Он показал, что значит «возлюбить», и до какого предела любовь должна простираться. Самарянин не только обработал и перевязал раны; не только довез до гостиницы, не только и здесь ухаживал за ним. И даже не только, уезжая, дал гостиничнику денег, с просьбой присмотреть за пострадавшим. Он еще и сказал: «если издержишь что более, я, когда возвращусь, отдам тебе». Ни на чем не остановился, никого не считал обязанным разделить с ним заботу о больном, но все взял на себя. Вот что значит «любить». Вот чему надо учиться всю жизнь. «Иди, и ты поступай так же», – говорит каждому Господь.

Иногда из этого рассказа делают вывод, что не за то с нас спросится, как мы веровали, как молились, как постились. Но – были ли мы хоть в чем-то подобны этому самарянину? Но одно нельзя противопоставлять другому. Вспомним, что сказал Господь в разговоре с другой Самарянкой, тоже заслужившей от Него похвалу. Он не сказал: «смотри, сколько общего в наших религиях, и сколь большее нас объединяет, чем разъединяет: и отцы у нас одни, и история, и Пятикнижие Моисеево, и все мы Мессию ждем». А Он сказал прямо и резко: «Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев» (Ин.4:22). В то время только иудеи были хранителями единой истинной веры, и с этим фактом ничего не поделаешь.

Господь зовет к единству не только всех исповедующих имя Христово, но и весь вообще человеческий род; но не просто к единству, а к единству в истине. Да, надо хранить «единство духа в союзе мира», и для этого снисходить друг к другу «со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением». Но – не в вопросах истины. Ведь «один Господь», а, следовательно, – лишь «одна вера» является истинной. И наша жизнь, конечно, должна соответствовать нашей вере, и мы у всех должны учиться всему доброму: и у иноверцев, и у совсем неверующих; и даже и у птиц, и у растений (Мф.6:25,28). Даже волов и ослов Господь ставит в пример: «вол знает владетеля своего, и осел ясли господина своего», а Мой народ «не знает Меня» (Ис.1:3). Но не должны же мы подражать ослиному упрямству и воловьей тупости!



Источник: Полный круг проповедей / Протоиерей Вячеслав Резников, - М., Изд-во Братства святителя Алексия, 1999 г. - 512 с. ISBN 5-86060-036-4

Комментарии для сайта Cackle