В.И. Мансветов

Вериги

К истории русского подвижничества.

Реферат, читанный в Церковно – Археологическом Отделе при Обществе Любителей Духовного Просвещения 17 ноября 1914 года Диак. В. И. Мансветовым.

Собрание вериг Императорского Московского Исторического Музея.

(Краткое описание с предисловием).

«Возмите иго Мое на себе, – говорит Господь – и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем и обрящете покой душам вашим. Иго бо Мое благо и бремя мое легко есть». (Матф. 11, 28–30).

«Благо есть мужу, – поучает св. Пророк Иеремия, – егда возмет ярем в юности своей.» (Иер. 3, 27).

«Аз язвы Господа Иисуса на теле моем ношу» (Гал. 6, 18), – повествует Ап. Павел.

Вот побуждения к возложению на себя и ношению вериг во Имя Христово.

В научном смысле ношение вериг есть своего рода аскетическое упражнение, имеющее целию изнурение телесное в непрерывном усилии совершенно, – по слову Апостола, – «распять плоть свою со страстьми и похотьми» (Гал. 5, 24).

Имея по существу то же значение, что и ношение взад и вперед больших тяжестей, камней и корзин с песком, имевшее место для усмирения побуждений плоти у восточных пустынников первых веков христианской Церкви, подвиг веригоношения однако по особому укладу древне-русской жизни, с ее преувеличенно-почтительным отношением к обрядности, требовал непосредственного проявления и осязаемого признака самого подвига.

Тем не менее носители вериг непреклонною силою своей воли старались достигнуть и такого внутреннего состояния, чтобы во всей природе своей не ощущать другой мысли, кроме как принять на себя язвы Христовы и тяжесть креста Его.

Велик и свят подвиг предать тело свое в руки мучителей за исповедание Имени Христова. Но не меньше надо было мужества и этим добровольным мученикам, чтобы каждый день, каждый час предавать тело свое медленным постоянным терзаниям и постепенному умервщлению.

В этой труженической жизни, приближавшей их к Богу, они однако находили такой источник блаженства, что желали бы до бесконечности увеличивать свои труды и подвиги.

Но велика зависть врага рода человеческого! Соблазнитель прародителей наших, он не оставил своею лестию и этих подвижников.

Еще в XVI столетии на трудном пути этого рода подвижничества много являлось путников, но являлись и неосторожные ко вреду себе и посрамлению этого святого пути1. А в следующем за тем XVII столетии неосторожность в этом отношении развилась настолько, что был почти забыт и истинный смысл веригоношения и его высокие задачи. Появились лица, которые, преследуя свои низменные и часто корыстные цели, возлагали вериги на себя даже поверх носильного платья во очию всех, как бы похваляясь их тяжестью, для убеждения в своей – скажем мы: мнимой – святости. Поэтому нисколько не удивительно, если Патриарху Иоасафу пришлось писать в своем указе 1636 года следующее: „инии ходят в образе пустынническом и во одеждах черных и в веригах, растрепав власы... во время святого пения в церквах ползают, писк творяще... и велик соблазн полагают в простых человецех“2. Злоупотребления в этом отношении достигли очевидно в то время крайних пределов, если патриарх вынужден был даже запретить пускать в храмы этих мнимых веригоносцев, „понеже от их крику и писку православным христианам божественных пений не слыхать да теи в церкви Божии приходят аки разбойники с палки, а под теми палки у них копейца железные и бывают у них меж себя брани до крови и лая смрадная“3.

Собор же 1666–1667 г.г. прямо повелел: „этих людей, иже мнятся благоговейни быти, имати и приводити на патриарший двор, а в прочих епархиях по градом на митрополии и архиепископские и епископские дворы“4.

После Петра I и до позднейшего времени правительство и духовные власти должны были бороться суровыми мерами с этими „посланниками бесов“, – как величает их один из современников, автор книги „Вразумление Заблудших“5. – Это так называемые, говорит он, юродивые и странники, босоногие, носящие вериги, тяжелые шапки, железные палки, обвешивающие себя разными крестами и образами“6 .

Рассматривая вериги как предмет изучения, эти „цепи или согнутые полосы, – как определяет их Общий Академический Словарь 1834 года, – каковые произвольно, но тайно некоторые подвижники и постники для усмирения плоти на голое тело накладывают, никогда не снимая или весьма редко“7, разумеется трудно сказать, какие вериги принадлежат истинным подвижникам благочестия, какие лживым. Во всяком же случае вериги сами по себе и помимо их религиозно-бытового значения представляют несомненный глубокий исторический интерес при изучении их.

***

Хранилище Императорского Исторического Музея в своем собрании имеет: 9 головных вериг,

24 нагрудных тяжелых крестов, из них 5 медных, 18 железных и 1 чугунный литой,

17 полных металлических парамандов, из которых 2 медных и 15 железных,

8 цельных железных поясных вериг, соединенных с таковыми же парамандами,

5 отдельных поясов железных,

3 двойных (спускающихся на грудь и спину) креста,

2 тяжелых доски, чугунных литых и несколько разрозненных частей вериг и крестов.

Головные вериги.

Головные вериги представляют из себя остов шапки и состоят из железного кованого обруча по размеру головы с приклепанными на крест и соединенными между собою в виде дуг 2 или 3 полосами железа. Этот остов или каркас покрывался сукном или бархатом, для чего у лобного обруча, как видно из прилагаемого ниже снимка, пробиты для шва дырочки. Такая железная шапка, будучи обшита материей, ничем не отличалась по внешнему виду от обыкновенной монашеской шапки и дониконовского клобука, и потому могла служить лучшим выражением идеи тайного веригоношения. Для увеличения тяжести лобный обруч брался шире и загибался сверху во внутрь, так что верх шапки под каркасом представлялся как бы сплошным. На некоторых для этой же цели наклепывался изогнутый по передней дуге массивный железный же плоский крест, под обшивкой остававшийся незаметным. Из имеющихся в собрании девяти таких шапок обращает на себя внимание № 34847; 98 со сплошным верхом, грубо приклепанным каркасом из трех дуг, без выпуклого креста, сильно проржавленная, весом 12 фунтов. Судя по форме и по способу выработки, ее нужно отнести к более древнему времени, чем все остальные восемь. Наоборот вторая из них, 10 фунтов, № 42324; 904, тоже без креста, но с узким лобным обручем, является позднейшей из всех. Уж слишком бросается в глаза ее полосовое железо современной железо-прокатной обработки.

Остальные семь по форме сходны с древними церковными свадебными венцами Владимиро-Суздальского периода. Они совершенно одинаковы между собою, все имеют спереди приклепанный крест.

Весом: в 14 ф.; в 10 ф.; 8 ф.; две по 7 ф. и 2 по 5 ф. Все до некоторой степени проржавлены.

Нагрудные кресты.

М е д н ы е.

1) № 28479; 93, медный восьми-конечный крест без цепи, с верхним и нижним ушком, ношеный, сильно потертый. Спереди граверован восьми-конечный же крест без изображения распятия; в самой верхней части надпись „Царь Славы“, дощечка Ї Н Ц Ї; в поперечной части – „кресту Твоему поклоняемся Владыко и святое воскресение твое славим“, славянским шрифтом. На обратной стороне: сверху – „Любовь“, в средине – „послушание, терпение“, внизу – „смирение“, весом 3 фунта. По типу подходит к крестам конца XVIII века.

2) № 38850. Медный восьми-конечный крест с изображением распятия, прикрепленный сыромятным ремешком и бичевой к железной массивной пластине; между ремнем подсунут деревянный березовый клинушек. Изображено распятие. Выше в рамке дощечка со словами Ї Н Ц Ї, два архангела, подпись „Михаил, Салфиил. Крест похож на Московские кресты XVIII века.

3) № 36819; 99. Четырехконечный крест медный сильно потертый, ношеный. На нем спереди высечен восьми-конечный крест. Весом 2 ф., размер 2½ Х 2½ верш., имеет верхнее и нижнее ушко от цепей параманда.

4) – Медный четырехконечный крест с таковою же цепочкою. Спереди изображено распятие и надпись „Крест Хранитель“; на задней стороне выбито точками славянскими буквами „Да воскреснет Бог“. У цепей пряжки с головой льва; весом 1¼ ф.; Крест недавней работы XIX века.

5) – Медный четырехконечный крест с таковою-же тонкою цепочкою вытертый и ношеный. Спереди в глубокой раме рельефное изображение распятого Господа; сверху Св. Троица, в нижней части шесть неизвестных святых. Крест очень близок к суздальским резным крестам XV-XVI века.

Железные нагрудные кресты.

1) № 28458; 93. Нагрудный железный крест с медным изображением распятия в 2½, дюйма; весом 1 ф.; имеется ушко для цепи.

3) № 33041; 96. Железный шлифованный нагрудный крест геральдической формы без цепочки с вделанным медным маленьким четырехконечным крестиком. На последнем изображение восьмиконечнаго креста без распятия. По бокам буквы Ис.-Хр.; размер 3 Х 2 верш. весом 1½ ф.

3) № 36820; 99. Железный квадратный крест с таковыми же цепочками сверху и по бокам креста, весом 4 фунта.

4) № 41001; 1903. Нагрудный кованый железный четырехконечный на таковой же железной цепочке. На верхней части высечено „Труд“, в средине дата – 1891 год. 8 дюйм. длины – 7 ширины, весом 5 фунтов.

Остальные 14 крестов различнаго веса и формы, сделанные все по образцу древних церковных крестов, надписей дат и изображений не имеют.

№ 21563; 1891. Чугунный литой крест квадратной формы с надписью „БѴ55;гъ“, весом 5 ф. с пластинчатой жестяной цепочкой. Крест современной недавней работы.

Параманды медные.

1) № 36890; 99. Медный параманд, спереди железный луженый крест овальной формы. На заднем квадрате по краям надпись: „Аз язвы Господа моего на теле моем ношу“, в средине распятие с копьем и губою. Цепи гнутые из проволоки. Весом 2 фунта. Этот параманд очень тонкой изящной работы, ничем не отличается от современных мягких монашеских парамандов.

2) № 39286; 1901. Медный параманд с двумя одинакового размера дощечками, на одной из них выграверован четырехконечный крест. Концы его немного расширены, в уголках сияние. По форме крест напоминает несколько мальтийские и вообще квадратные кресты конца 18 и начала 19-го столетия.

Железные.

3) – Шлифованный хорошей слесарной работы с пластинчатыми, входящими одна в одну, на шарнирах цепочкою железный параманд. На передней дощечке, овальной, немного удлиненной книзу, изображение Господа распятого, а на задней восьмиконечного креста и надпись: „Господи спаси благочестивыя и услыши ны“. Судя по надписи, параманд мог принадлежать кому-нибудь из иеродиаконов. В средине креста дата: 1800 год.

4) 39314; 1901. Железный параманд с двумя крестами древней, напоминающей южно-русские Киевские четырехконечные церковные кресты, формы, с витыми наподобие жгутов удлиненными звеньями вместо цепочки. Весом 4 фунта, очень проржавлен, долго находился в земле.

Найден при постройке церкви с. Покровского, под Калугой, со скелетоѻ Инвентарная опись Историч. Музея. Означенный параманд составляет дар Д-ра С. С. Жданова..

5) № 24258; 92 железный параманд с железными же равносторонними крестами, цепи кованые отдельными звеньями ввиде восьмерок; весом 10 фунтов, не старый.

6) 25760; 92. Массивный железный параманд весом 15 ф. с двумя квадратными крестами с изображенными на них резными восьми-конечными. Цепи стальные пластинчатые на шарнирах, хорошей кузнечной работы. XVII века.

7) 37680; 1899. Железный параманд с 2 крестами и панцырной кольчатой цепью, ношеный; весом 11 ф.

8) 33343; 96. Тоже с медным замком спереди; весом 2 ф.

9) 38222; 1900. Тоже с коваными наплечниками и крестом спереди; весом 12 ф.

10) 39189; 1901. Тоже с двумя крестами. На переднем, как и на заднем, выбито: „Царь Славы Сын Божий“; весом 3 ф.

11) 40227; 1902. Тоже с широкими массивными наплечниками, с 4 конечным крестом и овальной пластиной сзади, с пластинчатыми же кузнечной работы цепями; весом 20 фунтов. Это самый тяжелый образец вериг описываемого собрания.

12) 40586; 902. Железный кованый параманд с пластинчатыми в 3 звена цепями; весом 12 фунтов, к нему принадлежит и верижная шапка № 40587.

13) 42520; 1905. Тоже с наплечниками, с пластинчатыми на шарнирах цепями, кузнечной работы; весом 9 ф.

14) 44283. Тоже грубой работы цепи; два креста, спереди восьмиконечный, сзади четырехконечный; весом 6 фунтов.

15) 44298; 1904. Тоже с 2 дощечками, на передней грубо выбит косой неправильной формы четырехконечный крест; весом 4 фунта.

16) 44279; 1907. Тоже с цепями, состоящими из мелких квадратных железных пластинок, соединенных между собою проходящими через них проволочными, сплюснутыми кольцами; на передней дощечке надпись: „Аз язвы Господа моего на теле моем ношу“ и изображение распятого Христа Спасителя с орудиями страданий.

17) – Бывший в огне параманд с двумя крестами и пластинчатой цепью; весом 2½ фунта.

Поясные в е р и г и.

1) № 25766; 1892. Железный пояс, соединенный с парамандом, кованой недавней работы, весом 15 фунтов.

2) № 31614; 1895. Железный пояс с приваренными на бедрах крестиками 3-х дюймовой высоты и проходящими от средины к спине плечевыми очень плоскими пластинчатыми цепями, чистой кузнечной работы. Этот пояс нужно отнести к числу женских вериг. Узкий сравнительно размер талии – 64 сант. и положение крестиков, отогнутых кнаружи, дают представление о стянутой в средине женской фигуре. Расположение цепей, начинающихся почти у самой середины пояса, очень напоминает проймы женскаго костюма. Все части пояса с внутренней стороны тщательно зачищены и закруглены во избежание беспокойства и поранения тела.

3) 41859; 1903. Пояс, соединенный с парамандом, с массивными цепями кузнечной грубой работы. На спинном квадрате дата – 1894 год, выбита точками. Литеры „Н. Л.“ высечены; весом 9 фунтов.

4) – Пояс с наплечными пластинчатыми на кольцах цепями с восьмиконечным посредине крестом и квадратом сзади; очень проржавлен; находился в земле; весом 17 ф.

5) – Такой же, менее проржавлен; весом 16 ф.

6) – 1900. Такой же, без креста; весом 12 ф.

7) № 44280; 1907. Такой же пояс, соединенный с парамандом. Цепи из пластин, напоминающих конские удила; весом 4 ф. очень недавней работы, неношеный.

8) № 45223; 1908. Пояс с нагрудным восьмиконечным крестом и сзади квадратом, соединенными пластинчатыми на овальных кольцах цепями. Внизу крест соединяется с поясом двумя изогнутыми пластинами на застежках; весом 17 фунтов. Эти вериги очень крупного размера.

Отдельные пояса.

1) № 26300; 92. Железный кованый пояс, состоящий из семи пластин с пряжкой; весом 4 фунта. По форме напоминает современные монашеские пояса.

2) № 33113; 96. Железный пояс с секретным замком, потертый; весом 2 фунта сравнительно старой работы.

3) № 23496; 96. Железный пояс из тонких пластин с крестом на спине; весом 1 фунт.

4) – Железный пояс с четырехконечными крестами спереди и сзади. На пряжке прорези букв? „Їис. Хр.“; весом 9 фунтов.

5 и 6) – Два ржавых старых очень массивных пояса в 12½ и 16 фунтов.

Двойные, отдельные от парамандов, кресты с цепями.

1) № 31798; 99. Цепь железная, обшитая холстом, с двумя крестами грубой современной работы; весом 14 ф.

2) № 44283. Два креста с цепью, восьмиконечным и четырехконечным, грубой современной работы; весом 6 ф.

– Два креста на обычного типа крупных цепях. Оба креста, размером 3½ Х 2½ в. и 3 X 2 в., имеют надписи. На переднем по всей стороне креста выбито славяно-русским шрифтом: „Во имя моего Спаса и Господа. Я предаю Тебе абие дни живота моего. Но болия желаю чтобы на мое сердце крест: не довольно чтобы иметь прет моими очами. Я желаю при склоне моей жизни вручену души моей Творцу“. На заднем: „взем крест твой честный ГѴ55;ди идем к тебе“; с обратной стороны. „Крест ангелов слава и демонов язва“ и дата – 1847 год.

Кроме того, № 43953–54; 1906. Две доски чугунные литые, овальной формы с отверстиями для подвески. На той и другой восьмиконечные кресты. На них вверху Бог, два ангела, посреди распятие, по бокам солнце померкшее, луна и надпись: „Кресту Твоему поклоняемся Владыко и святое воскресение твое славим“; внизу адамова голова, по бокам Матерь Божия и Мария Магдалина, с другой стороны Иоанн Богослов. Изображение крестов подходит к Московским XVI века. Доски весят 12 фунтов.

№ 38661; 1900. Посох железный, оканчивающийся копьем и секирами, навершье, – восьмиконечный крест. Это экземпляр тех самых „палок с копейцем“, которыми по свидетельству указа 1636 года Патриарха Иоасафа, дрались „до крови“ мнимые подвижники веригоносцы.

Из числа разрозненных вериг обращает на себя внимание № 42347; 1904 – громадный, охватывающий всю грудь, четырехконечный железный древней формы кованый крест с загнутыми внутрь средними концами. У закругленных концов, очевидно неудавшихся перекрестьев, прикованы ушки. От верхнего идет протертая кольчатая цепь к такой же, как и крест, массивной доске, неправильной треугольной формы. На кресте три дырочки очевидно от отставшего еще добавочного креста. Вес – 14 фунтов.

№ 41676–77; 1903. Два креста медных четырехконечных, одинаковых с ушками от цепей, с изображением на каждом восьмиконечного креста и надписью: ИС. ХР., заглавным прописным шрифтом Александровского времени. По форме напоминают Мальтийские.

Есть еще небольшой железный кованый равносторонний крест, в средине которого вместо ожидаемой религиозной надписи или изречения красуется выбитое клеймо, очевидно мастера, – „Ахматов“.

* * *

В заключение нельзя не указать на трудность и в некоторых случаях невозможность определить время происхождения только что описанных вещей.

С одной стороны кузнечное искусство, еще и до сих пор пользующееся приемами XVI века и мало считающееся, не в пример прочим ремеслам, с прогрессивным движением своего дела, не выработало новых образцов при обработке железа, с другой – религиозное воззрение заказчика, боявшегося всякого новшества и требовавшего потому сделать вериги непременно по старому и притом определенному образцу известных уже вериг прославленных подвижников, служит высказанной причине.

Конечно поставленные условия закащика при совокупности старинных приемов работы заставляли выходить вещь из рук мастера совершенно тождественную с древней и почти от ней ничем не отличимую.

Единственным ключом к распознаванию времени происхождения вериг, кроме выбитых дат и надписей, может служить вполне понятное для горделивого чувства хорошего мастера желание: сделать лучше, чем предложенный ему оригинал. В этом благом намерении, – с нашей точки зрения, – и оставлял кузнец, и то случайно, едва ощутимый дух своего времени.

Таких хороших мастеров должно быть было немного, уж очень грубы и рабски шаблонны, за исключением немногих, все остальные вериги.

* * *

1

История Русск. Церкви Преосвящ. Филарета. Пер. III; стр. 249.

2

Юродство о Христе. Свящ. И. Ковалевский стр. 160. Москва 1895 г.

3

Там же. Стр. 151.

4

Там же, стр. 151.

5

„Вразумление Заблудших», составл. на основании Священного Писания. Изд. 7. Москва 1891 год.

6

Юродство во Христе. Свящ. И. Ковалевский, стр. 156.

7

Общий Церковно-Славяно-Российский Словарь Импер. Академии Наук, 1884 г. Часть I.

8

№ по инвентарной описи и год поступления в музей.



Источник: Вериги. Собрание Императорского Московского Историческог Музея. Реферат, читанный в Церковно-Археологическом Отделе при Обществе Любителей Духовного Просвещения 17 ноября 1914 года Диак. В.И. Мансветовым. Печатная А.И. Снегиревой, 1915. 16 с.

Требуются волонтёры