Страст­ная сед­ми­ца. Ве­ли­кий Понедельник

• Ве­чер­ня
• Ма­лое повечерие
• Утре­ня
• 6‑й час

В НЕДЕ­ЛЮ ВА­ИЙ ВЕЧЕРА,

В НЕДЕ­ЛЮ ВА­ИЙ НА ВЕЧЕРНЕ

На Гос­по­ди воз­звах, по­ста­вим сти­хов 6, и по­ем са­мо­глас­ны три, по­вто­ря­ю­ще сия, глас 8: На Гос­по­ди воз­звах: сти­хи­ры на 6; и по­ем три са­мо­глас­на, по­вто­ряя их, глас 8:
Радуй­ся и ве­се­ли­ся гра­де Си­оне: / кра­суй­ся и ра­дуй­ся Церкве Бо­жия: / се бо Царь твой при­и­де в прав­де, / на жре­бя­ти се­дя, от де­тей вос­пе­ва­е­мый: / осан­на в выш­них, бла­го­сло­вен еси / Име­яй мно­же­ство щед­рот, по­ми­луй нас. Радуй­ся и ве­се­лись град Си­он, / ли­куй и тор­же­ствуй Цер­ковь Бо­жия! / Ибо вот, при­шел Царь Твой пра­вед­ный, / вос­се­да­ю­щий на мо­ло­дом осле / и детьми при­вет­ству­е­мый в пес­ни: / “Осан­на в выш­них, бла­го­сло­вен Ты, / име­ю­щий ми­ло­сер­дие без­мер­ное, по­ми­луй нас!” (2)
При­и­де Спас днесь во град Иеру­са­лим, / ис­пол­ни­ти Пи­са­ние / и вси при­я­ша в ру­ки ва­иа: / ри­зы же под­сти­ла­ху Ему, / ве­ду­ще, яко Той есть Бог наш, / Ему­же хе­ру­ви­ми во­пи­ют непре­стан­но: / осан­на в выш­них, бла­го­сло­вен еси / Име­яй мно­же­ство щед­рот, по­ми­луй нас. При­шел Спа­си­тель в сей день во град Иеру­са­лим, / что­бы ис­пол­нить Пи­са­ние, / и все взя­ли в ру­ки паль­мо­вые вет­ви / и одеж­ды рас­сти­ла­ли пе­ред Ним, / зная, что Он – Бог наш, / Ко­то­ро­му Хе­ру­ви­мы взы­ва­ют непре­стан­но: / “Осан­на в выш­них, бла­го­сло­вен Ты, / име­ю­щий ми­ло­сер­дие без­мер­ное, по­ми­луй нас!” (2)
На хе­ру­ви­мех но­си­мый, и пе­ва­е­мый от се­ра­фим, / воз­сел еси на жре­бя Да­вид­ски Бла­же, / и де­ти Тя вос­пе­ва­ху Бо­го­леп­но, / иудее же ху­ля­ху без­за­кон­но: / стро­пот­ное язы­ков, се­да­ли­ще жреб­ца про­об­ра­зо­ва­ше, / из неве­рия в ве­ру пре­тво­ря­е­мое: / сла­ва Те­бе Хри­сте, / Едине Ми­ло­сти­ве и Человеколюбче. На Хе­ру­ви­мах Но­си­мый / и вос­пе­ва­е­мый Се­ра­фи­ма­ми, / Ты, Бла­гой, вос­сел на мо­ло­дом осле, как Сын Да­ви­дов, / и де­ти вос­пе­ва­ли Те­бя, как по­до­ба­ет сла­вить Бо­га, / Иудеи же по­но­си­ли без­за­кон­но. / Си­де­ние же на необъ­ез­жен­ном ослен­ке / про­об­ра­зо­ва­ло, что без­удерж­ные языч­ни­ки / от неве­рия к ве­ре из­ме­ня­ют­ся. / Сла­ва Те­бе, Хри­сте, / Еди­ный Ми­ло­сти­вый и Че­ло­ве­ко­лю­бец! (2)
Сла­ва: Ра­дуй­ся и ве­се­ли­ся гра­де Си­оне: / кра­суй­ся и ра­дуй­ся Церкве Бо­жия: / се бо Царь твой при­и­де в прав­де, / на жре­бя­ти се­дя, от де­тей вос­пе­ва­е­мый: / осан­на в выш­них, бла­го­сло­вен еси / Име­яй мно­же­ство щед­рот, по­ми­луй нас. Сла­ва: Ра­дуй­ся и ве­се­лись град Си­он, / ли­куй и тор­же­ствуй Цер­ковь Бо­жия! / Ибо вот, при­шел Царь Твой пра­вед­ный, / вос­се­да­ю­щий на мо­ло­дом осле / и детьми при­вет­ству­е­мый в пес­ни: / “Осан­на в выш­них, бла­го­сло­вен Ты, / име­ю­щий ми­ло­сер­дие без­мер­ное, по­ми­луй нас!”
И ныне: На хе­ру­ви­мех но­си­мый, и пе­ва­е­мый от се­ра­фим, / воз­сел еси на жре­бя Да­вид­ски Бла­же, / и де­ти Тя вос­пе­ва­ху Бо­го­леп­но, / иудее же ху­ля­ху без­за­кон­но: / стро­пот­ное язы­ков, се­да­ли­ще жреб­ца про­об­ра­зо­ва­ше, / из неве­рия в ве­ру пре­тво­ря­е­мое: / сла­ва Те­бе Хри­сте, / Едине Ми­ло­сти­ве и Человеколюбче. И ныне: На Хе­ру­ви­мах Но­си­мый / и вос­пе­ва­е­мый Се­ра­фи­ма­ми, / Ты, Бла­гой, вос­сел на мо­ло­дом осле, как Сын Да­ви­дов, / и де­ти вос­пе­ва­ли Те­бя, как по­до­ба­ет сла­вить Бо­га, / Иудеи же по­но­си­ли без­за­кон­но. / Си­де­ние же на необъ­ез­жен­ном ослен­ке / про­об­ра­зо­ва­ло, что без­удерж­ные языч­ни­ки / от неве­рия к ве­ре из­ме­ня­ют­ся. / Сла­ва Те­бе, Хри­сте, / Еди­ный Ми­ло­сти­вый и Человеколюбец!
Вход. Про­ки­мен обыч­ный: Се ныне благословите: Вход. Про­ки­мен дня: Бла­го­слов­ляй­те ныне:

На сти­ховне сти­хи­ры са­мо­глас­ны, глас 2:

На сти­ховне сти­хи­ры са­мо­глас­ны, глас 2:

От вет­вий и ва­ий, яко от Бо­же­ствен­на празд­ни­ка, / в Бо­же­ствен­ный пре­шед­ше празд­ник, / к чест­но­му Хри­сто­вых стра­стей, / вер­нии, сте­цем­ся та­ин­ству спа­си­тель­но­му: / и Се­го ви­дим за нас страсть тер­пя­ща воль­ную, / То­му же пе­ние по­доб­ное / бла­го­да­ря­ще вос­по­им, умиль­но зо­ву­ще: / бла­го­у­тро­бия ис­точ­ни­че, и спа­се­ния при­ста­ни­ще, / Гос­по­ди сла­ва Тебе. От по­бе­гов паль­мо­вых и вет­вей / как от Бо­же­ствен­но­го празд­ни­ка / к ино­му Бо­же­ствен­но­му празд­ни­ку прейдя, / к свя­щен­но­му стра­стей Хри­сто­вых та­ин­ству спа­си­тель­но­му, / со­бе­рем­ся вер­ные, / и взо­ром по­сле­ду­ем за Ним, / за нас тер­пя­щим стра­да­ние доб­ро­воль­ное, / и песнь по­до­ба­ю­щую Ему / бла­го­дар­ствен­но вос­по­ем, взы­вая: / “Ми­ло­сер­дия ис­точ­ник и при­стань спа­се­ния, / Гос­по­ди сла­ва Тебе!”
Стих: Вос­пой­те Гос­по­де­ви песнь но­ву, яко див­на со­тво­ри Господь. Стих: Вос­пой­те Гос­по­ду песнь но­вую, / ибо див­ное со­тво­рил Гос­подь. Пс 97:1А
Глас 3: Страш­но еже впа­сти в ру­це Бо­га жи­ва: / Сей су­дия есть по­мыш­ле­ний и мыс­лей сер­деч­ных. / Ник­то­же да вни­дет ис­ку­ша­яй ве­ру непо­роч­ную, / но в кро­то­сти и стра­се Хри­сту при­сту­пим, / да при­и­мем ми­лость, и бла­го­дать об­ря­щем, / во бла­го­вре­мен­ную помощь. Глас 3: Страш­но впасть в ру­ки Бо­га жи­во­го: / Он — су­дия дви­же­ний и мыс­лей серд­ца! / Да не вой­дет ни­кто, ис­пы­ты­ва­ю­щий ве­ру непо­роч­ную, / но в кро­то­сти и стра­хе ко Хри­сту при­сту­пим, / что­бы ми­лость по­лу­чить и об­ре­сти бла­го­дать / для бла­го­вре­мен­ной помощи.
Стих: Ви­де­ша вси кон­цы зем­ли спа­се­ние Бо­га нашего. Стих: Уви­де­ли все кон­цы зем­ли / спа­се­ние Бо­га на­ше­го. Пс 97: 3В
Глас 7: Сон­ми­це лу­ка­вая и пре­лю­бо­дей­ная, / сво­е­му Му­жу не со­хран­шая ве­ру, / что дер­жи­ши за­вет, его­же не бы­ла еси на­след­ни­ца? / Что хва­ли­ши­ся о От­це, Сы­на от­верг­ша­я­ся? / Про­ро­ки не при­я­ла еси, Сы­на воз­ве­стив­шия. / Поне сво­их чад усра­ми­ся, си­це во­пи­ю­щих: / осан­на Сы­ну Да­ви­до­ву, / бла­го­сло­вен Гря­дый во имя Господне. Глас 7: Си­на­го­га лу­ка­вая и пре­лю­бо­дей­ная, / вер­но­сти сво­е­му Му­жу не со­хра­нив­шая! / Что дер­жишь­ся За­ве­та, / ко­то­ро­го не ста­ла на­след­ни­цей? / Что хва­лишь­ся От­цом, Сы­на от­верг­шая? / Не при­ня­ла Ты про­ро­ков, о Сыне воз­ве­стив­ших! / Хо­тя бы де­тей сво­их усты­дись, так взы­ва­ю­щих: / “Осан­на Сы­ну Да­ви­до­ву, / бла­го­сло­вен Гря­ду­щий во имя Господне!”
Сла­ва, глас 2: От вет­вий и ва­ий, яко от Бо­же­ствен­на празд­ни­ка, / в Бо­же­ствен­ный пре­шед­ше празд­ник, / к чест­но­му Хри­сто­вых стра­стей, / вер­нии, сте­цем­ся та­ин­ству спа­си­тель­но­му: / и Се­го ви­дим за нас страсть тер­пя­ща воль­ную, / То­му же пе­ние по­доб­ное / бла­го­да­ря­ще вос­по­им, умиль­но зо­ву­ще: / бла­го­у­тро­бия ис­точ­ни­че, и спа­се­ния при­ста­ни­ще, / Гос­по­ди сла­ва Тебе. Сла­ва, глас 2: От по­бе­гов паль­мо­вых и вет­вей / как от Бо­же­ствен­но­го празд­ни­ка / к ино­му Бо­же­ствен­но­му празд­ни­ку прейдя, / к свя­щен­но­му стра­стей Хри­сто­вых та­ин­ству спа­си­тель­но­му, / со­бе­рем­ся вер­ные, / и взо­ром по­сле­ду­ем за Ним, / за нас тер­пя­щим стра­да­ние доб­ро­воль­ное, / и песнь по­до­ба­ю­щую Ему / бла­го­дар­ствен­но вос­по­ем, взы­вая: / “Ми­ло­сер­дия ис­точ­ник и при­стань спа­се­ния, / Гос­по­ди сла­ва Тебе!”
И ныне, глас 3: Страш­но еже впа­сти в ру­це Бо­га жи­ва: / Сей су­дия есть по­мыш­ле­ний и мыс­лей сер­деч­ных. / Ник­то­же да вни­дет ис­ку­ша­яй ве­ру непо­роч­ную, / но в кро­то­сти и стра­се Хри­сту при­сту­пим, / да при­и­мем ми­лость, и бла­го­дать об­ря­щем, / во бла­го­вре­мен­ную помощь. И ныне, глас 3: Страш­но впасть в ру­ки Бо­га жи­во­го: / Он — су­дия дви­же­ний и мыс­лей серд­ца! / Да не вой­дет ни­кто, ис­пы­ты­ва­ю­щий ве­ру непо­роч­ную, / но в кро­то­сти и стра­хе ко Хри­сту при­сту­пим, / что­бы ми­лость по­лу­чить и об­ре­сти бла­го­дать / для бла­го­вре­мен­ной помощи.
Ныне от­пу­ща­е­ши: И по От­че наш, тро­парь: Бо­го­ро­ди­це Де­во ра­дуй­ся: И про­чая яко обыч­но. И обыч­ныя поклоны.

Вест­но бу­ди, яко Бо­го­ро­ди­це Де­во: и про­чая, со слад­ко­пе­ни­ем по­ют­ся, во свя­тыя Че­ты­ре­де­сят­ни­цы Неде­ли, та­кож­де и в на­сто­я­щую. В про­чия же дни Ве­ли­кия сед­ми­цы по­ско­ру глаголются.

Ныне от­пус­ка­ешь: Три­свя­тое, по От­че наш: И обыч­ное окон­ча­ние утре­ни по уста­ву св. Че­ты­ре­де­сят­ни­цы с тро­па­ря­ми Бо­го­ро­ди­ца Де­ва, ра­дуй­ся: и поклонами.

От­пуст:

Гря­дый Гос­подь на воль­ную страсть, на­ше­го ра­ди спа­се­ния, Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, мо­лит­ва­ми пре­чи­стыя Сво­ея Ма­те­ре, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­стол, свя­тых пра­вед­ных Бо­го­отец Иоаки­ма и Ан­ны, и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сет нас, яко Благ и Человеколюбец.

От­пуст:

Гос­подь, иду­щий на доб­ро­воль­ное стра­да­ние на­ше­го ра­ди спа­се­ния, – Хри­стос ис­тин­ный Бог наш, – по мо­лит­вам пре­чи­стой Сво­ей Ма­те­ри, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­сто­лов, свя­тых и пра­вед­ных Бо­го­от­цов Иоаки­ма и Ан­ны и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сет нас, как бла­гой и Человеколюбец.

Тот же от­пуст про­из­но­сит­ся в по­не­дель­ник, втор­ник и среду.

В НЕДЕ­ЛЮ ВА­ИЙ ВЕЧЕРА

В НЕДЕ­ЛЮ ВА­ИЙ НА ПОВЕЧЕРИИ

По­ве­че­рие гла­го­лем ма­лое, на нем­же по­ем три­пес­нец гос­по­ди­на Ан­дреа Крит­ска­го. Ир­мос по два­жды. Тро­па­ри ко­ли­ко их есть. И по­сле­ди ир­мос оба ли­ка вку­пе. Та­кож­де тво­рим и в про­чия Ве­ли­кия сед­ми­цы ве­че­ры, на По­ве­че­рии. Глас 8. По­ве­че­рие со­вер­шат­ся ма­лое и на нем по­ет­ся три­пес­нец пре­по­доб­но­го Ан­дрея Крит­ско­го. Ир­мо­сы ис­пол­ня­ют­ся два­жды, а тро­па­ри — сколь­ко их есть. В кон­це по­ют ир­мос оба хо­ра вме­сте. Так­же и в про­чие дни Страст­ной сед­ми­цы на по­ве­че­ри­ях. Глас 8.

Песнь 1.

Ир­мос: Со­кру­шив­ше­му бра­ни мыш­цею Сво­ею / и про­вед­ше­му Из­ра­и­ля скво­зе Черм­ное мо­ре / по­им Ему, яко Из­ба­ви­те­лю на­ше­му Бо­гу, / яко прославися.

Песнь 1

Ир­мос: Со­кру­шив­ше­му вра­га в бит­ве мыш­цею Сво­ею / и про­вед­ше­му Из­ра­иль че­рез Крас­ное мо­ре, / вос­по­ем Ему, как Из­ба­ви­те­лю на­ше­му Бо­гу, / ибо Он прославился!

Иоси­фо­во це­ло­муд­рие под­ра­жа­им вер­нии, / ра­зу­ме­им По­чет­ша­го че­ло­ве­че­ское сло­вес­ное су­ще­ство, / вся­цем хра­не­ни­ем по­жив­ше доб­ро­де­те­лию действительною. Цело­муд­рию Иоси­фа под­ра­жать бу­дем, вер­ные; / по­зна­ем По­чтив­ше­го ра­зу­мом че­ло­ве­че­ское есте­ство, / про­во­дя жизнь со вся­кой осто­рож­но­стью, / в де­я­тель­ной добродетели.
Доб­рых неде­ла­ние упо­до­би­ся смо­ков­ни­це: / се­го убо укло­ним­ся, да не из­схнем яко­же она то­гда, / со­бо­ри­ще лист­ви­ем по­кры­ва­ю­ще­е­ся преднаписующая. Неис­пол­не­ние доб­рых дел упо­доб­ля­ет нас смо­ков­ни­це: / укло­ним­ся же от то­го, / что­бы не ис­сох­нуть, как неко­гда она, / си­на­го­гу, од­ни­ми ли­стья­ми по­кры­тую предначертавшая.
Об­раз Вла­ды­чень под­пи­суя Иосиф, в ров ввер­жен бы­ва­ет, / про­да­ет­ся от срод­ник, вся тер­пит прис­но­па­мят­ный, / во об­раз по­и­стинне Христов. Об­раз Вла­ды­ки на­чер­ты­вая, Иосиф / в ров ввер­га­ет­ся, род­ны­ми про­да­ет­ся, / все тер­пит, слав­ный, / как по­ис­ти­не про­об­раз Христов.
Смо­ков­ни­цы без­п­лод­ствия убе­жав­ше бра­тие, ра­зу­ме­им об­раз, / да не из­схнем яко­же она то­гда, / егда воз­вра­ща­я­ся Че­ло­ве­ко­лю­бец при­и­де к ней алча. Бес­пло­дия смо­ков­ни­цы из­бег­нув, бра­тия, / ура­зу­ме­ем этот при­мер, / что­бы не ис­сох­нуть, как она то­гда, / ко­гда, ис­пы­ты­вая го­лод, Че­ло­ве­ко­лю­бец / к ней на пу­ти в го­род подошел.
Иисус за мир тща­ся по­стра­да­ти во­лею, / идет со уче­ни­ки Сво­и­ми во град Иеру­са­лим к воль­ней стра­сти, / юже при­и­де пострадати. Иисус, спе­ша за мир по­стра­дать по Сво­ей во­ле, / идет с уче­ни­ка­ми Сво­и­ми во град Иеру­са­лим / на доб­ро­воль­ное стра­да­ние, / ко­то­рое Он при­шел претерпеть.
При­ле­пив­ше­ся Гос­по­де­ви вся тща­ще­му­ся по­стра­да­ти, / го­то­ви бу­дем на опле­ва­ние, на по­ру­га­ния, и на уни­чи­же­ния, / яко да пре­чи­сты­ми Его страстьми спро­сла­вим­ся вернии При­со­еди­нив­шись к Гос­по­ду, / все пре­тер­петь стре­мя­ще­му­ся, / го­то­вы бу­дем к глум­ле­нию над со­бой, / к опле­ва­нию, к осме­я­нию (и к уни­же­нию), / что­бы с Его пре­чи­стым стра­да­ни­ем / вме­сте про­сла­вить­ся, верные.
Страстьми стра­сти ис­це­ля­ет, По­стра­да­вый о нас: / хо­тя бо про­из­во­дит, на на­ше су­ще­ство че­ло­ве­че­ское, / жи­во­твор­ная Своя стра­да­ния, да мы спасемся. Стра­сти стра­да­ни­я­ми ис­це­ля­ет По­стра­дав­ший за нас: / ибо Он по во­ле Сво­ей при­ни­ма­ет / в свой­ствен­ном нам че­ло­ве­че­ском есте­стве / Свои жи­во­тво­ря­щие стра­сти, / что­бы мы спаслись.
Сла­ва: Три без­на­чаль­на про­слав­ляю, три Свя­та пою, / три со­прис­но­сущ­на во еди­ном Су­ще­стве про­по­ве­даю: / Един бо во От­це, Сыне и Ду­се сла­во­сло­вит­ся Бог. Сла­ва: Трех Без­на­чаль­ных слав­лю, / вос­пе­ваю Трех Свя­тых, / про­по­ве­дую Трех рав­но веч­ных во еди­ном су­ще­стве; / ибо во От­це, Сыне и Ду­хе / про­слав­ля­ет­ся еди­ный Бог.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Жезл убо Мо­и­сеов, и жезл Ааро­нов, стран­ное пре­тво­ре­ние, / и па­че ума смот­ре­ние име­ша: / Твое же чре­во Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, / рож­де­ство об­нов­ля­ет новое. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Жезл Мо­и­се­ев и жезл Ааро­нов / необы­чай­ное пре­вра­ще­ние пре­тер­пе­ли / и по­слу­жи­ли про­мыс­лу, пре­вы­ша­ю­ще­му ум; / чре­во же Твое, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца, / впер­вые яв­ля­ет небы­ва­лое рождество!

Се­да­лен, глас 4. По­до­бен: Явил­ся еси:

Се­да­лен, глас 4

Смоков­ни­цы осуж­де­ние да не пред­ва­рит тя, / но бла­гия пло­ды пот­щи­ся / серд­ца броз­да­ми ду­ше твор­цу Тво­е­му Хри­сту воз­ве­сти, / в по­ка­я­нии Ему приносящи. Вина смо­ков­ни­цы да не па­дет на те­бя, ду­ша, / но по­ста­рай­ся про­из­ве­сти из бо­розд серд­ца / доб­рые пло­ды Со­зда­те­лю сво­е­му Хри­сту, / в по­ка­я­нии их Ему принося.

Песнь 8.

Ир­мос: На го­ре свя­тей про­слав­ль­ша­ся, / и в ку­пине ог­нем Прис­но­де­вы Мо­и­сео­ви тай­ну яв­ль­ша­го, / Гос­по­да пой­те / и пре­воз­но­си­те во вся веки.

Песнь 8

Ир­мос: На го­ре свя­той Про­сла­вив­ше­го­ся / и ог­нем в ку­сте тер­но­вом / Мо­и­сею Прис­но­де­вы та­ин­ство явив­ше­го — / Гос­по­да пой­те и пре­воз­но­си­те во все века.

Це­ло­муд­ри­ем укра­сив­ше жи­тие, / и муд­ро­стию со­хра­нив­ше ве­ру, / прав­ды нра­вы взы­щем, / да в му­же­стве спо­сле­ду­ю­ще, / Хри­сто­ви сраспнемся. Це­ло­муд­ри­ем укра­сив жизнь / и рас­су­ди­тель­но­стию со­хра­нив ве­ру, / пра­вед­ность нра­ва по­ка­жем, / что­бы с му­же­ством сле­дуя за Хри­стом, / с Ним сораспяться.
Дру­гую Еву об­рет егип­тя­ны­ню, / не по­бе­ди­ся к непо­доб­но­му де­я­нию пат­ри­арх Иосиф, / но ста яко­же некий ада­мант, / от стра­стей не ят греховных. Дру­гую Еву встре­тив в егип­тян­ке, / не скло­нил­ся к непра­вед­но­му де­лу пат­ри­арх Иосиф, / но усто­ял, как некий ал­маз, / не улов­лен­ный стра­стя­ми греховными.
Пре­хо­дя жи­тей­ская ше­ствия Спа­се мой, / взал­кал еси во­лею, спа­се­ния всех же­лая: / се­го бо взал­кал еси, об­ра­ще­ния от Те­бе удаленных. Про­хо­дя жиз­нен­ны­ми пу­тя­ми, Спа­си­тель мой, / Ты го­лод ис­пы­тал по Сво­ей во­ле, / стре­мясь к спа­се­нию всех; / ибо то­го Ты ал­кал: / об­ра­ще­ния от Те­бя удалившихся.
Пра­о­тец вкуш от дре­ва, яко по­зна­ся наг и по­срам­лен, / лист­вие смо­ков­ное взем пре­по­я­са­ся: / со­бо­ри­ще бо об­на­жен­ное Хри­ста проображашеся. Пра­о­тец, вку­сив от дре­ва, / ко­гда осо­знал, что наг он и по­сты­жен, / ли­стья смо­ков­ни­цы взяв, опо­я­са­ся: / и тем про­об­ра­зо­вал си­на­го­гу, / се­бя об­на­жив­шую от­вер­же­ни­ем Христа.
Го­то­ви­ся ду­ше преж­де ис­хо­да, / устрой се­бе ко оно­му жи­тию: / и Хри­сту те­бе ра­ди по­стра­да­ти тща­ще­му­ся, да тя про­сла­вит, / пот­щи­ся спо­стра­да­ти, и срас­пя­ти­ся, и умрети. Го­товь­ся, ду­ша преж­де ис­хо­да, / к жиз­ни та­мош­ней сна­ря­жай се­бя; / и со Хри­стом, стре­мя­щим­ся за те­бя пре­тер­петь стра­да­ние, / по­спе­ши по­стра­дать, и быть рас­пя­тым, и уме­реть, / что­бы Он про­сла­вил тебя.
Ка­ко не ужас­нет­ся смерть, Спа­се мой? / Ка­ко не убо­ит­ся ад сре­тый Тя, / по бла­го­из­во­ле­нию к стра­сти тща­ща­го­ся, / и о непра­вед­ных пра­вед­на Тя зря по­стра­да­ти пришедша? Как не со­дрог­нет­ся смерть, Спа­си­тель мой? / Как не убо­ит­ся ад встре­чая Те­бя, / по бла­го­во­ле­нию Сво­е­му к стра­да­нию спе­ша­ще­го, / и ви­дя Те­бя, пра­вед­но­го, / за непра­вед­ных по­стра­дать пришедшего?
Ла­за­ре­во во­ста­ние ви­дев­ше иудеи, свя­щен­ни­цы и ле­ви­ти / клят­вен­ное со­гла­сие за­ви­стию уго­тов­ль­ше, ле­стию пре­да­тель­ства, / Хри­ста пре­да­ша на смерть Пилату. Вос­кре­се­ние Ла­за­ря ви­дев­шие: / Иудеи, свя­щен­ни­ки и ле­ви­ты, / устро­ив по за­ви­сти сго­вор о пре­да­тель­стве ко­вар­ном, / Хри­ста на смерть пре­да­ва­ли Пилату.
Аг­ни­ца Твоя и Ра­ба и Де­ва, / к стра­сти Тя устрем­ля­ю­ща­ся ви­дя­щи, / и ду­шу о нас по­ла­га­ю­ща, до­бра­го Пас­ты­ря, / утро­бою Ма­тер­нею по Те­бе рыдаше. Аг­ни­ца Твоя, и Ра­ба, и Де­ва, / ви­дя Те­бя, устрем­ля­ю­ще­го­ся к стра­да­нию, / и ду­шу за нас по­ла­га­ю­ще­го доб­ро­го Пас­ты­ря, / серд­цем ма­те­рин­ским о Те­бе терзалась.
Бла­го­сло­вим От­ца и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха, Господа. Бла­го­сло­вим От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха, Господа.
Тро­и­чен: Яко Еди­ни­цу Су­ще­ством пою Тя, / яко Тро­и­цу Ли­цы Тя чту, / От­че, и Сыне, и Ду­ше Пре­свя­тый: / без­на­чаль­ную дер­жа­ву Тво­е­го Цар­ствия слав­лю во веки. Тро­и­чен: Как Еди­ни­цу Су­ще­ством вос­пе­ваю Те­бя, / как Тро­и­цу Лиц Те­бя по­чи­таю, / От­че, и Сын, и Дух Все­свя­той: / без­на­чаль­ную власть Тво­е­го Цар­ства я слав­лю вовеки.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Мо­лит Тя Хри­сте Бо­го­ро­ди­ца, / мо­лит уче­ник Тво­их со­бор: / Твой мир да­руй ми­ро­ви Тво­е­му, / и щед­ро­ты Твоя по­даждь нам бо­гат­но во веки. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Мо­лит Те­бя, Хри­сте, Бо­го­ро­ди­ца, / умо­ля­ет уче­ни­ков (Тво­их) сонм: / Твой мир да­руй ми­ру Тво­е­му, / и со­стра­да­ние Твое яв­ляй нам обиль­но вовеки.
Хва­лим, бла­го­сло­вим, по­кла­ня­ем­ся Гос­по­де­ви, по­ю­ще, и пре­воз­но­ся­ще во вся веки. Хва­лим, бла­го­слов­ля­ем, по­кло­ня­ем­ся Гос­по­ду, вос­пе­вая и пре­воз­но­ся Его во все века.
Ир­мос: На го­ре свя­тей прославльшася: Ир­мос: На го­ре свя­той Прославившегося:

Песнь 9.

Ир­мос: Чуж­де ма­те­рем дев­ство, / и стран­но де­вам де­то­рож­де­ние; / на Те­бе, Бо­го­ро­ди­це, / обоя устро­и­ша­ся. / Тем Тя, вся пле­ме­на зем­ная, / непре­стан­но величаем.

Песнь 9

Ир­мос: Чуж­дое ма­те­рям дев­ство / и несвой­ствен­ное де­вам де­то­рож­де­ние – / то и дру­гое со­вер­ши­лось на Те­бе, Бо­го­ро­ди­ца: / по­то­му все мы, пле­ме­на зем­ные, / непре­стан­но Те­бя величаем.

Чуж­де есть нече­сти­вым це­ло­муд­рие, / и стран­но пра­вед­ни­ком за­ко­но­пре­ступ­ле­ние, / Иосиф же ве­ли­кий укло­ни­ся гре­ха, / и це­ло­муд­рия бысть об­раз, / и по­до­бие во­ис­тин­ну Христово. Чуж­до нече­сти­вым це­ло­муд­рие, / и несвой­ствен­но пра­вед­ни­кам за­ко­но­пре­ступ­ле­ние; / Иосиф же ве­ли­кий укло­нил­ся от гре­ха / и сде­лал­ся об­ра­зом це­ло­муд­рия / и по­до­би­ем во­ис­ти­ну Христовым.
Чуж­де есть без­за­кон­ни­ком бла­го­за­ко­ние, / и стран­но невер­ным Бо­го­ра­зу­мие: / иудее же сия от­ри­ну­ша за без­за­ко­ние. / Тем­же и еди­ни са­ми на­сле­до­ва­ша, яко­же смо­ков­ни­ца, клятву. Чуж­да без­за­кон­ни­кам спра­вед­ли­вость, / и несвой­ствен­но невер­ным бо­го­ве­де­ние; / Иудеи же это от­верг­ли по без­за­ко­нию. / По­то­му и са­ми уна­сле­до­ва­ли / как смо­ков­ни­ца проклятие.
Взал­ка че­ло­ве­че­ска­го спа­се­ния, / хлеб сый жиз­ни, Хри­стос и Бог мой. / Тем­же смо­ков­ни­цу пред­ва­рив, без­п­лод­ное со­бо­ри­ще, / лист­ви­ем об­раст­шую за­кон­но, яко ви­де, проклят. Взал­кал че­ло­ве­че­ско­го спа­се­ния / Хри­стос, хлеб жиз­ни ис­тин­ный и Бог мой. / И, как преж­де смо­ков­ни­цу, бес­плод­ную си­на­го­гу, / по­кры­ва­ю­щу­ю­ся ли­стья­ми за­ко­на, / ко­гда уви­дел, проклял.
За­кон­ное непло­дие про­клял еси, / яко лист­вие про­цве­та­ю­щее пис­ме­но­сен­ный ра­зум, / пло­дов же дел не иму­щее за без­за­ко­ние: / нас же всех бла­го­да­ти сы­нов, Спа­се благослови. Под­за­кон­ное бес­пло­дие Ты про­клял, / про­из­во­дя­щее как ли­стья / лишь бук­вы тем­ное по­зна­ние, / пло­дов же дел не име­ю­щее по при­чине без­за­ко­ния; / нас же всех, сы­нов бла­го­да­ти, / Спа­си­тель, благослови.
Жезл убо Мо­и­сеов древ­ле в змию, / Ааро­нов же жезл в зе­ле­но пре­ло­жи­ся, и про­цве­те лист­вие: / неплод­ное же из­сох­шее со­бо­ри­ще за­ко­но­пре­ступ­ное, / в неплод­ную пре­ло­жи­ся смоковницу. Преж­де жезл Мо­и­сея пре­вра­тил­ся в змею, / а жезл Ааро­на, бес­плод­ный и вы­сох­ший, / стал зе­ле­неть и ли­стья пу­стил; / без­за­кон­ная же си­на­го­га об­ра­ти­лась / в бес­плод­ную смоковницу.
Го­то­ви Иудее свя­щен­ни­ки твоя, и устрой ру­це к бо­го­убий­ству: / се бо при­и­де крот­кий и мол­ча­ли­вый на страсть, / Аг­нец сый и Пас­тырь наш, Хри­стос Царь Израилев. Го­товь, Иудея свя­щен­ни­ков сво­их, / сна­ря­жай ру­ки к бо­го­убий­ству: / ибо вот, при­шел крот­кий и ти­хий к стра­да­нию, / ис­тин­ный Аг­нец и Пас­тырь наш — / Хри­стос Царь Израилев.
При­и­ми Иудее Ца­ря, / се бо на страсть при­хо­дит во­лею, да по­ст­раж­дет, / и спа­сет зо­ву­щия непре­стан­но: / бла­го­сло­вен Гря­дый спа­сти Кре­стом всяческая. При­ми, Иудея, Ца­ря, / ибо вот, на стра­да­ние идет Он доб­ро­воль­но, / что­бы по­стра­дать и спа­сти непре­стан­но вос­кли­ца­ю­щих: / “Бла­го­сло­вен Гря­ду­щий все спа­сти Крестом!”
Об­ра­тил есть Иудее, празд­ни­ки твоя в плачь Вла­ды­ка, по про­ро­че­ству: / бо­го­убий­ца бо по­ка­за­ла­ся еси об­ра­щ­ша­го древ­ле ка­мень, / и несе­ко­мый во ис­точ­ни­ки вод­ныя и езе­ра, яко­же по­ет Давид. Об­ра­тил Вла­ды­ка празд­ни­ки твои, Иудея, / в скорбь, по про­ро­че­ству: / ибо яви­лась ты убий­цею Бо­га, / пре­вра­тив­ше­го неко­гда ска­лу и утес / в ис­точ­ни­ки вод и озе­ра, / как вос­пе­ва­ет Давид.
Сла­ва: Чуж­де есть без­за­кон­ным, / еже Тя сла­ви­ти без­на­чаль­ное Су­ще­ство, / От­ца, и Сы­на, и Свя­та­го Ду­ха, несо­здан­ное все­дер­жи­тель­ство, / Им­же весь мир со­де­ла­ся, ма­ни­ем Бо­же­ствен­ныя дер­жа­вы Твоея. Сла­ва: Чуж­до для без­за­кон­ных сла­вить / Те­бя, без­на­чаль­ное Су­ще­ство: / От­ца, и Сы­на, и Свя­то­го Ду­ха, / несо­тво­рен­ное Все­вла­стие, / Ко­то­рым дер­жит­ся весь мир / по ма­но­ве­нию Его Бо­же­ствен­но­го могущества.
И ныне: При­во­дим в мо­лит­ву Бо­го­ро­ди­цу: / Тоя мо­лит­ва­ми и апо­стол Тво­их, / общ­ни­ки ны со­тво­ри Вла­ды­ко бла­гих Тво­их, / и свет­ло­сти спо­до­би Спа­се Вос­кре­се­ния Твоего. И ныне: Мы по­буж­да­ем к хо­да­тай­ству пред То­бой Бо­го­ро­ди­цу: / Ее моль­ба­ми и апо­сто­лов Тво­их / со­де­лай нас, Вла­ды­ка, благ Тво­их общ­ни­ка­ми / и удо­стой, Спа­си­тель, си­я­ния / Вос­кре­се­ния Твоего.
И па­ки ир­мос той­же: Чуж­де ма­те­рем: Та­же и про­чее обыч­но. И отпуст. И сно­ва тот же ир­мос: Чуж­дое ма­те­рям дев­ство: Так­же и про­чее, как обыч­но. И отпуст.
Ве­до­мо бу­ди, яко в сию свя­тую Ве­ли­кую сед­ми­цу еди­ною со­вер­ша­ем Псал­тирь, и гла­го­лем на Утре­ни ка­фисмы три, и на ча­сех, 3‑м и 6‑м, две. И со­вер­ша­ют­ся в сре­ду. В Ве­ли­кую же Суб­бо­ту сти­хо­сло­вят­ся Непо­роч­ны, в Ве­чер­нях же гла­го­лем обыч­но: Ко Гос­по­ду вне­гда скор­бе­ти ми:

ВО СВЯ­ТЫЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ПОНЕДЕЛЬНИК
НА УТРЕНИ,

по ше­сто­псал­мии по­ем Ал­ли­лу­иа, на глас 8, ве­лег­лас­но, и со слад­ко­пе­ни­ем, и по­ем тро­парь кос­но и ве­лег­лас­но, и со слад­ко­пе­ни­ем рав­но. Глас 8:

ВО СВЯ­ТОЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ПОНЕДЕЛЬНИК
НА УТРЕНИ

По­сле ше­сто­псал­мия по­ем Ал­ли­лу­ия на глас 8, и три­жды тропарь.

Тро­парь, глас 8

Се Же­них гря­дет в по­лу­но­щи, / и бла­жен раб, его­же об­ря­щет бдя­ща: / недо­сто­ин же па­ки, его­же об­ря­щет уны­ва­ю­ща. / блю­ди убо ду­ше моя, / не сном отя­го­ти­ся, / да не смер­ти пре­да­на бу­де­ши, / и Цар­ствия вне за­тво­ри­ши­ся, / но вос­пря­ни зо­ву­щи: / Свят, Свят, Свят еси Бо­же, / Бо­го­ро­ди­цею по­ми­луй нас. (3)

Тро­парь, глас 8

Вот, Же­них при­хо­дит в пол­ночь, / и бла­жен тот раб, ко­го най­дет Он бодр­ству­ю­щим, / но, на­про­тив, недо­сто­ин тот, ко­го Он най­дет бес­печ­ным. / Смот­ри же, ду­ша моя, не будь по­беж­де­на сном, да не бу­дешь смер­ти пре­да­на, / и за­клю­че­на вне Цар­ствия, / но вос­прянь, взы­вая: / Свят, Свят, Свят Ты, Бо­же, / по мо­лит­вам Бо­го­ро­ди­цы по­ми­луй нас! (3)

Та­же обыч­ное сти­хо­сло­вие с поклоны. Так­же обыч­ное стихословие.

По 1‑м сти­хо­сло­вии седален,
глас 1. По­до­бен: Гроб Твой:

По­сле 1 стихословии
се­да­лен, глас 1

Стра­да­ния чест­ная на­сто­я­щий день, / яко­же све­ти­ла со­вер­шен­ная, воз­си­я­ва­ют ми­ру: / Хри­стос бо гря­дет стра­да­ти бла­го­стию, / вся со­дер­жай дла­нию, из­во­ля­ет про­стре­ти­ся на Дре­ве, / еже спа­сти человека. Стра­да­ния свя­щен­ные в ны­неш­ний день, / как све­ти­ла спа­си­тель­ные вос­хо­дят ми­ру: / ибо Хри­стос спе­шит по­стра­дать по бла­го­сти; / все Дер­жа­щий в ру­ке Сво­ей / бла­го­во­лит быть по­ве­шен­ным на Дре­ве, / что­бы спа­сти человека.
Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.

По 2‑м сти­хо­сло­вии седален,
глас 1. Подобен:

По­сле 2 стихословии
се­да­лен, глас 1

Неви­ди­мый Су­дие, в пло­ти ка­ко ви­ден был еси, / и иде­ши от му­жей без­за­кон­ных уби­ен бы­ти, / на­ше осуж­де­ние осуж­да­яй стра­стию Тво­ею? / Тем­же хва­лу, ве­ли­чие и сла­ву воз­сы­ла­ю­ще вла­сти Тво­ей Сло­ве, со­глас­но приносим. Неви­ди­мый Су­дия! / Как Ты ви­дим был во пло­ти, / и как при­хо­дишь, что­бы быть уби­тым му­жа­ми без­за­кон­ны­ми, / Сво­им стра­да­ни­ем осуж­дая на­ше осуж­де­ние? / По­то­му хва­лу, ве­ли­чие и сла­ву вос­сы­лая вла­сти Тво­ей, Сло­во, / со­глас­но их приносим.
Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.

По 3‑м сти­хо­сло­вии седален,
глас 8. По­до­бен: Премудрости:

По­сле 3 стихословии
се­да­лен, глас 8

Стра­стей Гос­под­них на­чат­ки, / на­сто­я­щий день свет­ло­но­сит. / При­и­ди­те убо празд­но­люб­цы, усря­щим пес­нь­ми: / Со­зда­тель бо гря­дет Крест при­я­ти, ис­пы­та­ния и ра­ны, Пи­ла­том су­димь. / Тем­же и от ра­ба уда­рен быв по гла­ве, / вся тер­пит, да спа­сет че­ло­ве­ка. / Се­го ра­ди возо­пи­им Ему: / Че­ло­ве­ко­люб­че Хри­сте Бо­же, / пре­гре­ше­ний да­руй остав­ле­ние, / по­кла­ня­ю­щим­ся ве­рою пре­чи­стым страс­тем Твоим. Стра­стей Гос­под­них на­чат­ки / на­сто­я­щий день бли­ста­тель­но при­но­сит. / При­ди­те же, лю­бя­щие празд­но­вать, / встре­тим его пес­но­пе­ни­я­ми: / ибо Со­зда­тель при­хо­дит Крест при­нять, / до­зна­ния и ра­ны на су­де Пи­ла­та. / От­то­го, по­лу­чив от ра­ба удар в ли­цо, / все пе­ре­но­сит, что­бы че­ло­ве­ка спа­сти. / По­то­му воз­гла­сим Ему: / “Че­ло­ве­ко­лю­би­вый Хри­сте Бо­же, / да­руй со­гре­ше­ний от­пу­ще­ние / по­кло­ня­ю­щим­ся с ве­рою пре­чи­стым стра­да­ни­ям Твоим!”
Сла­ва, и ныне, той­же.

И абие по­сем чте­ние в тол­ко­ва­нии Еван­ге­лия еже от Мат­феа. И Сло­во Иоан­на Зла­то­ус­та­го о из­сох­шей смо­ков­ни­це, ему­же на­ча­ло: Яко­же убо ви­дя: И сло­во Да­ма­с­ки­но­во о из­сох­шей смо­ков­ни­це, и о прит­чи винограда.

Та­же, И о спо­до­би­ти­ся нам:

Сла­ва, и ныне: и по­вто­ря­ем то же.

Еван­ге­лие от Мат­феа, за­ча­ло 84:
[Мф. 21, 18 – 43.]

Еван­ге­лие от Матфея
за­ча­ло 84Б

Во вре­мя оно, воз­вра­щь­ся Иисус во град, взал­ка. И узрев смо­ков­ни­цу еди­ну при пу­ти, при­и­де к ней, и ни­что­же об­ре­те на ней, ток­мо лист­вие еди­но, и гла­го­ла ей: да ни­ко­ли­же от те­бе пло­да бу­дет во ве­ки. И абие из­с­ше смо­ков­ни­ца. И ви­дев­ше уче­ни­цы ди­ви­ша­ся, гла­го­лю­ще: ка­ко абие из­с­ше смо­ков­ни­ца? От­ве­щав же Иисус ре­че им: аминь гла­го­лю вам, аще има­те ве­ру, и не усум­ни­те­ся, не ток­мо смо­ков­нич­ное со­тво­ри­те, но аще и го­ре сей ре­че­те: двиг­ни­ся, и вер­зи­ся в мо­ре, бу­дет. И вся, ели­ка аще вос­про­си­те в мо­лит­ве ве­ру­ю­ще, при­и­ме­те. И при­шед­шу Ему в цер­ковь, при­сту­пи­ша к Нему уча­щу ар­хи­ерее и стар­цы люд­стии, гла­го­лю­ще: ко­ею вла­стию сия тво­ри­ши? И кто Ти да­де власть сию? От­ве­щав же Иисус, ре­че им: во­про­шу вы и Аз сло­во еди­но: еже аще ре­че­те Мне, и Аз вам ре­ку, ко­ею вла­стию сия тво­рю. Кре­ще­ние Иоан­но­во от­ку­ду бе; с небе­се ли, или от че­ло­век? Они же по­мыш­ля­ху в се­бе, гла­го­лю­ще: аще ре­чем, с небе­се: ре­чет нам, поч­то убо не ве­ро­ва­сте ему? Аще ли ре­чем, от че­ло­век: бо­им­ся на­ро­да: вси бо имут Иоан­на яко про­ро­ка. И от­ве­щав­ше Иису­со­ви ре­ша: не ве­мы. Ре­че им и Той: ни Аз вам гла­го­лю, ко­ею вла­стию сия тво­рю. Что же ся вам мнит? Че­ло­век некий имя­ше два сы­на, и при­шед к пер­во­му, ре­че: ча­до, иди днесь, де­лай в ви­но­гра­де мо­ем. Он же от­ве­щав, ре­че: не хо­щу. По­сле­ди же рас­ка­яв­ся, иде. И при­ступль к дру­го­му, ре­че та­ко­же. Он же от­ве­щав ре­че: аз, гос­по­ди, иду. И не иде. Кий от обою со­тво­ри во­лю от­чу? Гла­го­ла­ша Ему: пер­вый. Гла­го­ла им Иисус: аминь гла­го­лю вам, яко мы­та­ри и лю­бо­дей­цы ва­ря­ют вы в Цар­ствии Бо­жии. При­и­де бо к вам Иоанн Кре­сти­тель пу­тем пра­вед­ным, и не ве­ро­ва­сте ему, мы­та­ри же и лю­бо­дей­цы ве­ро­ва­ша ему: вы же ви­дев­ше, не рас­ка­ясте­ся по­сле­ди, ве­ро­ва­ти ему. Ину прит­чу слы­ши­те: че­ло­век некий бе до­мо­вит, иже на­са­ди ви­но­град, и опло­том огра­ди его, и ис­ко­па в нем то­чи­ло, и со­зда столп, и вдаст и де­ла­те­лем, и оты­де. Егда же при­бли­жи­ся вре­мя пло­дов, посла ра­бы своя к де­ла­те­лем при­я­ти пло­ды его. И ем­ше де­ла­те­ле ра­бы его, ова­го убо би­ша, ова­го же уби­ша, ова­го же ка­ме­ни­ем по­би­ша. Па­ки посла ины ра­бы мно­жай­ша пер­вых: и со­тво­ри­ша им та­ко­же. По­сле­ди же посла к ним сы­на сво­е­го, гла­го­ля: усра­мят­ся сы­на мо­е­го. Де­ла­те­ле же ви­дев­ше сы­на, ре­ша в се­бе: сей есть на­след­ник, при­и­ди­те, уби­ем его, и удер­жим до­сто­я­ние его. И ем­ше его, из­ве­до­ша вон из ви­но­гра­да, и уби­ша. Егда убо при­и­дет гос­по­дин ви­но­гра­да, что со­тво­рит де­ла­те­лем тем? Гла­го­ла­ша Ему: злых зле по­гу­бит их, и ви­но­град пре­даст иным де­ла­те­лем, иже воз­да­дят ему пло­ды во вре­ме­на своя. Гла­го­ла им Иисус: несте ли чли ни­ко­ли­же в Пи­са­ни­их: ка­мень, его­же не в ря­ду со­тво­ри­ша зи­жду­щии, сей бысть во гла­ву уг­ла? От Гос­по­да бысть сей, и есть див­на во очию ва­шею. Се­го ра­ди гла­го­лю вам, яко оты­мет­ся от вас Цар­ствие Бо­жие, и даст­ся язы­ку тво­ря­ще­му пло­ды его. В то вре­мя, воз­вра­ща­ясь в го­род, Иисус ощу­тил го­лод и, уви­дев при до­ро­ге оди­но­кую смо­ков­ни­цу, по­до­шел к ней и ни­че­го не на­шел на ней, кро­ме од­них толь­ко ли­стьев. И го­во­рит ей: да не бу­дет от те­бя пло­да во­век. И смо­ков­ни­ца сра­зу за­сох­ла. И уви­дев, уче­ни­ки с удив­ле­ни­ем го­во­ри­ли: как это сра­зу за­сох­ла смо­ков­ни­ца? Иисус же от­ве­тил им: ис­тин­но го­во­рю вам: ес­ли бу­де­те иметь ве­ру и не усо­мни­тесь, сде­ла­е­те не толь­ко то, что бы­ло со смо­ков­ни­цей, но, ес­ли и го­ре этой ска­же­те: “сой­ди с тво­е­го ме­ста и брось­ся в мо­ре”, – бу­дет. И все, че­го ни по­про­си­те в мо­лит­ве с ве­рою, по­лу­чи­те. И ко­гда Он при­шел в храм, по­до­шли к Нему, по­ка Он учил, пер­во­свя­щен­ни­ки и ста­рей­ши­ны на­ро­да и спро­си­ли: ка­кою вла­стью Ты это де­ла­ешь, и кто Те­бе дал эту власть? Иисус же от­ве­тил им: спро­шу вас и Я об од­ном: ес­ли ска­же­те Мне, то и Я ска­жу вам, ка­кою вла­стью это де­лаю. Кре­ще­ние Иоан­но­во от­ку­да бы­ло: с неба или от лю­дей? Они же рас­суж­да­ли меж­ду со­бой: ес­ли ска­жем: “с неба”, Он ска­жет нам: “по­че­му же вы не по­ве­ри­ли ему?” Ес­ли же ска­жем: “от лю­дей”, – бо­им­ся тол­пы, ибо все счи­та­ют Иоан­на про­ро­ком. И они ска­за­ли Иису­су в от­вет: не зна­ем. Ска­зал им и Он: и Я вам не ска­жу, ка­кою вла­стью это де­лаю. А как вам ка­жет­ся? У че­ло­ве­ка бы­ло двое де­тей; и он, по­дой­дя к пер­во­му, ска­зал “ди­тя мое, иди се­го­дня, ра­бо­тай в ви­но­град­ни­ке”. Он же от­ве­тил: “Иду, гос­по­дин” и не по­шел. И по­дой­дя ко вто­ро­му, он ска­зал то же. И тот от­ве­тил: “не хо­чу”, а по­сле рас­ка­ял­ся и по­шел. Кто из двух ис­пол­нил во­лю от­ца? Они го­во­рят: по­след­ний. Го­во­рит им Иисус: ис­тин­но го­во­рю вам: мы­та­ри и блуд­ни­цы идут впе­ре­ди вас в Цар­ство Бо­жие. Ибо при­шел к вам Иоанн пу­тем пра­вед­но­сти, и вы не по­ве­ри­ли ему, а мы­та­ри и блуд­ни­цы по­ве­ри­ли ему, вы же, уви­дев, не рас­ка­я­лись и по­сле, что­бы по­ве­рить ему. Вы­слу­шай­те дру­гую прит­чу. Был че­ло­век хо­зя­ин до­ма, ко­то­рый на­са­дил ви­но­град­ник и сте­ной его об­нес, и вы­ко­пал в нем то­чи­ло, и по­стро­ил баш­ню, и сдал его ви­но­гра­да­рям, и уехал. Ко­гда же при­бли­зи­лось вре­мя пло­дов, по­слал он сво­их ра­бов к ви­но­гра­да­рям взять пло­ды свои; и взя­ли ви­но­гра­да­ри ра­бов его, ко­го при­би­ли, ко­го уби­ли, ко­го кам­ня­ми по­би­ли. Сно­ва по­слал он дру­гих ра­бов, в боль­шем чис­ле, чем пер­вых; и по­сту­пи­ли с ни­ми так же. На­ко­нец, по­слал он к ним сы­на сво­е­го, го­во­ря: “усты­дят­ся сы­на мо­е­го”. Ви­но­гра­да­ри же, уви­дев сы­на, ска­за­ли друг дру­гу: “это на­след­ник; да­вай­те, убьем его и за­вла­де­ем на­след­ством его”. И взяв его, вы­бро­си­ли вон из ви­но­град­ни­ка и уби­ли. Итак, ко­гда при­дет гос­по­дин ви­но­град­ни­ка, что сде­ла­ет он с ви­но­гра­да­ря­ми те­ми? Го­во­рят Ему: пре­даст их, как зло­де­ев, за­слу­жен­ной ими злой смер­ти и ви­но­град­ник сдаст дру­гим ви­но­гра­да­рям, ко­то­рые бу­дут от­да­вать ему пло­ды в свои сро­ки. Го­во­рит им Иисус: ни­ко­гда не чи­та­ли вы в Пи­са­ни­ях: “Ка­мень, ко­то­рый от­верг­ли стро­и­те­ли, он сде­лал­ся гла­вою уг­ла: от Гос­по­да это, и уди­ви­тель­но в гла­зах на­ших”? По­это­му го­во­рю вам: Цар­ство Бо­жие бу­дет от­ня­то у вас и да­но при­но­ся­ще­му его пло­ды на­ро­ду. Мф 21:18–43
По­сем пса­лом 50. Та­же, Спа­си Бо­же лю­ди Твоя: Гос­по­ди по­ми­луй, 12. По­сем пса­лом 50 и мо­лит­ва Спа­си, Бо­же, на­род Твой: Гос­по­ди, по­ми­луй (12).

Три­пес­нец, тво­ре­ние гос­по­ди­на Космы,

Три­пес­нец, гос­по­ди­на Кос­мы Маюм­ско­го, глас 2

его­же кра­естро­чие: Ти дев­те­ра, си есть: во вто­рый день, еже есть по­не­дель­ник. Ир­мос по два­жды, тро­па­ри на 12. При­пев: Сла­ва Те­бе Бо­же наш, сла­ва Те­бе. [Сей во всю сед­ми­цу]. По­сле­ди ир­мос, оба ли­ка вку­пе. Глас 2. Его ак­ро­стих: Ти дев­те­ра, что зна­чит: Во вто­рой день. (то есть В по­не­дель­ник). Ир­мо­сы ис­пол­ня­ем два­жды, тро­па­ри же на 12. При­пев: Сла­ва Те­бе Бо­же наш, сла­ва Те­бе. [Этот же при­пев во всю сед­ми­цу]. В кон­це же ир­мос по­ют оба хо­ра вместе.

Песнь 1.

{Τ} Ир­мос: Непро­хо­ди­мое вол­ня­ще­е­ся мо­ре, / Бо­жи­им Сво­им ве­ле­ни­ем из­су­шив­ше­му, / и пе­ше­ше­ство­ва­ти скво­зе е Из­ра­иль­тес­кия лю­ди на­став­ль­ше­му, / Гос­по­де­ви по­им, слав­но бо прославися.

Песнь 1

Ир­мос: Непро­хо­ди­мое вол­ну­ю­ще­е­ся мо­ре / Бо­же­ствен­ным Сво­им по­ве­ле­ни­ем Осу­шив­ше­му, / и на­род Из­ра­иль­ский чрез него пеш­ком про­вед­ше­му, / Гос­по­ду вос­по­ем; / ибо слав­но Он прославился.

{Η} Неиз­ре­чен­ное Сло­ва Бо­жия схож­де­ние, / еже Хри­стос Тойж­де есть Бог и Че­ло­век, / еже Бог невос­хи­ще­ни­ем бы­ти непще­вав, / вне­гда во­об­ра­жа­ти­ся ра­бом, по­ка­зу­ет уче­ни­ком, / слав­но бо прославися. Неиз­ре­чен­но Сло­ва Бо­жия нис­хож­де­ние: / тот же Хри­стос — Сам Бог и вме­сте че­ло­век; / Бо­же­ство Свое не счи­тая для Се­бя хи­ще­ни­ем, / Он, об­раз ра­ба при­няв, яв­ля­ет это уче­ни­кам; / ибо слав­но Он прославился.
{Δ} По­слу­жи­ти Сам при­и­дох, / его­же зра­ком Со­зда­тель во­лею об­ло­жен есмь, / об­ни­щав­ше­му Ада­му, бо­гат­ству­яй Бо­же­ством, / по­ло­жи­ти хо­тяй Мою ду­шу из­бав­ле­ние зань, / Иже без­страст­ный Божеством. По­слу­жить Я Сам при­шел Ада­му об­ни­щав­ше­му, / в чей об­раз об­лек­ся доб­ро­воль­но / Я – Со­зда­тель, бо­га­тый Бо­же­ством, / и по­ло­жить ду­шу Мою за него во ис­куп­ле­ние / хо­чу Я, бес­страст­ный по Божеству.

Кондак, глас 8. По­до­бен: Яко начатки:

Кондак, глас 8

Иаков ры­да­ше Иоси­фо­ва ли­ше­ния, / и доб­лий се­дя­ше на ко­лес­ни­це, яко царь по­чи­та­емь: / егип­тя­ны­ни бо то­гда сла­с­тем не по­ра­бо­тав, / вос­про­слав­ля­ше­ся от Ве­ду­ща­го че­ло­ве­че­ская серд­ца, / и По­сы­ла­ю­ща­го ве­нец нетленный. Иаков скор­бел о по­те­ре Иоси­фа, / а тот, доб­лест­ный вос­се­дал на ко­лес­ни­це, как царь по­чи­та­е­мый; / ибо не став од­на­жды ра­бом на­сла­жде­ний с егип­тян­кой, / он об­рел за это сла­ву от Ви­дя­ще­го че­ло­ве­че­ские серд­ца / и Да­ю­ще­го ве­нец нетленный.
Икос: На ры­да­ние ныне при­ло­жим ры­да­ние, / и из­ли­ем сле­зы со Иа­ко­вом, / пла­чу­ще­ся Иоси­фа прис­но­па­мят­на­го и це­ло­муд­рен­на­го, / по­ра­бо­щен­на­го убо те­лом, ду­шу же непо­ра­бо­ще­ну со­блюд­ша­го, / и Егип­том всем цар­ство­вав­ша­го: / Бог бо по­да­ет ра­бом Сво­им ве­нец нетленный. Икос: К скор­би ныне при­ба­вим скорбь, / и про­льем сле­зы с Иа­ко­вом, / опла­ки­вая Иоси­фа слав­но­го и це­ло­муд­рен­но­го, / про­дан­но­го в раб­ство те­лом, но ду­шу непо­ра­бо­щен­ной со­хра­нив­ше­го / и власть над всем Егип­том по­лу­чив­ше­го: / ибо Бог по­да­ет ра­бам Сво­им / ве­нец нетленный.
Си­нак­са­рий. Си­нак­са­рий.

Песнь 8.

{Ε} Ир­мос: Устра­ши­ся от­ро­ков бла­го­че­сти­вых, / со­об­раз­на­го ду­ши несквер­на­го те­ла, / и устра­ни­ся вос­пи­тан­ный в без­мер­ном ве­ще­стве, / неутруж­ден ог­нь, / Прис­но­жи­ву­щу же изу­вяд­шу пла­ме­ню, / веч­ну­ю­щая песнь вос­пе­ва­ше­ся: / Гос­по­да, вся де­ла, пой­те, / и пре­воз­но­си­те во вся веки.

Песнь 8

Ир­мос: Устра­шил­ся непо­роч­но­го те­ла чи­стых от­ро­ков, / со­об­раз­но­го ду­ше, / и от­сту­пил огонь неукро­ти­мый, / вскорм­лен­ный без­мер­ным ве­ще­ством; / а ко­гда обес­си­ле­ло все­гда жи­вое пла­мя, / непре­стан­ная вос­пе­ва­лась песнь: / “Все тво­ре­ния, Гос­по­да вос­пе­вай­те / и пре­воз­но­си­те во все века!”

{Υ} Вас то­гда Мо­их уче­ни­ков по­зна­ют вси, аще Моя за­по­ве­ди со­блю­де­те, / гла­го­лет Спас дру­гом, ко стра­сти идый: / мир имей­те в се­бе, и во всех, и сми­рен­ная мудр­ству­ю­ще воз­вы­си­те­ся: / и Гос­по­да зна­ю­ще Мя пой­те, и пре­воз­но­си­те во вся веки. “В вас то­гда все узна­ют Мо­их уче­ни­ков, / ес­ли за­по­ве­ди Мои со­блю­де­те”, – / го­во­рит Спа­си­тель дру­зьям Сво­им, / на стра­да­ние ше­ствуя; – / “мир имей­те меж­ду со­бою и со все­ми, / и, сми­рен­но мудр­ствуя, воз­вы­шай­тесь; / и, по­знав Гос­по­да во Мне, / вос­пе­вай­те и пре­воз­но­си­те во все века!”
{Τ} Чи­на со­про­тив­на вам язы­чес­ка, да есть дер­жа­ва куп­но­род­ных: / не жре­бий бо Мой, му­чи­тель­ство же ра­зум са­мо­из­бран­ный. / Иже убо пре­ды­зящ­ный в вас бы­ти хо­тяй дру­гих, / да есть всех по­след­ней­ший: / и Гос­по­да зна­ю­ще Мя пой­те, и пре­воз­но­си­те во вся веки. “Де­лом чуж­до­го вам обы­чая язы­че­ско­го / пусть бу­дет гос­под­ство над со­бра­тья­ми. / Ибо это не Мой жре­бий, / но вла­ды­че­ство Мое – сво­бод­ное про­из­во­ле­ние. / Итак, кто меж­ду ва­ми же­ла­ет быть пе­ред дру­ги­ми пред­по­чтен­ным, / да бу­дет из всех по­след­ним; / и, по­знав Гос­по­да во Мне, / вос­пе­вай­те и пре­воз­но­си­те во все века!”
Хва­лим, бла­го­сло­вим, по­кла­ня­ем­ся Гос­по­де­ви, по­ю­ще, и пре­воз­но­ся­ще во вся веки. Хва­лим, бла­го­слов­ля­ем, по­кло­ня­ем­ся Гос­по­ду, вос­пе­вая и пре­воз­но­ся Его во все века.
И па­ки ир­мос. Чест­ней­шую не по­ем. И сно­ва ир­мос. Че­стью выс­шую Хе­ру­ви­мов: не поем.

Песнь 9.

{Ε} Ир­мос: Воз­ве­ли­чил еси Хри­сте, рожд­шую Тя Бо­го­ро­ди­цу, / от Неяже Со­зда­те­лю наш, / в по­до­бо­страст­ное нам об­лекл­ся еси те­ло, / на­ших пре­гре­ше­ний ре­ши­тель­ное: / Сию убла­жа­ю­ще, вси ро­ди, / Те­бе величаем.

Песнь 9

Ир­мос: Воз­ве­ли­чил Ты, Хри­сте, ро­див­шую Те­бя Бо­го­ро­ди­цу, / от Ко­то­рой Ты, Со­зда­тель наш, / об­лек­ся те­лом, нам во всем по­доб­ным, / во ис­куп­ле­ние на­ших гре­хов неве­де­ния; / Ее бла­жен­ной име­нуя, мы, все ро­ды, / Те­бя величаем.

{Ρ} Сквер­ну всю страст­ную от­ри­нув­ше, / до­стой­ный Бо­же­ствен­на­го Цар­ствия ра­зум вос­при­и­мем бла­го­мудр­ствен­ный, / Тво­им апо­сто­лом пред­ре­кл еси, всех Пре­муд­ро­сте: / в нем­же про­сла­ви­те­ся, све­тя­ще­ся солн­ца светозарнее. “Вся­кую нечи­сто­ту страст­ную от­верг­нув, / усвой­те по­ни­ма­ние ра­зум­ное, / до­стой­ное Бо­же­ствен­но­го Цар­ства, / в ко­то­ром вы про­сла­ви­тесь, сияя яс­нее солн­ца”, / – пред­ска­зал Ты, всех Пре­муд­рость, / Тво­им апостолам.
{Α} Взи­ра­ю­ще на Мя, ре­кл еси Гос­по­ди Тво­им уче­ни­ком, / не мудр­ствуй­те вы­со­кая, но со­от­ве­ди­те­ся сми­рен­ны­ми: / Мою, юже пию, пий­те ча­шу, / яко да во Цар­ствии От­ца со Мною прославитеся. “Взи­рая на Ме­ня”, – ска­зал Ты, Гос­по­ди, / уче­ни­кам Сво­им, – не вы­со­ко­мудр­ствуй­те, / но сле­дуй­те за мыс­ля­ми сми­рен­ны­ми; / вы пье­те ча­шу Мою, ко­то­рую Я пью; / по­то­му в Цар­стве От­ца Мо­е­го / со Мною прославитесь.
Та­же ир­мос: Воз­ве­ли­чил еси Хри­сте: И по­клон до земли. Так­же ир­мос: Воз­ве­ли­чил Ты, Хри­сте: И зем­ной поклон.
Ек­са­по­сти­ла­рий гла­го­лем три­жды, кос­но и со слад­ко­пе­ни­ем. Сей же гла­го­лет­ся до Ве­ли­ка­го Чет­верт­ка, по­ет­ся же по­сре­де церкве от пев­ца, и про­ти­ву гла­ша­ет­ся от нас:

Ек­са­по­сти­ла­рий:

Чер­тог Твой ви­жду Спа­се мой, укра­шен­ный, / и одеж­ды не имам, да вни­ду вонь: / про­све­ти оде­я­ние ду­ши мо­ея / Све­то­да­вче, и спа­си мя.

Ек­са­по­сти­ла­рий

Чер­тог Твой ви­жу я, Спа­си­тель мой, укра­шен­ным, / но одеж­ды не имею, что­бы вой­ти в него. / Сде­лай свет­лым оде­я­ние ду­ши мо­ей, / По­да­тель све­та, и спа­си ме­ня. (3)

На хва­ли­тех сти­хи­ры са­мо­глас­ны на 4, глас 1:

На “Хва­ли­те:” сти­хи­ры са­мо­глас­ны на 4, глас 1

Гря­дый Гос­подь к воль­ной стра­сти, / апо­сто­лом гла­го­ла­ше на пу­ти: / се вос­хо­дим во Иеру­са­лим, / и пре­даст­ся Сын Че­ло­ве­че­ский, / яко­же есть пи­са­но о Нем. / При­и­ди­те убо и мы, очи­щен­ны­ми смыс­лы, / сше­ству­им Ему, и срас­пнем­ся, и умерт­вим­ся Его ра­ди жи­тей­ским сла­с­тем, / да и ожи­вем с Ним, и услы­шим во­пи­ю­ща Его: / не кто­му в зем­ный Иеру­са­лим, за еже стра­да­ти, / но вос­хо­жду ко От­цу Мо­е­му, и От­цу ва­ше­му, / и Бо­гу Мо­е­му, и Бо­гу ва­ше­му, / и со­воз­вы­шу вас в гор­ний Иеру­са­лим, / в Цар­ство Небес­ное. (2) Гос­подь, идя на доб­ро­воль­ное стра­да­ние, / го­во­рил апо­сто­лам на пу­ти: / “Вот, мы вос­хо­дим во Иеру­са­лим, / и пре­дан бу­дет Сын Че­ло­ве­че­ский, как на­пи­са­но о Нем”!” / Да­вай­те же и мы, очи­щен­ны­ми мыс­ля­ми / бу­дем со­пут­ство­вать Ему, и с Ним рас­пнем­ся, / и умерт­вим се­бя ра­ди Него для жи­тей­ских на­сла­жде­ний, / что­бы с Ним и ожить, и услы­шать Его, воз­гла­ша­ю­ще­го: / “Уже не в зем­ной Иеру­са­лим вос­хо­жу, что­бы по­стра­дать, / но ко От­цу Мо­е­му и От­цу ва­ше­му, / и к Бо­гу Мо­е­му и Бо­гу ва­ше­му, / и вас с Со­бою воз­не­су в гор­ний Иеру­са­лим, / в Цар­ство Небес­ное!” (2)
Глас 5: До­стиг­ше вер­нии спа­си­тель­ную страсть Хри­ста Бо­га, / неиз­ре­чен­ное Его дол­го­тер­пе­ние про­сла­вим: / яко да бла­го­у­тро­би­ем Сво­им со­воз­двиг­нет и нас умерщ­влен­ных гре­хом, / яко Благ и Че­ло­ве­ко­лю­бец. (2) Глас 5: До­стиг­нув, вер­ные, / спа­си­тель­но­го стра­да­ния Хри­ста Бо­га, / неиз­ре­чен­ное Его дол­го­тер­пе­ние про­сла­вим, / что­бы Он по ми­ло­сер­дию Сво­е­му / воз­двиг с Со­бой и нас, умерщ­влен­ных гре­хом, / как Бла­гой и Че­ло­ве­ко­лю­бец. (2)
Сла­ва, и ныне, глас той­же: Гос­по­ди, гря­дый к стра­да­нию, / Твоя утвер­ждая уче­ни­ки, гла­го­лал еси особь при­ем их: / ка­ко гла­гол Мо­их не помни­те, яже преж­де ре­кох вам? / Яко вся­ко­му про­ро­ку несть пи­са­но, ток­мо во Иеру­са­ли­ме уби­е­ну бы­ти. / Ныне убо вре­мя на­сто­ит, еже ре­кох вам: / се бо пре­да­ю­ся ру­ка­ма греш­ных по­ру­ган бы­ти, / иже и кре­сту Мя при­гвоз­див­ше, и по­гре­бе­нию пре­дав­ше, / омер­зе­на вме­нят яко мерт­ва. / Оба­че дер­зай­те: трид­не­вен бо во­ста­ну / в ра­дость вер­ных, и жизнь вечную. Сла­ва, и ныне, глас тот же: Гос­по­ди, ше­ствуя на стра­да­ние / и утвер­ждая Сво­их уче­ни­ков, / Ты, при­звав их, го­во­рил им на­едине: / “Как вы слов Мо­их не помни­те, / тех, что Я преж­де вам ска­зал, / что ни­ка­ко­му Про­ро­ку, как на­пи­са­но, / невоз­мож­но вне Иеру­са­ли­ма быть уби­тым? / Ныне же на­ста­ло вре­мя, / о ко­то­ром Я вам го­во­рил: / ибо вот, Я пре­даю Се­бя в ру­ки греш­ни­ков на по­ру­га­ние; / и они, ко кре­сту Ме­ня при­гвоз­див, / и по­гре­бе­нию пре­дав, / пре­зрен­ным со­чтут, как мерт­во­го. / Од­на­ко дер­зай­те: ибо Я вос­ста­ну на тре­тий день / на ра­дость вер­ным и в жизнь вечную!”

На сти­ховне са­мо­гла­сен. Глас 5:

На сти­ховне са­мо­гла­сен, глас 5

Гос­по­ди, к та­ин­ству неиз­гла­го­лан­но­му Тво­е­го смот­ре­ния, / не до­вле­ю­щи сы­нов Зе­ве­део­вых ма­ти, про­ша­ше Тя, / вре­мен­на­го цар­ства по­че­сти да­ро­ва­ти­ся ча­дом ея, / но вме­сто тоя, ча­шу смер­ти обе­щал еси пи­ти дру­гом Тво­им, / юже ча­шу преж­де сих пи­ти Сам гла­го­лал еси, / гре­хов очи­ще­ние. / Тем­же Те­бе во­пи­ем: / спа­се­ние душ на­ших, сла­ва Тебе. Не по­сти­гая неска­зан­но­го та­ин­ства / про­мыс­ла Тво­е­го, Гос­по­ди, / ма­терь сы­нов Зе­ве­де­е­вых про­си­ла у Те­бя, / что­бы по­че­сти вре­мен­но­го цар­ства / бы­ли да­ро­ва­ны ча­дам ее; / но вме­сто то­го Ты обе­щал, / что ча­шу смерт­ную бу­дут пить дру­зья Твои, / ту ча­шу, о ко­то­рой Ты го­во­рил, / что Сам преж­де них бу­дешь пить ее / для очи­ще­ния нас от гре­хов. / По­то­му мы Те­бе взы­ва­ем: / “Спа­се­ние душ на­ших, сла­ва Тебе!”
Стих: Ис­пол­ни­хом­ся за­ут­ра ми­ло­сти Тво­ея, Гос­по­ди, воз­ра­до­ва­х­ом­ся, и воз­ве­се­ли­хом­ся: во вся дни на­ша воз­ве­се­ли­хом­ся. За дни, в ня­же сми­рил ны еси, ле­та в ня­же ви­де­хом злая. И при­з­ри на ра­бы Твоя, и на де­ла Твоя, / и на­ста­ви сы­ны их. Стих: На­сы­ти­лись мы ра­но утром ми­ло­стью Тво­ею, Гос­по­ди, и воз­ра­до­ва­лись и воз­ве­се­ли­лись. Во все дни на­ши воз­ве­се­ли­лись: за дни, в ко­то­рые Ты сми­рил нас, за го­ды, в ко­то­рые мы ви­де­ли злое. И воз­зри на ра­бов Тво­их и на де­ла Твои, / и ука­жи путь сы­нам их.
Гос­по­ди, со­вер­шен­ней­шая мудр­ство­ва­ти, Твоя на­ка­зуя уче­ни­ки, / не упо­до­би­ти­ся язы­ком гла­го­лал еси, / во еже об­ла­да­ти мень­ши­ми: / не та­ко бо бу­дет вам Мо­им уче­ни­ком, / яко ни­щий хо­тя есмь. / Пер­вый убо вас, да бу­дет всем слу­га: / на­чаль­ству­яй же яко на­чаль­ству­е­мый, / пре­ды­зящ­ный же яко по­след­ней­ший. / Ибо при­и­дох Сам об­ни­щав­ше­му Ада­му по­слу­жи­ти, / и из­бав­ле­ние да­ти за мно­гих ду­шу Мою, / во­пи­ю­щих Ми: сла­ва Тебе. Гос­по­ди, со­вер­шен­ней­шим об­ра­зом мудр­ство­вать / на­став­ляя уче­ни­ков Сво­их, / ты вну­шал им языч­ни­кам не упо­доб­лять­ся / в же­ла­нии на­чаль­ство­вать над мень­ши­ми: / “Не так да бу­дет у вас, Мо­их уче­ни­ков, / ибо Сам Я – ни­щий по во­ле Сво­ей. / Так, пер­вый сре­ди вас да бу­дет всем слу­га; / на­чаль­ству­ю­щий же – как под­на­чаль­ный, / а пред­по­чтен­ный – как по­след­ний. / Ведь Сам Я при­шел об­ни­щав­ше­му Ада­му по­слу­жить, / и от­дать ду­шу Мою во ис­куп­ле­ние мно­гих, / взы­ва­ю­щих Мне: Сла­ва Тебе!”
Стих: И бу­ди свет­лость Гос­по­да Бо­га на­ше­го на нас, и де­ла рук на­ших ис­пра­ви на нас, / и де­ло рук на­ших исправи. Стих: И да бу­дет си­я­ние Гос­по­да Бо­га на­ше­го на нас, и де­ла рук на­ших ис­правь у нас, / и де­ло рук на­ших исправь.
Глас 8: Из­сох­шия смо­ков­ни­цы за непло­дие, / пре­ще­ния убо­яв­ше­ся бра­тие, / пло­ды до­стой­ны по­ка­я­ния при­не­сем Хри­сту, / по­да­ю­ще­му нам ве­лию милость. Глас 8: Устра­шив­шись на­ка­за­ния, бра­тия, / ис­сох­шей за бес­пло­дие смо­ков­ни­цы, / пло­ды до­стой­ные по­ка­я­ния при­не­сем Хри­сту, / по­да­ю­ще­му нам ве­ли­кую милость.
Сла­ва, и ныне, глас той­же: Вто­рую Еву егип­тя­ны­ню об­рет змий гла­го­лы, / тща­ше­ся лас­ка­нь­ми за­пя­ти Иоси­фа, / но той оста­вив ри­зу, бе­жа гре­ха: / и наг не сты­дя­ше­ся, яко­же пер­во­здан­ный преж­де пре­слу­ша­ния. / То­го мо­лит­ва­ми Хри­сте по­ми­луй нас. Сла­ва, и ныне, глас тот же: Вто­рую Еву в егип­тян­ке об­ре­тя, / ста­рал­ся змий ее ре­ча­ми льсти­вы­ми со­блаз­нить Иоси­фа; / но он, оста­вив одеж­ду, бе­жал от гре­ха, / и, на­гой, не сты­дил­ся, как пер­во­здан­ный до ослу­ша­ния. / Его моль­ба­ми, Хри­сте, по­ми­луй нас.
Та­же: Бла­го есть: И про­чая по обы­чаю с поклоны. Так­же: Бла­го есть: И окон­ча­ние утре­ни по чи­ну Ве­ли­кой Четыредесятницы.

Та­же отпуст:

Гря­дый Гос­подь на воль­ную страсть, на­ше­го ра­ди спа­се­ния, Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, мо­лит­ва­ми пре­чи­стыя Сво­ея Ма­те­ре, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­стол, свя­тых пра­вед­ных Бо­го­отец Иоаки­ма и Ан­ны, и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сет нас, яко Благ и Человеколюбец.

От­пуст:

Гос­подь, иду­щий на доб­ро­воль­ное стра­да­ние на­ше­го ра­ди спа­се­ния, – Хри­стос ис­тин­ный Бог наш, – по мо­лит­вам пре­чи­стой Сво­ей Ма­те­ри, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­сто­лов, свя­тых и пра­вед­ных Бо­го­от­цов Иоаки­ма и Ан­ны и всех свя­тых, по­ми­лу­ет и спа­сет нас, как бла­гой и Человеколюбец.

Сей же от­пуст гла­го­лет­ся во втор­ник и в среду.
Ве­до­мо же бу­ди, яко на 1‑м ча­се и 9‑м Псал­тирь не гла­го­лем в Ве­ли­кую сед­ми­цу: но то­чию гла­го­лют­ся три­псалм­ны, по обы­чаю. Тре­тий же час и ше­стый по­ем со Псал­ти­рем. Чтет­ся же и Чет­ве­ро­е­ван­ге­лие, в По­не­дель­ник, во Втор­ник и в Сре­ду со­вер­ша­ет­ся. При ча­се 3‑м дне уда­ря­ет па­ра­екк­ли­си­арх в би­ло, яко же есть обы­чай. И со­брав­ше­ся в цер­ковь, по­ем 3‑й час, с ка­фисмою: и тво­ря­ще обыч­ныя по­кло­ны. Та­же тро­парь: Гос­по­ди, Иже Пре­свя­та­го Тво­е­го Ду­ха: и Бо­го­ро­ди­це Ты еси ло­за: по­кло­ны 3. И абие укра­ше­ну ана­ло­гию, по­ло­жат на нем вер­ху свя­тое Чет­ве­ро­е­ван­ге­лие, и две­ма лам­па­до­ма воз­жжен­но­ма. Всем же сто­я­щим от­кро­вен­ны­ми гла­ва­ми. Свя­щен­ник же ка­дит храм весь, и бра­тию. А на 6‑м ча­се ка­дит ток­мо Еван­ге­лие. На 9‑м же ча­се Еван­ге­лие ка­дит, и храм весь, и бра­тию: И та­ко чтет Еван­ге­лие. По скон­ча­нии же чте­ния Еван­ге­лия гла­го­лем: Гос­подь Бог бла­го­сло­вен: И про­чее по­сле­до­ва­ние. Гла­го­лет­ся и кондак дне: Иа­ков ры­да­ше: И обыч­ныя по­кло­ны. И абие на­чи­на­ем ше­стый час. При­и­ди­те по­кло­ним­ся: три­жды, и псал­мы обыч­ныя: Ка­фис­му ря­до­вую. Та­же тро­парь: Иже в ше­стый день же и час: и Бо­го­ро­ди­чен: Яко не има­мы дерз­но­ве­ния: и по­кло­ны 3. На пер­вом и де­вя­том ча­се ка­физм нет. Тре­тий же час и ше­стый с ка­физ­ма­ми. На ча­сах тре­тьем, ше­стом и де­вя­том в По­не­дель­ник во Втор­ник и в Сре­ду чи­та­ет­ся Чет­ве­ро­е­ван­ге­лие. На тре­тьем ча­се по­сле Бо­го­ро­ди­ца, Ты ло­за ис­тин­ная: вы­но­сит­ся св. Еван­ге­лие с дву­мя воз­жжен­ны­ми све­тиль­ни­ка­ми и по­ла­га­ет­ся на ана­лое. Свя­щен­ник ка­дит весь храм; на ше­стом же ча­се — толь­ко Еван­ге­лие. На де­вя­том — сно­ва весь храм. По окон­ча­нии же чте­ния воз­гла­ша­ем: Гос­подь Бог бла­го­сло­вен: И про­чее по­сле­до­ва­ние. Кондак дня: Иа­ков скор­бел о по­те­ре Иоси­фа: И обыч­ные поклоны.

НА ШЕ­СТОМ ЧАСЕ

НА ШЕ­СТОМ ЧАСЕ

И абие на­чи­на­ем ше­стый час. При­и­ди­те по­кло­ним­ся: три­жды, и псал­мы обыч­ныя: Ка­фис­му 8‑ю. Та­же тро­парь: Иже в ше­стый день же и час: и Бо­го­ро­ди­чен: Яко не има­мы дерз­но­ве­ния: и по­кло­ны 3. При­ди­те, по­кло­ним­ся: три­жды и обыч­ные псал­мы: Ка­физ­ма 8. Так­же тро­парь: В день ше­стой и в ше­стой же час: и Бо­го­ро­ди­чен: Нет у нас дерз­но­ве­ния: и по­кло­ны 3.

Та­же тро­парь про­ро­че­ства, глас 6:

Тро­парь про­ро­че­ства, глас 6

Ду­шею со­кру­шен­ною при­па­да­ем Те­бе, / и мо­лим Тя Спа­се ми­ра: / Ты бо еси Бог кающихся. С ду­шою со­кру­шен­ною мы при­па­да­ем к Те­бе, / и мо­лим Те­бя, Спа­си­тель ми­ра, / ибо Ты – Бог кающихся.
Сла­ва, и ныне, той­же. Сла­ва, и ныне: по­вто­ря­ем то же.

Про­ки­мен, пса­лом 125, глас 4:

Про­ки­мен, глас 4

Вне­гда воз­вра­ти­ти Гос­по­ду / плен Си­онь. Стих: То­гда ис­пол­ни­ша­ся ра­до­сти уста наша. Ко­гда воз­вра­тил Гос­подь / плен Си­о­на. Стих: То­гда ис­пол­ни­лись ра­до­сти уста на­ши. Пс 125:1А, 2А

Про­ро­че­ства Ие­зе­ки­и­ле­ва чтение:
[Гла­ва 1, ст. 1 – 20]

Про­ро­че­ства Ие­зе­ки­и­ля чтение

Бысть в три­де­ся­тое ле­то, в чет­вер­тый ме­сяц, в пя­тый день ме­ся­ца, и аз бых по­сре­де пле­не­ния при ре­це Хо­вар: и от­вер­зо­ша­ся небе­са, и ви­дех ви­де­ния Бо­жия. В пя­тый день ме­ся­ца, сие ле­то пя­тое пле­не­ния ца­ря Иоаки­ма. И бысть сло­во Гос­подне ко Ие­зе­ки­и­лю сы­ну Ву­зи­е­ву, свя­щен­ни­ку в зем­ли хал­дей­стей при ре­це Хо­вар. И бысть на мне ру­ка Гос­под­ня. И ви­дех, и се дух воздви­за­яй­ся, гря­дя­ше от се­ве­ра, и об­лак ве­ли­кий в нем, и свет окрест его и ог­нь бли­ста­яй­ся. И по­сре­де его яко ви­де­ние илек­тра по­сре­де ог­ня, и свет в нем: по­сре­де яко по­до­бие че­ты­рех жи­вот­ных: и сие ви­де­ние их, яко по­до­бие че­ло­ве­ка в них. И че­ты­ре ли­ца еди­но­му, и че­ты­ре кри­ла еди­но­му. И го­ле­ни их пра­вы, и пер­на­ты но­ги их, и ис­кры яко бли­ста­ю­ща­я­ся медь, и лег­ка кри­ла их. И ру­ка че­ло­ве­ча под кри­ла­ми их на че­ты­рех стра­нах их. И ли­ца их и кри­ла их че­ты­рех дер­жа­ща­я­ся друг дру­га, ли­ца же их че­ты­рех не об­ра­ща­ху­ся, вне­гда хо­ди­ти им: ко­еж­до пря­мо ли­ца сво­е­го хож­да­ху. И по­до­бие лиц их, ли­це че­ло­ве­чее, и ли­це льво­во одес­ную че­ты­рем, и ли­це тель­чее ошу­юю че­ты­рем, и ли­це ор­лее че­ты­рем. [И ли­ца их] и кри­ла их про­стер­ты свы­ше че­ты­рем, кое­муж­до два со­пря­же­на друг ко дру­гу, и два по­кры­ва­ху вер­ху те­ле­се их, и ко­еж­до пря­мо ли­цу сво­е­му идя­ше. Иде­же аще бя­ше дух ше­ству­яй, идя­ху, и не об­ра­ща­ху­ся. И по­сре­де жи­вот­ных ви­де­ние яко уг­лия ог­ня го­ря­ща­го, яко ви­де­ние свещ со­об­ра­ща­ю­щих­ся по­сре­де жи­вот­ных, и свет ог­ня, и от ог­ня ис­хож­да­ше яко мол­ния. И жи­вот­ная те­ча­ху, и об­ра­ща­ху­ся, яко ви­де­ние ве­зе­ко­во. И ви­дех, и се ко­ло еди­но на зем­ли дер­жа­ще­е­ся жи­вот­ных че­ты­рех. И ви­де­ние ко­лес, и со­тво­ре­ние их, яко ви­де­ние фар­си­са, и по­до­бие еди­но че­ты­рем: и де­ло их бя­ше, яко­же аще бы бы­ло ко­ло в ко­ле­си. На че­ты­ри стра­ны их ше­ство­ва­ху: не об­ра­ща­ху­ся, вне­гда ше­ство­ва­ти им. Ни­же хреб­ты их, и вы­со­та бя­ше им: и ви­дех та, и пле­щи их ис­пол­не­ны очес окрест че­ты­рем. И вне­гда ше­ство­ва­ти жи­вот­ным, ше­ство­ва­ху и ко­ле­са дер­жа­ще­ся их: и вне­гда воздви­за­ти­ся жи­вот­ным от зем­ли, воздви­за­ху­ся и ко­ле­са. Иде­же аще бя­ше об­лак, та­мо бя­ше и дух, еже ше­ство­ва­ти: ше­ство­ва­ху и жи­вот­ная, и ко­ле­са воздви­за­ху­ся с ни­ми, зане дух жиз­ни бя­ше в колесех. Бы­ло в трид­ца­тый год, в чет­вер­тый ме­сяц, в пя­тый день ме­ся­ца, и был я сре­ди плен­ни­ков при ре­ке Хо­вар, и от­верз­лись небе­са, и я узрел ви­де­ние Бо­жие. В пя­тый день ме­ся­ца – это пя­тый год пле­не­ния ца­ря Иоаки­ма, – и бы­ло сло­во Гос­подне к Ие­зе­ки­и­лю, сы­ну Ву­зия, свя­щен­ни­ку, в зем­ле Хал­де­е­ев, при ре­ке Хо­вар; и бы­ла на мне ру­ка Гос­под­ня. И я уви­дел: и вот, ве­тер под­ни­ма­ю­щий­ся шел от се­ве­ра, и об­ла­ко ве­ли­кое в нем, и си­я­ние во­круг него, и огонь бли­ста­ю­щий; а в сре­дине его как бы вид ян­та­ря по­сре­ди ог­ня; и си­я­ние в нем, и в се­ре­дине как бы по­до­бие че­ты­рех жи­вот­ных. И вот ви­де­ние их: (как бы) по­до­бие че­ло­ве­ка у них; и че­ты­ре ли­ца у каж­до­го, и че­ты­ре кры­ла у каж­до­го; и го­ле­ни их пря­мые, и опе­ре­ны но­ги их, и ис­кры – как бли­ста­ю­щая медь, и лег­ки кры­лья их. И ру­ки че­ло­ве­че­ские – из-под кры­льев их, на че­ты­рех сто­ро­нах их; и ли­ца их, и кры­лья их че­ты­рех со­при­ка­са­лись од­но с дру­гим; и ли­ца их че­ты­рех не обо­ра­чи­ва­лись во вре­мя ше­ствия их; каж­дое по на­прав­ле­нию ли­ца сво­е­го шло. И по­до­бие лиц их: ли­цо че­ло­ве­ка, и ли­цо льва спра­ва у всех че­ты­рех, и ли­цо тель­ца сле­ва у всех че­ты­рех, и ли­цо ор­ла у всех че­ты­рех. И (ли­ца их и) кры­лья их про­стер­ты вверх у всех че­ты­рех; у каж­до­го два со­еди­ня­лись друг с дру­гом, а два по­кры­ва­ли свер­ху те­ла их. И каж­дое по на­прав­ле­нию ли­ца сво­е­го шло; ку­да пой­дет Дух, они шли и не обо­ра­чи­ва­лись. И по­сре­ди жи­вот­ных – вид как бы уг­лей, ог­нем го­ря­щих, как вид лам­пад, кру­жа­щих­ся меж­ду жи­вот­ны­ми, и си­я­ние ог­ня, и из ог­ня ис­хо­ди­ла (как бы) мол­ния. И жи­вот­ные бе­жа­ли и по­во­ра­чи­ва­ли, как вид рос­сы­пи искр*. И я уви­дел: и вот по од­но­му ко­ле­су на зем­ле воз­ле че­ты­рех жи­вот­ных. И вид ко­лес – как вид то­па­за**; и по­до­бие, и устрой­ство их – од­но у всех че­ты­рех; и устрой­ство их бы­ло, как буд­то бы ко­ле­со на­хо­ди­лось в ко­ле­се. На че­ты­ре сто­ро­ны свои они шли и не по­во­ра­чи­ва­ли во вре­мя ше­ствия их – да­же обо­дья их; и вы­со­та бы­ла у них. И я уви­дел их: и обо­дья их пол­ны глаз кру­гом у всех че­ты­рех! И во вре­мя ше­ствия жи­вот­ных, шли и ко­ле­са воз­ле них; и при подъ­еме жи­вот­ных от зем­ли, под­ни­ма­лись и ко­ле­са. Где об­ла­ко, там был и Дух, по­буж­да­ю­щий ид­ти: шли жи­вот­ные, и ко­ле­са под­ни­ма­лись с ни­ми, ибо Дух Жиз­ни был в ко­ле­сах. Иез 1:1–20

*с греч. букв.: вид Везека

**с греч. букв.: вид фарсиса

Про­ки­мен, пса­лом 126, глас 4:

Про­ки­мен, глас 4

Аще не Гос­подь со­зи­ждет дом, / всуе тру­ди­ша­ся зи­жду­щии. Стих: Аще не Гос­подь со­хра­нит град, всуе бде стрегий. Ес­ли Гос­подь не по­стро­ит до­ма, / впу­стую по­тру­ди­лись стро­и­те­ли. Стих: Ес­ли Гос­подь не со­хра­нит го­ро­да, впу­стую бодр­ство­вал страж. Пс 126:1
И чтет­ся Еван­ге­лие по пред­пи­сан­но­му чи­ну. По чте­нии же, Ско­ро да пред­ва­рят ны щед­ро­ты Твоя Гос­по­ди: Три­свя­тое, с по­кло­ны. По От­че наш: Кондак дне. Гос­по­ди по­ми­луй, 40. И про­чее по обы­чаю, и отпуст.

Ве­до­мо же бу­ди: яко Еван­ге­лие от Мат­феа все чтет­ся, по­добне и от Мар­ка, и от Лу­ки: от Иоан­на же чтет­ся до на­ча­ла свя­тых стра­стей, яве яко до Ныне про­сла­ви­ся Сын Че­ло­ве­че­ский: Чтет­ся же та­ко в трех днех, си­речь, в По­не­дель­ник, во Втор­ник, в Сре­ду: И со­вер­ша­ет­ся в Сре­ду на 9‑м ча­се. Бы­ва­ют же от Лу­ки чте­ния три. Про­чая же по два. Вку­пе всех чте­ний де­вять, и вя­щ­ше ни­что­же. Де­вя­тый же час трех дней сти­хо­сло­вия не имать, яко­же ре­че­ся. Но по три­псал­мии по­ет­ся от учи­нен­на­го мо­на­ха: Иже в де­вя­тый час: Сла­ва, и ныне: Иже нас ра­ди рож­дей­ся от Де­вы: И бы­ва­ет чте­ние в Чет­ве­ро­е­ван­ге­лии: По нем­же гла­го­лем: Не пре­даждь нас до кон­ца: Три­свя­тое с по­кло­ны. По От­че наш: Кондак дне. Во Цар­ствии Тво­ем: И про­чее по­сле­до­ва­ние, яко обыч­но. Гла­го­лем же и кондак дне. При­со­во­куп­ля­ем же и Вечерню.

И чи­та­ет­ся Еван­ге­лие по пред­пи­сан­но­му чи­ну. По чте­нии же: Ско­ро да встре­тит нас со­стра­да­ние Твое, Гос­по­ди: Три­свя­тое по От­че наш: Кондак дня. Гос­по­ди по­ми­луй, 40. И про­чее по обы­чаю, и отпуст.

Де­вя­тый же час во все три дня без ка­физ­мы, но с чте­ни­ем Чет­ве­ро­е­ван­ге­лия: По­сле же чи­та­ем Не пре­дай нас до кон­ца: Три­свя­тое по От­че наш: Кондак дня. Во Цар­ствии Тво­ем: И про­чее по­сле­до­ва­ние, как обыч­но. И на­чи­на­ем Вечерню.

ВО СВЯ­ТЫЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ПОНЕДЕЛЬНИК
ВЕЧЕРА,

ВО СВЯ­ТОЙ И ВЕ­ЛИ­КИЙ ПОНЕДЕЛЬНИК
НА ВЕ­ЛИ­КОЙ ВЕЧЕРНЕ

по пред­на­чи­на­тель­ном псал­ме обыч­ное сти­хо­сло­вие: Ко Гос­по­ду вне­гда скор­бе­ти ми, воз­звах: На Гос­по­ди воз­звах, по­ста­вим сти­хов 10, и по­ем сти­хи­ры са­мо­глас­ны дне 4 по два­жды, а два по еди­но­жды, глас 1: По пред­на­чи­на­тель­ном псал­ме ка­физ­ма 18. На “Гос­по­ди воз­звах:” сти­хи­ры на 10; и по­ем са­мо­глас­ны дня 4 по два­жды, а два по еди­но­жды, глас 1:
Гря­дый Гос­подь к воль­ней стра­сти, / апо­сто­лом гла­го­ла­ше на пу­ти: / се вос­хо­дим во Иеру­са­лим, / и пре­даст­ся Сын Че­ло­ве­че­ский, / яко­же есть пи­са­но о Нем. / При­и­ди­те убо и мы, очи­щен­ны­ми смыс­лы, сше­ству­им Ему, / и срас­пнем­ся, и умерт­вим­ся Его ра­ди жи­тей­ским сла­с­тем, / да и ожи­вем с Ним, и услы­шим во­пи­ю­ща Его: / не кто­му в зем­ный Иеру­са­лим за еже стра­да­ти, / но вос­хо­жду ко От­цу Мо­е­му и От­цу ва­ше­му, / и Бо­гу Мо­е­му и Бо­гу ва­ше­му, / и со­воз­вы­шу вас в гор­ний Иеру­са­лим, / в Цар­ство Небес­ное. (2) Господь, идя на доб­ро­воль­ное стра­да­ние, / го­во­рил апо­сто­лам на пу­ти: / “Вот, мы вос­хо­дим во Иеру­са­лим, / и пре­дан бу­дет Сын Че­ло­ве­че­ский, как на­пи­са­но о Нем”!” / Да­вай­те же и мы, очи­щен­ны­ми мыс­ля­ми / бу­дем со­пут­ство­вать Ему, и с Ним рас­пнем­ся, / и умерт­вим се­бя ра­ди Него для жи­тей­ских на­сла­жде­ний, / что­бы с Ним и ожить, и услы­шать Его, воз­гла­ша­ю­ще­го: / “Уже не в зем­ной Иеру­са­лим вос­хо­жу, что­бы по­стра­дать, / но ко От­цу Мо­е­му и От­цу ва­ше­му, / и к Бо­гу Мо­е­му и Бо­гу ва­ше­му, / и вас с Со­бою воз­не­су в гор­ний Иеру­са­лим, / в Цар­ство Небес­ное!” (2)
Глас 5: До­стиг­ше вер­нии спа­си­тель­ную страсть Хри­ста Бо­га, / неиз­ре­чен­ное Его дол­го­тер­пе­ние про­сла­вим: / яко да бла­го­у­тро­би­ем Сво­им / со­воз­двиг­нет и нас умерщ­влен­ных гре­хом, / яко Благ и Че­ло­ве­ко­лю­бец. (2) Глас 5: До­стиг­нув, вер­ные, / спа­си­тель­но­го стра­да­ния Хри­ста Бо­га, / неиз­ре­чен­ное Его дол­го­тер­пе­ние про­сла­вим, / что­бы Он по ми­ло­сер­дию Сво­е­му / воз­двиг с Со­бой и нас, умерщ­влен­ных гре­хом, / как Бла­гой и Че­ло­ве­ко­лю­бец. (2)
Гос­по­ди гря­дый к стра­да­нию, / Твоя утвер­ждая уче­ни­ки, / гла­го­лал еси особь при­ем их: / ка­ко гла­гол Мо­их не помни­те, / яже преж­де ре­кох вам? / Яко вся­ко­му про­ро­ку несть пи­са­но, / ток­мо во Иеру­са­ли­ме уби­е­ну бы­ти. / Ныне убо вре­мя на­сто­ит, еже ре­кох вам: / се бо пре­да­ю­ся ру­ка­ма греш­ных по­ру­ган бы­ти, / иже и кре­сту Мя при­гвоз­див­ше, и по­гре­бе­нию пре­дав­ше, / омер­зе­на вме­нят яко мерт­ва. / Оба­че дер­зай­те, трид­не­вен бо во­ста­ну, / в ра­дость вер­ных, и жизнь веч­ную. (2) Гос­по­ди, ше­ствуя на стра­да­ние / и утвер­ждая Сво­их уче­ни­ков, / Ты, при­звав их, го­во­рил им на­едине: / “Как вы слов Мо­их не помни­те, / тех, что Я преж­де вам ска­зал, / что ни­ка­ко­му Про­ро­ку, как на­пи­са­но, / невоз­мож­но вне Иеру­са­ли­ма быть уби­тым? / Ныне же на­ста­ло вре­мя, / о ко­то­ром Я вам ска­зал: / ибо вот, Я пре­даю Се­бя в ру­ки греш­ни­ков на по­ру­га­ние; / и они, ко кре­сту Ме­ня при­гвоз­див, / и по­гре­бе­нию пре­дав, / пре­зрен­ным со­чтут, как мерт­во­го. / Од­на­ко дер­зай­те: ибо Я вос­ста­ну на тре­тий день / на ра­дость вер­ным и в жизнь веч­ную!” (2)
Гос­по­ди, к та­ин­ству неиз­гла­го­лан­но­му Тво­е­го смот­ре­ния, / не до­вле­ю­щи сы­нов Зе­ве­део­вых ма­ти, про­ша­ше Тя, / вре­мен­на­го цар­ства по­че­сти да­ро­ва­ти­ся ча­дом ея, / но вме­сто тоя, ча­шу смер­ти обе­щал еси пи­ти дру­гом Тво­им, / юже ча­шу преж­де сих пи­ти Сам гла­го­лал еси, / гре­хов очи­ще­ние. / Тем­же Те­бе во­пи­ем: / спа­се­ние душ на­ших, сла­ва Те­бе. (2) Не по­сти­гая неска­зан­но­го та­ин­ства / про­мыс­ла Тво­е­го, Гос­по­ди, / ма­терь сы­нов Зе­ве­де­е­вых про­си­ла у Те­бя, / что­бы по­че­сти вре­мен­но­го цар­ства / бы­ли да­ро­ва­ны ча­дам ее; / но вме­сто то­го Ты обе­щал, / что ча­шу смерт­ную бу­дут пить дру­зья Твои, / ту ча­шу, о ко­то­рой Ты го­во­рил, / что Сам преж­де них бу­дешь пить ее / для очи­ще­ния нас от гре­хов. / По­то­му мы Те­бе взы­ва­ем: / “Спа­се­ние душ на­ших, сла­ва Те­бе!” (2)
Гос­по­ди, со­вер­шен­ней­шая мудр­ство­ва­ти, / Твоя на­ка­зуя уче­ни­ки, / не упо­до­би­ти­ся язы­ком гла­го­лал еси, / во еже об­ла­да­ти мень­ши­ми: / не та­ко бо бу­дет вам Мо­им уче­ни­ком, / яко ни­щий хо­тя есмь. / Пер­вый убо вас, да бу­дет всем слу­га: / на­чаль­ству­яй же, яко на­чаль­ству­е­мый: / пре­ды­зящ­ный же, яко по­след­ней­ший. / Ибо при­и­дох Сам об­ни­щав­ше­му Ада­му по­слу­жи­ти, / и из­бав­ле­ние да­ти за мно­гих ду­шу Мою, / во­пи­ю­щих Ми: сла­ва Тебе. Гос­по­ди, со­вер­шен­ней­шим об­ра­зом мудр­ство­вать / на­став­ляя уче­ни­ков Сво­их, / ты вну­шал им языч­ни­кам не упо­доб­лять­ся / в же­ла­нии на­чаль­ство­вать над мень­ши­ми: / “Не так да бу­дет у вас, Мо­их уче­ни­ков, / ибо Сам Я – ни­щий по во­ле Сво­ей. / Так, пер­вый сре­ди вас да бу­дет всем слу­га; / на­чаль­ству­ю­щий же – как под­на­чаль­ный, / а пред­по­чтен­ный – как по­след­ний. / Ведь Сам Я при­шел об­ни­щав­ше­му Ада­му по­слу­жить, / и от­дать ду­шу Мою во ис­куп­ле­ние мно­гих, / взы­ва­ю­щих Мне: Сла­ва Тебе!”
Глас 8: Из­сох­шия смо­ков­ни­цы за непло­дие, / пре­ще­ния убо­яв­ше­ся бра­тие, / пло­ды до­стой­ны по­ка­я­ния при­не­сем Хри­сту, / по­да­ю­ще­му нам ве­лию милость. Глас 8: Устра­шив­шись на­ка­за­ния, бра­тия, / ис­сох­шей за бес­пло­дие смо­ков­ни­цы, / пло­ды до­стой­ные по­ка­я­ния при­не­сем Хри­сту, / по­да­ю­ще­му нам ве­ли­кую милость.
Сла­ва, и ныне, глас той­же: Вто­рую Еву егип­тя­ны­ню об­рет змий гла­го­лы, / тща­ше­ся лас­ка­нь­ми за­пя­ти Иоси­фа, / но той оста­вив ри­зу, бе­жа гре­ха, / и наг не сты­дя­ше­ся, яко­же пер­во­здан­ный преж­де пре­слу­ша­ния. / То­го мо­лит­ва­ми, Хри­сте, по­ми­луй нас. Сла­ва, и ныне, глас тот же: Вто­рую Еву в егип­тян­ке об­ре­тя, / ста­рал­ся змий ее ре­ча­ми льсти­вы­ми со­блаз­нить Иоси­фа; / но он, оста­вив одеж­ду, бе­жал от гре­ха, / и, на­гой, не сты­дил­ся, как пер­во­здан­ный до ослу­ша­ния. / Его моль­ба­ми, Хри­сте, по­ми­луй нас.
Та­же вход со Еван­ге­ли­ем. Све­те тихий: Вход с Еван­ге­ли­ем. “Свет отрадный:”

Про­ки­мен, пса­лом 127. Глас 6:

Бла­го­сло­вит тя Гос­подь от Си­о­на, / и узри­ши бла­гая Иеру­са­ли­ма. Стих: Бла­же­ни вси бо­я­щи­и­ся Гос­по­да, хо­дя­щии в пу­тех Его.

Про­ки­мен, глас 6

Да бла­го­сло­вит те­бя Гос­подь с Си­о­на, / и уви­дишь бла­га Иеру­са­ли­ма. Стих: Бла­жен­ны все бо­я­щи­е­ся Гос­по­да, хо­дя­щие по пу­тям Его. Пс 127:5А, 1

Ис­хо­да чтение:
[Гла­ва 1, ст. 1 – 20]

1. Ис­хо­да чтение

Сия име­на сы­нов Из­ра­и­ле­вых, вхо­дя­щих во Еги­пет вку­пе со Иа­ко­вом от­цем их, кийж­до со всем до­мом сво­им вни­до­ша: Ру­вим, Си­ме­он, Ле­вий, Иуда, Ис­са­хар, За­ву­лон и Ве­ни­а­мин, Дан и Неф­фа­лим, Гад и Асир. Иосиф же бя­ше во Егип­те. Бя­ше же всех душ из­шед­ших из Иа­ко­ва, сед­мь­де­сят пять. Ум­ре же Иосиф, и вся бра­тия его, и весь род оный. Сы­но­ве же Из­ра­и­ле­вы воз­рас­то­ша, и умно­жи­ша­ся, и мно­зи бы­ша, и укре­пи­ша­ся зе­ло зе­ло: умно­жи же их зем­ля. Во­ста же царь ин во Егип­те, иже не зна­ше Иоси­фа. Ре­че же язы­ку сво­е­му: се род сы­нов Из­ра­и­ле­вых ве­ли­кое мно­же­ство, и укреп­ля­ет­ся па­че нас. При­и­ди­те убо пре­хит­рим их, да не ко­гда умно­жат­ся; и егда аще при­клю­чит­ся нам брань, при­ло­жат­ся и сии к су­по­ста­том, и одо­лев­ше нам, изы­дут из зем­ли [на­шея]. И при­ста­ви над ни­ми при­став­ни­ки дел, да озло­бят их в де­лех: и со­зда­ша гра­ды твер­ды фа­ра­о­ну, Пи­фо, и Ра­мес­си, и Он, иже есть Илио­поль. По­ели­ку же их сми­ря­ху, то­ли­ко мно­жай­шии бы­ва­ху, и укреп­ля­ху­ся зе­ло зе­ло. И гну­ша­ху­ся егип­тяне сы­н­ми Из­ра­и­ле­вы­ми. И на­си­лие тво­ря­ху егип­тяне сы­ном Из­ра­и­ле­вым нуж­дею. И бо­лез­нен­ну тем жизнь тво­ря­ху в де­лех же­сто­ких, бре­ни­ем, и пл­ин­фо­де­ла­ни­ем, и все­ми де­лы, яже в по­лях, во всех де­лех, ими­же по­ра­бо­ща­ху их с нуждею. Это – име­на сы­нов Из­ра­и­ле­вых, вхо­див­ших в Еги­пет вме­сте с Иа­ко­вом от­цом их. Каж­дый со всем до­мом сво­им во­шли: Ру­вим, Си­ме­он, Ле­вий, Иуда, Ис­са­хар, За­ву­лон (и) Ве­ни­а­мин, Дан и Неф­фа­лим, Гад и Асир, а Иосиф уже был в Егип­те. Бы­ло же всех душ, про­ис­шед­ших от [чресл] Иа­ко­ва, семь­де­сят пять. И скон­чал­ся Иосиф, и все бра­тья его, и все по­ко­ле­ние то; а сы­ны Из­ра­и­ле­вы воз­рос­ли, и умно­жи­лись, и мно­го­чис­лен­ны сде­ла­лись, и весь­ма, весь­ма уси­ли­лись, и пре­умно­жа­ла их зем­ля. И встал над Егип­том иной царь, ко­то­рый не знал Иоси­фа. И ска­зал он на­ро­ду сво­е­му: “Вот, на­род сы­нов Из­ра­и­ле­вых – ве­ли­кое мно­же­ство, и уси­ли­ва­ет­ся он бо­лее нас; да­вай­те же пе­ре­хит­рим его, что­бы ко­гда-ни­будь он не умно­жил­ся; и то­гда, ес­ли слу­чит­ся у нас вой­на, при­со­еди­нят­ся и они к непри­я­те­лям, и одо­лев нас, вый­дут из зем­ли (на­шей). И по­ста­вил он над ни­ми на­чаль­ни­ков ра­бот, что­бы из­ну­ря­ли их ра­бо­та­ми. И по­стро­и­ли они го­ро­да укреп­лен­ные фа­ра­о­ну: Пи­фо, (и) Ра­мес­си, и Он, то есть Илио­поль. Но на­сколь­ко их уни­жа­ли, на­столь­ко они ста­но­ви­лись мно­го­чис­лен­ны, и весь­ма, весь­ма уси­ли­ва­лись. И бо­я­лись Егип­тяне сы­нов Из­ра­и­ле­вых. И угне­та­ли Егип­тяне сы­нов Из­ра­и­ле­вых с на­си­ли­ем, и му­чи­тель­ной де­ла­ли их жизнь в ра­бо­тах тяж­ких над гли­ною и из­го­тов­ле­ни­ем кир­пи­чей, и во всех ра­бо­тах на по­лях – во всех ра­бо­тах, к ко­то­рым, при­нуж­да­ли их с насилием.
И ре­че царь еги­пет­ский ба­бам ев­рей­ским: еди­ной их имя, Сеп­фо­ра, и имя вто­рой, Фуа. И ре­че [им]: егда ба­би­те евре­а­ны­ням, и суть к рож­де­нию, аще убо му­же­ский пол бу­дет, уби­вай­те его, аще же жен­ский, снаб­де­вай­те его. Убо­я­ша­ся же ба­бы Бо­га, и не со­тво­ри­ша, яко­же по­ве­ле им царь еги­пет­ский, и жив­ля­ху му­же­ский пол. Приз­ва же царь еги­пет­ский ба­бы, и ре­че им: что яко со­тво­ри­сте вещь сию, и ожив­ля­е­те му­же­ский пол? Ре­ко­ша же ба­бы фа­ра­о­ну: не яко же­ны егип­тя­ны­ни, та­ко и же­ны евре­а­ны­ни: раж­да­ют бо преж­де неже вни­ти к ним ба­бам, и раж­да­ху. Бла­го же тво­ря­ше Бог ба­бам, и мно­жа­ху­ся лю­дие, и укреп­ля­ху­ся зело. И об­ра­тил­ся царь Егип­тян к по­ви­валь­ным баб­кам Ев­ре­ев – од­ной из них имя Сеп­фо­ра, а имя вто­рой – Фуа, и ска­зал им: “Ко­гда вы по­ви­ва­е­те у Ев­ре­я­нок, и бу­дут они близ­ки к ро­дам, ес­ли бу­дет муж­ской пол, то умерт­ви­те его, а ес­ли жен­ский, со­хра­няй­те его”. Но по­ви­валь­ные баб­ки убо­я­лись Бо­га и не сде­ла­ли так, как по­ве­лел им царь Еги­пет­ский; и остав­ля­ли они де­тей муж­ско­го по­ла в жи­вых. И при­звал царь Еги­пет­ский по­ви­валь­ных ба­бок и ска­зал им: “За­чем же вы сде­ла­ли это де­ло, и остав­ля­е­те де­тей муж­ско­го по­ла в жи­вых?” Но по­ви­валь­ные баб­ки ска­за­ли фа­ра­о­ну: “Не (так), как жен­щи­ны Еги­пет­ские (жен­щи­ны) ев­рей­ские; ведь они рож­да­ют преж­де, чем при­дут к ним по­ви­валь­ные баб­ки; вот они и рож­да­ли”. Бог же де­лал доб­ро по­ви­валь­ным баб­кам, а на­род умно­жал­ся и уси­ли­вал­ся весь­ма. Исх 1:1–20

Про­ки­мен, пса­лом 128, глас 6:

Про­ки­мен, глас 6

Бла­го­сло­ви­хом вы / во имя Гос­подне. Стих: Мно­жи­цею бра­ша­ся со мною от юно­сти моея. Бла­го­слов­ля­ем вас / во имя Гос­подне. Стих: Мно­го раз опол­ча­лись на ме­ня с юно­сти мо­ей. Пс 128:8Б, 1А

Иова чте­ние:
[Гла­ва 1, ст. 1 – 12]

2. Иова чтение

Че­ло­век некий бя­ше во стране Ав­си­ти­дий­стей, ему­же имя Иов: и бе че­ло­век он ис­ти­нен, непо­ро­чен, пра­ве­ден, Бо­го­че­стив, уда­ля­яй­ся от вся­кия лу­ка­выя ве­щи. Бы­ша же ему сы­но­ве сед­мь, и дще­ри три. И бя­ху ско­ти его, овец сед­мь ты­сящ, вель­блю­дов три ты­ся­щи: су­пруг во­лов пять сот, и ослиц па­со­мых пять сот, и слуг мно­го зе­ло, и де­ла ве­лия бя­ху ему на зем­ли: и бе че­ло­век оный бла­го­род­ней­ший су­щих от во­сток солн­ца. Схо­дя­ще­ся же сы­но­ве его друг ко дру­гу, тво­ря­ху пир на кийж­до день, спо­ем­лю­ще вку­пе и три сест­ры своя, ясти и пи­ти с ни­ми. И егда скон­ча­ва­ша­ся дние пи­ра, по­сы­ла­ше Иов и очи­ща­ше их, во­стая за­ут­ра: и при­но­ша­ше о них жерт­вы по чис­лу их, и тель­ца еди­на­го о гре­се, о ду­шах их. Гла­го­ла­ше бо Иов: негли ко­гда сы­но­ве мои со­гре­ши­ша, и в мыс­ли сво­ей злая по­мыс­ли­ша про­ти­ву Бо­га? Та­ко убо тво­ря­ше Иов вся дни. Че­ло­век некий был в зем­ле Ав­си­ти­дий­ской, имя ему Иов; и был че­ло­век тот непо­роч­ным, спра­вед­ли­вым, прав­ди­вым, бо­го­бо­яз­нен­ным, уда­ляв­шим­ся от вся­ко­го зло­го де­ла. Бы­ло же у него семь сы­но­вей и три до­че­ри. И бы­ло у него ско­та: овец семь ты­сяч, вер­блю­дов три ты­ся­чи, пять­сот пар во­лов, ослиц на паст­би­ще пять­сот и при­слу­га весь­ма мно­го­чис­лен­ная; и де­ла ве­ли­кие бы­ли у него на зем­ле. И был че­ло­век тот знат­нее всех, кто от во­сто­ка солн­ца. Схо­ди­лись же сы­но­вья его друг к дру­гу, де­лая пир на вся­кий день, за­би­рая вме­сте с со­бою и трех се­стер сво­их есть и пить с ни­ми. И ко­гда кон­ча­лись дни пи­ра, по­сы­лал Иов и очи­щал их, вста­вая ра­но утром, и при­но­сил о них жерт­вы, по чис­лу их, и од­но­го тель­ца за грех о ду­шах их. Ибо го­во­рил Иов: “Не (со­гре­ши­ли ли) ко­гда сы­но­вья мои (и не) по­мыс­ли­ли ли в уме сво­ем дур­но­го о Бо­ге?” Так и де­лал Иов во все дни.
И бысть яко день сей, и се при­и­до­ша ан­ге­ли Бо­жии пред­ста­ти пред Гос­по­дем, и диа­вол при­и­де с ни­ми. И ре­че Гос­подь диа­во­лу: от­ку­ду при­шел еси? И от­ве­щав диа­вол Гос­по­де­ви, ре­че: об­шед зем­лю, и про­шед под­не­бес­ную се есмь. И ре­че ему Гос­подь: внял ли еси мыс­лию тво­ею на ра­ба Мо­е­го Иова? Зане несть яко он, на зем­ли че­ло­век непо­ро­чен, ис­ти­нен, бо­го­че­стив, уда­ля­яй­ся от вся­кия лу­ка­выя ве­щи. От­ве­ща же диа­вол, и ре­че пред Гос­по­дем: еда туне Иов чтит Гос­по­да? Не Ты ли огра­дил еси внеш­няя его, и внут­рен­няя до­му его, и яже вне всех су­щих его окрест? Де­ла же ру­ку его бла­го­сло­вил еси, и ско­ты его мно­ги со­тво­рил еси на зем­ли. Но посли ру­ку Твою, и кос­ни­ся всех, яже имать: аще не в ли­це Тя бла­го­сло­вит. То­гда ре­че Гос­подь диа­во­лу: се вся ели­ка суть ему, даю в ру­ку твою, но са­мо­го да не кос­не­ши­ся. И изы­де диа­вол от Господа. И как на­стал та­кой день – и вот, при­шли Ан­ге­лы Бо­жии пред­стать пред Гос­по­да; и диа­вол при­шел с ни­ми. И ска­зал Гос­подь диа­во­лу: “От­ку­да ты явил­ся?” И в от­вет диа­вол ска­зал Гос­по­ду: “Обой­дя зем­лю и прой­дя под­не­бес­ную, (вот,) я при­шел”. И ска­зал ему Гос­подь: “Об­ра­тил ли ты мысль на слу­гу Мо­е­го Иова? Ибо нет по­доб­но­го ему, сре­ди тех, кто на зем­ле: че­ло­век непо­роч­ный, [спра­вед­ли­вый], прав­ди­вый, бо­го­бо­яз­нен­ный, уда­ля­ю­щий­ся от вся­ко­го зло­го де­ла. От­ве­чал (же) диа­вол и ска­зал пред Гос­по­дом: “Раз­ве да­ром Иов чтит Бо­га? Не Ты ли огра­дил что у него извне, и внут­ри до­ма его, и окрест все­го, при­над­ле­жа­ще­го ему кру­гом? И де­ла рук его Ты бла­го­сло­вил, и ста­да его сде­лал мно­го­чис­лен­ны­ми на зем­ле; но про­стри ру­ку Твою и кос­нись все­го, что он име­ет, – ко­неч­но он в ли­цо [Твое] бла­го­сло­вит Те­бя!” То­гда ска­зал Гос­подь диа­во­лу: “Вот, всё, что есть у него, даю в ру­ку твою; но к нему са­мо­му не при­кос­нись”. И ото­шел диа­вол от [ли­ца] Гос­под­ня. Иов 1:1–12
Та­же, Да ис­пра­вит­ся мо­лит­ва моя: За­тем, Да ис­пра­вит­ся мо­лит­ва моя:

И по­сем Еван­ге­лие от Матфеа,
за­ча­ло 98: [Мф. 24, 3 – 35]

Еван­ге­лие от Матфея
за­ча­ло 98

Во вре­мя оно, се­дя­щу Иису­су на го­ре Еле­он­стей, при­сту­пи­ша к Нему уче­ни­цы на едине, гла­го­лю­ще: рцы нам, ко­гда сия бу­дут; и что есть зна­ме­ние Тво­е­го при­ше­ствия и кон­чи­на ве­ка? И от­ве­щав Иисус ре­че им: блю­ди­те, да ник­то­же вас пре­льстит. Мно­зи бо при­и­дут во имя Мое, гла­го­лю­ще: аз есмь Хри­стос, и мно­ги пре­льстят. Услы­ша­ти же има­те бра­ни, и слы­ша­ния бра­нем. Зри­те, не ужа­сай­те­ся, по­до­ба­ет бо всем сим бы­ти, но не то­гда есть кон­чи­на. Во­ста­нет бо язык на язык, и цар­ство на цар­ство: и бу­дут гла­ди и па­гу­бы, и тру­си по ме­стом. Вся же сия на­ча­ло бо­лез­нем. То­гда пре­да­дят вы в скор­би, и уби­ют вы, и бу­де­те нена­ви­ди­ми все­ми язы­ки имене Мо­е­го ра­ди. И то­гда со­блаз­нят­ся мно­зи, и друг дру­га пре­да­дят, и воз­не­на­ви­дят друг дру­га. И мно­зи лже­про­ро­цы во­ста­нут и пре­льстят мно­гия. И за умно­же­ние без­за­ко­ния, из­сяк­нет лю­бы мно­гих. Пре­тер­пе­вый же до кон­ца, той спа­сет­ся. И про­по­вест­ся сие Еван­ге­лие Цар­ствия по всей все­лен­ней, во сви­де­тел­ство всем язы­ком: и то­гда при­и­дет кон­чи­на. Егда убо узри­те мер­зость за­пу­сте­ния, ре­чен­ную Да­ни­и­лом про­ро­ком, сто­я­щу на ме­сте свя­те, иже чтет, да ра­зу­ме­ет, то­гда су­щии во Иудеи да бе­жат на го­ры. И иже на кро­ве, да не схо­дит взя­ти яже в до­му его. И иже на се­ле, да не воз­вра­тит­ся вспять взя­ти риз сво­их. Го­ре же непразд­ным и до­я­щим в тыя дни. Мо­ли­те­ся же, да не бу­дет бег­ство ва­ше в зи­ме, ни в суб­бо­ту. Бу­дет бо то­гда скорбь ве­лия, яко­ва же несть бы­ла от на­ча­ла ми­ра до­се­ле, ни­же имать бы­ти. И аще не бы­ша пре­кра­ти­ли­ся дние оны, не бы убо спас­ла­ся вся­ка плоть: из­бран­ных же ра­ди пре­кра­тят­ся дние оны. То­гда аще кто ре­чет вам: се, зде Хри­стос, или он­де, не ими­те ве­ры. Во­ста­нут бо лжехри­сти и лже­про­ро­цы, и да­дят зна­ме­ния ве­лия и чу­де­са, яко­же пре­льсти­ти, аще воз­мож­но, и из­бран­ныя. Се, преж­де рех вам. Аще убо ре­кут вам: се, в пу­сты­ни есть, не изы­ди­те: се, в со­кро­ви­щах, не ими­те ве­ры. Яко­же бо мол­ния ис­хо­дит от во­сток и яв­ля­ет­ся до за­пад, та­ко бу­дет при­ше­ствие Сы­на Че­ло­ве­че­ска­го. Иде­же бо аще бу­дет труп, та­мо со­бе­рут­ся ор­ли. Абие же, по скор­би дний тех, солн­це по­мерк­нет, и лу­на не даст све­та сво­е­го, и звез­ды спад­нут с небе­се, и си­лы небес­ныя по­двиг­нут­ся. И то­гда явит­ся зна­ме­ние Сы­на Че­ло­ве­че­ска­го на небе­си, и то­гда вос­пла­чут­ся вся ко­ле­на зем­ная, и узрят Сы­на Че­ло­ве­че­ска­го, гря­ду­ща на об­ла­цех небес­ных с си­лою и сла­вою мно­гою. И по­слет ан­ге­лы Своя с труб­ным гла­сом ве­ли­им, и со­бе­рут из­бран­ныя Его от че­ты­рех ветр, от ко­нец небес до ко­нец их. От смо­ков­ни­цы же на­учи­те­ся прит­чи: егда уже ва­ия ея бу­дут мла­да, и лист­вие про­зяб­нет, ве­ди­те, яко близ есть жат­ва. Та­ко и вы, егда ви­ди­те сия вся, ве­ди­те, яко близ есть, при две­рех. Аминь гла­го­лю вам, не ми­мо­идет род сей, дон­де­же вся сия бу­дут. Небо и зем­ля ми­мо­идет, сло­ве­са же Моя не мимоидут. В то вре­мя, ко­гда си­дел Иисус на го­ре Мас­лич­ной, по­до­шли к Нему уче­ни­ки от­дель­но от дру­гих и спро­си­ли Его: ска­жи нам, ко­гда это бу­дет, и ка­кое зна­ме­ние Тво­е­го при­ше­ствия и кон­ца ве­ка? И от­ве­тил им Иисус: смот­ри­те, что­бы кто не ввел вас в за­блуж­де­ние. Ибо мно­гие при­дут под име­нем Мо­им, го­во­ря: “я Хри­стос”, и мно­гих вве­дут в за­блуж­де­ние. Пред­сто­ит же вам в бу­ду­щем слы­шать о вой­нах и во­ен­ных слу­хах. Смот­ри­те, не ужа­сай­тесь; ибо это долж­но про­изой­ти, но это еще не ко­нец. Ибо вос­ста­нет на­род на на­род и цар­ство на цар­ство, и бу­дут го­лод и зем­ле­тря­се­ния по ме­стам; все же это на­ча­ло мук рож­де­ния. То­гда бу­дут пре­да­вать вас на стра­да­ние и бу­дут уби­вать вас; и вы бу­де­те нена­ви­ди­мы все­ми на­ро­да­ми за имя Мое. И то­гда со­блаз­нят­ся мно­гие; и бу­дут друг дру­га пре­да­вать, и нена­ви­деть друг дру­га; и мно­гие лже­про­ро­ки вос­ста­нут и мно­гих вве­дут в за­блуж­де­ние; и от умно­же­ния без­за­ко­ния, во мно­гих охла­де­ет лю­бовь. Пре­тер­пев­ший же до кон­ца, тот бу­дет спа­сен. И бу­дет про­по­ве­да­но это Еван­ге­лие Цар­ства по всей все­лен­ной во сви­де­тель­ство всем на­ро­дам; и то­гда при­дет ко­нец. Итак, ко­гда уви­ди­те мер­зость за­пу­сте­ния, став­шую на свя­том ме­сте, о ко­то­рой бы­ло ска­за­но чрез Да­ни­и­ла про­ро­ка – чи­та­ю­щий да ра­зу­ме­ет, – то­гда на­хо­дя­щи­е­ся в Иудее да бе­гут в го­ры; кто на кры­ше, да не спус­ка­ет­ся взять то, что в до­ме его; и кто в по­ле, да не воз­вра­ща­ет­ся взять одеж­ду свою. Го­ре же име­ю­щим во чре­ве и кор­мя­щим гру­дью в те дни. Мо­ли­тесь, что­бы не слу­чи­лось бег­ство ва­ше ни зи­мой, ни в суб­бо­ту; ибо бу­дет то­гда ве­ли­кая скорбь, ка­кой не бы­ло от на­ча­ла ми­ра до­ныне, и ни­ко­гда не бу­дет. И ес­ли бы не бы­ли со­кра­ще­ны дни те, не бы­ла бы спа­се­на ни­ка­кая плоть; но ра­ди из­бран­ных бу­дут со­кра­ще­ны дни те. То­гда, ес­ли кто вам ска­жет: “вот здесь Хри­стос”, или: “там”, – не верь­те; ибо вос­ста­нут лжехри­сты и лже­про­ро­ки и про­из­ве­дут зна­ме­ния ве­ли­кие и чу­де­са, что­бы вве­сти в за­блуж­де­ние, ес­ли воз­мож­но, и из­бран­ных. Вот Я на­пе­ред ска­зал вам. Итак, ес­ли ска­жут вам: “вот Он в пу­стыне”, – не вы­хо­ди­те; “вот Он во внут­рен­них по­ко­ях”, – не верь­те; ибо, как мол­ния ис­хо­дит от во­сто­ка и све­тит до за­па­да, так бу­дет при­ше­ствие Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го. Где бу­дет труп, там со­бе­рут­ся ор­лы. Тот­час же, по­сле скор­би дней тех, солн­це по­мерк­нет, и лу­на не даст све­та сво­е­го, и звез­ды упа­дут с неба, и си­лы небес­ные бу­дут по­ко­леб­ле­ны. И то­гда явит­ся зна­ме­ние Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го на небе; и то­гда бу­дут бить се­бя в грудь все пле­ме­на зем­ные и уви­дят Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го, гря­ду­ще­го на об­ла­ках небес­ных с си­лою и сла­вою ве­ли­кою; и по­шлет Он Ан­ге­лов Сво­их с тру­бою ве­ли­кой, и со­бе­рут из­бран­ных Его от че­ты­рех вет­ров, от края небес до края их. А об­ра­зом да бу­дет вам смо­ков­ни­ца: ко­гда ветвь ее ста­но­вит­ся уже мяг­кой и пус­ка­ет ли­стья, вы зна­е­те, что близ­ко ле­то. Так и вы, ко­гда уви­ди­те все это, знай­те, что близ­ко, при две­рях. Ис­тин­но го­во­рю вам: не прой­дет род сей, до­ко­ле все это не сбу­дет­ся. Небо и зем­ля прой­дут, сло­ва же Мои не прой­дут. Мф 24:3–35
И про­чее по­сле­до­ва­ние Пре­ждео­свя­щен­ных, по обы­чаю. Та­ко дол­жен­ству­ет бы­ти и в Ве­ли­кий Втор­ник, и в Ве­ли­кую Среду. И про­чее по­сле­до­ва­ние Ли­тур­гии Пре­ждео­свя­щен­ных Да­ров. То же со­вер­ша­ет­ся и в Ве­ли­кий Втор­ник, и в Ве­ли­кую Среду.
Аще же несть Пре­ждео­свя­щен­ныя: По­ем на Гос­по­ди воз­звах, по­ло­ви­ну от сти­хир, на 6. Сти­хи­ра, глас 1: Гря­дый Гос­подь к воль­ной стра­сти: два­жды. До­стиг­ше вер­нии: два­жды. Гос­по­ди, к та­ин­ству неиз­гла­го­лан­но­му: два­жды. Сла­ва, и ныне: Гос­по­ди гря­дый к стра­да­нию: По сих вход с Еван­ге­ли­ем: и Све­те ти­хий: Та­же про­ки­мен, и па­ре­мии, и Еван­ге­лие. Та­же, Спо­до­би Гос­по­ди: И ек­те­ния: Ис­пол­ним ве­чер­нюю: На сти­ховне, от тех­же сти­хир, сти­хи­ра, глас 5: Гос­по­ди со­вер­шен­ней­шая мудр­ство­ва­ти: Стих: К Те­бе воз­ведох очи мои: И па­ки ту­юж­де сти­хи­ру. Стих: По­ми­луй нас Гос­по­ди: Глас 8: Из­сох­шая смо­ков­ни­цы: Сла­ва, и ныне, глас той­же: Вто­рую Еву: Та­же, Ныне от­пу­ща­е­ши: И про­чая обыч­ная с по­кло­ны. И по ко­неч­ном Три­свя­том, и по От­че наш: Гос­по­ди по­ми­луй, 12. Та­же, мо­лит­ва, Все­свя­тая Тро­и­це: и Бу­ди имя Гос­подне: И от­пуст. Ес­ли не слу­жит­ся Ли­тур­гия, на Гос­по­ди воз­звах: по­ем сти­хи­ры на 6. Сти­хи­ра, глас 1: Гос­подь, идя на доб­ро­воль­ное стра­да­ние: (2), До­стиг­нув, вер­ные: (2), Не по­сти­гая неска­зан­но­го та­ин­ства: (2). Сла­ва, и ныне: Гос­по­ди, ше­ствуя на стра­да­ние: Вход с Еван­ге­ли­ем, Свет от­рад­ный: про­ки­мен, и па­ри­мии, и Еван­ге­лие. За­тем Спо­до­би Гос­по­ди: ек­те­ния про­си­тель­ная. На сти­ховне обыч­ные сти­хи: К Те­бе воз­вел я очи мои: и сти­хи­ры, глас 8: Гос­по­ди, со­вер­шен­ней­шим об­ра­зом мудр­ство­вать: (2) и глас 8: Устра­шив­шись на­ка­за­ния, бра­тия: Сла­ва, и ныне, глас тот же: Вто­рую Еву: За­тем Ныне от­пус­ка­ешь: и про­чее по уста­ву Ве­ли­кой Четыредесятницы.
Си­це убо тво­рим во Втор­ник и в Среду. Так же со­вер­ша­ет­ся служ­ба во Втор­ник и в Среду.
На тра­пе­зе же ядим су­хо­яде­ние, и сим удовля­ем­ся. И яко­же в первую неде­лю свя­та­го се­го По­ста: си­це и в сия дни, в Ве­ли­кий По­не­дель­ник, во Втор­ник и в Сре­ду по­сти­ти­ся подобает.

Ве­да­ти бо по­до­ба­ет, яко и Ше­стый ве­ли­кий Со­бор по­ве­ле, спа­си­тель­ныя стра­сти дни в по­сте, и мо­лит­ве, и уми­ле­нии серд­ца со­тво­ря­ти вер­ным: в по­лу­но­щи же Ве­ли­кия Суб­бо­ты, остав­ля­ти пост, Бо­же­ствен­ным еван­ге­ли­стом Мат­фею и Лу­це: ово­му убо поз­де в суб­бо­ту гла­го­ла­ни­ем, ово­му же утром глу­бо­ким, мед­ле­мое нам но­щи написующим.

На тра­пе­зе же в Ве­ли­кий По­не­дель­ник, Втор­ник и Сре­ду до­воль­ству­ем­ся су­хо­еде­ни­ем, как в первую сед­ми­цу Ве­ли­ко­го Поста.
Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки