Луи Дюшен (католик)

История древней церкви. Том 1

Глава XVI. Вопрос о праздновании Пасхи 

Пасха у христиан. – Различия в соблюдении праздника. – Столкновение между азийским и римским обычаями. – Папа Виктор и св. Ириней. – Отмена азийского обычая.

Обычай посвящать один из семи дней недели преимущественно на служение Богу был заимствован церковью из еврейской обрядности. Не отменяя для иудействующих христиан соблюдения субботы, церковь с весьма ранних пор ввела почитание воскресного дня, которое ознаменовывалось гораздо более богослужебными собраниями, чем приостановкой ручного труда. Таких собраний было два: всенощное бдение – в ночь с субботы на воскресенье и литургия – утром. В связи с этим явилось соблюдение стояний или постов, весьма рано приуроченных к средам и пятницам344. Что же касается праздников и постов еврейского календаря, то для христиан не было никакого основания соблюдать их и их предали забвению. Однако, один из этих священных дней, праздник Пасхи или опресноков, ежегодно напоминал о страданиях Господа. Можно было не дорожить более воспоминаниями, которые Израиль связывал и поныне еще связывает с пасхальной годовщиной, но нельзя было забыть, что в эти самые дни Господь принял смерть за спасение мира. Таким образом праздник Пасхи сохранился, но в праздновании его отпали обрядовые подробности, соблюдавшиеся у евреев345.

Однако, благодаря тому, что с самого начала не договорились на этот счет, скоро обнаружились различия в праздновании христианской Пасхи. В Азии держались 14-го числа первого еврейского месяца или 14-го нисана346; в Риме и почти всюду не придерживались строго этого числа, ибо дорожили тем, чтобы праздник пришелся в воскресенье, принимая впрочем это число во внимание, чтобы определить, к какому именно воскресенью приурочить пасхальное торжество.

Эта разница в днях естественно находилась в соответствии с различным пониманием праздника. Согласно евангелистам, событие, происшедшее 14-ого нисана или на следующий день, это – смерть Христа, а в воскресенье было Его восстание из мертвых. Ни то, ни другое великое событие не могло оставаться в забвении. Почитание воскресенья тотчас же вызвало соответственное почитание великой пятницы. Обычный пост соблюдали на этой неделе с особенной строгостью, при чем большую частью продолжали его до утра воскресенья. Таким образом христиане посвящали скорби по своем Учителе все то время, которое Он пребывал во власти смерти.

В Азии, где дорожили совпадением с 14-м нисана, исходной мыслью была, по-видимому, та, что Христос есть истинный пасхальный Агнец. Поэтому, вечером этого дня вместо ритуальной еврейской трапезы совершалась евхаристия. В действительности, по преданиям синоптических евангелий, Господь был распят не 14-ого, а 15-ого числа, но за большой точностью не гнались, и Голгофскую жертву с легкой натяжкой приурочивали к ее символическому прообразу – закланию пасхального Агнца347. Впрочем, четвертое евангелие вскоре сгладило это несоответствие, перенеся страдания Христа с 15-ого на 14-ое число.

Как же азийцы поступали после этого, чтобы праздновать воскресение Христово? – Посвящали ли они ему третий день после 14-ого нисана или ближайшее к нему воскресенье, или выделяли его в особый праздник, – об этом нам ничего неизвестно. Все, что мы знаем относительно этого, заключается лишь в том, что предпасхальный пост – ибо они тоже соблюдали его – оканчивался у них 14-го числа.

Понятно, что из такого неопределенного положения могли возникнуть распри, что действительно и случилось, даже между самими азийцами. Лаодикийская церковь в 167 г. была приведена в волнение значительным спором по поводу празднования Пасхи. Об этом предмете писали Мелитон Сардийский348 и Аполлинарий Иерапольский349. Они оба были приверженцами 14-ого нисана, четыренадесятниками. Мы точно не знаем, в чем заключался лаодикийский спор. Достоверно только то, что Аполлинарий отстаивал 14-ое число, опираясь на евангелие Иоанна и отказываясь допустить, чтобы Господь совершил Пасху накануне Своей смерти350. Расходился ли он с Мелитоном, и в этом ли пункте состоял предмет их разногласия, об этом нам ничего неизвестно.

Но главный предмет спора, который рано или поздно должен был возникнуть, заключался в разногласии между местным азийским обычаем праздновать Пасху 14-ого нисана и почти общепринятым обычаем праздновать этот день в воскресенье. Разногласие было весьма явное. Оно сознавалось в Риме уже во времена Траяна и Адриана. Азийцы тогда насчитывались там уже в большом количестве; еще папы Сикст и Телесфор ежегодно видели, что они празднуют Пасху в один день с евреями. Азийцы утверждали, что они действуют правильно; их оставляли в покое, продолжая следовать другому обычаю и не затевая с ними распри.

Позднее это разногласие сочли достойным внимания и постарались устранить его. Во время своего путешествия в Рим, Поликарп пытался убедить папу Аникиту, что обычай приверженцев 14-го нисана есть единственно приемлемый. Ему не удалось это, но и Аниките не удалось склонить престарелого учителя принять римскую систему. Расстались они однако в миролюбивом настроении. При преемнике Аникиты, Сотире, отношения стали как будто натянутыми. К этому времени относится лаодикийская смута: вопрос начал возбуждать страсти. Около 190 г. папа Виктор, второй преемник Сотира, решил положить этому разногласию конец. Он изложил свои взгляды азийским епископам и обратился к Поликрату, епископу ефесскому, с просьбой созвать их на собор. Поликрат действительно собрал их, но они настаивали на своем древнем обычае. Ефесский епископ ответил от их имени папе. Виктору очень решительным посланием, где перечислял всех выдающихся христиан Азии, начиная с апостолов Филиппа и Иоанна. Сам он происходил из семьи, издавна посвятившей себя служению церкви, ибо до него семь родственников его были епископами. Все святые, все епископы, которых он перечисляет, соблюдали 14-ый день. Он заявляет свою решимость также соблюдать его, «не страшась угроз, ибо написано: лучше повиноваться Богу, нежели людям».

Оказалось однако, что только азийцы держались этой практики. Состоялись другие епископские соборы по этому поводу. Все соборные послания, сборник которых исследовал Евсевий, склонялись к празднованию воскресного дня. В Палестинском соборе приняли участие епископы: Феофил кесарийский, Нарцис иерусалимский, Кассий тирский, Клар птолемаидский и некоторые другие. Они заявили, что имеют обыкновение вступать в соглашение с александрийской церковью относительно определения дня Пасхи. Осроенские епископы высказались в том же духе. Их обычай не мог расходиться с антиохийской практикой, о которой мы не имеем прямых свидетельств. Понтийские епископы под председательством старейшего епископа амастрийского Пальма, Вакхил епископ коринфский, и Ириней от имени христианских церквей в Галлии, в которых он первенствовал, выразили те же убеждения.

Подкрепленный согласием стольких епископов, Виктор пошел дальше. Он задумал нанести решительный удар сопротивлению азийцев, отлучив их от общения с церковью. Но послания, написанные им в этом смысле, не были так сочувственно приняты, как его ссылки на предание. Ириней, а за ним многие другие епископы, вступились; признавая правоту точки зрения римской церкви, они не допускали, чтобы из-за такого второстепенного вопроса относились к почтенным церквам, основанным апостолами, как к рассадникам ереси, и отторгали их от христианской семьи.

Можно думать, что Виктор отказался от своих суровых мер, но достоверно известно одно, что в общем азийские церкви в конце концов приняли римский обычай. В IV в., а именно на Никейском соборе, не было уже разговора об этом вопросе. Были в то время приверженцы 14-го нисана; но даже в Азии они составляли маленькую секту, совершенно вне общения с кафолической церковью351.

В данное время в Риме обнаружилось некоторое сопротивление, очевидно между проживавшими там азийцами. Некий Власт устроил там что-то вроде раскола. Ириней, который знал его, писал ему по этому поводу352, но эта оппозиция Власта была непродолжительна353.

* * *

344

Воскресенье упомянуто в Деян. XX, 7 по поводу одного случая, относящегося к 57 г. „Учение 12 апостолов“ и „Пастырь“ Ерма упоминают о стояниях.

345

Заклание Агнца могло совершаться только в храме. Действительно, праздник Пасхи специально справлялся в Иерусалиме. Впрочем и вне Иерусалима в этот день в семьях совершалась трапеза религиозного характера.

346

Не следует упускать из виду, что день у древних считался с вечера до вечера, а не с полуночи до полуночи. Пасхального агнца закалали после полудня 14-ого числа. Вечерняя же трапеза уже относилась к 15-ому числу (праздник опресноков).

347

Символ Агнца для обозначения Спасителя весьма древнего происхождения (Деян. VIII, 32; I посл. Петра, I, 19; Иоан. I, 29, 36; Апок. во мн. мест.).

348

Еus. IV, 26.

349

Поликрат определенным образом ссылается на Мелитона в числе своих авторитетов, но не упоминает об Аполлинарии. Однако в отрывках последнего, которые сохранились до нас в „Пасхальной хронике“, он выражается языком приверженцев 14-го нисана. Ипполит и Климент Александрийский говорят: „Христос – истинная Пасха“; Аполлинарий говорит: „14-ое есть истинная Пасха“ – выражение в котором чувствуется какой-то оттенок.

350

Текст сохранился в Пасхальной хронике (Мigne, Р. G, Т. ХСVI, р. 80) Аполлинарий упрекал своих противников в том, что они вносят противоречия между евангелиями. – Он очевидно считал возможным согласить синоптиков с ев. от Иоанна. После многих исследователей и я пытался сделать это. Лучше признать, что в этом пункте мы оказывается не в состоянии согласить евангелистов.

351

См. об этом мою заметку „La question de la Paque au concile de Niсee“ в „Revue des questions historiques“. Juillet 1880.

352

Περὶ σΧίσματος (Eus., V, 15, 20); cp. Pseudo-Tert., 53.

353

В Philosophumen’ax, написанных лет 40 спустя, приверженцы 14-го нисана характеризуются, как совершенно исключительные личности: τινές φιλόνεικοι τὴν φύσιν, ἰδιῶται τὴν γνῶσιν, μαχιμώτεροι τὸν τρόπον (некие по природе спорщики, по умственному развитию невежды, по характеру сварливцы).


Комментарии для сайта Cackle