святитель Афанасий Великий

Беседа о слепорожденном (Ин.9)

Вожделенна для всякого сладость любви к родителям, сладость – чистая, увлекательная, драгоценнейшая всякого сокровища. Никакое блого в настоящей жизни не может сравниться с родителями. Злато часто погибает, а любовь родителей не истощается; сребро часто ржавеет, а попечения родителей не уменьшаются; драгоценные камни часто повреждаются, а слезы родителей восходят ко Господу. Почему и Священное Писание, внушая детям уважение к родителям, говорит: «иже злословит отца своего или матерь свою, смертию да умерет» (Исх.21:16). Но, скажет кто-нибудь, если достолюбезно и сладостно имя родителей, то почему Давид обвиняет родителей, говоря: «отец мой и мати моя остависта мя, Господь же восприят мя» (Пс.26:10)? Что ты, друг мой, говоришь? Родители для детей подлинно драгоценнее всего сотворенного; но их нельзя сравнивать с Творцем всяческих – Богом. Ибо ничто сотворенное не может сравниться с Создателем. Если бы Давид сказал: «отец мой и мать моя оставили меня», а «восприял» тот или другой, то есть, сосед, или сродник, или друг; то утверждал бы нечто тому противное. Но как он представил Господа любвеобильнейшим родителей; то и родителей не укорил и Бога прославил. Для чего же Давид прибавляет сии слова: «отец мой и мать моя оставили меня, Господь же восприят меня»? Как опытные в Священном Писании, вы все знаете, каким образом Бог всяческих, чтобы отнять царство у Саула, как человека нечестивого, и дать оное возлюбленному Давиду, посылал раба своего Самуила в дом родителей Давида, с рогом помазания, и говорил Самуилу: иди в дом Иессеев, и помажь одного из сынов его на царство. Самуил, посылаемый на сие служение, вопрошал Господа: которого же из них я помажу? Скажи мне имя, Господи, чтобы мне вернее исполнить твою волю. – Но Господь ответствовал Самуилу: не хочу, чтобы ты знал предназначаемого к помазанию, дабы не упрекали тебя в лицеприятии. Ты имеешь рог помазания – на кого наклоненный рог сей изольет елей, того и помажь на царство. Услышав сие и получив от Бога как бы полное сведение, Самуил тотчас, без малейшего сомнения, пришел в дом Иессея, и сказал ему: «Господь послал меня помазать одного из твоих сынов на царство». Иессей и жена его немедленно привели к нему старшего сына, который носил на себе благословение первородства, и имел преимущество пред прочими детьми, Самуил тотчас поднял руку, и наклонил рог, но отпустил сего старшего сына непомазанным; ибо елей, по Божию мановению, не излился. И хотя Иессей представлял Самуилу всех своих сынов, кроме Давида, по одному; но все возвращались без помазания. Когда же они удалились, не получив помазания; тогда Иессей сказал Самуилу: что ты сделал, человек Божий? Или ты ошибся, и не замечаешь того, что заблудился, или пришел посмеяться надо мною. Может быть, ты вошел не в тог дом и принес сюда рог свой, быв послан в другое место. Напрасно ты нас обрадовал; – обещал, и не исполнил обещания. Но Самуил отвечал Иессею: что ты укоряешь меня, старец? Ты обвиняешь Того, Кто послал меня. Может ли Пророк когда нибудь ошибаться? Если бы я по своей воле пришел к тебе, то имел бы ты причину сомневаться; но как меня послал Сердцеведец, то за чем тебе отказываться? – В чем же мне согласиться, сказал Иессей Самуилу? Я показывал тебе весь цвет детей моих, и ни на одном из них не исполнилось твое обещание. Не лучше ли сказать, что ты не знаешь, кто послал тебя? Не в другое ли место ты послан? или ты пришел помазать меня старика? Но Самуил говорил Иессею: что ты укоряешь меня, старец? Нет ли у тебя еще сына? если нет, то я ошибся; а если есть, то я прав. – Есть у меня и еще сын, отвечал Иессей, но мал, слаб, и не может быть царем, стыжусь и привести его. Тогда Самуил сказал ему: ты противишься воле Творца. Стыдно тебе показать его? Ужели Бог помазывает тучное тело? Итак приведи его; верно изольется на него елей; знаю, что рог наклонится на него, и возрадуется дом твой. Ибо что ты думаешь? – Ужели по тому он и не может быть царем, что мал? Подожди немного, и увидишь, как сей малый ниспровергнет оную гигантскую башню, – я разумею Голиафа. – О сем то поношении от родителей размышляя, и предавая писанию оное чудное Божие к себе благоволение, Давид восклицает: «отец мой и мати моя остависта мя, Господь же восприят мя!»

/с. 155/ Сии благодарственные слова Пророка Давида прилично мог произнести и прозревший оный слепец от рождения, и велегласно воскликнуть: «отец мой и мати моя остависта мя, Господь же восприят мя!» Ибо вам известно, как и он был отвергнут родителями, но не был оставлен Богом. Итак, дабы исполнить свой долг, сколько есть у меня сил, обращаюсь теперь к оному слепцу от рождения.

В прошедшую неделю ты слышал, возлюбленный, что говорил Евангелист Иоанн: «и мимоидый Иисус, виде человека слепа от рождества, и вопросиша Его ученицы Его, глаголюще: Равви, кто согреши, сей ли, или родителя его: яко слеп родися?» Господь отвечал им: «ни сей согреши, ни родителя его, но да явятся дела Божия на нем. Сия рек плюну на землю, и сотвори брение от плюновения, и помаза очи брением слепому», и послал его в Силоам (Ин.9:1–3, 6–7). Слепой пошел, умылся, и прозрел, и прозревши уверовал в Пославшего. Слушай со вниманием. Ученики спрашивали Господа: «Учителю, кто согреши, сей ли или родителя его?» (Ин.9:2). Вопрос Апостолов имел основание. Уже видно, что Апостолы предстояли пред Господом Иисусом, как пред Богом. Ибо кто знает сокровенное в человеках, кроме Сердцеведца? Посему и Господь не отверг их вопроса, но чтобы и удовлетворить желанию Апостолов, и вместе утвердить веру в свою Божественность, отвечал им: «ни сей согреши, ни родителя его, но да явятся дела Божия на нем» (Ин.9:3), – т.е. настоящая слепота его не есть наказание за грехи, но недостаток природный. Ибо как растение, прежде нежели возникнет из земли, часто повреждается еще в корне от влияния воздуха: так и оный слепой от рождения еще во чреве матери лишен был зрения или потому, что чрево матери было несовершенно, или потому, что оному было сообщено семя уже поврежденное. Но поврежденной природы никто не может исправить, кроме самого Творца природы. Посему-то Господь и говорит: «ни сей согреши, ни родителя его, но да явятся дела Божия на нем». Сказав сие, тотчас показывает самым делом, что Он есть Творец природы, и что Он о Себе самом сказал: «да явятся дела Божия на нем» (Ин.9:3), т.е. чтобы узнали чрез него, что Я не простой человек, но всемогущий Бог. Ибо Господь, утвердивший небеса словом, как говорит Священное Писание: «словом Господним небеса утвердишася» (Пс.32:6), в другом случае (Лк.18:41–42) одним словом исцелил слепого. Следовательно и сего слепого от рождения мог также исцелить одним словом. Но Он теперь не делает сего; а помазывает слепому глаза брением, чтобы все видели, что Он есть Художник и Адамова тела, и теперь подобное совершает брением. Не изменяет образа действования, дабы не разнообразилось чудотворение. Помазывая брение брением, совершает подобное подобным. Но скажут: если Господь для того помазал слепому глаза брением, чтобы показать, что Он же составил и тело Адамово из брения: то для чего Он посылал слепого в Силоам? или и Адама туда же посылал? Слушай со вниманием. Когда Господь творил тело Адамово, в то время не было противоречущего Иудея. Итак, поелику тогда никто не противоречил, то Господь и устроил сей разумный слепок [ἀνδρίαντα] в скорейшее время; но как ныне много противоречущих, то и совершает Он сие дело продолжительнее [περιοδίαν], дабы и противников заставит невольно убедиться в чуде. По сей-то причине Господь, помазав брением очи слепому, посылает его в Силоам умыться, не потому, что Господь Силоама имел нужду в Силоаме, но для того, чтобы за слепым последовали видящие и невидящий сделался вождем для видящих, чтобы они, идя с ним, соделались свидетелями чуда. Ибо в то время, когда Господь совершал сие и посылал слепого в Силоам, стеклось бесчисленное множество свидетелей оного чуда. – Но фарисеи еще не преставали рассуждать о настоящем деле с утонченною недоверчивостию, и кричали, что сие чудо – мечта! Что было бы, если бы Господь не продолжил действия чудотворения? Впрочем ты не погрешишь, если Силоам примешь за образ купели крещения, в которой все омываются от мрака неведения и получают свет благочестия. – А что и после таковой продолжительности чудодейстия еще многие из Иудеев противоречили оному, о сем ты слышал Евангелиста, который говорит: «соседи же, и иже бяху видели его прежде, яко слеп бе, глаголаху: не сей ли есть седяй и просяй? овии глаголаху, яко сей есть; инии же глаголаху, яко подобен ему есть. Он же глаголаше, яко аз есмь» (Ин.9:8–9). Видишь ли слепоту востающую на прозрение? Слепой прозрел, а видящие ослепли злобою: ибо злоба всегда слепа. Посему Иудеи, обладаемые злобою, так наущали слепого от рождения: «скажи нам, за что ты так превозносишь сего Плотникова Сына, и прославляешь его, как Бога? ведь, не ты слепой от рождения? Мы того знаем; мы часто подавали ему милостыню. Что же ты славишь Иисуса, и говоришь, будто Он открыл тебе глаза? Если тебе нужны деньги, и для них теперь лжешь: то бери у нас, сколько хочешь, только говори правду». – Итак они не упустили ничего, чтобы как нибудь скрыть чудо. – «Что вы клевещете на меня? – отвечал прозревший Иудеям. – Что вы стараетесь ослепить мои душевные очи? Я прозрел, и больше не слеп. Напрасно вы прахом хулы осыпаете меня. Один оказал мне благодеяние; а вы востаете на Него; не прославляете, а злословите Его. Впрочем вы прилично называете Его сыном плотника; ибо Он перестроил окна моих глаз. Извините, что я не могу теперь много говорить вам. Дайте мне сперва насмотреться на красоту небесную, на круг солнечный и блистательную луну – предел дня и меру ночи, на сонмы звезд, на разбегающияся облака, на равнину земли и углубление морей, на безследный путь кораблей, на округлость холмов, на цепи гор, на быстрину рек и стремительность потоков, на водоемы источников, на бегание скотов, на разнообразие зверей, на разноцветное убранство птиц, на различные породы рыб, на высоту дерев, на приятный вид плодов. – Дайте мне сперва насмотреться на это и сему подобное, и тогда скажу вам, как я прозрел. Я давно уже родился, но только теперь вступил в мир зрением. Я слышал восклицание Премудрого: «от величества и красоты созданий сравнительно рододелатель их познавается» (Прем.13:5). Я чрез твари познаю, а вы от моих очей познайте Творца. На что вы обещаете мне денег? Я не продаю дара, не торгую прозрениеве глаз моих. Лучше быть нищим с добрым сердцем, нежели богатеть худыми средствами. Но я уже более не прошу милостыни, ибо нашел Того, Который возжег светильник моего тела, чтобы я трудился. Итак я более уже не стану просить, а буду возделывать землю; уже не стану ничего просить даром, а буду требовать платы; уже не буду ходить ощупывая палкою, а стану ножем очищать виноградники; я уже не буду выпрашивать дорогих сребренников, а трудом буду приобретать малые драхмы; не буду носить уже нищенской сумы, а стану возить тележку; не буду получать кусков хлеба, а сам буду снискивать себе пропитание; уже не буду вопить со слезами: подайте слепому, но буду громко восклицать: «Господь просвещение мое и спаситель мой, кого убоюся?» (Пс.26:1)!

Слыша сие и видя, что слепой не только исцелился, но и проповедует чудо, Иудеи опять приступили к нему с вопросом: как ты прозрел? Что сделал с тобою этот человек, что ты так твердо защищаешь Его дело? – На это прозревший отвечал ослепшим: Вы спрашиваете, как я прозрел? О том ли говорите, как Бог действует на природу? Если вы спрашиваете: как? – то и я спрошу вас: как Он претворил воду в вино? Естественным или чудесным образом? Как воскресил дщерь Иаира? Естественною или Божественною силою? Как прокаженного очистил от болезни? Врачевством каким, или одною волею? Как оную кровоточивую жену, как бы волнами своей крови обуреваемую, избавил от сей бури? Исследовал ли Он для сего ее болезнь, или узнал только ее веру? – Иудеи, видя его непреклонность, с яростию схватили его и насильно повлекли в судилище фарисейское с сими словами: тебя надобно лучше вразумить, чтобы ты помнил свое рабство, а не учил; ты не молчишь, а всенародно проповедуешь, и хочешь, чтобы этого Иосифова сына признали Богом? По какому-то случаю прозрел, да и уверяешь нас, будто слеп родился и указываешь на этого плотникова сына? Ты все не молчишь, а кричишь? Но прозревший сказал им: Если не хотите, чтобы я кричал, то за чем меня столько раз спрашиваете? Сами себя бесчестите, а вину возлагаете на меня. Если, как говорите вы, я прозрел случайно, то за чем было призывать вам моих родителей? напрасно делаете столько шуму; вы не можете скрыть чуда; хотя я и буду молчать, но будут говорить мои глаза. Некто, называемый Иисус, коего самое имя означает спасение, брением помазал мне глаза и сказал мне: «иди, умыйся в купели Силоамсте»; я пошел, умылся, брение отпало, и – я увидел свет.

После сего, когда собралось бесчисленное множество народа (ибо суббота была, когда Иисус сотворил сие чудо), фарисейские судии спрашивали его опять о том же, о чем спрашивали и Иудеи: понимаешь ли ты, где стоишь? знаешь ли, что сие судилище для преступников неумолимо, и в исследовании дела никогда не подвергается ошибкам? скажи нам со всею подробностию, как ты прозрел? Что сделал тебе этот человек, о котором ты говоришь? Прозревший отвечал фарисейскому судилищу: опять спрашиваете, как прозрел? Опять, как виновного, испытываете, допрашивая, как прозрел? Если скажу, опять произойдет шум; впрочем расскажу, как мне возвращено зрение. Но могу рассказать только обстоятельства исцеления; а силы чудотворения объяснить не умею; «кто бо разуме ум Господень? или кто советник Ему бысть? или кто прежде даде Ему, и воздастся ему?» (Рим.11:34–35). Если хотите знать обстоятельства исцеления, то оне точно те, о которых я недавно уже говорил: «брение сотвори, и помаза очи мои, и рече ми: иди в купель Силоамлю и умыйся. Шед же и умывся, прозрех» (Ин.9:11), не действием воды, но чудотворною силою плюновения.

Фарисейские судии, видя, что он постоянно говорит одно и то же, изгнали его вон, и призвав родителей его, так допрашивали их: скажите нам: этот ли самый сын ваш, который, как вы говорите, слеп родился? как же ныне видит? – Родители прозревшего отвечали на таковые вопросы словами блаженной Сусанны: «тесно нам отвсюду» (Дан.13:22). Если скажем, что это сын наш, не избежим рук ваших; ибо вы уже определили отлучать от сонмища за исповедание истины; а если скажем, что он не сын наш, подвергнемся вечному наказанию, которое определено скрывающим истину. Посему, более страшась вечного мучения, скажем столько, сколько нужно для того, чтобы и в настоящее время не подвергнуться наказанию. "Вемы, о судии, – сказали они, – яко сей есть сын наш, и яко слеп родися: како же ныне видит, не вемы: или кто отверзе ему очи, мы не вемы: сам возраст имать, самого вопросите, сам о себе да глаголет» (Ин.9:20–21).

Фарисеи от сих слов пришли в бóльшее недоумение; явное признание родителей, что прозревший действительно их сын, и что он слеп родился, привело их в немалой стыд. Итак видя, что родители слепого не отказываются от своих слов, и говорят, что он их сын и родился слеп, и досадуя на то, что они говорят правду, фарисейские судьи подослали к ним некоторых обольстителей из своих учеников, которые тихонько шептали им на ухо: откажитесь от вашего сына и не утверждайте, что он слеп родился: чрез это вы придете в любовь у начальников и получите от них большие дары. Но родители прозревшего, как родители, отвечали со слезами сим коварным советникам: о люди, что вы говорите нам? что вы нас обольщаете? нам отказаться от своего сына? ужели вы представляете нас свирепее самых зверей? и звери согревают детей своих. Мы ли откажемся от своего сына? он никогда не ослушался родителей своих; когда и слеп был, он питал нас; а получив зрение, еще большее будет иметь о нас попечение в нашей старости. Довольно для вас, что мы, из угождения вам, не проповедуем Того, Кто исцелил нашего сына, и не говорим открыто, кто Он.

Но скажет кто нибудь: откуда ж известно, что родители прозревшего, боясь фарисеев, не проповедовали пред всеми Христа Господа? чем доказать сие? Сам Евангелист Иоанн упоминает о сем: «сия рекоша родители его, – говорит он, – яко бояшася жидов: уже бо бяху сложилися жидове, да аще кто Его исповесть Христа, отлучен от сонмища будет» (Ин.9:22). Видишь ли лукавство фарисейское? Тогда как им надлежало исповедывать Господа, пасть к ногам Его и поклониться Творцу своему и просить разрешения грехов, – они не только сами не исповедывали Его, но и исповедающих наказывали. Почему и Господь, осуждая их, говорил: «горе вам, книжницы и фарисеи лицемери, яко затворяете царствие небесное пред человеки: вы бо не входите, ни входящих оставляете внити» (Мф.23:13). Что же судии фарисейские? Видя, что родители прозревшего ничего не отвечали так, как им хотелось, изгнали их вон в другия двери и во второй раз призвали прозревшего сына (ибо его не было здесь в то время, как фарисеи допрашивали его родителей), и льстивым образом опять стали спрашивать его: хоть теперь скажи правду и объяви пред всеми, что не ты – слепой от рождения. Быв здесь, ты говорил, что это твои родители; а вот мы слышали от них, что ты не их сын, и что они не имели сына, слепого от рождения. Что же ты нас обманываешь, говоря: некто Иисус помазал брением глаза мои, я умылся, и вижу. Слыша сие и уразумев злобу их, прозревший отвечал: удивляюсь, если вы правду говорите; ужели родители могли отказаться от своего сына, особенно мать от своего детища, или отец, не быв ни чем оскорблен от него? Мне кажется то вовсе несправедливым, что вы говорите: я никак тому не верю. Впрочем нет ничего удивительного, если то и в самом деле случилось. Такова человеческая природа! Посему родители мои получат прощение, так как они учинили сие по боязни. Но вы, книжники, отвергаетесь Бога и ведете себя так, как бы ничего худого не делали, а на моих родителей в отношении ко мне взнóсите клевету в том, что сами делаете в отношении к Богу. Не о вас ли Господь древле сказал чрез Пророка Исаию: «сыны родих и возвысих, тии же отвергошася Мене» (Ис.1:2)? Если вам и угодно отвергаться, то я сделать сего не могу. Я и Того исповедую, Кто меня исцелил, и тех знаю, кто меня родил. Впрочем, если мои родители и отказались от меня, я о том не беспокоюсь. Знаю, ясно знаю слова Давидовы: «отец мой и мати моя остависта мя, Господь же восприят мя». Раздраженные ответом фарисеи закричали: что ты говоришь, безумный? ужели ты себя сравниваешь с Давидом и признаешь Господом сына плотникова, который не имеет где главы приклонить? Положим, что тебе возвращено зрение, воздай славу Богу! За что этого благодаришь? он не от Бога; если бы он был от Бога, то не нарушал бы субботы: «даждь славу Богу: мы вемы, яко человек сей грешен есть» (Ин.9:24).

Прозревший слыша, что Господа называют грешником, воспламенился гневом и, не могши слышать сего равнодушно, отвечал фарисеям: что вы говорите? Грешник – просветитель глаз моих? Зачем смешиваете мед с желчию? в одно и то же время заставляете меня и славить и хулить Бога? Прославлять Его, похвально; а называть грешником, свойственно только ослепленному разуму. Если Он грешник, то укажите мне хотя на один в Нем грех, и тогда поверю вам: или вы покажите мне грех в Нем, или я представлю вам несомненные доказательства, что в Нем обитает Божественная чудодейственная сила. Не говоря о себе самом, спрошу вас о действиях Его относительно других: грешник Он, вы говорите? Но не Он ли воскресил словом умершего сына вдовицы, которого несли на погребение? Человека ли грешника было то дело, или Бога Слова? Не Он ли вдруг очистил своим словом испещренную струпами, подобно леопардовой, кожу десяти прокаженных, и дал ей вид человеческого здравого тела? Человека ли грешника было то дело, или Бога Слова? Не Он ли человека, одержимого легионом демонов, которого люди не могли держать, и который не входил в дом, а жил во гробах, не Он ли царскою властию освободил от такого страдания? Человека ли грешника это дело, или Бога Слова? Или вы хотите, чтобы я был несознательнее демонов? Ибо самые демоны, мучимые им, называли Его Сыном Божиим; я ли, Им исцеленный, назову Его грешником? Он действует как Бог, и Его называют грешником! «аще грешен есть, не вем: едино вем, яко слеп бех, ныне же вижу» (Ин.9:25); а это сделать может только Бог, а не грешник.

Фарисеи, пристыженные сими словами, отвечали прозревшему юноше: хотя по закону надлежало бы тебя, как виновного, наказать: но, чтобы легкомысленный народ не стал упрекать нас в зависти, мы это прощаем тебе. А отвечай нам: что он сделал с тобою? как ты прозрел? говори: как это было? Но прозревший с неустрашимым духом, – ибо уже преуспел в вере, – отвечал: опять спрашиваете, как я прозрел? вы сами против себя действуете, и не видите сего; чем более стараетесь вы скрыть чудо, тем очевиднее оно становится. Опять спрашиваете меня, как я прозрел? я уже три раза вам говорил, и вы не верили мне: «что паки хощете слышати? еда и вы ученицы Его хощете быти?» (Ин.9:27) Не для того ли вы столь тщательно и исследываете образ исцеления? Если таково ваше намерение, то как только приступите к Нему, тотчас и вы просветитеся. Уверуйте в Него без всякого сомнения; Он не отвергает приходящего к Нему с верою!

За сие Фарисеи разбранили прозревшего юношу и сказали: «ты ученик еси Того: мы же Моисеовы есмы ученицы. Мы вемы, яко Моисеови глагола Бог: сего же не вемы, откуду есть», ты ученик Его (Ин.9:28–29). Но он, улыбаясь, отвечал: я ученик Его? вы, злословя меня, хорошо сказали. О славное поношение! вы меня очень прославили, не зная сами того. Вы Моисеовы ученики? но какой показали вы опыт своей силы? вы ученики Моисеовы: Апостолы – ученики моего Врача. Покажите и вы, ученики Моисея, что нибудь похожее на дела учеников моего Врача. Если имеете какую силу, то пробудите, не говорю, мертвых, хотя спящих, как Апостолы воскрешали умерших. Если можете сравняться с Апостолами, то пройдите, не говорю, по воде, хотя по земле, так как Петр ходил по морю. Если имеете сколько нибудь силы, то поспорьте с Апостолами: прогоните, не говорю, духов, хотя птиц, так как Апостолы прогоняли демонов. Скажите мне: вы ученики Моисеовы? Если вы ученики Моисея, то должны верит Моисею, который так говорит о Нем: «Пророка вам воздвигнет Господь Бог ваш от братии вашея, яко же мене: того послушайте по всему, елика аще речет к вам: будет же, всяка душа, иже аще не послушает Пророка оного, потребится от людей» (Деян.3:22–23). Смотрите, чтобы и вам не быть потребленными и рассеянными по всем народам, так как вы не признаете силы Того, о Коем говорит сие пророчество. Вы не знаете, кто такой исцеливший мои глаза? Не знаете потому, что ищете Его погибели. Впрочем вы знаете, и кто Он, и откуда. Ибо когда Ирод спрашивал: «где Христос раждается?» вы прямо указали и место и образ рождения Его, говоря, что Он раждается «в Вифлееме» (Мф.2:4–5). Когда ищете убить Его, вы Его знаете: а когда указывают на Его чудотворение, не знаете.

Но скажет кто нибудь: откуда известно, что получивший прозрение слепой так препирался с фарисейскими судьями? Что ты говоришь, друг мой? железо, положенное в огонь, все раскаляется, и изощренное – сильно сечет: а сей, которого Господь удостоил прикосновения рук своих и Божественного плюновения, не мог ли спорить с оными беззаконными риторами? Не об нем ли и подобных ему говорит Божественное Писание: «Господь умудряет слепцы» (Пс.145:8)?

Не неприлично будет сего отрока, чудесным образом прозревшего, искренно уверовавшего в Господа, и сильно препиравшегося с Иудеями, назвать разумною, кроткою и многоплодною овцею. Ибо он, познав Христа Пастыреначальника, избежал волков фарисеев, и чрез дверь крестную вступил во двор овчий – Церковь. Ты недавно слышал Господа говорливого: «аминь аминь глаголю вам: не входяй дверьми во двор овчий, но прелазя инуде, той тать есть и разбойник» (Ин.10:1). Дверию Господь называет Самого себя; и дабы кто нибудь, слыша о двери, не подумал, что здесь говорится просто о двери обыкновенной, Он, в подтверждение своего учения, тотчас присоединяет объяснение: «аминь, аминь глаголю вам: Аз есмь дверь овцам. Мною аще кто внидет, спасется: и внидет и изыдет и пажить обрящет» (Ин.10:7, 9). Справедливо Господь назвал Себя дверию, потому что Он хранит находящихся в ограде веры, отгоняет хотящих прокрасться отвне, и вводит в обитель домовладыки Отца. Ибо никто не знает Отца, разве только чрез Сына, как Он и Сам говорит: «никтоже знает Сына, токмо Отец, ни Отца кто знает, токмо Сын и емуже аще волит Сын открыти» (Мф.11:27). «Аз есмь дверь овцам». Справедливо Господь назвал Себя дверию, а не дверьми: потому что один Отец, один Сын, и один Дух Святый: и не три Бога, а один, и одна дверь познания. Кто же свидетельствует о сем? Павел, так взывающий: «един Господь, едина вера, едино крещение» (Еф.4:5). Так он (Павел) здесь не говорит: два, три, четыре, пять, но все: один; поелику одна дверь – един Господь – нераздельное Существо; одна вера, т.е. не допускающее постепенности славословие; одно крещение, т.е. чистейшее просвещение духа. Кто имеет таковое познание; тот входит чрез дверь, укрывается за дверью т.е. Христом, и не отделяется от двери. Господь пред сим без всякого ласкательства назвал вас своими овцами, – своими овцами, потому что вы приносите волну нищелюбия, изобилуете млеком питательного слова; потому что вы питаетесь телом Господа, покорствуете жезлу креста; потому что вы соединены тройственною цепию веры и не уклоняетесь от стада, но созидаетесь на краеугольном камне Христе. Господь назвал самого Себя дверью, – и справедливо; ибо у Него есть две вереи – ветхий и новый завет; порог и косяк – обрезание и необрезание; дом – Церковь: стол – алтарь; хлеб – Агнец; чаша – таинственное вино; золото – истинная вера; серебро – чистейший образ жизни; драгоценные камни – Божественные догматы; покров – одежда крещения. – Ты пред сим слышал Господа говорящего: «Аз есмь Пастырь добрый: пастырь добрый душу свою полагает за овцы» (Ин.10:11). Под сими словами разумея Самого Себя, Господь предсказал и то, что намерен был сделать. Ибо, кроме Единого Господа, никто не умер за овец. Он один приял смерть за овец разумных, – смерть непринужденную, но добровольную, – смерть не к гибели, но ко спасению приводящую, – смерть нимало не подвергающую тлению, но дарующую нетление, – смерть, постигаемую одною только верою, но не пытливостию разума, – смерть нимало несходную с обыкновенною смертию, но умертвившую самую смерть. Ибо если бы Господь не приял добровольной смерти, то и диавол не потерпел бы смерти; посему-то Павел и взывает: «пожерта бысть смерть победою. Где ти, смерте, жало? где ти, аде, победа?» (1Кор.15:54–55) Окончив сим слово наше, воздадим Богу благодарение: Ему слава и держава во веки веков. Аминь.


Источник: Святого Афанасия, Архиепископа Александрийского беседа о слепорожденном (Иоан. гл. 9) // Христианское Чтение. 1837. Ч. 3. С. 150-178.

Комментарии для сайта Cackle