Азбука верыПравославная библиотекасвятитель Агапит РимскийУвещательные главы к императору Юстиниану


святитель Агапит Римский

Увещательные главы к императору Юстиниану *

1. Государь! Ты почтен саном высшим всякаго другаго; посему паче всех почитай Бога, который сподобил тебя сана. Он, по образу небеснаго Царствия, вручил тебе скипетр земнаго владычества, для того, чтобы ты, повинуясь законам правосудия и управляя подданными по законам, научил людей блюсти правду и обуздал неистовство дерзких ея нарушителей.

2. Многоокий ум Государя, всегда бодрствуя подобно кормчему, твердо держит кормило законнаго благоустроения и мощною рукою отводит ладию всемирной Империи от течений нестроения, чтобы не увлекли ее волны неправосудия.

3. Мы учимся Божественной и первой науке, когда стараемся познать самих себя. Ибо кто познал себя самаго, тот познает Бога; а кто познал Бога, тот уподобится Богу; а уподобится Богу тот, кто достоин Его; достоин же Его тот, кто не делает ничего неугоднаго Богу, но мыслит Божие, говорит, что мыслит, а делает, что говорит.

4. Никто не должен хвалиться происхождением от благородных предков: прах есть общий прародитель всех, – как тех, которых украшает порфира и виссон, так и тех, которых угнетает нищета и болезнь; как тех, кои носят царские венцы, так и тех, кои просят милостыни. И так станем не происхождением своим из праха гордиться, но приобретать уважение непорочностию нравов.

5. Ведай, Богосозданный образ благочестия, что чем больших ты даров от Бога сподобился, тем больший долг воздаяния лежит на тебе. Воздай убо должное благодарение Благодетелю: Он и долг приемлет, как дар (благодарственный), и за дар воздает новым даром; Он всегда и дары первый ниспосылает, и воздает их, как долг. Благодарности же требует Он от нас, состоящей не в словах красных, но в делах благочестивых.

6. Нет почтеннее того человека, который имеет власть и силу делать все, что хочет, а хочет и делает всегда человеколюбивое. Бог ныне даровал тебе сию силу, которой прежде недоставало твоему благому расположению к нам: и так, и желай и делай все, как угодно Тому, который даровал тебе ее.

7. Богатство земное непостоянно, как речныя струи; оно не надолго притекает к почитающим себя обладателями его, но тотчас утекает от них и переходит к другим. Одно сокровище добродетелей остается постоянно у приобретших его: ибо благое дело благодетельствует благодетелю.

8. По высоте сана Царя земнаго, ты недоступен для людей, но, памятуя о власти небесной, ты делаешь себя доступным для нуждающихся и преклоняешь ухо к прошениям бедных, дабы и для тебя отверзто было ухо Божие: ибо каковы мы сами для наших сорабов, таков и для нас будет Владыка.

9. Душа Государя, обремененная множеством забот, должна быть чиста, как зеркало, – дабы могла всегда освещаться Божественными лучами и получать вразумление в суждении о делах: ибо ничто так не делает нас способными видеть, что делать, как постоянное хранение чистоты душевной.

10. Как от ошибки корабельнаго служителя не большой вред происходит для плывущих с ним; напротив ошибка самаго кормчаго губит корабль; так и в правительстве, – погрешность подчиненнаго вредит не столько обществу, сколько ему самому; напротив погрешность самаго Правителя гибельна для всего государства. И так сей последний, как имеющий подлежать некогда большой ответственности в случае неисполнения своей обязанности, должен и говорить и действовать с строгою осмотрительностию.

11. Все человеческое как бы кругом вращается; туда и сюда переходит и переносится, и сие непостоянство происходит от того, что все настоящее непрестанно изменяется. Державный Государь! При сем быстром вращении всего, тебе надобно блюсти свой благочестный ум непоколебимым.

12. Удаляйся ласкательства льстецов, как и хищничества врагов: сии исторгают глаза телесные, а те ослепляют смысл душевный, препятствуя видеть истину. Иногда они хвалят достойное порицания, иногда порицают то, что выше всех похвал, и всегда делают одну из двух погрешностей: или худое хвалят, или хорошее хулят.

13. Дух Государя должен быть всегда одинаков; переменчивость с переменою обстоятельств есть признак ума нетвердаго. Муж основательный и имеющий непоколебимую душу тверд в добре, как тверда твоя благочестивая держава; он не возносится до надменности, и не унижается до слабодушия.

14. У кого ум очищен от человеческаго самопрельщения; кто знает ничтожность своего существа, кратковременность и скоротечность настоящей жизни и прирожденную плоти скверну: тот, хотя бы стоял на высокой степени, не вознесется до высокомерия.

15. Более всех отличий царскаго сана украшает Государя венец благочестия. Богатство исчезает и слава преходит, но слава Богоугодной жизни, которая чтителей своих изъемлет из забвения, не умирает во веки.

16. Для меня кажется весьма странным, что богатые и бедные, от совершенно различных причин, страждут одинаково: те разрываются от пресыщения, сии снедаются голодом; те обладают целыми странами света, сии не имеют, где ноги поставить. И так, чтобы тем и другим возвратить здравие, надобно врачевать их отнятием и прибавлением и неравенство приводить к равенству.

17. В наш век наступило то время счастливой жизни, о котором говорил один из древних, – время, когда или любители мудрости будут царями, или цари любителями мудрости. Ибо ты и чрез любомудрие соделался достойным царствования, и царствуя не оставляешь любомудрия. Если любомудрие состоит в любви к мудрости, которой начало есть страх Божий; а сей всегда живет в сердце твоем: то истина сказаннаго мною очевидна.

18. Ты истинный Царь: царствуешь и господствуешь над вожделениями, увязен венцем целомудрия и облечен в порфиру правосудия. Всякая другая власть с смертию оканчивается, а сия безконечно продолжается. Владычество перваго рода и в настоящей жизни погибает, а последнее и от вечной погибели избавляет.

19. Если хочешь наслаждаться всеобщим уважением: то будь для всех общим благотворителем. Ибо ничто не располагает так сердца к любви, как благотворительность к неимущим. Угождение из страха есть прикровенная лесть, которая притворным уважением обманывает доверяющих ей.

20. Твое царствование исинно досточтимо: врагам ты являешь силу, а подданным человеколюбие, тех побеждаешь оружием, а от сих побеждаешься безоружною любовию. Между первыми и последними ты видишь такое же различие, какое находится между хищным зверем и овцею.

21. По существу тела Государь равен всякому человеку, а по власти и сану, не имея никого выше себя, подобен Верховному Владыке, Богу. Посему он и, подобно Богу, не должен гневаться, и, как смертный, не должен надмеваться, потому, что хотя он почтен Божественным образом, но вместе облечен в персть, которая указует ему равенство его с прочими.

22. Благоволи не к тем, которые стараются всегда льстить, но к тем, которые расположены давать советы полезные, потому что последние имеют в виду истинную пользу, а те, как тени, придерживаются образа мыслей Государя и хвалят каждое слово его.

23. Таков будь к служащим при тебе, каковым к себе желаешь иметь Господа. Ибо какое внимание оказываем мы к другим, такое же будет и к нам, и как смотрим на других, так и на нас будет взирать Божественное и всевидящее око. И так усугубим милости милостями, дабы получить равное за равное.

24. Как в правильных зеркалах лица изображаются точно такими, каковы оне в самом деле, – веселыя веселыми, печальныя печальными: так и праведный суд Божий соображается с нашими делами; каковы наши дела, таковы нам будут и воздаяния.

25. Медлен будь при разсматривании, что делать, но поспешно приводи в исполнение, что положено исполнить; потому что неразсудительность в делах весьма гибельна. Мы тогда убеждаемся в пользе осмотрительности в делах, когда вразумимся вредными следствиями опрометчивости, так как узнаем цену здоровья только тогда, когда испытаем тягость болезни И так, премудрейший Государь, полезное государству твоему изыскивай со всем рачением, при содействии благоразумнейших советников и усерднейших молитв.

26. Доброе свое царствование ты соделаешь наилучшим, если сам за всем будешь рачительно смотреть, и ничего не оставлять без внимания. Ибо немаловажно в тебе то, что кажется маловажным в твоих подданных: и малозначащее слово Царя великую имееш силу у всех.

27. Поелику нет на земле никого, кто бы мог принуждать тебя к исполнению законов: то сам себя принуждай. Если ты собою будешь подавать пример уважения к законам; то сим утвердишь в подданных мысль о святости их, и предотвратишь надежду ненаказанности за их нарушение.

28. Делать преступления, и не препятствовать делать преступления, почитай равным. Кто сам живет по законам, но позволяет другим жить не по законам, тот пред судом Божиим почитается соучастником в преступлениях. Посему, если желаешь заслужить сугубую славу, то и награждай отличныя деяния, и наказывай поступки худые.

29. По моему мнению, весьма полезно не жить вместе с людьми порочными: кто всегда находится с худым человеком, тот, необходимо, должен или попускать худое, или научаться худому. Напротив кто живет с добрыми, тот научается или подражать добрым делам их, или исторгать в себе пороки.

30. Прияв от Господа царство мирское, не определяй к управлению делами людей порочных, потому, что за все преступления, какия они сделают, Богу отвечать будет тот, кто дал им власть. И так избрание лиц к должностям должно производимо быть с великою осмотрительностию.

31. Я равным почитаю пороком, и когда кто раздражается ухищрениями врагов, и когда кто услаждается ласкательством друзей. И тем и другим надобно противостоять с благородным мужеством и не делать ничего неприличнаго; не мстить безумной злобе первых и не награждать притворную расположенность последних.

32. Истинными друзьями почитай не тех, которые хвалят все, что ни скажешь, но тех, которые все делают с строгою разсудительностию; которые радуются о хорошем, скорбят о худом. Только сии суть истинные и неложные друзья.

33. Величие земнаго твоего владычества да не изменяет возвышенности твоего духа; но, поелику ты имеешь в руках своих власть преходящую, среди изменяемости вещей храни ум неизменным, – не допускай восхищать себя самонадеянной радости, ни унижать малодушию.

34. Как золото остается одинаковым и неизменным само в себе, не смотря на то, что в руках художника преобразуется в разные виды и переработывается в различныя украшения: так и ты, преславный Государь, прошед все степени власти одну за другою и достигнув самой высокой, остаешься, при неодинаковых обстоятельствах, одинаковым, – с неизменным расположением к добру.

35. Тогда почитай себя безопасным на престоле, когда управляешь людьми повинующимися добровольно; потому что повинующиеся невольно при удобном случае возмущаются, а связуемые узами благорасположения тверды в своей покорности предержащей власти.

36. Если хочешь сделать царствование свое достославным: то постанови законом, гневаться на себя, когда сделаешь проступок, также, как гневаешься на преступников – поданных. Ибо имеющаго столь великую власть никто не может учить, кроме собственнаго ума, действующаго в самом преступившем.

37. Получивший великую власть должен по возможности подражать Подателю власти. Ибо если он некоторым образом представляет собою Вседержителя Бога, и от Него получил владычество над всем: то особенно тем Ему уподобится, когда всему предпочитать будет милосердие.

38. Мы должны собирать себе богатство благотворения паче золота и камней драгоценных: такое богатство и здесь радует надеждою будущаго наслаждения, и там услаждает вкушением полученнаго блаженства. Прочее же все, окружающее нас, поелику не имеет прямаго назначения для нас, не должно увеселять нас.

39. Исполняющих усердно повеления твои старайся награждать блистательнейшими дарами: чрез сие и ревность добрых усугубишь, и порочных расположишь отстать от пороков. Весьма неправосудно – удостоивать одинаковых почестей людей не одинаково поступающих.

40. Сан Царя есть самый почтенный. Но он бывает таким особенно тогда, когда облеченный в сей сан действует не строго, но снисходительно, когда он чуждается жестокости, свойственной зверям, и отличается человеколюбием, уподобляющим Богу.

41. Равно безпристрастно суди и друзей и врагов; не милуй приверженцев за их приверженность, и не преследуй нерасположенных к тебе за их нерасположенность. Ибо равно несправедливо, и оправдывать виновнаго, хотя бы он и друг был, и обвинять невиннаго, хотя бы он и враг был. Худое в обоих одинаково, хотя находится в лицах, совершенно неодинаково расположенных.

42. Судии должны внимательно выслушивать дела. Найти правду трудно, и поверхностное внимание легко может не заметить ея. Если ж судии не будут смотреть на краснорение защитников и увлекаться их убеждениями, но сами станут глубоко вникать в дела: то найдут искомое и избегнут двоякаго греха, – и сами не сделают преступления, и другим не позволят делать.

43. Хотя бы число твоих добродетелей равнялось числу звезд небесных, и тогда не превзойдешь Бога благостию. Человек, что бы ни принес Богу из своей собственности, всегда приносит Божие. И как при свете солнечном нельзя опередить своей тени, которая всегда находится впереди, сколь бы кто поспешно ни шел: так нельзя превзойти благими делами непобедимую благость Божию.

44. Богатство благотворения неистощимо: чрез раздаяние приобретается, чрез расточение собирается. Щедролюбивейший Государь! имея сие богатство в душе своей, раздавай его щедрою рукою всем просящим у тебя. Когда придет время воздаяния, ты получишь за сие награду безконечно бóльшую.

45. Получив Царскую власть по воле Бога, подражай Ему добрыми делами. Ты можешь только благотворить, и не имеешь нужды в благотворениях от других. Всегдашняя достаточность стяжаний есть безпрепятственный случай благотворить бедным.

46. Как глаз природою насажден в теле, так Царь поставлен в мире от Бога, для споспешествования всему полезному. И так, он должен пещись о подданных, как о собственных членах, дабы они совершенствовались в добродетели и удалялись порока.

47. Самым надежным охранением своей особы почитай неделание обиды никому из подданных. Кто никому не делает обиды, тот никого не может и опасаться. Если ж неделание обид доставляет безопасность, то тем более благотворительность, которая и доставляет безопасность и снискивает приверженность.

48. Благочестивейший Государь! Будь для подданных и страшен величием своея власти, и любезен благотворениями. Не презирай и страха ради любви, и любви ради страха; не пренебрегай кротости, и не отвергай совершенно строгости.

49. Что для подданных постановляешь законом чрез словесныя повеления, то наперед исполни делом, дабы силу предписаний поддерживала хорошая жизнь. Таким образом, если ты станешь говорить самыми как бы делами и действовать сообразно с словами: то правлению своему доставишь истинную славу.

50. Пресветлейший Государь! люби более тех, которые просят у тебя милости, нежели тех, которые приносят тебе дары. Последние возлагают на тебя обязанность вознаграждения; первые делают твоим должником самого Бога, который все, делаемое им, усвояет Себе и наградит щедро твое Боголюбивое и человеколюбивое расположение.

51. Дело солнца освещать тварь лучами; доблесть Государя – быть милостиву к бедным. Благочестивый Государь светлее и солнца: сие уступает ночи, а того не побеждает сила зла. Светом истины он обличает тайны неправды.

52. Предшествовавших тебе Государей украшало владычество; а ты, державный, сам сделал оное величественнейшим. Ты кротостию умеряешь величие власти, и благостию изгоняешь страх в приближающихся к тебе. Посему все, имеющие нужду в милости, притекают к пристанищу твоего благоснисхождения, и, избавясь от волн бедности, возсылают тебе благодарственныя песни.

53. Старайся превосходить других и делами столько, сколько превышаешь их властию. Ибо помни, что от тебя востребуется столько добрых дел, сколько обширен круг твоей деятельности. И так, чтобы получить похвалу у Бога, к венцу непобедимаго царства присоедини и венец благотворительности к неимущим.

54. Прежде разсмотри, потом изрекай повеления, – дабы оне были благоразумны и справедливы. Язык скользок, и небрежных ввергает в величайшия беды. Если ж подчинишь его благочестивому уму, как пение стройности, то отдастся благозвучная песнь добродетели.

55. Государь должен быть осмотрителен во всем, но особенно в суждении о делах трудных, и весьма медлен на гнев. Поелику же и совершенная безгневность не похвальна, то он должен и гневаться умеренно, и не должен гневаться. Должен гневаться умеренно, дабы обуздывать буйство развратных; а не должен гневаться, дабы не вредить усилиям добрых.

56. В строгом судилище своего сердца тщательно разсматривай свойства людей, тебя окружающих, дабы верно знать как тех, кои служат из любви, так и тех, кои ласкательствуют из притворства. Многие принимают вид людей приверженных, и делают много вреда тем, которые полагаются на них.

57. Слово полезное не одним слухом принимай, но приводи и в исполнение. Государь тогда славится, когда или сам усматривает, что делать, или не пренебрегает того, что усмотрели другие; когда не стыдится слушать советы, и не медлит приводить их в исполнение.

58. Крепость, обведенная твердыми стенами, презирает усилия осаждающих неприятелей: так твое благочестивое царствование, огражденное милостынями и укрепленное молитвами, непобедимое для оружия врагов, воздвигает нерушимыя над ними трофеи.

59. Сим земным царством управляй, как должно, чтоб оно послужило тебе лествицею к небесной славе, потому, что хорошо управляющие первым, получат и последнюю. А управляют хорошо земным царством те, которые оказывают подданным отеческую любовь и внушают страх, должный верховной власти; обуздывают преступления угрозами, но предотвращают необходимость наказания.

60. Благотворительность есть одежда неветшающая, и сострадание к бедным – риза нетленная. И так, кто хочет царствовать благочестиво, должен сими одеждами украшать душу свою: облекшийся в порфиру нищелюбия удостоится и небеснаго Царствия.

61. Прияв от Бога царский скипетр, старайся угождать Даровавшему тебе оный, и, удостоясь от Него чести паче всех людей, старайся и почитать Его паче всех. Но самое лучшее чествование Его будет то, когда в созданных Им будешь видеть Его самого, и раздавать благотворения, как уплату долгов.

62. Всякий человек, ищущий спасения, должен прибегать к небесной помощи; тем более Царь, как лице, пекущееся о всех. Хранимый Богом и врагов одолевает мужественно, и успешно устрояет благоденствие подданных.

63. Бог ни в чем не имест нужды; Царь имеет нужду в одном Боге. И так, подражай ни в чем нужды неимеющему Богу, и будь щедр к просящим милости; не расчитывайся до точности с служащими при тебе, но давай им нужное на содержание себя. Гораздо лучше для достойных миловать и недостойных, нежели за недостойных лишать милостей и достойных.

64. Имея нужду в прощении прегрешений, прощай и сам проступки, против тебя учиненные. За отпущение воздается отпущение, и за примирение с сорабами – дружество и общение с Богом.

65. Кто хочет царствовать неукоризненно, должен остерегаться и худаго мнения людей сторонних, и еще более стыдиться себя самаго. Опасение перваго удержит от грехов явных: уважение к себе – от тайных. Если стыдно подданных, то тем стыднее – царя.

66. Могу решительно сказать, что худое свойство частнаго человека состоит в том, когда он делает безчестное и достойное наказания, а властителя, – когда не делает добраго и не заботится о благостоянии подчиненных. Начальствующаго не удаление от худых поступков оправдывает, но делание добра увенчавает. И так, он должен не только стараться не делать худаго, но и пещись о приобретении навыка в добре.

67. Смерть не боится блеска достоинств: она всепожирающими челюстями своими поглощает всех. И так, прежде неминуемаго прибытия ея перенесем избыток имуществ на небо: отходя туда, никто не уносит с собою ничего собраннаго им в мире, но все оставив на земле, нагой отдает отчет в своей жизни.

68. Государь есть владыка над всеми, но вместе со всеми он есть раб Божий. Особенно тогда он достойно носит имя Государя, когда господствует над самим собою и не рабствует низким страстям, но с помощию благочестиваго ума – сего непобедимаго властителя буйных вожделений, побеждает всепокаряющую плотскую похоть всеоружием целомудрия.

69. Как тени неотлучны от тел, так грехи от душ, – ясно представляя деяния. Посему, на суде нельзя будет отрекаться: самыя дела каждаго будут обличать, не звуки голоса издавая, но являясь в том виде, как соделаны.

70. Скоротечность настоящей жизни подобна ходу плывущаго по морю корабля: она течет неприметно для нас – пловцов, и приближает каждаго к кончине его. Если сие справедливо, то не станем прилепляться к преходящим благам мира, но поспешим к пребывающим во веки веков.

71. Гордый и высокомерный человек да не превозносится подобно волу высокорогому, но пусть размыслит о своем телесном составе, и отложит надмение сердца. Ибо хотя он поставлен властителем на земле, однакож не должен забывать, что он сам из земли, на престол возведен от персти, и чрез короткое время в нее же возвратится.

72. Непобедимый Государь! Будь постоянно деятелен. Как начавший подниматься по лествице не прежде перестает восходить, пока не достигнет последней степени, так и ты стремись к добру, да достигнешь и небеснаго Царствия. Да сподобит онаго тебя и твою супругу Христос, Царь царствующих и повинующихся царям, во веки. Аминь.


*

Имеют следующий акростих: «Божественнейшему и благочестивейшему Царю нашему Юстиниану Агапит наименьший диакон». Агапит, сочинитель помещаемых сих кратких мыслей, был, как видно из надписания их, диаконом при святейшей великой церкви Божией, то есть, при Константинопольском Софийском храме. Оне написаны им для Императора Юстиниана, и вероятно вскоре по возшествии его на престол: ибо в них преподаются советы для мудраго царствования. В заглавии одной рукописи, упоминаемой Поссевином, Агапит называется учителем Юстиниана: кажется, что только сие обстоятельство могло дать ему случай предлагать свои увещания Государю. – Других, кроме сего, сведений о жизни Агапита никаких не имеем.

Бароний (ad ann. 527. XXXII) упоминая о сих увещаниях, присовокупляет, что, доколе Император следовал им, дотоле управлял Империею мудро к правосудно. У греков, по свидетельству одного издателя их (Bandur. ad Imper. Orient.), оне известны были под именем «Царскаго свитка», или Императорской памятной записки (σχηδὴ βασιλικὴ). Такие отзывы имеют основание: истины, заключающияся в сих увещаниях, достойны внимания каждаго, кому Промысл вверил устроение благоденствия подобных себе.

Увещания Агапита часто были издаваемы, и переведены почти на все европейские языки (Fabric. Biblioth. tom. VI). Равно и на российском оне были изданы неоднократно (М., 1766; СПб., 1771). Настоящий перевод сделан по Голландовой Библиотеке Отцев и Писателей Церковных.

Отличительныя свойства слога Агапитовых наставлений суть: чистота, краткость, гармоническая стройность. Непрерывная игра в словах неизразима в переводе.



Источник: Увещательныя главы, написанныя Агапитом, Диаконом святайшия великия церкви Божией. / Журнал "Христiанское чтенiе, издаваемое при Санктпетербургской Духовной Академiи". - СПб.: В Типографiи Медицинскаго Департамента Министерства Внутренних Дел. - 1827 г. - Часть XXVII. - С. 245-273.

Помощь в распознавании текстов