протоиерей Вячеслав Резников

Полный круг проповедей

Седмица 1-я по Пятидесятнице

День Святой Троицы. Пятидесятница. О единстве Церкви

Ин.7:37–52, 8, 12

Сегодня мы вспоминаем тот день, когда Святой Дух сошел на первых учеников Христовых. «При наступлении дня Пятидесятницы, все они были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом их них. И исполнились все Духа Святого и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать» (Деян.2:1?4). Апостолы получили не только дар языков, но и другие обещанные дары: «Именем Моим будут изгонять бесов», «будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы» (Мк.16:17?18).

Подобные дары и раньше давались людям. Вчера, например, на вечернем богослужении мы слышали, как Бог послал Духа Своего на 70 избранных Моисеем мужей. А когда Дух Божий почил на Елисее, он смог и разделить иорданские воды, и от проказы очистить, и даже мертвого воскресить. И сами Апостолы еще до Пятидесятницы и бесов изгоняли, и огонь могли сводить с неба, и другие чудеса творить.

Но в Пятидесятницу совершилось великое и небывалое. В этот день Дух Святой сошел не для того, чтобы совершить какое-либо дело Промысла Божия. Вчера на утрени мы слышали слова, которые Господь еще никогда и никому не говорил: «Как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: приимите Духа Святого. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин.20:21–23).

А сегодня Он обращается ко всем тем, к кому послал своих Апостолов: «Кто жаждет, иди ко Мне, и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой. Сие сказал о Духе, Которого имели принять верующие в Него» (Ин.7:37–39).

На израильских старейшин Святой Дух излился, чтобы дать народу мудрых судей. На пророка Иону Он сошел, чтобы отвратить от греха жителей города Ниневии. А в Пятидесятницу Святой Дух излился, дабы положить на земле начало Единой Святой Соборной Апостольской Церкви. Поэтому Он излился только на учеников Христовых, на тех, кто единодушно пребывал в одной горнице, под одной крышей, в едином молитвенном устремлении к Богу. Так Святой Дух сошел только в один единственный день, в одном единственном месте. На земле открылся один единственный источник живой воды, призванный напоить всю жаждущую вселенную.

Однажды, еще до Пятидесятницы, Апостол Иоанн спросил: «Учитель! мы видели человека, который именем Твоим изгоняет бесов, а не ходит за нами; и запретили ему, потому что не ходит за нами» (Мк.9:38). Господь тогда ответил: «Не запрещайте ему». Теперь же Святой Дух подается только через тех, кто получил его в Пятидесятницу, подается или по их молитвам (Деян.8:15), или при их проповеди, как у Корнилия сотника, или сразу после крещения.

Почему же лишь один такой источник? Да потому что Бог Един, и путь к Нему может быть только единым. Чтобы жаждущие знали, куда идти; чтобы имеющие могли в простоте сердца дать, а не имеющие – не сомневаясь, получить. И когда преемник Апостолов, епископ или священник, помазал нас после крещения Святым миром, со словами «печать дара Духа Святого», – мы получили ту же благодать, что и Апостолы.

Оно в нас, это семя, полное животворящей силы. Оно прорастет и принесет плоды Духа, такие же, как и в Апостолах, – если только мы потрудимся сделать землю своей души не такой холодной и сухой, как она есть.

Подумайте, какое сокровище мы носим в себе, и какая страшная ответственность лежит на нас, если Посеявший придет и увидит его в небрежении, среди всякой нечистоты! Подумайте, какая страшная будет беда, если Дух Святой со Своими небесными дарами так и останется Сам по Себе, а мы – сами по себе, со своими страстями, со своею суетой; если земная жизнь пролетит, а небесная так и не начнется?

Царю Небесный, очисти ны от всякия скверны и спаси, Блаже, души наша!

О чуде Пятидесятницы

Сегодня праздник Пятидесятницы, день рождения на земле Церкви Христовой.

Ученики «находились единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святого, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещать». Собранный необыкновенным шумом народ стал свидетелем и участником этого события. Он «пришел в смятение». «Все изумлялись и дивились, говоря между собою: сии говорящие не все ли галилеяне? Как же мы слышим каждый собственное наречие, в котором родились?» – И далее перечисляется полтора десятка разных наречий.

Но если бы Апостолы просто заговорили каждый на каком-то новом языке, то никто даже не расслышал бы ни единого слова. Чудо Пятидесятницы в том, что вообще вдруг исчезли языковые барьеры.

Кондак праздника напоминает, когда эти барьеры появились: когда «разделяше языки Вышний», чтобы прекратить безумное строительство Вавилонской башни. Теперь Господь, «огненные языки раздаяше, в соединение вся призва». И одновременно как бы исчезли стены дома, где находились Апостолы. И все народы, пришедшие в Иерусалим на праздник, вдруг оказались в этом месте. И все как бы все забыли, и одно только было и в них, и вокруг них, и во всем мире: небесный голос говорил «о великих делах Божиих». Этот голос от Апостолов и исходил, и не исходил. Поэтому кто-то слышал их говорящих его наречием; а иные видели их как бы отчужденно от этого голоса, как бы не в себе, и, «насмехаясь, говорили: они напились сладкого вина».

Чудо Пятидесятницы на миг показало людям, на что они способны в общении с Богом и друг с другом, для чего они созданы, к чему должны стремиться, и что такое Церковь.

Но только Апостолы остались в этой полноте, потому что только они были всему научены за три года общения с Господом Иисусом Христом. Дух Святой не соединяет тех, кто сам еще не стремится к единению, кто еще словесно не научен ни истинам веры, ни должному отношению друг к другу.

И Евангелие сегодня показывает не только образ Божественного единения людей, но и первый к нему человеческий шаг. Однажды в синедрионе, где снова возводились обвинения против Иисуса, встал праведный Никодим и сказал: «судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?»

Какое простое требование здравого смысла: выслушав обвинение, спроси обвиняемого, так ли это? А если не можешь спросить, или если он скажет «нет», и если вину нельзя доказать, то никто не смеет называть его виновным. Мы справедливо возмущаемся тем судом, который только на основании доноса уже готов обвинить. Но пока мы сами не разучимся сразу верить и передавать другим услышанное дурное о человеке, – до тех пор и нас будут судить таким же пристрастным, бесчеловечным судом. «Каким судом судите, таким будете судимы» (Мф.7:2).

И если на этом гнилом месте застанет нас Господь и разрушит оболочки наших душ, то мы окажемся в страшном смятении, потому что со всей ясностью обнажится наша чуждость и друг другу, и Самому Богу.

Поэтому когда кто-то будет говорить, писать, показывать недоброе о наших знакомых или незнакомых, о великих или малых мира сего, шептать на ухо или трубить на весь мир, – вспомним слова праведного Никодима: «Судит ли закон наш человека, если прежде не выслушает его?»

Если мы неспособны даже на это, то никогда не будет для нас и высшего единения в любви во Святом Духе.

Понедельник. О «малых», о согрешающих и о просящих

День Святого Духа.

Мф.18:10–20

Прошел первый день существования Церкви Христовой на земле. Вчера Святой Дух, сошед на Апостолов, сообщил полноту Божественных даров. Закончились праздничные дни, через неделю начнется Петров пост. Все совершилось, все дано, все открыто. Наступает время подвига, время терпеливого вынашивания семени и принесения духовного плода, который «состоит во всякой благости, праведности и истине». И сегодня, в нарочитый день Святого Духа, Слово Божие дает первые наставления, как жить в Церкви, в этом сообществе верных, призванных, искупленных и освященных Богом.

Во-первых, «смотрите, не презирайте ни одного из малых сих». Кто же эти «малые»? Как о них говорит Сам Господь? А Он говорит, что «Ангелы их на небесах всегда видят лицо Отца Моего небесного». Он говорит, что для того Он и пришел на землю, чтобы «взыскать и спасти погибшее». Он говорит, что если потеряется одна из Его овец, Он оставляет всех ради нее, и найдя, «радуется о ней более, нежели о» всех остальных. Ясно, что для Господа «малых» нет, и Он хочет, чтобы и мы это помнили.

Но что делать, если брат причинил зло? Господь отвечает: «Если согрешит против тебя брат твой; пойди и обличи его между тобою и им одним. Если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего». Вот, первым делом – наедине, щадя его самолюбие, веря, что он поступил не по злу, а по неведению, – честно и прямо скажи ему. Мудрые люди советуют начинать подобные разговоры так: «Прости меня, брат, – меня смущает то-то и то-то». Если он не признает вины, то «возьми с собою еще одного, или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово». Может быть, слово этих людей, как беспристрастных, будет для него более веским. «Если же не послушает их, скажи церкви». Всему собранию общины, или – тому, кто уполномочен говорить от ее лица, кому дана власть судить, опираясь на слово Божие и на законы Вселенской Церкви. Если же и «Церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь». Мы обычно поступаем наоборот. С самим согрешившим промолчим, чтобы «не связываться». Найдем «одного или двух», чтобы дать волю осуждению и негодованию. А потом потихоньку донесем начальству. Господь же учит и не бояться обличить в глаза, и найти силы порвать с упорным, чтобы не быть участником в чужих грехах.

Говорит Господь и о великой пользе того, что мы вместе, в единой церкви. Он говорит: «если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле; то чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего небесного. Ибо где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди их». Некоторые по лукавству или по недомыслию пытаются эти слова, обращенные к Церкви, обратить против нее. Но что значит «во имя Христово»? Это значит – благоговейно помнить все, чему Он учил. А Он и пришел, чтобы не на «двойки» и не на «тройки» был расчленен мир, но чтобы было «одно стадо и один Пастырь» (Ин.10:16).

И еще сказано, что, чего бы мы ни попросили, – будет нам. Но также сказано, что прежде, чем просить, «испытывайте, что благоугодно Богу». «Смотрите, поступайте осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы. Итак, не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля Божия; и не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами, и славословиями, и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу».

Вторник. О блаженствах

Мф.4:25–5:13

Сегодня в церкви читается начало Нагорной проповеди Господа Иисуса Христа, так называемые «заповеди блаженств». Увидев народ, Господь «взошел на гору; и когда сел, приступили к нему ученики Его. И Он, отверзши уста Свои, учил их». Но учение Его построено как-то странно. Вот на Синайской горе даны были заповеди, как прилично Богу: в огне, в дыме, в трубном звуке!

А здесь Господь не повелевает. Он даже как бы и не учит. Он даже как бы и не обращается к присутствующим, а говорит о каких-то «нищих духом», о каких-то «плачущих», о каких-то «кротких», которые «блаженны». Тем самым Господь дает людям возможность самим, без насилия, разглядеть в себе тончайшее движение угодных Богу чувств и настроений, и самим потянуться к обещанному блаженству. Господь дает возможность начать с самого начала, изнутри, от самой сердцевины.

И во-первых, Он говорит: «блаженны нищие духом», «блаженны плачущие», «блаженны кроткие». Блажен, кто перво-наперво ощутил, наконец, свою духовную нищету, свое отпадение от Бога, свое постыдное порабощение греху. Блажен, кто плачет об этом, и только об этом. Блажен, кто ни на кого не гневается, и только себя винит в своей беде. Блажен, кому открылась бездна собственной пустоты, и через это начала действовать как бы втягивающая сила, которая одна только способна привлечь и Божью благодать, и истинное утешение, и право владеть и управлять Божьим творением, и, наконец, стяжать Царство Небесное.

«Блаженны алчущие и жаждущие правды». Блажен, кто в своей духовной нищете ясно понял, чего он хочет: только правды, какой бы суровой она ни была. Блажен, кто ощутил тягу к истинной духовной пище, к Слову Божию, к этому источнику всякой правды. Только слово, исходящее из уст Божиих, может насытить живую душу. Только Тот, Кто сотворил мир, может научить достойно в нем жить.

И далее Господь ублажает тех, в ком уже как бы засверкали кристаллики Божественной соли: в ком уже водворились милость, чистота сердца, желание и способность поддерживать мир и внутри, и вокруг себя, и кто теперь может рассчитывать и на помилование, и на видение Бога, и на усыновление Ему.

А по-настоящему соль Господня видна только в искушениях. То, что обещано было в самом начале, подтверждается только в конце, после испытания: «Блаженны изгнанные за правду; ибо их есть Царство Небесное». Только теперь Господь обращается прямо к слушателям, как бы только теперь увидев их, только теперь обретших истинное бытие: «Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать, и всячески несправедливо злословить за Меня: радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас. Вы – соль земли».

Заповеди блаженств поются на каждой Литургии, когда священник совершает вход с Евангелием. Евангелие, это – Сам Христос, снова и снова идущий на проповедь, вернее, это нескончаемое продолжение той единственной проповеди. А «соль земли», это снова и снова – вы, которые стоите здесь, слушаете Его слово и участвуете в Его Таинствах. Другого места образования Божией соли нет. Став здесь, вы взяли на себя обязанность: быть солью земли, сохранять землю от порчи и разложения. В этом теперь ваша главная задача, ваша главная ценность.

Тихо звучат Господни слова, и говорят они как бы о ком-то третьем. Но если их не расслышишь, если, постояв у этой горы, снова отступишь от нее, то не вернешься на прежнее место, откуда пришел. Теперь, по слову Апостола, вернешься уже как пес на свою нечистоту (2Пет.2:22), и будешь лишь солью, потерявшей силу, которая уже «ни к чему не годна, как разве выбросить ее вон на попрание людям».

Среда. О дубе и о желудях

Мф.5:20–26

Господь сказал: «Без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:5). И это в первую очередь относится к деланию того, что называется «добром». А «без Меня» – означает не только «без Моей помощи», но и «без Моего повеления». А прежде всего – «без познания Меня».

Бог сначала вывел Свой народ из рабства со многими знамениями и чудесами, и только потом сказал: «Не убивай; кто же убьет, подлежит суду». А когда Он еще более приблизился к людям, Сам стал Человеком, жил рядом с людьми,– тут Он и законы дал более глубокие, сказав: «всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду». Чем ближе Бог, тем, разумеется, ближе к Нему должен быть и человек. Поэтому и говорит Господь Своим новозаветным слушателям: «если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев» (то есть ветхозаветных праведников, воспитанных на прежнем, менее полном откровении Бога), «то вы не войдете в Царство Небесное».

Так Господь учил Свой народ, с которого должно было начаться спасение и всех остальных народов. Но и о тех Он никогда не забывал. И хотя они не видели всего, что дано было видеть народу израильскому, но Дух Святой устами Апостола свидетельствует: «что можно знать о Боге, явно для них: потому что Бог явил им. Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимы, так что они безответны». Вот, Богодухновенный Апостол указывает на весь мир, как на откровение Божие, как на величайшее чудо, где на всем – печать единого Творца. Апостол утверждает, что видящие творение и не познавшие Творца – безответны, не могут иметь никаких оправданий. Среди язычников всегда были люди, которые правильно учили о Боге. Один греческий мудрец задолго до пришествия Христова говорил: «Один есть Бог, ни видом, ни мыслию не похожий на смертных; Он весь – зрение, весь – слух, весь – мысль, и без труда Он господствует над миром Своим умом».

Но так думали немногие. В основном же люди «осуетились в умствованиях своих». История сохранила огромное разнообразие заблуждений: от совершенного безбожия, – и до всяких извращенных представлений. Люди «славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся… они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца». Поэтому и «открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою».

Всякое ложное мнение о Боге неизбежно влечет не только духовное, но и телесное растление. Так и о Своем народе Бог однажды говорил через пророка: «Истреблен будет народ мой… Будут есть и не насытятся; будут блудить и не размножатся… Блуд, вино и напитки завладеют сердцем их». И все это именно «за недостаток ведения», за то, что «оставили служение Господу» (Ос.4:6, 10, 11). Когда человеческая природа теряет в Едином Боге центр своего бытия, она становится беззащитной и перед бесами, и перед страстями. Она начинает расползаться во все стороны. Бог может либо временно остановить этот процес, либо – отпустить идти своим путем. Когда попускается второе, тогда греховное растление выступает из берегов, так что они «сквернят сами свои тела», разжигаются «похотию друг на друга, мужчины на мужчинах делая срам, и получая в самих себе должное возмездие за свое заблуждение».

Так что едва человек отступил от Бога, – «тайна беззакония уже в действии» (2Сол.2:7). И если еще сохраняется внешнее благообразие, значит, Господь по Своей милости пока не допускает пожать посеянное. А рассуждая при этом о нравственности, гуманности и духовности, богоотступники только подбирают желуди, некогда упавшие на землю с древа Божественного откровения.

Поднимем же голову, взглянем вверх, чтобы увидеть, откуда что нам дается, чтобы, наконец, перестать подрывать корни, обрекая самих себя и своих детей на голодную смерть.

Четверг. О чужой и о своей жене

Мф.5:27–32

Апостол Павел продолжает показывать связь между знанием Бога и нравственностью. И мы видим, что после пришествия Христова – мало познать Бога и прославить Его (Рим.1:21). Мало – даже поклониться и служить Ему (Рим.1:25). Необходимо еще и постоянно «иметь Бога в разуме». Если человек не содержит в разуме единое на потребу, то он занят всяким непотребством. Он исполнен «всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы». Желая отвратить от этого, Господь говорит: «Вы слышали, что сказано древним: «не прелюбодействуй». А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем». При этом «если правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя: ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну. И если правая рука твоя соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя: ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну». Глаз, рука, – это непосредственные орудия души, и они должны быть в строгом повиновении.

Итак, Господь осудил наравне с грехом и самое желание греха. Но тут неизбежен вопрос: не то же ли самое испытывает человек, желая свою, законную жену, что он испытывает, желая чужую? И не скажет ли далее Господь, что и вообще всякое стремление к женщине есть грех,и надо или не жениться, или немедленно разойтись?.. Но слышим другое.

Развод, оказывается, был только допущен по несовершенству древних. А теперь Господь говорит: «Кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует». С одной стороны, предписывается даже мысли не иметь о чужой жене, а с другой – даже мысли не иметь оставить свою. Хотя вожделение к женщине лежит в основе как прелюбодеяния, так и брака.

Как разрешить этот вопрос? Природа пола есть природа самого человека. Это – великая сила и великая тайна. Премудрый Соломон, говоря о четырех непостижимых для себя вещах, называл среди них «путь мужчины к девице» (Притч.30:19). И Господь не говорит о том, чего мы не можем вместить, а только показывает пути, которыми можно провести свой корабль через эту стихию. И один из них – путь брачной жизни. «Если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1Кор.7:9). Христианский брак отличается нерасторжимостью, уважением друг в друге образа и подобия Божьего. И если до смерти оба пребывают и пред Богом, и друг с другом, то в этой верности сама собой перегорает всякая нечистота в отношениях между мужем и женой.

А глазу и руке, едва они захотят уклониться в своеволие, и произвести соблазн, надо тут же напомнить совет, который нам дал Господь. Пусть и глаз, и рука знают, что мы предпочтем без них войти в Царствие Небесное, нежели с ними быть вверженными в геенну огненную!

Пятница. О двух болезнях

Мф.5:33–41

В послании к римлянам Апостол часто сопоставляет иудеев и язычников. И прежде всего он показывает, что никто не обделен Божьей заботой. Иудеям Бог открылся как единый Бог, дал им закон и богослужение, дал заповеди о добре и зле. Но и другие народы Он не оставил. И в их сердца Он вложил способность познания и Самого Бога, и того, что Ему угодно. Он каждому дал разум, чтобы из рассматривания тварей познавать премудрость Творца (Рим.1:20). Он дал каждому и нравственное чувство: «Ибо, когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствуют совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую».

Но Апостол с горечью отмечает, что язычники до предела заглушили в себе голос совести. А иудеи не столько стараются о выполнении заповедей, сколько гордятся, что эти заповеди им даны: «Вот, ты называешься иудеем, и успокаиваешь себя законом, и хвалишься Богом, и знаешь волю Его, и разумеешь лучшее, научаясь из закона, и уверен в себе, что ты путеводитель слепых, свет для находящихся во тьме, наставник невежд, учитель младенцев, имеющий в законе образец ведения и истины. Как же ты, уча другого, не учишь себя самого? Проповедуя не красть, крадешь? Говоря «не прелюбодействуй», прелюбодействуешь? Гнушаясь идолов, святотатствуешь? Хвалишься законом, а преступлением закона бесчестишь Бога»? И если бы не пришел Христос, то иудеи, «которые под законом согрешили», были бы осуждены по этому закону, а язычники, «которые не имея закона согрешили», вне закона и погибли бы (Рим.2:12).

Но иудейство и язычество, – это не только религиозные группы того времени; это – две вечные болезни человеческого духа. В каждом из нас, в большей или в меньшей степени, живут как иудей, так и язычник. Язычник старается на все закрыть глаза, чтобы можно было сказать: я не виноват, мне не говорили, меня не предупреждали. Язычник старается все свалить на судьбу, на предопределение, на расположение звезд и планет, на роковую нашу зависимость от всего на свете. А гордый иудей, если уж увидит что-нибудь, или поймет, или усвоит, сразу ставит это себе в заслугу, в повод превозноситься над другими: «Именно меня избрал Господь и привел в Свою церковь, именно мне Он открыл Свои законы»!.. Как будто законы даются в награду, а не для того, чтобы их выполнять.

И мы часто вполне по-иудейски осуждаем неверующих, негодуем на них, что закона Божьего не хотят знать. И при этом вполне по-язычески сами толком не знаем наших христианских законов. Если мы не убиваем, не крадем, не прелюбодействуем, если даже не курим и не пьем, – разве этого достаточно для усыновленных Богом?

«Вы слышали, что сказано «око за око и зуб за зуб». А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два». – Вот к чему мы еще даже не приступали.

Нам, новому Израилю, Своей Церкви, собранной из всех народов, Господь дал и Свое учение, дал и совесть. Будем же внимательно читать Слово Божие, чтобы оно будило нашу спящую совесть. И будем стараться, чтобы каждое движение пробуждающейся совести сразу бы находило твердую опору в Божественной заповеди

Суббота. О православии

Мф.5:42–48

В Евангелии есть разные заповеди. Одни – общие с другими религиями и с теми обычаями, которые стали общечеловеческими. А перед другими – даже считающий себя верующим стоит в недоумении. Так, сегодня слышим: «Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся». У мирского «здравого смысла» сразу – вопросы: любому ли просящему давать? А не на водку ли он просит? А отдаст ли во-время? А не развратит ли его моя доброта?

А история Церкви приводит удивительные примеры. Филарет Милостивый, неуклонно выполняя эту заповедь, поначалу совсем разорил свою семью. Его не остановили ни укоры, ни ропот, потому что он твердо усвоил, что выполнить данную Богом заповедь, это – лучшее проявление заботы о семье. Так и вышло: Господь и его прославил, и семью обогатил. А главное, во всех умножилась вера в неусыпный Божий Промысл.

Был еще такой патриарх Иоанн Милостивый. Когда он шел по городу, его служитель нес мешок с деньгами, и по слову Иоанна давал просящим. Подошел нищий. Иоанн велел дать. Проситель обежал вокруг квартала и снова подошел. Иоанн снова велел дать. Но тот забежал и в третий раз. Служитель не выдержал: «Владыка! этот наглец уже третий раз подходит». Тогда святой человек говорит: «Дай ему вдвойне: уж не Христос ли мой меня искушает»? Вот как можно выполнять эту заповедь.

А дальше Господь заповедует такое, что уж совсем не укладывается в мирской «здравый смысл»: «Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, и молитесь за обижающих вас и гонящих вас». Кто может любить желающих сжить его со света? Только тот, кто, еще будучи здесь, уже утвердил свое жительство на небе, кто сердцем уже там, где Христос одесную Бога. В истории Церкви много и таких примеров. Вот умирает старый монах. Вокруг собрались близкие, а он просит позвать соседа, который постоянно делал ему зло. Тот приходит, и монах начинает целовать ему руки, говоря: «Братия! вот этими руками вхожу я ныне в Царствие Небесное»!

Известный Афонский подвижник Силуан говорил, что главное, что отличает православного от любого другого, называющего себя христианином, это – отношение к врагам: любишь ли ты их? Православный – тот, кто право славит Бога, чьей жизнью Бог настолько прославляется, что люди вокруг тоже начинают веровать и славить Его. Если ты за слабой нищенской рукой видишь могучую руку Небесного Хозяина, то люди тоже будут видеть ее. А если в своих мучителях и врагах ты видишь несчастных, которые губят только себя, а тебя – приближают к вечному блаженству, то, глядя на таких, как ты, каждый от всего сердца воскликнет: «Благодарю Бога моего через Иисуса Христа за всех вас, что вера ваша возвещается во всем мире».



Источник:

Полный круг проповедей / Протоиерей Вячеслав Резников, - М., Изд-во Братства святителя Алексия, 1999 г. - 512 с. ISBN 5-86060-036-4

Комментарии для сайта Cackle

Требуются волонтёры