Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.
Собор 1, Раздел 10Собор 1, Раздел 12

VI. СВЯТОЙ СОБОР ВСЕЛЕНСКИЙ ШЕСТОЙ, КОНСТАНТИНОПОЛЬСКИЙ ТРЕТИЙ

Эдикт благочестивейшего и христолюбивого императора Константина, выставленный в третьем притворе святейшей великой церкви, близ так называемого дикимвала.

Во имя Господа и владыки Иисуса Христа, Бога и Спасителя нашего, благочестивейший, миролюбивый и христолюбивый самодержец Константин, верный в Иисусе Христе Боге император, всему христолюбивому народу нашему, живущему в сем богохранимом и царствующем городе нашем. – Опорой и основанием христианнейшего государственного управления, вверенного нам свыше, служат неуклонная и непоколебимая вера в Бога, на которой Христос Бог наш и создал Церковь в жилище Себе и, как Царь всех, утвердил престол нашего царства и вручил нам скипетр самодержавия. Ибо Спаситель указал нам на таинственное исповедание Его вместе с Отцом и Святым Духом, как бы на какой высокий и отовсюду видный камень, возвышающийся от земли к небу, чтобы по нему, как по лестнице, мы восходили к небесному житию и получили в награду державу божественного царства. На этом камне, на котором нам повелено стоять твердо, мы утвердили стопы рассуждения и повелеваем твердо держаться за него своим подданным, чтобы кто-нибудь по беспечности не был свергнут злым и лукавым духом и не упал в пропасть нечестия. Человеконенавистному духу всегда приятно удалить от Бога человека, созданного по образу Божию, и увлечь всякого рода обольщениями; но нет ничего привлекательнее и вожделеннее для него, как враждовать против благочестия и возмущать мир церковный. Он показал это и в недавнее время, возбудил между церквами войну, при помощи орудий, скрывающих преступную мысль под священной оболочкой и покровом и изрыгающих христолюбивому народу тлетворное учение. Они выдумали новое положение об одной воле и одном действии в вочеловечении Спасителя или в двух Его естествах, божеском и человеческом, так что хотят Таким образом прикровенно ввести и одно естество во Христе, возобновивши в новом виде ересь того старинного и глубокого слияния, с которою погиб Аполлинарий, анафематствован нечестивый Фемистий, низложены Евтихий и Диоскор вместе с зломыслием того и другого, и все эти и те, которые последовали за ними и шли против истины, осуждены соборными и отеческими определениями. Таковую заразу сообщили далее церквам бывшие прежде нашего времени иереи святотатцы, управлявшие церквами превратно. Они суть: Феодор, бывший епископ Фарана, Сергий, бывший предстоятелем сего богохранимого и царствующего города нашего, сверх того Гонорий, бывший папой древнего Рима, утвердитель ереси и сражавшийся сам с собою, Кир, получивший предстоятельство в Александрии, но поспешивший отвергнуть догматы православия, равным образом Пирр, Павел и Петр, один за другим наследовавшие патриарший престол сего царствующего города нашего и преемственно передававшие друг другу дело развращения. К несчастию, явились у всех этих худые почитатели и пособники: Макарий, бывший предстоятелем антиохийским, Стефан, его ученик и виновник неистовства, и Полихроний, от времени поседевший в ереси, – которые так поревновали тем, кому последовали, и так прожгли душу яростию нечестия, что убеждали христолюбивых отнимать и рассекать друг от друга члены Христовы, – так что даже варвары не поступают так жестоко, как поступают христиане с христианами, – вместо того, чтобы оплакивать, находя выгоду и удовольствие в возмущении и взаимном несогласии святых церквей. Но мы, подражая издревле благочестиво и соименно царствовавшим, будучи сожигаемы ревностью о правой и непорочной вере и считая делом первой важности, чтобы в наше царствование святые Божии церкви находились в мире, сочли весьма неуместным долее нарушение мира церковного. И поэтому созвали сей шестой священный и вселенский собор, равночестный бывшим прежде него пяти вселенским соборам; мы повелели исследовать основания ложных догматов, то есть, нововведений. Сей святой собор, взвесивши и обсудивши порознь все обстоятельства дела, выгнал из священного двора извращавших учение правой веры и соблазнявших стадо Христово и установил определение веры, внушенное Богом и приводящее к единению святые Божии церкви, на основании евангельского и апостольского учения и согласно с упомянутыми пятью святыми вселенскими соборами. Посему и мы, желая подкрепить и утвердить определенное ими, издаем настоящий благочестивый эдикт, возвещающий исповедание истинной веры в Бога согласно с церковными постановлениями. Веруем в Отца, Сына и Святого Духа, Троицу в Единице, и Единицу в Троице, одно существо в трех ипостасях. Веруем в Единицу ради естественного единства и господства, в Троицу ради триипостасного совершенства и богатства вышеестественной благости. Единица, так как поистине Троица соединяется в одно по божеству, и Троица, так как поистине Единица различается по особенностям, и не делится по вечности; Она совечна Себе и совокупночестна по существу. Не было времени, когда с Отцом не существовал Сын; ибо как Он мог бы назваться Отцом, не имея у себя безначального Сына? Не было также времени, когда бы вместе с тем и другим не существовал Дух Святой. Три умопредставляемые вместе суть один Бог, только различие особенных свойств каждого выделяет в общности естества, без разделения ее, лицо. Отец есть только Отец, Сын только Сын, Дух Святой только Дух Святой. Этими различиями они не отвращаются друг от друга, но, разделяясь в этом нераздельно, сообщаются в единстве существа. Троица проста, не делится на части, не будучи составлена из трех совершенных, самосовершенна и пресовершенна, прославляется в одном естестве и божестве и в одной воле и одном действии. Ибо у кого одно естество, у тех одна воля и действие, как учил нас светильник мира, богоносный Василий. Исповедуем, что один от святой Троицы, единородный Сын Божий и Бог наш, собезначальный и единосущный Отцу и Святому Духу, в последние и предопределенные дни сошел с небес ради спасения и возсоздания рода человеческого, то есть, истощил Себя до добровольного уничижения, все¬лился во чрево непорочной Девы и Богородицы Марии, предочищенной Духом по душе и телу, и во время собственного существования приял от святой и непорочной плоти Ее плоть, единосущную нам, и сочетал ее с Собою и приспособил чрез посредство разумной и духовной души, и родился от той же Девы Матери, превыше разума и разумения всякого ума. Ибо при бессеменном и преестественном зачатии неизреченно и неизъяснимо и рождение. Так произошел по подобию нас Христос Господь, существенно испытывая за нас на себе все наше, исключая одного греха, стал полным человеком, не переставая быть вполне Богом, стал в одно и то же время земным и небесным, видимым и невидимым, смертным и бессмертным. Два естества, сочетавшись в неразрывное соединение, дали нам одного Еммануила, сохраняющего неизменно особенности естеств, из которых Он состоит. Слово, будучи одинако по божественному и отчему и вечному рождению, явилось двояко по матернему и временному рождению во плоти. Поэтому, прославляя два рождения Христа Бога нашего, мы почитаем одну Его ипостась, имеющую бытие в двух совершенных естествах. Слово, будучи един от святой Троицы, и когда стало плотию, пребыло совершенным в божестве, а также совершенным в человечестве, единосущным Богу Отцу по божеству и в то же время единосущным нам по человечеству, способным к страданию по плоти и бесстрастным по божеству. Итак мы не распределяем одному чудеса, другому страдания, но проявление тех и других приписываем одному и тому же Господу нашему Иисусу Христу, с одной стороны творящему чудеса, а с другой страдающему. По божественному Своему естеству Он проявил силу знамений, по человеческому же образу воспринял свойственные сему естеству, а не поддельные страдания, дабы претворить в себе самом страстное наше в беcстрастие, по слову апостола: подобает тленному сему облещися в нетление, и мертвенному сему облещися в безсмертие (1Кор. 15, 51). Не возгнушался человеколюбец приобщиться к неподдельным человеческим страданиям и, будучи бессмертным Богом, сочетаться телесно с смертным чрез посредство души. Душу разумеем совершенную, по всему всецелую, не имеющую никакого недостатка сравнительно с человеческим совершенством; признак же человеческого совершенства составляет ум, по причине которого мы и хотим и рассуждаем и отличаемся от неразумных животных. Нет ничего безумного, что было бы способно хотеть, все же способное к хотению имеет ум. Где ум, там конечно и хотение. Итак, если Спаситель стал совершенным человеком, оставшись и в совершенстве божественном, то Он не был ни без ума, ни без воли. Те, которые стараются отнять у человеческой души Господа естественное хотение, описывают ее безумною, как поистине безумные; навязывают страдания и смерть естеству бесстрастному, а нам устроят неполное спасение чрез то учение, будто Слово приняло наше существо не в полном виде. Ибо если Оно не соединилось всецело с всецелым естеством человеческим, то и не спасен целый человек. Что не воспринято, то не получило уврачеваний, а что соединено с Богом, то и спасается, по соименному с богословием Григорию. Но пусть сии блуждают в собственных мнениях и вымыслах. Мы же, не обращая в шутку таинства истинного домостроительства, веруем, что всесвятая душа Спасителя не только была с разумом и с волей, но и действительно волновалась всеми естественными силами и произвольно обуревалась подобными нашим, но безгрешными страстями, когда Слово дозволяло ей искать и хотеть своего. Так, по свидетельству Писания, Он алкал физической пищи, жаждал, скорбел, возмущался. Когда Спаситель по добровольному хотению начал страдание на кресте, то стал скорбеть и тужить. А это относится к свойствам души разумной и обладающей волей. Пусть научит нас славный отец наш Епифаний, выражающийся в слове против ариомонитов так: от плоти, соединенной с божеством без души и ума, не бывает борьбы. Посему и сам Господь говорил: прискорбна есть душа моя до смерти (Матф. 26, 38). Потом молится, чтобы мимо шла чаша. Как человек, Он отказывался от смерти; ибо Он имел не хотение умереть, как учил славный Кирилл, по тому что плоть естественно отказывалась от смерти. А как Бог, Он с готовностию шел на страдание. Свидетель сего неложный борец и богоносный отец наш Афанасий. В слове о Троице и воплощении Он говорит так: «когда Он говорит: Отче, аще возможно мимо нести чашу сию от Мене: обаче не моя воля, но твоя да будет (Лук. 22, 42), то этим указывает на две воли – человеческую, то есть, плотскую, и божественную. Человеческая воля ради немощи плоти отказывается от страдания, божеская же воля Его готова к тому. Один и тот же, говоривший в том и другом естестве, иногда произносил слово человекоприлично, иногда же богоприлично; ибо Он, как говорит достославный Кирилл, имел власть в том и другом. Итак, когда Он говорит: не моя да будет воля, то есть, человеческого естества, то Он хочет сказать: Я теперь взываю, как человек. А когда Он говорит: Твоя, то хочет сказать: общая у Меня-Слова и у Тебя. У Отца и Сына, как понятно, одна воля по причине единства существа, согласно святому Григорию нисскому, который в слове против Аполлинария выразился так: взявший на себя наши страдания произносит как бы от лица человека приличное слабости естества (человеческого), но присоединяет другое слово, желая, чтобы ради спасения людей была принята высокая богоприличная воля, помимо человеческой. Говоря: не моя, Он обозначил этим словом человеческую; а прибавив: твоя, указал на общение свое с Отцом по божеству, у которого нет никакого различия воли по причине общности естества. Итак если, как говорят отцы, за естеством следует воля, а во Христе два естества, то необходимо мы должны уступить им и две естественные воли. Ибо хотя, как мы выше сказали, в том и другом естестве хотел один и тот же, но хотел то как Бог, то как человек, вместе с разностию естеств проявляя различие двух хотений или воль. Мы не вводим воли противные и противодействующие одна другой. Человеческая воля Спасителя не была противна воле божеской, но обоженная человеческая воля воспринятого человеческого естества во всем следовала воле воспринявшего и обожившего Слова, как говорит Григорий богослов: хотение того, то есть, человека, рассматриваемого в Спасителе, не противно Богу, будучи всецело обожено. Вот в коротких словах рассуждение о волях. Рассмотрим вкоротке и вопрос о двух действиях и, пользуясь подобными же доводами, докажем два естественные действия во Христе Боге нашем. Проповедующие одно только действие во Христе или разделяют естества или смешивают и сливают. Несторий человекопоклонник и болевшие его безумием, утверждая два естества, вместе с ними рассекают и лица и вводят столько же ипостасей, но проповедуют у них одно соотносительное действие. Соотношение по меньшей мере двух или и больше предметов, существующих особо и раздельно, есть союз. Итак, как сказано, рассекающие одного Христа на двух христов проповедуют, говорим, одно соотносительное действие. А Аполлинарий, Фемистий, Евтихий, Север и те, которые приобщились к их гнусности, сливая и смешивая два естества во Христе, проповедуют в Нем одно смешанное, выдуманное естество и чудесно производят в Нем одну волю. Так они. А мы, избегая опасности попасть в ту или другую крайность – разделения или слияния, и идя как бы царским путем, исповедуем, что во Христе два естества и соответственно им два естественные действия соединяются в одну нераздельную ипостась, совокупляющую вместе свойства того и другого естества, не так, чтобы лицо было что нибудь другое сравнительно с естествами, но так, что в ипостась Слова привзошло естество человеческое в целом виде и производит неопустительно все свойственное себе за исключением только греха, вместе с Словом, с которым соединено ипостасно, так же как и Слово производит вполне свойственное себе с человеческим естеством, которое Оно приняло на себя. При таком благочестивом веровании нашем, соблюдется то, что говорят блаженный Лев, что каждое естество производит то, что ему свойственно, в общении с другим, в то время, когда Слово производит то, что свойственно Слову, а тело совершает то, что свойственно телу. Ибо что Он имел как единосущный Отцу, то совершал божески, но чрез человеческий образ. А что Он принял от нас как единосущный нам, то производил человечески, но не как простой человек, но как вочеловечившийся Бог. И достославный Кирилл говорит в Сокровищах: нужно знать, что в Нем то и другое вместе. Бог истинный был во плоти, и истинная плоть в Боге. То, что нужно было для признания в Нем Бога, Он совершает божески. А что было необходимо, чтобы видеть, что Он подлинно человек, то Он делает и говорит, соразмеряя с тайною истину. Хождение телесными ногами и путешествие до усталости и разговор на человеческом языке было делом человеческого естества. А исцелить словом члены расслабленного, приспособить язык немого к произнесению звуков, даровать отпущение и выздоровление страждущим и обремененным множеством грехов и болезней было делом божеской силы, но ни то, ни другое не совершалось без другого. Пусть опять явится к нам святейший Лев, написавший в послании к императору Льву следующее: После самого зачатия Девы божество и человечество сочетались таким соединением, что ни божеское не совершается без человека, ни человеческое без Бога. Вот отец ясно выразил, что в единстве лица каждое естество производит сродное и свойственное себе сообща, а не раздельно и не слитно (с другим), дабы и уверовали, что Он Бог, и удостоверились в домостроительстве.

Итак един Господь Иисус Христос, совершенный в божестве и совершенный в человечестве, действует то как Бог, то как человек, совершая двоицею естеств и два естественные действия. Ни один мыслящий не согласится, по словам премудрого Кирилла, с тем, чтобы инородные и иноприродные (существа) имели одно и то же действие; но, как существо или природа у них различного порядка, то они должны обнаружить и различное действие. Также и Василий великий доказывает в слове против Евномия, что у различных естеств не может быть одного действия. Итак, мы православно проповедуем два естественные хотения или воли и два естественные действия в домостроительстве воплощения единого от святой Троицы, Господа нашего Иисуса Христа, истинного Бога нашего, и сим благочестивым эдиктом нашим объявляем всем христолюбивым, чтобы и они так же думали. Принимаем и почитаем пять святых вселенских соборов: собор 318-ти отцов, заседавших в Никее против арианского безумия, которые, при содействии троичного и равночестного божества, определили и божественный символ веры; собор 150-ти отцов, собиравшихся в нашем богохранимом царствующем городе против Македониева духоборческого мнения вместе и языка и против аполлинариста Магна, которые, но внушению всесвятого Духа, изъяснили вышеупомянутый великий и честный символ, выразительнее подтвердивши теми словами, которые они прибавили, относительно Святого Духа, что Он Бог; собор, собиравшийся в Ефесе в первый раз, виновниками которого были Целестин и Кирилл, которые совокупно с Господом Христом и нераздельным Богом нашим осудили разделителя Нестория вместе с его гнусным и неправым мнением; сверх сих, еще принимаем любезно печать и утверждение всех соборов, святой собор в Халкидоне из 630-ти отцов, почтенных и по числу и по множеству, бичом благочестия которых были поражены Диоскор и Евтихий и за высшую степень нечестия отсечены от священства. Принимаем и собор, который был созван во времена блаженной памяти Юстиниана в упомянутом богохранимом и благоденствующем нашем городе против богоборных Оригена, Дидима и Евагрия, для опровержения сочинений Феодорита, направленных против двенадцати глав всеславного Кирилла, и для уничтожения послания, будто бы написанного Ивой к Маре Персу. Так эти вселенские и богособранные соборы положив в тайниках души, как какое-нибудь небесное наследство, заимствуем от них догматы, как духовный жемчуг. И кого они отвергли и анафематствовали, тех и мы анафематствуем и отвергаем. И кого они приняли, тех и мы принимаем и записываем себе в отцы. Анафематствуем всякую ересь, какая проникала в Церковь Божию, начиная от Симона до ныне, и нарушала мир и единомыслие верующих. Сверх всего этого, анафематствуем и отвергаем виновников и покровителей пустых новых еретических догматов, разумеем Феодора, бывшего епископом фаранским, Сергия, бывшего предстоятелем сего богохранимого и царствующего нашего города, единомысленного тому и единонравного по нечестию, также и Гонория, бывшего папой древнего Рима, заодно с ними сочувствовавшего, споспешествовавшего и помогавшего ереси, Кира, епископствовавшего в Александрии, равным образом Пирра, Павла, Петра, предстоятельствовавших в сем царствующем городе, кроме того, Макария, бывшего епископом антиохийским, Стефана, его ученика, и безумного Полихрония, и всех, кто мудрствует или будет мудрствовать, что в домостроительстве Спасителя нашего Иисуса Христа одна воля и одно действие. После того как все сие таким образом постановлено настоящим святым шестым вселенским собором (и утверждено подписью нашей державы), повелеваем, чтобы никто не предпринимал чего-нибудь другого относительно веры, или не придумывал новой выдумки в догмате, или вообще не развивал учения или не заводил речи об одной воле и одном действии. Ибо все священные и почтенные отцы учат, что воли и действия следуют за естествами; и, как мы веруем, что во Христе два естества, так проповедуем и два естественные хотения или воли и два естественные действия. Это догматы истинного исповедания (веры) в Бога; это проповедь евангельских и апостольских голосов; это учение святых соборов и почтенных отеческих изречений. Это сохранил неповрежденным Петр, камень веры, корифей апостолов. В этой вере мы и живем и царствуем и впредь надеемся царствовать вместе с соцарствующим Богом. Молимся, чтобы с ней нам переселиться отсюда и предстать пред престолом Христа. Увещеваем всех (обратиться) к этому исповеданию и приглашаем служить Богу вместе с нами. Стоя на высокой горе царства, возвещаем и благовествуем всенародный праздник церковного мира. Ибо прежнее несогласие христолюбцев превратилось ныне в единомыслие. Соблазны еретиков прекращены, и вера получила подобающую себе честь, при содействии Христа Своим церквам. Он есть мир наш, средостение ограды разоривый (Еф. 2, 14) и разделенное на время соединивший воедино. Един Господь, едина вера, едино крещение (Еф. 4, 5), едина ныне Церковь в Боге. Итак, кто любит Христа и боится Господа, и желает будущего спасения, тот пусть держится этой православной веры; ибо нельзя спастись чрез другую веру. Если же кто окажется приверженным к лицам человеческим, не окажет ревностной любви к Богу и презрит настоящее наше благочестивое объявление, тот, если он епископ или клирик, или одет в монашеское одеяние, подвергнется извержению, если же состоит в чине должностных лиц, будет наказан конфискацией имущества и лишением пояса, если же находится в состоянии частного человека, будет осужден на изгнание из сего царствующего и вообще всякого нашего города, и сверх всего этого, не избежит наказания от страшного и праведного суда.

Список священной грамоты благочестивейшего и христолюбивого императора Константина к святейшему и блаженнейшему папе древнего Рима Льву, посланной с теми, которые были на соборе от лица блаженной памяти предстоятеля Агафона. Отправлена месяца декабря 13 дня. Индикта десятого.

Святейшему и блаженнейшему архиепископу древнего и знаменитого города Рима и вселенскому папе Льву.

Желая вечного небесного царства и блаженства и устремляя свои благочестивые помыслы к духовному усыновлению, мы заботимся и делаем то, что служит к достижению желаемого. Что обещал Господь в Евангелии? Блаженни миротворцы, яко тии сынове Божии нарекутся (Матф. 5, 9). Желая достигнуть этого обещания, приводящего нас к божественному родству и дарующего благородство усыновления, и подражая самому Христу, нас венчавшему, который в себе все примирил с Богом, мы стараемся привести наше христолюбивое государство к миру и единомыслию, в особенности же заботимся о благочинии святых Божиих церквей, и употребляем все меры к достижению единения в вере. Мы очень скорбели и наконец не вынесли такого, от времени увеличившегося, разделения, что и неверные смеялись над христолюбцами и радовались взаимной вражде христиан. Ибо, оставив борьбу с ними, они (христиане) изощряли языки, как бритву, взаимными злословиями и несогласиями разделили веру. Тяжело было остановить это зло, начавшееся до нашего времени и так развившееся, что болезнь казалась неизлечимою, а не останавливать еще тяжелее; и прогневляли Бога, и оскорбляли мою кротость. Мы не нашли лучшего средства уврачевать болезнь, одержащую церкви Божии, как пригласить на совет иереев и служителей Божиих и врачей таковых болезней. Ибо Церковь часто болела опасно припадками ересей, но не иначе получала уврачевание православия, как посредством приглашения благочестивых и христолюбивых царей и совещаний и собраний богоносных иереев. Посему мы по своей верховной власти пригласили блаженство святого папы Агафона послать кого-нибудь в представители своего лица, прочим же святейшим предстоятелям объявили, чтобы каждый из них созвал подчиненных себе блаженнейших иереев и все вместе собрались в наш богохранимый и царствующий город, для того, чтобы отсечь непотребство сгнившего или соблазнительного члена, особенно когда он не примет уврачевания, а все прочее тело Христово укрепить пластырем, т. е. догматами благочестия, говоря словами евангелия, чтобы погиб один член и спаслась полнота целой Церкви. И когда по нашему приглашению и повелению сошлись и собрались у нашей благочестивой светлости представители вашего блаженства и сопрестольные ему, следующие за ним, святейшие патриархи и все прочие блаженнейшие епископы, мы входили в рассуждения о вере. Прежде всего представители святого папы Агафона, именно святейшие епископы Абунданций, Иоанн и Иоанн, боголюбезнейшие пресвитеры Феодор и Георгий и боголюбезнейший архидиакон Иоанн, почтеннейший иподиакон Константин, боголюбезнейший пресвитер церкви равеннской Феодор и сущие с ними, представили и поднесли нашей светлости отношение его к нашей державе, которое мы приказавши прочитать вслух всех, усмотрели в нем черты здравой и неповрежденной веры. Взвесив евангельские и апостольские изречения, сравнив с ним то, что постановлено и определено святыми вселенскими соборами, и снесши с отеческими сочинениями выдержки, которые оно приводит, и не нашедши ничего несогласного, мы признали в нем неповрежденное слово истинного исповедания. Как самого начальника апостольского хора, Петра, мы созерцали мысленными очами первопрестольника исповедующим таинство целого домостроительства и на письме взывающим Христу: ты еси Христос, сын Бога живаго. Ибо священное его писание описало нам в слове самого всецелого Христа, каковое писание мы любезно и искренно приняли и подняли дланями души как бы самого Петра. Один только Макарий, который предстоятельствовал в Антиохии, отстал от нас, не блаженный, и присоединился к тем, которыми был увлечен, повел себя против ига Христова, отделился от священного сонма, вообще не согласился с всечестным писанием Агафона, как бы восставая против самого верховного Петра. Много раз увещевали его, много убеждали. Употребляли мы все способы обращения. Чего не говорили? Чего не делали из того, что особенно...... Отделяет от священного списка. Скорбели мы о нем – как не скорбеть? – Утроба наша разрывалась от сожаления об оставляющем стадо Господне. Но у него был взгляд блудницы, он надел на себя личину бесстыдства, и вместе с увещанием отверг и благочестие, ибо не вкусил понимания и презрел святое слово. Но зачем нам растягивать рассказ о том, о чем подробнее рассказывается в актах? Они посланы к вам, и по ним вы проследите весь ход дела. поелику он ожесточился таким образом, шею натянул как железный нерв, лицо сделал медным, уши заградил от слушания, сердце сделал упорным в непослушании закону, ибо закон исходит от Сиона, догматы от апостольской высоты: поэтому и святой вселенский собор лишил священной одежды этого самого умопомешанного Макария вместе с его сообщниками. С другой стороны все сообща умоляли нашу светлость письменным прошением отослать их к вашему блаженству. Мы исполнили это; послали их к вам, предоставив все дело их вашему отеческому суду. Святой собор произнес священное и честное определение, которое вместе с ним и мы подписали и подтвердили своими благочестивыми эдиктами, убеждая весь христолюбивый наш народ последовать вере, в них изображенной, и не выдумывать чего-нибудь еретического. Слава Богу, творящему славное, спасшему у нас веру неприкосновенною. И как Ему было не спасти, когда Он предсказал, что врата адовы, еретические козни, не одолеют Церкви на том камне, на котором Он ее основал; с какового камня, как с небесного свода, воссияло слово истинного исповедания и просветило души христолюбцев и оживотворило остывшее православие. Так при помощи Божией мы достигли цели и согнали во одно стадо овец Христовых, которые теперь уже не обольщаются пастырями-наемниками и потому не составляют добычи волков, но пасутся одним добрым пастырем, вместе с которым уставлено и вам пасти и полагать душу за овцы. Итак мужайся и укрепляйся, опояшься мечом слова, отточи его божественною ревностию, стань мужественно на защиту благочестия и поревнуй отсечь всякий еретический слух и проводник, подобно тому как Петр некогда, ударив мечем, отсек чувствилище иудейского слуха, предызображая глухоту законной и рабской синагоги. Простри секиру духа и всякое дерево, приносящее плод ереси, или пересади научением или посеки каноническими епитимиями и ввергни в огнь будущей геены; дабы после отсечения всего, повреждающего веру, тело Церкви было здорово и цело, укреплялось и возрастало в мире Духа. Когда пребудет ненаруши¬мым этот мир, поколеблется положение и сопротивление врагов, а трон нашей светлости утвердится на камне веры, намерения и стремления нашей державы обратятся к полезному, все вообще состояние римского государства умиротворится вместе с миром веры. Просим ваше всесвященное верховенство прислать апокрисиария, какого вы назначите, с тем чтобы он жил в нашем богохранимом и царствующем городе и изображал лицо вашей святыни в догматических ли, канонических ли, вообще во всех, какие случатся, церковных делах. Будь здоров в Господе, блаженнейший, и молись усердно о нашей державе.

Подпись благочестивейшего императора.

Бог да сохранит тебя, святейший и блаженнейший отец, на многая лета.

>Список священного повеления того же блаженнейшего и христолюбивого императора Константина к святому собору апостольского престола в Риме, посланного чрез тех же синодалов.

Всем повсюду находящимся святым соборам, принадлежащим к собору апостольского престола.

Просвещенно и осмотрительно ваше всесвященное собрание, которое собрал Святой Дух ради Церкви и вооружил словами благочестия, посредством которых вы победили наветников веры, под предводительством иерарха и вселенского патриарха, вместе с которым вы умеете поддерживать мир и вести войну. Ибо время всякой вещи, по мнению Соломона (Еккл. 3, 1). Хорошо было хранить мир со всеми, единомысленными относительно благочестия; но лучше воевать, когда быть в мире значит соглашаться во зле. Ведь и Господь сказал: не приидох воврещи мир, но меч (Матф. 10, 34). Мечу же с двумя лезвиями уподобляется слово веры, отделяющее и отлучающее верного от неверного, отсекающее сродство и склонность к нечестию, сродняющее и соединяющее с Богом посредством мира и любви к Нему. Ничего нет предпочтительнее любви к Нему посредством веры. Ни отец, ни мать, рождающая вместе с детьми и скорби, ни братья, связанные необходимостию естества и различные по мыслям, ни чувственный и небесстрастный союз законного супружества, вместе с смертию одного (из супругов) теряющий силу, – ничто из всего этого не делает нас причастниками божественного естества, а одна только вера в Бога и любовь, из сочетания которых мы возродились и обновились и удостоились усвоения Творцу. Спаситель сам говорил: иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин. И иже не приимет креста своего, и вслед Мене грядет, несть Мене достоин (Матф. 10, 37. 38). Итак, если избравшие евангельский путь и взявшие на себя достоинство апостольской иерархии презирают все, страдают до конца, даже если бы случилось ради любви к Богу быть осужденными на смерть, то чего они не будут готовы претерпеть и сделать, когда увидят, что подвергается нападению вера, чрез которую происходит и любовь к Богу, – когда усмотрят, что Церковь осаждается еретическими кознями, – когда узнают, что истина попирается ложью? Ужели, бросив воевать и защищать, перейдут на сторону врагов и забудут о евангельской заповеди? И как останется это без ответа и без наказания? Ни в каком случае; напротив, взявши всеоружие духа, они ополчатся против нападающих. Это и показал ваш всесвященный собор, сражался за благочестие, споборствуя этим общему отцу, и победил еретическую фалангу. Но при воспоминании о том, о чем будет речь впереди, слово прерывается, язык отказывается продолжать. Печальная история изложение следующего. Иерархи сделались ересиархами и вместо мира возвещали народу распрю, сеяли на церковной ниве вместо пшеницы плевелы, вино мешали с водою и поили ближнего мутною смесью, волк принимался за ягненка, ягненок за волка, ложь считалась истиною и истина ложью. Перепутались все дела Церкви. Когда они находились в таком положении, когда нечестие пожирало благочестие, мы решились на такой шаг, который нам был всего приличнее, и устремили мысленный взор к единому мудрому и знающему сие Богу, и у Него просили в непрестанных молитвах разрешения затруднений. Поэтому, будучи просвещены Духом Его, мы рассудили созвать глаза Церкви, то есть иереев, к рассмотрению истины. Мы так ратуем за веру, заняты благочестием, так озабочены состоянием церковным, что, будучи осаждаемы военными заботами, отвлекаемы военными предприятиями, не отложили созвание сего всечестнаго собора, чтобы по уничтожении разногласия церквей устроился союз мира. Ибо мы веруем, что вместе с миром веры умирится и все наше христолюбивое римское государство. И вот был собран ваш всечестный собор, и вы присутствовали вместе с вселенским архипастырем, согласуясь с ним в богословии по духу и на письме. Мы получили послания, посланные и от его блаженства, и от вашей святости. Они были представлены, прочтены, возвестили слово истины и изобразили образ православия. Они во всем сходно, а не извращенно копируют соборное и отеческое учение; ибо мы не отнеслись к ним с небрежением, но тщательно сличили их. Посему все согласно в мысли и на языке уверовали и исповедали и с удивлением приняли писание Агафона, как голос самого божественного Петра. Не разногласил никто, кроме одного. Никто же бо от них погибе, токмо сын погибельный (Иоан. 17, 12), отец упорства, и он был извергнут из ангелоприличного и всесвященного хора. Мы уместно оцениваем его вместе с пророком, почему и высказываем соболезнование. Каким образом спал с небесной высоты священства ты, денница, выходящая утром и назначенная к тому, чтобы озарять души верующих светом неложного знания, – возмечтавший поставить на облаках престол высокомерия своими пустыми догматами? Каким образом ты ушел обратно из ангелоподобного общества стольких иереев и на крыльях безумия унесся в глубочайшую пропасть? Для чего ты отлучил себя от таинственной трапезы и поревновал иудейскому отступничеству? От чего ты не принял увещания братьев, совершавших императорское и апостольское торжество? Зачем презрел любимый любящих и побуждавших тебя к покаянию? Разве падающий не встает, или отворачивающийся не обращается? Для чего ты отвратился нераскаянным отвращением и укрепился в своем еретическом намерении, и не захотел обратиться к благочестию? Во всех отношениях посрамлен и обличаешься ты за то, что худо учил. О безумие, вместе и слепота! То и другая, кажется, одно я тоже. Одна вводит в заблуждение шаги тела, другое шаги души. Учить худо не стыдился он, а хорошо учиться устыдился. Так вот бывший предстоятелем антиохийским Макарий не блаженный, и те, которые вместе с ним отстали от чиноначалия Христова, общим голосом сего вселенского собора отчуждены от священного чина и отосланы на усмотрение всесвятого папы.

Святой собор постановил честное и почтенное определение, согласное и сообразное с святыми соборами и знаменитыми отцами, которое подписала вместе с ним и наша держава и подтвердила своими благочестивыми эдиктами, посредством которого вашими молитвами умиротворилась вся полнота церкви. Где же сочинившие соблазн сокрушенной ереси? Где надевавшие на себя личину преподобия для доказательства лжеучения? Сняты покровы с лиц, обличены подделки обольстителей. Волк снял с себя кожу и торжественно выступает нагим волком; он остается теперь, когда на виду, тем, чем он был тайно, пока не вышел наружу. Притворство осуждено, истина торжествует. Ложь исторгнута, сеятель плевельных догматов отлучен. Пшеница, христолюбивый народ, собрана в одну житницу Церкви Христовой. Свет православия взошел, тьма заблуждения скрылась из глаз. Кончилось время траура, печаль превратилась в веселие, скорбь в радость, все устроилось к лучшему. Посему и мы, сорадуясь церквам Божиим, принявшим благодать мира, взываем к вам по-апостольски: радуйтеся, радуйтеся, и паки реку: радуйтеся (Фил. 4, 4); ибо Троица даровала нам троякую радость. Будьте здоровы, всесвященные покровители благочестия и молитвенники о нашей державе. И императорская рука: читали117. – Дано в десятый день январских календ, в Константинополе, в императорском дворце, при благочестивейшем императоре постоянном августе Константине, в двадцатом году, и консульства его в тринадцатом году, индикта десятого.

Список отношения, посланного от святейшего и блаженнейшего папы древнего Рима Льва к благочестивейшему и хриотолюбивому императору Константину, подтверждающего и принимающего сделанное и определенное на святом шестом вселенском соборе.

Благочестивейшему и светлейшему государю, победителю и триумфатору, императору Константину, возлюбленному сыну Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, епископ Лев, раб рабов Божиих.

Благодарим малые и великие Царя царствующих, во власти которого царства мира, который вручил вам земное царство с тем, чтобы вы сами искали лучше небесного. Ибо важнее то, что вы действуете дерзновенно уповая на Бога, чем то, что вы царствуете по чести, преподанной вам от Бога. Первое полезно вам, последнее подданным. Славу отеческой диадемы вы получили при рождении по небесному милосердию. Ваше благочестие есть плод милосердия, а власть страж благосостояния. Чрез первое царская мысль прилепляется к Богу, чрез вторую даруется подданным правосудие. Изобилие первого помогает бедным, бдительность второй обращает уклонившихся с истинного пути. У царствующих не меньше заботы об обращении совратившихся, чем о победе над врагами: потому что, мне думается, слуги подчиняются в своей власти тому, по милости и дару которого царствуют. Поэтому и ваше христолюбивое благочестие, соображенное с образом Божиим и приготовившее в глубине собственного сердца достойное жилище Святого Духа, как главу Церкви Господа Иисуса Христа, взявшее за пример истинного благочестия, представляет начальником царства, дарованного ему от Него, так и честное тело Его, которое есть святая мать Церковь, как истый и образцовый сын ее, признательный и почтительный, сделало радостным в собственной непоколебимой крепости. Написано о вас, человеколюбивейший из царей, и о той же святой Церкви, находящейся во всем мире: будут царие кормители твои (Исаии 49, 23); также написано: честь царева суд любит (Псал. 98, 4). Ибо, отдавая преимущество пред делами человеческими божественным, и искренно предпочитая православную веру житейским заботам, что другое делаете вы, если не почитаете праведный суд Божий и сожигаете чистейшую жертву и всесожжение, издающее божественное благоухание, на жертвеннике вашего сердца в честь Его невидимого величества? Мы действительно дерзаем сказать это о предположении вашего благочестивого духа, христианнейший из царей, при содействии благодати Божией, посредством которой одной побеждается всякое заблуждение, и имеет силу у всех предстоятелей церквей Христовых правота евангельской и апостольской веры с союзом искренней любви. Ибо там сияет истина христианской веры, где горит двоякая любовь к Богу и к ближним. Почему, если бы царь царей, всемогущий Бог, не одарил тем и другим своих иереев, то царское благородство никогда не низошло бы к нижайшим своим рабам и, отложивши на время царское достоинство, не пожелало сопричислить себя к обществу иереев ради ревности к Богу. О, какое славное, высокое и истинное смирение, которое удостоило снизойти ради любви к Богу! Итак, что же осталось, августейший и вернейший из царей, если не то, чтобы Бог, дарующий приращение, достойно внушил таковые труды вашему царскому сердцу, умножил и исполнил вас светом кафолического учения, чтобы от него рассеялись облака еретической лжи? Наконец, мы с великою радостию и веселием в Господе приняли в месяце июне, в недавно прошедшем десятом индикте, послов сего апостольского престола матери вашей, римской Церкви, слуг вашего благочестия, сыновей наших, пресвитеров Феодора и Георгия, диакона Иоанна, иподиакона и регионария нашей святой Церкви Константина, вместе с прочими лицами, с ними отправившимися, которые были посланы туда предшественником моим, апостольской памяти папой Агафоном, в восьмом индикте, по делу веры, по повелению вашего благочестия, – приняли со священной грамотой вашего человеколюбия и соборными деяниями, и, как бы из какого-нибудь волнения скорби вступивши в пристань желанного спокойствия, собравшись с силами, начали восклицать с благодарностию: Господи, спаси христианнейшего нашего царя и услышь его в тот день, в который Он призовет тебя, того, чьим богодухновенным попечением сияет во всей вселенной благочестие апостольского и истинного предания и исчез непроницаемый мрак еретической лжи. Достойно петь и говорить вместе с пророком: Господи, силою твоею возвеселится царь, и о спасении твоем возрадуется зело. Желание сердца его дал еси ему, и хотения устну его неси лишил его (Псал. 20, 1–3). Егда царь праведен сядет на престоле, как говорит один мудрец, не противится пред очима его ничтоже лукаво (Притч. 20, 8). Трудами вашего благочестия, при помощи Господа, уничтожено зло, которое произвело лукавство диавола для обольщения людей, и торжествует благо христианской веры, которое даровал Христос для спасения людей. Пересмотрев по порядку соборные деяния и исследовав все до подробности, мы нашли, что то, что рассказали легаты апостольского престола, согласно с написанным. Мы узнали, что святой великий вселенский шестой собор, который по благодати Божией недавно был созван императорским повелением в царствующем городе, определил и постановил относительно целости православной веры и относительно правил отцов то же самое, что и весь собор, находящийся при сем святом и апостольском престоле, на котором и мы отправляем служение, и единомысленно с нами исповедал, что един от святой и нераздельныя Троицы есть Господь наш Иисус Христос, состоящий из двух естеств неслитно, нераздельно, неразлучно, поистине совершенный Бог и в тоже время совершенный человек, с сохранением особенности каждого из естеств, в Нем соединившихся, совершающий божественное как Бог, и с тем вместе нераздельно совершающий человеческое как человек, исключая только греха, и поэтому истинно проповедал, что Он имеет две естественные воли и два естественные действия, чрез которые главным образом и доказывается истина Его естеств, то есть, что касается удостоверения в различии естеств, из которых и в которых состоит один и тот же Господь наш Иисус Христос. Чрез это мы удостоверились, что сей святой и достохвальный шестой собор, который, по милосердию Божию, открывает верующим истину христианской веры, непреткновенно последовал апостольской проповеди, во всем согласен с определениями пяти святых вселенских соборов, принимает их правила, ничего ни прибавил, ни убавил из того, что определено относительно православной веры, но прямо шествовал царским и евангельским путем. Таким образом сохранился образ священных догматов и учение знаменитых отцов кафолической церкви Христовой, а также канонический порядок соблюден в назидание всех. А также и то поистине достойно и угодно Богу, что истина апостольской проповеди, которая украшает самодержавную власть и сохраняет императорское человеколюбие, умножилась в целом мире посредством эдикта августейшего благочестия и подобно солнечному лучу просветила сердца всех людей, так что откуда они узнают о милостивом доставлении им правосудия, оттуда получают духовно учение благочестия. Итак соборным решением и голосом императорского эдикта, как обоюдуострым мечом духа, уничтожено вместе с древними ересями и заблуждение нового безобразия и низвергнуты виновники лжи вместе с своим богохульством, те, которые богохульными устами пытались утверждать, что одна воля и одно действие в двух ипостасно соединенных естествах Господа нашего Иисуса Христа, из которых и в которых Он нераздельно и неслиянно состоит. Этот образец православного и апостольского предания мой предшественник, апостольской памяти папа Агафон, проповедал вместе со своим собором; этот образец, изложивши письменно в своем отношении, он послал вашему благочестию чрез своих послов, доказывая и подтверждая свидетельствами святых и славных учителей Церкви, каковый принял в настоящее время святой и великий собор, собравшийся по вашему приглашению, и во всем вместе с нами одобрил, признавая в нем как бы подлинное учение блаженного Петра, корифея апостолов, и усматривая в нем признаки неподдельного благочестия. Итак святой вселенский и великий шестой собор, который ваше милосердие по внушению Божию распорядительно созвало и которым руководило ради служения Богу, во всем последовал апостольскому правилу и учению знаменитых отцов. И поелику он, как сказано выше, обстоятельно проповедал определение православной веры, которое с почтением принял апостольский престол блаженного апостола Петра, служение которого, хотя и недостойно, мы отправляем: то и мы, а в лице нашем и сей достопочтенный апостольский престол единомысленно и единодушно соглашается с тем, что им определено, и утверждает властию блаженного Петра, как бы на твердом камне, который есть Христос, так, как будто оно утверждено самим Господом. Ради этого, как принимаем мы и твердо проповедуем пять святых вселенских соборов – Никейский, Константинопольский, Ефесский первый, Халкидонский и еще Константинопольский, которые подтверждает и признает вся Церковь Христова, так принимаем с равным почетом и оценкой и шестой святой собор, недавно происходивший в царствующем городе по благочестивому настоянию вашей светлости, как изъясняющий те (соборы) и согласный с ними, и определяем сопричислить его к ним по достоинству, так как и он был созван одною и равною благодатию Божиею, а также присуждаем внести иереев Христовых, верно собиравшихся на нем, в число святых отцов и учителей Церкви Божией. В этих и в тех один и тот же Дух Божий совершал спасение душ, и неувядающий плод его вменится Господом вашему императорскому благочестию, приснопамятными трудами которого, при помощи благодати Божией, он достиг удивительной зрелости. Сверх этого, анафематствуем вместе с собором все ереси и всех виновников и покровителей их, которые, будучи обольщены кознями диавола, старались ввести заблуждение лжи в церкви вопреки православной и апостольской вере, именно: Ария, Савеллия, Македония, Аполлинария, Евномия, Нестория, Евтихия, Диоскора, Тимофея, Севера, Фемистия, Оригена Адаманта, Дидима и Евагрия, также сочинения Феодорита, направленные против двенадцати глав святейшего Кирилда, вместе с так называемым посланием Ивы к Маре118 Персу, вместе с ними иакова, Феодора, Гаиона, Анфима, Зоара, Доната, Навата, Прискиллиана, Павла, Фотина, Пелагия, Целестия, Юлиана, Фавста и Максимина, которых святая кафолическая и апостольская церковь выделида из списка верных отцов, как плевелы из господня гумна, то есть церкви, веялкой суда Божия, осудив на наказание в геенне. Равным образом, анафематствуем изобретателей нового заблуждения, именно Феодора, епископа фаранского, Кира, епископа александрийского, Сергия, Пирра, Павла, Петра, скорее подсиживателей, чем предстоятелей церкви Константинопольской, также Гонория, который не просветил сей апостольской церкви учением апостольского предания, но старался гнусным предательством опорочить непорочную веру, и всех умерших в своем заблуждении. Равным образом, отрицаемся и анафематствуем подражателей и сообщников их, какие когда-либо были или ныне есть, именно Макария, бывшего обольстителя церкви антиохийской, вместе с учеником его заблуждения, лучше же учителем – Стефаном, вместе с ними Полихрония, поистине нового Симеона, который, забавляясь фантазией еретического безобразия, обещался воскресить мертвых, а когда не последовало исполнения его пустой дерзости, оказался пред всеми лжецом, также мудрствовавших или мудрствующих подобно им, то есть, дерзавших, дерзающих и имеющих дерзать проповедовать одну волю и одно действие в двух естествах Господа нашего Иисуса Христа, которых отверг упомянутый святой и вселенский шестой собор, и Макария удалил от должности предстоятеля, а ученика его Стефана и глупейшего старика Полихрония лишил священнической чести, сообщников их и прочих, которые не восхотели разумети еже ублажити, беззаконие помыслили на ложах своих (Псал. 35, 5), которые старались везде посеять свои заблуждения (в особенности Макарий, который, скрываясь под кожей овцы, оказался волком и из пастыря вышел вором и разбойником, был прогнан истинным пастырем овец Христом, как грабитель и распространитель заразы), и поэтому справедливо были поражены мечем анафемы и, будучи связаны вечными узами, по причине нежелания исправиться содержатся в неисходном заключении, для того, чтобы, оправившись на свободе, они, при своей необузданной дерзости, не заразили кого-либо из неопытных своим тлетворным учением, которые доселе предпочитали упорно оставаться в собственном своем положении, чем спастись, обратившись к познанию истины, ибо от продолжительной болезни затвердело сердце их, и всем казались падшими скорее с сознанием, чем по неведению, как произвольно воcстающие против апостольской истины и ищущие более своей, чем Божией славы. Между тем Господь напоминает заблуждающим, увещевая их к исправлению покаяния: не хощу смерти грешника, но еже обратитися ему и жити (Иезек. 18, 32). Ибо сообразно с тем, как ваше благочестие удостоило напомнить нашему ничтожеству чрез свою священную грамоту о том, чтобы они были научены в догматах православной веры и спасительного учения, дабы они достигли познания здравой веры, мы без замедления подали им, как больным и потерпевшим кораблекрушение в вере, руку духовного учения, чтобы им достигнуть пристани истины; мы без упущения доставили им, насколько сообразно с нашим служением, врачебную помощь к познанию правоты здравой веры, не преминули представить желающим и врачевство увещания. Хотя свойство письма не позволяет рассказать об удивительных подвигах вашей кротости на пользу евангельской и апостольской веры и об особенной бдительности, но ради этого не следует проходить молчанием главные доказательства вашего мужества, когда весь мир всюду громко говорит о них. Встань, святая матерь Церковь, сними одежду скорби, облекись в одежду веселия. Вот сын твой, самый состоятельный из царей, твой защитник, твой помощник, – не смущайся. Он опоясан мечем, словом Божиим, которым отделяет неверных от верных, надел на себя щит веры и шлем спасения, надежду. Вот твой поборник, новый Давид, не бойся, дерзай; ибо не тот царь одного иудейского народа, но сей твой благочестивейший царь христолюбивого народа, обагренный в крови Назорея, низверг твоего врага, велеречивого Голиафа, и рассеял во все стороны все его войско, и пробил ударом камня его лоб, на котором не было печати благочестия; после отнятия головы не осталось никакой силы; и вот повсюду носится победное знамя. Итак собирайтесь и сходитесь, благочестивейшие народы всего мира, вместе с иереями Божиих церквей, пойте велегласно, говоря: победил новый Давид, состоятельнейший из августов, не только в тысячах (ибо никто не в состоянии обнять и выразить в числах кафолическую победу евангельской проповеди), но уничтожил самого начальника, врага, предводителя и изобретателя всех зол и всякого заблуждения – диавола вместе с его полками и сподвижниками, оружием истинного православного и апостольского предания и исповедания. Веселись о своем освобождении, святая матерь Церковь, ставшая беcпечальною, часто подвергавшаяся нападению, но никогда не оставленная. Твой непобедимый царь Христос воздвиг тебе в лице христолюбивого царя поборника, благотворителя и щедрого дателя, попечением которого православная вера, снова собравши свой блеск, просвещает весь мир, все верные ликуют, воcсылая благодарение, а неверных угнетает и сокрушает скорбь и поражение; церкви Божии, освободившись от всех своих неприятностей, дышат свободно, наслаждаются царскими дарами, ограждаются самодержавным заступлением; им ваше августейшее благочестие, подражая Христу, обещает по словам Господа: се Аз с вами есмь до скончания века (Матф. 28, 20), как Господь Иисус Христос, примером которого пользуется и вечным царством и непрестающею славою да будет наслаждаться; и да распространится его держава на всю вообще вселенную на веки вечные. Ваше императорское великодушие да удостоит принять с обычною снисходительностию нижайшего доставителя настоящего отношения, иподиакона и регионария сего апостольского престола Константина, который недавно присутствовал на святом соборе, там происходившем, вместе с легатами апостольской памяти предшественника моего, и приклони ухо благосклонности к его представлению и прими по достоинству, как диакона. Небесная благодать да сохранит благочестивую державу государя и подчинит ему выи всех народов. – (Дано в майские ноны, индикта десятого).

* * *

*

Текст распознан и отредактирован редакцией интернет-портала «Азбука веры».

117

На одном латинском языке.

118

По другому чтению, Феодосию.


Источник: Деяния Вселенских соборов изданные в русском переводе при казанской духовной академии. В 7 томах. Издание 3-е. - Казань : Центральная типография. / Том 6. 1908. - 307 с.

Комментарии для сайта Cackle