Агапий Ланд(ос), инок Критский

Грешников спасение

Глава 14
Об унынии, то есть безделии

Самое предпочтительное деяние, самая святая работа, более всего душеполезная и боголюбезная – молитва и пение псалмов, происходящие в храме Господнем. Я могу даже сказать без всякой лжи, что это Ангельское, а не человеческое занятие. То песнопение и хвала, которыми славословят святые Ангелы на Небе непрестанно Царя всякого творения, их и мы, недостойные и грешные, приносим на земле в храме, хотя не столько и не так, как нам было бы полезно, – но как можем, по нашей слабости.

Когда мы, слабые и недостойные, воспеваем Владыку и Царя царствующих, то нам подобает стоять со всяким благоговением, умилением и раскаянием, без всякого уныния, а с таким же молением, как нам случается просить перед лицом земного царя. Но с еще большим страхом и трепетом подобает предстоять в храме, ибо Царь Небесный имеет несравненно больше достоинства в сравнении с царем земным. Воспевая в храме Господнем, должно не говорить одними только голыми устами, но со вниманием умным, с чистотой сердца, с великим благоговением и умилением. Когда кто таким способом молится, вместе с ним поют и Ангелы, воспевая Господа, что часто видели пребывающие в добродетели люди.

Это знает лукавый и губительный бес, поэтому он стремится ввести в смущение наш ум на молитве с помощью различных помыслов о житейских заботах и плотских пожеланиях, чтобы уничтожить нашу душевную пользу от такого богоугодного труда. Мы всегда должны бодрствовать и не разбрасываться мыслями, чтобы не впасть в уныние – последнее беззаконие из семи смертных. Грех уныния может многим навредить нашей бедной душе, поэтому мы напишем здесь некоторые объяснения, помогающие бороться против уныния, принося пользу душе, не опуская и примеры, как мы поступали в прежних главах, чтобы склонные к безделию убоялись и читали последование с благоговением и умилением.

Уныние, согласно Иоанну Дамаскину (книга «О вере»), есть некая скорбь, охватывающая человека и заставляющая его пренебрегать духовным, препятствующая начинать любую боголюбезную работу, а если человек ее уже начал, то чтобы он ее не закончил. Другие говорят, что уныние – это порок, который склоняет человека печалиться по отношению к духовному.

Уныние – один из семи смертных грехов, согласно Григорию Двоеслову, как он пишет в 31-й книге нравственных диалогов. От этого греха рождаются и другие, когда, например, человек не ходит в праздник слушать последование или литургию. Если монах не слушает все последование каждый раз от начала и до конца, не читает положенных молитв, не блюдет канона монашеского жительства или не соблюдает других заповедей – этим он обязан унынию. Если человек не изучает того, что должен знать по своей науке или своему чину, например, если учитель не знает догматов веры, хотя обязан их знать, духовник – Закона Божия и правил исповеди, врач – правил врачевания и целебные растения, адвокат – законов и суд, – этим они опять-таки обязаны греху уныния. И всякий другой человек, когда берется за необходимую науку, обязан хорошо знать свое ремесло, чтобы не быть соблазном и во вред для народа. А если нет, то он очень грешит, потому что по необразованности не выполняет свое искусство, как должно.

От беззаконного уныния рождаются две нечестивейшие дочери. Первую зовут Отчаяние. То есть когда из-за уныния и безделия человек избегает потрудиться ради получения блаженства и говорит, что не может найти спасение душе. А вторая – Малодушие, то есть когда человеку духовные блага кажутся трудными. и он ничего не делает, чтобы осуществить хоть какую добродетель, отчего, по причине уныния, лишается Царствия на Небесах.

Знай, человек, что бес очень стремится отбросить нас к этой расточительной дочери уныния – отчаянию, которое хуже всех беззаконий. Ибо ты ничем не доставишь большей скорби Всемилостивому Богу, как сказав, что нигде не можешь найти спасения и отпущения.

Беги от уныния, чтобы не впасть в отчаяние, которое почти равно отрицанию Бога. Не размышляй о временных вещах сверх должного, чтобы не быть охотником до плотских удовольствий, ленивым и не заботящемся о духовном – тогда удалишься от конца своего пути, то есть от небесного ликования, чего потом можно достигнуть с большим трудом. Все свое желание направляй к Богу, иди добродетельным путем, который возводит в Небесный Иерусалим, где Господь тебя примет, чтобы радоваться вместе с Ним вечно. И не ленись, но совершай каждый день какую-нибудь духовную работу. А когда бываешь уныл в молитве или ином добром деле, то знай, что это лукавый, он тебя искушает, чтобы затруднить путь ко благу, а ты не думай об этом, но прекрати его искушения. Чтобы победить дух уныния, особенно вредящий душе, необходимо хорошо оснаститься оружием, пока ты носишь свое тленное тело. Ты получишь большую помощь здесь в тех объяснениях, которые мы напишем для твоего вразумления.

Прежде всего, держи в уме приводящее в трепет слово своего оправдания, которое тебе предстоит дать в Страшный Судный день за все время твоей жизни. Его даровал тебе Господь, чтобы ты жил в мире и делал дела благие и боголюбезные. Если за каждое праздное слово, как говорит Господь в Священном Евангелии, мы будем давать ответ, то тем более – за ценнейшее время, впустую израсходованное и истраченное.

Так всегда мыслил один добродетельный монах в неком общежительном монастыре. Всякий раз, когда били часы, он говорил: «Увы мне, несчастному, что прошел еще один час моей жизни, о котором я дам ответ в день Суда». После этих слов он старался истратить наступивший час лучше, чем прошедший. А если твое время пройдет безплодно, то как тебе будет тяжело потом оправдать собственную великую небрежность к многоценному сокровищу – времени.

Во-вторых, подумай сколько трудов и усилий прилагают купцы. сколько бед и крушений они переносят, чтобы приобрести тленное богатство и временную честь. Постыдись! Они, желая суетных и напрасных, быстро уходящих вещей, прилагают больше настойчивости, чем ты, стремящийся к истинным и вечным. Служащие царям и воеводам так о них заботятся, показывают такое желание на службе, что никогда не бывают на месте, день и ночь не спят, но усердно работают, не унывая и не ленясь, чтобы заслужить расположение. Почему же ты, чтобы стать любезным Царю творения, так не трудишься и не заботишься?

Хорошо это показано в житии преподобной Пелагии. Она прежде была блудницей. Когда ее, разодетую в золото и жемчуг, увидел епископ Нонн, то он заплакал к Богу со словами: «Прости меня, Господи, что однодневный наряд сей блудницы превосходит все мои труды, которые я прилагаю, чтобы украсить мою душу».

То же самое говорят и об авве Памво. Однажды он увидел в Александрии женщину, подобным же образом украшенную, и заплакал. Когда его спросили о причине, он ответил так: «Я плачу и о гибели женщины, и потому, что я не забочусь, чтобы нравиться Богу и Спасителю моему так, как она заботится, чтобы нравиться людям».

Чтобы подвигнуть себя к благим делам и духовной работе в этой жизни, всегда надо помнить и размышлять о славных и безчисленных плодах, которые будут тебе доходом в вышнем Иерусалиме, – за малые труды, понесенные здесь. Земледелец, возделывая землю, копает ее и сеет, работает под ветром и дождем, невзирая на холодные зимние бури, и стойко выдерживает все несчастья, надеясь на летний прибыток, хотя он часто не оправдывается, так что бедняга даже не возвращает посеянного, а терпит ущерб в своих трудах. Так сколь же более благословенно и полезно духовно трудиться и, мучаясь, бороться с грехом в нынешней краткой жизни? Ты ведь служишь великому дарами и щедрому нашему Владыке, надеясь на доход в будущей безконечной жизни. Вера во единого Господа пронизывает все Божественное Писание, давая нам неложное обетование в земной жизни.

Солдат не думает о скорбях и злосчастьях армейской службы и войны. Он оставляет родной город, друзей и родственников, жену и детей, и жизни своей не жалеет, попадает в различные беды. И все – для получения временной чести, тленной награды и малого дара. Почему же ты не потрудишься немного, чтобы получить вечные почести и неувядаемый венок?

Любой наемный рабочий: строитель, землекоп или другой мастер, не думает о трудах и поте всего дня, потому что помнит о вечернем заработке. Почему же ты не работаешь в этой жизни с радостью за ту великую и неизмеримую плату, которую, без сомнения, получишь в Небесном Царствии? А ее никто не удостоился без злосчастий и скорбей! Подумай о жесточайших и страшных страданиях, уготованных в вечном мучении для того, кто не трудился из-за пренебрежения, кто не сохранял заповеди Господа. Он погиб, как безплодное дерево, без всякой пользы.

Если будешь часто так мыслить, то поступишь мудро и стойко выдержишь всякий труд и тесноту. Как сказал авва Ахила, когда его спросил один брат: «Отче, почему хотя я и предаюсь ленности в своей келлие, но не могу отдохнуть из-за великого уныния?» – «Потому, что ты не видел вечного отдыха, на который мы надеемся, и нескончаемого мучения, которое постигает ленивых бездельников. Если ты будешь думать об этих двух вещах, то у тебя никогда не будет уныния и ленности, как если бы келлия твоя была полна змей».

Пятое вразумление, о нем пишет божественный Павел в Послании Евреям, – надо думать о страданиях Спасителя Христа и исследовать Его образ жизни. Ибо трудов и скорбей, перенесенных Им от священных яслей до спасительного Креста, достаточно, чтобы облегчить наши собственные труды и скорби. Они подвигнут нас идти одним путем с Ним, так как иначе будет несправедливо, если раб живет лучше господина. Поэтому, если Он претерпел в Своей жизни столько по любви к нам, то почему нам не потрудиться ради этой любви и собственного спасения? Сын и Слово Бога потрудился и перенес столько скорбей для твоего, человек, спасения, а ты отлыниваешь от трудов и унываешь?! Неужто ты не вспоминаешь совсем о Его трудах?

Такое размышление и заставило всех святых горячо и добросовестно идти по путям Господним! Потому они и радовались безмерным трудам и борениям, постам и всем скорбям этой жизни, что явлено в различных местах последовавших за Новым Заветом писаний. Особенно выделяется следующий пример о вреде уныния для нашей души. Запишем его правдиво, как и нашли в печатной книге.

Было три солдата, мужественных и непобедимых. Они поклялись друг другу, что никогда не бросят один другого и совершили много подвигов во время в различных войн, получив победные трофеи. Однажды они шли через большой и прекрасный лес и были в восхищении от его красоты на протяжении всего пути, даже не перемолвившись словом. Когда вышли на опушку леса, то возник вопрос, почему они прошли то место, не сказав ни единого слава?

Один из них ответил: «Господь свидетель, братья. Я, когда видел красоту деревьев, просветился внутрь души. Я будто пронзен был неизреченным образом божественным светом, думая о благовидности и красоте рая. В этом восхищении шел, ликуя и наслаждаясь, не зная, в лесу ли я, или в раю. Это и есть причина моего молчания».

Тогда и оба других солдата рассказали, что причиной молчания было то же. Самый старший сказал: «Я верю, что так произошло с нами по воле Всеблагого Бога, чтобы мы отказались от мира. Как мы воевали до сего дня ради временных вещей и случайной чести и богатства, так поработаем теперь и впредь Владыке Христу ради нашей души. Презренен мир и его суета. Пойдем в монастырь, чтобы скорбеть о наших грехах, чтобы искупиться из вечного мучения». Такими словами он убедил своих товарищей, и они согласились с его мыслью. Пришли в монастырь и дали друг другу обещание, что не будут разлучаться, но как работали сообща в миру, так вместе начнут бороться с грехом в войске Небесного Царя Христа.

Когда они пожили достаточно времени в монастыре, два младших впали в уныние. Они почувствовали столь безпредельную печаль и великую скорбь в душе, что уже хотели уйти из монастыря, думая, что не смогут выдержать до конца. Они пошли в келлию к своему товарищу, чтобы сказать о своем помысле. Он увидел их, узнал по взору, какое у них искушение, и спросил о причине скорби. Они ответили: «Мы в такой печали, что не можем больше выдерживать нашей стесненной жизни и собрались идти в мир». Добродетельный старец сказал им: «Я, братья, так радуюсь и ликую, что никогда в мире не вкушал такой сладости, какую получаю теперь с Божией помощью. А эта печаль, которая вами овладела, происходит от вашей небрежности. Вы не творите никакого духовного делания, чтобы изгонять душевредное уныние из сердца. А я трачу время на священное чтение, чтобы меня не победило уныние».

Когда двое это услышали, то удивились, ибо знали, что тот неграмотный, как и они; и спросили его, какие книги он читает? Старец ответил им: «Я выучил три книги с того часа, когда мы пришли в монастырь. И, размышляя над ними, я трачу все дни и часы. Чтение охватывает всю мою душу и сердце; я нахожу и открываю столько вещей в размышлении, столько различных причин мыслить, что мне не хватает дней и ночей всего года. И в этих занятиях моя душа чувствует такое вкушение, что для проклятого уныния просто нет места, оно улетает от меня как дым. Если вы желаете изучить мои книги, то слушайте, что я вам сейчас скажу.

Первая книга черная. Ее я читаю и размышляю над ней с захода солнца до полуночи. Я думаю над всеми моими грехами, которые своей тяжестью и великим множеством очернили и омрачили мою несчастную душу. Так я горько плачу и скорблю над нечестием моего прежнего жительства. В этом сокрушении и боли сердца я очень скорблю, потому что знаю, что не могу совершить достойного покаяния в моих позорных деяниях. Затем перехожу к горькому размышлению об ужасной смерти, чтобы в ожидании ее всегда предстоять в страхе и трепете. Я готовлю себя к страшному борению и так говорю и рассуждаю: «Увы мне, несчастному. Что я буду делать в тот час, когда душа отделится от тела? Кто мне поможет, когда лукавые бесы окружат меня, торжествуя о всех моих беззакониях? Как я дам ответ за постыдные и неподобающие произнесенные мной слова?» И когда я достаточно поплачу в таком размышлении, то перехожу к третьему, самому страшному и горькому. Я обдумываю неизъяснимые мучения ада, на которые буду осужден, если не совершу достаточного покаяния и подвига за свои дела. На это занятие я трачу больше времени, размышляя о различных карах того вечнующего мучения: о неугасимом огне, тьме, бездне, скрежете зубов, геенне и всем остальном. И видя, что Господь меня искупил от опасности мирской суеты и управил меня к сей гавани покаяния, где я могу с Его помощью и благодатью спастись от вечного мучения,– я благодарю и прославляю Его, и начинаю новые борения, чтобы победить диавольские искушения и гибельные страсти необузданной плоти, за которые, если я не умерщвлю их совершенно и не подчиню духу, буду осужден на те мучения навечно. Вот что я обдумываю, братья, на черных страницах своей книги, от начала ночи до середины, а иногда и до утра. Ибо иногда, размышляя над столь страшными вещами, от великого трепета не могу заснуть всю ночь.

А с утра до девятого часа, то есть почти до вечера, мое занятие такое. Я принуждаю свою душу сострадать тем Страстям и скорбям, которые претерпел благоутробный Господь ради общего спасения всех людей, и особенно меня, неблагодарного, – а ведь я столько раз попирал Его страдания моими беззакониями! Я нахожу очень много поводов рыдать и чувствовать безпредельную боль и вину за Господние Страсти, Творца и Создателя. Мне надо было бы проливать не только ручьи слез, но и саму кровь, и мученически закончить жизнь по любви к страдающему Владыке моему.

Третья книга золотая и очень светлая. С ней я размышляю о величии человеческого естества, освященного божественной силой: какую неизглаголанную красоту, безмерную славу, неизреченное наслаждение и прочее неизмысленное прекрасное получают святые в раю, – и радуюсь душой. И здесь я чувствую великое утешение, еще более подвигаясь к послушанию и служению Господу. Ибо мыслю, что за малый труд, который временно претерпеваю в жизни, великий дарами Бог ущедрит меня богатыми и нескончаемыми благами. Эту книгу я читаю с девятого часа до вечера. Так я трачу время и побеждаю посильно бесовское уныние. Так делайте и вы, братья, если хотите быть искуплены от той скорби, которая вас искушает». От таких полезных душе слов два других старца умилились и, пожив в мире, скончались вместе в монастыре.

Так что, брат, и у тебя пусть будет терпение, старайся всякий раз и держи это зерцало перед глазами, чтобы размышлять над их примером.

Самым последним лекарством против уныния пусть будет следующее. Считай, что сегодня последний день твоей жизни, а завтра ты обязательно умрешь. Так может случиться, без сомнения, ибо многие другие это и претерпели: сегодня они ели и радовались, а завтра не проснулись. Верь, что от сегодняшнего делания и служения зависит: спасешься ты или погибнешь. Спеши делать благо, принуждай себя к борению и говори в уме: «Все труды мои они только сегодня. Если я немного и устану, и измучаюсь, когда я умру, для меня не будет иметь значения мой труд и усталость. Ведь я приму совсем другую полезную мне участь». Такое размышление, я надеюсь, тебе очень полезно. Прочти и следующий записанный пример.

Явлено в «Зерцале примеров» и других книгах, как один брат заснул в церкви от своего великого равнодушия и лени, когда другие пели утреню, как обычно. Он увидел во сне Господа Христа, пригвожденного ко Кресту. Он отвернулся от сонного монаха со словами: «Ленивый и равнодушный раб, ты недостоин видеть Меня в лицо. Ибо ты сонлив и погружен в уныние, и не можешь потому воспевать и прославлять Меня, как и вкушать Моего блаженства в Моем Небесном Царствии. Кто ленится воспевать Меня, тому не уготована вечная слава». Когда Господь так сказал, брат проснулся весь в страхе, потрясенный решением Царя на Небесах. С болью сердечной и скорбью он исправился, отверг собственное нерадение, устрашенный осуждением и карой вечного мучения.

Другой пустынник очень был искушаем духом гордыни и уныния. Всякий раз он молился Богу об искуплении его от этого искушения. А чтобы рассеять помыслы, написал на дощечке толкование и размышлял о нем всякий час, читая со вниманием и умилением: «О, душа моя несчастная, исследуй в точности свою совесть и тогда поймешь свои деяния, как надо идти служить Господу теперь, пока ты можешь творить добродетель, чтобы спастись. А если будешь лениться, то будешь осуждена в огонь мучения. Не забывай. несчастная и неблагодарная, благодеяния, сотворенные тебе Владыкой. Он искупил тебя от опасностей и суеты мирского блуждания, привел в святое безмолвие пустыни. Здесь ты можешь спастись, если будешь совершать подвиг и не будешь расходовать напрасно многоценный плод. Да не победит тебя проклятое уныние! Да не окажешься ты, человече, когда придет внезапно смерть, пуст от всякого блага – и тогда ты будешь оплакивать непрестанно прошедшее твое жительство. Подумай о страхе и трепете, которые окружат тебя, когда ты предстанешь на Страшное Судище и будешь давать ответ за всякое празднословие и порочный помысл. Подумай, сколь ненавидит и мучает грешников Всеблагой Господь. Он не простил падших ангелов, Он не оставил неотмщенными наших родоначальников, Он истребил совершенно самым жалким образом – Потопом, весь мир. Как Он оставит без отмщения, неблагодарный, тебя, преступавшего столько раз Божественные веления? Видь, душа моя, Суд, где будут объявлены все твои деяния и непотребства. О них услышат все Ангелы и люди. Страшный Судия сопоставит их с добродетелями, которые ты совершил, чтобы послать тебя в жизнь вечную или нескончаемое мучение, где друзья и родные не помогут тебе, и адвокаты не предпримут ничего для твоей защиты. Только твои дела предстанут для твоего обличения, несчастный». Это и другое обдумывал преподобный.

Размышляй и ты так, брат мой, и все время принуждай себя, чтобы истребить вредящее душе уныние, чтобы вырваться из вечного пламени и удостоиться небесного блаженства во Христе Иисусе Господе нашем, Ему же слава во веки.



Источник: Перевод с греческого — А. Маркова Иллюстрации — святогорского инока Иоанна Врана

Комментарии для сайта Cackle