Азбука веры Православная библиотека Икона. Искусство Торжество перенесения чудотворной иконы Старорусской Божией Матери из г. Тихвина в г. Старую Руссу
Распечатать

А.А. Усинин

Торжество перенесения чудотворной иконы Старорусской Божией Матери из г. Тихвина в г. Старую Руссу

В годину совершившегося по всему пространству земли Русской празднества. В память 900-летия крещения Руси при святом равноапостольном князе Владимире, волею Всеблагого Промысла, изволением Благочестивейшего государя императора Александра Александровича и благословением Святейшего Правительствующего Синода совершилось великое, священное и достопамятное торжество: перенесение чудотворной иконы Старорусской Божией Матери после 318-летнего пребывания ее в г. Тихвине, в Тихвинском Большом Богородицком монастыре, в г. Старую Руссу, в Старорусский Спасопреображенский монастырь. Событие это запечатлелось в памяти народной давно невиданною торжественностью, при многотысячном собрании народном из окрестных сел и городов, сопровождавшем чудотворную икону Матери Божией на всем пути от Тихвина до Старой Руссы (около 300 верст). Прежде чем изобразим картину торжественного шествия чудотворной иконы, скажем о ней несколько слов.

Начало и происхождение чудотворной иконы Старорусской Божией матери покрыто завесою таинственности, как и происхождение многих других чудотворных икон. Некоторые полагают, что она была принесена в г. Старую Руссу в первые века христианства Греками из Ольвиополя1; но насколько верно такое мнение, с утвердительностью сказать о ней трудно. По сохранившемуся в народе преданию известно только то, что она, со времен глубокой древности, принадлежала г. Старой Руссе и находилась в нем несколько столетий на радость и утешение всех жителей города и окрестной области.

По внешнему виду чудотворная икона Старорусской Божией Матери, кроме размеров, много имеет сходства с явленною Тихвинской чудотворною иконою. Разница в том лишь, что на Богомладенце две ризы и левая ножка не в таком положении, как у явленной Тихвинской.

В вышину икона имеет 3 аршина 14 ½ вершков, в ширину 2 арш. 13 ½ верш. До 1855 года оклад на иконе был древний из басменного серебра; венцы и цата чеканные-сребропозлащенные. Убрус на Богоматери вынизан настоящим и половинчатым жемчугом. В 854 году на место старинного басменного оклада, при архимандрите Тихвинского Большого монастыря Петер, начата, а окончена в 1855 году, при архимандрите Владимире. Новая сребропозлащенная массивная риза, работы С.-Петербургского купца Ф.А. Верховцева, украшенная бриллиантами и бриллиантовыми розами, алмазными искрами, яхонтами, жемчугом и разноцветными стразами. Весу в ризе 3 пуд. 33 ф. и 73 золотника.

В Тихвинском Большом монастыре чудотворная икона Старорусской Божией Матери находилась в соборной церкви Успения Пресвятой Богородицы, по левую сторону входных дверей, на первом столпе.

По какому поводу была перенесена чудотворная икона Матери Божией из г. Старой Руссы в Тихвин, существует несколько сказаний. Они в частностях разногласят, но сходны в главном и существенном. Мы укажем на два из них более распространенные в последнее время. По одному сказанию, в царствование Государя и Великого князя Иоанна Васильевича Грозного, в 1570 году, моровое поветрие стало опустошать пределы Новгородской области и между прочими Тихвин и Старую Руссу. Устрашенные жители обратились с горячими молитвами к Небесной Заступнице, умоляя о помощи, и молитва их была услышана: Матерь Божия явилась во сне одному из благочестивых жителей Тихвина и открыла ему, что язва прекратиться, если в Старую Руссу будет принесен образ Тихвинской Богородицы, а в Тихвин Старорусская Ее икона. Повеление Небесной Владычицы было исполнено, и мор действительно прекратился в том и другом городе2.

По другому сказанию, чудотворная икона Старорусской Божией Матери, во время того же морового поветрия, была взята из Старой руссы и носима из одного селения в другое, для избавления от губительной язвы, и таким образом достигла Тихвина. По милости и заступлению Царицы Небесной моровое поветрие прекратилось, и Старорусская икона Богоматери на время была поставлена в Тихвинском Большом монастыре. По дальности расстояния Тихвина от Старой Руссы и неудобству в тогдашнее время путей сообщения, возвращение Старорусской чудотворной иконы Божией Матери из Тихвина в Старую Руссу было откладываемо с году на год, а последовавшее затем в 1611–1617 гг. нашествие на Новгородскую область Шведов, разграбивших и разоривших Старую Руссу и разогнавших ее коренных жителей, послужило новым препятствием к возвращению чудотворного образа скорой в бедах Заступницы на место прежнего своего пребывания3.

Слишком три века святая икона пребывала под сенью Тихвинской обители, слишком три века граждане Старой Руссы не переставили скорбеть, не видя в своем городе своей святыни. При увеличении народонаселения и развития благосостояния гор. Старой Руссы, у граждан ее пробудилось благочестивое желание возвратить свою заветную святыню, чудотворный образ Старорусской Богоматери. Начиная с 1805 года граждане г. Старой Руссы неоднократно ходатайствовали пред высшими духовными и светскими властями о возвращении св. иконы, но ходатайство их оставалось безуспешным.

В 1885 году оно снова было повторено настоятелем Старорусского Спасопреображенского монастыря о. архимандритом Мардарием, и на этот раз на него было обращено внимание Его Императорского Высочества Великого Князя Владимира Александровича, к которому Старорусские граждане, во главе с о. архимандритом Мардарием, дважды обращались со своею просьбою, и Его Высочество, в именном рескрипте (см. Прибавл. к Церковным Ведом. 1888 г. №37, стр. 1022) на имя г. Синодального Обер-Прокурора от 29-го октября 1887 г., просил об удовлетворении ходатайства граждан г. Старой Руссы. Святейший Синод, получив от Высокопреосвященнейшего Исидора, Митрополита Новгородского, сообщение, что со стороны настоятеля и братии Тихвинского Богородицкого монастыря, в котором находилась чудотворная икона, препятствий к ее перенесению в г. Старую Руссу не имеется, ходатайство Староруссцев признал уважительным и определением своим, 2-го мая 1888 года, предоставил г. Синодальному Обер-Прокурору испросить на сие Высочайшее соизволение. Государь Император, в 7-й день того же мая, доклад Святейшего Синода изволил утвердить.

Велика была радость граждан г. Старой Руссы, когда они узнали о Высочайшем соизволении на возвращение иконы. После напутственного молебна, совершенного в Спасопреображенском монастыре о. архимандритом Мардарием, в Воскресенье 21 августа, весьма многие поспешили в Тихвин, для участия в торжестве перенесения чудотворной иконы. Большинство от станции Чудово (131 верс.) до Тихвина шли пешком. Придя в Тихвин за несколько дней раньше и воздавши поклонение Царице Небесной в Тихвинском Большом монастыре, Старорусские граждане посетили и другие монастыри: Введенский женский монастырь в самом городе Тихвине, в котором покоится четвертая опальная супруга Иоанна Грозного, Царица Дария Алексеевна, из рода бояр Колтовских, тридцать лет подвизавшаяся здесь в подвигах поста и молитвы, Николо-Беседный монастырь, находившийся в 3-х верстах от г. Тихвина, основанный в 1515 году на том месте, где Пресвятая Богородица, явясь с Святителем Николаем простому богобоязненному пономарю, беседовала с этим рабом Божиим, Антониев Дымский монастырь, основанный в XIII веке учеником великого угодника Божия Преподобного Варлаама Хутынского, пр. Антонием Дымским, в котором нетленные мощи сего Угодника Божия почивают под спудом; наконец, соборный храм Преображения Господня, в котором находится чудотворный образ Стокгольмской Божией Матери, прославившийся чудотворениями в XVII веке. Приготовляясь к получению бесценного сокровища, даруемого Царицею Небесною в лике древней чудотворной иконы своей, многие из Староруссцев освятили себя при той или другой святыне Тихвинской таинствами покаяния и причащения св. Христовых Таин, чтобы таким образом быть более достойными шествию с великою святынею.

В тоже самое время и тихвинские граждане, желая воздать последний долг святыне, 318 лет приосенявшей их родной город, испросили разрешение у Высокопреосвященнейшего Исидора, митрополита Новгородского, обнести икону Старорусскую Божией Матери с крестным ходом вокруг города Тихвин. Благостнейший архипастырь уважил просьбу Тихвинских граждан, и крестный ход с иконою Матери Божией, при огромном стечении народа, совершен был 28-го августа с коленопреклоненною молитвою ко Пресвятой Богородице на городском площади.

Тридцатого августа. Накануне дня, назначенного для поднятия чудотворной иконы Старорусской Божией матери, в четыре часа по полудни, по желанию и просьбе представителей города Старой Руссы, настоятелем Тихвинского Большого монастыря о. архимандритом Евгением, в служении двух иеромонахов, иеродиакона, при хоре монастырских певчих, за спасение жителей города Старой руссы был отправлен Матери Божией, пред Старорусскою чудотворною иконою, молебен, на котором присутствовали Старорусский городской голова, избранные для охранения в шествии иконы депутаты и наконец, почти все Староруссцы, прибывшие в город Тихвин за чудотворною иконою.

В исходе шестого часа в Тихвинском Большом монастыре началось всенощное бдение в честь и славу Преблагословенной Матери Божией. Огромный монастырский собор был полон народа, массы которого кроме того находились под открытым небом вне и внутри монастыря. При ночной темноте, торжественности богослужения, стройном пении монашествующей братии, кадильном благоухании и бесчисленном множестве возженных пред чудотворною иконою свечей, храм представлял зрелище весьма трогательное и поразительное. Бдение окончилось около 10-ти часов вечера. Ночь была тихая, светлая и теплая.

День 31-го августа наконец наступил. Пред самым рассветом пошел небольшой дождик, продолжавшийся до 6-ти часов утра. Царица Небесная как бы являла этим свои богатыя милости, изливаемые свыше на усердных чтителей св. и чудотворной Ее иконы.

В 6 ½ часов, по первому удару монастырского колокола, к монастырю потянулись громадные толпы народа. Церковь и ведущая к ней широкая аллея были переполнены богомольцами; почетный конвой, высланный в г. Тихвин из новой Ладоги, состоящий из роты 1-го резервного батальона, во главе с полковником и тремя офицерами в походной форме, занимал назначенное ему место, готовясь сопровождать св. икону на пути ее следования. К началу литургии прибыл из городского собора крестный ход, в составе которого вошли отдельные крестные ходы – из женского монастыря и приходских церквей, затем, предшествуемая городским головою явилась в монастырский собор Тихвинская городская дума, в полном составе гласных, и заняла место на солее, впереди левого клироса. Служение литургии отправлялось торжественно; особенно торжественна была та минута, когда после заамвонной молитвы Тихвинский о. архимандрит Евгений выступил на амвон и опираясь одной рукой на посох, сказал экспромтом краткую, но глубоко-задушевную речь, которую он начал так: «Достойно есть величати Тя Богородице, честнейшую херувим и славнейшую без сравнения серафим! Великое, светлое и радостное ныне торжество!» – сказал о. архимандрит. «Счастлива сия св. обитель, счастливы и вы (обратясь к гласным тихвинской городской думы) граждане богоспасаемого града Тихвина! Сего дня от сего места во всю Новгородскую губернию, обильною струею потечет река благодати Божией. Какой удостоились мы чести! От нас идет благодатная икона Царицы Небесной, целительница болящих, слепых, хромых, сухих, чающих движения воды. Своим благодатным шествием она приосенит почти все пределы Новгородской губернии и наконец даже великий и Богоспасаемый Новгород. Как же мы проводим ее? Ее несомненно будут провожать св. Ангели Божии. Проводим ее и мы, грешные, с верою, любовию и молитвою, чтобы во втором пришествии Сына Божия сподобиться нам стать одесную Его со всеми святыми во веки. Аминь». Речь о. архимандрита на столько была трогательна, что присутствовавшие в храме не могли удержаться от слез. Вслед за произнесением речи, о. архимандрит Евгений Тихвинскому городскому голове и гласным Тихвинской думы – каждому дал по освященной просфоре, а после их вручил таковую же просфору и Старорусскому городскому голове.

По окончании литургии был отправлен благодарственно-напутственный молебен, после которого о. архимандрит Евгений, сослужащее ему духовенство и монастырские певчие направились к иконе Старорусской Божией Матери, около которой, полукругом, занимали места Старорусский городской голова и депутаты для охранения в шествии св. иконы. Остановившись вблизи иконы, о. архимандрит Евгений сказал: «Повелением Благочестивейшего Самодержавнейшего Великого Государя нашего Императора Александра Александровича всея России, благословением Святейшего Правительствующего Синода и первенствующего члена оного Высокопреосвященнейшего Исидора, Митрополита Новгородского, я, недостойный архимандрит Евгений, поднимаю с сего места Старорусскую чудотворную икону Божией Матери и благословляю ею граждан г. Старой Руссы». Взявши одной рукой край иконы, о. архимандрит Евгений громко запел стих «Пресвятая Богородице спаси нас!», за ним последовали священнослужители и певчие. Происходившие до этого редкие всхлипывания обратились в громкие рыдания. Тысячи Тихвинцев плакали о лишении святыни, пребывающей у них более трех веков. В то же время от умиления сердечной радости плакали и Староруссцы, ибо они получили то, чего желали и просили, и чего не могли получить их отцы, деды и прадеды. Подняв св. икону на головы, при неумолкаемом пении «Пресвятая Богородице спаси нас!» Староруссцы вынесли ее из монастырского соборного храма. За первыми святыми воротами встретили процессию монахини Введенского женского монастыря, составившая собою длинную однообразную ленту. Вынесенная за монастырскую ограду чудотворная икона была вставлена в особый киот, укрепленный на тяжелых носилках. При неумолкаемом звоне монастырских и церковных колоколов, крестный ход тронулся. Впереди иконы, за крестным ходом шло Тихвинское городское духовенство и несколько человек братии Старорусского монастыря во главе с настоятелем о. архимандрит Мардарием, позади иконы шли монахи, а за ними Тихвинский о. архимандрит Евгений с братией. Пение монахинями, попеременно с певчими тихвинского Большого монастыря стиха «Пресвятая Богородице спаси нас!» глубоко действовало на душу сопровождавших св. икону. Не менее шести тысяч народа покрывали собой все улицы, по направлению пути шествия св. иконы. Великолепная погода, стоявшая во все предшествующие дни, была особенно хороша в этот многознаменательный день. Солнце ярко сияло, обливая своими лучами величественную и чудную картину священного шествия.

Медленно двигаясь, процессия прибыла к городской черте, на рубеже которой стоит часовня во имя св. великомученика Георгия. Установив носилки с чудотворным образом против часовни, о. архимандрит Мардарий, при участии Тихвинского городского духовенства, начал молебен. Громко и отчетливо прочитав Богородичное Евангелие, о. архимандрит особенно выразительно произнес последние слова: «пребысть же Мариам с нею яко три месяцы, и возрвратися в дом свой». При душевном восторге, радости и умиления в сердцах Старорушан прозвучали эти слова: «Пребысть же Мариам с нею яко три столетия, и возрвратися в дом свой». В след за окончанием евангелия пришел к месту остановки Тихвинский о. архимандрит Евгений. Воцарилась глубокая тишина, при которой о. Евгений сказал: «По указу Его Императорского Величества, Самодержца Всероссийского и прочая, и прочая, и прочая и предписанию архипастыря моего Высокопреосвященнейшего Исидора, Митрополита Новгородского, с крестным ходом я проводил за черту города чудотворную икону Старорусской Божией Матери; теперь (обратившись к Старорусскому о. архимандриту), вручаю Вам, Ваше высокопреподобие, и прошу доставить ее по назначению, а затем, по благополучном прибытии на место, донести об этом архипастырю нашему и меня почтить своим уведомлением». В ответ на это Старорусский о. архимандрит сказал: «Со страхом, трепетом, глубокою верою и благоговейным усердием приемлю от Вас, Ваше Высокопреподобие, св. икону Старорусской Божией Матери и вместе считаю долгом исполнить Ваше желание». После этого подошел Старорусский городской голова и, обратясь к Тихвинскому о. архимандриту, сказал: «Позвольте мне, как представителю города Старой Руссы, принести Вашему Высокопреподобию от имени Старорусского городского Общества душевную признательность за оказанное пребывавшим здесь нашим гражданам радушие, глубокое внимание и теплое сочувствие к перенесению чудотворной иконы Старорусской Божией Матери в наш город. Граждане г. Старой Руссы сохранят о Вас благоговейную память на все времена». О. Евгений на это ответил: «Я нижайший послушник Царицы Небесной, всем Вам мой усердный поклон», и в тоже время поклонился чуть не до земли. При пении «Пресвятая Богородице спаси нас!» носилки с иконою были подняты Старорусскими гражданами, и, медленно поворачиваясь, образ Богоматери тронулся в далекий путь, а крестный ход из г. Тихвина пошел обратно в город. Сетующие Тихвинцы, особенно женщины, снова заплакали на взрыд: «Божия Матерь, Заступница наша, зачем Ты нас оставляешь! Куда Ты отходишь от нас Владычица!» – взывали они к Ней. – Так продолжалось до Николо-Боровенской церкви, отстоящей от Тихвина в 4-х верстах. Более чем за версту от этой церкви чудотворная икона Матери Божией была встречена крестным ходом и, по совершены на дороге, против церкви, краткого молебствия, снова тронулась в путь. Пройдя несколько верст далее, Тихвинцы мало по малу стали отставать. Расставаясь со святынею, они становились на колена и, смотря вслед ея, долго плакали и молились на месте; но некоторые пошли провожать чудотворную икону Матери Божией еще далее: – одни до первой станции села Липной Горки (21 вер.), другие до станции Чудово (131 вер.), а третьи до самой Старой Руссы.

В то время, как только чудотворная икона Матери Божией была поднята с места, Старорусским городским головой в Старорусскую городскую управу была подана телеграмма такого содержания: «Чудотворная икона Старорусской Божией Матери поднята и несется со славою и благолепием». По объявлены этой телеграммы настоятелю городского собора, и по исходатайствованному ранее разрешению от Преосвященного Викария, тот час же в соборе, a затем в монастыре и во всех городских церквах начался звон к молебну. Лавки и все торговый заведения были немедленно закрыты. Народ массами спешил в монастырь, собор и другие приходские церкви для принесения молитвы и благодарения Царице Небесной, благоизволившей снова придти в прежде избранный Ею богоспасаемый град.

В первый день по выходе из г. Тихвина ночлег с чудотворною иконою Матери Божией, по маршруту, был назначен в селе Липной Горке. По мере приближения чудотворной иконы, к названному селу, из Липногорской церкви вышло множество народа с крестным ходом, который и встретил Царицу Небесную на пятой версте от церкви. Воздав Владычице достодолжное поклонение, крестный ход присоединился к торжественному шествию и, при пении священных песней, во главе духовенства с о. архимандритом Мардарием, продолжал путь до Липногорской церкви. Неумолкаемый звон колоколов и новые толпы народа встретили икону Матери Божией у самого храма, в который она была внесена и поставлена, по правую сторону иконостаса, на приуготовленном для нее месте. В 6 ½ часов местным священником было отслужено всенощное бдение, после которого храм стоял открытым для поклонения и благоговейного чествования св. иконы до 12 часов ночи.

Первого сентября, с раннего утра, по просьбе усердствующих, началось служение молебнов и продолжалось беспрерывно до начала благовеста к литургии. После литургии, которую совершал местный о. настоятель, Старорусским о. архимандритом Мардарием был отправлен Матери Божией молебен, после которого, при колокольном звоне и неумолкаемом пении стиха «Пресвятая Богородице спаси нас!» чудотворная икона, сопровождаемая крестным ходом из Липногорской церкви и тысячами народа, тронулась в путь. Крестный ход проводил св. икону до часовни, построенной на берегу реки Сяси, где знаменитый Шведский полководец Делагарди, готовивший страшную месть Тихвинской обители за неслыханное посрамление, понесенное его воинами при осаде Тихвинского монастыря в 1618 году, был поражен новым чудом4. После молебна у часовни крестный ход возвратился в церковь, а икона Матери Божией, несомая и сопровождаемая гражданами г. Старой Руссы, жителями окрестных селении и другими чтителями святыни, продолжала путь до села Ругой, где в прежнее время находилась Свято-Троицкая Ругойская пустынь5.

Пред наступлением вечера погода изменилась, – тучи черным покрывалом закутали небо. Капля за каплей и скоро пошел сильный дождь. За далеко пред селом Ругоя чудотворную икону Матери Божией встретил крестный ход, из Свято-Троицкой Ругойской церкви, сопровождаемый духовенством и многочисленным народом. После остановки и краткого молебствия, шествие чудотворной иконы продолжалось далее и, при торжественном звоне колоколов и неумолкаемом пении хвалебных песней в честь Пресвятой Богородицы, вступило в село Ругоя. Входные двери в бедном храме села Ругой так не высоки, что чудотворную икону Матери Божией внести в самый храм было невозможно, а потому ее поставили в церковной ограде у самого храма, в киоте на носилках. Здесь пред чудотворною иконою Матери Божией было отправлено всенощное бдение, после которого она была охраняема во всю ночь.

Второго сентября, после литургии в Ругойской церкви и молебна пред чудотворною иконою Матери Божией, крестный ход, сопровождаемый огромною массою народа, проводили икону Матери Божией далеко за село.

С раннего утра до глубокой ночи шел в этот день, беспрерывно, проливной дождь от которого на дороге, но черноземистому грунту, образовалась непролазная грязь. Ни холодный ветер, ни сильный дождь со снегом, не могли остановить народный массы, сопровождавшая св. икону с обнаженными головами, благоговейно и непрерывно осеняющая себя крестными знамениями. Да, неизмеримо глубоко русское религиозное чувство! Не было препон, которыя могли бы охладить его; не было лишении и трудов которых бы не одолел русский человек, лишь бы участвовать в священном шествии Матери Божией и принять Ея священное осенение. Не доходя до деревни Кукуя на встречу Царицы Небесной вышло духовенство, Пятницкой приходской церкви, с хоругвями и святыми иконами, при многочисленном стечении народа из окрестных сел и деревень Тихвинского уезда. По прибытии торжественного шествия чудотворной иконы Матери Божией в деревню Кукуй св. икона была поставлена у часовни, в нарочито устроенную для нее палатку.

Третьяго сентября после молебна отправленного о. архимандритом Мардарием, при участии местного духовенства, чудотворная икона Матери Божией была поднята и снова торжественно несена по направлению села Оскуя. После полудня небо стало проясняться и скоро наступила тихая и ясная погода, с теплым южным ветерком.

В тот же день, с раннего утра, народ массами стал стекаться в село Оскуя. Такого стечения народа, какое было в это время, село Оскуя никогда еще невидывало. Все сельчане – достаточные и бедные, старцы и возрастные с юношами, больные и убогие, все подвиглись с своих мест и стремились приблизиться и облобызать чудотворную икону Царицы Небесной. Около 2-х часов пополудни раздался на колокольне благовест, извещающий о приближении Небесной Владычицы к селу Оскуя. Народ православный оградил себя крестным знаменем, заволновался и с поспешностью стал собираться в церковь, из которой, с преднесением хоругвей, запрестольного креста, при колокольном звоне, пении местных певчих и сопровождены облачившегося духовенства, направился по дороге к Тихвину на встречу Царицы Небесной. Пройдя от церкви 2 ½ версты, послышалось стройное пение «Пресвятая Богородице спаси нас!». Между тем никого не было еще видно так как дорога в этом месте очень извилиста и проходить среди довольно высокого и густого леса. Неописуема та минута, когда во очию всех – Матерь Божия, как бы на воздухе, над головами многотысячной массы народа, приближалась к встречавшему Ее крестному ходу. Все как один пали на колена и взирая со слезами на св. икону, от умиления плакали и молитвенно взывали «Пресвятая Богородице спаси нас!». Как проста и выразительна эта молитва. Как радуется сердце при каждом возгласе ея, в массе движущегося народа! По отправлении краткого молебствия, процессия крестного хода, с чудотворною иконою, направилась в село Оскуя. Чудную и величественную картину представляло священное шествие посреди роскошной природы, неисчислимого множества народа и лучах вечернего, ярко блещущего солнца. По прибытии в село Оскуя, около 5 часов пополудни, икона Матери Божией была внесена в церковь. Усердствующие наперерыв один пред другим просили служить Матери Божией молебны, которые й продолжались до начала всенощного бдения. Всенощное бдение было торжественно совершено настоятелем местной церкви, священником о. Димитрием Никольскими. На величание с прочими священнослужителями выходил Старорусский о. архимандрит Мардарий. После всенощного бдения служение молебнов продолжалось до 12 час., а церковь оставалась открытою до самого утра. Многие коленопреклоненно и с молитвою на устах предстояли пред ликом Владычицы милосердой во всю ночь, прося у Ней милости и утешения в скорбях и болезнях.

Четвертого сентября в 6 часов начался благовест к литургии, после которой о. архимандритом Мардарием, в сослужении местного и других священников, был отправлен молебен, и вслед затем икона Матери Божией была вынесена из храма. Массы народа ожидали воздать ей последнее целование. Около 11 часов, в сопровождены крестного хода, при колокольном звоне, чудотворная икона Божией Матери была поднята с места и несена в следующий предстоящий путь, при неумолкаемом пении «Пресвятая Богородице, спаси нас!». Массы народа отправились за иконою в село Грузино, а крестный ход, проводив ее 1½ версты за село, возвратился в церковь.

По приближении к селу Грузину, в расстоянии четырех верст от него, чудотворную икону Божией Матери встретил крестный ход из Моденской кладбищенской церкви святителя Христова Николая, сопровождаемый вторым священником Грузинского собора о. Николаем Ребовским.

Около полудня толпы народа стали приходить в село Грузино, чему много благоприятствовало время и Воскресный праздничный день. По всему селу заметно было какое-то особенное движение: кто идет к собору ждать крестного хода, кто по пути к Тихвину, на встречу чудотворной иконы. В три часа начался торжественный колокольный звон, и крестный ход вышел из собора с пением молебна Пресвятой Богородице и направился к кладбищенской церкви, сопровождаемый тремя священниками: настоятелем Грузинского собора о. Василем Соловьевым, 88 пехотного Петровского полка о. Василем Розановыми и священником Тихвинского уезда Сенновской церкви о. Василем Соловьевым. Когда вышел крестный ход за село Грузино на прямую, как стрела, и обсаженную сплошь по сторонам деревьями Тихвинскую шоссейную дорогу, то все трехверстное расстояние между селом Грузином и деревнею Моднею, где находится кладбищенская церковь, сплошь занято было народом, представляя из себя живое море людей, восторженно стремящихся к тихому пристанищу Божия Матери. Чудотворная икона Матери Божией крестным ходом встречена была у самой кладбищенской церкви, откуда, после краткого молебствия пред иконою и слияния обоих крестных ходов, шествие направилось к селу Грузину, при пении священнослужителями стиха: «Пресвятая Богородице, спаси нас!» повторяемого громогласно двумя хорами женских голосов в движущейся впереди масс народа. В тоже время Старорусский хор певчих партесно и очень стройно пел канон: «Отверзу уста моя» ...

Когда вся эта масса народа двинулась и чудотворную икону подняли на носилках, картина этого движения была поистине очень трогательна и умилительна. Величественный вид шествия чудотворной иконы, несомой множеством носильщиков, громогласное пение «Пресвятая Богородице, спаси нас!» и масса следующего в этой процессии народа сильно действовали на душу верующего человека, и как много, потому, можно было видеть людей со слезами умиления и с сердцем сокрушения, в душевном восторге, падающих ниц пред св. иконою! Так продолжалось до села Грузина. В селе Грузине картина величественного шествия чудотворной иконы была чудная, неподдающаяся никакому описанию. Здесь по всему селу стояли шпалерами нижние чины и офицеры стоящего в Грузине 88 Петровского пехотного полка, и хор полковой музыки исполняли гимн: «Коль славен наши Господь в Сионе» ... К четырем священниками и иеромонаху присоединился Старорусский о. архимандрит Мардарий, который, отслужив по просьбе обывателей села Грузина несколько молебнов Матери Божией, сопровождали св. икону до Грузинского Андреевского собора, куда она и внесена была в начале 6 часа. По установлении чудотворной иконы на особо приуготовленном месте, сряду же началось служение молебнов. В 6 часов начался благовест к всенощному бдению, которое и окончилось в 9-ть часов. Собор был полони народа, весь освящён и во всю ночь был открыть. Ряд богомольцев уподоблялся огромной волне, которая то приливала, то отливала, и всякий уносили в душе своей отраду, утешение и успокоение.

Пятого сентября в 7½ часов утра начался звон к литургии, которая и окончилась в 10 часов. Литургия была отслужена соборне, тремя священниками, и во время причастного стиха священником о. Николаем Ребовским произнесено было поучение о предстательстве за нас пред Богом Божией Матери и Ея всегдашнем заступление. В 11 часов последовало отбытие чудотворной иконы из села Грузина. С крестным ходом св. икона провождена была за реку Волхов, на берегу которой полковая музыка, во время переправы на пароме, исполняла гимн: «Коль славен наш Господь» ..., а священнослужители и певчие на паром пели канон: «Воду прошед яко сушу» ... По переправе чрез реку Волхов, о. архимандрит отслужил молебен, а священники в это время приложились к иконе, и затем крестный ход, проводив св. икону на прямой путь в село Чудово при пении «Спаси от бед рабы Твоя, Богородице» ..., оставил чудотворный образ и возвратился в собор.

Тем временем, когда чудотворная икона Божией Матери вышла из села Грузина, собравшийся в селе Чудове народ густыми массами толпился около церкви, ожидая крестного хода на встречу Царицы Небесной. В час дня раздался с церковной колокольни звон колоколов, при котором священно-церковнослужители, облачившись в лучшие священный одежды, с крестным ходом, при огромном стечении народа вышли из храма и направились на шоссе по направленно к селу Грузину, откуда и ожидали чудотворную икону Божией Матери. Картина была живописна: при звоне колоколов, раздающемся далеко по окрестности, церковный причт в дорогих облачениях, хоругви, развеваемые легким ветром, стройное пение певчих и наконец, громадная масса народа, из которой непрестанно была слышна немногосложная, но многовыражающая молитва: «Пресвятая Богородице, спаси нас!» – все это приводило в духовный восторг и располагало к молитве. Пройдя более трех верст, взору всех представилась чудная, величественная и дивная икона Царицы Небесной, как бы на воздухе, несомая над главами той многотысячной массы народа, которая провожала ее из села Грузина. Многие в это время пали на землю и со слезами взывали: «Пресвятая Богородице, спаси нас!» По встрече чудотворной иконы Божией Матери, тотчас же было отправлено пред нею краткое молебствие, после которого св. икона продолжала свой путь. На пути в село Чудово, в стороне от шоссе, находится Чудовская станция Николаевской железной дороги, к которой примыкает здесь ветвь Новгородской железной дороги. Служащие и живущие на этой станции пожелали, чтобы к ним была принесена чудотворная икона Матери Божией и отслужен пред нею молебен, что и было торжественно исполнено на площади, против вокзала. Процессия крестного хода с чудотворною иконою Божией Матери прибыла в село Чудово в 4½ часа по полудни. Сряду после того, как внесли икону в церковь, собором духовенства был отслужен пред нею молебен. Церковь в селе Чудове очень обширна, но она никак не могла вместить и половины народа, собравшегося на поклонение Царице Небесной. В шесть часов началось всенощное бдение, совершавшееся до 9-ти часов. После всенощного бдения до 12-ти часов ночи продолжалось служение молебнов.

Утро шестого сентября было тихое, ясное, воздух свежий. Когда начался благовест к литургии, солнце высоко уже поднялось из-за горизонта. После литургии, совершенной настоятелем церкви, о. архимандрит Мардарий, в сослужении местного и других священнослужителей, отправил Божией Матери молебен. По окончании молебна, чудотворная икона была вынесена из храма и сопровождаемая крестным ходом, при неумолкаемом пении «Пресвятая Богородице, спаси нас!», отправилась по Московскому шоссе до села Спасская Полисть. Каким духовным восторгом, какою теплою, простою верою были преполнены сердца много тысячной массы народа, сопровождавшей св. икону, – это трудно выразить.

Не доходя пяти верст до села Спасская Полисть, чудотворная икона Божией Матери была встречена крестным ходом из Спасско-Полистьской церкви, при участии духовенства и множества народа. После краткого молебствия крестный ход, присоединившись к торжественному шествию чудотворной иконы Божией Матери, продолжали с нею путь до села Спасская Полисть. При торжественном звоне церковных колоколов и неумолкаемом пении стиха: «Пресвятая Богородице, спаси нас!», у самого села чудотворную икону Божией Матери встретил архимандрита Отенскаго монастыря о. Израиль с хоругвями, святыми иконами и духовенством из окрестных сельских церквей. Вечером того же дня в церкви села Спасская Полисть в честь и славу Матери Божией было отправлено всенощное бдение.

На следующее утро, седьмого сентября, после литургии и молебна шествие чудотворной иконы, при колокольном звоне, в предшествии крестного хода, сопровождаемого духовенством и множеством народа, двинулось. Крестный ход, проводив св. икону далеко за село, возвратился в свою церковь, а чудотворная икона Божией Матери, при неумолкаемом пении многими тысячами народа «Пресвятая Богородице, спаси нас!» благолепно и торжественно несена до следующей станции, села Подберезья.

В исходе одиннадцатого часа из церкви села Подберезья, при пении канона, на встречу Царицы Небесной, при колокольном звоне, вышел крестный ход, сопровождаемый духовенством и множеством ближнего и дальнего народа. В конце Подберезского прихода присоединился другой крестный ход из соседней Петровской церкви, сопровождаемый также множеством народа во главе с настоятелем названной церкви. Торжественное и священное шествие чудотворной иконы вскоре стало заметным. Поравнявшись со св. иконою, священнослужители, сопровождавшие крестный ход, отслужили пред нею молебное пение и, присоединившись к шествию чудотворной иконы, при пении стиха: «Пресвятая Богородице, спаси нас!» продолжали с нею путь до Подберезской церкви. В шесть часов в названной церкви начался благовест ко всенощному бдению, которое в присутствии чудотворной иконы, при стройном пении и обилии света от зажженных свечей, было торжественно отправлено местным настоятелем, священником о. Павлом Станиславскими.

Восьмого сентября в 7 часов начался благовест к литургии, за которою настоятель церкви сказали приличное слово на текст: «Величит душа мол Господа, и возрадовася дух мой о Бозе Спасе моем» Лук.1:47. После литургии Старорусскими о. архимандритом Мардарием, в сослужении сельского духовенства, был отправлен молебен с молитвою ко Пресвятой Богородице и возглашением обычного многолетия. После молебна икона Матери Божией была поднята из храма и, в сопровождении духовенства, бесчисленного множества народа, при колокольном звоне, с крестными ходом, в том же благолепном порядке, как и накануне, тронулась в путь; не доходя 10 верст до г. Новгорода, она остановилась для ночлега в селе Подъелье.

Девятаго сентября с раннего утра, чуть только засеребрился свете, толпы народа потянулись из г. Новгорода в подгородние села: Колмово и Подъелье, чтобы поклониться святыне и присоединиться к народному шествию с чудотворною иконою.

В двенадцать часов огромный колокол Софийского собора, далеко разносили гармонический звон по всем направлениям, возвещая жителям г. Новгорода о приближены к нему чудотворной иконы Божией Матери. Густые массы Новгородцев одна за другой потянулись к Софийскому Собору. После благовеста звон «во вся» давал знать о приближены к Софийскому Собору крестного хода с особенно чтимыми в Новгороде чудотворными иконами – Знамения Божией Матери, (спасшей Новгород от нападения Суздальской рати князя Андрея Боголюбского), Собор Пресвятыя Богородицы (из Молотковской церкви), Святителя Христова Николая (из Никольского собора), свв. Бориса и Глеба (из Борисоглебской церкви), и иконою Божией Матери, именуемой «Умиление» (из Троицкой церкви), который и был встречен из южных дверей Софийского собора, известных издавна под именем Сигтунских или Шведских, Преосвященным Владимиром Епископом Старорусским, Викарием Новгородской митрополии, с архимандритом Юрьева монастыря Исайею, экономом архиерейского дома архимандритом Иеронимом и прочим городским духовенством. По совершены краткого молебствия, крестный ход с Преосвященным во главе, при громогласном звоне всех соборных колоколов, направился к Петербургской городской заставе. Не доходя заставы, к общему шествию присоединился крестный ход с чудотворною иконою св. праведного Симеона Богоприимца из Звериного женского монастыря, сопровождаемый монастырскими священнослужителями и монахинями – певчими.

Чудное зрелище открывалось в то время, когда крестный ход длинною золотою лентою медленно подвигался на встречу Царицы Небесной! Масса развевавшихся хоругвей, кресты, иконы в драгоценных окладах, сонм духовенства в блестящих ризах, тысячи обнаженных голов делали картину шествия поразительною. После краткой остановки у Свято-Духова женского монастыря, крестный ход направился далее. Взоры всех были обращены вверх, в ту сторону, откуда должна была показаться св. икона. Невозможно описать радость, когда, наконец, взору всех вдали, под лучами солнечного света, ярко блещущими на поверхности драгоценной ризы, показалась чудная икона Царицы Небесной. Огромные толпы народа, сопровождавшая св. икону, казались словно морские волны всевозможных цветов и размеров, а над ними высоко неслась величественная, веками украшенная, древняя святыня Старорусская. Сопровождаемая крестным ходом из Успенской Колмовской церкви икона Божией Матери медленно подвигалась по пути. Два хора или, просто сказать, две толпы мужчин и женщин, по несколько сот человек каждая, шли вперед и попеременно пели стих: «Пресвятая Богородице, спаси нас!». Слова эти выливались из уст простого народа, с таким глубоким чувством, с такою горячею верою, что невольно как-то забываешься, поднимаешься духом и чувствуешь, как будто откуда-то изнутри тебя вылетают эти же слова, и слезы невольно катятся из глаз.

Поравнявшись с крестным ходом, св. икона остановилась. Преосвященный, подойдя к иконе и совершив пред нею поклонение, с умилением облобызал ее. При пении многочисленными собором духовенства стиха: «Пресвятая Богородице, спаси нас!» чудотворная икона снова была поднята и с крестным ходом несена в Софийский собор. В несении иконы приняли участие Преосвященный Владимира, Новгородский губернатор Тайный Советник А. Н. Мосолов и другие высшие военные и гражданские чины. Во время следования г. Новгородом военная музыка Выборгского полка исполняла гимн: «Коль славен наш Господь, а самый полк стоял в строю по пути следования св. иконы. Более, чем на две версты, протянулась двадцатитысячная, если только не больше, масса народа. При шествии чудотворной иконы в Софийский собор все улицы г. Новгорода, кроме пункта которым шел крестный ход, совершенно опустели. На встречу Божией Матери вышли, как выразился Преосвященный Владимир в своей задушевной речи, сказанной им при служении в теплом Софийском соборе 10 сентября, – все-малый и большой, бедный и богатый, убогий и знатный, слуга и властелин, начальник и подчиненный. По пути следования чудотворной иконы все балконы, окна и даже крыши были усеяны народом. Погода стояла великолепная. Солнце ярко сияло и потоками своих лучей падало на золотые оклады Новгородским чудотворным икон; самый воздух, казалось, просветлел и зажегся от этой массы блестящих крестов, парчовых одежд и раззолоченных хоругвей, волнующихся над медленно движущейся толпой. По прибытии крестного хода к Софийскому собору и поставлении чудотворной иконы Божией Матери на площади, против теплого собора, Преосвященный Владимир, в сослужении с архимандритами и прочим сопровождавшим крестный ход духовенством, пред чудотворною иконою отправил Матери Божией молебен с коленопреклонением. По окончании молебна, чудотворная икона Божией Матери была внесена в теплый Входоиерусалимский собор и поставлена на приуготовленное для нее место. Массы народа неудержимо рвались в собор для лобызания и благовейного поклонения св. иконе.

В шесть часов в большой Софийский колокол начался благовест ко всенощному бдению. Весь теплый собор и площадь пред ним полны были пришедшими на празднество богомольцами. Кроме того, постоянно прибывали новые толпы их. Всенощное бдение совершалось с особенною торжественностью. Собор буквально был залить светом: кроме толстых свечей в паникадилах, горело несколько люстр, не говоря о мелких и средних свечах, наполнявших собою все подсвечники пред чудотворною иконою Матери Божией. На литию выходил сам Преосвященный Владимир. После величания Преосвященный, в полном архиерейском облачении, читал акафист Пресвятой Богородице. Вслед за чтением Евангелия молящиеся стали подходить к чудотворной иконе для лобызания ея, причем Преосвященный Владимир каждого знаменовал освященным елеем.

Солнце склонялось к западу, обливая угасающими лучами величественную панораму знаменитого в свое время древнего Новгорода. Но вот, солнце зашло за горизонт, ночной сумрак одел всю окрестность, в городе засветились огни, ярко заблестели звезды на небесном своде и, с окончанием богослужения, многочисленные толпы богомольцев медленно стали расходиться...

На следующий день, десятого сентября, с четырех часов утра, пред чудотворною иконою началось служение молебнов, продолжавшееся до благовеста к поздней литургии. В девять часов начался благовест. После встречи Преосвященного Владимира и облачения его в архиерейские одежды, началось чтение часов и затем божественная литургия, которую совершали Преосвященный, в сослужении с двумя архимандритами и местными протоиереями соборне и торжественно, при пении хора архиерейских певчих. После заамвонной молитвы Владыка произнеси с амвона народу поучение на тексте: »Откуда мне сие, да прииде Мати Господа моего ко мнеЛук.1:43. «Так воскликнула, сказал Владыка, движимая святыми Духом праведная Елизавета в восторге от посещения южики своея, Пресвятыя Девы Марии. Откуда мне сие, т. е. откуда мне эта высокая честь, эта нежданная радость, это незаслуженное счастие, что ко мне пришла Матерь моего Господа?! Совершая ныне торжество принесения в наш град чудотворного образа Старорусской Божией Матери, не должны-ли и мы воскликнуть подобными образом? Откуда такое счастие великому Новуграду, богатому и славному бесчисленными святынями, что Матерь Божия, совершив далекий путь, в чудотворном лике своем, Сама пришла сюда?! Откуда такая высокая честь, незаслуженное счастие, нами служителями, что мы удостоились возносить молитвы пред чудотворными Ея образом?! Откуда всем нам такая высокая честь, незаслуженное счастіе, что Матерь Божия, оставив небо, пришла к нам и присутствуете с нами здесь, во святом храме?! А что Матерь Божия, говорю я, сказали Владыка, оставила небо и присутствуете с нами здесь во святом храме, так учите наша св. православная церковь. «Честь, воздаваемая иконе, на первообразное восходите» (Камень веры лист. 37) т. е. относится к Самой Богородице и приемлются Ею так, как бы Она Сама соприсутствовала нам.

Что мы радуемся этому счастию и чтим Матерь Божию, в Ея чудотворном лике, об этом, сказал Владыка, свидетельствует то, что вчера на сретение Ея вышли все – малый и большой, богатый и бедный, знатный и убогий, слуга и властелин, начальники и подчиненный. Не то ли же самое свидетельствует настоящее многочисленное стечение народа, теснота в храме, это неудержимое всех стремление к чудотворному образу, чтобы лобзанием его выразить свою любовь к Матери Божией и освятиться Ея благодатно, и наконец, предстоящий крестный ход кругом города, разрешенный высшею духовною властию, по просьбе представителей его».

Далее Владыка сказал слушателями о томи, какую еще можно оказать любовь к Матери Божией по отношению к Ней и самих себя. «По отношению самих себя, сказал Владыка, мы сделаем угодное Матери Божией то, что, если кто из нас привязан к какой-либо страсти, разорвем эту связь здесь, в присутствии чудотворного образа. Матери Божией будете это приятно и для нас спасительно. По отношению к Матери Божией мы сделаем то, что в предстоящий крестный ход всею массою пойдем в след Ея. Да и возможно-ли иначе? Уже ли Матери Божией одной идти кругом града? По своим нуждам житейскими нас ничто не удерживаете оставаться дома и совершать иногда далекие путешествия. Уже ли же для Матери Божией мы не сделаем того, что делаем для себя и для других. Еще больше выразим усердия с своей стороны, продолжали Владыка, если в настоящие дни в честь Матери Божией будем совершать какие-либо добрые дела». При этом Владыка указали и примеры. «Тебе, например, должен бедный человек известную сумму, и уплата с его стороны почти не возможна, а тебя она не можете ни обогатить, ни разорить. Скажи ему ныне, что в честь Матери Божией прощается ему долг сей. Или – тебя оскорбили известный человек; ты можешь, по закону, подвергнуть его за сие немалому наказанию: вместо преследования отпусти ему нанесенное тебе оскорбление и скажи, что ты делаешь это в честь Матери Божией. Наконец, ты знаешь, что в убогой хижине живет вдова с малолетними детьми, которая сегодня, быть может, последний кусок хлеба разделила птенцами своими, а на завтра не иметь ничего. Зайди в эту хижину, окажи посильную помощь сиротами и скажи, что данное ими прислано от Матери Божией! Все эти и подобный ими дела, сказали Владыка, как будут приятны для Матери Божией! Как отрадны и полезны и для нас самих! Ибо Владычица мира не останется пред нами в долгу, а испросить у Бога Сына Своего новые милости и благословения».

Далее Владыка указали слушателями еще на один способ, какими возможно выразить усердие к Матери Божией, именно: «Если, хотя в настоящие дни пребывания здесь чудотворного образа Матери Божией, посвятим себя на размышление о своем душевном состоянии. Такая беседа может привести нас в чувство и остановить от многих грехов. Хотя этим, сказали Владыка, мы окажем благодеяние самими себе, но Матерь Божия примети его за особенный дар для Ней самой, ибо Ея пища, Ея покой и веселие – наше спасение. Для того она и соблаговолила посетить здешний град в чудотворном лике своем, совершила все чудеса и знамения, чтобы тронуть ожесточенных грешников, подкрепить слабых верою и утешить скорбящих». Свое многоназидательное поучение Владыка заключили пожеланием слушателями того, чтобы совершаемое торжество в честь принесения чудотворного образа Старорусской Божией Матери послужило ими не в зрелище очами, а на пользу и спасение душами, чтобы от присутствия с Материю Божиею они возвратились в домы свои и смиренномудренными, и богобоязненными, и любвеобильными, дабы во всеми ощутительно было, что они находились с Материю Божиею.

Задушевностью слова, теплотою чувств, кроткими, ласковыми, исполненными искреннею любовию взором Владыка произвели на слушателей такое впечатление, что все, как один, буквально плакали. По окончании литургии, икона Божией Матери была вынесена из собора и поставлена на носилки. Крестный ход с нею и другою иконою из Софийского собора св. благоверного князя Владимира, сопровождаемый духовенством с Преосвященными во главе, при колокольном звоне, направился в левую сторону, по набережной реки Волхова, для следования по Софийской стороне. При шествии крестного хода против Звериного и Свято-Духова монастырей, вышли все монахини из того и другого монастыря и не только здоровые, но и слабые и больные, из коих одних подвели под чудотворную икону Матери Божией под руки, а других поднесли на носилках. И как же рады были старицы Божии, что и сказать трудно!

Не смотря на усталость и болезненное состояние весь крестный ход шел сами Владыка, останавливаясь против каждой церкви для кратких молебствий. В начале четвертого часа крестный ход с чудотворною иконою возвратился обратно в Софийский собор.

Вечером того же дня в теплом Входоиерусалимском соборе, где стояла чудотворная икона Матери Божией, архиерейским служением совершено было всенощное бдение с литиею, благословением хлебов, величанием и чтением акафиста Пресвятой Богородице.

Одиннадцатого сентября после литургии, совершенной Преосвященными Владимиром, тем же порядком, как и накануне, совершен был крестный ход с чудотворною иконою Матери Божией по Торговой стороне г. Новгорода. Вечером того же дня, при участии Преосвященного Владимира, было отправлено всенощное бдение. Во все время пребывания чудотворной иконы в г. Новгород с раннего утра до глубокой ночи граждане Новгородские не преставали приходить в Софийский собор на поклонение чудотворному образу и служить пред ним Божией Матери молебны.

Двенадцатого сентября в девять часов снова загудел большой Софийский колокол, призывавший к литургии в теплом Входоиерусалимском соборе, которую совершали Преосвященный Владимир с архимандритами и старшими духовенством. После литургии при торжественном звоне соборных и церковных колоколов, чудотворная икона Божией Матери была поднята и с крестным ходом из Софийского собора сопровождаема в путь. Шествие направилось по Чудинской улице к Псковской заставе. Несмотря на суровую и холодную в этот день погоду, не менее 15,000 народа провожали из г. Новгорода чудотворную икону.

Впереди массы богомольцев, следовавшей с крестным ходом, шли воспитанники Новгородской Духовной Семинарии и духовного училища, за ними следовал хор архиерейских певчих, псаломщики и любители пения – те и другие непрерывно повторявшие стих: «Пресвятая Богородице, спаси нас!». Вслед за ними шли Новгородских церквей протоиереи, священники и диаконы, за иконою – архимандриты – Юрьева монастыря Исаия, экономь архиерейского дома Иероним и Старорусского монастыря Мардарий и, наконец, Преосвященный Владимир Епископ Старорусский. За Владыкою шли Новгородский Вице-Губернатор и другие высшие военные и гражданские чины и представители городского управления. Тысячи народа стояли на откосах городского вала, с которого можно было видеть двигавшуюся процессию, – все это представляло грандиозное и достойное величия зрелище. Пройдя более двух верст за Псковскую заставу, крестный ход остановился. По совершении краткого молебствия, икона Матери Божией тронулась в путь, а крестный ход возвратился обратно в Софийский собор.

В 12-ти верстах от г. Новгорода чудотворную икону Матери Божией встретило множество народа с духовенством и крестным ходом из Ракомской и Георгиевской церквей, a несколько дальше игумены и братия Клопского и Перекомского монастырей. Не доходя села Трясова икону Матери Божией встретил крестный ход из Трясовской церкви, который и сопровождал ее до деревни Барских Борков. Здесь ближайшим землевладельцем, была устроена украшенная зеленью и цветами палатка, в которую на ночное время икона Матери Божией была поставлена, и вслед затем отправлено в ней всенощное бдение.

Тринадцатого сентября после молебна чудотворная икона Матери Божией была поднята и при участии духовенства с крестным ходом из Трясовской церкви несена по направлению станции Шимск. Тысячи народа следовали за святой иконой, стремясь всеми силами души к тому, чтобы насладиться священными шествием Матери Божией и осветиться Ея благодатию.

Пройдя шесть верст за деревню Вольные Борки, чудотворная икона Божией Матери была встречена крестным ходом из Голинской церкви, находящейся в пяти верстах в левую сторону от Псковского шоссе, по которому следовала чудотворная икона Матери Божией от г. Новгорода. По просьбе прихожан и с разрешения Высокопреосвященнейшего Исидора, Митрополита Новгородского шествие чудотворной иконы направилось в Голинскую церковь. Здесь на праздник Воздвижения Честного Креста было отправлено всенощное бдение, а в самый праздник Божественная литургия и молебен. По окончании молебна икона Матери Божией, при торжественном колокольном звоне и сопровождены крестного хода, снова продолжала путь. Необозримая масса православного народа следовала по пути за св. иконой.

По мере приближения к станции Шимск, где протекает известная в истории река Шелонь, новые многочисленные толпы богомольцев одна за другой присоединялись к торжественному шествию чудотворной иконы. Все дома на станции Шимск, паромная пристань и самый паром были убраны флагами и зеленью. Во время переправы чудотворной иконы чрез реку Шелонь, о. архимандритом Мардарием, в сослужении духовенства, был отправлен Матери Божией молебен. Оба берега Шелони с той и другой стороны сплошь были заняты многочисленным, по праздничному одетым народом, рельефно и живописно выделявшимся среди зелени и кустарников.

На противоположном берегу реки Шелони чудотворную икону Матери Божией встретил крестный ход из Подгощской церкви и почетный конвой, состоящий из роты нижних чинов 86 Вильманстрандского полка, во главе с ротным командиром. После краткого молебствия, шествие с чудотворною иконою направилось в село Подгощи.

Торжественный звон церковных колоколов и новые многочисленные толпы народа встретили чудотворную икону Божией Матери, когда она еще далеко не дошла до села Подгощи. По отправлении общего молебна против церкви и после краткого отдыха сопровождавших св. икону, шествие ея, при колокольном звоне и неумолкаемом пении стиха: «Пресвятая Богородице, спаси нас!» с крестным ходом из Подгощской церкви направилось далее. Не доходя села Горец чудотворную икону Божией Матери встретил крестный ход из Горецкой церкви и присоединился к торжественному шествию, a Подгощский, оставив св. икону, возвратился в свою церковь.

При колокольном звоне и пении в народной массе стиха: «Пресвятая Богородице, спаси нас!» чудотворная икона Божией Матери, сопровождаемая многими тысячами народа, тихо и торжественно достигла села Горец. После молебна, отправленного против Горецкой церкви, чудотворная икона Божией Матери снова тронулась и, не доходя трех верст до села Коростыни была встречена крестным ходом из Коросгынской церкви.

Радость жителей села Коростыни, при встрече чудотворной иконы Царицы Небесной, была не описуема: все село украсилось флагами из разноцветных материй; путь, которым следовала чудотворная икона Матери Божией, выметен и усыпан зеленью. Вечерняя темнота придавала шествию еще больше торжественности; все село было освещено фонарями. При обилии света от зажженных свечей в храме, религиозном восторге православных чтителей святыни, икона Матери Божией была внесена в холодный Успенский храм села Коростыни. Желающих поклониться святыне было такое множество, что при всей обширности храма большинству из них, не смотря на все желание, не было никакой возможности проникнуть в храм. При всем том дарим образцовый порядок, нигде и ни в чем не нарушаемый: во сознавали священное значение торжества и чтили его в глубоком молчании.

На следующее утро, пятнадцатого сентября, по отправлении в храме села Коростыни Божественной литургии и молебна Матери Божией, икона была поднята и с крестным ходом несена по направленно села Бурег.

Село Буреги, приготовляясь встретить чудотворную икону Старорусской Богоматери, с раннего утра приняло праздничный вид: дома жителей украсились самодельными флагами из платков и разных материй, улицы по обеим сторонам были обсажены деревьями и по ту и другою сторону села устроены две арки, украшенный зеленью, полевыми и садовыми цветами и разноцветными флагами. Пред временем выхода из церкви крестного хода, все село буквально было занято уже народом. Ровно в 12 часов, при торжественном звоне колоколов, из Бурегской церкви на встречу Царицы Небесной вышел крестный ход, сопровождаемый духовенством и многотысячною массою народа. Погода стояла ясная с довольно сильными, но теплым ветром. Поравнявшись с чудотворною иконою у моста чрез реку Саватейку, в 2½ верстах от села Бурег крестный ход присоединился к св. иконе и, при непрерывном пении стиха: «Пресвятая Богородице спаси нас!» прибыли со св. иконою в село Буреги в 2 часа по полудни. По приближении торжественного шествия чудотворной иконы к самому храму почетный конвой, сопровождавший св. икону, взял ружья на молитву. Когда установили чудотворную икону Матери Божией на приуготовленное в храме место, тотчас же был отправлен пред нею общий молебен. Служение частных молебнов продолжалось беспрерывно до начала всенощного бдения, которое началось в шесть часов и было торжественно отправлено местным о. настоятелем.

Во время всенощного Богослужения огромная церковь села Бурег так была наполнена народом, что невозможно было священнослужителям выйти на литию к западным дверям храма; при этом ограда и площадь пред церковью были также густо заняты народом. После всенощного Богослужения небо покрылось тучами, и ночью прошел небольшой дождик.

Шестнадцатого сентября была совершена Божественная литургия и общий Царице Небесной молебен, после которых икона Матери Божией была вынесена из храма и, сопровождаемая крестным ходом, при ясной и теплой погоде, отправилась в путь. В четырех верстах от села Бурег, в деревне Новое Солонско, встретили чудотворную икону Матери Божией крестные ходы из Борисовской, Луныпинской и Леохновской церквей, которые и сопровождали ее по пути в село Нагово, a Бурегский крестный ход возвратился в свою церковь.

Еще накануне, пятнадцатого сентября, народ тысячами стал приходить в село Нагово, а шестнадцатого оно положительно затворилось народом; все с трепетом ожидали той минуты, когда скажут, что Царица Небесная идет, и пойдут Ее встречать. В 10 часов раздался звон, а потом перезвон к крестному ходу. Народ заволновался, радостно приготовляясь встретить Заступницу рода христианскаго. В 11 часов вышел крестный ход и в трех верстах от села встретил чудотворную икону Матери Божией. Пред входом в село Нагово, почти под самой аркой, прекрасно устроенной, был отслужен Царице Небесной молебен. Колокольня и все дома крестьян были украшены флагами. Чудотворная икона Матери Божией была внесена в церковь и поставлена на нарочито приуготовленном для нее месте во 2-м часу по полудни. В шесть часов началось всенощное бдение, которое было торжественно отправлено местным о. настоятелем, при участии на литии и величании семи священников из окрестных церквей.

Семнадцатого сентября в 6-ть часов утра была отправлена соборне Божественная литургия, при пении двух хоров певчих – местного и Пеньковской церкви. После литургии Старорусскими о. архимандритом Мардарием был отправлен, в сослужении десяти священников, Царице Небесной молебен с коленопреклонением. По окончании молебна чудотворная икона Божией Матери была вынесена из храма и поставлена на носилки, где служились пред ней непрерывно молебны.

Старая Русса готовилась между тем достойным образом встретить чудотворный лик Преблагословенной Божией Матери, соблагоизволившей именоваться Старорусскою. Шестнадцатого сентября, в 10 час. 55 минут утра, с поездом железной дороги, прибыли в Старую Руссу Преосвященный Владимир, Епископ Старорусский и с вокзала железной дороги прямо последовал в Старорусский Воскресенский собор. При входе в собор, Преосвященного Владимира встретило Старорусское городское духовенство, во главе с настоятелем собора священником о. Александром Устьинским, который приветствовал Преосвященного речью. При пении задостойника Преосвященный вошел в собор и приложился к местным иконами. После ектении и обычного многолетия Преосвященный собравшемуся во множестве народу сказали экспромтом речь на текст св. Апостола Павла: «Благодать вам и мир от Бога Отца нашего и Господа Иисуса Христа» (Римл. 1, 8). «Посещая первый раз сей богоспасаемый град, чего всего более пожелать Вам, братие христиане, как не благодати Божией», сказал Преосвященный. Прекрасно и удобопонятно изложивши слушателями о силе и действий благодати Божией, Преосвященный пожелали ея первоначально детям, затем юношами, супругами, купцами, градоправителями, судиям и наконец сугубой благодати духовенству. Преподав народу архипастырское благословение, Преосвященный из собора отправился в Спасо-Преображенский монастырь, где у святых ворот настоятелем монастыря, о. архимандритом Мардарием, был встречен с хоругвями и запрестольными крестами. Выслушав краткое молебствие в соборном монастырском храме, Преосвященный соизволили остановиться в настоятельских кельях.

Торжество сретения чудотворной иконы Божией Матери началось всенощными бдением, торжественно отправленными во всех городских церквах. Массы богомольцев из сел и деревень Старорусского и соседних с ним Новгородского, Лугского, Демянского, Порховского и Холмского уездов начали приходить в город дня за два до торжества, a накануне торжества поднялось все окрестное население. Десятки тысяч богомольцев буквально заняли собой не только весь монастырь, площадь пред монастырем, но и все центральный улицы в городе. Так живо еще по милости Божией в православно-русском народе религиозное чувство!

Настало утро семнадцатого сентября. Солнце на безоблачном небе взошло на горизонт и ослепительным блеском осветило улицы города Старой Руссы, который Старорусских граждан торжества украсился многочисленными флагами. Все улицы и площади города были выметены и в том месте, где должен был проходить крестный ход на сретение чудотворной иконы, усыпаны зеленью и цветами.

Ровно в 5½ часов в городском соборе раздался звон большого колокола, и в ту же минуту начался торжественный благовест к ранней литургии и во всех Старорусских церквах. Несметные толпы народа потянулись к собору и в одно мгновение наполнили собой не только огромный собор, площадь пред собором, но даже всю улицу гостиного двора с прилегающим к нему корпусом постоялых дворов, ожидая из собора крестного хода в село Нагово. По окончании литургии духовенство церквей города, в преднесении св. икон, крестов и хоругвей, начало собираться к собору. В восемь часов торжественная процессия, при сладкозвучном звоне прекрасных соборных колоколов, двинулась отсюда на встречу Царицы Небесной.

Величественное шествие крестного хода, в котором несли все чтимые в городе иконы и участвовало более двадцати священников и диаконов, при неисчислимом множестве народа, было в высшей степени картинно, чему много способствовала прекрасная, светлая, теплая и тихая погода. Было около 11 часов, когда подходил к селу Нагову крестный ход из г. Старой Руссы, а на встречу ему вышло духовенство с крестами и хоругвями из Наговской и соседних с нею церквей. Невиданная масса народа двигалась с крестным ходом из Старой Руссы, такая же масса двигалась на встречу от села Нагова. Это было по истине дивное и невообразимое зрелище! Не говоря о том, что по дороге к г. Старой Руссе не видно было конца этой народной массы, дома, отрезы и поля покрыты были народом.

По приближении городского крестного хода к селу Нагову, икона Божией Матери была поднята с места и несена на встречу крестного хода. Народ с той и другой стороны сошелся стеной, и произошла остановка, так как не было никакой возможности вскоре повернуть опять назад тысячи народа, пришедшего с крестами и иконами. Медленно и с постоянными остановками двигалась по пути св. икона Матери Божией. Все шествие, сопровождавшее чудотворную икону Матери Божией, занимало не меньше десяти верст и представляло собой умилительное зрелище. Десятки тысяч народа шли с неподдельным благоговением на лицах, неумолкаемое пение сонмом священнослужителей стиха: «Пресвятая Богородице, спаси нас!» сливавшееся в дивное созвучие с пением многочисленного народа, невольно наполняло душу верующего благоговением, и он, не зная устали, незаметным образом прошел десятиверстное расстояние от села Нагова до Старой Руссы.

По приближении чудотворной иконы Матери Божией к городу, в Спасопреображенский монастырь прибыль второй крестный ход из Старорусского Воскресенского собора и церквей Троицкой и Успенской с животворящим Крестом, устроенным в память бывшего в г. Старой Руссе, в 1656 году, морового поветрия.

В исходе перваго часа, при звоне монастырских колоколов, крестный ход выступил из монастыря, в сопровождении городского и сельского духовенства, которое шло попарно, Новгородского кафедрального протоиерея, двух архимандритов – Юрьева монастыря Исаии и наместника Александро-Невской лавры Иннокентия и наконец Преосвященного Владимира, который шел с архипастырским посохом. За Владыкою шли Новгородский Вице-Губернатор Действительный Статский Советник A. M. Марголи, Предводитель дворянства, Городской голова и другие гражданские и военные чины и представители городского самоуправления. Во время шествия три хора певчих: соборный, троицкий и полковой пели канон Пресвятой Богородице.

Пройдя Александровскую и Петербургскую улицы, в конце последней, у самой заставы, крестный ход остановился. Здесь была устроена, украшенная зеленью и гирляндами из натуральных цветов, арка, на которой с одной стороны, при входе в город, была такая надпись: «Прииди ныне во славе в твои Богородице, град и подаждь нам твою милость». С другой, обращенной к городу: «Все упование наше на Тя возлагаем. Мати Божия, сохрани нас под кровом Твоим». Шествие чудотворной иконы было еще незаметно, а потому крестный ход вскоре же отсюда двинулся вперед и, пройдя немного, остановился на шоссе против вокзала железной дороги. Прошло немного более получаса и шествие крестного хода с чудотворною иконою, по выходе из деревни Дубовиц, стало заметным. О, каким неизъяснимым восторгом наполнились тогда души и сердца возносивших теплые и усердные молитвы к Царице неба и земли! Можно было только чувствовать это, но никак не описывать. Все ближе и ближе подвигалась густая, многотысячная масса народа, среди и над главами коей, в предшествии хоругвей, запрестольный, крестов и особенно чтимых икон, шла, как бы никем неподдерживаемая, чудотворная икона Матери Божией. Поравнявшись с тем местом, где с духовенством ожидал Преосвященный, св. икона остановилась. В ту же минуту многочисленный собор священнослужителей громогласно запел: «Спаси от бед рабы твоя, Богородице, яко вси по Бозе к Тебе прибегаем, яко нерушимей стене и предстательству». По окончании стиха, процессия снова тронулась. Невыразимо трогательное, умилительное до глубины души предстало в это время дивное зрелище. Шествие св. иконы на неизмеримое пространство было залито как бы морем человеческих голов той 50-ти тысячной, если только не более, массы народа, над которою высились св. иконы, развевалось и блестело множество хоругвей. Более пятидесяти священников и диаконов, в золотых парчовых облачениях, представляли собой длинную золотую ленту. Трудно описать ту радость, то умиление, ту силу веры, которую проявил православный народ при встрече чудотворной иконы. Многие плакали, славили и благодарим Бога, что Он сподобил видеть такое редкое, давно небывалое на св. Гуси торжество веры и православной церкви; молились со слезами; становились на колена и кланялись иконе Владычицы, как бы Ей самой, сошедшей с неба; ублажали Ее самыми высокими именами; старались подойти под носилки Ея образа; жертвовали на его украшение деньгами, холстом, полотенцами и прочим; одним словом не знали, чем выразить дань своего простого русскаго, православного, преданного сердца. Один ученый очевидец этого говорить: «нас особенно поражала и умиляла та сила и чистота веры, с которою простая русская крестьянка, крестясь, бросала в толпу трудовой конец холста или трехкопеечную свечку по направлению к св. иконе, и та поспешностью и старание, с которыми все это передавалось по принадлежности. Не думайте, чтобы эти приношения были меньше евангельской лепты вдовицы! Умолкните здесь, при этом высоком зрелище, в всякое неверие и зловерие, свои ли то или чужеземный».

При входе чудотворной иконы в город, торжественный звон церковных колоколов слился с музыкою Вильманстрандского полка, которая в это время исполняла гимн: «Коль славен наш Господь в Сионе», и самый полк, по пути следования стоял рядами. Не менее часа прошло времени, доколе крестный ход от места встречи шел или, еще вернее пробивался чрез густую массу народа до городской площади. По прибытии крестного хода на площадь, чудотворная икона была поставлена на нарочито устроенный к этому торжеству, дощатый помост, на котором поместились хоругви и запрестольные кресты, а также певчие, духовенство, во главе с Преосвященным Владимиром, власти и наконец некоторые из граждан. Когда все было приведено в порядок, тогда Преосвященный Владимир, подойдя к иконе, совершил пред нею поклонение и, обращаясь к лику Богоматери, сказал приблизительно следующее: «Владычица неба и земли, кто подвить Тебя прийти в сей день и час на место cие? Нам бы надлежало пойти и взыскать Тебя, обрести и пасть к стопам Твоим, но Ты сама грядеши. О семь разумеем, что Ты не забыла прежнего места обитания Твоего здесь; восхотела снова украсить прежде избранный Тобою сей богоспасаемый град, возблаговолила одушевить в нем слабых верою, подкрепить изнемогающих и утешить скорбящих. Гряди убо, Преблагословенная, и вселися зде, вселися и приими паки богоспасаемый град сей и св. обитель в нем под всемогущий покров Твой!

Граждане богоспасаемого града сего, зрите, кто пришел к вам, и приклоните главы ваши пред Царицею неба и земли! Праотцы, Отцы, братия и сестры, зде некогда обитавшие и теперь почивающие во утробе земной, восстаньте и возблагодарите вместе с нами честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим! Братия окрестные насельники, пришедшие ныне сюда, падите пред Материю всех скорбящих и предайте Ей на всегда души и сердца ваши!».

Вслед за произнесением этих слов, Владыка, при участии городского и сельского духовенства, совершил пред иконою Божией Матери молебен, после которого нарочито приглашенными на торжество Спб. Исаакиевского собора протодиаконом В. И. Громовыми было возглашено многолетие Государю Императору и всему царствующему дому, Святейшему Синоду, Высокопреосвященнейшему Исидору, Митрополиту Новгородскому, Преосвященному Владимиру, гражданами богоспасаемого града и всем православными христианам. После молебна чудотворная икона Божией Матери была поднята теми же властями и с крестным ходом при звуках музыки, исполнявшей гимн: «Коль славен наш Господь» ... и колокольном звоне во всех церквах несена в Спасо-Преображенский монастырь. По прибытии в монастырь, чудотворная икона Божией Матери была снята с носилок и внесена в Преображенский собор. Здесь на приуготовленное место она была поставлена и укреплена, и в то же время повешена пред нею для возжжения елея весьма ценная, прекрасной работы, массивная, сребропозлащенная лампада, сделанная усердием одного из граждан г. Старой Руссы, по образцу той, какая висела пред чудотворною иконою в Тихвинском Богородицком монастыре. После этого Преосвященный снова отслужили пред чудотворною иконою молебен, на котором молитву ко Пресвятой Богородице прочитал с коленопреклонением.

В шесть часов вечера звон соборного колокола звучной и приятной волной разлился по Старой Руссе, призывая православных чад. Гулко раздались одновременно с ним звуки колоколов в монастыре и во всех городских церквах ко всенощному бдению.

В монастырском соборном храме всенощное бдение совершали сами Преосвященный Владимир в сослужении двух архимандритов, кафедрального протоиерея и пяти священников и иеромонахов. Пред чтением Евангелия Преосвященный читали Пресвятой Богородице акафист и вслед за Евангелием помазывали всех освященными елеем.

Следующий день был знаменательными днем и светлым праздником для граждан г. Старой Руссы. С раннего утра громадные массы народа наполнили собой весь монастырь, площадь пред монастырем и прилегающая к монастырю улицы. В 8-мь часов город огласился торжественными благовестом к поздней литургии Пред началом литургии прибыли в монастырь крестный ход из городского собора и был встречен за святыми воротами монастырскими священнослужителями Литургию совершали Преосвященный Владимир в сослужении двух архимандритов – Юрьева монастыря Исайи и наместника Александро-Невской лавры Иннокентия и прочего почетнейшего духовенства. Вместо причастного стиха Новгородского Софийского собора кафедральный протоиерей В. С. Орнатский сказали назидательное слово, в основание которого положили церковную песнь: «Отверзу уста моя и наполнятся духа, и слово отрыгну Царице Матери, «и явлюся светло торжествуя и воспою радуяся Тоя чудеса» (песнь 1 -я канона молеб. Пресв. Богородице). «Так один святой певец Христовой церкви предначинает, сказали проповедник, торжественный свои песни в честь и похвалу Преблагословенной Владычицы нашей Богородицы!».

«Открывает они только уста свои для вожделенного Ея величания, и вся душа его переполняется высокими чувствованиями при светоносном образе Царицы Матери; возглашает они только слово Ей, – все сердце его погружается в неисчерпаемый источник святой радости, силится наконец восхвалить Ее по достоянию, – и поет только непостижимые Ея чудеса!

Открыты и наши недостойный уста ныне, христиане слушатели, сказали проповедник, в особенное прославление Приснодевы и Богоматери! Немолчными гласы, вместе с церковью, воспеваем Ее и мы все, наслаждаясь здесь Боголепным Чудодейственным Ея ликом. Светло до неизобразимого восторга духовного празднуем мы ныне в первый раз благодатное возвращение еще древле принадлежащего граду сему Пречистого образа Ея, – возвращение столь вожделенное, столь многократно и столь усиленно испрашиваемое и столь отрадно теперь приемлемое! О, как невыразимо чудно и умилительно-торжественно было на всеми пути благодатное шествие Милосердой Владычицы нашей и Приснодевы Богородицы! Видимо несомая на руках человеческих Она, Богоизбранная и преукрашенная, казалось, не силою их поддерживалась, но, как чистая и легкокрылая голубица, летала над нами и между нами на всем далеком расстоянии пути, окружаемая неисчислимыми множеством верующих, на которую Едину и единственно всюду и у всех устремлялись и взоры глубокого благоговения, и слезы трепещущей радости, и Которую Едину непрестанно величали и малые простая дети невинными устами, и старцы, и старицы глубокими, сердечными воздыханиями. Надобно было закрыть глаза, надобно было отказаться от сердца, чтобы не видеть и не чувствовать величия и полноты сего священного зрелища, отображавшего красоту небесную и, поражаясь им всецело и неотразимо, не пасть в благодарном преклонении пред Царицею неба и земли за дарованную Ею всем нам несказанно великую святую радость и редко, по истине, ощущаемое услаждение».

Далее проповедник раскрыл слушателям о том, что Матерь Божия более всех земнородных послужила тайне искупления нашего; что Она, Богоблагодатная, ближе всех горних чинов предстоите Богу и немолчно молится о спасении нашем; что она первая сделалась живоприемным источником той благодати, которую с неба на землю принес Сам единородный Сын Божий Господь и Спаситель наш. Продолжая слово, проповедник сказал о глубочайшем смирении Матери Божией, крепкой любви Ея к Богу и живой вере в таинственное предопределение Всевышнего; о том, что Ей, преисполненной всеми Дарами Св. Духа, после Господа принадлежите святое поклонение; что Она, великая ходатайница живота нашего, знает наши немощи и опытно изведала многия нужды и еще несравненно большие скорби; что Она не отказываете в своей помощи людям ревнующим о благочестии и святости своей жизни; что Она с материнским чувством сердца обращается к Божественному сыну Своему и преклоняете безконечное милосердие Его к нам недостойным; что все притекающие к заступлению Матери Божией с несомненным упованием на Ея неизреченное милосердие, получают чрезвычайную помощь и скорое облегчение. В одном благословенном отечестве нашем, сказал проповедник, столько благодатных памятников Ея милосердия и чудес, что оно, издревле, в чувствах благодарения к Небесной Заступнице по общему сознанию сынов своих, проименовано Владычным домом Матери Богородицы.

В заключение проповедник сказал: «Благочестивые граждане Старорусское и все окрестные насельники Богоспасаемого града, к вам в особенности обращается слово, – и слово – не мое скудное и недостойное, а слово, как сказано было в начале, одного древнейшего священного певца. Приклоните ко мне слух ваш, и я поведаю вам и его видение, и его сказание о нем, столь близкое к настоящему событию, всецело всех нас занимающему. Вот ему среди пророческих священных восторгов однажды является чудная и таинственная дева и вдруг на долго и глубоко занимаете все его духовное созерцание. Он пристально всматривается в дивный лик сей девы, – и весь поражается неразгаданным его величием; хочет сравнить его с чем-либо на земле, и конечно, с самым лучшим и восхитительным, – и целое небо со всеми красотами надзвездными представляется ему недостаточным для его уподобления; видите покров на сей деве столько прозрачно благолепным, как яркий рассвет утренний, взор очей ея столько добрым и привлекательным, как тихий умиротворяющий свет луны, лице ея столько чистым и светлорадостным, как блестящее солнце, и силится описать все это чертами самыми резкими и необычайными, – но недоумевает и в своем представлении, и в своих помыслах, и наконец, сам себя только вопрошаете: кто сия проницающая аки утро, добра яко луна, избранна яко солнце? (Песнь песней VI, 9).

Не видим ли мы все уже не в гадании, а в действительности, что сия таинственная Чудная Дева есть по истине Богоблагодатная, от всех родов избранная и преукрашенная Богоневеста и Богоматерь, Царица неба и земли, посредница нашего спасения, коей преславное ныне и здесь явление и пришествие мы так всенародно и торжественно празднуем? Приложите же, Боголюбивые граждане, слух и самое сердце ваше к сему видению и к сему событию и уразумейте: не Она ли некогда была на месте этом, над градом вашим, при ваших предках и отцах, как отрадно прозрачный рассвет утренний? Не Она ли потом, по неисповедимым судьбам Божиим, сокрылась не в близких от вас пределах, как луна в нощи, и только время от времени вызываемая вашими молитвами и искомая вашим благочестивым усердием проливала тихий свет свой с отрадною в сердцах надеждою на благодатное, опять приближение? И не Она ли наконец, ныне, – о радость наша – небесная о, торжество наше свято вожделенное, – воссияла пред очами вашими, как яркое солнце, отблиставшее всех нас светом не вечерним от присносущной славы Божией, согревшая сердца ваши благодатною теплотою Божественнаго Ея пришествия и даровавшая наконец внутренний мир душам вашим всегдашним между вами водворением Владычным?!».

Прекрасно составленное поучение и громкий голос проповедника произвели на слушателей глубокое впечатление.

По окончании литургии, начался перезвон колоколов к крестному ходу, так как торжество принесения чудотворной иконы Божией Матери совпало с праздником обнесения вокруг монастыря частиц мощей многих святых угодников Божиих, установленным, с благословения Преосвященного Евгения, Епископа Старорусского, в 1807 году и совершаемым ежегодно в первое Воскресенье после праздника Воздвижения честного и животворящего Креста Господня.

При колокольном звоне, в сопровождении певчих и многочисленного духовенства, во главе с Преосвященным Владимиром, крестный ход с чудотворною иконою Матери Божией и ковчегом с частицами мощей святых угодников Божиих, по выходе из святых ворот, пошел в лево, вдоль южной монастырской стены. Массы народа шли за процессией и покрывали собой Александровскую и примыкающая к ней улицы; такого стечения народа Старая Гусса не видала ни в одном из крестных ходов. При следовании процессии мимо казарм Вильманстрандского полка, выстроенного шпалерами, хорь музыки исполнял гимн: «Коль славен наш Господь» ... во все время следования процессии. Обойдя кругом всю местность, занимаемую монастырем, с прилегающими к нему с западной стороны домами городских обывателей, всего на расстоянии 580 сажень, крестный ход снова возвратился в монастырь. По окончании крестного хода возглашено было многолетие в том же порядке, как и накануне, после молебна на городской площади. Богослужение окончилось к трем часам.

В пять часов пополудни, по древнему русскому обычаю, в зале городской думы, Преосвященному Владимиру, почетнейшему духовенству, представителям гражданской и военной власти и приглашенным гостям был предложен от граждан обед, за которым следовало несколько заздравиц, из коих первые были приняты с живейшим восторгом, за драгоценное здоровье Государя Императора, Государыни Императрицы, Наследника Цесаревича и Великаго Князя Владимира Александровича, которому от имени городского общества, отправлена была благодарственная телеграмма.

Во время обеда Новгородский Вице-Губернатор Действительный Статский Советник A. M. Марголи представителям г. Старой Руссы сказал следующую речь: «Приветствую вас, господа, и поздравляю с событием столь знаменательными для города вашего, для вашего края – вы обрели, наконец, родную Святыню, возвращения которой Старая Русса так долго ожидала; нет сомнения в том, что присутствие Ея послужить к преумножению вашего благоденствия и благосостояния, чего я, от всей души моей, желаю вам, всем и каждому Я только что сказал, что событие это знаменательное для вас. Подобные события, господа, имеют, вообще, великое значение в духовной жизни нашего народа; они освежают те чувства, которыми мы, русские, живем. Все видели, во время торжественного шествия св. иконы благоговейные слезы народные, все слышали почти все народное пение – в них ярко выражалась глубокая вера; но в русском народе вера нераздельно связана с другими еще чувством, чувством тоже глубокими, это с беспредельной преданностью и любовью к своему Царю; эти вера, преданность и любовь – тот камень, на котором утверждено могущественное Государство Русское; эти вера, преданность и любовь и составляют непобедимую силу нашу, и с нею не страшны нами никакие враги-ни внешние, ни внутренние. Так было, есть н будет». Общее Ура! было ответом на речь г. Марголи. Обед окончился около семи часов вечера.

На другой день, 19 сентября, Преосвященный Владимир служили литургию в Старорусском городском Воскресенском соборе при участии двух архимандритов. шести протоиереев и священников. По заамвонной молитве, Владыка сказали гражданами поучение, принаровленное к условиям города Старой Руссы, особенность и преимущество которого состоит в том, что в нем находятся целебные минеральные воды, по присутствии которых город известен не только по всем краям нашего отечества, но и далеко за пределами, и стекается сюда не малое число посетителей, ищущих в водах Старорусских исцеления от своих недугов.

«Кто же дал граду сему такое великое преимущество? сказал Владыка. Тот, в деснице которого жребий всей земли. Кто посылает источники в дебри, по слову которого и на горах станут воды. Кто так легко исчисляет песок морской, как и дает имена светилам небесными. Его вседержавный перст указали здесь расположиться благотворными слоями соли врачебной, от которой и воды Старорусские сделались целебными. Врачебное искусство, может сколько угодно, разнообразить употребление этих вод; но не может изменить Творческого дара».

Обращаясь к гражданам, Владыка спросили: чувствуете ли, братия моя, милость и благодеяние Божие, дарованный вам чрез открытие у вас минеральных вод, и стараетесь ли быть благодарными к своему небесному Благодетелю?». Далее Владыка указали гражданами и самые способы к засвидетельствованию благодарности пред Господом. «Свою благодарность Господу, сказал Владыка, вы можете засвидетельствовать, во-первых, тем, если будете иметь особенное усердие ко храмам Божиим и попечение о их благоукрашении». Что Господь не оставляет воздаянием за то, что делается на пользу Его видимых на земле жилищ или храмов, Владыка указали на Давида и Соломона, из коих первый за одно желание создать храм и за приготовление материалов на его устроение, а второй за самое создание храма получили благословение Божие и себе, и своему потомству. «Во-вторых, вы засвидетельствуете благодарность свою Господу, продолжали Владыка, если с прибывающими к вам для лечения водами будете обращаться по духу любви и милосердия христианскаго, а не по своекорыстным расчетам. В-третьих, град ваш засвидетельствует свою благодарность Господу если вы, жители его, будете отличать себя чистотою нравов и благочестием христианским, если прибывающие для лечения водами не будут находить у вас искушений и соблазнов для себя. Это и будет вашею наилучшею похвалою и самою высокою благодарностью Господу за Его премудрый Творческий дар». В заключение Владыка сказали: «Когда Творец вселенной увидит, что благодеяние, от Него дарованное, служа внешнему процветанию города, не приносили вреда вечному преспеянию и духовному совершенству его обитателей, тогда усугубит свое благословение над целебною силою вод; слава их распространится еще более, а с нею увеличится и число посетителей. Напротив, когда граждане окажутся, по своей жизни, не признательными к своему небесному Благодетелю, не будут оказывать помощи страждущему человечеству, а стремиться лишь к своей личной пользе, то кто знает, что может быть чрез это? Не сбудется ли тогда, сказали Владыка, и над Старорусскими водами притча о соли обуявшей (Мф.5:13)? Как бы и они по примеру других вод не лишились своей целебной силы, когда не пребудет над ними Божие благодатное благословение. Да и пребудет ли оно там, где оскудели вера и любовь? Имеяй уши слышали да слышит», заключил Владыка.

В тот же день, после вечерни, Владыка читали в соборе акафист Пресвятой Богородице и благословили начало Воскресными духовно-религиозных собеседований, открытых по инициативе настоятеля собора о. Александра Устьинского.

Двадцать перваго сентября 1888 года, Старорусская Городская Дума в экстренном своем заседании, от лица Старорусского Городского Общества, единогласно постановила поднести Государю Императору, за оказанную городу Монаршую милость, выразившуюся в возвращении чудотворной иконы Старорусской Божией Матери из Тихвинского Богородицкого монастыря в Старорусский Преображенский, всеподданнейшей адрес.

Его Императорское Величество на всеподданнейшем доклад г. Обер-Прокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева с представлением означенного адреса соизволили собственноручно начертать: «Очень рад для них».

Всеподданнейшей адрес Старорусской Городской Думы следующего содержания:

ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО

Всемилостивейшей Монарх,

Великий Государь!

В течении нескольких столетий г. Старая Русса был лишен своей вековой исконной Святыни, чудотворной иконы Старорусской Божией Матери. Много раз гражданами возбуждалось ходатайство о перенесении этой чудотворной иконы из Тихвина в Ея родной город. В настоящее время по Всемилостивейшему соизволению Вашего Императорского Величества гражданами города Старой Руссы возвращена их Святыня. Осчастливленные великою милостию Вашего Императорского Величества верноподданные ваши граждане города Старой Руссы, осмеливаются повергнуть к стопам Вашего Императорского Величества свои чувства живейшей благодарности за оказанную милость и выразить самую искреннюю, самую беспредельную преданность Вашему Императорскому Величеству и всему Вашему Августейшему Семейству. Весь город горячо молит Царицу Небесную о ниспослании Вашему Императорскому Величеству и всему Царствующему Дому счастья и долголетия. Гор. Старая Русса, сентября 21 дня 1888 г. Подлинный подписали: Городской Голова и 42 Гласных.

Так совершилось, во славу Божию и в честь Преблагословенной Матери Божией, достопамятное и знаменательное торжество возвращения древней чудотворной иконы Старорусской Божией Матери из г. Тихвина в свой родной город Старую Руссу, торжество, которого не забудет во всю жизнь свою всякий, кому довелось видеть его.

Очерк Старорусского Спасо-Преображенского монастыря, в котором находится ныне чудотворная икона Старорусской Божией Матери с краткими сведениями о жизни блаженного основателя его святого архиепископа Новгородского Мартирия, родом из Старой Руссы

Старорусский Спасо-Преображенский монастырь находится в г. Старой Руссе, на северо-восточной стороне, неподалеку от правого берега реки Полисти. Он основан в конце XII века, при Новгородском князе Ярославле Владимировиче, внуке Мстислава великаго и правнуке Мономаха, и владыке Новгородском блаженном Григории, брате св. архиепископа Иоанна.

Основателем и первым игуменом сей обители был священно-инок Мартирий уроженец Старой Руссы. Неподалеку города, который находился в то время несколько выше по реке Порусье, блаженный Мартирий избрал уединенное, среди густого леса, место и на нем, в 1192 году, построил деревянную церковь во имя Преображения Господня, которую в том же году, на праздник Успения Пресвятыя Богородицы, архиепископ Новгородский св. Григорий освятил и назвал монастырем.

После смерти святителя Григория, возбудилось среди Новгородцев недоумение о том, кого из трех предполагаемых лиц избрать на его место. Не желая, чтобы избрание архипастыря зависело от произвола человеческого, князь Ярослав, по совещанию с посадниками, игуменами и клиром соборным, положил три жеребья на престол св. Софии и послал с «Веча народного» слепца взять один жребий, который бы указал им волю Божию: жребий выпал на игумена Старорусского Мартирия. С великими почестями вывели блаженнаго Мартирия из обители Старорусской, возвели на сени Владычные и послали в Киев для посвящения, где и был он хиротонисан 10-го декабря 1193 г. митрополитом Киевским Никифором.

В первый год свидетельства блаженнаго Мартирия страшный пожар опустошил Ладогу, Старую Руссу и Новгород; в последнем пожаре истребил много церквей на Торговой стороне, множество частных домов и даже великокняжеское Городище. Пожары продолжались в течении всего лета и напугали народ до того, что многие выходили жить за город, в поле. В это трудное время добрый архипастырь, сколько мог, успокаивал волнение народное и в тот же несчастный год освятил он церковь св. Апостола Филиппа, сооруженную усердием граждан.

Святитель Мартирий имел особенное усердие к построению храмов Божиих и св. иноческих обителей. В мае 1195 года он заложил храм Богоматери на воротах Великаго Нова-града, а осенью того же года основал женскую обитель с храмом Воскресения Христова у озера Мячина, в Людином конце. Летописец о семь подвиге святителя говорить так: «Владыка трудился палимый во время дня зноем, а ночью скорбел от заботы, как бы окончить и видеть в полной красоте церковь, и, чего желал, получил он, – царство небесное и радость нескончаемую».

Восседая на Новгородской святительской кафедре, не забыл блаженный Мартирий и своей Старорусской обители, им основанной. Вместо сгоревшего в ней деревянного храма Преображения Господня, в 1196 г. он вооружил каменный однопрестольный храм, который и был освящен им в том же году, на праздник Успения Пресвятая Богородицы. При освящении этого храма святитель Мартирий радовался того же, свыше вдохновенною радостью и молился Господу так пламенно, как некогда равноапостольный князь Владимир, по освящении храма Тождества Пресвятая Богородицы в Киеве, или как Соломон по освящении храма Иерусалимского. Летопись сохранила до наших времен ту самую молитву, которую произнес при освящении храма блаженный Мартирий, она начинается так: «Господи Боже, призри с небесе и виждь, и посети виноград свой, и соверши, его же насади десница Твоя, и призри на церковь сию, юже создах раб Твой, архиепископ Мартирий, во имя святаго Твоего Преображения, да аще кто помолится в церкви сей с верою, то услыши молитву его и отпусти грехи ему молитвами Пресвятая Богородицы и всех святых Твоих. Аминь». «И веселяшеся блаженный душею и телом», говорить современный летописец, «устроив себе память вечную и всем крестьянам (христианам) честный монастырь».

В том же 1196 году, с помощью двух посадников, блаженный архиепископ Мартирий построил церковь во имя свв. Афанасия и Кирилла Патриархов Александрийских в монастыре, на острове Селезневе, а по летописи Нелезине, в 4-х верстах от Новгорода.

В 1197 году святитель Мартирий имел утешение заложить в Новгороде, в Плотницком конце, храм во имя св. великомученицы Евфимии Всехвальных с девичьим монастырем, а постройку приняла на себя благочестивая боярыня Полгода, жительница Рюрикова Городища.

В 1198 году было необыкновенное происшествие: один набожный Новгородец каждый день посещал храм Божий и с благоговением принимал антидор или просфору. Однажды нес он Богородичную просфору в дом и, по немощи, заснул на дороге. Псы, почуяв хлеб, подошли и хотели схватить просфору, но отражаемые невидимою силой отходили прочь. Это было в виду многих. Когда узнал об этом блаженный Мартирий, он тотчас же благословил на месте происшествия основать храм в честь Пресвятыя Богородицы. Супруга князя Ярослава Владимировича Елена издержки по построению храма приняла на себя. В следующем году храм был освящен самим блаженным архиепископом Мартирием в честь Рождества Пресвятыя Богородицы и основан при нем женский монастырь, называвшийся впоследствии Богородицким на Молоткове.

Последнею и при том важнейшею заслугою святителя Мартирия было примирение Новгорода с Великим князем Всеволодом, который собирал уже рать для усмирения вольного города. Для этой цели маститый Владыка должен был, в 1199 году отправиться с Посадником и лучшими людьми во Владимир. Возвращаясь оттуда, изможденный летами и подвигами архиепископ Мартирий скончался на дороге, на берегу озера Селигера, 24 августа того же 1199 года. Тело его привезли в Новгород и положили в южном притворе св. Софии, который с того времени стал называться Мартириевским или златым. Благодарные Новгородцы вписали имя его в список своих приснопамятных архипастырей, и на столбе Софийского соборного храма до ныне видно изображение святителя Мартирия. Память его празднуется вместе с другими Святителями Великаго Новограда 10 февраля и 4 октября. В 1462 году, (по сказанию Новг. III лет. стр. 241) не за долго до взятия Новгорода Иоанном III, на гробе святителя Мартирия показалась кровь6).

Основанная святителем Мартирием юная обитель Старорусская не долго наслаждалась своим благоденствием. Враждебные русской земле и жадные к добыче Литовцы не давали покоя окрестным селениям Руссы частыми своими набегами, бывшими в 1201, 1224, 1228, 1230 и 1234 годах. В последнее из этих нашествий Литва явилась внезапно под стенами Старой Руссы, ограбила городские церкви и Спасский монастырь – церковь, св. иконы и престол ободрали и святотатственные руки свои обагрили невинною кровию четырех иноков обители сей. Равным образом Спасский монастырь и во время Шведского нашествия, продолжавшегося с 1611 до 1617 года, неоднократно подвергался опустошениям. Чрез восемь лет, после возвращения Старой Руссы из-под Шведского правительства, по произведенной подробной описи г. Старой Руссы в 1625 году, оказалось, что на посаде Спасский монастырь Шведами разорен и дома вокруг его выжжены; но несмотря на это, самобытное существование монастыря продолжалось непрерывно, благодаря благочестию местных жителей.

Между тем каменный храм Спаса, сооруженный блаженными Мартирием, совершенно обветшали и грозили падением. В 1442 году св. архиепископ Евфимий разобрали церковь (кром алтарной части), воздвиг на прежнем основании (на старой основе по выражению летописи) новый каменный храм и украсили его иконописью. Этот храм сохранился до ныне в полной целости со всеми признаками зодчества ХV века, кроме окон, расширенных в последствии. Без западной паперти, пристроенной позднее, храм представляется квадратными (в 5 саж. длины и ширины, кроме трех алтарных полукружий) Глава на нем одна довольно обширная; до 1789 года она была деревянная чешуйчатая, а в семь году покрыта листовыми железом. Внутренность храма от постройки новейшего времени отделяется капитальной стеной с тремя арками. Далее к иконостасу поддерживают своды храма и купол два квадратных столба; два другие сокрыты за иконостасом. Пятиярусный иконостас, по характеру резьбы, принадлежит к XVII веку, высота его 7 саж. 2 арш. и 1 вершок, ширина 5 сажен. Сохранившийся от первоначальной постройки алтарь разделяется на три части капитальными стенами с арками; древняя живопись на стенах храма и алтаря не уцелела; может быть она скрывается под штукатуркой.

К северо-западному углу Преображенского храма примыкает колокольня. Она построена после Шведского разорения, около 1630 года, в три яруса, из коих нижний имеет фигуру квадратную со сводом внутри. Второй и третий ярусы представляют вид восьмигранника, а четвертый ярус надстроенный в 1818 году, круглый, с 7-ю пролетами. В этом четвертом ярусе висят колокола. Самый большой из них вылить в 1692 году и имеет весу 120 пуд. 8 фунтов. Вклад архимандрита Крестного монастыря Иосифа и его келейного старца Макария. Из числа остальных семи колоколов один вылить в 1601 году при царе Борисе Феодоровиче Годунове, a прочие новейшего времени.

С северной стороны примыкает к колокольне двух-этажный храм Рождества Христова, а за ним далее теплая Сретенская церковь: первая из эти333уц х церквей построена около 1620 года, в подвале под нею устроен придел св. Бессребреников Космы и Дамиана. Сретенская церковь, бывшая при переписи 1625 года деревянною, сооружена из камня, по всей вероятности, около 1630 года. К ней пристроена с западной стороны трапеза. Под нею, в подвальном этаже, устроен храм в честь иконы Старорусской Божией Матери с приделом св. священномученика Антипы.

В настоящее время, благодаря неусыпной деятельности настоятеля сего монастыря о. архимандрита Мардария, готовь проект и заготовляются материалы на постройку нового теплого пятипрестольного храма, главный престол которого будет посвящен в честь чудотворного образа Старорусской Божией Матери. Храм этот будет воздвигаться, как памятник народный, для увековечения события возвращения чудотворного образа Матери Божией из г. Тихвина в г. Старую Руссу. Устройство более вместительного храма для Старорусской обители составляет неотложную необходимость в виду того, что доселе существующее в ней храмы очень тесны, кроме холодного Преображенского, низменны и зимой сыры.

Первую и главную святыню Старорусского Спасо-Преображенского монастыря составляет вышеупоминаемая, древняя чудотворная икона Старорусской Божией Матери, в тяжеловесной, сребропозлащенной и богато украшенной драгоценными камнями ризе. До устройства нового храма чудотворная икона в летнее время помещается в холодном храме Преображения Господня, от входа на правой стороне, между арками западной стены, отдаляющей храм от пристроенной в 1806 г., при архимандрите Моисее, паперти, а в зимнее время в теплом храме Сретения Господня, по левую сторону арки, отдаляющей храм от паперти. Со времени перенесения чудотворной иконы Матери Божией из г. Тихвина каждый Воскресный день, после поздней литургии, отправляется пред нею соборный молебен с акафистом.

Вторая святыня, после чудотворной иконы Старорусской Божией Матери, заключается в ковчеге, с 50-ю частицами мощей св. Угодников Божиих, перенесенном по прошению архимандрита Моисея и по усердному желанно граждан города Старой Руссы, с благословения Высокопреосвященного Амвросия, митрополита Новгородского, из Новгородского Софийского собора в 1805 году. В летнее время ковчег со св. мощами помещается в холодном Преображенском храме, а на зиму переносится в теплый Сретенский.

Из примечательных по древности церковных предметов имеются в монастырской ризнице:

1) Евангелие писанное полууставом с надписью на обороте последнего листа «Лета 7710 (1592 года) Марта 26 дня положил сию книгу Евангелие в дом Всемилостивому Спасу, в Старой Руссе, священноинок Андреи».

2) Евангелие напечатанное в Москве, в 1644 году, при царе Михаиле Федоровиче и Святейшем Патриархе Иосифе. Вклад Варлаама, митрополита Ростовского и Ярославского, того самого, который скончался внезапно при встрече мощей святителя Филиппа, перенесенных из Соловецкого монастыря в Москву 1652 года. По листам Евангелия отмечено: «лета 7157 (1649) марта в 3 день, великий господин преосвященный Варлаам, митрополит Ростовский и Ярославский, сию книгу святое Евангелие дал в обитель Боголепного Преображения Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, в Старую Руссу, по отце своем священноиноке иерее Карпе и по матери своей инокине схимнице Евфимии и по сродче (родственнике) своем иноке схимнике Иоасафе».

3) Евангелие московской же печати 1685 года. Вклад, известного келейника и биографа Патриарха Никона, Ивана Корниловича Шушерина. По листам сохранилась его собственноручная подпись.

4) Евангелие московской же печати 1698 года. Вклад Якова Иванова сына Челищева, в 1699 году. По листам имеется собственноручная подпись вкладчика.

5) Два креста напрестольных со св. мощами; один из них XVI века.

6) Икона Спасителя на убрусе, древней греческой живописи, по устному преданию данная монастырю Императором Петром Великим, но к сожалению, особой летописи на ней нигде не видно.

7) Образ Владимирской Божией Матери, 6 вершковый, писанный на доске с выемкой, замечателен по превосходному, весьма древнему новгородскому письму. Басменный оклад на нем и венец с циничными украшениями и сканою работой. Корона над венцем несомненно относится к XV веку, а самая икона может быть и древнее. Существует местное, весьма вероятное предание, что этот образ есть благословение, дарованное обители св. Евфимии архиепископом Новгородским при возобновлении храма.

8) Кадило серебряное, литое 1641 года, с крышкою в виде башенки, увенчанной крестом.

Из книг церковных замечательны по своей древности: а) Требник Киевского митрополита Петра Могилы, 1646 года, б) Слова Преподобного Иоанна Лествичника, 1647 года и в) Письменный Синодик XVII века.

Со времени основания монастыря до 1798 года настоятельство в Старорусском монастыре было игуменское, а с 1798 года учреждена архимандрия. В 1830 году, при архимандрите Арсении, из третьеклассного монастырь возведешь во 2-й класс. Настоятели его имеют право носить мантию с бархатными скрижалями малинового цвета, отправляют священнослужение на коврах, с отверстыми царскими вратами во все время божественной литургии до причастного стиха.

В виду того значения, какое имеет г. Старая Русса по многочисленному приливу сюда каждое лето со всех концов России посетителей для пользования Старорусскими минеральными водами, и предстоящего в 1892 г. 700-летия со времени основания монастыря желательно, чтобы монастырь был возведен в 1-й класс.

Благодаря заботам нынешнего о. архимандрита Мардария, в последнее время вместо ветхих, полуразрушившихся корпусов устроен в монастыре новый, прекрасной архитектуры, обширный каменный корпус и другой с кухней и трапезою. Деревянный забор, стоявший на месте неоконченной при прежних настоятелях ограды, заменен каменного стеной. В настоятельство о. архимандрита Мардария много сделано по монастырю и других улучшений. В настоящее же время, как выше мы упомянули, составлен у о. архимандрита проект на постройку нового теплого, пятипрестольного храма в память события и в честь возвращенной чудотворной иконы Старорусской Божией Матери. Главная заслуга о, архимандрита сколько для монастыря, но гораздо более для граждан г. Старой Руссы состоит в том, что им собственно было начато в 1885 году ходатайство о возвращении из г. Тихвина чудотворной иконы Старорусской Божией Матери, которое при убеждении о. архимандритом настоятеля и братию Тихвинского Большого монастыря на уступку св. иконы, чего не было достигнуто при прежних настоятелях, как известно, увенчалось полным успехом.

В заключение очерка о Старорусском Спасо-Преображенском монастыре нелишне обратить внимание любителей святыни на имеющиеся при входе в названный монастырь и при выходе из него надписи на св. воротах. С наружной стороны их, под иконою Спасителя, написано: «Благословен грядый во имя Господне. Грядущего ко Мне не изжену вон», а с внутренней, под изображением монастыря: «С миром изыдем». Эти надписи сделаны покойным настоятелем Спасской Обители, архимандритом Паисием, (см. «Душен, чт.» 1878 г. ч.2, стр. 89) добродетельным старцем, строгим к самому себе, весьма снисходительным и любвеобильным к другим. Значение надписей он объяснял братии и посетителям следующим образом: «Когда кто идет к нам из города помолиться ли в храме Божием, или побеседовать по душе, или помощи попросить на нужды свои, пусть он вперед прочтет, что писано над воротами, (а если он неграмотный, грамотные ему расскажут), пусть знает, что он приходить с благословением Божиим. А мы должны принять его с любовно, кто бы ни был приходящий к нам, должны оказать ему уважение, помня, что мы сами всех грешнее и недостойные, должны оказать ему помощь, если он просит, и послужить ему, чем можем, должны подать ему добрый пример своим житием и усердием ко службе Божией. Вот наш долг христианский и монашеский. Если мы будем исполнять этот долг, всякий богомолец, всякий гость будет выходить от нас «с миром», и мы сами, отлучаясь когда-либо в город по благословной вине «с миром изыдем», т. е. с чистою совестью, не стыдясь и не опасаясь встречи с кем бы то ни было. Если же мы не уважаем приходящего к нам, не принимаем его с любовию, не служим ему, сколько можем в нужде, если подаем ему вместо пользы душевной соблазн слабым нашим житием и нерадивым богослужением, то мы изгоняем грядущего к нам, вопреки слову Самого Господа и Спасителя нашего. Для того и написано это слово на воротах, чтобы мы всегда его помнили и остерегались столь тяжелого греха». Такие наставления покойный о. архимандрит подкреплял собственным примером: он не упускал ни одной церковной службы, сам служил часто, усердно и благоговейно, гостей принимал радушно и умел занять их душеполезною беседой, хотя был из неученых; не отказывался и сам насыщать жителей города, подавая им пример воздержания и трезвости, к бедным и страждущим был необыкновенно сострадателен и делил с ними свои последние крохи. Начало подвигов иноческих он положил на Валааме, где застал еще опытных в духовной жизни старцев, учеников великаго старца Назария Саровского, потом был игуменом Сковородского монастыря близь Новгорода. Настоятельство отца Паисия в Старорусской обители продолжалось только три года; он скончался в 1862 году, оставив монастырю все свое достояние, около шестисот рублей.

* * *

1

См. Новгородская Губ. Ведом. 1852 г. Отд. II. Часть Неофиц. стр. 132. Церковно-Историческое описание г. Старой Руссы. Новгород 1866 г. стр. 4.

2

См. Историко-статистическое описание первоклассного Тихвинского Богородицкого Большого мужеского монаст. Изд. 2-е. Спб. 1888 г. стр. 122.

3

См. Тихвин и его Святыня. Спб. 1889 г. стр. 32.

4

См. Сказание о явлении иконы Пресв. Богородицы Тихвинская, изд. 1852 г. стр. 35.

5

См. Историю Российской Иерархии. Т. V, стр. 727.

6

В городе Старой Руссе память о сем Угоднике Божием давно уже забыта и только, благодаря благочестивому усердию о. архимандрита Мардария, в последнее время написано изображение святителя Христова Мартирия в главном алтаре соборного монастырского храма.

В виду предстоящего в 1892 году 700-летия со времени основания святителем Мартирием Старорусской обители и в 1899 году со дня блаженной его кончины благовременно было бы гражданам г. Старой Руссы устроить в Софийском соборе над тем местом, где под спудом почивают мощи Святителя Христова Мартирия, мраморное надгробие, которое по ветхости давно уже разобрано, и самое место на равне с полом замощено Путиловской плитой.


Источник: Торжество перенесения чудотворной иконы Старорусской божией матери из г. Тихвина в г. Старую Руссу, Новгородской губернии и Очерк Старорусского Спасо-Преображенского монастыря, в котором находится ныне чудотворная икона, с краткими сведениями о жизни блаженного основателя его святого архиепископа Новгородского Мартирия родом из Старой Руссы / Сост. А.А. Усининым. - Санкт-Петербург : тип. Ю. Штауфа, 1889. - 72 с.

Комментарии для сайта Cackle