преподобный Феодор Студит

Подвижнические монахам наставления

100. 1) Тяжело управлять; но ради Господа, ради нас пострадавшего до смерти крестной, терплю; терпите и вы. – 2) Посмотрите мысленно, как терпели древние. 3) Будем же подражать им. [2, 23]

1. Если б я чувственными очами смотрел на случающиеся с нами почти каждый день, скорбные неприятности; то давно бы изнемог и другому отдал бразды настоятельства; но как при сем к Богу воззревает смиренный ум мой, ради Коего и вы сюда призваны, и я предал себя вам, то не отказываюсь и не отчаиваюсь, и готов все терпеть укрепляем будучи Христом Господом, по молитве отца моего и вашего, за вас, возлюбленных моих и ради Господа моего и Владыки. Ибо если Он, создавший всяческая, благоволил ради меня, в силу таинства воплощенного домостроительства, искушен быть, поруган, уничижен, осмеян, распят, прободен копьем, погребен; то чего мне не перенести? Или лучше, чему нам с вами охотно не подвергнуться? Пусть находят скорби, тесноты, раны, лишения, смерти. Что все сие, при несомненной вере, что если добре будем воинствовать, если бодренно будем стоять и доблестно противостоять, то стяжаем в воздаяние вечные блага? Когда немощная плоть начнет изнемогать, напомним себе, что поблажая ей, усокровиществуем себе гнев в день гнева и откровения праведного суда Божия, и воспрянем к воодушевленному мужеству.

2. О, где ныне древние оные святые души! Как оскудело ныне, воодушевлявшее их, рвение! Радость для них и веселие была телесная скорбь, слава и величие – крайнее уничижение. Их исполняла пламенная любовь к Господу; их снедало ненасытимое вожделение не того, чтоб исполнять волю свою, а того, чтоб отнюдь не исполнять ее; они искали не того, чтоб начальствовать, а чтоб быть под началом и в послушании до самой старости. Где блаженная оная престарелая глава, смиренно простоявшая до окончания трапезы? Где многоискушенный оный маргарит послушания в продолжении тридцати лет? Где тот, где этот? – Ибо се, как хор звезд, предстоит уму моему все оное священное соборище святых, просиявших всякого рода добродетелями. – Протечем мысленно святые их обители. Вот учреждения великого Пахомия. – Воззрим там на приснопамятного Иону, на Петрония преславного, на Феодора освященного. Перейдем за тем к обители Феодосия великого, посмотрим и там на Василия присноживущего, на Аеция дивного, – на того-то и того-то. Отсюда перенесемся в священные подвизалища Феоктиста блаженного, Евфимия великого, Саввы освященного; и сокращая слово, скажу: пробежим мысленно все, бывшее в древних, средних и последних обителях, как и сколько каждый в них подвизался добре совершить течение свое.

3. Подобным образом и мы должны шествовать, если хотим обрести живот и свет истинный, все перенося, все терпя, ни «едино ни в чем же дающе претыкание, да служение» дела нашего «безпорочно будет» (2Кор. 6, 3); «над всем же сим воспримше щит веры, в нем же возможете вся стрелы лукавого разжженные угасити» (Еф. 6, 16), пребывая непобедимыми, радуясь и сорадуясь друг другу во благоволении, сгармонируемы будучи единым дыханием Духа, как единое тело Христово.

101. Призваны мы трудами, лишениями и прискорбностями очиститься от грехов. Трудно; но за это жизнь вечно-блаженная обещана. Будем же радоваться всему таковому. [2, 24] Хочу кратко напомянуть вам о подвижничестве, к коему мы призваны, коим очищаем прежние грехи свои и из-за коего злостраждем каждодневно. Ибо тесен воистину есть путь наш и прискорбен, по слову Господа; но как он имеет обетование жизни вечной, то будем радоваться, и ревновать об успешном совершении его, доброю ревностью соревнуя друг другу, теча, как на расталище, и побеждая своего противника, да получим венец правды в день воздаяния. Сего ради тяжелое да будет у нас почитаемо легким, неблагоприятное благоприятным, прискорбное радостным, сопровождаемое лишениями выгодным, бесчестие честью, поношение похвалою, скудость в потребах довольством, водопитие винопитием, поздноястие раноястием. В этом мученическая черта жизни нашей и на этом утверждается чаяние и надежда будущих благ. Не будем, молю вас, плакаться и малодушествовать, смотря на то, что жизнь наша печалит и томить сердце; но паче, – взирая на то, что она сокровиществует нам сыноположение, Царство Небесное и блаженное бессмертие, – ревностнее да емлемся ее и непрестанно да обновляемся в ней, прилагая труды к трудам, подвиги к подвигам, тщания к тщаниям, послушания к послушаниям, отсечения воли своей к отсечениям, молитвы к молитвам, бдения к бдениям, Богомыслия к Богомыслиям, слезы к слезам, любовь к любви. Такова и толика жизнь наша, отличная от скоропреходящего и высшая его, странная некая и чуждая для мiрская мудрствующих, плотью управляемых и настоящее предпочитающих будущему. Таковы вы, оставившие мiр и то, что в мiре: родителей, братьев, чад и все житейское, и всегда готовыми пребывающие по любви к Господу бедствовать, страдать, быть поносимыми, мучимыми и умерщвляемыми. За то великая и награда вам на небесах сокровиществуется: из мiра перенесетесь вы к Богу, и временную жизнь оставляя, перейдете к жизни бесконечной, если до конца будете являть опыты верного послушания.

102. 1) Ублажаю вас за ваше искреннее и успешное пребывание в подвигах общежития. – 2) Не верьте внушающим, что и везде есть не мало таких. – 3) Первейшее оружие наше – откровение помыслов. – 4) Им удобряется всякое наше подвижническое делание. [2, 25]

4. Ублажаю вас, что вы, в роде сем и в дни сии, ища ищете Господа, бодрствуете над сердцами своими и веруете, что дух ваш с Богом есть; ублажаю и за то, что жизнь свою проводите не поддельно и беспримесно, воистину отрекшись и не ложно исторгшись из мiра, и на самом деле являясь тем, чем называют вас: ибо истинно разъединились со всем, с единым Богом сопребывая и Ему единому служа в прекрасном жительстве вашем. Отсюда – общежительность ваша, по коей ничто между вами не называется чьею-либо собственностью; отсюда невозвратное отчуждение ваше от родителей и родственников по плоти; отсюда не ложная вера к моему смирению является чрез откровение мне сокровенных сердечных волений ваших; отсюда у вас в тесноте простор, в бедности довольство, в лишении телесных потреб утешение и веселие; и что много говорить? – Отсюда слава жизни вашей и то, что вы на языке у всех.

5. Не льстя вам говорю это, но для того напоминаю, чтоб вы пребывали твердыми и крепкими, и всячески заботились, как бы не упасть с такого возвышения и как бы не ослабнуть в добром решении произволения своего, отказываясь от послушнических борений или расстраиваясь развращенными софизмами и напеваниями людскими, внушающими с убеждением, что де и везде есть много боящихся Бога и служащих Ему еще лучше нас. – Таковы соблазны, – и для чего? да искуснии явлены будут в вас (1Кор. 11, 19). Итак, держась доброго решения воли своей, не нерадите любить Господа, являя то добрыми делами, – и изыскивать благопотребное для спасения нашего; ибо многое не видно для нас, и мы падаем, не зная как, или даже не зная того, как уверяет Давидово слово: «грехопадение кто разумеет?» (Пс. 18, 13).

6. Хощу же, да ведаете, что нет другого более действенного во спасение врачевства, как откровение помыслов: что и сами вы испытываете. – Зачем же иные из вас, когда Господь подал вам дар сей, когда такое врачевство у вас под руками, медлят приступать к исповеданию и откровению и душат себя молчанием, увлекаясь и как червьми наполняясь не открываемыми помыслами. Жалею о вас, кто бы вы ни были, и соболезную вашей немощи. Зачем, когда присуще вам средство оздоровить, просветиться и обвеселиться, вы подвергаете себя противному? Бог все видит; ибо «несть тварь не явлена пред Ним, вся же нага и объявлена пред очима Его» (Евр. 4, 13). – К тому же, я должен выдать вас; почему имею нужду в откровенности чад моих, чтоб я познал их, а они меня.

7. И вот это-то и есть подлинное духовное родство неподложное послушание, беспечальное шествование, сладкая молитва, непрерывное преуспеяние и восхождение к совершенству. Добра слеза сокрушения, точащаясь из очей, добра чистая молитва, ночная и дневная, добро терпение прискорбностей, добро занятие рукодельем, добро бденное слушание чтений, добры не скорость на слова и беседа без смеха, добро мерное воздержание, добро памятование о смерти и житии святых посильное подражение, добро бегание страстной продерзости и блюдение Божественного смиренномудрия; но добрее всего сего – безжалостное к себе откровение и исповедание помыслов. – «Вся же искушающе, добрая держите» (1Сол. 5, 21).

103. 1) Мысли и чувства, слова и дела в мiре, совсем иные от тех, кои у нас: мы все это держим так, как бы находились в раю. – 2) Это Бог дал нам, что у нас, и внутри и вне, все ино, чем в мiре. – 3) Однако же будем блюстись, чтоб не оказаться худшими мiрян. [2, 26]

8. Слава Богу, избравшему нас от чрева матери нашей в священное звание сие! Благодарение Господу, призвавшему нас к блаженному и дивному образу жизни монашеской! – Нам, – хотя и дерзновенно так сказать, но не далеко от истины, – воистину дано разуметь тайны Царствия Небесного паче тех, кои в мiре, из коих многие видя не видят, как дело есть. Ибо посмотрите, какие у них суждения и стремления: они ублажают богатство и преходящую славу, радуются утехам и наслаждениям, восхищаются мастями благовонными, одеждами мягкими, камнями драгоценными, жилищами красивыми, садами, рощами и всякими другими суетностями; смеются, пляшут, тучнеют, как готовимые на заклание, животные, и многое другое делают, о чем лучше не говорить, равно как и о том, какие отсюда порождаются последствия, – не добрые, однако хвалимые ими. Вот что они хвалят, чем хвалятся и чему радуются! – Но все сие ничтожно и презрения достойно в очах тех, кои «плоть свою распяли со страстями и похотьми» (Гал. 5, 24); – каковы и вы есте о Господе Иисусе Христе, по св. Апостолу, распеньшие плоть свою. Другое у нас вожделение и к другим вещам расположение. Мы ищем и домогаемся такого благобытия, которое было в раю сладости, откуда мы изгнаны: для чего и образ жизни восприемлем, близкий к первоначальному, удаляемся от мiра прелестного и приходим к Богу, совлекаемся тьмы житейской и облекаемся во свет умный, и от всего отрекаясь, над всем господами делаемся.

9. О, дивно великое звание! Кто разлучил нас с плотью и кровью, с родителями, родными, родиной, с обычаями житейскими и со всем мiрским? Кто убедил нас в рабы себя предать игуменам и духовным отцам, и восприять аскетический подвиг воздержания, бдения и спанья на голой земле? Кто просветил нас смотреть на вещи, не развлекаясь и не увлекаясь, и не почитать чем-либо великим золота, серебра, красоты, мiрской помпы, и даже самой Царской диадемы и порфирного облачения, а напротив более досточестным и более великим почитать облекаться в эти рубищные и многозаплатные одежды и ими величаться, паче блестящих хламид? Кто дал нам силу убежать от всего вещественного и плотского и сочетаться с высшим порядком жизни, подобно Ангелам чрез девство пребывая чистыми и не растленными? Вот наши восхваления! Их Бог даровал нам, возлюбившим Его и вожделевшим будущих благ – света неприступного, славы вечной, радости неизреченной, веселия непрестающего, наследия вечного, Царства Небесного, богатства неистощимого и всех чрез Ангелов и Отцов изреченных обетований.

10. поелику это так есть, то будем смотреть и внимать добре, как бы опять не обратиться на противоположное и впоследствии не оказаться позади живущих по житейски. Почему будем очищать себя еще и еще, еще и еще утверждаться в девстве, – и попечемся умом и сердцем отнюдь не давать поблажки демону. Слово словом вызывается, взор взором привлекается, нерадение нерадением благоприятствуется, и мало-помалу сродняясь и освояясь с сим, оказываемся мы в положении ночных вранов, и порождаем греховную смерть. Не так, чада, не так, прошу и молю. Блюдите себя друг от друга, ибо от ближнего жизнь и смерть. Малое нерадение, небрежность безохранная ввергает в бездну греха. Внимайте и смотрите, меньшие и большие, передовые и последующие, начальствующие и начальствуемые. Выше мы ублажены были, здесь бесчествуемся; выше представлены Ангельски живущими, здесь сатане уподобляемся. О некоем сказано, что лучше б было ему не родиться (Мф. 26, 24). Тоже самое и об этом пригодно сказать. – Но довольно об этом. – И сказанное сказал я не за тем, чтоб хотел опечалить вас, но чтоб предуведомлением отвратить грядущий меч греха.

104. 1) На мне долг говорить, на вас – слушать. – 2) Устами вы чтите меня, а сердце ваше далеко от этого: когда я сказал вам о тесноте в потребах и указал причины того, вы помирились с нашим положением; а потом роптать стали, особенно на то, Зачем многие приемлются. – 3) Вот это и объясню вам: Бог питатель и поможет. – 4) Не ропщите: иначе подобно израильтянам роптавшим в пустыни, и за то не вошедшим в обетованную землю, и вы не войдете в Царствие Божие. – 5) Где когда было подобное у отцов наших? Напротив все и нужду терпели, а другим все же не отказывали. – 6) Вы сами, как были содержимы здесь, пришедши сюда ни с чем: почему же не хотите теперь оказать милость другим? Псов, умирающих с голоду не отгоняют, а вы прогонять хотите тех, за коих Христос умер. – 7) Не обещались ли вы все со мной терпеть; а теперь что? Или забыли что страдать есть удел наш? – 8) Покайтесь; я же не изменюсь; к тому же в делах сих и вы участники: ибо мы одно. – 9) Припомните, сколько раз Бог избавлял нас от нужды: чего же бояться действуя по заповедям? [2, 30]

11. Мое дело и мой подвиг неутомимый в том, чтоб всегда простирать к вам слово, напоминать вам о достодолжном и утешать в терпении благой жизни вашей по Богу. Ибо если пастыри бессловесного стада, по необходимости, подъемлют труд не спанья и заботы блюдения, вверенных им, овец, изводя их на пажити и водя по ним: то сколь большая належит нужда мне грешному, недостойно получившему начальство над вами, овцами Христовыми, иметь неусыпным око душевное и возглашением слова, как никоей свирелью, оглашать вас, указывая должное и полезное, и предостерегая от недолжного и пагубного. Но когда на мне лежит такое требование, то и вам не позволительно, кое-как относиться к слову моему, но внимательно слушаться пастырского гласа моего. «Овцы Мои», говорит Господь, «гласа Моего слушают, и по Мне грядут. По чуждем же не идут, но бежат от него, яко не знают чуждого гласа» (Ин. 10, 27. 5). Это и ко мне с вами приложимо.

12. Но зачем предложил я вам такое предисловие? – Наперед скажу, – да не будет тяжело для вас слово сие, – что некоторые из вас устами чтут меня, сердце же их далеко отстоит от меня. Теперь объясню, – зачем? – Привзошла к нам теснота в телесных потребах, по причине плохого урожая в предыдущие годы, равно как по причине наплыва лиц, посылаемых Богом из пучины мiра в пристань обители нашей во спасение, а также и по причине прибавки страннопримниц и других приютов, так как мы находимся в этом царственном городе. Я огласил об этом всех, и, изъявляя глубокую скорбь и, тяготящую меня, заботу о способах удовлетворения потреб на текущий год, просил и умолял воодушевиться усердием на увеличение наших рукодельных произведений, больше чем положено у нас, напомянув при том, что нам, ищущим Царствия Небесного, всячески пристойно тещи путем тесным и прискорбным, на коем скорби и тесноты, алчбы и жажды, труды и поты, нагота и бедность, и другое подобное, и присовокупив, что Бог нередко попускает нам подвергаться небольшим искушениям, чтоб испытать, какова любовь наша к Нему, и охотно ли мы переносим, ради Его встречающаясь, прискорбности. – Вы тогда показали себя, как подобает и оправдали мои ожидания. Но как вы не имели истинного к Богу сердца и отблагодарили Его тогда только устами, то вскоре потом возроптали, тяготясь случившимся, и восстали не на Моисея какого-нибудь, а на меня грешного, приговаривая: зачем он столько набирает этих, когда не может пропитать? И какая в этом нужда? И кто принуждает его набирать такое множество?

13. Вот сии-то слова надлежит мне оговорить и возвестить правду Божию, и указать меч Божий, грядущий на таковых, да не взыщется от рук моих грешных кровь погибели их. – И во первых, они, как не настоящие сыны мои, сказали не обще со мной: зачем мы принимаем; но, как детища чужие и недобрые, сказали: зачем он принимает, – и тем исключили себя из общения со мной. – Потом, хоть они и так сказали, все же они виновны и достойны осуждения, потому что, как поется в псалмах, «клеветаша на Бога и реша еда возможет Бог уготовати трапезу людем сим» (Пс. 77, 19. 20), – такому множеству? Разве я доставитель пищи, или разве я приношу плоды, или наполняю житницы? И опять разве я самопроизвольно и самовластно принимаю приходящих и умножаю братство? – Не Сам ли Господь и Бог питатель есть мiра, «отверзающий руку Свою и исполняющий всякое животно благоволения?» (Пс. 144, 16). Не Сам ли Он говорит: «ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам?» (Мф. 6, 33). Не Сам ли воодушевлял малодушествующих говоря: «воззрите на птицы небесные, яко не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы и Отец ваш небесный питает их: кольми паче вас маловери?» (Мф. 6, 26; Лк. 12,28). Потом, чрез некоего премудрого, не Он ли внушает: «кто верова Господеви, и постыдеся? или кто пребысть в страсе Его, и оставися? или кто призва Его, и презре и?» (Сир. 2, 10). И опять чрез Евангелие не Он ли обещает: «грядущего ко Мне, не иждену вон?» (Ин. 6, 37). И не Он ли повелевает: «оставите детей приходити ко Мне и не браните им: таковых бо есть Царствие Божие?» (Лк. 13, 16). Много и других мест Писания есть согласных с сим. Что же вы восстаете на меня бедного и, в языкоболии своем, буесловите?

14. Вы, как видится, некие Израилиты есте, избавленные от руки Фараона невидимого, от горького плинфоделания в рабстве страстям, и от темного Египта мiрской суеты, – которые потом, при прохождении пустыни подвижнической прискорбной жизни, когда встретились тяжелые прискорбности, не возблагодарили Бога и не воздали славу Ему, чтоб, ради такого доброго расположения, пришло потребное по Божию промышлению, но возроптали на Бога, говоря как бы: лучше бы нам умереть в Египте, припоминая котлы Египетские и разумея под ними каждый, что наиболее услаждало его в мiре. – Но вы знаете, что тогда пострадали такие ропотники: никто из них не сподобился внити в землю обетованную, и кости всех их пали в пустыне. Боюсь, чада, не пострадать бы и нам того же, сделавши тоже, что и они. Но тогда было детство скинии и закона, ныне же – совершенство благодати и истины Христовой. И сделали это не мiряне, но из числа нас, востекших на высоту Ангельской жизни.

15. Где когда при преподобных отцах наших обнаружен был такой ропот? Или кого, из желающих спасться в их киновиях, отказывались они принять по причине скудости в телесных потребах? Не паче ли всегда отворена была дверь их, не говорю, для желающего отречься от мiра, но для всякого нуждающегося бедного? Не оставляли ль они относительно сего и особых завещаний, по смерти своей? Знаете, какие были о сем распоряжения великого светила нашего Евфимия; читаете, как это было у приснопамятных отцов наших Саввы и Феодосия великого, и у преблаженного Пахомия. Случалось ли у них оскудение? – Не однократно и при том не малое. У одного, например, на Пасху не было потребного даже для совершения Литургии; у других другим образом тоже бывало. Так многочастно и многообразно иногда избыточествовали они, иногда оскудевали; но в том и другом случае благодарили Бога и благодушно терпели. Им спострадали и чада их истинные, в радости и веселии. Те же, которые не таковы, как тогда, так и теперь, подпадают под клятву и гибнут. Почему внимать надлежит, чада мои и братия.

16. И вы сами ропчущие помяните, что не от своих трудов содержание имеете и что, когда пришли сюда, ничего с собою не принесли. Тогда за то, что не пришлось вам возвратиться вспять, вы благодарили и славили Бога и нас. Как же, неразумные, не хотите вы теперь оказывать другим то, что тогда сами получили, и дар, полученный вами, скупитесь передать другим? Недружелюбные, несострадательные, безжалостные! Псов бессловесных, умирающих с голода, если б мы приняли, и то достойны были б одобрения. Ибо написано, что «праведник милует души скотов своих» (Притч. 12, 10), Людей ли разумных не принять, общников одного с нами естества, братий наших, умоляющих ввести их в нашу пристань по кораблекрушении и спасти от крайней нужды тех, за коих Христос умер? Но ничего такого не помышляется неразумными.

17. Не обещались ли вы умирать со мной за имя Господне? а теперь при малом стеснении в трудах и потребах, отрицаетесь и пятитесь назад. Почему не паче понуждаете вы меня, чтоб ни один из приходящих бедных не отходил не накормленным, не напоенным и не получившим искомого пособия? Но вы только сами любите насыщаться и даже пресыщаться, есть рыбу, пить вино, не по две или по три красовули, а и с прибавком, что запрещено отцами. И сбывается на вас, что никто не может двум господам работать, – чревоугодию, разумею, и Боголюбию. Но, о несмысленные и косные сердцем, чтоб уразуметь, что – по всему заповеданному Святыми Отцами, и мной грешным непрестанно напоминаемому, – так подобает нам страдать и многими скорбями внити в Царство Небесное.

18. Итак покайтесь, что много и премного согрешили пред Господом. – Я же не откажусь и не изменю; но как начал, так и продолжать буду, со всем радушием и горячим сердцем принимать всякого приходящего; или не я только, но и заповедавший сие, Бог, а потом и вы сами со мной: ибо мы едино есмы все. Все вы делаете со мной, когда я нагого одеваю, озябшего согреваю, босого обуваю, бескровного ввожу в дом, голодного кормлю, жаждущего напояю, – и все сие во имя Иисуса Христа, истинного Бога нашего, давшего Себя в искупление грехов наших, веруя в неложность обетования Его, что «не убьет гладом душу праведную» (Притч. 10, 3): каковы ваши души, не роптавшие, – ибо я не всех обвиняю, – радующиеся об исполнении заповедей Божиих и об умножении братства, терпеливые при искушениях Божиих, от всего отказавшиеся и даже до смерти готовые стоять в деле Божием.

19. Посмотрите, – к вам опять обращаюсь ненаказанные, – только раз Бог избавлял нас от крайних нужд? И каких благодеяний сподоблял, по молитвам отца моего и Вашего? – Не подавал ли Он нам жита и вина во время оскудения? Не подвигал ли Он добрых людей и не отверзал ли их житниц на прокормление наше? Не посылаются ли нам доселе из сел, островов и городов – мед, маслины, сыр, покровы, одеяния, золото от епископов, начальников, и от самых, в порфиру облеченных? – Да простит вам Господь и да сделает вас на будущее время более крепкими, дабы, все перенося и перетерпевая с прочими братиями, с ними вместе удостоились вы получить и венец правды.

105. 1) Время теперь льстивое (весна); держите тело в руках. – 2) Мера винопития и питания. – 3) За воздержание блага небесные, пред коими здешние – не блага. – 4) Смотрите на дружину добродетелей, вас окружающих, взирайте на небо: и все сносно будет. [2, 31]

20. Добро с трудом приобретается, но у невнимательных легко похищается; и что долгим временем стяжано, может быть потеряно от кратковеременной небрежности. Почему внимайте себе особенно в настоящее весеннее время, когда тело бывает подвижно и плоть, земля сущи, ищет действовать по земному. Земля, унавоживаемая и утучняемая, дает из себя произрастения по роду своему: тоже и плоть, утучняемая разными яствами и питьями, сама собою воскипает сокрытыми в ней страстями. Возьмите же ее в руки и утесните, и по слову Апостола, «угодия ей не творите в похоти» (Рим. 13, 14), но, доставляя ей потребное в мере разумной, пребывайте так, чтоб жить в духе.

21. Мера да будет и для яств, и для вина. Вино да приемлется по малому утешению, и то в дни праздничные, при утомительных крайне трудах, при болезнях и когда сходить, куда предлежит, не близко; в другое же время следует довольствоваться одной чашей, и много – много двумя: ибо знаете, что говорится о сем в герондике. Относительно же брашен говорю вам следующие слова Апостола: «да упразднятся» брашна (1Кор. 16, 13). Не с тем говорю, чтоб совсем отвратить вас от них, но желая, чтоб вы ели и пили благообразно, боголепно, спасительно для души и укрепительно для тела к совершению належащих дел.

22. Разве не знаете, что за такое воздержание и лишение себя мiрских удовольствий, мясоястий, винопитий, бань, теплиц и прочего такого, уготовляется вам божественный оный рай, имеющий древо жизни и воду бессмертия, услаждение Духа и неизреченную красоту вечных благ? Для вас сокровиществуется там упокоение и всякое утешение. Еще мало елико-елико туда достигнете вратами смерти и начнете ненасытно и вечно вкушать то и пить. Здесь же, если возьмем блага даже такие, какие в царских чертогах, они не сладость (τρυφη), а пища (τροφη) червей, – вкушение их не благоживотие, а безживотие, – услаждение ими не радость, а печаль, – обрадование ими, не обладание, а лишение, – наследие их подлинно суета сует, как изрек мудрейший Соломон, полно насладившийся утехами мiра.

23. Вы имеете другинею воздержание, супружницей послушание, дщерями непорочность, девство и милостыню, священными отроковицами сокрушение и смирение. Воззрите на небо гор и увидите, где жилище наше, где глава наша и общий всех Отец – Христос Господь, где град наш – вышний Иерусалим. Воистину, если все претерпите, победите; если всем довольны будете, увенчаетесь; если так скончаетесь, отверзутся вам двери Царствия Небесного.

106. 1) Будем все терпеть в надежде блаженства вечного, по слову и примеру св. Павла. – 2) Ибо и мы, как он, поминутно встречаем, что потерпеть.3) Если будем это претерпевать, Божие благоволение будет на нас. [2, 32]

24. Трудитесь и подвизайтесь, и на находящие на вас прискорбности в жизни вашей по Христе, не смотрите как на нечто чуждое – странное и против чаяния с вами случающееся. Разве пришедши сюда из мiра, не исповедали вы пред Богом и избранными Его Ангелами, что будете благодушно претерпевать всякую скорбь и тесноту, царствия ради небесного, – в алчбе и жажде, хладе и наготе, в оскорблениях и поношениях, и в других подвижнических тяготах. Лучше совсем на это не смотрите, а только терпите и терпите, взирая на блаженный конец сего. Конец же какой? – Наследие Царства Небесного, обрадование вечными благами, вкушение бессмертия, блаженство жизни непрестающей, сыноположение, сладость райская и всякое другое утешение. Воистину достойно и праведно воззвал о сем великий Апостол, что «недостойны страсти нынешнего времени к хотящей славе явиться в нас» (Рим. 8, 18). Он тогда ходил по всей вселенной, как среди львов и тигров, влачимый и разрываемый неверными, в алчбе и жажде и в деннощных трудах, работая своими руками, чтоб не отягчить собою никого, но самому своим трудом добывать потребное и себе, и сущим с ним.

25. Если и мы в тех обстоятельствах, в каких находимся, будем благодарно и терпеливо переносить все, – благо нам, – мы не будем лишены части его. Если же окажемся малодушными, недовольными и ропотливыми, то какое нам общение с теми, кои даже до крови подвизались против греха? И не окажемся ли мы в день оный достойными всякого посрамления, когда и малейших вещей не можем исполнить спокойно и как следует? – разумею, непротиворечивого послушания, неропотливого работания, негорделивого услужения, благовеременного молчания, разумного говорения, случайного перевода на другое послушание, соответствующего делу внимания и усилия, отсечения своей воли, благодарного подъятия наложенной епитимии, неослабного стояния на псалмопении и молитве, ночной и дневной, и терпеливого стихословия, положенных на день, псалмов.

26. Все сие и многое другое, чего и перечислить нельзя, если будем благопокорливо, благодушно и охотно принимать, претерпевать и исполнять, то прекрасно будет житие наше и благоугождаемый тем Бог будет благоволительно взирать на нас и благословлять нас. – Не дадим же себе отступать от такого образа жизни; и хотя бы каждый день надлежало нам умирать от того, примем то радостно, «ни едино ни в чемже дающе претыкание, да служение наше беспорочно будет» (2Кор. 6, 3).

107. 1) Ныне четыредесятница: благоустройся же каждый, как она требует. – 2) Не одно внешнее умерщвление плоти и телесные подвиги требуются, но паче отсечение всего худого и своей воли, – смирение и послушание. [2, 33]

27. Ныне, как ведаете, святая четыредесятница, требующая от нас духовных подвигов, гораздо больше, чем в обыкновенное время, именно: усерднейшей готовности на все доброе, благодушие, мужества, трудолюбия терпения, небошественной молитвы, слезоносного умиления, сердцесокрушенного смирения, соразмерного воздержания не только от яств и питий, но и от зависти, ненависти, гнева, задорности, ропотливости, гордости, доброненавистнейшей страсти. Осмотрите же себя повнимательнее, очистите себя по указанию сказанного пред сим и благоустройте себя в сосуды избранны, в органы богогласные, Духом Святым движимые. К сему призывает время; это собственно и есть пост.

28. Не говори мне никто: я столько-то пою и стихословлю, столько-то молюсь, мало очень ем, мало пью, сидя – немного принимаю сна, столько-то делаю коленопреклонений, воздеваю руки мои на небо на мног-час. Благоприятно конечно и это все. Но вот что скажи ты мне, уничиженно ли твое мудрование, сокрушен ли дух, отсечена ли своя воля, чтоб всегда благопослушну быть, никогда не противоречить, отнюдь не роптать, совсем не спорить, не завидовать брату, не суемыслить и не суесловить, зачем то, зачем это? От чего тот в таком положении, а этот в таком? – И от сего изменяться сердцем, озверяться лицом и износить не из благого, а из злого сокровища сердца своего слова неверия, бесстрашие и нестроения, которые не только его, но и слушающих могут низринуть в ров падения. Не таковы дела поста и не таковы упражнения воздержания. Но если кто имеет в себе действо смирения и послушания, то сими двумя добродетелями, как двумя крылами воспаряет он на небеса и собеседником Богу бывает.

108. 1) Не допустим разленения помня, что Богу работаем, который и воздаст по усердию и ревности. – 2) При сем будем блюсти и прочий весь строй жизни, внутри и во вне, в совершенстве. – 3) Мужайтесь: Бога имеем помощником, и пресвятую богородицу, и святых Божиих, особенно наших – св. Предтечу и Богослова, коих монастырь есть. – 4) Будем воздерживаться от бесед неподобных и беседовать только о душеполезном. [2, 84]

29. Внимайте, да не отягчают сердца наши от уныния, расслабления и неуместных помыслов, чтоб не случилась от сего беда внутреннего в душе падения. Но с юношеской бодренностью и рвением постараемся прожить вместе и остальное время недолговечной и непрестанно умаляющейся жизни нашей, чтоб, по совершении подвигов добрых, священных упражнений и досточестных добродетелей, прешедши в будущий век из сей жизни, сподобиться получить нетленный венец правды от мздовоздаятеля Бога. Да смотрит потому каждый, как проходит служение свое, и до старости так проходить, как бы служил Господу присущему, не нерадиво, не вяло, не лениво, не притворно, зная, что чрез это не человека оскорбляет, но Бога, Коему посвящается служение. Мы же что здесь, как не сорабы только, напоминающие о заповедях Владыки? – так что и исполняющие их, и нарушающее не пред нами провиняются, и не нам благоугождают, но давшему заповеди благому Владыке и Богу. Итак, книги ли кто переписывает, или служит, или пашет, или гряды копает, или другое что делает, да делает всяк свое дело, как пред лицом Бога, а не людей; и чисто будет дело его, измеряемо будучи сердцеведцом Богом, по употребленному на него напряжению сил и усердию.

30. Язык надо блюсти от суесловия, око ограждать от неподобных зрелищ, сердце хранить от помыслов нечистых и все чувства остепенять страхом Божиим; друг ко другу должно относиться смиренномудро, обращаться взаимно с любовью бездерзостной, беседы вести приличные, смотреть на полезное, слушать подобающее, соприкасаться с скромностью, помышлять о вещах божественных, да тако, радуясь и срадуясь, заповеди Божии исполним и душеспасительно дни пришельствия своего на земли окончим.

31. Мужайтесь: Бога имеем помощником и заступником в таком препровождении жизни, а крепким покровом ходатайство Пресвятые Богородицы и молитвы Владык наших, великих святых Предтечи и Богослова, коих и монастыри занимаем. Но «аще Бог по нас, кто против нас?» (Рим. 8, 31). «Если Господь Защититель живота нашего, от кого устрашимся?» (Пс. 26, 1). Если имеем помощь Богородицы и Святых, кто одолеет нас? Никто никогда. Но и демоны далеко от нас будут держаться, и люди будут хвалить; враги изумятся, и никто против лица нашего не постоит. Если же мы не будем таковы, то с нами случится все иначе.

32. Почему будем блюсти себя в подобающем благоустроении, особенно живя в таком городе. Будем воздерживаться от разговоров о предметах чуждых нам. Чуждо же нам и о царях вести беседы, и о начальниках разговаривать, и о том или другом разведывать. «Яже ти повелена сия разумевай» (Сир. 3, 22), говорит премудрый. Иная у нас забота, иные и беседы. Мiрские о мiрском, житейские о житейском речи ведут: мы же о Боге Спасителе нашем, и о том, что душеполезно: о добродетелях, о житии преподобных отцов наших, о смерти, о преставлении, о сретении Ангелов святых, об ответе пред престолом Христовым, о праведном воздаянии, о Царствии Небесном. Беседуя так, мы Ангельски просвещаемся и мiрян просвещаем, если случатся; если же впадаем в суетные беседы, то и сами себе вредим, и от других осмеянию и осуждению подвергаемся. – Внемлите убо отселе себе и блюдите уста свои от бесед неподобных, распространяйтесь же о наших благих деяниях, еще теплейшую тем воспламеняя ревность к возлюблению Бога, и за истину Его избирая даже умереть. И решения ваши такие, Бог, приемля как дела, мученическими венцами вас украсит в день оный.

109. 1) Ревностно и всесильно ищите не земного: Бог благословит. Если пребудете так, преуспеете; ибо так все отцы жили. – 2) Опять укор хищникам вещиц. [2, 35]

33. Одни одно, другие другое избирают себе в предмет искания: один ищет господства, другой славы от внешнего чиновничества, иной довольства и многоимения в домах, слугах, полях: многообразны похотения мiрские. Вы же, оставив все сие и в иной мiр душевно перенесшись, премирного и небесного желаете и ищете, и сердцем своим в том пребываете; об этом одном у вас все попечение и труд. Ничто не заботит вас и не занимает, кроме совершенного очищения страстей и стяжания сердца сокрушенного и смиренного, молитвы неленостной, тщания непрестающего, слезного сокрушения, полного беспопечения, не говорю о друзьях и знаемых, но и о самых родителях и о всякой суетности. – Ей, таково Божие о вас благоволение! И я вижу, как каждый из вас настоит, подвизается и нудит себя отторгнуться от томящей его страсти и пребывать расположением своим с единым Богом. Если потому пребудете вы в таком мученическом подвиге, то Христос Бог наш подаст вам силу и крепость отразить всякое страстное и сатанинское вам сопротивление и благоуспешно совершить предлежащий вам треблаженный подвиг, как прежде жившим святым мужам и богоносным Отцам. Разве они, будучи облечены телом и подобострастны нам, без трудов и подвигов прошли жизнь свою? Никак нет; но многое многообразно перестрадавши и преодолевши, путем всякого послушания и смирения, равно как воздержания и всяких других добродетелей, подчинив плоть духу, востекли на высоту св. жизни и стяжали то, что стяжали и чем прославились. Воспомянем добродетели всепреподобного отца нашего Саввы*** в назидание душ наших. Будучи послушником, как знаете, был он крайне послушен, скор, услужлив, и принимая самые последние послушания, радовался как нечто славное совершающий; день и ночь был он в трудах, носил воду, дрова, первый приходил на псалмопение и последний выходил. Многое и другое о нем написано, что нет ныне времени перечислять. Будем же подражать ему и мы, чада; ибо это не невозможно: один в одном, другой в другом, друг другу помогая, друг другу соревнуя, но при этом паче всего блюдясь, чтоб ничего не делать по своей воле, даже того, что кажется хорошим, без подобающего вопрошения.

34. Не могу умолчать об одном деле, второе, не знаю как, делается среди вас некими невеждами, презрителями всякого порядка, хотя это очень укорно, – разумею – частые у нас пропажи, или лучше, покражи. Когда, например, кто оставляет у себя в келье сандалии или писала, или другие орудия рукодельные, выходя не надолго, или на долго по делу, то возвращаясь не находит, что оставил. Это совершенно дьявольское дело, досадное и возмутительное в братстве: и пойдут подозрения, наговоры, огорчения и даже враждования, вероятно больше на невинных, чем на виновных. – Послушайте вы, воры, грозное определение блаженного Ап. Павла: «татие... и хищницы»«царствия Божия не наследят» (1Кор. 6, 10). Сказав «хищницы», не прибавил: серебра или злата, или одежд драгоценных, но общее изрек определение; – чего бы ни касалось хищничество, хоть бы самомалейшей вещи, хищник не наследит Царствия. Слышите ли сие вы, тати и хищники? – И прошу вас, перестаньте воровать и похищать – нитки, иголки, шила, писала, кувшинчики, чаши, ножички, пояски, – и подобное: ибо и такое все делающие, повторю вам, Царствия Божия не наследят. – Или не боитесь Апостольского приговора? Разве это я, бедный, изрекаю такую угрозу? – Посему еще прошу, будем ходить достойно звания, в которое призваны, чисто, преподобно и праведно, удаляясь от сказанного порока, да наследники будем вечных благ.

* * *

***

Поучение сие – в день памяти его.


Источник: Добротолюбие : в русском переводе : [в 5 т.]. - Изд. 4-е. - Москва : Изд-во Сретенского моностыря, 2010. / Т. 4. – 608 с. ISBN 978-5-7533-0414-8

Комментарии для сайта Cackle