преподобный Феодор Студит

Подвижнические монахам наставления

40. 1) Страх Божий отвращает мечи врага нашего. – 2) Переносите оскорбления. – 3) Не хвастайте внешними преимуществами, но будьте смиренны и покорны. – 4) За это будете с мучениками. [1, 44]

1. Из долговеременного опыта вы вполне познали богоугодный образ жизни в иночестве. Не колеблитесь же отнюдь и не выступайте из доброго разумения вашего. Любите заповеданное вам и соблюдайте то во всем; пребывайте и в любви ко мне, как я люблю вас паче всего на свете. Но у врага много обходов, и он удобно сеет между нами и в нас зло. И те только, которые проникнуты страхом Божиим, далеко от себя отвращают мечи его ослабевшие в конец, по священноглаголивому Давиду (Пс. 75, 4; 88, 44), бодренно предаются подвигам благочестия и всеусердно прилежат небесным созерцаниям и деланиям.

2. Вот я, как бы вместе с вами суще, вижу и слышу, как исторглось жестокое слово против кого-либо из братий, – укор, поношение, или другое что. Но ты, брате мой, прияв такое оскорбление, не превращайся в зверя лютого, и не малодушествуй; будь тверд и непоколебим. Ибо поношение и посрамление падают на того, кто изрыгает их, а кто бесстрастно принимает их, тому принадлежит победа; он является человеком Божиим, а тот – рабом неключимым, губящим себя в час оный.

3. Прошу вас настоятельно, – не бранитесь, не оскорбляйте друг друга, не поднимайте высоко бровей, не великоречьте, и не хвастайте, как лучше поющие, как более трудящиеся, как более благоговейные, или иной раз, как по мiрски более благородные, и более благообразные лицом. Об этом не леть есть и глаголати. Но во всем облекайтесь в смиренномудрие, чрез подчинение и послушание повергая себя пред Господом и пред начальствующими по обители.

4. Шествуйте путем сим, – и не всуе будет труд ваш, и не безуспешны подвиги. Се благовествую вам пред лицом Господа Бога нашего, Святых Его Ангелов и всей твари, что вы, совершив добре течение свое, станете ликовать с мучениками, лоно Авраамо будет лелеять вас вечные веки и хор праведных примет вас в среду свою.

41. 1) Относясь к эконому, как к самостоятельной власти, вы вводите двоевластие и разделение; а при разделении власти царство не станет. – 2) Я весь принадлежу братству; другого и не требуется. 3) Единовластный Господь благоволил, чтоб и в человеческих обществах было единовластие. [1, 45]

5. Не знаю, по невежеству или по невниманию, или по зломудрию, славите вы эконома к бесчестью моему, и выставляете лице его к посрамлению моему, говоря часто: «если б был тут эконом, то такое-то дело не было бы так сделано, а гораздо лучше. И где этот эконом? Как бы он на это взглянул?» – И это говорится в уши мне. Иные же прибавляют: «подожди-подожди! вот эконом все это исправит и уладит.» – Но так ли сему подобает быть? И хорошо ли это для него, для меня и для вас? Себя вы показали исчадиями непокорливости, его – способным выступить за пределы своего чина и власти, меня – поступившим не по намерению Божию, а по плотскому влечению, т.е. по пристрастью и излишнему благоволению к брату. Не видите ли, что таким образом вы вводите двух господ, двух владык, два начала. Глас же Господа нашего Иисуса Христа изрек, что «царство, разделившееся на ся, не станет» (Мф. 12, 25). Двоевластие уже и многовластие есть; многовластие же порождает партии; а партии – причина разделения и разложения. Зачем же сами на себя навлекаете беду, не стоя в мере своей и в чине своем, как подобает, и того отклоняя от должного?

6. Грешен я и неключим, но, от всего отрешившись и обнажившись, благодерзновенно пребываю на месте сем святом, – в безумии моем дерзаю говорить так, – ни в чем не уклоняясь от должного ни ради брата, ни ради дяди ни ради отца или матери, ни ради родства или вообще ради чего-либо плотского, но, если б даже мне надлежало предать тело мое или кровь мой пролить, готов бывая не отказаться от сего, с помощью Божией и по молитве отца моего, чтоб только не сделать чего-либо неполезного для вас и для меня.

7. Един есть Господь и Закопоположник, как написано, одна власть и одно Богоначалие над всем. Это единоначалие, источник всякой премудрости, благости и благочиния, простираясь на все, от благости Божией получившие начало, твари, без произволения их, дано по подобию Божию устроять, в порядках жизни своей, произвольно, только одному человеку. Ибо божественный Моисей, в описании происхождения мiра, из уст Божиих исшедшее приводит слово: «сотворим человека по образу нашему и по подобию» (Быт. 1, 26). Отсюда учреждение между людьми всякого начальства и всякой власти, особенно в церквах Божиих: один Патриарх в Патриархате, один Митрополит в Митрополии, один епископ в епископии, один игумен в монастыре, и в мiрской жизни, если хочешь послушать, один царь, один полководец, один капитан на корабле. И если б во всем этом не управляла всем воля одного, то ни в чем не было бы строя и порядка, и не на добро бы это было: ибо разноволие разрушает все.

42. 1) Четыредесятница требует воздержания не телесного только, но и душевного. – 2) Мера поста для общежития средняя, – каждый день понемногу. – 3) Убоимся Бога судии грозного; и да не застанет нас смерть не готовыми. – 4) Я крайне боюсь смерти и всего с нею сопряженного. – 5) восстанем, и устремимся на дела богоугодные. [1, 46]

8. Всем управляющий в премудрости своей, Бог, и временами и летами распоряжающийся предобре и премудро, определил нам в продолжении года и некоторые спасительные и душеполезные дни пощения, для посвящения их исключительно Ему и для очищения случающихся с нами греховных осквернений. И благодарение установившему таковые дни, и давшему нам теперь дожить до них. Нам и всегда должно чисто и непорочно жить и соблюдать всякую заповедь Божию, особенно же это лежит на нас ныне. Ныне время очищения, очистим же себя; ныне время воздержания, будем же держать воздержание, – и не только в ястии и питии: ибо этого недостаточно, но будем воздерживаться и от сластолюбия в сердце, от срамных воображений, от завидования доброй славе брата, от гнева и неудовольствия на ближнего, от необузданности языка, не позволяя ему вращаться по своей воле, но назначая ему предел, время и меру для беседования только о подобающем, от блудных воззреваний ока, от слушания речей недобрых и Богу не любезных. Да, чада мои, да; – умоляю вас, настройте себя, как орган и сладостный псалтирь Духа Святого; руки ваши охраняйте от движений неразумных и от прикосновений похотных, чтоб не разблажиться, и мирны будьте друг к другу.

9. Пусть всечестная четыредесятница не много стеснительна для тела, но не падайте от этого духом; потерпите немного и попривыкши перестанете чувствовать обременение, особенно по прошествии первой недели; для нас довольно хлеба и воды и еще чего-нибудь к пропитанию себя. Отцы наши треблаженные, как знаете, совсем почти без пищи проживали, иные всю четыредесятницу, иные постились по неделе, иные по три дня, а иные каждый день вкушали по малости. Мы каждый день принимаем пищу и неодновидную, но «во смирении нашем да помянет нас Господь» (Пс. 135, 23), и сие малое наше да примет, как дело Великого Антония. Ибо мы живем общежительно и царским шествуем путем, который отцы предпочли всему. Храните только себя всегда чистыми в сокровенном детелище души и не дозволяйте себе сделать что-либо пагубное для душ ваших.

10. Убоимся Бога, имеющего «открыть тайная тьмы, и объявить советы сердечные» (2Кор. 4, 5), и «воздать каждому» не «по делам» только, но и по словам и помышлениям (Рим. 2, 6), и даже, что еще более страшно, по грехам неведения. И кто постоит пред яростью гнева Его? Кто доволен неповинным явиться пред лицом Его? – Кто же после сего не возревнует тещи путем правым? Кто не напряжется отбросить беспечность и сонливую леность свою? – Горе воздвигнитесь; ночь прешла, и воссиял уже день будущего воздаяния. Да не застанет нас неготовыми смерть и да не оставит на нас какой язвы неисцелимой и вечной.

11. Я бедный и паче всякого человека, лучше же сказать, – один достойный всякого мучения, страшусь, ужасаюсь и трепещу при мысли о разрешении от тела, пришествии по душу Ангелов Святых и о том, как прейду воздушное пространство и как простру слово к мiродержителю, как написано в житии св. Антония? О немощность моя! Что ожидает меня? И как непотребствую я каждодневно, предаваясь дреманию и сну во грехах своих? Каково будет мое предстание пред Богом, Судией всех и Господом! Какими очами воззрю на Него, взором своим иссушающего бездны и грозным словом разрушающего горы? Что скажу там в оправдание свое? Какого найду защитника? Как умолю уже неумолимого? Какими горькими слезами, какими умилостивительными словами и воздыханиями сердечными преклоню на милость неприступного по правде Своей?! – Увы мне, увы мне, братия мои! Я отзде уже вижу участь свою. Одна у меня надежда – молитвы отца нашего святого и ваше блаженное заступление.

12. Впрочем, восстанем еще и еще и понудим себя на всякие Богоугодные дела, перенося мужественно настоящее и утишаясь надеждами будущими. Презрим тело, не будем смотреть ни на труды, ни на прискорбности, ни на поношения, ни на голодание и ни на что другое, кроме своего дела. – Если будем так жить, то несомненно спасемся, и на небесах приняты будем в лик святых, для радования со всеми святыми, от века благоугодившими Христу Господу.

43. 1) Ублажаются общежительные труженики: радуйтесь! – 2) Тесно живем; но и древние подвижники так жили, и нынешние так живут: не унывайте же. – 3) Исполняйте заповеди и уставы, друг другу помогайте, чтению внимайте, со страхом спасение содевайте; сообращения с женщинами бегайте. [1, 47]

13. Благословен Бог, по преизбыточеству милости человеколюбия Своего, призвавший нас званием святым, по предведательному совету Своему, во святой схиме сей, предаться Ему всецело, и всецело себя посвятить на ближайшее и преискреннейшее работание Ему и Ангело-подражательное славословие, – и тако сердца наши расположивший отречься от родителей, родных, отечества, и всего такого другого и взять на себя благое и спасительное иго Его, – и наше смирение сподобивший соединиться с вами в сожизние и сожительство, не с тем конечно, чтоб руководить и пасти вас, о чем я и думать не дерзал, хотя так случилось. Радуйтесь же всегда о Господе, чада возлюбленные, радуйтесь граждане небесные и изгнанники земные, жители вышнего Иерусалима и пресельники отзде, наследники Царства Небесного и безнаследные лишенники земных благ. Радуйтесь скорые шественники путем изгнания и страннического злострадания ради заповеди Божией. Радуйтесь последние по-мирски, но обладатели блага паче ума. Радуйтесь, доброе и Богособранное содружество, единодушный и единосердечный, отцелюбивый и братолюбивый собор, другой на земле Ангельсий лик, обновители древнего жительства всепреподобных отцов наших. Радуйтесь, работники Божии, трудники, день и ночь делающие своими руками, чтоб не отягчить кого, и не только себя самих довольствовать, но и немощнейших из братий, и нуждающих из внешних. Радуйтесь, неразрывное передовое своинство, Богоначертанный лик, которого не расстроили ни угроза царя, ни страх князей, ни чаемая смерть. Радуйтесь, друг другу сорадователи, из коих каждый благоприятное брату своим почитает, и между коими нет ни зависти, ни рвения, ни соперничества, но господствуют мир, любовь и единожизние. Говорю так не потому, чтоб мы не испытывали браней: ибо кто венчается, если неборимый и противоборствующий, если неприемлющий стрелы и ранящий бросающего оные, – но потому, что не падаем под сатанинскими ударами. Воистину, чада мои Богособранные! Вы питаетесь дарованием Духа, пьете воду, Господом подаемую, коей причастником сделавшийся «не вжаждется вовеки», но будет она ему «источником воды текущие в живот вечный» (Ин. 4, 14. 15).

14. Зима настала, а обиталищ у нас немного, и те плохи и тесны. Но не падайте духом; ибо не смотря на то, вы просторны в добродетели и в сем отношении досточудны, ни во что вменяя прискорбное, хотя оно прискорбно, и об одном том заботясь, чтоб всегда делать угодное Богу. К тому же, если воспомянем древних св. отцов, или даже и ныне подвизающихся, то найдем, что живем в палатах. Не видите ли, что и ныне рабы Божии одни живут на открытом воздухе, другие затворяются в пещерах и гробницах, иные носят вериги и едят очень мало, довольствуясь одним хлебом, а то и от него воздерживаясь, и удовлетворяя потребность эту древесными плодами через день? Так воистину делается и ныне. Но и вы не печальтесь; ибо никак не окажетесь позади их, а равными им будете признаны, или даже высшими их, как уверяют отцы, только будьте всегда неленостны и доброхотны на всякое дело. Разгорайтесь ревностью еще и еще, крепитесь и мужайтесь паче и паче. Повергайте врага долу, попирая его смирением вашим, мечем исповедания, ножом послушания. Солнце правды всегда да сияет в сердцах ваших, отгоняя тему страстей; ибо когда оно взойдет, звери уберутся к себе «и в ложах своих лягут»: понимайте слова сии духовно. Мы же изыдем на дело Господне от утра жизни до вечера смерти, исполняя делание свое (Пс. 103, 22. 23). Еще немного и победим.

15. Соблюдайте правила, заповеди и постановления. Кто упал, поднимите его; кто ослабел, подкрепите; и во всем вообще помогайте друг другу, да исполнится и в вас слово Премудрого: «брать, от брата помогаем, яко град тверд и высок» (Притч. 18, 19). Внимайте чтению, и замечайте изречения, какие кому более благопотребны. Делай всякий свое дело со тщанием, яко дело Божие; и все «со страхом и трепетом свое спасение содевайте» (Фил. 2, 12). Не вонзайте меча в сердце свое и не небрегите о деле душевном. Открыто мне о вас, братия, некоторыми из братий, что вы не добре себя держите в некоторых случаях: ибо засматриваетесь на женщин и в беседу вступаете с ними, изгоняющими нас из рая. Или не слышите, что сделала Ева Адаму? Бегите же, бегите от них, как Великий Мартиниан, если не телом, то всячески духом. – А это еще что за речь: «от чего тот-то, или такая-то не пришли сюда в Воскресение?! Но всяко в следующее не забудут придти.» – Прошу и молю, дайте мне всегда слышать добрые свидетельства о вашем обращении! Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, каждодневно изъемлющий меня из глубины прегрешений мышцей силы своей, по заступлении св. отца моего и вашей молитве, да даст вам тоже «мудрствовать и тем же правилом жительствовать» (Фил. 3, 16), да будет в вас един дух, едино разумение, и едино хотение; да пожив преподобно и праведно, сподобитесь получить обетованные блага, со всеми святыми, от века благоугодившими Богу!

44. 1) Страх за себя по поводу настоятельства. – 2) Будем преуспевать в отршении от всего, помня суд; понудим себя на добро, – и легко станет. – 3) Бегай воззрении на лица, и страстных прикосновений к другим и своим членам. [1, 48]

16. Неленостно мне говорить вам и утверждать вас словами истины, сколько можно, чаще, дабы по неведению или нерадению не подвергся кто из вас уязвлению жалом смерти, т.е. грехом, преступив заповедь и сделав что неподобающее, – если, и когда делаю это, находим, что злохудожный сатана успевает действовать на некоторых из вас, о коих великий мне плач и печаль сокрушительная. Ибо за все, каким-либо образом согрешенное вами, я, непотребный, буду подлежать ответу в день праведного суда и откровения всего, содеянного людьми, пред Господом Богом, если наперед не возвещу вам, если наперед не утвержду вас и не научу. «Горе мне есть аще не благовествую вам!» (1Кор. 9, 16). Особенно же за то горе мне, что, не будучи достоин именоваться даже овцой, занимаю чин пастыря! Какое мне оправдание, какое извинение, просвещать других, когда сам я тьма, и врачевать немоществующих страстями, когда сам ведом есмь и увлекаем ими?! Но, из любви к вам и из послушания повелению отчему, соглашаюсь лучше быть пищей огня геенского, нежели повредить вам. Я каждодневно привожу на мысль и обсуждаю, каково судилище Божие, и как строго требует Бог от всякого человека, чтоб он был совершен во всем и преисполнен всякой добродетелью, особенно же если он предстоятель слова. Что же мне делать? К чему обратиться? Кого взять в сподвижники? Одно остается – положиться на ваши молитвы, вместе с молитвами отца моего, да ими утверждаемый возмогу и вас добре руководить, и против собственных страстей подвизаться, соображаясь во всем с волею Господа.

17. Царство Небесное предлежит нам. Восхитим его деланием заповедей божественных. Не будем сластолюбствовать, не будем разлениваться; будем паче и паче усугублять наше отрешение от мiра и всего, что в мiре, и препобеждать духов лукавствия, пока спасительно укроемся в необуреваемом пристанище вечной жизни. Какое горькое мучение ожидает нерадивых! Какой «гнев и ярость на всякую душу человека, творящую злое», – на душу всякого Христианина, паче же монаха! (Рим. 2, 8.9). Ибо чем больше мы почтены, тем большая требуется от нас чистота жизни. Кратковеременна прискорбность от самопринуждения, но вечно отсюда истекающее услаждение, если постоянное благонастроение стяжаем этим недолгим себя принуждением на всякое добро: это и в отношении к пище, и в отношении ко сну, и в отношении к раздражительности, и в отношении к помыслам злым, и в отношении ко всему другому. – Ибо если возлюбим доброе и будем нудить себя на него, то Бог подаст нам силу к деланию его; и станет тогда для нас путь добродетели легок и покат. Грех же для тех, кои предаются ему, исполнен затруднений, стремнин, скорбей, мрака, мерзостей и пагубы. Придите же, чада мои, потечем путем Божиим, прискорбным и бесскорбным, тесным и просторным. В бдениях ваших держите крепкое благонастроение, добре пойте, добре молитесь, к братиям имейте любовь и некую бездерзновенную несмелость.

18. Великое зло продерзая на все смелость и вещь убийственная; и многоискусный дьявол, если кто не внимает себе, быстро при ней нападает, воровски прокрадывается внутрь и уязвляет души наши стрелою злобы своей, увлекая очи на красивые лица юных, и сладкими улыбками в тех и других возбуждая возгорение страсти. Когда же успеет он одного обольстить и склонить к нечистой любви, тогда покушается и того, к кому у него страсть, пристрастить и любострастно расположить к нему; потом пойдут взаимные даяния и воздаяния воззрений и обозрений, душевные излияния, и сладострастные горения; а наконец, если не особая Божия помощь, покров отческий и сознание искушения самими пострадавшими сие, там пагуба, – содомское сгорение и гоморское потребление. Но бежим от сего все! Я первый, предыскушен будучи, простираю руку к вам искушаемым. Великое против сего подкрепление и ограждение – хранение очей и искреннее исповедание. – Но и в отношении к себе самим не следует допускать подобной неосторожной смелости: ибо и тут кроется смерть, – о чем незнающим лучше не открывать. Пострадавшие, знаете, о чем говорю; однако же и всем подобает блюстись. Не коснися, ниже осяжи, – и не смотри на наготу свою, чтоб не подпасть под клятву Ханаанову. Ибо не другим падением пал столп оный пустынный, о коем говорил Антоний Великий, как этим, хотя премудрый Отец и не высказал сего. Блюдите убо како опасно ходите, да не смерть обымете. Бедный человек! Знаешь, что говорит Апостол: «кто мя избавит от тела смерти сея?» (Рим. 7, 24). Как со зверем диким, как со львом, живешь ты с этою плотью. Если не прострешь на него меча, он тебя похитит, сотрет и убьет.

45. 1) Бесы увлекают чрез возбуждение страстей, и губят: бороться надо. – 2) Пал? встань, оплакав и покаявшись: Господь исцелит. – 3) Послушаем гласа его; не будем малодушны, вооружимся. – 4) Всего укорного в общежитии бегайте, а во всем требуемом преуспевайте. [1, 49]

19. В чем исправим мы путь наш? В чем, если не в том, чтоб соблюсти словеса Божии и судьбы оправданий Его (Пс. 118, 9). Но кроме того имеем мы воистину непрестанную брань с мiродержителями тьмы века сего; и велика и не пресекаема их горечь против нас, как написано в лествице (сл. 4, 35; 26, 126): они нападают, возмущают, мучат похотениями, щекочут подчревными движениями, возжигают печь похоти, множат и разнообразят зло, – и напоения их смертоносны. Чем-нибудь из сего всяко уловляется бедный человек, если не внемлет себе: или завистью, – которая равняется убийству, – или тщеславием, или тайноедением, или сосложением с злыми помыслами: ибо и за это одно может пойти во ад пострадавшая сие душа. Но чем бы вообще из сказанного ни был кто уловлен, он уже не имеет Бога, не имеет и Царства Небесного, лишается жизни вечной, теряет радование бесконечное, наследует же огнь неугасимый, червя неусыпающего, тьму кромешную и сводворение с бесами. – Нам же, братие, да не будет пострадать что-либо такое; постараемся избегнуть сетей вражеских, будем крепко бороться, перетерпим огнь похоти, – и он всеконечно угаснет. Ибо всесильное мановение Божие не попускает сгорать нам в огни сем, если боремся, – и мы исходим в прохлаждение росою чистоты, славя Бога со св. отроками. Пусть зависть нападет, но вооружимся против сей страсти, и она, немного подержавшись, пройдет; продержится час или три, или, может быть, и весь день, но на ложе, нашем исчезает; и ты, поборовшись таким образом, сопричислишься к воинам Христовым, имеющим получить не мучения, а венцы.

20. Ты был уязвлен, но и сам уранил; ты пал, – чего однако же да не будет, – встань поскорее; ты увлечен был словом к тому, что неподобно, искушен был воззрениями очей, пленен в мечтания по бездействию ума, смехом разразился? Опять возвратись к должному, опять восстанови себя в чин свой, стань покаянником, даждь славу Богу, дай исповедание, пролей теплые слезы из среды души твоей, воссли воздыхания из глубины сердца твоего, восстенай, поникни главою, сокрушись, воссмиренномудрствуй. Таково врачевство души! Ибо написано: «егда возвратився воздохнеши, тогда спасешися и уразумееши, где еси был» (Ис. 30, 15); и: «еще глаголющу ти, речет ти, се придох» (Ис. 58, 9); и еще: «опечалися и пойде дряхл, и исцелих пути его» (Ис. 57, 17). Смотри, какого благого имеем мы Бога, какого умилостивительного, какого утешительного, какого скороуслышительного! «Той бо есть очищение грехов наших» (1Ин. 2, 2); нас ради обнищал, нашего ради спасения истощил Себя, принял раны, оскорбления, поношения, поругания и излил всесвятую кровь Свою, – и «язвою Его мы исцелехом», как написано (Ис. 53, 5). Придите же приступим и «припадем Ему, и восплачемся пред Ним, яко Той есть Бог наш, и мы людие пажити Его, и овцы рук Его» (Пс. 94, 7).

21. Днесь послушаемся гласа Его, и не станем более преогорчевать Его, не поползнемся, как древние (Евреи в пустыне) на ропот по причине неверия, и потечем не ленясь в землю обетованную, в которую доходят путем тесным и прискорбным. Если бы тогдашние послушали Иисуса Навина, вождя своего и Халева Иефониева, то имели бы наследовать обетованное Богом. Но как они тяготились и малодушествовали идти тем путем трудным, и убоялись сопротивления встречаемых народов, не смотря на помощь непобедимой силы Божией, то преданы были истреблению, – и погибла память их с шумом. То же самое сбудется и с нами ныне. Ибо если вы будете слушаться нас недостойных и не дадите хребта, не засядете так же за котлы плотоугодия, помышляя о рабстве Египетском, и о рабстве страстям мiра сего, от коего освобождены вы благодатью и благоволением Божиим, но воодушевитесь вместе с нами и восстанете бодренно, с сердцем пламенеющим ревностью, обувши ноги во уготование благовествования мира, облекшесь в броню веры несомненной, и всякой молитвою молясь на всяко время духом (Еф. 6, 14 – 18): то мы с вами и путь духовный совершим благоуспешно, попирая и препобеждая встречающиеся инородные и варварские страсти, и Иордан прейдем мысленно чрез слезы, и наследуем землю оную, на которой произрастает бессмертная жизнь и плодородие ум превышающих благ.

22. Не многими и недостойными словами обсеваю я вас и ныне как всегда, для упражнения душ ваших. Примите впрочем и это скудное, и вашим доброделанием сию малость слова размножьте в тридцать, шестьдесят и сто. Ей, умоляю вас, переносите благодушно притрудности жизни вашей, и всеусердно исполняйте порученные вам послушания. Радуйтесь и сорадуйтесь мне все и все благоуспешны будьте. Никто не ропщи, никто не желай другого (послушания), никто не гордись пред ближним, – ибо мерзость есть Господу и людям таковой, – никто не делай срамных дел, ни душой ни телом, никто не ешь тайно, никто не лги, никто не осуждай, никто не укоряй, не будь без дела, не придумывай извинение в грехах, никто не будь двуязычным, шепотником, фанфароном, велеречивым, притворщиком, братоненавистным, недвигой, упрямцем; напротив все будьте благотечны путем Божиим и благодвижны, ровны (не выдавайтесь), благосдержливы, неутомимы, долупреклонны выею, благопослушливы, приветливы, ненавистники продерзой смелости, другдруголюбивы, бесхитростны; дабы так жительствуя и так себя держа, благоуспешно совершить предележащий нам подвиг, и благоугодив Богу обрести обетованные блага.

46. 1) Призваны мы к высокой жизни: но так ли живем, как вознамерились сами, и как другие ожидают? – 2) Будем неизменны в добре и не станем увлекаться страстями не только делом, но и в мечтаниях. – 3) Зачем ушли мы из мiра? Чтоб жить в лишениях, – в надежде. [1, 50]

23. «Явися благодать Божия», по слову дивного Павла, «спасительная всем, да отвергшеся мiрских похотей», особенно мы, монашескую жизнь возлюбившие, «целомудренно», преподобно и «праведно поживем, ждуще блаженного упования и явления славы великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа» (Тит. 2, 11. 12), Который одним, «по терпению дел благих,» воздаст Царство Небесное, а другим, «по рвению» и воли плоти, отказавшимся от благих рачений и дел, – «гнев» и не престающую муку в огне вечном (Рим. 2, 7. 8). – Смотрите же, так ли живем мы? По тому ли намерению, какое было в нас в начале? Итак, прияв имя и прозвание: святые, подвижники, – не посрамим первоначального последующими делами, и не уподобимся фимиаму, который сначала распространяет благоухание, а под конец изгарью поражает обоняние, ни светильнику, светлогорящему в начале, и всех в доме освещающему, а потом под спуд полагаемому, или угасающему.

24. Отличительная черта истинной добродетели есть во все время хранить характер свой; и в этом – труд наш. Ибо мы человеки некако поскользновенны и удобопреложны на неподобающее, по изреченному негде божественным гласом, «прилежит помышление человеку прилежно на злая от юности его» (Быт. 8, 21). Отрекшись убо от мiра, да не явимся опять общниками его и страстными; поправши славу, да не емлемся ее опять по злоумию; исповедав здесь о себе, что мы обнажились от всего, да не приступаем опять к пожеланиям и благам, чуждым для нас. Зачем, забыв об обете своем, данном при свидетельстве Ангелов и людей, ищем – кто первенства, кто учительства, кто покоя? А иные изъявляют крайнее неудовольствие, если в чем-либо окажут им некое невнимание, или не почтут их, яко преподобнейших мужей, зря пред собою не смерть, не страшный суд и осуждение помышлений их и дел, и не тяготящее их бремя грехов, но то, к чему влечет и чего вожделевает сердце, и что рисует долу преклонная мысль, которая в мечтах своих одного вводит в клир, другого возводит в настоятели, того облекает словом премудрости, этому поручает строение и попечение о монастырских потребах. Не сатанинская ли эта прелесть и обман?! Не всех укоряем в этом, но есть некоторые такие; слово же наше обще простирается на всех в утверждение их в добрых помышлениях и чувствах.

25. Все почетши второстепенным и со всем земным распростившись, к чему вместо того приступили мы, о том и будем подвизаться. Чего же ради вышли мы из мiра? – Вышли мы – нищенствовать, плакать, алкать, жаждать, быть чистыми сердцем и мiротворными, быть поносимыми, гонимыми, если случится, оклеветаемыми, – быть отребьем мiра, и наконец, если настанет время гонения, предать себя на смерть, за нас ради умершего: ибо решившиеся на то и всегда на то готовые, причитаются к тем, кои действительно то пострадали, и с ними вместе прославятся; и соцарствовать будут единому Богу нашему и Всецарю Христу.

47. 1) Будь тверд в воспринятой жизни, и сам себя не лишай радостей, предлежащих тебе. – 2) Что можешь ты пострадать, чего бы Господь не пострадал прежде тебя за тебя. – 3) Скорбь о бежавшем из обители, и увещание набольшим. – 4) Приглашение молиться об убежавшем. [1, 51]

26. Умоляю вас любовью Господа нашего Иисуса Христа, давшего Себя за грехи наши, тверды будьте и неподвижны в верном исполнении святых и животворных заповедей Господних. Никто не дреми, чтоб не поскользнуться на грех; никто не поддавайся искушению искушающего нас дьявола; никто злохитро не укрывай от нас греха, одно нам объявляя, а другим являясь пред Богом, назирающим пути людей и прозирающим в сокровенное. Не лишайте сами себя предлежащей вам радости в жизни вечной, спаситеся от рода сего строптивого и развращенного, возненавидьте мiр и что в мiре, всякие пристрастия, сладкие утехи, свои воли и самоугодия. Се раздружились мы с мiром, се приступили к страху Божию. Умерли мы греху, и не должны допускать ничего отвергнутого нами, ни тещи опять в след того, ни принимать то. Пришел ты сюда, убежав от мiра и мiрских, – восприми доброе и дивное решение предать себя в рабы послушанию, и все охотно претерпевать ради Христа, даже до крови. Это уже и обещал ты в самом отречении своем, пред лицом Бога и Ангелов Его. Таков ли ты, тебе то ведомо. Но смотри, человече, «Бог поругаем не бывает» (Гал. 6, 7). «Отвергся кто закона Моисеева, без милосердия при двоих или троих свидетелях умирает. Колико мните горшие сподобится муки, иже Сына Божия поправый, чрез нарушение обетов своих, и кровь заветную скверну возмнив» (Евр. 10, 28. 29).

27. Господь за нас пострадал; что ты, раб, можешь спострадать равно Господу твоему? Что же ты, любимиче, раздражаешься? Что выходишь из себя? Что возмущаешься? Что? – Обругали тебя? Это и Господь твой потерпел. Ударили в ланиту? Он же разве не предавал лица Своего бьющему? Насмеялись над тобою? То же было и с Владыкой твоим: ибо Он говорил чрез Пророка: «поношения поносящих Тя нападоша на мя» (Пс. 68, 10); и еще: «ископаша руки Мои, – и нозе Мои: исчетоша вся кости Моя» (Пс. 21, 17, 18). Какое каменное сердце не умягчится, помышляя о животворных страстях Христа Господа и о Его за нас смерти! Но вы разве не решились произвольно приносить себя в жертву за Него каждодневно? Это впрочем так и есть на самом деле, и как я думаю, вы не чужды ревнования о сказанном, но подражаете Спасителю и спострадать Ему ищете, яко имеющие и прославиться вместе с Ним в Царствии Небесном. Конечно, один из вас является лучшим другого и превосходит его, соответственно присущей в нем добродетели. Но да дарует Господь Бог силу и крепость всем вам достигнуть в меру возраста исполнения Христова!

28. Когда радуюсь я чему, хочу, чтоб и вы радовались, и когда печалюсь, хочу, чтоб и вы печалились со мной. – Се ныне скорбь у меня не малая из-за брата Орсисия. Исчез он с глаз наших вчерашний день. И причина сему не другая, как грехи мои, яко пастыря худого, который не предусмотрел, не предостерег, и не предуврачевал немощного. Увы мне! Праведно имею подвергнуться суду и осуждению и предан быть на муки и истязания. Пожалейте меня; но и сами себя поберегите, да не сделается мое над вами настоятельство причиной моей погибели вечной. Да утвердит себя каждый из вас в должных правилах; и положите непременно все открывать мне на исповеди. Каждый да пребывает в том, к чему призван. Смотрите вы, набольшие, прежде других отрекшиеся мiра, как бы не случилось и еще что подобное по вашему бессоветию, так как вы дозволяете себе выступать за пределы должного и не держать во всем порядков, как я хочу и как я желаю, чему быть относительно каждого подчиненного. Ибо слышу, что вы бьете; я же этого не приказывал, как запрещенного Божественным Писанием, хотя оно допускалось св. отцами, по нужде в некоторых случаях и для неких, без шума впрочем и чрез другого, не яко страсти удовлетворяя; браните, и притом неприлично, у некоторых же это обратилось в привычку. – Убеждением, кротостью и показанием добродетели надобно приводить братий к должному: ибо у нас не тираническая власть, а уважающая свободу и охотное вызывающая подчинение. Слова же бранные, как то: несмысленные Галаты, дураки, порождения ехидны и подобные да не слышатся среди нас, хотя слово строгое, не со смущением и страстью, а щадительно и с любовью сказанное, бывает спасительным врачевством. Ибо и врач пользуется ланцетом и прижигателем, когда это пригодно к уврачеванию предлежащей болезни. И у нас есть свои ланцеты и прижигатели, каковы епитимии и слова обличительные: ими и пользоваться нам должно, имея одно в виду, – чтобы падший восстал и опять ялся пути своего, и являя утробы щедрот, особенно относительно несовершенных. Ни в отношении ко сну, ни в отношении к пище, ни в отношении к отдыху и прочему нельзя наравне ставить привыкших с теми, кои не таковы. Почему я желаю, чтоб новоначальным делалось послабление, пока привыкнут и сами начнут все ретиво делать. Разве мы имеем братий только для работ, для виноградных лоз и маслиц? Никак; но для успособления им содевать свое спасение. Об этом перваки на первом месте должны заботиться, а на втором уже и о вещественном. Всякая душа смиренная и сокрушенная, по Евангелию, из благого сокровища сердца своего износит слова благие, и такой души обличение и укор сладки приемлющему их, паче сладости сладкого питья; сердце же гордого плодоприносит – брань, горькие и грубыя слова, сопровождаемые ярыми взорами очей, расширением ноздрей, зверскими вращениями лица. Каким же образом от этого уврачуется погрешивший брат?

29. Молитесь, да умилостивится Господь и откроет нам, где брат; потому что это навело на меня тяжелую печаль и стало причиной горьких слез. Не думайте, что убежание Орсисия ничего, дело невеликое, так как он из последних. Но для меня это велико; ибо Христос за него умер.

48. 1) Вот-вот смерть: готовьтесь, очищая себя от страстей. – 2) Преуспевать надо. 3) Бегайте празднословия и смеха, любите же молчание; и если говорите, говорите о полезном вам. [1, 52]

30. Спешат дни за днями, текут, как быстро стремящаяся вперед и не стоящая река. А там и смерть. И «кто есть человек, иже поживет и не узрит смерти?» (Пс. 88, 49). «Человек цвету сельному уподобился, дни его как сень преходят» (Пс. 101, 12; 102, 15). Не дадим же себе быть в посмеяние, явившись неготовыми в час пришествия по нас Св. Ангелов; но как каждое мгновение имеющие быть взятыми отсели, так будем внимательнейши к каждому поступку, к каждому движению и слову, – и будем стоять добре готовыми, в нетерпеливом ожидании приять мановение к исходу от Бога всех и Владыки преставления нашего. Если так будем держать себя, то никакое зло не превзойдет в нас, и забвение не будет закрывать от нас судов Божиих; не будем уже воевать друг с другом, или ссоры затевать; не будем один пред другим большей искать чести, или печалиться, что тому и тому не научились, того и того не выучили на память, в том-то и том-то не умудрились. Но все сие «вменив уметы быти» (Фил. 3, 8), одного только взыщем, – того, чтоб очистить душу от страстей и своими сделаться Богу. – Говорю же вам сие не потому, чтоб повелевал вам не учиться: ибо и этого требую, и сам же дал вам подробные правила, чему и как учиться; но чтоб показать, что первым должно быть то, а это после того, и то должно считать делом, а это приделком. Господь Бог наш, препоясующий силою немощных, от «гноища возвышающий убогого» (Пс. 12, 7) и нас новорожденных в благочестии день за днем преобразующий в «мужа совершенна,» и нас да преисполнит мужеской к тому силою и совершенными да явит, паче нашего достоинства.

31. Апостол учит нас искать все большего и большего совершенства (Кол.. 3, 1). Не перестанем же искать, чего еще недостает в нас, но позаботимся паче и паче преуспевать и богатиться всяким добром. Если ты звезда, старайся сделаться солнцем; если ты уже внутрь двора Божия находишься и причислен к спасаемым, старайся достигнуть того, чтоб тебе быть поставленным над пятью или десятью городами. Умножь талант свой, чтоб стать над многими; возлюби много, да много и дастся тебе; будь верным рабом Господа, да над всеми, кои в доме, первенствуешь. Таковы божественные гласы, страшные, – и когда слышишь их, и когда помышляешь о них, – славу из славы предуказующие нам.

32. Возмогайте против дьявола и отражайте его на вас устремления. Слышал я, что многие из вас вдаются в празднословие и в вечерних сходках без смущения предаются смехотворству; а это пагубно и для делающего сие и для участвующего в сем. Кто-нибудь из вас привносит слово смехотворное, и бессловесный смех тотчас от одного раздражается у всех. И дьявол радуется: ибо он тут командир и ему угождение доставляется тем; а Господь со Св. Ангелами Своими устыждается при таком худодействовании вашем. Побойтесь Бога и остепенитесь. Если это не правда, докажите мне, что лгу, и я замолчу; если же правда, начните блюстись от сего. Почему не обуздываете вы словоохотливости и не храните молчания, не говоря ничего, пока не спросят вас? Верно не знаете сладости молчания, которое душу молчащего исполняет радованием паче всякой радости: ибо таковой имеет собеседником Духа Святого. Вы думаете, что это малость, и не знаете, что тут совмещается всякое зло. Ибо, как изрек божественный Иаков, язык – «неудержимо зло, исполнь яда смертоносна», и обуздывающий его «совершен муж» (Иак. 3, 2. 8). Не огорчайтесь же на меня, хотя я и огорчаю вас. Я отец вам; и скажу вам словами Св. Павла: «кто есть веселяй мя, точью приемляй скорбь от Мене (2Кор. 2, 2). Взялись вы разговаривать? – хорошо; но говорите о тропарях и стихирах, рассказывайте святые истории, рассуждайте о вещах полезных и о делах, вам предлежащих. Говорить же о каком-нибудь поле или огороде, о быке или стойле, или о другом чем к чему вам? Кому нужно об этом спрашивать, и кто может дать на это настоящий ответ? – Но один спросил ни с того, ни с сего, другой повторил вопрос, – и пошли пусторечить, что и удержи нет. Лучше уж сидите в келье и молчите. Молчащий, повторю еще, имеет Духа Божия сожителем себе, противное же сему – явно.

49. 1) Картина страданий ради нас спасителя: слава и благодарение Ему! – 2) По случаю перемены послушаний, слово к ропщущим на это и непокоривым. – 3) На словах, все всё готовы делать, а на деле не все: – укор. [1, 53]

33. Се вводимся мы паки во святую и великоименитую седмицу действенного воспоминания страстей Христовых, и снова научаемся, что и сколько, и чего ради благоволил потерпеть за нас Господь славы, Бог и Создатель наш. И какая окаменелая душа не сокрушится и не содрогнется, представляя, как Господь предается учеником, отдается в руки беззаконных, связуется воинской рукой, ведется в судилище, обвиняется истина сый, слышит: льстец и злодей. Спаситель всех – ударяется в ланиту и сносит, оплевывается и не противится, терновым венцом облагается преболезненно и не опаляет дерзких, в багряницу одевается, как царь и как злодей бьется тростью, наконец распинается, копьем прободается, смерти вкушает жизнь всех; но вскоре за тем восстает, восставляя и нас от падения нашего и поставляя в непресекаемое бессмертие. О, Господи Боже наш и Создателю! Что равное принесем Тебе мы – прах и пепел?! По безмерно богатой благости Своей, не презрел Ты погибающего создания Своего, но благоволил придти и спасти нас образом крайнего и неизглаголанного смирения. И се, в чувстве спасения и силы, от Тебя приятой, грешными устами и недостойными приносим Тебе хвалу и благодарение, преисполняющее нас.

34. Произошла у нас перемена послушаний: один к одному, другой к другому переведен послушанию, новому для него. Сделано так по отцепреданному правилу: ибо сим образом наилучше сохраняется и укрепляется братолюбие, единодушие и единомыслие. – Но некоторые из вас приняли это без обременения, а другим это показалось тяжело; потому что те привыкли отсекать свою волю, а эти оказались неприготовленными к сему, – те не пристращались к послушанию, и им все равно, к чему ни приставь их, а этим одно послушание нравится, а другое нет, и одно считают они почетным, а другое унизительным. Из этих впрочем последних одни, поскорбев немного, преодолели себя и помирились с новым для них назначением, а другие все еще упорничают и стоят на своем нехотении подчиниться новому порядку. – Ко всем вам вот мое смиренное слово! Те, которые приняли наше распоряжение, как бы оно исходило от Бога и, отсекши волю свою, с готовностью приступили к тому, что кому назначено, блаженны, благоприятны и нам и Господу, и равны мученикам – настояще, а не мнимо только. Те, которые, приняв его сначала с неудовольствием и скорбью, скоро потом со смирением обратились на лучшее, и эти добрыми явили себя борцами, принесшими Богу кровеизлияние. Третьи же, все еще остающиеся в непокоривости и сплетающие оправдания себе, внушаемые им страстями их, отпадшие суть, о коих праведно сказать, что они не суть и не были от нас.

35. Господь сказал: «не всяк, глаголяй Ми, Господи, Господи, внидет в Царствие Небесное, но творяй волю Отца Моего, Иже есть на небесех» (Мф. 7, 21). И еще: «аще любите Мя, заповеди Моя соблюдите» (Ин. 14, 15). Применительно к сему и я говорю вам, что не всяк, говорящей мне: отче – отче, ученик мой есть, и что только тот любит меня, кто исполняет мои распоряжения. Не будем любомудры на словах, а когда дойдет до дела, оказываться чуждыми того, что говорим. Сколько раз приходилось мне слышать от вас: кровь свою прольем, умрем за тебя, если хочешь, в море бросимся, если хочешь, нагими будем ходить, если хочешь, камни будем есть, если хочешь, члены свои отдадим на отсечение. Слушая это, радуюсь бывало и благодарю Бога; но потом, когда пришедши, находил вас несхожими с словами, плакал и рыдал, приговаривая: люди эти устами благословляют меня, сердце же их далеко отстоит от меня. Не про всех вас говорю так: ибо испытал благопокорливость многих, как Ангелов Божиих, но про тех других; но и они не все и не всегда бывают упорны в своих желаниях. Говорю же обще, чтоб наперед быть нам всем во всем правыми. Взыщите же праотческих пределов, коим всегда верными пребывали отцы наши пред Богом. Им подражайте. Если не будете так действовать, то по исходе своем не сподобитесь сопровождения Ангелов святых и не будете вселены посреди отцов ваших: ибо каков кто здесь, таким явится и там. Знаю, что вы все желаете спасться и состоите в числе спасаемых. Будем же тещи добре, и подпадая искушению, не дадим себе падать; если же споткнемся, встанем поскорее, и если задремлем, пробудимся. Не осуждаю вас; но почитаю рабами Божиими и ношу в сердце моем.


Источник: Добротолюбие : в русском переводе : [в 5 т.]. - Изд. 4-е. - Москва : Изд-во Сретенского моностыря, 2010. / Т. 4. – 608 с. ISBN 978-5-7533-0414-8

Комментарии для сайта Cackle