Фома Аквинский (католический святой)

Вопрос 84-й. О быстроте тел после воскресения блаженных праведников (В трех пунктах).

Теперь мы должны рассмотреть вопрос о быстроте тел после воскресения блаженных праведников, имея перед собой следующие три пункта для выяснения: 1) Будут ли прославленные тела быстрыми? 2) Будут ли когда-либо блаженные праведники пользоваться этой быстротой в целях движения? 3) Будут ли они двигаться мгновенно?

Раздел. 1. Будут ли прославленные тела быстрыми?

То, что прославленные тела не будут быстрыми, представляется из следующего:

Возражение 1. То, что является быстрым само по себе, не имеет нужды быть носимым для того, чтобы передвигаться. Но прославленные тела после воскресения будут, согласно церковного толкования (ПЛ 192,304), вознесены ангелами на облаках «в сретение Господу на воздухе» (1Фес. 4:17). Поэтому прославленные тела не будут быстрыми.

Возражение 2. Ни о каком теле, которое двигается с трудом нельзя говорить как о быстром. А прославленные тела будут двигаться с трудом, – так как начало и причина их движения, а именно душа, движет их в обратном направлении по отношению к их природе, ибо иначе они бы всегда двигались в том же самом направлении. Поэтому они не будут быстрые.

Возражение 3. Из всех душевных действований чувство превышает движение в приоритете и благородстве. Однако никакое свойство или качество не приписывается прославленным телам как совершенствующее их в области чувств. Поэтому и быстрота не должна быть приписываема им как совершенствующая их в движениях.

Возражение 4. Природа дает различным животным орудия их действия различного состояния и расположения в соответствии с их различными способностями и силами. Поэтому она не дает орудия действия того же самого состояния и расположения медленным животным, какие она дает животным быстрым. Дела Бога гораздо более упорядочены, чем дела природы. Так как члены прославленных тел будут иметь то же самое расположение, форму и размер, какие они имеют в настоящее время, то представляется, что они не будут обладать иной быстротой, по сравнению с той, которую они имеют теперь.

Этому противоречит сказанное: «сеется в немощи, восстает в силе» (1Кор. 15:43), т.е. согласно церковного толкования (ПЛ 191, 587), «подвижным и живым». Но подвижность может означать только быстроту в движении. Следовательно, прославленные тела будут быстрыми. Кроме того, медленность в движении представляется особенно несовместимой с природой духа. А прославленные тела будут, согласно 1Кор. 15:44, наиболее духовными. Поэтому они будут быстрыми.

Отвечаю: Прославленное тело будет полностью подчинено прославленной душе, так что в нем не только не останется ничего для сопротивления духу, как это было в теле Адама, но еще из прославленной души в него втечет некое совершенство, благодаря которому оно сделается приспособленным и готовым к этому подчинению душе, каковое совершенство именуется «дарованием» прославленного тела. Душа соединена с телом не только как его форма, но также и как его двигатель, и в обоих отношениях прославленное тело должно быть в высшей степени совершенно подчинённым прославленной душе. Поэтому, также как через «дарование» тонкости прославленное тело будет полностью подчинено душе как своей форме, от которой она образует свое видовое бытие, так через «дарование» быстроты оно будет подчинено душе как своему двигателю, так что оно будет быстрым и способным повиноваться духу во всех движениях и действиях души. Однако некоторые относят причину этой быстроты к пятой, т.е. небесной сущности, которая тогда будет преобладающей в прославленных телах. Но мы уже неоднократно говорили, что это не представляется вероятным (В. 62, п. 1; В. 83, п. 1). Поэтому лучше относить причину быстроты к душе, от которой состояние славы потечет к телу.

Ответ на возражение 1. О прославленных телах говорится как о несомых ангелами на облаках, не потому, что они будут нуждаться в этом, как в какой-то помощи, но для того, чтобы обозначить ту почтительность, которую будут оказывать им ангелы и все твари.

Ответ на возражение 2. Чем более сила двигающей души доминирует над телом, тем легче становится труд движения, даже если бы оно было противно природе тела. Поэтому те, в которых движущая способность сильнее и те, которые благодаря упражнению сделали свое тело более приспособленным повиноваться движущему духу, – меньше трудятся в движении. А так как после воскресения душа будет полностью доминировать над телом – и из-за совершенства своей собственной способности и силы, и из-за способности прославленного тела, происходящей от излияния в него славы от души, – то поэтому в движениях праведников не будет тогда труда, и, таким образом, можно сказать, что их тела будут быстрыми.

Ответ на возражение 3. Через дарование или дар быстроты прославленные тела будут наделены особой способностью не только в отношении локальных движений, но также в отношении чувств и ощущений и совершений всех других действований души.

Ответ на возражение 4. Также как природа дает более быстрым животным орудия действования иного расположения в форме и размере, так Бог дарует телам святых иное расположение или состояние, чем то, которое они имеют теперь, но не в форме или размере, а в том свойстве славы, которое называется быстротой.

Раздел 2. Будут ли когда-либо блаженные праведники пользоваться своей быстротой в целях движения?

То, что они никогда не будут пользоваться своей быстротой в целях движения, представляется из следующего:

Возражение 1. Согласно Аристотелю «движение есть акт несовершенных» («Физ.»). В прославленных телах не будет никакого несовершенства, а поэтому у них не будет движения.

Возражение 2. Всякое движение совершается по какой-либо нужде, потому что все то, что находится в движении, движется ради достижения какой-то цели. Прославленные тела не будут иметь никакой нужды, ибо, как говорит Августин, «все, что ты хочешь, будет там, и ничего не будет из того, чего ты не хочешь» (Алк. Клервосский «О духе и душе» ПЛ 40,828; ср. Августин «О Тр.» ПЛ 42, 1020). Поэтому прославленные тела не будут двигаться.

Возражение 3. Согласно Аристотелю («Небеса») то, что участвует в Божественном благе вне движения, участвует в нем, или получает его, более совершенно, чем то, что участвует в нем с движением. Прославленное тело будет участвовать в Божественном благе более совершенно или превосходно, чем любое другое тело. Так как некоторые тела, подобно небесным телам, останутся совсем без движения, т.е. в состоянии покоя, то представляется, что тем более человеческие прославленные тела пребудут такими.

Возражение 4. Августин говорит («Об истин. рел.» ПЛ 34, 132), что душа, после своего укоренения или утверждения в Боге, будет, как следствие этого, укоренена в теле. Душа будет так укоренена в Боге, что никак не будет отходить, т.е. двигаться от Него. Поэтому и в теле не будет никакого движения, вызванного душой.

Возражение 5. Чем более благородно тело, тем более благородное подобает ему место. Поэтому тело Христа, которое есть самое возвеличенное из всех, имеет из всех самое высокое месте, согласно словам о том, что Христос «превознесен выше небес» (Евр. 7:26), что согласно церковному толкованию (ПЛ 192, 407), означает: «по месту и достоинству». И каждое прославленное тело, подобно телу Христа, будет иметь место, подобающее ему, в соответствии с мерой его достоинства. Подобающее место в данном случае означает место, относящееся к славе. Так как после воскресения слава праведников и святых никогда не будет изменяться, ни в смысле увеличения, ни в смысле уменьшения, потому что тогда они достигнут конечного предела всего, то представляется, что их тела никогда не будут оставлять место, назначенное им, и, следовательно, не будут двигаться.

Этому противоречит написанное о праведниках, что они «потекут и не устанут, пойдут и не утомятся» (Ис. 40:31), и еще: «во время воздаяния... они воссияют как искры, бегущие по стеблю» (Прем. 3:7). Потому надо считать, что в прославленных телах будет какое-то движение.

Отвечаю: Необходимо предположить, что прославленные тела будут иногда двигаться, так как и тело Христа было движимо в Его вознесении. Подобно этому и тела святых, восставшие из земли, взойдут на высочайшее небо. Но и после того, как они поднимутся на небеса, вероятно, они будут иногда двигаться, в соответствии со своим изволением, так чтобы практически осуществляя то, что находится в их силе и способности, они могли раскрыть превосходство Божественной премудрости, и чтобы их видение освежаемо было красотой разнообразия тварей, в которой Божественная премудрость просияет с великой очевидностью. Их чувство зрения может воспринимать только то, что является присутствующим, хотя прославленные тела смогут воспринимать с более далекого расстояния, чем непрославленные тела. И, однако, это движение прославленных тел нисколько не будет уменьшать их блаженства, состоящего в зрении Бога, ибо Он будет везде присутствующим для них. Так, Григорий говорит и об ангелах, что «куда бы они ни были посланы, их путь лежит в Боге» («Проп.» ПЛ 76, 1255).

Ответ на возражение 1. Локальное движение не изменяет ничего, что является внутренним и существенным для вещи, но изменяет только то, что находится вне, а именно место. Поэтому то, что движется локально, является совершенным в отношении того, что внутри (Аристотель «Физ.»), хотя оно имеет несовершенство в отношении места, потому что пока оно находится в одном месте, оно находится в потенции к другому месту, так как оно не может быть одновременно в различных местах, ибо это присуще одному Богу. Но эта недостаточность не несовместима с совершенством славы, так же как не является дефектом то, что тварь образуется из ничего. Поэтому такие недостаточности останутся в прославленных телах.

Ответ на возражение 2. О человеке говорится, что он находится в нужде в отношении какой-либо вещи двояко: абсолютно и относительно. Человек абсолютно нуждается в том, без чего он не может сохранить свое бытие и свое совершенство, и, понимаемое в этом смысле, движение прославленных тел будет совершаться не из-за нужды, потому что их блаженство будет достаточным им для всего. Относительно мы нуждаемся в какой-либо вещи тогда, когда без нее нами не может быть достигнута какая-то цель, которую мы имеем в виду, или не может быть достигнута достаточно хорошо, или не может быть достигнута в каком-то особом отношении. Именно в этом смысле можно говорить о том, что блаженные будут иметь нужду в движении, ибо они не будут в состоянии проявить практически свою двигательную способность, если они не будут в движении, так как ничто не препятствует возникновению нужды этого рода в прославленных телах.

Ответ на возражение 3. Эта аргументация была бы доказательна, если бы прославленное тело не было способно и вне движения участвовать в Божественной благости гораздо более совершенно, чем небесные тела, что неверно. Поэтому прославленные тела будут движимы не для того, чтобы достичь совершенного участия в Божественной благости (ибо они имеют это благодаря своему состоянию славы), но для того, чтобы показать способность или силу души. С другой стороны, движение небесных тел не могло бы показать иной их способности, кроме способности, которую они сейчас имеют в движении низших тел к зарождению и разрушению, что является несоответствующим для состояния будущей жизни. Поэтому аргументация возражения несостоятельна.

Ответ на возражение 4. Локальное движение ничего не отнимает от стабильности души, утвержденной в Боге, так как это движение не воздействует на то, что является внутренним и существенным для вещи, по сказанному уже выше (отв. 1).

Ответ на возражение 5. Подобающее место, назначаемое каждому прославленному телу по степени его достоинства, относится к акцидентальной награде. Нельзя сделать и тот вывод, что эта награда уменьшается всякий раз, когда прославленное тело находится вне своего места, потому что это место присуще награде не как действительно содержащее в себе тело, помещенное на нем (ибо ничто не истекает из него в прославленное тело, но скорее оно само, – это место – получает великолепие от прославленного тела), но как нечто долженствующее заслугам праведников. Поэтому и тогда, когда они будут находиться вне его, они будут продолжать наслаждаться в нем.

Раздел 3. Будет ли движение праведников мгновенно?

То, что движение праведников будет мгновенным, представляется из следующего:

Возражение 1. Августин говорит, что «куда бы ни захотел совершить движение дух, там будет и тело» («О гр. Бож.» ПЛ 41, 801). Движение воли, согласно которой дух имеет хотение совершать свое движение, является мгновенным. Поэтому движение тела праведников будет мгновенным.

Возражение 2. Аристотель доказывает («Физ.»), что движение через вакуум не происходит, потому что тогда бы воспоследовало, что нечто движется мгновенно, поскольку вакуум не представляет никакого сопротивления движущейся вещи, в то время как наполненность пространства представляет это сопротивление и, таким образом, не было бы никакого соответствия между скоростью движения в вакууме и скоростью движения в наполненности, так как коэффициент движения в отношении скорости есть таков, каков коэффициент сопротивления, представляемый промежуточной средой. Скорости любых двух движений, которые совершаются во времени, должны быть пропорциональными, так как любой один отрезок времени пропорционален любому другому. Но подобным образом никакое заполненное место не может оказать сопротивления прославленному телу, так как оно может находиться на том же самом месте с другим телом, независимо от того – как это может произойти, так же, как и вакуум не может оказывать сопротивления телу. Поэтому, если прославленное тело вообще движется, оно движется мгновенно.

Возражение 3. Сила или способность прославленной души превосходит силу непрославленной души, так сказать, несоизмеримо. Непрославленная душа движет свое тело во времени. Поэтому прославленная душа движет его мгновенно.

Возражение 4. Все то, что движется одинаково скоро к тому, что близко и к тому, что далеко, движется мгновенно. Таково и есть движение прославленного тела, ибо как бы ни было далеко то место, к которому оно движется, время необходимое для достижения этого места, незаметно или неощутимо. Поэтому Августин говорит, что прославленное тело «достигает одинаково скоро до любого расстояния, подобно солнечному лучу» («О воскресении» ПЛ 33,372). Поэтому прославленное тело движется мгновенно.

Возражение 5. Все то, что находится в движении, движется или во времени, или в мгновении. После воскресения прославленное тело не будет движимо во времени, потому что времени тогда не будет согласно словам Писания (Апок. 10:6). Поэтому данное движение будет мгновенное.

Этому противоречит то, что как это доказал Аристотель («Физ.»), в локальном движении расстояние, движение и время одинаково делимы. Расстояние, преодолеваемое в движении прославленным телом, делимо, а поэтому делимы – и движение его и время. Мгновение же неделимо. Следовательно, движение прославленного тела не будет мгновенно.

Далее мы знаем, что вещь не может быть в одно и то же время полностью в одном месте и частично в другом месте, так как, если бы это было так, то получилось бы, что остающаяся часть находится в одно и то же время в двух местах, что невозможно. Но все то, что находится в движении, находится частично у предела «от которого» и частично у предела «к которому» оно движется, как это тоже доказано Аристотелем («Физ.»), в то время как все то, что находилось в движении, находится полностью у предела, к которому его движение было направлено, и об этом движении невозможно сказать, что оно в одно и то же время находится и в настоящем и прошлом времени. То, что движется мгновенно, движется в данное мгновение, и в то же самое время оно уже было движимо, т.е. о нем можно сказать и в настоящем и в прошлом времени. Поэтому локальное движение прославленного тела не может быть мгновенным.

Мнения по этому вопросу различны. Некоторые говорят, что прославленное тело переходит от одного места к другому, не переходя через промежуток или расстояние между ними, также как воля переходит от одного места на другое, не переходя через какой-то промежуток и что, следовательно, для движения прославленного тела, возможно, быть мгновенным, подобно движению воли. Но это мнение несостоятельно, потому что прославленное тело никогда не достигнет достоинства духовной природы, также как оно никогда не перестанет быть телом. Кроме того, когда о воле говорится, что она движется от одного места к другому, то она не в смысле сущности своей переносится с места на место, потому что в смысле сущности она и не находится ни в каком месте своего движения, но она направляется к одному месту после направления внутренним словом души к другому, и только в этом смысле о ней говорится как о движущейся от одного места к другому.

Поэтому другие говорят, что это есть свойство природы прославленного тела, поскольку оно есть тело, проходить через расстояние, и, тем самым, быть движимым во времени, но что силою царства славы, которая поднимает его бесконечно выше силы природы, для него будет возможно не переходить через промежуточное расстояние и, следовательно, быть движимым мгновенно. Но это объяснение, которое обнаруживается следующим образом. Предположим, что некоторое тело, которое мы назовем «З» находится в движении от «А» до «Б». Ясно, что «З» пока оно находится полностью в «А», не находится в движении. Подобным образом, когда оно полностью в «Б», потому что тогда движение кончилось. Поэтому, если оно находится в какое-либо время в движении, оно не должно быть полностью ни в «А», ни в «Б». Поэтому, пока оно находится в движении, его или нигде нет, или оно частично в «А» и частично в «Б», или полностью в каком-либо другом промежуточном месте, скажем «С», или же частично в «А» и «С» и частично в «Б» и «С». Но для него невозможно не быть нигде, ибо тогда бы существовало измеряемое количество без места, что невозможно. Но для него невозможно и другое: быть частично в «А» и частично в «Б» без того, чтобы не быть в каком-то отношении в промежуточном пространстве, ибо иначе поскольку «Б» есть место, удаленное от «А», надо было сказать, что в промежуточном пространстве та часть «З», которая находится в «Б» не является сплошной или единой с частью, находящейся в «А». Отсюда следует, что оно находится или полностью в «С», ибо частично в «С», а частично в каком-то другом месте, которое является промежуточным между «С» и «А»: скажем «Д», и так далее. Поэтому надо сделать вывод, что «З» не переходит от «А» до «Б», если прежде всего оно не будет на всех промежуточных местах, если только мы не предположим, что оно переходит от «А» до «Б», не подвергаясь движению, что означает противоречие, потому что сама последовательность мест есть локальное движение. То же относится к любому изменению, имеющему два противопоставленные предела, из которых каждый есть нечто позитивное. Но это не применимо к тем изменениям, которые имеют только один позитивный предел, в то время как другой представляет из себя чистое отрицание, так как между утверждением и отрицанием не существует определенного расстояния, так что то, что находится в отрицании, может быть ближе к утверждению или более отдалено от него, и, наоборот, по причине чего-то такого, что обуславливает или располагает к этому любого из них, так что пока то, что движется полностью, находится в отрицании, оно изменяется в утверждение, и наоборот. Поэтому в таких вещах, как это доказано Аристотелем («Физ.»), быть изменяемым предшествует тому, чтобы быть измененным. Не может быть сравнения и с движением ангела, потому что нахождение на каком-то месте утверждается не в прямом смысле о теле и ангеле. Поэтому ясно, что совершенно невозможно для тела переходить с одного места на другое, если оно не переходит через каждое промежуточное расстояние.

Некоторые принимают это доказательство и, тем не менее, утверждают, что прославленное тело все же движется мгновенно. Но из такого вывода следует, что прославленное тело в одно и то же мгновение находится в двух или более местах, а именно в конечном пределе и во всех промежуточных местах, что невозможно. На это они отвечают, что хотя это мгновение есть то же самое в смысле его реальности, оно не есть то же самое логически, подобно точке, в которой заканчиваются различные линии. Но этого довода недостаточно, потому что мгновение измеряет мгновенное в соответствии с его реальностью, а не в соответствии с образом нашего рассмотрения его. Поэтому мгновение через рассмотрение его различным образом не делается способным к измерению того, что не является мгновенным во времени, также как точка через рассматривание ее различным образом не делает возможным для себя, т.е. для одной точки места содержать вещи, которые локально находятся далеко друг от друга. Поэтому другие с большей вероятностью полагают, что прославленное тело движется во времени, но что это время настолько короткое, что оно незаметно, неощутимо, и что, однако, одно прославленное тело может переходить или двигаться через одно и то же пространство в меньшее время, чем другое тело, потому что не существует предела для деления времени, для его уменьшения, независимо от краткости предстоящего расстояния.

Ответ на возражение 1. Как сказал Аристотель, «то, что является недостаточным немного, не является, так сказать, недостаточным вообще» («Физ.»). Поэтому-то мы обычно говорит: «Я немедленно и тотчас же сделаю вот так и так», – когда это должно быть фактически сделано нами через короткое время. В этом смысле Августин и говорит эти слова, что «там, где будет воля, там тотчас же будет и тело». Или же еще мы можем на это возражение сказать, что у праведников в будущей жизни никогда не будет неправильной воли, так что они никогда не будут желать, чтобы их тела были мгновенно там, где они не могут мгновенно быть и, следовательно, их тела будут на определенном волею праведников месте и то мгновение, которое изберет эта же их воля.

Ответ на возражение 2. Некоторые выдвигают возражения на это утверждение Аристотеля, как замечает Аверроэс. Они говорят, что отношение одного полного движения к другому полному движению не есть необходимо такое, как отношение одной сопротивляющейся промежуточной среды к другой сопротивляющейся промежуточной среде, но что отношение той и другой промежуточной среды дает нам коэффициент задержки, сопровождающей движение из-за сопротивления промежуточной среды. Ибо каждое движение имеет некоторую определенную скорость, высокую или низкую, т.е. медленную, и это благодаря или в зависимости от двигателя, преодолевающего движимое тело, даже и в том случае, если не имеется никакого сопротивления в части промежуточной среды, что ясно на примере небесных тел, которые не имеют ничего препятствующего их движению и, однако, они двигаются не мгновенно, но в определенное время, пропорционально силе двигателя в сравнении с движимым. Следовательно, ясно, что даже если мы предположим, что нечто движется в вакууме, из этого следует не то, что оно движется мгновенно, но то, что ничего не добавляется к времени, которое это движение требует в вышеуказанном соотношении двигателя к движимому, потому что это движение не задерживается.

Но, как замечает Аверроэс, этот ответ идет от ошибки в представлении, ибо в нем представляется, что задержка, получающаяся от сопротивления промежуточной среды, есть часть движения, добавленного к естественному движению, количество которого находится в пропорции или соотношении к двигателю в сопоставлении с движимым, как когда одна линия добавляется к другой, ибо соотношение одного целого к другому не есть такое же самое, как соотношение линий, к которым было сделано добавление. (То же относится к математическим количествам, например, соотношение 2+1 к 4+1 не есть такое как 2 к 4). Так что между одним целым сенсибельным движением и другим не было бы того же самого соотношения, как между задержками, получающимися от сопротивления промежуточной среды. Это есть, считает Аверроэс, ошибка в представлении, которая состоит в том, что каждая часть движения имеет столько же скорости, сколько и все движение, в то время как не каждая часть линии имеет столько измеряемого количества, сколько его имеет вся линия. Поэтому любая задержка, и, наоборот, ускорение, воздействующие на движение, воздействуют на каждую его часть, чего не происходит с линиями, и, следовательно, задержка, которая возникает для движения, не есть какая-то другая часть движения, в то время как в примере с линиями то, что добавляется, есть часть целой линии. Поэтому, для того, чтобы понять аргументацию Аристотеля, мы должны, как указывает Аверроэс, взять все как нечто единое или одно, то есть мы должны взять не только сопротивление движимого движимой силе, но также сопротивление промежуточной среды, через которую совершается движение, и затем сопротивление чего-то еще, так что мы должны взять итог или общее количество задержки во всем движении как являющейся пропорциональной к движущей силе в сопоставлении с сопротивляющимся движимым, независимо от того каким образом или в чем оно сопротивляется, т.е. самим собой или по причине чего-то вне его находящегося. Ибо движимое всегда должно как-то сопротивляться двигателю, поскольку движимое и двигатель, действующий фактор и то, что воспринимает его действие, как таковые, противостоят друг другу. Иногда мы замечаем, что движимое само сопротивляется двигателю, т.е. собою, и это или потому, что оно имеет силу, склоняющую его к противоположному движению, что видно по насильственным или принудительным движениям, или, во всяком случае, потому что оно имеет место, противоположное тому месту, которое находится в намерении двигателя, и сопротивление этой второй категории оказывают своим двигателям даже небесные тела. Иногда же движимое сопротивляется силе двигателя не самим собой, но только по причине чего-то еще. Это видно в естественном движении тяжелых и легких тел, потому что самой своей формой они склонны к таковому движению, ибо форма есть отпечаток ее производителя, который есть двигатель в отношении тяжелых и легких тел. В части материи мы не находим никакого сопротивления, а также в части силы, склонной к противоположному движению, или в части противоположного места, поскольку место надлежит материи только поскольку она, будучи ограничена своими размерами, совершенствуется своей природной формой. Поэтому здесь не может быть никакого сопротивления кроме как в части промежуточной среды, а это сопротивление образуется от того и другого, т.е. от движимого и от среды, как это можно видеть в движениях животных. Следовательно, когда в движении нет сопротивления кроме как в части движимого, как это есть у небесных тел, то время движения измеряется по отношению двигателя к движимому, и аргументация Аристотеля к этим телам неприменима, ибо, если бы и совсем не было промежуточной среды, их движение все-таки есть движение во времени. С другой стороны, в тех движениях, где имеется сопротивление только в части (или со стороны) промежуточной среды, мера времени берется только по препятствию в части этой среды, так что если она, эта среда, будет отстранена, препятствия больше не будет, и таким образом, или тело будет двигаться мгновенно, или же оно будет двигаться в одинаковое время и через вакуум и через заполненное пространство, потому что, допуская, что оно движется во времени через вакуум, это время будет нести какое-то соотношение с временем, в котором оно движется через заполненное пространство.

Далее мы можем представить себе другое тело, более тонкое в той же пропорции, чем тело, которое заполняло пространство и если это тело заполнит какое-то другое одинаковое пространство, оно будет двигаться через это заполненное пространство в такое малое время, в какое оно до этого двигалось через вакуум, так как насколько увеличивается тонкость, т.е. проницаемость промежуточной среды, настолько уменьшается количество времени, и чем более тонкой является среда, тем менее она сопротивляется. Но в тех других движениях, где сопротивление оказывается со стороны и движимого и промежуточной среды, количество времени должно быть пропорциональным силе двигателя как сопоставимого с сопротивлением вместо и движимого и промежуточной среды, поэтому допуская, что промежуточная среда совершенно отстранена, или что она прекратила препятствовать движению, из этого еще нельзя сделать вывод, что движение является мгновенным, но можно сказать, что время движения теперь измеряется только по сопротивлению движимого тела. И не будет никакой несообразности, если оно будет двигаться в одинаковое время и через вакуум и через пространство, заполненное самым тонким телом, какое только можно себе представить, так как чем больше тонкости, т.е. проницаемости мы приписываем промежуточной среде, тем менее она, естественно, склонна задерживать движение. Поэтому возможно представить себе такую великую тонкость, которая будет, естественно, задерживать движение меньше, чем его задерживает сопротивление движимого, так что сопротивление промежуточной среды не прибавит никакой задержки к движению. Из всего этого очевидно, что хотя промежуточная среда не может оказать сопротивления прославленным телам, поскольку для них, возможно, быть на том же самом месте с другим телом, – тем не менее, их движение не будет мгновенным, потому что движимое тело само будет оказывать сопротивление движущей силе по тому самому факту, что это тело имеет определенное место, как мы сказали, говоря о небесных телах.

Ответ на возражение 3. Хотя сила прославленной души неизмеримо превышает силу непрославленной души, она не превышает ее беспредельно, потому что обе силы являются предельными. Поэтому нельзя сделать вывод, что она вызывает мгновенное движение. Но даже если бы сила прославленной души была абсолютно беспредельна, отсюда бы еще не следовало, что она вызывает мгновенное движение, если бы не было совершенно преодолено сопротивление движимого тела. А хотя то сопротивление движимого тела двигателю, которое образуется от противодействия такому движению по причине склонности к противоположному движению, может быть совершенно преодолено двигателем беспредельной силы, – тем не менее, то сопротивление, которое тело оказывает благодаря противодействию в отношении места, которое имеет в виду двигатель этим движением, не может быть совершенно преодолено, или может быть преодолено только лишением тела вообще его нахождения в каком бы то ни было месте. Ибо также как белое сопротивляется черному, так и тело сопротивляется какому-то месту благодаря тому, что оно имеет противоположное место, и его сопротивление является тем большим, чем на более значительное расстояние ему предстоит переместиться. А отнять от тела его состояния на каком-то месте невозможно, если его не лишить его материальности, по причине которой оно и требует какого-то места. Поэтому пока оно сохраняет свою природу тела, оно никак не может быть движимым мгновенно, как бы ни была велика движущая сила. Прославленное тело никогда не потеряет свою материальность, а поэтому для него никогда не будет возможным быть движимым мгновенно.

Ответ на возражение 4. В словах Августина о скорости говорится как об одинаковой потому, что превышение одной скорости над другой является незаметным, также как незаметно время, затраченное на все движение.

Ответ на возражение 5. Хотя после воскресения того времени, которое есть измерение движения неба, больше не будет, однако тогда будет время, образующееся в любом виде движения от понятия «до» и «после».


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс