отв. ред. Д. С. Лихачев

Житие Адриана Пошехонского

Житие Адриана Пошехонского – памятник русской агиографии XVI в. Самый ранний из дошедших до нас списков Ж. – конца XVI в. (ГПБ, собр. Погодина, № 861, сборник-конволют XVI–XVII вв., л. 969–981 об.). Текст Ж. в этом списке представляет собой рассказ об основании Адрианом своего монастыря и о трагической гибели Адриана во время нападения на монастырь, через 10 лет после его основания, крестьян соседнего села. Список этот озаглавлен: «Житие и подвизи преподобных отець наших, игумена Андреяна и старца Леванида, началников честныя обители Успения пресвятыя богородицы в Пошехонии, зовомая Андреянова. Списано бысть житие святых тое же обители многогрешным игуменом Алексеем». Время создания этого текста точно датируется началом 70-х гг. XVI в.: автор произведения обращается с молением к святому помочь «царю нашему» одолеть крымских татар и «главу их» хана Девлет-Гирея. Вопрос о борьбе с Девлет-Гиреем особо остро стоял как раз в начале 70-х гг.: в 1571 г. он совершил поход на Русь, во время которого была сожжена Москва, а в 1572 г. был разбит при Молодях Воротынским (в 1577 г. Девлет-Гирей умер). На начало 70-х гг. указывает и имя «описателя»: с 1570 по 1573 г. игуменом Адрианова-Пошехонского монастыря был Алексей. Вероятно, Алексей, о котором нам ничего кроме его имени неизвестно, и был автором данного текста. Текст этот не имеет ни вступления, ни заключительной похвалы святому, а содержание его отличается сюжетной остротой. Рассказ начинается с сообщения о появлении в Корнилиево-Комельском монастыре, постриженником которого был Адриан, таинственного незнакомца по имени Бестуж, под влиянием которого Адриан решает покинуть свой монастырь и основать в пустынных местах собственную обитель. В 1540 г. Адриан с послушником Леонидом уходит из Комельского монастыря, Бестуж приводит их в пошехонские леса и таинственно исчезает. С рядом фантастических и реалистических подробностей рассказывается, как пришельцы устраиваются на новом месте, ставят кельи, создают монастырь. После сообщения о смерти Леонида следует основная часть произведения – рассказ о нападении на монастырь жителей села Белого 5 марта 1550 г. Рассказ этот, имеющий отдельный заголовок – «Страдание преподобного отца нашего игумена Андреана от зверообразных разбойник», насыщен драматическими подробностями. Это не повествование о мученической смерти подвижника во славу веры, а наполненное живыми реалиями описание действительного события с яркими диалогами, отличающимися мрачным юмором. Столь же живо рассказано и о том, как было раскрыто это тайное нападение на монастырь и чем оно завершилось для жителей Белоселья. Время написания памятника отдалено от описанного в нем события двадцатью годами. Не приходится сомневаться поэтому, что автор Ж. пользовался рассказами современников, а возможно, и свидетелей и участников разгрома монастыря в 1550 г. Все остальные известные в настоящее время списки Ж. датируются XVII в. и более поздним временем и состоят из двух частей: из такого же текста, как в Погодинском списке, и второй половины жития, имеющей самостоятельное заглавие: «Слово на обретение честных мощей преподобномученика игумена Андреана». Это Слово повествует об открытии мощей Адриана Пошехонского в 1626 г. Слово написано более книжным, чем первая часть Ж., языком и носит деловой, официальный характер. Здесь повествуется о том, что случилось с телом убитого Адриана во время нападения на монастырь белосельцев, как стало известно о месте его погребения (в первой половине Ж. автор говорит, что ему ничего неизвестно о том, где находятся останки Адриана), подробно описано обретение мощей Адриана и перенесение их в Адрианово-Пошехонский монастырь. Основная задача Слова – доказать, что вырытые на территории Рябинина монастыря останки человека – это мощи Адриана, что еще до того, как стало известно, что это его мощи, на том месте, где они были погребены, уже свершались чудеса. Несмотря на деловой характер этой второй части Ж., и она наполнена целым рядом интересных подробностей, в ней немало живых, ярких деталей. В этой части Ж. сообщается, что предсмертный рассказ монаха Рябинина монастыря Ионы, поведавшего переданную ему его отцом историю о тайном погребении убитого Адриана, записал священник Лукиан Козмин. Активное участие в открытии мощей Адриана принимал игумен Рябинина монастыря Лаврентий. Ключевский считал, что последний и был автором этой части Ж. Издатели текстов жития в «Ярославских епархиальных ведомостях» считали автором Лукиана Козмина. К «Слову на обретение мощей» присоединены рассказы о чудесах. Первые из них датируются 1626 г., последнее – 1670 г. Слово скорее всего было написано в близкое время к 1626 г. Тогда же были записаны и первые чудеса. Со временем, в ходе дальнейшей литературной жизни памятника, к нему присоединялись рассказы о более поздних чудесах. Кроме охарактеризованного вида Ж. – его первой редакции, состоящей из двух разновременно созданных частей и объединенных в единое повествование, существует вторая редакция Ж., представляющая собой сокращение и переработку первой редакции. Основная тенденция второй редакции – придание тексту произведения характера, более соответствующего официальной агиографии: коренным образом перерабатываются или устраняются совсем все наиболее сюжетно острые эпизоды, бытовые подробности; язык повествования приобретает отвлеченный, книжный характер; несмотря на сокращение произведения, в его текст вводятся общие места, в начале Ж., в традиционно-житийных формулировках сообщается о рождении Адриана «в богоспасаемом граде Ростове... от родителей благочестивых и богобоязненных». Ж., особенно в первой половине его первой редакции, – одно из интереснейших произведений древнерусской агиографии. В сущности, это не житие святого, а яркая, живая повесть, в которой нашли отражение социальные противоречия между монастырем и населением окрестных деревень. И повесть эта замечательна не только своей социальной остротой, но и своей сюжетной динамичностью, непосредственностью изложения.

Изд.: Житие и страдание святого преподобномученика Адриана игумена, пошехонского чудотворца // Яросл. епарх. вед., 1873, ч. неофиц., № 4, с. 25–31; № 5, с. 33–42; № 8, с. 55–61; № 9, с. 63–70; № 10, с. 71–78.

Лит.: Некрасов И. Зарождение национальной литературы в северной Руси. Одесса, 1870, ч. 1, с. 64–66; Ключевский. Древнерусские жития, с. 327–328; Барсуков. Источники агиографии, стб. 13–15; Будовниц. Монастыри на Руси, с. 301–304; Дмитриев Л. А. Житийные повести русского Севера как памятники литературы XIII–XVII вв. Л., 1973, с. 199–213.

Л. А. Дмитриев


Источник: Словарь книжников и книжности Древней Руси / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушк. дом); Отв. ред. Д. С. Лихачев. - Ленинград : Наука, ленингр. отд-ние, 1987-. / Вып. 1. (XI - первая половина XIV в.) - 1987. - 492, [2] с.

Комментарии для сайта Cackle