По­сле­до­ва­ние от­пе­ва­ния мирян

ПО­СЛЕ­ДО­ВА­НИЕ ОТ­ПЕ­ВА­НИЯ МИРЯН

Цер­ков­но­сла­вян­ский Рус­ский
Скон­чав­шу­ся ко­му от пра­во­слав­ных, абие при­зы­ва­ют срод­ни­цы его свя­щен­ни­ка, иже при­шед в дом, в нем­же мо­щи усоп­ша­го ле­жат, и воз­ло­жив епи­тра­хиль, и вло­жив фи­ми­ам в ка­диль­ни­цу, ка­дит те­ло мерт­ва­го, и пред­сто­я­щих, и на­чи­на­ет обычно: По кон­чине ко­го-ли­бо из [бла­го­че­сти­вых] пра­во­слав­ных, род­ные его тот­час при­зы­ва­ют свя­щен­ный клир. При­дя же в дом, где ле­жит те­ло усоп­ше­го, свя­щен­ник об­ла­ча­ет­ся в бе­лые епи­тра­хиль и фе­лонь, диа­кон же в сти­харь и орарь и вхо­дят ту­да, где ле­жит те­ло. Вло­жив фи­ми­ам в ка­диль­ни­цу, ка­дят те­ло умер­ше­го, и пред­сто­я­щих, и на­чи­на­ют обычно:

За­упо­кой­ная лития

Диа­кон: Бла­го­сло­ви, владыко. Диа­кон: Бла­го­сло­ви, владыка!
Свя­щен­ник: Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Свя­щен­ник: Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков.
Лик: Аминь. И на­чи­на­ют со­пред­сто­я­щии: Свя­тый Бо­же: Пре­свя­тая Тро­и­це: От­че наш: Свя­щен­ник: Яко Твое есть Цар­ство: Чтец: Аминь. Чтец: Аминь. Три­свя­тое. Сла­ва, и ныне: Пре­свя­тая Тро­и­ца: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: От­че наш: Свя­щен­ник: Ибо Твое есть Цар­ство: Чтец: Аминь.

Тро­па­ри, глас 4

Со ду­хи пра­вед­ных скон­чав­ших­ся, / ду­шу ра­ба Тво­е­го [или ра­бы Тво­ея], Спа­се, упо­кой, / со­хра­няя ю во бла­жен­ной жиз­ни, / яже у Те­бе, Человеколюбче. Со ду­ха­ми пра­вед­ных скон­чав­ших­ся / ду­шу ра­ба Тво­е­го [или: ра­бы Тво­ей], Спа­си­тель, упо­кой / со­хра­няя ее в бла­жен­ной жиз­ни, / той, что у Те­бя, Человеколюбец.
В по­ко­и­щи Тво­ем, Гос­по­ди, / иде­же вси свя­тии Твои упо­ко­е­ва­ют­ся, / упо­кой и ду­шу ра­ба Тво­е­го [или ра­бы Тво­ея], яко един еси Человеколюбец. В ме­сте упо­ко­е­ния Тво­ем, Гос­по­ди, / где все свя­тые Твои об­ре­та­ют по­кой, / упо­кой и ду­шу ра­ба Тво­е­го [или: ра­бы Тво­ей], / ибо Ты Один – Человеколюбец.
Сла­ва: Ты еси Бог со­ше­дый во ад, и узы око­ван­ных раз­ре­ши­вый, / Сам и ду­шу ра­ба Тво­е­го [или ра­бы Тво­ея] упокой. Сла­ва: Ты – Бог наш, со­шед­ший во ад / и му­ки уз­ни­ков пре­кра­тив­ший, / Сам и ду­шу ра­ба Тво­е­го [или: ра­бы Тво­ей] упокой.
И ныне: Еди­на чи­стая и непо­роч­ная Де­во, Бо­га без се­мене рожд­шая, / мо­ли спа­сти­ся ду­ши его [или ея]. И ныне: Еди­ная чи­стая и непо­роч­ная Де­ва, / Бо­га во чре­ве но­сив­шая неиз­ре­чен­но, / хо­да­тай­ствуй о спа­се­нии ду­ши ра­ба Тво­е­го [или: ра­бы Тво­ей].

Ек­те­ния

Диа­кон: По­ми­луй нас, Бо­же, по ве­ли­цей ми­ло­сти Тво­ей, мо­лим Ти ся, услы­ши и помилуй. Диа­кон: По­ми­луй нас, Бо­же, по ве­ли­кой ми­ло­сти Тво­ей, мо­лим­ся Те­бе, услышь и помилуй.
Лик: Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ша­го ра­ба Бо­жия [или усоп­шия ра­бы Бо­жия], имя­рек, и о еже про­сти­ти­ся ему [или ей] вся­ко­му пре­гре­ше­нию, воль­но­му же и невольному.

Хор: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3)

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ше­го ра­ба Бо­жия [или: усоп­шей ра­бы Бо­жи­ей] (имя), и о про­ще­нии ему [или: ей] вся­ко­го со­гре­ше­ния, как воль­но­го, так и невольного.

Лик: Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды.

Яко да Гос­подь Бог учи­нит ду­шу его [или ея], иде­же пра­вед­нии упокояются.

Хор: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3)

Дабы Гос­подь Бог во­дво­рил ду­шу его [или: её] там, где пра­вед­ные об­ре­та­ют покой.

Лик: Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды.

Ми­ло­сти Бо­жия, Цар­ства Небес­на­го и остав­ле­ния гре­хов его [или ея] у Хри­ста, без­смерт­на­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Хор: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3)

Ми­ло­сти Бо­жи­ей, Цар­ства Небес­но­го и от­пу­ще­ния гре­хов его [или: её] у Хри­ста, бес­смерт­но­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Лик: По­дай, Господи. Хор: По­дай, Господи.
Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся!

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Свя­щен­ник про­из­но­сит сле­ду­ю­щую молитву

Бо­же ду­хов и вся­кия пло­ти, смерть по­пра­вый и диа­во­ла упразд­ни­вый, и жи­вот мi­ру Тво­е­му да­ро­ва­вый: Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, в ме­сте свет­ле, в ме­сте злачне, в ме­сте по­койне, от­ню­ду­же от­бе­же бо­лезнь, пе­чаль и воз­ды­ха­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­ян­ное им [или ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, яко бла­гий че­ло­ве­ко­лю­бец Бог, про­сти, яко несть че­ло­век, иже жив бу­дет и не со­гре­шит. Ты бо Един кро­ме гре­ха, прав­да Твоя прав­да во ве­ки, и сло­во Твое истина. Бо­же ду­хов и вся­кой пло­ти, смерть по­прав­ший и диа­во­ла упразд­нив­ший, и жизнь мi­ру Тво­е­му да­ро­вав­ший! Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя) в ме­сте свет­лом, в ме­сте бла­жен­ном, в ме­сте от­рад­ном, от­ку­да ото­шли му­ка, скорбь и сте­на­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­лан­ное им [или: ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, как бла­гой и че­ло­ве­ко­лю­би­вый Бог, про­сти. Ибо нет че­ло­ве­ка, ко­то­рый жил бы и не со­гре­шил, ибо толь­ко Ты один без гре­ха, прав­да Твоя – прав­да на­век и сло­во Твое – истина.
Воз­глас: Яко Ты еси вос­кре­се­ние и жи­вот, и по­кой усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цем, и пре­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Воз­глас: Ибо Ты – вос­кре­се­ние и жизнь и по­кой усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя), Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цом, и все­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.
Лик: Аминь. Хор: Аминь.
Диа­кон: Премудрость. Диа­кон: Премудрость!
[Свя­щен­ник: Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас.] [Свя­щен­ник: Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, спа­си нас!]
Лик: Чест­ней­шую Хе­ру­вим / и слав­ней­шую без срав­не­ния Се­ра­фим, / без ис­тле­ния Бо­га Сло­ва рожд­шую, / су­щую Бо­го­ро­ди­цу, Тя величаем. Хор: Че­стью выс­шую Хе­ру­ви­мов / и несрав­нен­но слав­ней­шую Се­ра­фи­мов, / дев­ствен­но Бо­га-Сло­во ро­див­шую, / ис­тин­ную Бо­го­ро­ди­цу – Те­бя величаем.
Свя­щен­ник: Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же, упо­ва­ние на­ше, сла­ва Тебе. Свя­щен­ник: Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же, на­деж­да на­ша, сла­ва Тебе.
Лик: Сла­ва, и ныне: Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды. Благослови. Хор: Сла­ва, и ныне, Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Благослови.

Свя­щен­ник го­во­рит отпуст:

Вос­кре­сый из мерт­вых, Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, мо­лит­ва­ми Пре­чи­стыя Сво­ея Ма­те­ре, пре­по­доб­ных и бо­го­нос­ных отец на­ших, и всех свя­тых Сво­их, ду­шу от нас пре­став­ль­ша­го­ся ра­ба Сво­е­го [или пре­став­ль­ши­я­ся ра­бы Сво­ея] имя­рек, в се­ле­ни­их свя­тых все­лит, и с пра­вед­ны­ми при­чтет, и нас по­ми­лу­ет, яко Благ и Человеколюбец. Вос­крес­ший из мёрт­вых Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, по мо­лит­вам Пре­чи­стой Сво­ей Ма­те­ри, пре­по­доб­ных и бо­го­нос­ных от­цов на­ших и всех свя­тых Сво­их, ду­шу от нас пре­ста­вив­ше­го­ся ра­ба Сво­е­го [или пре­ста­вив­шей­ся ра­бы Сво­ей] (имя), в се­ле­ни­ях свя­тых во­дво­рит, и к пра­вед­ным при­чтет, а нас по­ми­лу­ет, как Бла­гой и Че­ло­ве­ко­лю­бец.*

Или иный:

* Та­кой вид за­упо­кой­ный от­пуст име­ет в Треб­ни­ке. В дру­гих бо­го­слу­жеб­ных из­да­ни­ях и в при­ход­ской прак­ти­ке встре­ча­ют­ся варианты:
Жи­вы­ми и мерт­вы­ми об­ла­да­яй, вос­кре­сый из мерт­вых, Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, мо­лит­ва­ми Пре­чи­стыя Сво­ея Ма­те­ре, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­стол, пре­по­доб­ных и бо­го­нос­ных отец на­ших и всех свя­тых, ду­шу от нас пре­став­ль­ша­го­ся ра­ба Сво­е­го [или пре­став­ль­ши­я­ся ра­бы Сво­ея] имя­рек, в се­ле­ни­их пра­вед­ных учи­нит, в нед­рех Ав­ра­ама упо­ко­ит и с пра­вед­ны­ми при­чтет, и нас по­ми­лу­ет, яко Благ и Человеколюбец. (Над жи­вы­ми и мерт­вы­ми вла­ды­че­ству­ю­щий), Вос­крес­ший из мёрт­вых Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, по мо­лит­вам Пре­чи­стой Сво­ей Ма­те­ри, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­сто­лов, пре­по­доб­ных и бо­го­нос­ных от­цов на­ших, и всех свя­тых Сво­их, ду­шу от нас пре­ста­вив­ше­го­ся ра­ба Сво­е­го [или пре­ста­вив­шей­ся ра­бы Сво­ей] (имя), в се­ле­ни­ях пра­вед­ных во­дво­рит, в нед­рах Ав­ра­ама упо­ко­ит и к пра­вед­ным со­при­чтет, а нас по­ми­лу­ет, как Бла­гой и Человеколюбец.
[В гре­че­ском треб­ни­ке: Име­ю­щий власть и над мерт­вы­ми, и над жи­вы­ми, как бес­смерт­ный Царь и вос­крес­ший из мёрт­вых, Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, по хо­да­тай­ствам Все­пре­чи­стой свя­той Сво­ей Ма­те­ри, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных апо­сто­лов, пре­по­доб­ных и бо­го­нос­ных от­цов на­ших, свя­тых слав­ных пра­от­цев Ав­ра­ама, Иса­а­ка и Иа­ко­ва, свя­то­го и пра­вед­но­го дру­га Сво­е­го Ла­за­ря чет­ве­ро­днев­но­го, и всех свя­тых Сво­их, ду­шу от нас пре­ста­вив­ше­го­ся ра­ба Сво­е­го [или пре­ста­вив­шей­ся ра­бы Сво­ей] (имя), в се­ле­ни­ях пра­вед­ных во­дво­рит, в нед­рах Ав­ра­ама упо­ко­ит, (и) к пра­вед­ным при­чтет, а нас по­ми­лу­ет, как Бла­гой и Человеколюбец.

Веч­ная те­бе па­мять, до­сто­бла­жен­ный и прис­но­па­мят­ный брат наш.

По мо­лит­вам свя­тых от­цов на­ших:]

Хор: Аминь.

И аще убо го­то­ва суть вся, яже ко ис­хо­ду, тво­рит па­ки свя­щен­ник начало: И ко­гда все го­то­во к вы­хо­ду, свя­щен­ник вновь про­из­но­сит на­чаль­ный возглас:
Бла­го­сло­вен Бог наш все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Бла­го­сло­вен Бог наш, все­гда, ныне и прис­но, и во ве­ки веков.
И на­чи­на­ем пе­ти: Свя­тый Бо­же: со стра­хом, и вся­ким умилением.

И взем­ше мо­щи усоп­ша­го, от­хо­дим в храм, преды­ду­щим свя­щен­ни­ком со све­ща­ми, диа­ко­ну с кадильницею.

Егда же при­и­дут в храм, мо­щи убо по­ла­га­ют­ся в па­пер­ти, [или в хра­ме, яко­же зде в ве­ли­цей Рос­сии обыче.]

И на­чи­на­ем петь: Свя­той Бо­же: со стра­хом и вся­ким уми­ле­ни­ем, и по­ем всю до­ро­гу. И под­няв гроб с те­лом усоп­ше­го, все идут в храм в пред­ше­ствии свя­щен­ни­ков со све­ча­ми и диа­ко­на с ка­ди­лом. Ко­гда же при­дут в храм, гроб с те­лом ста­вит­ся в при­тво­ре, [или в цен­тре хра­ма, как при­ня­то ныне]. И начинают:

Пса­лом 90

Жи­вый в по­мо­щи Выш­ня­го, в кро­ве Бо­га небес­на­го во­дво­рит­ся. Ре­чет Гос­по­де­ви: за­ступ­ник мой еси и при­бе­жи­ще мое, Бог мой, и упо­ваю на Него. Яко Той из­ба­вит тя от се­ти лов­чи, и от сло­ве­се мя­теж­на, плещ­ма Сво­има осе­нит тя, и под кри­ле Его на­де­е­ши­ся, ору­жи­ем обы­дет тя ис­ти­на Его. Не убо­и­ши­ся от стра­ха нощ­на­го, от стре­лы ле­тя­щия во дни, от ве­щи во тьме пре­хо­дя­щия, от сря­ща и бе­са по­лу­ден­на­го. Па­дет от стра­ны тво­ей ты­ся­ща, и тьма одес­ную те­бе, к те­бе же не при­бли­жит­ся, оба­че очи­ма тво­има смот­ри­ши и воз­да­я­ние греш­ни­ков узри­ши. Яко Ты, Гос­по­ди, упо­ва­ние мое; Выш­ня­го по­ло­жил еси при­бе­жи­ще твое. Не при­и­дет к те­бе зло, и ра­на не при­бли­жит­ся те­ле­си тво­е­му, яко Ан­ге­лом Сво­им за­по­весть о те­бе, со­хра­ни­ти тя во всех пу­тех тво­их. На ру­ках воз­мут тя, да не ко­гда пре­ткне­ши о ка­мень но­гу твою; на ас­пи­да и ва­си­лис­ка на­сту­пи­ши, и по­пе­ре­ши льва и змия. Яко на Мя упо­ва, и из­бав­лю и; по­крыю и, яко позна имя Мое. Воз­зо­вет ко Мне, и услы­шу его, с ним есмь в скор­би, из­му его и про­слав­лю его, дол­го­тою дней ис­пол­ню его и яв­лю ему спа­се­ние Мое. Жи­ву­щий по­мо­щью Все­выш­не­го под кро­вом Бо­га небес­но­го во­дво­рит­ся. Ска­жет Гос­по­ду: “За­ступ­ник мой Ты и при­бе­жи­ще моё, Бог мой и упо­ваю на Него”. Ибо Он из­ба­вит те­бя от се­ти лов­цов и от ве­сти тре­вож­ной. За пле­ча­ми Сво­и­ми со­кро­ет те­бя, и под кры­лья­ми Его бу­дешь на­де­ять­ся, – как ору­жие окру­жит те­бя ис­ти­на Его. Не убо­ишь­ся от стра­ха ноч­но­го, от стре­лы, ле­тя­щей днём; от опас­но­сти, во тьме блуж­да­ю­щей, от несча­стья и де­мо­на по­лу­ден­но­го. Па­дёт ря­дом с то­бою ты­ся­ча, и де­сять ты­сяч спра­ва от те­бя, но к те­бе не при­бли­зят­ся. Толь­ко оча­ми тво­и­ми по­смот­ришь и воз­да­я­ние греш­ни­ков уви­дишь. Ибо Ты, Гос­по­ди, на­деж­да моя! Все­выш­не­го сде­лал ты при­бе­жи­щем тво­им. Не под­сту­пит­ся к те­бе зло, и бич не при­бли­зит­ся к шат­ру тво­е­му, ибо Он Ан­ге­лам Сво­им за­по­ве­да­ет о те­бе со­хра­нить те­бя на всех пу­тях тво­их, – на ру­ках по­не­сут те­бя, что­бы ты не спо­ткнул­ся о ка­мень но­гою тво­ею. На ас­пи­да и ва­си­лис­ка на­сту­пишь и по­пи­рать бу­дешь льва и дра­ко­на. “Ибо на Ме­ня он упо­вал, и из­бав­лю его, при­крою его, ибо он по­знал имя Моё. При­зо­вёт Ме­ня, и услы­шу его, с ним Я в скор­би, из­бав­лю его и про­слав­лю его, дол­го­ден­стви­ем ис­пол­ню его и яв­лю ему спа­се­ние Моё”.

“Непо­роч­ны” (Ка­физ­ма 17)

И по­сем вы­ш­шим гла­сом поют: Хор по­ет вы­со­ким гласом:
Бла­го­сло­вен еси, Гос­по­ди, / на­учи мя оправ­да­ни­ем Твоим. Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, / на­учи ме­ня по­ве­ле­ни­ям Твоим.
Непо­роч­нии в путь: / Аллилуиа. Ка­но­нарх: Непо­роч­ные в пу­ти: / Аллилуия.
И по­ет­ся пер­вая ста­тия непо­роч­ных, во глас 6: в кон­цы же ко­е­го­ждо сти­ха по­ем: Ал­ли­лу­иа. И по­ет­ся пер­вая ста­тия “Непо­роч­ных” на 6 глас, с при­пе­вом к каж­до­му сти­ху: Ал­ли­лу­ия.
1. Бла­же­ни непо­роч­нии в путь, / хо­дя­щии в за­коне Гос­под­ни. / Аллилуиа. Бла­жен­ны непо­роч­ные в пу­ти, / хо­дя­щие в за­коне Гос­под­нем. / Аллилуия.
2. Бла­же­ни ис­пы­та­ю­щии сви­де­ния Его, / всем серд­цем взы­щут Его. / Аллилуиа. Бла­жен­ны ис­сле­ду­ю­щие сви­де­тель­ства Его, / всем серд­цем они взы­щут Его. / Аллилуия.
И про­чее псалма: И да­лее:
3. Не де­ла­ю­щии бо без­за­ко­ния / в пу­тех Его ходиша. Ибо не де­ла­ю­щие без­за­ко­ния / по­шли по пу­тям Его.
4. Ты за­по­ве­дал еси за­по­ве­ди Твоя / со­хра­ни­ти зело. Ты за­по­ве­дал за­по­ве­ди Твои / со­хра­нить твёрдо.
5. Дабы ис­пра­ви­ли­ся пу­тие мои, / со­хра­ни­ти оправ­да­ния Твоя. О, ес­ли бы на­пра­ви­лись пу­ти мои / к со­хра­не­нию по­ве­ле­ний Твоих!
6. То­гда не по­сты­жу­ся, / вне­гда при­з­ре­ти ми на вся за­по­ве­ди Твоя. То­гда я не по­сты­дил­ся бы, / взи­рая на все за­по­ве­ди Твои.
7. Ис­по­вем­ся Те­бе в пра­во­сти серд­ца, / вне­гда на­учи­ти ми ся судь­бам прав­ды Твоея. Я про­слав­лю Те­бя в право­те серд­ца, / ко­гда на­учусь су­дам прав­ды Твоей.
8. Оправ­да­ния Твоя со­хра­ню, / не оста­ви мене до зела. По­ве­ле­ния Твои со­хра­ню; / не оставь ме­ня до конца.
9. В че­сом ис­пра­вит юней­ший путь свой? / Вне­гда со­хра­ни­ти сло­ве­са Твоя. В чём ис­пра­вит юно­ша путь свой? / В со­хра­не­нии слов Твоих.
10. Всем серд­цем мо­им взыс­ках Те­бе, / не от­ри­ни мене от за­по­ве­дей Твоих. Всем серд­цем мо­им я взыс­кал Те­бя, / не от­ринь ме­ня от за­по­ве­дей Твоих.
11. В серд­це мо­ем скрых сло­ве­са Твоя, / яко да не со­гре­шу Тебе. В серд­це мо­ём я скрыл из­ре­че­ния Твои, / что­бы не со­гре­шить пред Тобою.
12. Бла­го­сло­вен еси, Гос­по­ди, / на­учи мя оправ­да­ни­ем Твоим. Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, / на­учи ме­ня по­ве­ле­ни­ям Твоим.
13. Уст­на­ма мо­има воз­ве­стих / вся судь­бы уст Твоих. Уста­ми мо­и­ми я воз­ве­стил / все су­ды уст Твоих.
14. На пу­ти сви­де­ний Тво­их на­сла­дих­ся, / яко о вся­ком богатстве. На пу­ти сви­де­тельств Тво­их я на­сла­дил­ся, / как во вся­ком богатстве.
15. В за­по­ве­дех Тво­их по­глум­лю­ся, / и ура­зу­мею пу­ти Твоя. О за­по­ве­дях Тво­их бу­ду рас­суж­дать / и ура­зу­мею пу­ти Твои.
16. Во оправ­да­ни­их Тво­их по­учу­ся, / не за­бу­ду сло­вес Твоих. В по­ве­ле­ния Твои бу­ду вни­кать, / не за­бу­ду слов Твоих.
17. Воз­даждь ра­бу Тво­е­му, жи­ви мя, / и со­хра­ню сло­ве­са Твоя. Воз­дай ра­бу Тво­е­му, / ожи­ви ме­ня, и со­хра­ню я сло­ва Твои.
18. От­крый очи мои, / и ура­зу­мею чу­де­са от за­ко­на Твоего. От­крой очи мои, и ура­зу­мею чу­де­са / из за­ко­на Твоего.
19. При­шлец аз семь на зем­ли, / не скрый от мене за­по­ве­ди Твоя. По­се­ле­нец я на зем­ле: / не скрой от ме­ня за­по­ве­дей Твоих.
20. Воз­лю­би, ду­ша моя, / воз­же­ла­ти судь­бы Твоя на вся­кое время. Воз­же­ла­ла ду­ша моя стре­мить­ся / к су­дам Тво­им во вся­кое время.
21. За­пре­тил еси гор­дым, / про­кля­ти укло­ня­ю­щи­и­ся от за­по­ве­дей Твоих. Ты уко­рил гор­дых; / про­кля­ты укло­ня­ю­щи­е­ся от за­по­ве­дей Твоих.
22. Оты­ми от мене по­нос и уни­чи­же­ние, / яко сви­де­ний Тво­их взысках. Сни­ми с ме­ня по­но­ше­ние и пре­зре­ние, / ибо сви­де­тельств Тво­их я взыскал.
23. Ибо се­до­ша кня­зи, и на мя кле­ве­та­ху: / раб же Твой глум­ля­ше­ся во оправ­да­ни­их Твоих. Ибо вот, се­ли кня­зья и на ме­ня кле­ве­та­ли, / раб же Твой рас­суж­дал о по­ве­ле­ни­ях Твоих.
24. Ибо сви­де­ния Твоя по­уче­ние мое есть, / и со­ве­ти мои оправ­да­ния Твоя. Ибо и сви­де­тель­ства Твои – за­ня­тие моё, / и со­вет­ни­ки мои – по­ве­ле­ния Твои.
25. При­льпе зем­ли ду­ша моя, / жи­ви мя по сло­ве­си Твоему. При­ник­ла к зем­ле ду­ша моя; / ожи­ви ме­ня по сло­ву Твоему.
26. Пу­ти моя воз­ве­стих, и услы­шал мя еси, / на­учи мя оправ­да­ни­ем Твоим. Пу­ти мои я воз­ве­стил, и Ты услы­шал ме­ня; / на­учи ме­ня по­ве­ле­ни­ям Твоим.
27. Путь оправ­да­ний Тво­их вра­зу­ми ми, / и по­глум­лю­ся в чу­де­сех Твоих. Дай мне по­нять путь по­ве­ле­ний Тво­их, / и бу­ду рас­суж­дать о чу­де­сах Твоих.
28. Во­з­дре­ма ду­ша моя от уны­ния, / утвер­ди мя в сло­ве­сех Твоих. За­дре­ма­ла ду­ша моя от нера­де­ния: / укре­пи ме­ня в сло­вах Твоих.
29. Путь неправ­ды от­ста­ви от мене, / и за­ко­ном Тво­им по­ми­луй мя. Путь неправ­ды уда­ли от ме­ня / и за­ко­ном Тво­им по­ми­луй меня.
30. Путь ис­ти­ны из­во­лих, / и судь­бы Твоя не забых. Путь ис­ти­ны я из­брал / и су­дов Тво­их не забыл.
31. При­ле­пих­ся сви­де­ни­ем Тво­им, Гос­по­ди, / не по­сра­ми мене. Я при­ле­пил­ся к сви­де­тель­ствам Тво­им; / Гос­по­ди, не по­сты­ди меня!
32. Путь за­по­ве­дей Тво­их те­кох, / егда раз­ши­рил еси серд­це мое. Путь за­по­ве­дей Тво­их я про­бе­жал, / ко­гда Ты рас­ши­рил серд­це моё.
33. За­ко­но­по­ло­жи мне, Гос­по­ди, путь оправ­да­ний Тво­их, / и взы­щу и выну. По­ло­жи мне, Гос­по­ди, за­ко­ном путь по­ве­ле­ний Тво­их, / и бу­ду ис­кать его постоянно.
34. Вра­зу­ми мя, и ис­пы­таю за­кон Твой, / и со­хра­ню и всем серд­цем моим. Вра­зу­ми ме­ня, и ис­сле­дую за­кон Твой, / и со­хра­ню его всем серд­цем моим.
35. На­ста­ви мя на сте­зю за­по­ве­дей Тво­их, / яко тую восхотех. На­правь ме­ня на сте­зю за­по­ве­дей Тво­их, / ибо я её возжелал.
36. При­к­ло­ни серд­це мое во сви­де­ния Твоя, / а не в лихоимство. Скло­ни серд­це моё к сви­де­тель­ствам Тво­им, / а не к стяжательству.
37. От­вра­ти очи мои, еже не ви­де­ти су­е­ты, / в пу­ти Тво­ем жи­ви мя. От­вра­ти очи мои, что­бы не ви­деть су­е­ты; / на пу­ти Тво­ём ожи­ви меня.
38. По­ста­ви ра­бу Тво­е­му / сло­во Твое в страх Твой. По­ставь ра­бу Тво­е­му сло­во Твоё / в страх Твой.
39. Оты­ми по­но­ше­ние мое, еже непще­вах, / яко судь­бы Твоя благи. Уда­ли по­но­ше­ние моё, ко­то­ро­го я бо­юсь, / ибо су­ды Твои благи.
40. Се воз­же­лах за­по­ве­ди Твоя, / в прав­де Тво­ей жи­ви мя. Вот, я воз­же­лал за­по­ве­дей Тво­их, / в прав­де Тво­ей ожи­ви меня.
41. И да при­и­дет на мя ми­лость твоя, Гос­по­ди, / спа­се­ние Твое по сло­ве­си Твоему. И да при­дёт на ме­ня ми­лость Твоя, Гос­по­ди, / спа­се­ние Твоё по сло­ву Твоему.
42. И от­ве­щаю по­но­ша­ю­щим ми сло­во, / яко упо­вах на сло­ве­са Твоя. И я от­ве­чу по­но­ся­щим ме­ня сло­во, / ибо упо­ваю на сло­ва Твои.
43. И не оты­ми от уст мо­их сло­ве­се ис­тин­на до зе­ла, / яко на судь­бы Твоя уповах. И не от­ни­ми от уст мо­их слова ис­ти­ны до кон­ца, / ибо на су­ды Твои я уповал.
44. И со­хра­ню за­кон Твой вы­ну / в век, и в век века. И бу­ду хра­нить за­кон Твой все­гда, / во­век и во век века.
45. И хож­дах в ши­ро­те, / яко за­по­ве­ди Твоя взысках. И хо­дил я на про­сто­ре, / ибо за­по­ве­дей Тво­их взыскал.
46. И гла­го­лах о сви­де­ни­их Тво­их / пред ца­ри, и не стыдяхся. И го­во­рил о сви­де­тель­ствах Тво­их / пред ца­ря­ми и не стыдился.
47. И по­учах­ся в за­по­ве­дех Тво­их, / яже воз­лю­бих зело. И упраж­нял­ся в за­по­ве­дях Тво­их, / ко­то­рые воз­лю­бил крепко.
48. И воз­дви­гох ру­це мои / к за­по­ве­дем Тво­им, яже возлюбих. И под­нял ру­ки мои / к за­по­ве­дям Тво­им, ко­то­рые возлюбил.
48. И глум­лях­ся / во оправ­да­ни­их Твоих. И рас­суж­дал / о по­ве­ле­ни­ях Твоих.
49. По­мя­ни сло­ве­са Твоя ра­бу Тво­е­му, / их­же упо­ва­ние дал ми еси. Вспом­ни сло­ва Твои к ра­бу Тво­е­му, / ко­то­ры­ми Ты все­лил на­деж­ду в меня.
50. То мя уте­ши во сми­ре­нии мо­ем, / яко сло­во Твое жи­ви мя. Это уте­ши­ло ме­ня в уни­же­нии мо­ём, / что сло­во Твоё ожи­ви­ло меня.
51. Гор­дии за­ко­но­пре­сту­по­ва­ху до зе­ла, / от за­ко­на же Тво­е­го не уклонихся. Гор­дые до край­но­сти пре­сту­па­ли за­кон, / но я от за­ко­на Тво­е­го не уклонился.
52. По­мя­нух судь­бы Твоя от ве­ка, Гос­по­ди, / и утешихся. Вспом­нил су­ды Твои от ве­ка, Гос­по­ди, / и утешился.
53. Пе­чаль при­ят мя от греш­ник, / остав­ля­ю­щих за­кон Твой. Пе­чаль объ­яла ме­ня от греш­ни­ков, / остав­ля­ю­щих за­кон Твой.
54. Пе­та бя­ху мне оправ­да­ния Твоя / на ме­сте при­шель­ствия моего. Как пес­ни бы­ли мне по­ве­ле­ния Твои / на ме­сте стран­ствия моего.
55. По­мя­нух в но­щи имя Твое, Гос­по­ди, / и со­хра­них за­кон Твой. Вспом­нил я но­чью имя Твоё, Гос­по­ди, / и со­хра­нил за­кон Твой.
56. Сей бысть мне, / яко оправ­да­ний Тво­их взысках. Это слу­чи­лось со мной, / ибо по­ве­ле­ний Тво­их я взыскал.
57. Часть моя еси, Гос­по­ди, / рех со­хра­ни­ти за­кон Твой. Удел мой Ты – Гос­по­ди; я ска­зал: / со­хра­нить по­ста­ра­юсь за­кон Твой.
58. По­мо­лих­ся Ли­цу Тво­е­му всем серд­цем мо­им, / по­ми­луй мя по сло­ве­си Твоему. По­мо­лил­ся я пред ли­цом Тво­им всем серд­цем мо­им; / по­ми­луй ме­ня по сло­ву Твоему.
59. По­мыс­лих пу­ти Твоя, / и воз­вра­тих но­зе мои во сви­де­ния Твоя. Об­ду­мал я пу­ти Твои / и об­ра­тил но­ги мои ко сви­де­тель­ствам Твоим.
60. Уго­то­вих­ся и не сму­тих­ся, / со­хра­ни­ти за­по­ве­ди Твоя. Я при­го­то­вил­ся и не сму­тил­ся, / что­бы со­хра­нить за­по­ве­ди Твои.
61. Ужа греш­ник обя­за­ше­ся мне, / и за­ко­на Тво­е­го не забых. Вер­ви греш­ни­ков об­ви­ли ме­ня, – / и за­ко­на Тво­е­го я не забыл.
62. По­лу­но­щи во­стах ис­по­ве­да­ти­ся Те­бе / о судь­бах прав­ды Твоея. В пол­ночь я вста­вал про­слав­лять Те­бя / за пра­вед­ные су­ды Твои.
63. При­част­ник аз есмь всем бо­я­щим­ся Те­бе, / и хра­ня­щим за­по­ве­ди Твоя. Общ­ник я всем бо­я­щим­ся Те­бя / и хра­ня­щим за­по­ве­ди Твои.
64. Ми­ло­сти Тво­ея, Гос­по­ди, ис­полнь зем­ля, / оправ­да­ни­ем Тво­им на­учи мя. Ми­ло­сти Тво­ей, Гос­по­ди, пол­на зем­ля: / по­ве­ле­ни­ям Тво­им на­учи меня.
65. Бла­гость со­тво­рил еси с ра­бом Тво­им, Гос­по­ди, / по сло­ве­си Твоему. Бла­гост­но по­сту­пил Ты с ра­бом Тво­им, / Гос­по­ди, по сло­ву Твоему.
66. Бла­го­сти и на­ка­за­нию, и ра­зу­му на­учи мя, / яко за­по­ве­дем Тво­им веровах. Доб­ро­те, и бла­го­нра­вию, и зна­нию на­учи ме­ня, / ибо за­по­ве­дям Тво­им я поверил.
67. Преж­де да­же не сми­ри­ти ми ся, аз пре­гре­ших, / се­го ра­ди сло­во Твое сохраних. Преж­де чем сми­рил­ся, я по­гре­шил; / по­то­му сло­во Твоё сохранил.
68. Благ еси Ты, Гос­по­ди, / и бла­го­стию Тво­ею на­учи мя оправ­да­ни­ем Твоим. Благ Ты, Гос­по­ди, и в бла­го­сти Тво­ей / на­учи ме­ня по­ве­ле­ни­ям Твоим.
69. Умно­жи­ся на мя неправ­да гор­дых, / аз же всем серд­цем мо­им ис­пы­таю за­по­ве­ди Твоя. Умно­жи­лась про­тив ме­ня неправ­да гор­дых, / я же бу­ду всем серд­цем мо­им ис­сле­до­вать за­по­ве­ди Твои.
70. Усы­ри­ся яко мле­ко серд­це их, / аз же за­ко­ну Тво­е­му поучихся. Сгу­сти­лось, как мо­ло­ко, серд­це их, / я же в Твой за­кон углубился.
71. Бла­го мне, яко сми­рил мя еси, / яко да на­учу­ся оправ­да­ни­ем Твоим. Бла­го мне, что ты сми­рил ме­ня, / что­бы мне изу­чить по­ве­ле­ния Твои.
72. Благ мне за­кон уст Тво­их, / па­че ты­сящ зла­та и сребра. Благ для ме­ня за­кон уст Тво­их / боль­ше ты­сяч зо­ло­та и серебра.
Сла­ва: Аллилуиа.

И ныне: Аллилуиа.

Сла­ва: Аллилуия.

И ныне: Аллилуия.

Ек­те­ния малая

Диа­кон: Па­ки и па­ки ми­ром Гос­по­ду помолимся. Диа­кон: Сно­ва и сно­ва в ми­ре Гос­по­ду помолимся!
Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ша­го ра­ба Бо­жия [или усоп­шия ра­бы Бо­жия], имя­рек, и о еже про­сти­ти­ся ему [или ей] вся­ко­му пре­гре­ше­нию, воль­но­му же и невольному.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ше­го ра­ба Бо­жия [или: усоп­шей ра­бы Бо­жи­ей] (имя), и о про­ще­нии ему [или: ей] вся­ко­го со­гре­ше­ния, как воль­но­го, так и невольного.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Яко да Гос­подь Бог учи­нит ду­шу его [или ея], иде­же пра­вед­нии упокояются.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Дабы Гос­подь Бог во­дво­рил ду­шу его [или: ее] там, где пра­вед­ные об­ре­та­ют покой.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Ми­ло­сти Бо­жия, Цар­ства Небес­на­го и остав­ле­ния гре­хов его [или ея] у Хри­ста, без­смерт­на­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Ми­ло­сти Бо­жи­ей, Цар­ства Небес­но­го и от­пу­ще­ния гре­хов его [или: ее] у Хри­ста, бес­смерт­но­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Лик: По­дай, Господи. Хор: По­дай, Господи.
Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся!

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Свя­щен­ник про­из­но­сит сле­ду­ю­щую молитву

Бо­же ду­хов и вся­кия пло­ти, смерть по­пра­вый и диа­во­ла упразд­ни­вый, и жи­вот мi­ру Тво­е­му да­ро­ва­вый: Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, в ме­сте свет­ле, в ме­сте злачне, в ме­сте по­койне, от­ню­ду­же от­бе­же бо­лезнь, пе­чаль и воз­ды­ха­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­ян­ное им [или ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, яко бла­гий че­ло­ве­ко­лю­бец Бог, про­сти, яко несть че­ло­век, иже жив бу­дет и не со­гре­шит. Ты бо Един кро­ме гре­ха, прав­да Твоя прав­да во ве­ки, и сло­во Твое истина. Бо­же ду­хов и вся­кой пло­ти, смерть по­прав­ший и диа­во­ла упразд­нив­ший, и жизнь мi­ру Тво­е­му да­ро­вав­ший! Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя) в ме­сте свет­лом, в ме­сте бла­жен­ном, в ме­сте от­рад­ном, от­ку­да ото­шли му­ка, скорбь и сте­на­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­лан­ное им [или: ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, как бла­гой и че­ло­ве­ко­лю­би­вый Бог, про­сти. Ибо нет че­ло­ве­ка, ко­то­рый жил бы и не со­гре­шил, ибо толь­ко Ты один без гре­ха, прав­да Твоя – прав­да на­век и сло­во Твое – истина.
Воз­глас: Яко Ты еси вос­кре­се­ние и жи­вот, и по­кой усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цем, и пре­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Воз­глас: Ибо Ты – вос­кре­се­ние и жизнь и по­кой усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя), Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цом, и все­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.
Лик: Аминь. Хор: Аминь.
И по­сем на­чи­на­ем вто­рую ста­тию на глас 5: на ко­емж­до же кон­це сти­ха гла­го­лем: По­ми­луй ра­ба Тво­е­го [или ра­бу Твою]. И за­тем на­чи­на­ем вто­рую ста­тию “Непо­роч­ных” на 5 глас, в кон­це же каж­до­го сти­ха по­ем: По­ми­луй ра­ба Тво­е­го [или: ра­бу Твою].
Лик на­чи­на­ет: За­по­ве­ди Твоя: / По­ми­луй ра­ба Тво­е­го [или ра­бу Твою]. Ка­но­нарх на­чи­на­ет: За­по­ве­ди Твои: / По­ми­луй ра­ба Тво­е­го [или: ра­бу Твою].
Па­ки той­же лик: Хор по­ет:
73. Ру­це Твои со­тво­ри­сте мя, и со­зда­сте мя; / вра­зу­ми мя, и на­учу­ся за­по­ве­дем Тво­им. / По­ми­луй ра­ба Тво­е­го [или ра­бу Твою]. Ру­ки Твои со­тво­ри­ли ме­ня и со­зда­ли ме­ня; / вра­зу­ми ме­ня, и на­учусь за­по­ве­дям Тво­им. / По­ми­луй ра­ба Тво­е­го [или: ра­бу Твою].
74. Бо­я­щи­и­ся Те­бе узрят мя и воз­ве­се­лят­ся, / яко на сло­ве­са Твоя упо­вах. / По­ми­луй ра­ба Тво­е­го [или ра­бу Твою]. Бо­я­щи­е­ся Те­бя уви­дят ме­ня и воз­ве­се­лят­ся, / ибо на сло­ва Твои я упо­вал. / По­ми­луй ра­ба Тво­е­го [или: ра­бу Твою].
И про­чее псалма: И да­лее:
75. Ра­зу­мех, Гос­по­ди, яко прав­да судь­бы Твоя, / и во­ис­тин­ну сми­рил мя еси. Я по­знал, Гос­по­ди, что прав­да – су­ды Твои, / и по ис­тине Ты сми­рил меня.
76. Бу­ди же ми­лость Твоя, да уте­шит мя, / по сло­ве­си Тво­е­му ра­бу Твоему. Да бу­дет же ми­лость Твоя уте­ше­ни­ем мне, / по сло­ву Тво­е­му к ра­бу Твоему.
77. Да при­и­дут мне щед­ро­ты Твоя, и жив бу­ду, / яко за­кон Твой по­уче­ние мое есть. Да при­дёт ко мне со­стра­да­ние Твоё, и бу­ду жить, / ибо за­кон Твой – за­ня­тие моё.
78. Да по­сты­дят­ся гор­дии, / яко непра­вед­но без­за­кон­но­ва­ша на мя, / аз же по­глум­лю­ся в за­по­ве­дех Твоих. Да по­сты­дят­ся гор­дые, / ибо непра­вед­но со­тво­ри­ли без­за­ко­ние про­тив ме­ня, / я же бу­ду рас­суж­дать о за­по­ве­дях Твоих.
79. Да об­ра­тят мя бо­я­щи­и­ся Те­бе, / и ве­дя­щии сви­де­ния Твоя. Да об­ра­тят­ся ко мне бо­я­щи­е­ся Те­бя / и зна­ю­щие сви­де­тель­ства Твои.
80. Бу­ди серд­це мое непо­роч­но во оправ­да­ни­их Тво­их, / яко да не постыжуся. Да бу­дет серд­це моё непо­роч­но в по­ве­ле­ни­ях Тво­их, / что­бы мне не постыдиться.
81. Ис­че­за­ет во спа­се­ние Твое ду­ша моя, / на сло­ве­са Твоя уповах. Из­не­мо­га­ет о спа­се­нии Тво­ём ду­ша моя, / и на сло­во Твоё я уповал.
82. Ис­чез­о­ша очи мои в сло­во Твое, гла­го­лю­ще: / ко­гда уте­ши­ши мя? Из­не­мог­ли очи мои о сло­ве Тво­ём; / я го­во­рю: “Ко­гда Ты уте­шишь меня?”
83. Зане бых яко мех на слане, / оправ­да­ний Тво­их не забых. Ибо стал я, как мех на мо­ро­зе, / по­ве­ле­ний Тво­их не забыл.
84. Ко­ли­ко есть дней ра­ба Тво­е­го? / Ко­гда со­тво­ри­ши ми от го­ня­щих мя суд? Сколь­ко дней ра­ба Тво­е­го? / Ко­гда со­тво­ришь мне суд про­тив го­ня­щих меня?
85. По­ве­да­ша мне за­ко­но­пре­ступ­ни­цы глум­ле­ния, / но не яко за­кон Твой, Господи. По­ве­да­ли мне за­ко­но­пре­ступ­ни­ки рас­суж­де­ния, / но не как за­кон Твой, Господи.
86. Вся за­по­ве­ди Твоя ис­ти­на, / непра­вед­но по­гна­ша мя, по­мо­зи ми. Все за­по­ве­ди Твои – ис­ти­на; / ста­ли гнать ме­ня непра­вед­но, по­мо­ги мне.
87. Вма­ле не скон­ча­ша мене на зем­ли: / аз же не оста­вих за­по­ве­дей Твоих. Ед­ва не по­кон­чи­ли со мной на зем­ле, / но я не оста­вил за­по­ве­дей Твоих.
88. По ми­ло­сти Тво­ей жи­ви мя, / и со­хра­ню сви­де­ния уст Твоих. По ми­ло­сти Тво­ей ожи­ви ме­ня, / и со­хра­ню сви­де­тель­ства уст Твоих.
89. Во век Гос­по­ди, сло­во Твое / пре­бы­ва­ет на небеси. Во­век, Гос­по­ди, сло­во Твоё / пре­бы­ва­ет на небесах.
90. В род и род ис­ти­на Твоя, / ос­но­вал еси зем­лю, и пребывает. В род и род ис­ти­на Твоя: / Ты ос­но­вал зем­лю, и она пребывает.
91. Учи­не­ни­ем Тво­им пре­бы­ва­ет день, / яко вся­че­ская ра­бот­на Тебе. По ве­ле­нию Тво­е­му пре­бы­ва­ет день, / ибо всё слу­жит Тебе.
92. Яко аще бы не за­кон Твой по­уче­ние мое был, / то­гда убо по­гибл бых во сми­ре­нии моем. Ибо ес­ли бы не был за­кон Твой за­ня­ти­ем мо­им, / то­гда по­гиб бы я в уни­же­нии моём.
93. Во век не за­бу­ду оправ­да­ний Тво­их, / яко в них ожи­вил мя еси. Во­век не за­бу­ду по­ве­ле­ний Тво­их, / ибо ими Ты ме­ня оживил.
94. Твой есмь аз, спа­си мя, / яко оправ­да­ний Тво­их взысках. Твой я, спа­си ме­ня, / ибо по­ве­ле­ний Тво­их я взыскал.
95. Мене жда­ша греш­ни­цы по­гу­би­ти мя, / сви­де­ния Твоя разумех. Ста­ли ждать ме­ня греш­ни­ки, что­бы ме­ня по­гу­бить, / я же по­нял сви­де­тель­ства Твои.
96. Вся­кия кон­чи­ны ви­дех ко­нец, / ши­ро­ка за­по­ведь Твоя зело. Вся­ко­го свер­ше­ния пре­дел я узрел – / ши­ро­ка за­по­ведь Твоя весьма.
97. Коль воз­лю­бих за­кон Твой Гос­по­ди, / весь день по­уче­ние мое есть. Как воз­лю­бил я за­кон Твой, Гос­по­ди, / це­лый день он – за­ня­тие моё.
98. Па­че враг мо­их умуд­рил мя еси за­по­ве­дию Тво­ею, / яко в век моя есть. Бо­лее вра­гов мо­их Ты умуд­рил ме­ня за­по­ве­дью Тво­ею, / ибо она – моя вовек.
99. Па­че всех уча­щих мя ра­зу­мех, / яко сви­де­ния Твоя по­уче­ние мое есть. Луч­ше всех уча­щих ме­ня я стал по­ни­мать, / ибо сви­де­тель­ства Твои – за­ня­тие моё.
100. Па­че ста­рец ра­зу­мех, / яко за­по­ве­ди Твоя взысках. Луч­ше стар­цев я стал по­ни­мать, / ибо за­по­ве­дей Тво­их взыскал.
101. От вся­ка­го пу­ти лу­ка­ва воз­бра­них но­гам мо­им, / яко да со­хра­ню сло­ве­са Твоя. От вся­ко­го зло­го пу­ти удер­жал я но­ги мои, / что­бы со­хра­нить сло­ва Твои.
102. От су­деб Тво­их не укло­них­ся, / яко Ты за­ко­но­по­ло­жил ми еси. От су­дов Тво­их не укло­нил­ся, / ибо Ты дал мне закон.
103. Коль слад­ка гор­та­ни мо­е­му сло­ве­са Твоя, / па­че ме­да устом моим. Как слад­ки гор­та­ни мо­ей сло­ва Твои, / луч­ше мё­да устам моим.
104. От за­по­ве­дей Тво­их ра­зу­мех, / се­го ра­ди воз­не­на­ви­дех всяк путь неправды. От за­по­ве­дей Тво­их я ра­зум стя­жал, / по­то­му воз­не­на­ви­дел вся­кий путь неправды.
105. Све­тиль­ник но­га­ма мо­има за­кон Твой, / и свет сте­зям моим. Све­тиль­ник но­гам мо­им за­кон Твой / и свет сте­зям моим.
106. Клях­ся, и по­ста­вих / со­хра­ни­ти судь­бы прав­ды Твоея. Я по­клял­ся и по­ста­но­вил / со­хра­нить су­ды прав­ды Твоей.
107. Сми­рих­ся до зе­ла Гос­по­ди, / жи­ви мя по сло­ве­си Твоему. Я уни­жен был до пре­де­ла, Гос­по­ди, / ожи­ви ме­ня по сло­ву Твоему.
108. Воль­ная уст мо­их бла­го­во­ли же, Гос­по­ди, / и судь­бам Тво­им на­учи мя. Доб­ро­воль­ные жерт­вы уст мо­их при­ми же бла­го­склон­но, Гос­по­ди, / и су­дам Тво­им на­учи меня.
109. Ду­ша моя в ру­ку Тво­ею вы­ну, / и за­ко­на Тво­е­го не забых. Ду­ша моя по­сто­ян­но в ру­ках Тво­их, / и за­ко­на Тво­е­го я не забыл.
110. По­ло­жи­ша греш­ни­цы сеть мне, / и от за­по­ве­дей Тво­их не заблудих. Устро­и­ли греш­ни­ки мне за­пад­ню, / но я от за­по­ве­дей Тво­их не отклонился.
111. На­сле­до­вах сви­де­ния Твоя во век, / яко ра­до­ва­ние серд­ца мо­е­го суть. Уна­сле­до­вал я сви­де­тель­ства Твои во­век, / ибо они – ра­дость серд­ца моего.
112. При­к­ло­них серд­це мое, / со­тво­ри­ти оправ­да­ния Твоя в век за воздаяние. Скло­нил я серд­це моё, что­бы ис­пол­нить по­ве­ле­ния Твои / во­век, ра­ди воздаяния.
113. За­ко­но­пре­ступ­ныя воз­не­на­ви­дех, / за­кон же Твой возлюбих. За­ко­но­пре­ступ­ни­ков воз­не­на­ви­дел, / а за­кон Твой я возлюбил.
114. По­мощ­ник мой, и За­ступ­ник мой еси Ты, / на сло­ве­са Твоя уповах. По­мощ­ник мой и за­ступ­ник мой – Ты, / на сло­ва Твои я уповал.
115. Укло­ни­те­ся от мене, лу­кав­ну­ю­щии, / и ис­пы­таю за­по­ве­ди Бо­га моего. От­сту­пи­те от ме­ня, тво­ря­щие зло, / и бу­ду ис­сле­до­вать за­по­ве­ди Бо­га моего.
116. За­сту­пи мя по сло­ве­си Тво­е­му и жив бу­ду, / и не по­сра­ми мене от ча­я­ния моего. Под­дер­жи ме­ня по сло­ву Тво­е­му, и бу­ду жить, / и не по­сты­ди ме­ня в ожи­да­нии моём.
117. По­мо­зи ми, и спа­су­ся, / и по­учу­ся во оправ­да­ни­их Тво­их выну. По­мо­ги мне, и бу­ду спа­сён, / и бу­ду вни­кать в по­ве­ле­ния Твои всегда.
118. Уни­чи­жил еси вся от­сту­па­ю­щия от оправ­да­ний Тво­их, / яко непра­вед­но по­мыш­ле­ние их. В ни­что Ты вме­нил всех от­сту­па­ю­щих от по­ве­ле­ний Тво­их, / ибо непра­вед­но по­мыш­ле­ние их.
119. Пре­сту­па­ю­щия непще­вах вся греш­ныя зем­ли: / се­го ра­ди воз­лю­бих сви­де­ния Твоя. Пре­ступ­ни­ка­ми счел я всех греш­ни­ков зем­ли, / по­то­му воз­лю­бил сви­де­тель­ства Твои.
120. При­гвоз­ди стра­ху Тво­е­му пло­ти моя, / от су­деб бо Тво­их убояхся. При­гвоз­ди стра­хом пред То­бою плоть мою, / ибо от су­дов Тво­их я убоялся.
121. Со­тво­рих суд и прав­ду, / не пре­даждь мене оби­дя­щим мя. Со­тво­рил я суд и прав­ду, / не пре­дай ме­ня оби­жа­ю­щим меня.
122. Вос­при­и­ми ра­ба Тво­е­го во бла­го, / да не окле­ве­та­ют мене гордии. При­ми ра­ба Тво­е­го ко бла­гу, / что­бы не окле­ве­та­ли ме­ня гордые.
123. Очи мои ис­чезо­сте во спа­се­ние Твое, / и в сло­во прав­ды Твоея. Из­не­мог­ли очи мои ра­ди спа­се­ния Тво­е­го / и сло­ва прав­ды Твоей.
124. Со­тво­ри с ра­бом Тво­им по ми­ло­сти Тво­ей / и оправ­да­ни­ем Тво­им на­учи мя. Со­тво­ри с ра­бом Тво­им по ми­ло­сти Тво­ей / и по­ве­ле­ни­ям Тво­им на­учи меня.
125. Раб Твой есмь аз, вра­зу­ми мя, / и увем сви­де­ния Твоя. Я раб Твой, вра­зу­ми ме­ня, / и по­знаю сви­де­тель­ства Твои.
126. Вре­мя со­тво­ри­ти Гос­по­де­ви, / ра­зо­ри­ша за­кон Твой. Вре­мя дей­ство­вать Гос­по­ду: / раз­ру­ши­ли за­кон Твой.
127. Се­го ра­ди воз­лю­бих за­по­ве­ди Твоя / па­че зла­та и топазия. По­то­му воз­лю­бил я за­по­ве­ди Твои / боль­ше зо­ло­та и топаза.
128. Се­го ра­ди ко всем за­по­ве­дем Тво­им на­прав­лях­ся, / всяк путь неправ­ды возненавидех. По­то­му ко всем за­по­ве­дям Тво­им я на­прав­лял­ся, / вся­кий путь неправ­ды возненавидел.
129. Див­на сви­де­ния Твоя, / се­го ра­ди ис­пы­та я ду­ша моя. Див­ны сви­де­тель­ства Твои, / по­то­му ста­ла ис­сле­до­вать их ду­ша моя.
130. Яв­ле­ние сло­вес Тво­их / про­све­ща­ет, и вра­зум­ля­ет младенцы. Яв­ле­ние слов Тво­их про­све­ща­ет / и вра­зум­ля­ет младенцев.
131. Уста моя от­вер­зох, и при­вле­кох дух, / яко за­по­ве­дей Тво­их желах. От­крыл я уста мои и при­влек в се­бя Дух, / ибо за­по­ве­дей Тво­их вожделел.
Сла­ва: По­ми­луй ра­ба Тво­е­го [или ра­бу Твою].

И ныне: По­ми­луй ра­ба Тво­е­го [или ра­бу Твою].

Сла­ва: По­ми­луй ра­ба Тво­е­го [или: ра­бу Твою].

И ныне: По­ми­луй ра­ба Тво­е­го [или: ра­бу Твою].

Ек­те­ния малая

Диа­кон: Па­ки и па­ки ми­ром Гос­по­ду помолимся. Диа­кон: Сно­ва и сно­ва в ми­ре Гос­по­ду помолимся!
Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ша­го ра­ба Бо­жия [или усоп­шия ра­бы Бо­жия], имя­рек, и о еже про­сти­ти­ся ему [или ей] вся­ко­му пре­гре­ше­нию, воль­но­му же и невольному.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ше­го ра­ба Бо­жия [или: усоп­шей ра­бы Бо­жи­ей] (имя), и о про­ще­нии ему [или: ей] вся­ко­го со­гре­ше­ния, как воль­но­го, так и невольного.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Яко да Гос­подь Бог учи­нит ду­шу его [или ея], иде­же пра­вед­нии упокояются.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Дабы Гос­подь Бог во­дво­рил ду­шу его [или: ее] там, где пра­вед­ные об­ре­та­ют покой.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Ми­ло­сти Бо­жия, Цар­ства Небес­на­го и остав­ле­ния гре­хов его [или ея] у Хри­ста, без­смерт­на­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Ми­ло­сти Бо­жи­ей, Цар­ства Небес­но­го и от­пу­ще­ния гре­хов его [или: ее] у Хри­ста, бес­смерт­но­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Лик: По­дай, Господи. Хор: По­дай, Господи.
Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся!

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Свя­щен­ник про­из­но­сит сле­ду­ю­щую молитву

Бо­же ду­хов и вся­кия пло­ти, смерть по­пра­вый и диа­во­ла упразд­ни­вый, и жи­вот мi­ру Тво­е­му да­ро­ва­вый: Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, в ме­сте свет­ле, в ме­сте злачне, в ме­сте по­койне, от­ню­ду­же от­бе­же бо­лезнь, пе­чаль и воз­ды­ха­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­ян­ное им [или ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, яко бла­гий че­ло­ве­ко­лю­бец Бог, про­сти, яко несть че­ло­век, иже жив бу­дет и не со­гре­шит. Ты бо Един кро­ме гре­ха, прав­да Твоя прав­да во ве­ки, и сло­во Твое истина. Бо­же ду­хов и вся­кой пло­ти, смерть по­прав­ший и диа­во­ла упразд­нив­ший, и жизнь мi­ру Тво­е­му да­ро­вав­ший! Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя) в ме­сте свет­лом, в ме­сте бла­жен­ном, в ме­сте от­рад­ном, от­ку­да ото­шли му­ка, скорбь и сте­на­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­лан­ное им [или: ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, как бла­гой и че­ло­ве­ко­лю­би­вый Бог, про­сти. Ибо нет че­ло­ве­ка, ко­то­рый жил бы и не со­гре­шил, ибо толь­ко Ты один без гре­ха, прав­да Твоя – прав­да на­век и сло­во Твое – истина.
Воз­глас: Яко Ты еси вос­кре­се­ние и жи­вот, и по­кой усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цем, и пре­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Воз­глас: Ибо Ты – вос­кре­се­ние и жизнь и по­кой усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя), Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цом, и все­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.
Лик: Аминь. Хор: Аминь.
И па­ки на­чи­на­ем тре­тию ста­тию на глас третий: И по­сле воз­гла­са на­чи­на­ем тре­тью ста­тию “Непо­роч­ных” на глас третий:
Имя Твое: / Аллилуиа. Ка­но­нарх на­чи­на­ет: Имя Твоё: / Аллилуия.
Па­ки той­же лик поет: Хор по­ет:
132. При­з­ри на мя, и по­ми­луй мя, / по су­ду лю­бя­щих имя Твое. / Аллилуиа. Воз­зри на ме­ня и по­ми­луй ме­ня / по су­ду лю­бя­щих имя Твоё. / Аллилуия.
133. Сто­пы моя на­пра­ви по сло­ве­си Тво­е­му, / и да не об­ла­да­ет мною вся­кое без­за­ко­ние. / Аллилуиа. Сто­пы мои на­правь по сло­ву Тво­е­му, / и да не овла­де­ет мною ни­ка­кое без­за­ко­ние. / Аллилуия.
И про­чее: И да­лее:
134. Из­ба­ви мя от кле­ве­ты че­ло­ве­че­ския, / и со­хра­ню за­по­ве­ди Твоя. Из­бавь ме­ня от кле­ве­ты че­ло­ве­че­ской, / и со­хра­ню за­по­ве­ди Твои.
135. Ли­це Твое про­све­ти на ра­ба Тво­е­го, / и на­учи мя оправ­да­ни­ем Твоим. Яви свет ли­ца Тво­е­го ра­бу Тво­е­му / и на­учи ме­ня по­ве­ле­ни­ям Твоим.
136. Ис­хо­ди­ща вод­ная из­ве­до­сте очи мои, / по­не­же не со­хра­них за­ко­на Твоего. Ис­точ­ни­ки вод из­ли­ли очи мои, / ибо не со­хра­нил я за­ко­на Твоего.
137. Пра­ве­ден еси, Гос­по­ди, / и пра­ви су­ди Твои. Пра­ве­ден Ты, Гос­по­ди, / и пра­вы су­ды Твои.
138. За­по­ве­дал еси прав­ду, сви­де­ния Твоя, / и ис­ти­ну зело. Ты за­по­ве­дал прав­ду – сви­де­тель­ства Твои / и ис­ти­ну – твёрдо.
139. Ис­та­я­ла мя есть рев­ность Твоя, / яко за­бы­ша сло­ве­са Твоя вра­зи мои. Из­ну­ри­ла ме­ня рев­ность по Те­бе, / ибо за­бы­ли сло­ва Твои вра­ги мои.
140. Раз­жже­но сло­во Твое зе­ло, / и раб Твой воз­лю­би е. Ог­нём очи­ще­но сло­во Твоё вполне, / и раб Твой воз­лю­бил его.
141. Юней­ший аз есмь и уни­чи­жен, / оправ­да­ний Тво­их не забых. Весь­ма мо­лод я и пре­зрен, – / по­ве­ле­ний Тво­их не забыл.
142. Прав­да Твоя прав­да во век, / и за­кон Твой истина. Прав­да Твоя – прав­да во­век, / и за­кон Твой – истина.
143. Скор­би и нужди об­ре­то­ша мя, / за­по­ве­ди Твоя по­уче­ние мое. Скор­би и бе­ды на­стиг­ли ме­ня; / за­по­ве­ди Твои – за­ня­тие моё.
144. Прав­да сви­де­ния Твоя в век: / вра­зу­ми мя, и жив буду. Сви­де­тель­ства Твои – прав­да во­век; / вра­зу­ми ме­ня, и бу­ду жить.
145. Воз­звах всем серд­цем мо­им, услы­ши мя, Гос­по­ди, / оправ­да­ния Твоя взыщу. Воз­звал я всем серд­цем мо­им, услышь ме­ня, Гос­по­ди, / по­ве­ле­ний Тво­их взыщу.
146. Воз­звах Ти, спа­си мя, / и со­хра­ню сви­де­ния Твоя. Воз­звал я к Те­бе, спа­си ме­ня, / и со­хра­ню сви­де­тель­ства Твои.
147. Пред­ва­рих в без­го­дии, и воз­звах, / на сло­ве­са Твоя уповах. По­спе­шил я в неуроч­ный час и воз­звал: – / на сло­ва Твои уповал.
148. Пред­ва­ри­сте очи мои ко утру, / по­учи­ти­ся сло­ве­сем Твоим. От­кры­лись очи мои до рас­све­та, / что­бы углуб­лять­ся в сло­ва Твои.
149. Глас мой услы­ши, Гос­по­ди, по ми­ло­сти Тво­ей, / по судь­бе Тво­ей жи­ви мя. Го­лос мой услышь, Гос­по­ди, по ми­ло­сти Тво­ей, / по су­ду Тво­е­му ожи­ви меня.
150. При­бли­жи­ша­ся го­ня­щии мя без­за­ко­ни­ем, / от за­ко­на же Тво­е­го удалишася. При­бли­зи­лись го­ня­щие ме­ня без­за­кон­но, / от за­ко­на же Тво­е­го удалились.
151. Близ еси Ты, Гос­по­ди, / и вси пу­тие Твои истина. Бли­зок Ты, Гос­по­ди, / и все пу­ти Твои – истина.
152. Ис­пер­ва по­знах от сви­де­ний Тво­их, / яко во век ос­но­вал я еси. От на­ча­ла я по­знал из сви­де­тельств Тво­их, / что на­век Ты их основал.
153. Виждь сми­ре­ние мое, и из­ми мя, / яко за­ко­на Тво­е­го не забых. Воз­зри на уни­же­ние моё и из­бавь ме­ня, / ибо за­ко­на Тво­е­го я не забыл.
154. Су­ди суд мой, и из­ба­ви мя, / сло­ве­се ра­ди Тво­е­го жи­ви мя. Рас­су­ди де­ло моё и из­бавь ме­ня, / по сло­ву Тво­е­му ожи­ви меня.
155. Да­ле­че от греш­ник спа­се­ние, / яко оправ­да­ний Тво­их не взыскаша. Да­ле­ко от греш­ных спа­се­ние, / ибо по­ве­ле­ний Тво­их не взыскали.
156. Щед­ро­ты Твоя мно­ги, Гос­по­ди, / по судь­бе Тво­ей жи­ви мя. Ве­ли­ко со­стра­да­ние Твоё, Гос­по­ди, / по су­ду Тво­е­му ожи­ви меня.
157. Мно­зи из­го­ня­щии мя и сту­жа­ю­щии ми, / от сви­де­ний Тво­их не уклонихся. Мно­го из­го­ня­ю­щих ме­ня и тес­ня­щих ме­ня, – / от сви­де­тельств Тво­их я не уклонился.
158. Ви­дех нера­зу­ме­ва­ю­щия и ис­та­ях, / яко сло­вес Тво­их не сохраниша. Уви­дел нера­зум­ных и из­не­мо­гал, / ибо они слов Тво­их не сохранили.
159. Виждь, яко за­по­ве­ди Твоя воз­лю­бих, Гос­по­ди, / по ми­ло­сти Тво­ей жи­ви мя. Узри, что я за­по­ве­ди Твои воз­лю­бил, Гос­по­ди, / по ми­ло­сти Тво­ей ожи­ви меня.
160. На­ча­ло сло­вес Тво­их ис­ти­на, / и во век вся судь­бы прав­ды Твоея. На­ча­ло слов Тво­их – ис­ти­на, / и на­век – все су­ды прав­ды Твоей.
161. Кня­зи по­гна­ша мя туне, / и от сло­вес Тво­их убо­я­ся серд­це мое. Кня­зья ста­ли гнать ме­ня без­вин­но, / но от слов Тво­их убо­я­лось серд­це моё.
162. Воз­ра­ду­ю­ся аз о сло­ве­сех Тво­их, / яко об­ре­та­яй ко­рысть многу. Воз­ра­ду­юсь я о сло­вах Тво­их, / как на­хо­дя­щий мно­го добычи.
163. Неправ­ду воз­не­на­ви­дех и омер­зих, / за­кон же Твой возлюбих. Неправ­ду воз­не­на­ви­дел я и возг­ну­шал­ся ею, / за­кон же Твой возлюбил.
164. Сед­ме­ри­цею днем хва­лих Тя, / о судь­бах прав­ды Твоея. Семь раз в день вос­хва­лил я Те­бя / за су­ды прав­ды Твоей.
165. Мир мног лю­бя­щим за­кон Твой, / и несть им соблазна. Ве­ли­кий мир – лю­бя­щим за­кон Твой, / и нет им преткновения.
166. Ча­ях спа­се­ния Тво­е­го Гос­по­ди, / и за­по­ве­ди Твоя возлюбих. Ожи­дал я спа­се­ния Тво­е­го, Гос­по­ди, / и за­по­ве­ди Твои возлюбил.
167. Со­хра­ни ду­ша моя сви­де­ния Твоя, / и воз­лю­би я зело. Со­хра­ни­ла ду­ша моя сви­де­тель­ства Твои, / и воз­лю­би­ла их крепко.
168. Со­хра­них за­по­ве­ди Твоя и сви­де­ния Твоя, / яко вси пу­тие мои пред То­бою, Господи. Со­хра­нил я за­по­ве­ди Твои и сви­де­тель­ства Твои, / ибо все пу­ти мои пред То­бою, Господи.
169. Да при­бли­жит­ся мо­ле­ние мое пред Тя, Гос­по­ди, / по сло­ве­си Тво­е­му вра­зу­ми мя. Да при­бли­зит­ся мо­ле­ние моё пред ли­цо Твоё, Гос­по­ди, – / по сло­ву Тво­е­му вра­зу­ми меня.
170. Да вни­дет про­ше­ние мое пред Тя, Гос­по­ди, / по сло­ве­си Тво­е­му из­ба­ви мя. Да взой­дет про­ше­ние моё пред ли­цо Твоё, Гос­по­ди, – / по сло­ву Тво­е­му из­бавь меня.
171. От­рыг­нут устне мои пе­ние, / егда на­учи­ши мя оправ­да­ни­ем Твоим. Изо­льют уста мои песнь, / ко­гда Ты на­учишь ме­ня по­ве­ле­ни­ям Твоим.
172. Про­ве­ща­ет язык мой сло­ве­са Твоя, / яко вся за­по­ве­ди Твоя правда. Про­из­не­сёт язык мой сло­ва Твои, / ибо все за­по­ве­ди Твои – правда.
173. Да бу­дет ру­ка Твоя еже спа­сти мя, / яко за­по­ве­ди Твоя изволих. Да бу­дет ру­ка Твоя во спа­се­ние мне, / ибо за­по­ве­ди Твои я избрал.
174. Воз­же­лах спа­се­ние Твое, Гос­по­ди, / и за­кон Твой по­уче­ние мое есть. Воз­же­лал я спа­се­ния Тво­е­го, Гос­по­ди, / и за­кон Твой – за­ня­тие моё.
175. Жи­ва бу­дет ду­ша моя, и вос­хва­лит Тя, / и судь­бы Твоя по­мо­гут мне. Бу­дет жить ду­ша моя и вос­хва­лит Те­бя, / и су­ды Твои по­мо­гут мне.
176. За­блу­дих яко ов­ча по­гиб­шее, / взы­щи ра­ба Тво­е­го, яко за­по­ве­дей Тво­их не забых. За­блу­дил­ся я, как ов­ца про­пав­шая; / взы­щи ра­ба Тво­е­го, ибо за­по­ве­дей Тво­их я не забыл.
И по кон­це абие:

Бла­го­сло­вен еси, Гос­по­ди, / на­учи мя оправ­да­ни­ем Твоим.

И тот­час же:

При­пев: Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, / на­учи ме­ня по­ве­ле­ни­ям Тво­им. Пс 118:12

Свя­тых лик об­ре­те ис­точ­ник жиз­ни и дверь рай­скую, / да об­ря­щу и аз путь по­ка­я­ни­ем: / по­гиб­шее ов­ча аз есмь, / воз­зо­ви мя, Спа­се, и спа­си мя. Хор свя­тых об­рел ис­точ­ник жиз­ни и дверь рая; / да об­ре­ту и я путь по­ка­я­ния. / Я – про­пав­шая ов­ца; / при­зо­ви ме­ня, Спа­си­тель, и спа­си меня!
Бла­го­сло­вен еси, Гос­по­ди, / на­учи мя оправ­да­ни­ем Твоим. Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, / на­учи ме­ня по­ве­ле­ни­ям Твоим.
Агн­ца Бо­жия про­по­ве­дав­ше, / и за­кла­ни быв­ше яко­же агн­цы, / и к жиз­ни неста­ре­е­мей, свя­тии, / и прис­но­сущ­ней пре­став­ль­ше­ся. / То­го при­леж­но, му­че­ни­цы, мо­ли­те, / дол­гов раз­ре­ше­ние нам даровати. Об Агн­це Бо­жи­ем про­воз­гла­сив­шие / и за­ко­ло­тые как агн­цы, / и к жиз­ни неста­ре­ю­щей, свя­тые, / и веч­ной пе­ре­се­лив­ши­е­ся, / Его усерд­но, му­че­ни­ки, про­си­те, / дол­гов про­ще­ние нам даровать.
Бла­го­сло­вен еси, Гос­по­ди, / на­учи мя оправ­да­ни­ем Твоим. Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, / на­учи ме­ня по­ве­ле­ни­ям Твоим.
В путь уз­кий хожд­шии при­скорб­ный, / вси в жи­тии крест яко ярем взем­шии, / и Мне по­сле­до­вав­шии ве­рою, / при­и­ди­те, на­сла­ди­те­ся, / их­же уго­то­вах вам по­че­стей, / и вен­цов небесных. Пу­тем уз­ким хо­див­шие, при­скорб­ным, / все в жиз­ни крест как яр­мо под­няв­шие, / и за Мною по­сле­до­вав­шие с ве­рою, / при­ди­те, на­сла­ждай­тесь тем, / что Я при­го­то­вил вам: / на­гра­да­ми и вен­ца­ми небесными!
Бла­го­сло­вен еси, Гос­по­ди, / на­учи мя оправ­да­ни­ем Твоим. Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, / на­учи ме­ня по­ве­ле­ни­ям Твоим.
Об­раз есмь неиз­ре­чен­ныя Тво­ея сла­вы, / аще и яз­вы но­шу пре­гре­ше­ний: / ущед­ри Твое со­зда­ние, Вла­ды­ко, / и очи­сти Тво­им бла­го­у­тро­би­ем, / и воз­же­лен­ное оте­че­ство по­даждь ми, / рая па­ки жи­те­ля мя сотворяя. Об­раз я неиз­ре­чен­ной Тво­ей сла­вы, / хо­тя но­шу и яз­вы со­гре­ше­ний: / по­жа­лей Твое со­зда­ние, Вла­ды­ка, / и очи­сти по Сво­е­му ми­ло­сер­дию, / и во­жде­лен­ное оте­че­ство по­дай мне, / сно­ва де­лая ме­ня / граж­да­ни­ном рая.
Бла­го­сло­вен еси, Гос­по­ди, / на­учи мя оправ­да­ни­ем Твоим. Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, / на­учи ме­ня по­ве­ле­ни­ям Твоим.
Древ­ле убо от не су­щих со­зда­вый мя, / и об­ра­зом Тво­им Бо­же­ствен­ным по­чтый, / пре­ступ­ле­ни­ем же за­по­ве­ди / па­ки мя воз­вра­ти­вый в зем­лю, от неяже взят бых, / на еже по по­до­бию воз­ве­ди / древ­нею доб­ро­тою возобразитися. В древ­но­сти из небы­тия со­здав­ший ме­ня / и об­ра­зом Тво­им Бо­же­ствен­ным по­чтив­ший, / но за на­ру­ше­ние за­по­ве­ди / сно­ва ме­ня воз­вра­тив­ший в зем­лю, / из ко­то­рой я был взят! / К то­му, что по по­до­бию Тво­е­му, воз­ве­ди, / что­бы в преж­ней кра­со­те / мне восстановиться.
Бла­го­сло­вен еси, Гос­по­ди, / на­учи мя оправ­да­ни­ем Твоим. Бла­го­сло­вен Ты, Гос­по­ди, / на­учи ме­ня по­ве­ле­ни­ям Твоим.
Упо­кой, Бо­же, ра­бы Твоя, / и учи­ни я в раи, / иде­же ли­цы свя­тых, Гос­по­ди, / и пра­вед­ни­цы си­я­ют яко све­ти­ла, / усоп­шия ра­бы Твоя упо­кой, / пре­зи­рая их вся согрешения. Упо­кой, Бо­же, ра­бов Тво­их, / и по­се­ли их в раю, / где хо­ры свя­тых, Гос­по­ди, / и пра­вед­ни­ки си­я­ют как све­ти­ла, / усоп­ших ра­бов Тво­их упо­кой, / не смот­ря на все их согрешения.
Сла­ва: Три­си­я­тель­ное еди­на­го Бо­же­ства, бла­го­чест­но по­ем во­пи­ю­ще: / Свят еси, От­че Без­на­чаль­ный, / Со­без­на­чаль­ный Сыне, и Бо­же­ствен­ный Ду­ше: / про­све­ти нас ве­рою Те­бе слу­жа­щих, / и веч­на­го ог­ня исхити. Сла­ва: Све­том Трой­ствен­ным си­я­ю­щее / еди­ное Бо­же­ство / бла­го­го­вей­но вос­по­ем, взы­вая: / “Свят Ты, От­че Без­на­чаль­ный, / Столь же Без­на­чаль­ный Сын и Бо­же­ствен­ный Дух: / про­све­ти нас, ве­рою Те­бе слу­жа­щих, / и ис­торг­ни из веч­но­го огня.
И ныне: Ра­дуй­ся, Чи­стая, Бо­га пло­тию рожд­шая во спа­се­ние всех, / Ею­же род че­ло­ве­че­ский об­ре­те спа­се­ние: / То­бою да об­ря­щем рай, / Бо­го­ро­ди­це Чи­стая благословенная. И ныне: Ра­дуй­ся, До­сто­чти­мая, / Бо­га по пло­ти ро­див­шая для спа­се­ния всех, / бла­го­да­ря Те­бе род че­ло­ве­че­ский об­рел спа­се­ние; / да об­ре­тем че­рез Те­бя рай, / Бо­го­ро­ди­ца Чи­стая, благословенная.
Ал­ли­лу­ия, ал­ли­лу­ия, ал­ли­лу­ия, сла­ва Те­бе Бо­же. Три­жды. Ал­ли­лу­ия, ал­ли­лу­ия, ал­ли­лу­ия, сла­ва Те­бе, Бо­же. Три­жды.

Ек­те­ния малая

Диа­кон: Па­ки и па­ки ми­ром Гос­по­ду помолимся. Диа­кон: Сно­ва и сно­ва в ми­ре Гос­по­ду помолимся!
Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ша­го ра­ба Бо­жия [или усоп­шия ра­бы Бо­жия], имя­рек, и о еже про­сти­ти­ся ему [или ей] вся­ко­му пре­гре­ше­нию, воль­но­му же и невольному.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ше­го ра­ба Бо­жия [или: усоп­шей ра­бы Бо­жи­ей] (имя), и о про­ще­нии ему [или: ей] вся­ко­го со­гре­ше­ния, как воль­но­го, так и невольного.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Яко да Гос­подь Бог учи­нит ду­шу его [или ея], иде­же пра­вед­нии упокояются.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Дабы Гос­подь Бог во­дво­рил ду­шу его [или: ее] там, где пра­вед­ные об­ре­та­ют покой.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Ми­ло­сти Бо­жия, Цар­ства Небес­на­го и остав­ле­ния гре­хов его [или ея] у Хри­ста, без­смерт­на­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Ми­ло­сти Бо­жи­ей, Цар­ства Небес­но­го и от­пу­ще­ния гре­хов его [или: ее] у Хри­ста, бес­смерт­но­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Лик: По­дай, Господи. Хор: По­дай, Господи.
Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся!

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Свя­щен­ник про­из­но­сит сле­ду­ю­щую молитву

Бо­же ду­хов и вся­кия пло­ти, смерть по­пра­вый и диа­во­ла упразд­ни­вый, и жи­вот мi­ру Тво­е­му да­ро­ва­вый: Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, в ме­сте свет­ле, в ме­сте злачне, в ме­сте по­койне, от­ню­ду­же от­бе­же бо­лезнь, пе­чаль и воз­ды­ха­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­ян­ное им [или ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, яко бла­гий че­ло­ве­ко­лю­бец Бог, про­сти, яко несть че­ло­век, иже жив бу­дет и не со­гре­шит. Ты бо Един кро­ме гре­ха, прав­да Твоя прав­да во ве­ки, и сло­во Твое истина. Бо­же ду­хов и вся­кой пло­ти, смерть по­прав­ший и диа­во­ла упразд­нив­ший, и жизнь мi­ру Тво­е­му да­ро­вав­ший! Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя) в ме­сте свет­лом, в ме­сте бла­жен­ном, в ме­сте от­рад­ном, от­ку­да ото­шли му­ка, скорбь и сте­на­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­лан­ное им [или: ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, как бла­гой и че­ло­ве­ко­лю­би­вый Бог, про­сти. Ибо нет че­ло­ве­ка, ко­то­рый жил бы и не со­гре­шил, ибо толь­ко Ты один без гре­ха, прав­да Твоя – прав­да на­век и сло­во Твое – истина.
Воз­глас: Яко Ты еси вос­кре­се­ние и жи­вот, и по­кой усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цем, и пре­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Воз­глас: Ибо Ты – вос­кре­се­ние и жизнь и по­кой усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя), Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цом, и все­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.
Лик: Аминь. Хор: Аминь.

И по­сле воз­гла­са по­ем сле­ду­ю­щие тро­па­ри, глас 5

По­кой, Спа­се наш, / с пра­вед­ны­ми ра­ба Тво­е­го [или ра­бу Твою], / и се­го [или сию] все­ли во дво­ры Твоя, / яко­же есть пи­са­но: / пре­зи­рая яко благ пре­гре­ше­ния его [или ея] / воль­ная и неволь­ная, / и вся яже в ве­де­нии и не в ве­де­нии, Человеколюбче. Упо­кой, Спа­си­тель наш, с пра­вед­ны­ми ра­ба Тво­е­го [или: ра­бу Твою] / и по­се­ли его [или: её] во дво­рах Тво­их, как на­пи­са­но, / не взи­рая, как Бла­гой, на со­гре­ше­ния его [или: её] / воль­ные и неволь­ные, / и на всё, в ве­де­нии и в неве­де­нии со­де­ян­ное, Человеколюбец.
Сла­ва, ко­нец: И вся яже в ве­де­нии и не в ве­де­нии, Человеколюбче. Сла­ва: И на всё, в ве­де­нии и в неве­де­нии со­де­ян­ное, Человеколюбец.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: От Де­вы воз­си­я­вый мi­ру, Хри­сте Бо­же, / и сы­ны све­та Тою по­ка­за­вый, / по­ми­луй нас. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: От Де­вы вос­си­яв­ший мi­ру, Хри­сте Бо­же, / и че­рез Нее сы­на­ми Све­та нас явив­ший, / по­ми­луй нас.

Пса­лом 50

По­ми­луй мя, Бо­же, по ве­ли­цей ми­ло­сти Тво­ей, и по мно­же­ству щед­рот Тво­их очи­сти без­за­ко­ние мое. Наи­па­че омый мя от без­за­ко­ния мо­е­го, и от гре­ха мо­е­го очи­сти мя; яко без­за­ко­ние мое аз знаю, и грех мой пре­до мною есть вы­ну. Те­бе Еди­но­му со­гре­ших и лу­ка­вое пред То­бою со­тво­рих, яко да оправ­ди­ши­ся во сло­ве­сех Тво­их, и по­бе­ди­ши вне­гда су­ди­ти Ти. Се бо, в без­за­ко­ни­их за­чат есмь, и во гре­сех ро­ди мя ма­ти моя. Се бо, ис­ти­ну воз­лю­бил еси; без­вест­ная и тай­ная пре­муд­ро­сти Тво­ея явил ми еси. Окро­пи­ши мя ис­со­пом, и очи­щу­ся; омы­еши мя, и па­че сне­га убе­лю­ся. Слу­ху мо­е­му да­си ра­дость и ве­се­лие; воз­ра­ду­ют­ся ко­сти сми­рен­ныя. От­вра­ти ли­це Твое от грех мо­их и вся без­за­ко­ния моя очи­сти. Серд­це чи­сто со­зи­жди во мне, Бо­же, и дух прав об­но­ви во утро­бе мо­ей. Не от­вер­жи мене от ли­ца Тво­е­го и Ду­ха Тво­е­го Свя­та­го не оты­ми от мене. Воз­даждь ми ра­дость спа­се­ния Тво­е­го и Ду­хом Вла­дыч­ним утвер­ди мя. На­учу без­за­кон­ныя пу­тем Тво­им, и нече­сти­вии к Те­бе об­ра­тят­ся. Из­ба­ви мя от кро­вей, Бо­же, Бо­же спа­се­ния мо­е­го; воз­ра­ду­ет­ся язык мой прав­де Тво­ей. Гос­по­ди, устне мои от­вер­зе­ши, и уста моя воз­ве­стят хва­лу Твою. Яко аще бы вос­хо­тел еси жерт­вы, дал бых убо: все­со­жже­ния не бла­го­во­ли­ши. Жерт­ва Бо­гу дух со­кру­шен; серд­це со­кру­шен­но и сми­рен­но Бог не уни­чи­жит. Убла­жи, Гос­по­ди, бла­го­во­ле­ни­ем Тво­им Си­о­на, и да со­зи­ждут­ся сте­ны Иеру­са­лим­ския. То­гда бла­го­во­ли­ши жерт­ву прав­ды, воз­но­ше­ние и все­со­же­га­е­мая; то­гда воз­ло­жат на oл­тарь Твой тельцы. По­ми­луй ме­ня, Бо­же, по ве­ли­кой ми­ло­сти Тво­ей и по мно­же­ству щед­рот Тво­их из­гладь без­за­ко­ние моё; со­вер­шен­но омой ме­ня от без­за­ко­ния мо­е­го, и от гре­ха мо­е­го очи­сти ме­ня. Ибо без­за­ко­ние моё я знаю, и грех мой все­гда пре­до мною. Те­бе, Еди­но­му, я со­гре­шил и злое пред То­бою со­тво­рил, – да бу­дешь оправ­дан в сло­вах Тво­их и по­бе­дишь, ес­ли всту­пят с То­бою в суд. Ибо вот, я в без­за­ко­ни­ях за­чат, и во гре­хах ро­ди­ла ме­ня мать моя. Ибо вот, Ты ис­ти­ну воз­лю­бил, со­кры­тое и тай­ное пре­муд­ро­сти Тво­ей мне от­крыл. Ты окро­пишь ме­ня ис­со­пом – и бу­ду очи­щен; омо­ешь ме­ня – и сде­ла­юсь бе­лее сне­га, дашь мне услы­шать ра­дость и ве­се­лие – воз­ра­ду­ют­ся ко­сти уни­жен­ные. От­вра­ти ли­цо Твоё от гре­хов мо­их и все без­за­ко­ния мои из­гладь. Серд­це чи­стое со­тво­ри во мне, Бо­же, и Дух Пра­вый об­но­ви внут­ри ме­ня. Не от­ринь ме­ня от ли­ца Тво­е­го и Ду­ха Тво­е­го Свя­то­го не от­ни­ми от ме­ня. Воз­вра­ти мне ра­дость спа­се­ния Тво­е­го и Ду­хом Вла­ды­че­ствен­ным утвер­ди ме­ня. На­учу без­за­кон­ных пу­тям Тво­им, и нече­сти­вые к Те­бе об­ра­тят­ся. Из­бавь ме­ня от кро­вей, Бо­же, Бо­же спа­се­ния мо­е­го, воз­ра­ду­ет­ся язык мой прав­де Тво­ей. Гос­по­ди, Ты от­кро­ешь уста мои, и уста мои воз­ве­стят хва­лу Твою. Ибо ес­ли бы жерт­вы Ты вос­хо­тел, я дал бы её, – к все­со­жже­ни­ям не бу­дешь бла­го­во­лить. Жерт­ва Бо­гу – дух со­кру­шён­ный, серд­ца со­кру­шён­но­го и сми­рен­но­го Бог не пре­зрит. Обла­го­де­тель­ствуй, Гос­по­ди, во бла­го­во­ле­нии Тво­ём Си­он, и да бу­дут воз­двиг­ну­ты сте­ны Иеру­са­ли­ма, – то­гда при­мешь бла­го­склон­но жерт­ву прав­ды, воз­но­ше­ние и все­со­жже­ния, то­гда воз­ло­жат на ал­тарь Твой тельцов.

Ка­нон, глас 6.
Ак­ро­стих его: “Ше­стую при­пе­ваю от­шед­ше­му песнь”.
Тво­ре­ние пре­по­доб­но­го Феофана.
Песнь 1

Ир­мос: Яко по су­ху пе­ше­ше­ство­вав Из­ра­иль, / по без­дне сто­па­ми, / го­ни­те­ля фа­ра­о­на / ви­дя по­топ­ля­е­ма, / Бо­гу по­бед­ную песнь / по­им, вопияше. Ир­мос: Как по су­ше про­шел Из­ра­иль / по без­дне сто­па­ми, / и взы­вал, го­ни­те­ля фа­ра­о­на ви­дя уто­пав­шим: / “Бо­гу по­бед­ную песнь воспоем!”
Стих: Ди­вен Бог во свя­тых Сво­их, Бог Израилев. При­пев: Ди­вен Бог во свя­тых Сво­их, Бог Из­ра­и­лев. Пс 67:36А
В небес­ных чер­то­зех вы­ну доб­лии му­че­ни­цы мо­лят Тя, Хри­сте, / его­же [или юже] от зем­ли пре­ста­вил еси вер­на­го [или вер­ную], / веч­ных благ по­лу­чи­ти сподоби. В небес­ных чер­то­гах доб­лест­ные му­че­ни­ки / непре­стан­но мо­лят Те­бя Хри­сте: / от зем­ли пе­ре­се­лен­но­го [или: пе­ре­се­лен­ную] То­бою вер­но­го [или: вер­ную] / веч­ных благ до­стичь удостой.
Стих: По­кой, Гос­по­ди, ду­шу усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея]. При­пев: Упо­кой, Гос­по­ди, ду­шу усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или: усоп­шей ра­бы Тво­ей].
Укра­си­вый вся­че­ская, жи­вот­ное сме­шен­ное, / по­сре­де мя, че­ло­ве­ка, сми­ре­ния вку­пе и ве­ли­че­ства, со­здал еси, / тем­же ра­ба Тво­е­го [или ра­бы Тво­ея] ду­шу, Спа­се, упокой. Устро­ив все, ме­ня Ты со­здал, че­ло­ве­ка, / жи­вое слож­ное су­ще­ство, / как сми­ре­нию, так и ве­ли­чию при­част­ное; / по­то­му ду­шу ра­ба Тво­е­го [или: ра­бы Тво­ей], Спа­си­тель, упокой.
Сла­ва: Рая жи­те­ля и зем­ле­де­ла­те­ля в на­ча­ле мя учи­нил еси, / пре­ступль­ша же Твою за­по­ведь из­гнал еси, / тем­же ра­ба Тво­е­го [или ра­бы Тво­ея] ду­шу, Спа­се, упокой. Сла­ва: Быть граж­да­ни­ном рая и его воз­де­лы­вать / в на­ча­ле Ты мне опре­де­лил, / но за на­ру­ше­ние Тво­ей за­по­ве­ди / из него из­гнал. / По­то­му ду­шу ра­ба Тво­е­го [или: ра­бы Тво­ей], Спа­си­тель, упокой.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Иже от реб­ра Со­зда­вый Еву, преж­де на­шу пра­ма­терь, / из пре­чи­с­та­го Тво­е­го чре­ва в плоть оде­ва­ет­ся, / ею­же смер­ти кре­пость, Чи­стая, разруши. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Из реб­ра со­здав­ший преж­де / Еву, на­шу пра­ма­терь, / из непо­роч­но­го чре­ва Тво­е­го в плоть об­ле­ка­ет­ся: / ею Он мо­гу­ще­ство смер­ти, Чи­стая, упразднил.

Песнь 3

Ир­мос: Несть свят, / яко­же Ты, Гос­по­ди Бо­же мой, / воз­не­сый рог вер­ных Тво­их, Бла­же, / и утвер­ди­вый нас на ка­ме­ни / ис­по­ве­да­ния Твоего. Ир­мос: Нет свя­то­го, / как Ты, Гос­по­ди Бо­же мой, / воз­вы­сив­ший до­сто­ин­ство вер­ных Те­бе, Бла­гой, / и утвер­див­ший нас на камне / ис­по­ве­да­ния Твоего.
За­кон­но по­стра­да­ша Твои му­че­ни­цы, Жиз­но­да­вче, / и вен­цем по­бе­ды укра­сив­ше­ся, / при­леж­но пре­став­ль­ше­му­ся вер­но­му [или пре­став­ль­шей­ся вер­ней] веч­ное из­бав­ле­ние подают. За­кон­но со­стя­за­лись / Твои му­че­ни­ки, По­да­тель жиз­ни, / и, вен­цом по­бе­ды от Те­бя укра­шен­ные, / они от нас пе­ре­се­лив­ше­му­ся вер­но­му [или: пе­ре­се­лив­шей­ся вер­ной] / веч­ное из­бав­ле­ние подают.
На­ка­зав пер­вее мно­ги­ми чу­де­сы и зна­мень­ми мене, за­блуд­ша­го, / на­по­сле­док са­мо­го Се­бе ис­то­щил еси, яко со­стра­да­тель, / и по­ис­кав об­рел и спасл еси. Спер­ва на­ста­вив мно­ги­ми / чу­де­са­ми и зна­ме­ни­я­ми ме­ня, за­блуд­ше­го, / Ты на­по­сле­док, Сам Се­бя уни­чи­жив из со­стра­да­ния / и по­ис­кав, об­рел ме­ня и спас.
Сла­ва: От те­ку­щих непо­сто­я­тель­ныя тли, к Те­бе пре­шед­ша­го [или пре­шед­шую], / в се­ле­ни­их веч­ных жи­ти ра­дост­но спо­до­би, Бла­же, / оправ­дав ве­рою же и благодатию. Сла­ва: От нестой­ко­сти и тле­ния мi­ра те­ку­че­го / к Те­бе, Бла­гой, пе­ре­шед­ше­го [или: пе­ре­шед­шую] / жить ра­дост­но в оби­те­лях веч­ных удо­стой, / оправ­дав его [или: ее] ве­рою и благодатию.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Несть непо­роч­на, яко­же Ты, Пре­чи­стая Бо­го­ма­ти, / еди­на бо от ве­ка Бо­га ис­тин­на­го за­ча­ла еси во чре­ве, / смер­ти раз­ру­шив­ша­го силу. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Нет столь непо­роч­ной, / как Ты, Все­чи­стая Бо­го­ма­терь, / ибо Ты од­на от ве­ка за­ча­ла во чре­ве Бо­га ис­тин­но­го, / упразд­нив­ше­го смер­ти силу.

Ек­те­ния малая

Диа­кон: Па­ки и па­ки ми­ром Гос­по­ду помолимся. Диа­кон: Сно­ва и сно­ва в ми­ре Гос­по­ду помолимся!
Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ша­го ра­ба Бо­жия [или усоп­шия ра­бы Бо­жия], имя­рек, и о еже про­сти­ти­ся ему [или ей] вся­ко­му пре­гре­ше­нию, воль­но­му же и невольному.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ше­го ра­ба Бо­жия [или: усоп­шей ра­бы Бо­жи­ей] (имя), и о про­ще­нии ему [или: ей] вся­ко­го со­гре­ше­ния, как воль­но­го, так и невольного.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Яко да Гос­подь Бог учи­нит ду­шу его [или ея], иде­же пра­вед­нии упокояются.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Дабы Гос­подь Бог во­дво­рил ду­шу его [или: ее] там, где пра­вед­ные об­ре­та­ют покой.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Ми­ло­сти Бо­жия, Цар­ства Небес­на­го и остав­ле­ния гре­хов его [или ея] у Хри­ста, без­смерт­на­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Ми­ло­сти Бо­жи­ей, Цар­ства Небес­но­го и от­пу­ще­ния гре­хов его [или: ее] у Хри­ста, бес­смерт­но­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Лик: По­дай, Господи. Хор: По­дай, Господи.
Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся!

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Свя­щен­ник про­из­но­сит сле­ду­ю­щую молитву

Бо­же ду­хов и вся­кия пло­ти, смерть по­пра­вый и диа­во­ла упразд­ни­вый, и жи­вот мi­ру Тво­е­му да­ро­ва­вый: Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, в ме­сте свет­ле, в ме­сте злачне, в ме­сте по­койне, от­ню­ду­же от­бе­же бо­лезнь, пе­чаль и воз­ды­ха­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­ян­ное им [или ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, яко бла­гий че­ло­ве­ко­лю­бец Бог, про­сти, яко несть че­ло­век, иже жив бу­дет и не со­гре­шит. Ты бо Един кро­ме гре­ха, прав­да Твоя прав­да во ве­ки, и сло­во Твое истина. Бо­же ду­хов и вся­кой пло­ти, смерть по­прав­ший и диа­во­ла упразд­нив­ший, и жизнь мi­ру Тво­е­му да­ро­вав­ший! Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя) в ме­сте свет­лом, в ме­сте бла­жен­ном, в ме­сте от­рад­ном, от­ку­да ото­шли му­ка, скорбь и сте­на­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­лан­ное им [или: ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, как бла­гой и че­ло­ве­ко­лю­би­вый Бог, про­сти. Ибо нет че­ло­ве­ка, ко­то­рый жил бы и не со­гре­шил, ибо толь­ко Ты один без гре­ха, прав­да Твоя – прав­да на­век и сло­во Твое – истина.
Воз­глас: Яко Ты еси вос­кре­се­ние и жи­вот, и по­кой усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цем, и пре­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Воз­глас: Ибо Ты – вос­кре­се­ние и жизнь и по­кой усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя), Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цом, и все­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.
Лик: Аминь. Хор: Аминь.

И по­сле воз­гла­са поем:

Се­да­лен, глас 6

Во­ис­тин­ну су­е­та вся­че­ская, / жи­тие же сень и со­ние, / ибо всуе мя­тет­ся всяк земно­род­ный, / яко­же ре­че Пи­са­ние: / егда мiр при­об­ря­щем, / то­гда во гроб все­лим­ся, / иде­же вку­пе ца­рие и ни­щии. / Тем­же, Хри­сте Бо­же, / пре­став­ль­ша­го­ся ра­ба Тво­е­го [или пре­став­ль­шу­ю­ся ра­бу Твою] упо­кой, / яко Человеколюбец. По­ис­ти­не все – тще­та, / а жизнь зем­ная – тень и сно­ви­де­ние; / и, под­лин­но, по­пу­сту вол­ну­ет­ся / вся­кий, на зем­ле рож­ден­ный, / как гла­сит Пи­са­ние: / ко­гда мiр при­об­ре­тем, / то­гда во гроб все­лим­ся, / где вме­сте ца­ри и ни­щие. / По­то­му, Хри­сте Бо­же, / пре­ста­вив­ше­го­ся [или: пре­ста­вив­шу­ю­ся] упо­кой, / как Человеколюбец.
Сла­ва, и ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Все­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, / во вре­мя жи­во­та мо­е­го не оста­ви мене, / че­ло­ве­че­ско­му пред­ста­тель­ству не вве­ри мя, / но Са­ма за­сту­пи и по­ми­луй мя. Сла­ва, и ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Все­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, / во все вре­мя жиз­ни мо­ей не оставь ме­ня, / че­ло­ве­че­ско­му по­кро­ви­тель­ству не вве­ряй ме­ня, / но Са­ма за­щи­ти и по­ми­луй меня!

Песнь 4

Ир­мос: Хри­стос моя си­ла, / Бог и Гос­подь, чест­ная Цер­ковь / бо­го­леп­но по­ет, взы­ва­ю­щи / от смыс­ла чи­ста, о Гос­по­де празднующи. Ир­мос: “Хри­стос – моя си­ла, / Бог и Гос­подь”, / – свя­тая Цер­ковь бла­го­го­вей­но по­ет, / воз­гла­шая от чи­сто­го ра­зу­ма, / в Гос­по­де торжествуя.
Пре­муд­ро­сти боль­шее яв­ляя по­зна­ние, / и еже о да­рех мно­го­со­вер­шен­ныя, Вла­ды­ко, бла­го­сты­ни, / му­че­ни­че­ския ли­ки ан­ге­лом со­че­тал еси. Яв­ляя знак обиль­ней­шей муд­ро­сти, / и щед­рой бла­го­сти в раз­да­че да­ров, / Ты, Вла­ды­ка, му­че­ни­ков хо­ры / к Ан­ге­лам сопричислил.
Неиз­ре­чен­ныя сла­вы Тво­ея / по­лу­чи­ти спо­до­би к Те­бе пре­став­ль­ша­го­ся [или пре­став­ль­шу­ю­ся], / иде­же, Хри­сте, ве­се­ля­щих­ся есть жи­ли­ще, / и глас чи­с­та­го радования. Неиз­ре­чен­ной сла­вы Тво­ей до­стиг­нуть / удо­стой, Хри­сте, к Те­бе пре­ста­вив­ше­го­ся [или: пре­ста­вив­шу­ю­ся], / там, где ве­се­ля­щих­ся жи­ли­ще / и глас чи­сто­го ликования.
Сла­ва: По­ю­ща [или по­ю­щу] при­и­ми в Бо­же­ствен­ную дер­жа­ву Твою, / его­же [или юже] от зем­ли при­ял еси, ча­до све­та се­го [или сию] со­де­ло­вая, / гре­хов­ную мглу очи­щая, Многомилостиве. Сла­ва: При­ми вос­пе­ва­ю­ще­го [или: вос­пе­ва­ю­щую] бо­же­ствен­ную си­лу Твою, / то­го [или: ту], ко­го при­звал Ты от зем­ли, / ча­дом све­та его [или: её] де­лая, / а мглу гре­ха очи­щая, Многомилостивый.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: При­я­те­ли­ще пре­чи­стое, храм все­не­по­роч­ный, ков­чег все­свя­тый, / дев­ствен­ное ме­сто свя­ще­ния, / Те­бе, доб­ро­ту Иа­ков­лю, Вла­ды­ка из­брал есть. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Вме­сти­ли­ще пре­чи­стое, Храм все­не­по­роч­ный, / Ков­чег все­свя­той, / дев­ствен­ное Ме­сто Освя­ще­ния! / Те­бя, Кра­со­ту Иа­ко­ва, Вла­ды­ка Се­бе избрал.

Песнь 5

Ир­мос: Бо­жи­им / све­том Тво­им, Бла­же, / утре­ню­ю­щих Ти ду­ши / лю­бо­вию оза­ри, мо­лю­ся, / Тя ве­де­ти, Сло­ве Бо­жий, / ис­тин­на­го Бо­га, / от мра­ка гре­хов­на­го взывающа. Ир­мос: Бо­же­ствен­ным све­том Сво­им, Бла­гой, / ду­ши с рас­све­та к Те­бе стре­мя­щих­ся / лю­бо­вью оза­ри, – мо­люсь я, – / что­бы знать Те­бя, Сло­во Бо­жие, ис­тин­но­го Бо­га, / от мра­ка гре­хов / к Се­бе призывающего.
Яко все­пло­дие свя­щен­ное, / и яко на­ча­ток че­ло­ве­че­ска­го есте­ства, му­че­ни­цы, / про­слав­лен­но­му при­нес­ше­ся Бо­го­ви, / нам спа­се­ние прис­но ходатайствуют. Как все­со­жже­ние свя­щен­ное / и как на­ча­ток че­ло­ве­че­ско­го есте­ства, / му­че­ни­ки, Бо­гу про­слав­лен­но­му при­не­сен­ные, / нам все­гда спа­се­ние подают.
Небес­на­го пре­бы­ва­ния, раз­да­я­ния да­ро­ва­ний спо­до­би, Гос­по­ди, / преж­де усоп­ша­го вер­на­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шую вер­ную ра­бу Твою], / по­дая пре­гре­ше­ний избавление. Небес­но­го пре­бы­ва­ния, / раз­да­я­ния да­ро­ва­ний удо­стой, Гос­по­ди, / преж­де усоп­ше­го вер­но­го ра­ба Тво­е­го [или: усоп­шую вер­ную ра­бу Твою], / по­да­вая ему [или: ей] от со­гре­ше­ний избавление.
Сла­ва: Иже един есте­ством Жи­во­тво­рец, / иже бла­го­сти во­ис­тин­ну неиз­сле­ди­мая пу­чи­на, / скон­чав­ша­го­ся [или скон­чав­шу­ю­ся] Цар­ствия Тво­е­го спо­до­би, Щед­ре, / едине Безсмертне. Сла­ва: Один по есте­ству Жи­во­тво­ря­щий, / во­ис­ти­ну бла­го­сти непо­сти­жи­мая Пу­чи­на! / Скон­чав­ше­го­ся [или: скон­чав­шу­ю­ся] удо­стой Тво­е­го Цар­ства, Ми­ло­серд­ный, / еди­ный Бессмертный.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Кре­пость и пе­ние, из Те­бе, Вла­ды­чи­це, мi­ру Рож­дей­ся, / и спа­се­ние быв по­гиб­шим, иже от адо­вых врат из­бав­ля­яй, / ве­рою Те­бе блажащия. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Си­лой, и пе­ни­ем, и спа­се­ни­ем по­ги­ба­ю­щим / стал от Те­бя Рож­ден­ный, мi­ра Вла­ды­чи­ца, / из­бав­ля­ю­щий из ад­ских врат / с ве­рою Те­бе прославляющих.

Песнь 6

Ир­мос: Жи­тей­ское мо­ре, / воздви­за­е­мое зря на­па­стей бу­рею, / к ти­хо­му при­ста­ни­щу Тво­е­му при­тек, во­пию Ти: / воз­ве­ди от тли жи­вот мой, / Многомилостиве. Ир­мос: Жи­тей­ское мо­ре ви­дя / под­ни­ма­ю­ще­е­ся вол­на­ми ис­ку­ше­ний, / я, к ти­хой при­ста­ни Тво­ей при­бег­нув, взы­ваю Те­бе: / “Воз­ве­ди от ги­бе­ли жизнь мою, / Многомилостивый!”
На Кре­сте при­гвож­да­емь, / му­че­ни­че­ския ли­ки к Се­бе со­брал еси, / под­ра­жа­ю­щия страсть Твою, Бла­же. / Тем­же мо­лим­ся Ти: к Те­бе пре­став­ль­ша­го­ся [или пре­став­ль­шу­ю­ся] ныне упокой. На Кре­сте при­гвож­да­е­мый, / сон­мы му­че­ни­ков Ты к Се­бе со­брал, / под­ра­жа­ю­щих стра­да­нию Тво­е­му, Бла­гой. / По­то­му мо­лим Те­бя: / “К Те­бе пре­ста­вив­ше­го­ся [или: пре­ста­вив­шу­ю­ся] (ныне) упокой!”
Неиз­ре­чен­ною сла­вою Тво­ею, / егда при­и­де­ши страш­но су­ди­ти мi­ру все­му на об­ла­цех, / бла­го­во­ли свет­ло сре­сти Те­бе, Из­ба­ви­те­лю, / его­же [или юже] от зем­ли при­ял еси вер­на­го ра­ба Тво­е­го [или вер­ную ра­бу Твою]. Ко­гда с неиз­ре­чен­ной сла­вою Тво­ею / при­дешь Ты, по­вер­гая в тре­пет, / что­бы суд над всем мiром со­вер­шить, / бла­го­во­ли, Из­ба­ви­тель, да встре­тит Те­бя ра­дост­но на об­ла­ках / тот [или: та], ко­го от зем­ли Ты при­нял / как вер­но­го ра­ба Тво­е­го [или: вер­ную ра­бу Твою].
Сла­ва: Ис­точ­ник жиз­ни Сый, / му­же­ством Бо­же­ствен­ным, Вла­ды­ко, око­ван­ныя из­во­дяй, / ра­ба Тво­е­го [или ра­бу Твою] к Те­бе вер­но от­шед­ша­го [или от­шед­шую] / в сла­до­сти рай­стей всели. Сла­ва: Ис­точ­ник жиз­ни ис­тин­ный, Вла­ды­ка, / с му­же­ством бо­же­ствен­ным / на сво­бо­ду уз­ни­ков вы­во­дя­щий! / Ра­ба Тво­е­го [или: ра­бу Твою], к Те­бе в ве­ре от­шед­ше­го [или: от­шед­шую], / в усла­ду рая всели.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: В зем­лю воз­вра­ти­хом­ся, пре­ступль­ше Бо­жию за­по­ведь Бо­же­ствен­ную, / То­бою же Де­во, на небо от зем­ли воз­не­со­хом­ся, / тлю смерт­ную оттрясше. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: В зем­лю мы воз­вра­ти­лись, / на­ру­шив Бо­жию за­по­ведь бо­же­ствен­ную; / но бла­го­да­ря Те­бе, Де­ва, / на небо от зем­ли воз­вы­си­лись, / тле­ние смерт­ное стряхнув.

Ек­те­ния малая

Диа­кон: Па­ки и па­ки ми­ром Гос­по­ду помолимся. Диа­кон: Сно­ва и сно­ва в ми­ре Гос­по­ду помолимся!
Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ша­го ра­ба Бо­жия [или усоп­шия ра­бы Бо­жия], имя­рек, и о еже про­сти­ти­ся ему [или ей] вся­ко­му пре­гре­ше­нию, воль­но­му же и невольному.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ше­го ра­ба Бо­жия [или: усоп­шей ра­бы Бо­жи­ей] (имя), и о про­ще­нии ему [или: ей] вся­ко­го со­гре­ше­ния, как воль­но­го, так и невольного.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Яко да Гос­подь Бог учи­нит ду­шу его [или ея], иде­же пра­вед­нии упокояются.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Дабы Гос­подь Бог во­дво­рил ду­шу его [или: ее] там, где пра­вед­ные об­ре­та­ют покой.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Ми­ло­сти Бо­жия, Цар­ства Небес­на­го и остав­ле­ния гре­хов его [или ея] у Хри­ста, без­смерт­на­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Ми­ло­сти Бо­жи­ей, Цар­ства Небес­но­го и от­пу­ще­ния гре­хов его [или: ее] у Хри­ста, бес­смерт­но­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Лик: По­дай, Господи. Хор: По­дай, Господи.
Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся!

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Свя­щен­ник про­из­но­сит сле­ду­ю­щую молитву

Бо­же ду­хов и вся­кия пло­ти, смерть по­пра­вый и диа­во­ла упразд­ни­вый, и жи­вот мi­ру Тво­е­му да­ро­ва­вый: Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, в ме­сте свет­ле, в ме­сте злачне, в ме­сте по­койне, от­ню­ду­же от­бе­же бо­лезнь, пе­чаль и воз­ды­ха­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­ян­ное им [или ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, яко бла­гий че­ло­ве­ко­лю­бец Бог, про­сти, яко несть че­ло­век, иже жив бу­дет и не со­гре­шит. Ты бо Един кро­ме гре­ха, прав­да Твоя прав­да во ве­ки, и сло­во Твое истина. Бо­же ду­хов и вся­кой пло­ти, смерть по­прав­ший и диа­во­ла упразд­нив­ший, и жизнь мi­ру Тво­е­му да­ро­вав­ший! Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя) в ме­сте свет­лом, в ме­сте бла­жен­ном, в ме­сте от­рад­ном, от­ку­да ото­шли му­ка, скорбь и сте­на­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­лан­ное им [или: ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, как бла­гой и че­ло­ве­ко­лю­би­вый Бог, про­сти. Ибо нет че­ло­ве­ка, ко­то­рый жил бы и не со­гре­шил, ибо толь­ко Ты один без гре­ха, прав­да Твоя – прав­да на­век и сло­во Твое – истина.
Воз­глас: Яко Ты еси вос­кре­се­ние и жи­вот, и по­кой усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цем, и пре­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Воз­глас: Ибо Ты – вос­кре­се­ние и жизнь и по­кой усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя), Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цом, и все­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.
Лик: Аминь. Хор: Аминь.

И по­сле воз­гла­са поем:

Кондак, глас 8

Со свя­ты­ми упо­кой, / Хри­сте, ду­шу ра­ба Тво­е­го [или ра­бы Тво­ея], / иде­же несть бо­лезнь, ни пе­чаль, / ни воз­ды­ха­ние, / но жизнь безконечная. Со свя­ты­ми упо­кой, Хри­сте, / ду­шу ра­ба Тво­е­го [или: ра­бы Тво­ей], / там, где нет ни бо­ли, ни скор­би, ни сте­на­ния, / но жизнь бесконечная.
Икос: Сам един еси без­смерт­ный, / со­тво­ри­вый и со­зда­вый че­ло­ве­ка: / зем­нии убо от зем­ли со­зда­хом­ся, / и в зем­лю ту­юж­де пой­дем, / яко­же по­ве­лел еси, со­зда­вый мя и ре­кий ми: / яко зем­ля еси, и в зем­лю оты­де­ши: / амо­же вси че­ло­ве­цы пой­дем, / над­гроб­ное ры­да­ние тво­ря­ще песнь: / аллилуия. Икос: Ты Сам – один бес­смерт­ный, / со­тво­рив­ший и со­здав­ший че­ло­ве­ка: / мы же, смерт­ные, из зем­ли бы­ли со­зда­ны, / и в ту же зем­лю пой­дем, / как по­ве­лел Ты, со­здав ме­ня и ска­зав мне: / “Ты зем­ля, и в зем­лю отой­дешь”, / ку­да все мы, смерт­ные, пой­дем, / над­гроб­ное ры­да­ние пре­тво­ряя в песнь “Ал­ли­лу­ия!”
И па­ки: Со свя­ты­ми упо­кой, Христе: И сно­ва: Со свя­ты­ми упо­кой, Христе:

Песнь 7

Ир­мос: Ро­со­да­тель­ну убо пещь / со­де­ла Ан­гел / пре­по­доб­ным от­ро­ком, / хал­деи же опа­ля­ю­щее / ве­ле­ние Бо­жие, / му­чи­те­ля уве­ща во­пи­ти: / бла­го­сло­вен еси, Бо­же отец наших. Ир­мос: Ро­со­нос­ною со­де­лал печь / Ан­гел для бла­го­че­сти­вых от­ро­ков, / а Бо­жие ве­ле­ние, хал­де­ев опа­ляв­шее, / му­чи­те­ля убе­ди­ло взы­вать: / “Бла­го­сло­вен Ты, Бо­же от­цов наших!”
Из­бав­ль­ши­и­ся Тво­ею кро­вию му­че­ни­цы пер­ва­го пре­ступ­ле­ния, / окро­пив­ше­ся же сво­ею кро­вию, про­об­ра­зу­ют яве Твое за­ко­ле­ние, / бла­го­сло­вен еси, Бо­же отец наших. Ис­куп­лен­ные Тво­ею Кро­вию от пер­во­го пре­ступ­ле­ния / и окроп­лен­ные сво­ею кро­вию му­че­ни­ки, / яс­но изоб­ра­жа­ют Твое за­кла­ние. / Бла­го­сло­вен Ты, Бо­же от­цов наших!
Сви­ре­пе­ю­щую смерть умерт­вил еси, Сло­ве жи­во­на­чаль­ней­ший, / в ве­ре же усоп­ша­го [или усоп­шую] при­и­ми ныне вос­пе­ва­ю­ща­го и гла­го­лю­ща­го [или вос­пе­ва­ю­щую и гла­го­лю­щую], Хри­сте: / бла­го­сло­вен еси, Бо­же отец наших. Дерз­кую смерть Ты умерт­вил, / Сло­во жи­во­на­чаль­ней­шее, / а ве­ре усоп­ше­го [или: усоп­шую] ныне при­ми, Хри­сте, / по­ю­ще­го и вос­кли­ца­ю­ще­го [или: по­ю­щую и вос­кли­ца­ю­щую]: / “Бла­го­сло­вен Ты, Бо­же от­цов наших!”
Сла­ва: Во­оду­ши­вый мя, че­ло­ве­ка, вдох­но­ве­ни­ем Бо­же­ствен­ным Бо­го­на­чаль­ней­ший Вла­ды­ко, / пре­став­лен­на­го [или пре­став­лен­ную] Цар­ствия Тво­е­го спо­до­би, пе­ти Те­бе, Спа­се: / бла­го­сло­вен еси, Бо­же отец наших. Сла­ва: Дав­ший ду­шу мне, че­ло­ве­ку, / ду­но­ве­ни­ем бо­же­ствен­ным, / бо­го­на­чаль­ней­ший Вла­ды­ка! / Пре­ста­вив­ше­го­ся [или: пре­ста­вив­шу­ю­ся] Цар­ства Тво­е­го удо­стой, Спа­си­тель, / да вос­пе­ва­ет Те­бе: / “Бла­го­сло­вен Ты, Бо­же от­цов наших!”
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Пре­вы­ш­ши вся­кия тва­ри, Пре­не­по­роч­ная, бы­ла еси, за­чен­ши Бо­га, / со­кру­шив­ша­го смерт­ная вра­та и ве­реи стер­ша­го: / тем­же Тя, Чи­стая, пес­но­сло­вим вер­нии, яко Богоматерь. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Пре­вы­ше все­го тво­ре­ния / ты ста­ла, Пре­не­по­роч­ная, / за­чав Бо­га, вра­та смер­ти со­кру­шив­ше­го / и за­со­вы их сло­мив­ше­го; / по­то­му Те­бя, Чи­стая, мы, вер­ные, / в пес­нях сла­вим как Богоматерь.

Песнь 8

Ир­мос: Из пла­мене пре­по­доб­ным ро­су ис­то­чил еси / и пра­вед­на­го жерт­ву во­дою по­па­лил еси: / вся бо тво­ри­ши, Хри­сте, ток­мо еже хо­те­ти. / Тя пре­воз­но­сим во вся веки. Ир­мос: Из пла­ме­ни Ты для бла­го­че­сти­вых ро­су ис­то­чил, / и жерт­ву пра­вед­ни­ка во­дою по­па­лил: / ибо все Ты со­вер­ша­ешь, Хри­сте, од­ним Сво­им хо­те­ни­ем. / Те­бя мы пре­воз­но­сим во все века.
Креп­ко по­дви­ги по­ка­зав­ше, / по­бе­ды вен­цем укра­си­сте­ся му­че­ни­цы Хри­сто­вы стра­сто­терп­цы, зо­ву­ще: / Тя пре­воз­но­сим, Хри­сте, во веки. Твер­дость в по­дви­гах по­ка­зав, / вы по­бе­ды вен­цом укра­си­лись, / му­че­ни­ки Хри­сто­вы, стра­сто­терп­цы, и вос­кли­ца­е­те: / “Те­бя, Хри­сте, пре­воз­но­сим вовеки!”
Свя­щенне жи­тие остав­ль­шия вер­ныя, / и к Те­бе, Вла­ды­це, пре­шед­шия, / при­и­ми крот­це упо­ко­е­вая, яко бла­го­у­тро­бен, / Тя пре­воз­но­ся­щия во вся веки. Вер­ных, с жиз­нью рас­став­ших­ся в бла­го­го­ве­нии / и к Те­бе, Вла­ды­ке, пе­ре­шед­ших, / при­ми бла­гост­но, да­руя по­кой, как ми­ло­серд­ный, / пре­воз­но­ся­щим Те­бя, Хри­сте, вовеки.
Сла­ва: Ныне в зем­ли крот­ких / вся во­дво­ря­ти­ся преж­де усоп­шия, Спа­се, бла­го­из­во­ли, / ве­рою яже в Тя оправ­дав и бла­го­да­тию, / Тя пре­воз­но­ся­щия во вся веки. Сла­ва: Ныне на зем­ле крот­ких во­дво­рять­ся / всем преж­де усоп­шим, Спа­си­тель, бла­го­во­ли, / ве­рою в Те­бя оправ­дав и бла­го­да­тию / Те­бя пре­воз­но­ся­щих во все века.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Вси Тя бла­жим, Все­б­ла­жен­ная, / рожд­шую Сло­ва во­ис­тин­ну су­ща­го Бла­жен­на­го, / плоть нас ра­ди быв­ша­го; / Его­же пре­воз­но­сим во вся веки. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Все вос­хва­ля­ем Те­бя, Все­б­ла­жен­ная, / ро­див­шую Сло­во, во­ис­ти­ну по есте­ству Бла­жен­но­го, / ра­ди нас сде­лав­ше­го­ся пло­тию; / Его мы пре­воз­но­сим во все века.

Песнь 9

Ир­мос: Бо­га / че­ло­ве­ком невоз­мож­но ви­де­ти, / на Него­же не сме­ют чи­ни Ан­ге­льстии взи­ра­ти; / То­бою же, Все­чи­стая, яви­ся че­ло­ве­ком / Сло­во Во­пло­щен­но, / Его­же ве­ли­ча­ю­ще, / с небес­ны­ми вои Тя ублажаем. Ир­мос: Невоз­мож­но лю­дям уви­деть Бо­га, / на Ко­то­ро­го не сме­ют пол­ки Ан­ге­лов взгля­нуть; / но чрез Те­бя, Все­чи­стая, / ста­ло ви­ди­мым для смерт­ных Сло­во во­пло­щен­ное. / Его ве­ли­чая, / мы вме­сте с небес­ны­ми во­ин­ства­ми / Те­бя восхваляем.
На­деж­да му­че­ни­ков ли­ки укре­пи, и к Тво­ей люб­ви рас­па­ленне впе­ри / бу­ду­щих сим пред­во­об­ра­зив­ши непо­ко­ле­би­мый во­ис­тин­ну по­кой; / ему­же пре­став­ль­ша­го­ся, Бла­же, вер­на­го [или пре­став­ль­шу­ю­ся, Бла­же, вер­ную] спо­до­би получити. На­деж­да хо­ры му­че­ни­ков укре­пи­ла / и к Тво­ей люб­ви пла­мен­но окры­ли­ла, / про­об­ра­зо­вав им во­ис­ти­ну непо­ко­ле­би­мый бу­ду­щий по­кой; / его, Бла­гой, пре­ста­вив­ше­го­ся вер­но­го [или: пре­ста­вив­шу­ю­ся вер­ную] / удо­стой достигнуть.
Светла­го и Бо­же­ствен­на­го по­лу­чи­ти си­я­ния Тво­е­го, Хри­сте, / ве­рою пре­став­ль­ша­го­ся [или пре­став­ль­шу­ю­ся] бла­го­во­ли в нед­рех Ав­ра­амо­вых упо­ко­е­ние, / яко Един ми­ло­стив се­му [или сей] да­ру­яй, и веч­на­го спо­доб­ля­яй блаженства. Свет­ло­го и Бо­же­ствен­но­го оза­ре­ния Тво­е­го, Хри­сте, до­стиг­нуть / в ве­ре пре­ста­вив­ше­го­ся [или: пре­ста­вив­шу­ю­ся] бла­го­во­ли, / в нед­рах Ав­ра­ама упо­ко­е­ние, / как еди­ный Ми­ло­сти­вый, ему [или: ей] да­руя / и веч­но­го удо­сто­ив блаженства.
Сла­ва: Сый есте­ством благ и бла­го­у­тро­бен, / и во­ли­тель ми­ло­сти и бла­го­у­тро­бия без­дна; его­же [или юже] от ме­ста се­го озлоб­ле­ния / и се­ни смерт­ныя, Спа­се, пре­ста­вил еси, / иде­же си­я­ет Твой свет, се­го [или сию] учини. Сла­ва: Сам по есте­ству бла­гой и ми­ло­серд­ный, / и всем же­ла­ю­щий ми­ло­сти, и бла­го­сер­дия Без­дна! / То­го [или: ту], ко­го Ты пе­ре­нес / из это­го ме­ста бед­ствия и те­ни смерт­ной, / там где си­я­ет Твой свет, Спа­си­тель, / его [или: её] посели.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Сень свя­тую, Чи­стая, ра­зу­ме­ем, / и ков­чег, и скри­жаль Тя за­ко­на и бла­го­да­ти; / То­бою бо остав­ле­ние да­ро­ва­ся, / оправ­дан­ным кро­вию Во­пло­щен­на­го из Тво­е­го Чре­ва, Всенепорочная. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Как ски­нию свя­тую / Те­бя мы, Чи­стая, зна­ем, / и ков­чег, и скри­жаль за­ко­на бла­го­да­ти: / ибо че­рез Те­бя от­пу­ще­ние да­ро­ва­но / оправ­дан­ным кро­вию Во­пло­тив­ше­го­ся / из Тво­е­го чре­ва, Всенепорочная.

Ек­те­ния малая

Диа­кон: Па­ки и па­ки ми­ром Гос­по­ду помолимся. Диа­кон: Сно­ва и сно­ва в ми­ре Гос­по­ду помолимся!
Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ша­го ра­ба Бо­жия [или усоп­шия ра­бы Бо­жия], имя­рек, и о еже про­сти­ти­ся ему [или ей] вся­ко­му пре­гре­ше­нию, воль­но­му же и невольному.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ше­го ра­ба Бо­жия [или: усоп­шей ра­бы Бо­жи­ей] (имя), и о про­ще­нии ему [или: ей] вся­ко­го со­гре­ше­ния, как воль­но­го, так и невольного.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Яко да Гос­подь Бог учи­нит ду­шу его [или ея], иде­же пра­вед­нии упокояются.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Дабы Гос­подь Бог во­дво­рил ду­шу его [или: ее] там, где пра­вед­ные об­ре­та­ют покой.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Ми­ло­сти Бо­жия, Цар­ства Небес­на­го и остав­ле­ния гре­хов его [или ея] у Хри­ста, без­смерт­на­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Ми­ло­сти Бо­жи­ей, Цар­ства Небес­но­го и от­пу­ще­ния гре­хов его [или: ее] у Хри­ста, бес­смерт­но­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Лик: По­дай, Господи. Хор: По­дай, Господи.
Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся!

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Свя­щен­ник про­из­но­сит сле­ду­ю­щую молитву

Бо­же ду­хов и вся­кия пло­ти, смерть по­пра­вый и диа­во­ла упразд­ни­вый, и жи­вот мi­ру Тво­е­му да­ро­ва­вый: Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, в ме­сте свет­ле, в ме­сте злачне, в ме­сте по­койне, от­ню­ду­же от­бе­же бо­лезнь, пе­чаль и воз­ды­ха­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­ян­ное им [или ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, яко бла­гий че­ло­ве­ко­лю­бец Бог, про­сти, яко несть че­ло­век, иже жив бу­дет и не со­гре­шит. Ты бо Един кро­ме гре­ха, прав­да Твоя прав­да во ве­ки, и сло­во Твое истина. Бо­же ду­хов и вся­кой пло­ти, смерть по­прав­ший и диа­во­ла упразд­нив­ший, и жизнь мi­ру Тво­е­му да­ро­вав­ший! Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя) в ме­сте свет­лом, в ме­сте бла­жен­ном, в ме­сте от­рад­ном, от­ку­да ото­шли му­ка, скорбь и сте­на­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­лан­ное им [или: ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, как бла­гой и че­ло­ве­ко­лю­би­вый Бог, про­сти. Ибо нет че­ло­ве­ка, ко­то­рый жил бы и не со­гре­шил, ибо толь­ко Ты один без гре­ха, прав­да Твоя – прав­да на­век и сло­во Твое – истина.
Воз­глас: Яко Ты еси вос­кре­се­ние и жи­вот, и по­кой усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цем, и пре­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Воз­глас: Ибо Ты – вос­кре­се­ние и жизнь и по­кой усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя), Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цом, и все­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.
Лик: Аминь. Хор: Аминь.

И по­сле воз­гла­са поем:

Са­мо­глас­ны пре­по­доб­но­го Иоан­на Дамаскина

Глас 1: Кая жи­тей­ская сла­дость / пре­бы­ва­ет пе­ча­ли непри­част­на? / Кая ли сла­ва сто­ит на зем­ли непре­лож­на? / Вся се­ни немощ­ней­ша, вся со­ний пре­лест­ней­ша: / еди­нем мгно­ве­ни­ем, и вся сия смерть при­ем­лет. / Но во све­те, Хри­сте, ли­ца Тво­е­го / и в на­сла­жде­нии Тво­ея кра­со­ты, / его­же [или юже] из­брал еси, упо­кой, яко Человеколюбец. Глас 1: Ка­кое на­сла­жде­ние жи­тей­ское / пре­бы­ва­ет пе­ча­ли непри­част­ным? / Ка­кая сла­ва сто­ит на зем­ле неиз­мен­но? / Все те­ни немощ­нее, все снов об­ман­чи­вее: / од­но мгно­ве­ние – и все это смерть на­сле­ду­ет. / Но во све­те, Хри­сте, ли­ца Тво­е­го, / и в усла­де Тво­ей кра­со­ты, / ко­го Ты из­брал, упо­кой, / как Человеколюбец!
Глас 2: Увы мне, яко­вый по­двиг имать ду­ша раз­лу­ча­ю­щи­ся от те­ле­се! / Увы, то­гда ко­ли­ко сле­зит и несть по­ми­лу­яй ю! / Ко Ан­ге­лом очи воз­во­дя­щи, без­дель­но мо­лит­ся: / к че­ло­ве­ком ру­це про­сти­ра­ю­щи, не имать по­мо­га­ю­ща­го. / Тем­же, воз­люб­лен­нии мои бра­тие, / по­мыс­лив­ше на­шу крат­кую жизнь, / пре­став­лен­но­му [или пре­став­лен­ней] упо­ко­е­ния от Хри­ста про­сим, / и ду­шам на­шим ве­лию милость. Глас 2: Увы мне! Ка­кую борь­бу ис­пы­ты­ва­ет ду­ша, / раз­лу­ча­е­мая с те­лом! / Увы, то­гда сколь­ко пла­чет она, / и неко­му по­жа­леть ее! / Ко Ан­ге­лам очи об­ра­щая, / на­прас­но умо­ля­ет; / к лю­дям ру­ки про­сти­рая, / не на­хо­дит по­мощ­ни­ка. / По­то­му воз­люб­лен­ные мои бра­тия, / по­мыс­лив, сколь крат­ка на­ша жизнь, / пре­ста­вив­ше­му­ся [или: пре­ста­вив­шей­ся] упо­ко­е­ния от Хри­ста ис­про­сим, / и ду­шам на­шим – ве­ли­кую милость.
Глас 3: Вся су­е­та че­ло­ве­че­ская, / ели­ка не пре­бы­ва­ют по смер­ти; / не пре­бы­ва­ет бо­гат­ство, ни сше­ству­ет сла­ва; / при­шед­шей бо смер­ти, сия вся по­тре­би­ша­ся. / Тем­же Хри­сту без­смерт­но­му возо­пи­им: / пре­став­лен­на­го [или пре­став­лен­ную] от нас упо­кой, / иде­же всех есть ве­се­ля­щих­ся жилище. Глас 3: Все че­ло­ве­че­ское – тще­та, / то, что не пре­бы­ва­ет по смер­ти: / не оста­ет­ся бо­гат­ство, / не со­пут­ству­ет сла­ва: / ведь с при­хо­дом смер­ти / все это ис­чез­ло. / По­то­му Хри­сту, бес­смерт­но­му [Ца­рю] воз­гла­сим: / “Пре­ста­вив­ше­го­ся [или: пре­ста­вив­шу­ю­ся] от нас упо­кой / там, где всех ве­се­ля­щих­ся жилище!”
Глас 4: Где есть мiр­ское при­стра­стие? / Где есть при­вре­мен­ных меч­та­ние? / Где есть зла­то и среб­ро? / Где есть ра­бов мно­же­ство и мол­ва? / Вся персть, вся пе­пел, вся сень. / Но при­и­ди­те возо­пи­им без­смерт­но­му Ца­рю: / Гос­по­ди, веч­ных Тво­их благ спо­до­би пре­став­ль­ша­го­ся [или пре­став­ль­шу­ю­ся] от нас, / упо­кояя его [или ю] в неста­ре­ю­щем­ся бла­жен­стве Твоем. Глас 4: Где к мi­ру при­стра­стие? / Где о ми­мо­лет­ном меч­та­ние? / Где зо­ло­то и се­реб­ро? / Где слуг мно­же­ство и су­е­та? / – Всё прах, всё пе­пел, всё тень. / Но да­вай­те воз­гла­сим бес­смерт­но­му Ца­рю: / “Гос­по­ди, веч­ных Тво­их благ удо­стой пре­ста­вив­ше­го­ся [или: пре­ста­вив­шу­ю­ся] от нас, / да­руя ему [или: ей] по­кой в неста­ре­ю­щем бла­жен­стве (Тво­ем)!”
Глас 5: По­мя­нух про­ро­ка во­пи­ю­ща: / аз есмь зем­ля и пе­пел, / и па­ки раз­смот­рих во гро­бех, / и ви­дех ко­сти об­на­же­ны, и рех: / убо кто есть царь, или во­ин, / или бо­гат, или убог, / или пра­вед­ник, или греш­ник? / Но упо­кой, Гос­по­ди, / с пра­вед­ны­ми ра­ба Тво­е­го [или ра­бу Твою]. Глас 5: Вспом­нил я, как про­рок взы­ва­ет: / “Я – зем­ля и пе­пел!” / И сам так­же раз­мыс­лил в гроб­ни­цах / и уви­дел ко­сти об­на­жен­ные, и ска­зал: / “Так кто же царь, или во­ин, / или бо­га­тый, или бед­ный, / или пра­вед­ный, или греш­ный? / но упо­кой, Гос­по­ди, с пра­вед­ны­ми ра­ба Тво­е­го [или: ра­бу Твою] [ / как Че­ло­ве­ко­лю­бец]!”
Глас 6: На­ча­ток мне и со­став зи­жди­тель­ное Твое бысть по­ве­ле­ние: / вос­хо­тев бо от неви­ди­ма­го же и ви­ди­ма­го жи­ва мя со­ста­ви­ти есте­ства. / От зем­ли те­ло мое со­здал еси, / дал же ми еси ду­шу / Бо­же­ствен­ным Тво­им и жи­во­тво­ря­щим вдох­но­ве­ни­ем. / Тем­же, Хри­сте, ра­ба Тво­е­го [или ра­бу Твою] во стране жи­ву­щих, / и в се­ле­ни­их пра­вед­ных упокой. Глас 6: На­ча­лом и ос­но­вой ста­ло мне / Твое твор­че­ское по­ве­ле­ние: / ибо, вос­хо­тев ме­ня, жи­вое су­ще­ство, со­ста­вить / из неви­ди­мо­го и ви­ди­мо­го есте­ства, / из зем­ли те­ло мое Ты со­здал, / и дал мне ду­шу бо­же­ствен­ным Тво­им и жи­во­тво­ря­щим ду­но­ве­ни­ем. / По­то­му, Спа­си­тель, ра­ба Тво­е­го [или: ра­бу Твою] в стране жи­ву­щих, / в оби­те­лях пра­вед­ных упокой.
Глас 7: По об­ра­зу Тво­е­му и по по­до­бию со­зда­вый в на­ча­ле че­ло­ве­ка, / в раи по­ста­вил еси вла­де­ти Тво­и­ми тварь­ми; / за­ви­стию же диа­во­лею пре­льсти­вся, сне­ди при­ча­сти­ся, / за­по­ве­дей Тво­их пре­ступ­ник быв. / Тем­же па­ки в зем­лю, от неяже взят бысть, / осу­дил еси воз­вра­ти­ти­ся, Гос­по­ди, / и ис­про­си­ти упокоение. Глас 7: По об­ра­зу Тво­е­му и по по­до­бию / со­здав в на­ча­ле че­ло­ве­ка, / Ты на­зна­чил его в раю / власт­во­вать над Тво­и­ми тво­ре­ни­я­ми. / Но из за­ви­сти диа­во­лом об­ма­ну­тый, / он за­прет­ной пи­щи при­об­щил­ся, / став за­по­ве­дей Тво­их на­ру­ши­те­лем. / По­то­му по­ста­но­вил Ты Гос­по­ди, / сно­ва воз­вра­щать­ся ему в зем­лю, из ко­то­рой был он взят, / и про­сить об упокоении.
Глас 8: Пла­чу и ры­даю, / егда по­мыш­ляю смерть, / и ви­жду во гро­бех ле­жа­щую / по об­ра­зу Бо­жию со­здан­ную на­шу кра­со­ту, / без­об­раз­ну, без­слав­ну, / не иму­щую ви­да. / О, чу­де­се! / Что сие еже о нас бысть та­ин­ство? / Ка­ко пре­да­хом­ся тле­нию? / Ка­ко со­пря­го­хом­ся смер­ти? / Во­ис­тин­ну Бо­га по­ве­ле­ни­ем, / яко­же пи­са­но есть, / по­да­ю­ща­го пре­став­ль­ше­му­ся [или пре­став­ль­шей­ся] упокоение. Глас 8: Пла­чу и ры­даю, / ко­гда се­бе пред­став­лю смерть, / и уви­жу в гроб­ни­цах ле­жа­щую / по об­ра­зу Бо­жию со­здан­ную на­шу кра­со­ту / без­об­раз­ной, бес­слав­ной, не име­ю­щей ви­да. / О чу­до! / Что это за со­вер­шив­ше­е­ся над на­ми та­ин­ство? / Как мы бы­ли пре­да­ны тле­нию? / Как со­че­та­лись со смер­тью? / Во­ис­ти­ну по­ве­ле­ни­ем Бо­га, как на­пи­са­но, / по­да­ю­ще­го пре­ста­вив­ше­му­ся [или: пре­ста­вив­шей­ся] упокоение.

Бла­жен­ны, глас 6

Во Цар­ствии Тво­ем по­мя­ни нас, Гос­по­ди, / егда при­и­де­ши, во Цар­ствии Твоем. Во Цар­ствии Тво­ём по­мя­ни нас, Гос­по­ди, / ко­гда при­дешь во Цар­ствии Твоём.
Бла­же­ни ни­щии ду­хом, / яко тех есть Цар­ство Небесное. Бла­жен­ны ни­щие ду­хом, / ибо их есть Цар­ство Небесное.
Бла­же­ни пла­чу­щии, / яко тии утешатся. Бла­жен­ны пла­чу­щие, / ибо они утешатся.
Бла­же­ни крот­ции, / яко тии на­сле­дят землю. Бла­жен­ны крот­кие, / ибо они на­сле­ду­ют землю.
Бла­же­ни ал­чу­щии и жаж­ду­щии прав­ды, / яко тии насытятся. Бла­жен­ны ал­чу­щие и жаж­ду­щие прав­ды, / ибо они насытятся.
Бла­же­ни ми­ло­сти­вии, / яко тии по­ми­ло­ва­ни будут. Бла­жен­ны ми­ло­сти­вые, / ибо они по­ми­ло­ва­ны будут.
Раз­бой­ни­ка рая, Хри­сте, жи­те­ля, / на Кре­сте Те­бе возо­пив­ша, по­мя­ни мя, / пред­соде­ял еси по­ка­я­ни­ем его, / и мене спо­до­би недостойнаго. Раз­бой­ни­ка, на кре­сте / “По­мя­ни ме­ня!” Те­бе воз­гла­сив­ше­го, / Ты, Хри­сте, преж­де всех / рая граж­да­ни­ном сде­лал. / По­ка­я­ния его удо­стой / и ме­ня, недостойного.
Бла­же­ни чи­стии серд­цем, / яко тии Бо­га узрят. Бла­жен­ны чи­стые серд­цем, / ибо они Бо­га узрят.
Жи­во­том гос­под­ству­яй и смер­тию, / во дво­рех свя­тых упо­кой, / его­же [или юже] при­ял еси от при­вре­мен­ных; / и по­мя­ни мя, егда при­и­де­ши во Цар­ствии Твоем. Над жиз­нью гос­под­ству­ю­щий / и над смер­тью! / Во дво­рах свя­тых упо­кой, / то­го, ко­го ты при­нял от жиз­ни крат­ко­вре­мен­ной, взы­ва­ю­ще­го [или: взы­ва­ю­щую]: / “По­мя­ни ме­ня, ко­гда при­дешь во Цар­ствии Твоем!”
Бла­же­ни ми­ро­твор­цы, / яко тии сы­но­ве Бо­жии нарекутся. Бла­жен­ны ми­ро­твор­цы, / ибо они бу­дут на­ре­че­ны сы­на­ми Божиими.
Ду­ша­ми вла­ды­че­ству­яй и те­ле­са­ми, / Его­же в ру­це ды­ха­ние на­ше, / оскорб­ля­е­мых уте­ше­ние, / упо­кой во стране пра­вед­ных, / его­же [или юже] пре­ста­вил еси ра­ба Тво­е­го [или ра­бу Твою]. Над ду­ша­ми власт­ву­ю­щий и над те­ла­ми, / в Чьей ру­ке ды­ха­ние на­ше, / скор­бя­щих уте­ше­ние! / Упо­кой во стране пра­вед­ных, / ко­го пе­ре­нес от нас Ты – ра­ба Тво­е­го [или: ра­бу Твою].
Бла­же­ни из­гна­ни прав­ды ра­ди, / яко тех есть Цар­ство Небесное. Бла­жен­ны го­ни­мые за прав­ду, / ибо их есть Цар­ство Небесное.
Хри­стос Тя упо­ко­ит во стране жи­ву­щих, / и вра­та рай­ская да от­вер­зет ти, / и Цар­ствия по­ка­жет жи­те­ля, / и остав­ле­ние те­бе даст, / о ни­х­же со­гре­шил еси [или со­гре­ши­ла еси] в жи­тии, хри­сто­люб­че [или хри­сто­лю­би­це]. Хри­стос да упо­ко­ит те­бя в стране жи­вых, / и вра­та рая да от­во­рит те­бе, / и явит Цар­ства граж­да­ни­ном, / и от­пу­ще­ние те­бе даст, / то­го, в чем со­гре­шил [или: со­гре­ши­ла] ты в жиз­ни, / хри­сто­лю­бец [или: хри­сто­лю­би­ца]!
Бла­же­ни есте, егда по­но­сят вам, / и из­же­нут, и ре­кут всяк зол гла­гол на вы, лжу­ще Мене ради. Бла­жен­ны вы, ко­гда бу­дут по­но­сить вас / и гнать и вся­че­ски непра­вед­но зло­сло­вить за Меня.
Изы­дем и узрим во гро­бех, / яко на­ги ко­сти че­ло­век, / чер­вей снедь и смрад, / и по­зна­ем что бо­гат­ство, доб­ро­та, кре­пость, благолепие. Вый­дем и узрим в мо­ги­лах, / что на­гие ко­сти – че­ло­век, / пи­ща чер­вей и смрад, / и по­зна­ем, что та­кое бо­гат­ство, кра­со­та, / си­ла и благолепие.
Ра­дуй­те­ся и ве­се­ли­те­ся, / яко мзда ва­ша мно­га на Небесех. Ра­дуй­тесь и ве­се­ли­тесь, / ибо ве­ли­ка ва­ша на­гра­да на небе­сах. Мф 5:3–12А
Услы­шим, что зо­вет Все­дер­жи­тель: / увы ищу­щим зре­ти страш­ный день Гос­по­день! / Сей бо есть тьма: / ог­нем бо ис­ку­ша­ют­ся всяческая. Услы­шим, что воз­гла­ша­ет Все­дер­жи­тель: / “Увы ищу­щим уви­деть страш­ный день Гос­по­день! / Ведь он – тьма: / ибо ог­нем ис­пы­та­ет все.
Сла­ва: Без­на­чаль­ным и рож­де­ни­ем же и про­ис­хож­де­ни­ем, / От­цу по­кла­ня­ю­ся ро­див­ше­му, / Сы­на слав­лю рож­ден­на­го, / пою со­про­си­яв­ша­го От­цу же и Сы­ну, Ду­ха Святаго. Сла­ва: Без­на­чаль­ность, и рож­де­ние, и ис­хож­де­ние ис­по­ве­дуя, / по­кло­ня­юсь От­цу ро­див­ше­му, / слав­лю Сы­на рож­ден­но­го, / вос­пе­ваю про­си­яв­ше­го со От­цом и Сы­ном / – Ду­ха Святого.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Ка­ко от сос­цу Тво­ею мле­ко то­чи­ши Де­во? / Ка­ко пи­та­е­ши Пи­та­те­ля тва­ри? / Яко­же весть, ис­то­чи­вый во­ду от ка­мене, / жи­лы вод­ныя жаж­ду­щим лю­дем, яко­же писася. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: Как из сос­цов Сво­их / Ты мо­ло­ко ис­то­ча­ешь, Де­ва? / Как пи­та­ешь Пи­та­те­ля все­го тво­ре­ния? / Как зна­ет Он Сам, ис­то­чив­ший во­ду из ска­лы, / жи­лы вод­ные жаж­дав­ше­му на­ро­ду, / как написано.
По­сем диа­кон гла­го­лет: Вонмем.

Свя­щен­ник: Мир всем.

И чтец: И ду­хо­ви твоему.

И па­ки диа­кон: Премудрость.

Диа­кон: Бу­дем внимать!

Свя­щен­ник: Мир всем!

Чтец: И ду­ху твоему.

Диа­кон: Премудрость!

Про­ки­мен, глас 6

Бла­жен путь, вонь­же иде­ши днесь, ду­ше, / яко уго­то­ва­ся те­бе ме­сто упо­ко­е­ния. Стих: К Те­бе, Гос­по­ди, воз­зо­ву, Бо­же мой, да не пре­мол­чи­ши от мене. Бла­жен путь, ко­то­рым пой­дёшь в сей день, ду­ша, / ибо уго­то­ва­но те­бе ме­сто упо­ко­е­ния. Стих: К Те­бе, Гос­по­ди, я воз­зо­ву. Бо­же мой, не про­мол­чи, пре­зрев меня.

Ср. Ис Нав 23:14; 3 Цар 2:2; Ин 14:2; Откр 14:13; Пс 27:1

Диа­кон: Премудрость. Диа­кон: Премудрость!
Чтец: К Со­лу­ня­ном по­сла­ния свя­та­го Апо­сто­ла Пав­ла чтение. Чтец: К Фес­са­ло­ни­кий­цам по­сла­ния свя­то­го апо­сто­ла Пав­ла чтение.
Диа­кон: Вонмем. Диа­кон: Бу­дем внимать!

Пер­вое по­сла­ние к Фес­са­ло­ни­кий­цам, за­ча­ло 270

Бра­тие, не хо­щу вас неве­де­ти о умер­ших, да не скор­би­те, яко­же и про­чии не иму­щии упо­ва­ния. Аще бо ве­ру­ем, яко Иисус ум­ре и вос­кре­се, та­ко и Бог умер­шия во Иису­се при­ве­дет с Ним. Сие бо вам гла­го­лем сло­вом Гос­под­ним, яко мы жи­ву­щии, остав­шии в при­ше­ствие Гос­подне, не има­мы пред­ва­ри­ти умер­ших. Яко Сам Гос­подь в по­ве­ле­нии, во гла­се Ар­хан­ге­ло­ве и в тру­бе Бо­жии сни­дет с небе­се, и мерт­вии о Хри­сте вос­крес­нут пер­вее. По­том же мы, жи­ву­щии остав­шии, куп­но с ни­ми вос­хи­ще­ни бу­дем на об­ла­цех в сре­те­ние Гос­подне на воз­ду­се, и та­ко все­гда с Гос­по­дем будем. Бра­тья, мы не хо­тим, что­бы вы оста­ва­лись в неве­де­нии об умер­ших, дабы вы не бы­ли в пе­ча­ли, как про­чие, не име­ю­щие на­деж­ды. Ибо, ес­ли мы ве­рим, что Иисус умер и вос­крес, то та­ким же об­ра­зом и усоп­ших Бог при­ве­дет чрез Иису­са с Ним. Ибо это мы вам го­во­рим сло­вом Гос­под­ним, что мы жи­вые, оста­ю­щи­е­ся до при­ше­ствия Гос­по­да, от­нюдь не опе­ре­дим усоп­ших, по­то­му что Сам Гос­подь при сло­ве по­ве­ле­ния, при гла­се Ар­хан­ге­ла и тру­бе Бо­жи­ей сой­дет с неба, и мёрт­вые во Хри­сте вос­крес­нут преж­де; за­тем мы, жи­вые, остав­ши­е­ся, вме­сте с ни­ми вос­хи­ще­ны бу­дем на об­ла­ках для встре­чи с Гос­по­дом в воз­дух, и так все­гда с Гос­по­дом бу­дем. 1 Фес 4:13–17
Свя­щен­ник: Мир ти.

Чтец: И ду­хо­ви твоему.

Свя­щен­ник: Мир тебе!

Чтец: И ду­ху твоему.

Ал­ли­лу­ия, глас 6

Стих: Бла­жен, его­же из­брал и при­ял еси, Господи. Стих: Бла­жен, ко­го из­брал и при­бли­зил Ты, Гос­по­ди. Ср. Пс 64:5
Диа­кон: Пре­муд­рость, про­сти, услы­шим свя­та­го Евангелия. Диа­кон: Пре­муд­рость! Ста­нем бла­го­го­вей­но! Услы­шим свя­тое Евангелие!
Иерей: Мир всем.

Лю­дие: И ду­хо­ви твоему.

Диа­кон: От Иоан­на свя­та­го Еван­ге­лия чтение.

Лик: Сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, сла­ва Тебе.

Диа­кон: Вонмем.

Свя­щен­ник: Мир всем!

Хор: И ду­ху твоему.

Диа­кон: От Иоан­на свя­то­го Еван­ге­лия чтение.

Хор: Сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, сла­ва Тебе!

Диа­кон: Бу­дем внимать!

Еван­ге­лие от Иоан­на, за­ча­ло 16

Ре­че Гос­подь ко при­шед­шим к Нему иуде­ем: аминь, аминь гла­го­лю вам, яко слу­ша­яй сло­ве­се Мо­е­го и ве­ру­яй По­слав­ше­му Мя, имать жи­вот веч­ный, и на суд не при­и­дет, но прейдет от смер­ти в жи­вот. Аминь, аминь гла­го­лю вам, яко гря­дет час, и ныне есть, егда мерт­вии услы­шат глас Сы­на Бо­жия, и услы­шав­ше ожи­вут. Яко­же бо Отец имать жи­вот в Се­бе, та­ко даст и Сы­но­ви жи­вот име­ти в Се­бе. И об­ласть даст Ему и суд тво­ри­ти, яко Сын Че­ло­вечь есть, не ди­ви­те­ся се­му. Яко гря­дет час, вонь­же вси су­щии во гро­бех услы­шат глас Сы­на Бо­жия, и изы­дут со­твор­шии бла­гая в вос­кре­ше­ние жи­во­та, а со­твор­шии злая в вос­кре­ше­ние су­да. Не мо­гу Аз о Се­бе тво­ри­ти ни­че­со­же. Яко­же слы­шу, суж­ду, и суд Мой пра­ве­ден есть, яко не ищу во­ли Мо­ея, но во­ли по­слав­ша­го Мя Отца. Ска­зал Гос­подь при­шед­шим к Нему Иуде­ям: ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю вам: сло­во Мое слу­ша­ю­щий и ве­ру­ю­щий По­слав­ше­му Ме­ня име­ет жизнь веч­ную и на суд не при­хо­дит, но пе­ре­шел из смер­ти в жизнь. Ис­тин­но, ис­тин­но го­во­рю вам: при­хо­дит час, и ныне есть, ко­гда мерт­вые услы­шат го­лос Сы­на Бо­жия и, услы­шав, ожи­вут. Ибо, как Отец име­ет жизнь в Са­мом Се­бе, так дал Он и Сы­ну иметь жизнь в Са­мом Се­бе, и дал Ему власть и суд тво­рить, по­то­му что Он – Сын Че­ло­ве­че­ский. Не удив­ляй­тесь это­му, по­то­му что при­хо­дит час, ко­гда все, на­хо­дя­щи­е­ся в гроб­ни­цах, услы­шат го­лос Сы­на Бо­жия и вый­дут: со­тво­рив­шие бла­гое – в вос­кре­се­ние жиз­ни, а сде­лав­шие злое – в вос­кре­се­ние су­да. Не мо­гу Я Сам по Се­бе тво­рить ни­че­го: как слы­шу, сужу, и суд Мой пра­ве­ден, по­то­му что не ищу во­ли Мо­ей, но во­ли По­слав­ше­го Ме­ня От­ца. Ин 5:24–30
Свя­щен­ник: Мир ти, благовествующему.

Лик: Сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, сла­ва Тебе.

Свя­щен­ник: Мир те­бе, благовествующему!

Хор: Сла­ва Те­бе, Гос­по­ди, сла­ва Тебе!

Диа­кон: По­ми­луй нас, Бо­же, по ве­ли­цей ми­ло­сти Тво­ей, мо­лим Ти ся, услы­ши и помилуй. Диа­кон: По­ми­луй нас, Бо­же, по ве­ли­кой ми­ло­сти Тво­ей, мо­лим­ся Те­бе, услышь и помилуй.
Лик: Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ша­го ра­ба Бо­жия [или усоп­шия ра­бы Бо­жия], имя­рек, и о еже про­сти­ти­ся ему [или ей] вся­ко­му пре­гре­ше­нию, воль­но­му же и невольному.

Хор: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3)

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ше­го ра­ба Бо­жия [или: усоп­шей ра­бы Бо­жи­ей] (имя), и о про­ще­нии ему [или: ей] вся­ко­го со­гре­ше­ния, как воль­но­го, так и невольного.

Лик: Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды.

Яко да Гос­подь Бог учи­нит ду­шу его [или ея], иде­же пра­вед­нии упокояются.

Хор: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3)

Дабы Гос­подь Бог во­дво­рил ду­шу его [или: её] там, где пра­вед­ные об­ре­та­ют покой.

Лик: Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды.

Ми­ло­сти Бо­жия, Цар­ства Небес­на­го и остав­ле­ния гре­хов его [или ея] у Хри­ста, без­смерт­на­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Хор: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3)

Ми­ло­сти Бо­жи­ей, Цар­ства Небес­но­го и от­пу­ще­ния гре­хов его [или: её] у Хри­ста, бес­смерт­но­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Лик: По­дай, Господи. Хор: По­дай, Господи.
Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся!

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

И по ис­пол­не­нии се­го гла­го­лет пер­вый от свя­щен­ни­ков, или ар­хи­ерей при­лу­чи­вся, мо­лит­ву ве­лег­лас­но, при­шед близ умершаго: И по­сле ек­те­ньи пер­вый из свя­щен­ни­ков, (или ар­хи­ерей, ес­ли он при­сут­ству­ет), став ря­дом с те­лом умер­ше­го, гром­ким го­ло­сом про­из­но­сит молитву:
Бо­же ду­хов и вся­кия пло­ти, смерть по­пра­вый и диа­во­ла упразд­ни­вый, и жи­вот мi­ру Тво­е­му да­ро­ва­вый: Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, в ме­сте свет­ле, в ме­сте злачне, в ме­сте по­койне, от­ню­ду­же от­бе­же бо­лезнь, пе­чаль и воз­ды­ха­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­ян­ное им [или ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, яко бла­гий че­ло­ве­ко­лю­бец Бог, про­сти, яко несть че­ло­век, иже жив бу­дет и не со­гре­шит. Ты бо Един кро­ме гре­ха, прав­да Твоя прав­да во ве­ки, и сло­во Твое истина. Бо­же ду­хов и вся­кой пло­ти, смерть по­прав­ший и диа­во­ла упразд­нив­ший, и жизнь мi­ру Тво­е­му да­ро­вав­ший! Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя) в ме­сте свет­лом, в ме­сте бла­жен­ном, в ме­сте от­рад­ном, от­ку­да ото­шли му­ка, скорбь и сте­на­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­лан­ное им [или: ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, как бла­гой и че­ло­ве­ко­лю­би­вый Бог, про­сти. Ибо нет че­ло­ве­ка, ко­то­рый жил бы и не со­гре­шил, ибо толь­ко Ты один без гре­ха, прав­да Твоя – прав­да на­век и сло­во Твое – истина.
Воз­глас: Яко Ты еси вос­кре­се­ние и жи­вот, и по­кой усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цем, и пре­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Воз­глас: Ибо Ты – вос­кре­се­ние и жизнь и по­кой усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя), Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цом, и все­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.
Лик: Аминь. Хор: Аминь.
Та­кож­де и на­сто­я­щии свя­щен­ни­цы вси.

Ве­до­мо же бу­ди, яко гла­го­ле­мо­му кое­муж­до про­ше­нию от диа­ко­на, во ели­ко гла­го­лет­ся про­ше­ние от него, гла­го­лет вы­ше­ре­чен­ную мо­лит­ву кийж­до свя­щен­ник, по чи­ну сво­е­му тай­но близ умер­ша­го, и воз­гла­ша­ет: Яко Ты еси воскресение:

Ныне же от пер­ва­го свя­щен­ни­ка, или ар­хи­ереа гла­го­лет­ся ве­лег­лас­но мо­лит­ва: Бо­же ду­хов: яко­же вы­ше речеся.

По воз­гла­се же бы­ва­ет целование.

Все же при­сут­ству­ю­щие свя­щен­ни­ки чи­та­ют ее тайно.

По­сле воз­гла­са на­чи­на­ет­ся про­ща­ние с усопшим.

Во вре­мя це­ло­ва­ния по­ем сле­ду­ю­щие сти­хи­ры, глас 2.
По­доб­ны: “Егда от древа:”

При­и­ди­те, по­след­нее це­ло­ва­ние / да­дим, бра­тие, умер­ше­му [или умер­шей], / бла­го­да­ря­ще Бо­га: / сей [или сия] бо оску­де от срод­ства сво­е­го, / и ко гро­бу тщит­ся не кто­му пе­кий­ся [или пе­ку­щи­ся] / о су­ет­ных, и о мно­го­страст­ной пло­ти. / Где ныне срод­ни­цы же и дру­зи? / Се раз­лу­ча­ем­ся. / Его­же [или юже] упо­ко­и­ти, Гос­по­ду помолимся. При­ди­те, по­след­нее це­ло­ва­ние / да­дим, бра­тия, умер­ше­му [или: умер­шей], бла­го­да­ря Бо­га; / ибо он по­ки­нул [или: она по­ки­ну­ла] род­ных сво­их / и к мо­ги­ле спе­шит, / уже не за­бо­тясь о су­ет­ном / и о мно­го­стра­даль­ной пло­ти. / Где ныне род­ствен­ни­ки и дру­зья? / Те­перь мы раз­лу­ча­ем­ся. / Да упо­ко­ит его [или: её] Гос­подь, помолимся!
Кое раз­лу­че­ние, о бра­тие? Кий плачь? / Кое ры­да­ние в на­сто­я­щем ча­се? / При­и­ди­те убо, це­луй­те быв­ша­го [или быв­шую] вма­ле с на­ми; / пре­да­ет­ся ко гро­бу, / ка­ме­нем по­кры­ва­ет­ся, / во тьму все­ля­ет­ся, / с мерт­вы­ми по­гре­ба­ет­ся, / и всех срод­ни­ков и дру­гов ныне раз­лу­ча­ет­ся. / Его­же [или юже] упо­ко­и­ти, Гос­по­ду помолимся. Ка­кая раз­лу­ка, о бра­тия! / Ка­кое се­то­ва­ние ка­кой плач в на­сто­я­щий час! / При­ди­те же, це­луй­те быв­ше­го [или: быв­шую] неза­дол­го с на­ми: / ибо он мо­ги­ле пре­да­ет­ся, / кам­нем по­кры­ва­ет­ся, во тьму все­ля­ет­ся, / с мерт­вы­ми по­гре­ба­ет­ся / Все род­ствен­ни­ки и дру­зья! Те­перь мы раз­лу­ча­ем­ся. / Да упо­ко­ит его [или: её] Гос­подь, помолимся!
Ныне жи­тей­ское лу­ка­вое раз­ру­ша­ет­ся тор­же­ство су­е­ты: / дух бо оску­де от се­ле­ния, бре­ние очер­ни­ся, / со­суд раз­д­рася, без­гла­сен, нечув­ствен, мерт­вен, недви­жимь. / Его­же [или юже] по­сы­ла­ю­ще гро­бу, Гос­по­ду по­мо­лим­ся, / да­ти се­му [или сей] во ве­ки упокоение. Ныне раз­ру­ша­ет­ся / жи­тей­ское лу­ка­вое тор­же­ство су­е­ты: / ибо дух по­ки­нул свою ски­нию, / гли­на по­чер­не­ла, со­суд раз­бил­ся, / без­гла­сен, бес­чув­ствен, мертв, недви­жим. / Его пре­да­вая гро­бу, Гос­по­ду по­мо­лим­ся, / дать ему [или: ей] на­ве­ки упо­ко­е­ние.*
Яков жи­вот наш есть? Цвет и дым, и ро­са утрен­няя во­ис­тин­ну. / При­и­ди­те убо, узрим на гро­бех яс­но, где доб­ро­та те­лес­ная? / Где юность? Где суть оче­са и зрак плот­ский? / Вся увя­до­ша яко тра­ва, вся по­тре­би­ша­ся, / при­и­ди­те ко Хри­сту при­па­дем со слезами. Ка­ко­ва на­ша жизнь? / – Цвет, и дым, и ро­са утрен­няя во­ис­ти­ну! / При­ди­те же, уви­дим в гроб­ни­цах яс­но, / где кра­со­та те­лес­ная, где юность, / где очи и об­лик плот­ской? / Все увя­ло, как тра­ва, все по­гиб­ло. / При­ди­те, при­па­дем ко Хри­сту со сле­за­ми! *
Ве­лий плачь и ры­да­ние, ве­лие воз­ды­ха­ние и нуж­да, / раз­лу­че­ние ду­ши, ад и по­ги­бель, / при­вре­мен­ный жи­вот, сень непо­сто­ян­ная, / сон пре­лест­ный, без­вре­мен­но­меч­та­нен труд жи­тия зем­на­го. / Да­ле­че от­бе­жим мiр­ска­го вся­ка­го гре­ха, да небес­ная наследим. Ве­ли­кий плач и ры­да­ние, / ве­ли­кое сте­на­ние и му­ка – / раз­лу­че­ние ду­ши, ад и по­ги­бель. / Крат­ко­вре­мен­ная жизнь / – тень непо­сто­ян­ная, сон пре­льсти­тель­ный. / Без­вре­мен­ное меч­та­ние – труд жиз­ни зем­ной. / Да­ле­ко убе­жим от вся­ко­го мiр­ско­го гре­ха, / что­бы небес­ное уна­сле­до­вать.*
Ви­дя­ще пред­ле­жа­ща мерт­ва, / об­раз вос­при­и­мем вси ко­неч­на­го ча­са: / сей бо от­хо­дит яко дым от зем­ли, / яко цвет от­цве­те, / яко тра­ва по­се­че­ся, / вре­ти­щем по­ви­ва­емь, / зем­лею по­кры­ва­емь. / Его­же неви­ди­ма оста­вив­ше, Хри­сту по­мо­лим­ся, / да­ти се­му [или сей] во ве­ки упокоение. Ви­дя ле­жа­ще­го пред на­ми мерт­вым, / осо­зна­ем все об­раз ко­неч­но­го ча­са: / ибо от­хо­дит че­ло­век, как пар от зем­ли, / от­цвел как цвет, как тра­ва под­се­чен, / са­ва­ном по­ви­ва­е­мый, зем­лею по­кры­ва­е­мый. / Оста­вив его для нас незри­мым, Хри­сту по­мо­лим­ся, / да даст ему [или: ей] на­ве­ки упо­ко­е­ние.*
При­и­ди­те, вну­цы Ада­мо­вы, уви­дим на зем­ли по­вер­жен­на­го, / по об­ра­зу на­ше­му все бла­го­ле­пие от­ла­га­ю­ща, / раз­ру­ше­на во гро­бе гно­ем, чер­вь­ми, тьмою ижди­ва­е­ма, зем­лею по­кры­ва­е­ма. / Его­же неви­ди­ма остав­ль­ше, Хри­сту по­мо­лим­ся, / да­ти во ве­ки се­му [или сей] упокоение. При­ди­те, по­том­ки Ада­ма, / уви­дим на зем­лю по­вер­жен­но­го, / все бла­го­ле­пие по об­ра­зу на­ше­му от­ла­га­ю­ще­го, / раз­ру­ша­е­мо­го во гро­бе тле­ни­ем, чер­вя­ми, / тьмою ис­треб­ля­е­мо­го, зем­лею по­кры­ва­е­мо­го. / Оста­вив его для нас незри­мым, Хри­сту по­мо­лим­ся, / да даст ему [или: ей] на­ве­ки упо­ко­е­ние.*
Егда ду­ша от те­ла имать нуж­дею вос­хи­ти­ти­ся страш­ны­ми Ан­ге­лы, / всех за­бы­ва­ет срод­ни­ков и зна­е­мых, / и пе­чет­ся о бу­ду­щих су­ди­ли­щей сто­я­нии, яже су­е­ты и мно­го­труд­ныя пло­ти раз­ре­ше­нии; / то­гда Су­дию мо­ля­ще, вси по­мо­лим­ся, / да про­стит Гос­подь, яже содела. Ко­гда ду­ша из те­ла страш­ны­ми Ан­ге­ла­ми / бу­дет си­лою ис­торг­ну­та, / всех род­ных и зна­ко­мых за­бы­ва­ет она, / и за­бо­тит­ся лишь о пред­сто­я­нии на бу­ду­щем су­ди­ли­ще, / и о раз­ре­ше­нии от дел су­е­ты и мно­го­труд­ной пло­ти. / То­гда все по­мо­лим­ся, умо­ляя Су­дию, / да про­стит ей Гос­подь то, что она со­де­ла­ла.*
При­и­ди­те, бра­тие, во гро­бе узрим пе­пел и персть, из неяже со­зда­хом­ся. / Ка­мо ныне идем? Что же бы­хом? / Кий убог или бо­гат? Или кий вла­ды­ка? / Кий же сво­бодь? И не вси ли пе­пел? / Доб­ро­та ли­ца со­гни и юно­сти весь цвет увя­ди смерть. При­ди­те, бра­тия, / в мо­ги­ле узрим пе­пел и прах, / из ко­то­ро­го мы бы­ли со­зда­ны. / Ку­да мы ныне идем? И чем бы­ли? / Кто бед­ный или бо­гач? / Или кто вла­ды­ка, а кто сво­бод­ный? / Не все ли пе­пел? / Кра­со­та ли­ца ис­тле­ла, / и весь цвет юно­сти ис­су­ши­ла смерть.*
Во­ис­тин­ну су­е­та и тле­ние, / вся жи­тей­ская ви­ды и без­слав­ная; / вси бо ис­че­за­ем, вси умрем, / ца­рие же и кня­зи, / су­дии и на­силь­ни­цы, / бо­га­тии и убо­зии, / и все есте­ство че­ло­ве­че­ское; / ныне бо, иже ино­гда в жи­тии, во гро­бы ввер­га­ют­ся, / их­же да упо­ко­ит Гос­подь, помолимся. Во­ис­ти­ну су­е­та и тле­ние все жи­тей­ское, / все – при­зрак, все недо­стой­но сла­вы! / Вот, все мы ис­че­за­ем, все умрем: / ца­ри и кня­зья, судьи и при­тес­ни­те­ли, / бо­га­тые и бед­ные, и все есте­ство че­ло­ве­че­ское. / Ибо ныне те, кто жи­ли неко­гда, / в мо­ги­лы опус­ка­ют­ся / Дабы упо­ко­ил их Гос­подь, по­мо­лим­ся.*
Вси те­лес­нии ныне ор­га­ны празд­ни зрят­ся, / иже преж­де ма­ло дви­жи­ми бя­ху, / вси недей­стви­тель­ны, мерт­ви, нечув­ствен­ни: / очи бо за­и­до­ша, свя­за­сте­ся но­зе, / ру­це без­молв­ству­е­те и слух с ни­ми, / язык мол­ча­ни­ем за­клю­чи­ся, гро­бу пре­да­ет­ся. / Во­ис­тин­ну су­е­та вся человеческая. Все те­лес­ные ору­дия / ныне ви­дим без­дей­ствен­ны­ми: / те, что дви­га­лись еще недав­но, / все непо­движ­ны, мерт­вы, бес­чув­ствен­ны: / ибо очи за­ка­ти­лись, свя­за­лись но­ги; ру­ки по­ко­ят­ся, и с ни­ми слух; / язык мол­ча­ни­ем за­клю­чен, гро­бу пре­да­ет­ся. / Во­ис­ти­ну – су­е­та всё че­ло­ве­че­ское!*
Спа­сай на­де­ю­щи­я­ся на тя, / Ма­ти неза­хо­ди­ма­го солн­ца, Бо­го­ро­ди­тель­ни­це, / умо­ли мо­лит­ва­ми Тво­и­ми пре­б­ла­га­го Бо­га / упо­ко­и­ти, мо­лим­ся, ныне пре­став­ль­ша­го­ся [или ныне пре­став­ль­шу­ю­ся], / иде­же упо­ко­е­ва­ют­ся пра­вед­ных ду­си, / Бо­же­ствен­ных благ на­след­ни­ка по­ка­жи, / во дво­рех пра­вед­ных, / в па­мять, Все­не­по­роч­ная, вечную. Спа­сай на­де­ю­щих­ся на Те­бя, / Ма­терь не за­хо­дя­ще­го Солн­ца, Бо­жия Ро­ди­тель­ни­ца: / ис­про­си в хо­да­тай­ствах Тво­их у Пре­бла­го­го (Бо­га) / упо­ко­ить, мо­лим­ся, ныне пре­ста­вив­ше­го­ся [или: пре­ста­вив­шу­ю­ся], / там, где об­ре­та­ют по­кой ду­ши пра­вед­ных; / бо­же­ствен­ных благ на­след­ни­ком яви его [или: её], Все­не­по­роч­ная, / во дво­рах пра­вед­ни­ков, в па­мять вечную.
Сла­ва, глас 6: Зря­ще мя без­глас­на / и без­ды­хан­на пред­ле­жа­ща [или без­глас­ну и без­ды­хан­ну пред­ле­жа­щу] / вос­пла­чи­те о мне бра­тие и дру­зи, / срод­ни­цы и зна­е­мии: / вче­раш­ний бо день бе­се­до­вах с ва­ми / и вне­за­пу най­де на мя страш­ный час смерт­ный. / Но при­и­ди­те вси лю­бя­щии мя / и це­луй­те мя по­след­ним це­ло­ва­ни­ем. / Не кто­му бо с ва­ми по­хо­жду, / или со­бе­се­дую про­чее, / к Су­дии бо от­хо­жду, / иде­же несть ли­це­при­я­тия: / раб бо и вла­ды­ка вку­пе пред­сто­ят, / царь и во­ин, бо­га­тый и убо­гий / в рав­нем до­сто­ин­стве; / кийж­до бо от сво­их дел / или про­сла­вит­ся, или по­сты­дит­ся. / Но про­шу всех и мо­лю, / непре­стан­но о мне мо­ли­те­ся Хри­сту Бо­гу, / да не низ­ве­ден бу­ду [или да не низ­ве­де­на бу­ду] по гре­хом мо­им, / на ме­сто му­че­ния, / но да вчи­нит мя, иде­же свет животный. Сла­ва, глас 6: Ви­дя ме­ня без­глас­ным / и без­ды­хан­ным пред ва­ми ле­жа­щим [или: без­глас­ную / и без­ды­хан­ную пред ва­ми ле­жа­щую], / вос­плачь­те [все] обо мне: / бра­тья и дру­зья, род­ные и зна­ко­мые: / ведь вче­раш­ний день я бе­се­до­вал с ва­ми, / и вне­зап­но на­стиг ме­ня страш­ный час смер­ти. / Но при­ди­те, все лю­бя­щие ме­ня, / и це­луй­те ме­ня по­след­ним це­ло­ва­ни­ем: / ведь не бу­ду уже с ва­ми хо­дить, / или со­бе­се­до­вать впредь. / Ибо к Су­дии я от­хо­жу, / где нет ли­це­при­я­тия: / ведь раб и вла­ды­ка там вме­сте пред­сто­ят, / царь и во­ин, бо­га­тый и бед­ный в рав­ном до­сто­ин­стве: / ибо каж­дый от сво­их дел / или про­сла­вит­ся, или по­сты­дит­ся. / Но про­шу всех и мо­лю / непре­стан­но обо мне мо­лить­ся Хри­сту Бо­гу, / что­бы не был я низ­ве­ден [или: не бы­ла я низ­ве­де­на] по гре­хам мо­им на ме­сто му­че­ния, / но да по­ме­стит Он ме­ня / ту­да, где свет жизни.
И ныне, Бо­го­ро­ди­чен, глас той­же: Мо­лит­ва­ми рожд­шия Тя, Хри­сте, / и Пред­те­чи Тво­е­го, / Апо­сто­лов, про­ро­ков, иерар­хов, / пре­по­доб­ных, и пра­вед­ных, и всех свя­тых, / усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шую ра­бу Твою] упокой. И ныне, Бо­го­ро­ди­чен: По хо­да­тай­ствам Ро­див­шей Те­бя, Хри­сте, / и Пред­те­чи Тво­е­го, / апо­сто­лов, про­ро­ков, иерар­хов, / пре­по­доб­ных и пра­вед­ных, и всех свя­тых / усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или: усоп­шую ра­бу Твою] упокой.
Та­же, Три­свя­тое. Пре­свя­тая Тро­и­це: От­че наш: Свя­щен­ник: Яко Твое есть Цар­ство: Лик: Аминь. Три­свя­тое. Сла­ва, и ныне: Пре­свя­тая Тро­и­ца: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Сла­ва, и ныне: От­че наш: Свя­щен­ник: Ибо Твое есть Цар­ство: Чтец: Аминь.

Тро­па­ри, глас 4

Со ду­хи пра­вед­ных скон­чав­ших­ся, / ду­шу ра­ба Тво­е­го [или ра­бы Тво­ея], Спа­се, упо­кой, / со­хра­няя ю во бла­жен­ной жиз­ни, / яже у Те­бе, Человеколюбче. Со ду­ха­ми пра­вед­ных скон­чав­ших­ся / ду­шу ра­ба Тво­е­го [или: ра­бы Тво­ей], Спа­си­тель, упо­кой / со­хра­няя ее в бла­жен­ной жиз­ни, / той, что у Те­бя, Человеколюбец.
В по­ко­и­щи Тво­ем, Гос­по­ди, / иде­же вси свя­тии Твои упо­ко­е­ва­ют­ся, / упо­кой и ду­шу ра­ба Тво­е­го [или ра­бы Тво­ея], яко един еси Человеколюбец. В ме­сте упо­ко­е­ния Тво­ем, Гос­по­ди, / где все свя­тые Твои об­ре­та­ют по­кой, / упо­кой и ду­шу ра­ба Тво­е­го [или: ра­бы Тво­ей], / ибо Ты Один – Человеколюбец.
Сла­ва: Ты еси Бог со­ше­дый во ад, и узы око­ван­ных раз­ре­ши­вый, / Сам и ду­шу ра­ба Тво­е­го [или ра­бы Тво­ея] упокой. Сла­ва: Ты – Бог наш, со­шед­ший во ад / и му­ки уз­ни­ков пре­кра­тив­ший, / Сам и ду­шу ра­ба Тво­е­го [или: ра­бы Тво­ей] упокой.
И ныне: Еди­на чи­стая и непо­роч­ная Де­во, Бо­га без се­мене рожд­шая, / мо­ли спа­сти­ся ду­ши его [или ея]. И ныне: Еди­ная чи­стая и непо­роч­ная Де­ва, / Бо­га во чре­ве но­сив­шая неиз­ре­чен­но, / хо­да­тай­ствуй о спа­се­нии ду­ши ра­ба Тво­е­го [или: ра­бы Тво­ей].

Ек­те­ния сугубая

Диа­кон гла­го­лет: По­ми­луй нас, Бо­же, по ве­ли­цей ми­ло­сти Тво­ей, мо­лим Ти ся, услы­ши и помилуй. Диа­кон: По­ми­луй нас, Бо­же, по ве­ли­кой ми­ло­сти Тво­ей, мо­лим­ся Те­бе, услышь и помилуй.
Лик: Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды.

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ша­го ра­ба Бо­жия [или усоп­шия ра­бы Бо­жия], имя­рек, и о еже про­сти­ти­ся ему [или ей] вся­ко­му пре­гре­ше­нию, воль­но­му же и невольному.

Хор: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3)

Еще мо­лим­ся о упо­ко­е­нии ду­ши усоп­ше­го ра­ба Бо­жия [или: усоп­шей ра­бы Бо­жи­ей] (имя), и о про­ще­нии ему [или: ей] вся­ко­го со­гре­ше­ния, как воль­но­го, так и невольного.

Лик: Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды.

Яко да Гос­подь Бог учи­нит ду­шу его [или ея], иде­же пра­вед­нии упокояются.

Хор: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3)

Дабы Гос­подь Бог во­дво­рил ду­шу его [или: её] там, где пра­вед­ные об­ре­та­ют покой.

Лик: Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды.

Ми­ло­сти Бо­жия, Цар­ства Небес­на­го и остав­ле­ния гре­хов его [или ея] у Хри­ста, без­смерт­на­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Хор: Гос­по­ди, по­ми­луй. (3)

Ми­ло­сти Бо­жи­ей, Цар­ства Небес­но­го и от­пу­ще­ния гре­хов его [или: её] у Хри­ста, бес­смерт­но­го Ца­ря и Бо­га на­ше­го, просим.

Лик: По­дай, Господи. Хор: По­дай, Господи.
Диа­кон: Гос­по­ду помолимся.

Лик: Гос­по­ди, помилуй.

Диа­кон: Гос­по­ду помолимся!

Хор: Гос­по­ди, помилуй.

Свя­щен­ник про­из­но­сит сле­ду­ю­щую молитву

Бо­же ду­хов и вся­кия пло­ти, смерть по­пра­вый и диа­во­ла упразд­ни­вый, и жи­вот мi­ру Тво­е­му да­ро­ва­вый: Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, в ме­сте свет­ле, в ме­сте злачне, в ме­сте по­койне, от­ню­ду­же от­бе­же бо­лезнь, пе­чаль и воз­ды­ха­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­ян­ное им [или ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, яко бла­гий че­ло­ве­ко­лю­бец Бог, про­сти, яко несть че­ло­век, иже жив бу­дет и не со­гре­шит. Ты бо Един кро­ме гре­ха, прав­да Твоя прав­да во ве­ки, и сло­во Твое истина. Бо­же ду­хов и вся­кой пло­ти, смерть по­прав­ший и диа­во­ла упразд­нив­ший, и жизнь мi­ру Тво­е­му да­ро­вав­ший! Сам, Гос­по­ди, упо­кой ду­шу усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя) в ме­сте свет­лом, в ме­сте бла­жен­ном, в ме­сте от­рад­ном, от­ку­да ото­шли му­ка, скорбь и сте­на­ние. Вся­кое со­гре­ше­ние, со­де­лан­ное им [или: ею] сло­вом, или де­лом, или по­мыш­ле­ни­ем, как бла­гой и че­ло­ве­ко­лю­би­вый Бог, про­сти. Ибо нет че­ло­ве­ка, ко­то­рый жил бы и не со­гре­шил, ибо толь­ко Ты один без гре­ха, прав­да Твоя – прав­да на­век и сло­во Твое – истина.
Воз­глас: Яко Ты еси вос­кре­се­ние и жи­вот, и по­кой усоп­ша­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шия ра­бы Тво­ея] имя­рек, Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цем, и пре­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом, ныне и прис­но, и во ве­ки веков. Воз­глас: Ибо Ты – вос­кре­се­ние и жизнь и по­кой усоп­ше­го ра­ба Тво­е­го [или усоп­шей ра­бы Сво­ей] (имя), Хри­сте Бо­же наш, и Те­бе сла­ву вос­сы­ла­ем, со без­на­чаль­ным Тво­им От­цом, и все­свя­тым и бла­гим и жи­во­тво­ря­щим Тво­им Ду­хом ныне, и все­гда, и во ве­ки веков.
Лик: Аминь. Хор: Аминь.
Диа­кон: Премудрость.

[Свя­щен­ник: Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­це, спа­си нас.]

Диа­кон: Премудрость!

[Свя­щен­ник: Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца, спа­си нас!]

Лик: Чест­ней­шую Хе­ру­вим / и слав­ней­шую без срав­не­ния Се­ра­фим, / без ис­тле­ния Бо­га Сло­ва рожд­шую, / су­щую Бо­го­ро­ди­цу, Тя величаем. Хор: Че­стью выс­шую Хе­ру­ви­мов / и несрав­нен­но слав­ней­шую Се­ра­фи­мов, / дев­ствен­но Бо­га-Сло­во ро­див­шую, / ис­тин­ную Бо­го­ро­ди­цу – Те­бя величаем.
Свя­щен­ник: Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же, упо­ва­ние на­ше, сла­ва Тебе. Свя­щен­ник: Сла­ва Те­бе, Хри­сте Бо­же, на­деж­да на­ша, сла­ва Тебе.
Лик: Сла­ва, и ныне: Гос­по­ди, по­ми­луй, три­жды. Благослови. Хор: Сла­ва, и ныне, Гос­по­ди, по­ми­луй. (3) Благослови.

От­пуст

Вос­кре­сый из мерт­вых, Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, мо­лит­ва­ми Пре­чи­стыя Сво­ея Ма­те­ре, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­стол, пре­по­доб­ных и бо­го­нос­ных отец на­ших и всех свя­тых, ду­шу от нас пре­став­ль­ша­го­ся ра­ба Сво­е­го [или пре­став­ль­ши­я­ся ра­бы Сво­ея] имя­рек, в се­ле­ни­их пра­вед­ных учи­нит, в нед­рех Ав­ра­ама упо­ко­ит и с пра­вед­ны­ми со­при­чтет, и нас по­ми­лу­ет, яко Благ и Человеколюбец. (Над жи­вы­ми и мерт­вы­ми вла­ды­че­ству­ю­щий), Вос­крес­ший из мёрт­вых Хри­стос, ис­тин­ный Бог наш, по мо­лит­вам Пре­чи­стой Сво­ей Ма­те­ри, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­сто­лов, пре­по­доб­ных и бо­го­нос­ных от­цов на­ших, и всех свя­тых Сво­их, ду­шу от нас пре­ста­вив­ше­го­ся ра­ба Сво­е­го [или пре­ста­вив­шей­ся ра­бы Сво­ей] (имя), в се­ле­ни­ях пра­вед­ных во­дво­рит, в нед­рах Ав­ра­ама упо­ко­ит и к пра­вед­ным со­при­чтет, а нас по­ми­лу­ет, как Бла­гой и Человеколюбец.
Лик: Аминь. Хор: Аминь.
Ар­хи­ерей же или на­чаль­ству­яй иерей сам гла­го­лет три­жды сие: Ар­хи­ерей же или пер­вый из свя­щен­ни­ков сам воз­гла­ша­ет трижды:
Веч­ная твоя па­мять, до­сто­бла­женне и прис­но­па­мятне бра­те наш. (Три­жды). Веч­ная те­бе па­мять, до­сто­бла­жен­ный и прис­но­па­мят­ный брат наш. (3)
Или диа­кон воз­гла­ша­ет: Во бла­жен­ном успе­нии веч­ный по­кой по­даждь, Гос­по­ди, усоп­ше­му ра­бу Тво­е­му [или усоп­шей ра­бе Тво­ей] имя­рек, и со­тво­ри ему [или ей] веч­ную память. (На прак­ти­ке ча­ще диа­кон или свя­щен­ник воз­гла­ша­ет: Во бла­жен­ном успе­нии веч­ный по­кой по­дай, Гос­по­ди, усоп­ше­му ра­бу Тво­е­му [или усоп­шей ра­бе Тво­ей] (имя), и со­тво­ри ему [или ей] веч­ную па­мять!)
Та­же пев­цы по­ют три­жды: Веч­ная память. Пев­цы же по­ют три­жды: Веч­ная память.
Абие же ар­хи­ерей, аще при­клю­чит­ся та­мо бы­ти, или иерей чтет мо­лит­ву про­щаль­ную велегласно: Тот­час же ар­хи­ерей, ес­ли он при­сут­ству­ет, или свя­щен­ник чи­та­ет во все­услы­ша­ние мо­лит­ву прощальную:
Гос­подь Иисус Хри­стос Бог наш, иже Бо­же­ствен­ная за­по­ве­ди свя­тым Сво­им уче­ни­ком и Апо­сто­лом да­вый, во еже вя­за­ти и ре­ши­ти пад­ших гре­хи, и от оных па­ки мы при­ем­ше ви­ны той­же тво­ри­ти; да про­стит те­бе, ча­до ду­хов­ное, аще что со­де­лал [или со­де­ла­ла] еси в ны­неш­нем ве­це воль­ное или неволь­ное, ныне и прис­но, и во ве­ки ве­ков, аминь. Гос­подь Иисус Хри­стос, Бог наш, дав­ший бо­же­ствен­ную за­по­ведь – свя­зы­вать и раз­ре­шать гре­хи пад­ших свя­тым Сво­им уче­ни­кам и Апо­сто­лам, от ко­то­рых и мы в свою оче­редь по­лу­чи­ли ос­но­ва­ние так­же тво­рить, да про­стит те­бе, ча­до ду­хов­ное, ес­ли ты что воль­но или неволь­но со­де­лал [или со­де­ла­ла] в ны­неш­нем ве­ке, ныне и все­гда и во ве­ки ве­ков. Аминь.
И та­ко взем­ше мо­щи от­хо­дим ко гро­бу по­сле­ду­ю­щим всем лю­дем, преды­ду­щим же свя­щен­ни­ком, и по­ю­щим: Свя­тый Бо­же: Пре­свя­тая Тро­и­це: От­че наш: и про­чая. И за­тем, под­няв гроб с те­лом, на­прав­ля­ем­ся к ме­сту по­гре­бе­ния; за гро­бом сле­ду­ют все при­сут­ству­ю­щие, впе­ре­ди же идут свя­щен­но­слу­жи­те­ли с пе­ни­ем: Свя­той Бо­же: За­тем у мо­ги­лы чи­та­ем: Пре­свя­тая Тро­и­ца: по “От­че наш:”
И по­ла­га­ют­ся мо­щи во гроб; ар­хи­ерей же, или свя­щен­ник, взем персть ло­па­тою, кре­сто­вид­но ме­щет вер­ху мо­щей, глаголя: И пе­ред тем, как остан­ки опу­стят­ся в мо­ги­лу, ар­хи­ерей или свя­щен­ник, взяв ло­па­той зем­ли, кре­сто­об­раз­но сып­лет на те­ло усоп­ше­го со словами:
Гос­под­ня зем­ля и ис­пол­не­ние ея, все­лен­ная и вси жи­ву­щии на ней. Гос­под­ня – зем­ля и что на­пол­ня­ет ее, все­лен­ная и все, жи­ву­щие в ней.
И по­сем на­ли­ва­ет вер­ху елей от кан­ди­ла, или сып­лют пе­пел от ка­диль­ни­цы, и та­ко по­кры­ва­ют яко обыч­но гроб, при­гла­го­ле­мым тро­па­рем: Со ду­хи пра­вед­ных: и про­чим всем. Зри выше. И за­тем вы­ли­ва­ет свер­ху елей из лам­па­ды [со сло­ва­ми: Ты окро­пишь ме­ня ис­со­пом – и бу­ду очи­щен; омо­ешь ме­ня – и сде­ла­юсь бе­лее сне­га] или вы­сы­па­ют пе­пел из ка­ди­ла, и так за­кры­ва­ют как обыч­но гроб; при этом по­ют­ся тро­па­ри: Со ду­ха­ми пра­вед­ных: и про­чее по­сле­до­ва­ние за­упо­кой­ной Ли­тии. (см. выше).
И от­пуст. И от­пуст.

Мо­лит­ва раз­ре­ши­тель­ная, чи­та­ю­ща­я­ся свя­щен­ни­ком над скончавшимся

Гос­подь наш Иисус Хри­стос, Бо­же­ствен­ною Сво­ею бла­го­да­тию, да­ром же и вла­стию, дан­ною свя­тым Его уче­ни­ком и Апо­сто­лом, во еже вя­за­ти и ре­ши­ти гре­хи че­ло­ве­ков (рек им: при­и­ми­те Ду­ха Свя­та­го, их­же от­пу­сти­те гре­хи, от­пу­стят­ся им; их­же удер­жи­те, удер­жат­ся; и ели­ка аще свя­же­те и раз­ре­ши­те на зем­ли, бу­дут свя­за­на и раз­ре­ше­на и на Небе­си); от онех же и на ны друг дру­го­прии­ма­тель­но при­шед­шею, да со­тво­рит чрез мене, сми­рен­на­го, про­ще­но и сие по ду­ху ча­до (имя­рек) от всех, ели­ка яко че­ло­век со­гре­ши Бо­гу сло­вом или де­лом, или мыс­лию, и все­ми сво­и­ми чув­ст­вы, во­лею или нево­лею, ве­де­ни­ем или неве­де­ни­ем; аще же под клят­вою или от­лу­че­ни­ем ар­хи­ерей­ским или иерей­ским бысть, или аще клят­ву от­ца сво­е­го или ма­те­ре сво­ея на­ве­де на ся, или сво­е­му про­кля­тию под­па­де, или клят­ву пре­сту­пи, или ины­ми неки­и­ми гре­хи яко че­ло­век свя­за­ся, но о всех сих серд­цем со­кру­шен­ным по­ка­я­ся, и от тех всех ви­ны и юзы да раз­ре­шит его [или ю]; ели­ка же за немощь есте­ства за­бве­нию пре­да­де, и та вся да про­стит ему [или ей], че­ло­ве­ко­лю­бия ра­ди Сво­е­го, мо­лит­ва­ми Пре­свя­тыя и Пре­бла­го­сло­вен­ныя Вла­ды­чи­цы на­шея Бо­го­ро­ди­цы и Прис­но­де­вы Ма­рии, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­стол, и всех свя­тых, аминь. Гос­подь наш Иисус Хри­стос бо­же­ствен­ною Сво­ею бла­го­да­тию, да­ром и вла­стью, свя­зы­вать и раз­ре­шать гре­хи че­ло­ве­че­ские, ко­то­рую Он дал свя­тым Сво­им уче­ни­кам и Апо­сто­лам, ко­гда ска­зал им: “При­ми­те Ду­ха Свя­то­го. Ес­ли ко­му от­пу­сти­те гре­хи, от­пу­стят­ся им, ес­ли на ком удер­жи­те, бу­дут удер­жа­ны”; и: “Что бы вы ни свя­за­ли и ни раз­ре­ши­ли на зем­ле, бу­дет свя­за­но и раз­ре­ше­но и на небе­сах”, и от них на нас по пре­ем­ству при­шед­шею, да по­даст про­ще­ние чрез ме­ня сми­рен­но­го и это­му ча­ду ду­хов­но­му (имя) во всем, в чем он [или: она] как че­ло­век со­гре­шил [или со­гре­ши­ла] пред Бо­гом сло­вом, или де­лом, или мыс­лию и все­ми сво­и­ми чув­ства­ми, воль­но или неволь­но, со­зна­тель­но или по неве­де­нию. Ес­ли же он [или: она] ока­зал­ся [или ока­за­лась] под за­пре­ще­ни­ем или от­лу­че­ни­ем ар­хи­ерей­ским или иерей­ским, или ес­ли про­кля­тие от­ца сво­е­го или ма­те­ри сво­ей на­влек [или на­влек­ла] на се­бя, или под свое про­кля­тие под­пал [или под­па­ла], или на­ру­шил [или на­ру­ши­ла] клят­ву, или ка­ки­ми-ли­бо ины­ми гре­ха­ми как че­ло­век был свя­зан, [или бы­ла свя­за­на], но во всем том серд­цем со­кру­шен­ным по­ка­ял­ся [или по­ка­я­лась], и от ви­ны во всем том и уз да раз­ре­шит его [или: ее]. Все же, что по немо­щи есте­ства он [или она] за­бве­нию пре­дал [или пре­да­ла], и то все да про­стит ему [или: ей], ра­ди че­ло­ве­ко­лю­бия Сво­е­го, по мо­лит­вам пре­свя­той и пре­бла­го­сло­вен­ной Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы и Прис­но­де­вы Ма­рии, свя­тых слав­ных и все­х­валь­ных Апо­сто­лов и всех свя­тых, аминь.
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки