О.В. Губарева

Открытия XX века

«Образ вида Твоего чту…»147

К началу XX века в и конах народ в основном видел Богородицу как «милостивую подательницу» и «скорую помощницу». Ей молились в ожидании чуда. Поверье в то, что тот или иной образ Божией Матери подает совершенно определенную помощь, поддерживалось выпуском различных дешевых брошюр. В благочестивых домах знаменитые образы Божией Матери и великих святых развешиваются встык и занимают теперь не только «красный угол», а целые стены. Неудивительно, что на списки с чудотворных икон резко возрастает спрос. Все это в корне меняет систему иконописного промысла, в котором творчество уже подчиняется законам рынка. Не новые богословские идеи, а вкус закачка и цена нередко определяют теперь облик икон. В народе покупают дешевые образки простого письма148, а в светски образованном обществе предпочитают живописные произведения большого стиля: барокко, рококо, классицизма, модерна и т.д.

Уровень иконописного искусства в это время заметно снижается, а иконописание превращается в обыкновенное ремесло. Иконы начинают производить сериями, артельно. Появляются даже «подокладные» образа, на которых писали только видимые в прорезях оклада лики и руки. Распространяются и так называемые иконы «краснушки», выполненные в две-три краски. Но даже в самом примитивном виде такое производство все-таки удерживало внешние признаки канона. Однако и оно в связи с появлением еще более дешевой фабричной печатной продукции было обречено на исчезновение.

Параллельно с процессом упадка иконописи происходило постепенное воцерковление значительной части образованного общества. Развитие православной философской мысли, серьезное изучение святоотеческого наследия, восстановление преподобножительства и живая народная вера – все это служило серьезным основанием для возрождения православной культуры Образа. На фоне общего представления о допетровской Руси как лишенной всякого просвещения, науки и искусства149 в славянофильской среде возникает интерес к старине. Но в силу объективных причин этот интерес носил историко-археологический характер. Древнерусская иконопись еще не воспринималась в целостности, ведь она оставалась закрытой: примерно раз в столетие из-за потемнения олифы образы прописывались заново, и к XVIII веку их подлинный лик совершенно забыт. Не существовало и древних описаний икон. Многократно правленная живопись стала откровенно некрасивой, и никто не помышлял о ее художественных достоинствах, поэтому даже древние иконы выводили за рамки искусства. Мерилом духовной красоты являлась «Сикстинская Мадонна» Рафаэля.

Первые памятники были освобождены от поздних записей только на рубеже XIX-XX веков. Их представили на широкое обозрение в дни празднования 300-летия Дома Романовых на выставке в 1913 году. Именно с этого момента древнерусское искусство начинает изучаться как одна из вершин мирового художественного наследия. Образы Ренессанса, на который молился XIX век, рядом с вновь раскрытыми иконами Божией Матери XIV-XVI веков стали казаться излишне земными и чувственными.

И конечно, мы навсегда обязаны исследователям, которые сразу сумели дат верную оценку этому событию и заложить фундамент богословского изучения икон. В первом ряду стоят имена о. Павла Флоренского150, кн. Евгения Трубецкого151, о. Сергия Булгакова152. Об иконах тогда писалось много, но надо назвать еще два имени: Н.П. Кондакова153, который проделал великий труд по собиранию и атрибуции всех существующих иконографий Божией Матери в Православной Церкви, и духовного писателя мч. Евгения Петроградского (Поселянина), составившего книгу «Сказания о чудотворных иконах Богоматери и о Ея милостях роду человеческому», которая до сих пор является единственным источником на русском языке по истории большинства почитаемых чудотворных образов.

Подвижническая работа в начале XX века возрождала богословие Образа. Древний лик Богородицы с Предвечным Младенцем открывался во всей своей благодатной силе, и можно назвать естественным пробудившееся желание создавать новые иконы по древним канонам. Но начавшееся было возрождение высокого иконописного искусства было прервано.

После всех потрясений XX века эта насущная проблема вновь возникла в России в начале 90-х годов, когда Церкви стали возвращать опустошенные и разрушенные храмы. Их художественное убранство частично восстанавливалось за счет музейных фондов и пожертвований благочестивых людей. Но в основном пустоты заполнялись бумажными репродукциями и неумелыми копиями, механически воспроизводившими древние образцы. Такой подход к возрождению иконописи, который сохраняется в разных местах и по сей день, показал свою очевидную неплодотворность.

Икона, как образ обращенный к человеку, всегда была национальной и современной154. Формально скопированная, она выглядит неловким анахронизмом, если не осмыслена, не пережита художником. Древний образ дышит мудростью, современная копия рядом с ним безгласна155.

Зрительный опыт человека XX века неизбежно опирается на близкие ему художественные образы и стили, составляющие его визуальную среду, которую формируют различные виды искусства. Огромное влияние на образ оказали различные формалистические течения, особенно беспредметные. Они творчески восприняли иконописное мышление формой, линией, ритмом, средствами живописи для создания иной реальности, несуществующего мира. Этот способ позволил лучшим художникам творить собственную, личную реальность156. Безусловно, их искусство сугубо авторское и поэтому бесконечно далеко отстоит от иконы, которая не может и недолжна писаться одним разумением художника. Но все же, как это ни странно, пример блистательного мастерства в формотворчестве минувшего века может послужить хорошим уроком для современных иконописцев в поисках единства формы и идеи при создании икон.

Древние иконописцы подавляют своим величием, стесняют творческое начало и, естественно, вызывают желание подражать. Но великую живопись повторить невозможно. Иконописцы, хотя и понимают это, все же ориентируются, скорее, на нее, чем на канон. Они или не учитывают, или не знают, что канон не зависит от художественного стиля. Феофан Грек не похож на Андрея Рублева, Андрей Рублев отличается от Дионисия, псковские иконы цветом противоположны новгородским и т.д. – но все это каноническое искусство. Рамки канона не препятствуют истинному творчеству, оно всегда остается свободным.

Когда миру вновь открывается высокое предназначение канона, его нельзя ни умалить, ни уронить, ни потерять. Это нить, которая связует ум святых отцов с сердцем художника. Цель иконописца – запечатлеть с помощью красок на доске Образ Бога таким, каким Он явлен в мир, каким открывается святым. Назначение канона не в художественном диктате, а в том, что Образ Божий предстал неискаженным и во всей своей полноте.

Богородица явила Собой Образ Божий в совершенстве, и Церковь исповедует: чем яснее раскроется этот Образ в иконе, тем полнее явится в ней Духом Святым Сама Богородица и наполнит ее чудотворной благодатной силой.

Содержание

Глава 1. Пресвятая Богородица – совершенная Божественная икона

Исключительное Творение Божие

Новая Ева

Образ Бога невидимого

Дары Святого Духа

«Вместилище всех благодатей»

Богопознание через созерцание

Иконография Божией Матери – путь богопознания

Пресвятая Богородица – Церковь и Божий храм

Образ любви Христа и Церкви

Богородица – образ церковного собора

«Свет неприступный»

Образ тайны Воплощения

Символика одежд Богородицы

Символика одежд Христа

Освящение словом

«Ею же поклоняемся Творцу»

Глава 2. Образ Божией Матери «Одигитрия» («Путеводительница»)

«Блаженство в деснице твоей вовек»

Иверская икона Божией Матери

Седмиезерная (Смоленская) икона Божией Матери

Иерусалимская икона Божией Матери

Тихвинская икона Божией Матери

Казанская икона Божией Матери

Икона Божией Матери «Утоли моя печали»

Черниговская (Ильинская) икона Божией Матери

Глава 3. Образ Божией Матери «Умиление» («Ласкающая»)

Святое лобызание любви

Владимирская икона Божией Матери

Феодоровская икона Божией Матери

Донская икона Божией Матери

Глава 4. Киккская икона Божией матери («Милостивая»)

«Нова нам Младенца родила еси Ветхого деньми…»

Глава 5. Образ Божией Матери «Знамение»

«Радуйся, чаше, черплющая радость…»

Икона Божией Матери «Знамение» Новгородская

Богоматерь «Великая Панагия» («Оранта» Мирожская)

Глава 6. Образ Божией Матери на Престоле

«Радуйся. Облеченная в солнце»

Икона Божией Матери Свенская Печерская

Глава 7. Гимнографические образы Пресвятой Богородицы

«Тела моего врачевание…души моея спасение»

«Похвала Богоматери»

«Неопалимая Купина»

Гимнографические иконы Божией Матери в Синодальный период

Открытия XX века

«Образ вида Твоего чту…»

* * *

147

Канон покаянный ко Пресвятой Богородице. Песнь 7.

148

Спрос на иконы в основном удовлетворялся мастерами Палеха, Холуя, Мстеры, которые в советское время прославились лаковой миниатюрой. См.: Тарасов О.Ю. Икона и благочестие. Очерки иконного дела в императорской России. М., 1995.

149

«Это была полнейшая невежественная и суеверная раба природы. От незнания природы она не знала никакой интеллектуальной, разумной культуры, никаких рациональных искусств, ремесел и промыслов, никаких фабрик и заводов» (Щапов А.П. Великорусские области смутное время (166–1613). Т. 1. СПб., 1906. С. 17); «Не ищите в нашем прошедшем своих идей… Оно оставило нам мало пригодных идеалов, но много поучительных уроков, мало умственных приобретений и нравственных заветов, но такой обильный запас ошибок и пороков, что нам достаточно не думать и не поступать, как наши предки, чтобы стать умнее и порядочнее, чем мы теперь» (Ключевский В.О. Письма. Дневники. Афоризмы и мысли об истории. М., 1968. С. 313–314); «Наши предки, сами того не подозревая, отреклись от самой сущности христианства» (Соловьев Вл. Национальный вопрос в России. Вып. 2. СПб., 1891. С. 7).

150

Флоренский Павел, священник. Статьи по искусству. СПб, 1995.

151

Трубецкой Евгений, князь. Умозрение в красках. Три очерка о русской иконе. М., 1992.

152

Булгаков Сергий, протоирей. Икона и иконопочитание. М., 1996.

153

Кондаков Н.П. Иконография Богоматери. СПб., 1914–1915. Т. 1–2.

154

Современная православная икона (Санкт-Петербург) / Автор-составитель Н.С. Кутейникова. СПб., 2003. С. 6–10.

155

Недаром в древности не было «копий», а были «списки».

156

К. Малевич, В. Кандинский, П. Филонов, Н. Гончарова и др.



Источник: Божия Матерь в ее иконах : опыт художественно-богословского анализа / О. В. Губарева. - Москва : Паломник, 2006. - 158, [1] с., [16] л. цв. ил. : ил.; 17 см.; ISBN 5-88060-042-4

Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс