святитель Александр Александрийский

Послание Александру*

Честнейшему и единомысленному Александру Александр желает всякаго блага о Господе.

Злые люди, когда в них воздействует дух любоначалия и корыстолюбия, обыкновенно употребляют всякое коварство противу других, занимающих высшия места службы, и многоразличными способами стараются повредить их церковному благоверию. Неистово увлекаемые действующим в них диаволом к предположенному удовлетворению (своей страсти), они теряют всякое чувство благочестия и попирают страх суда Божия. Испытывая ныне от подобных людей неприятности, я счел нужным известить ваше благочестие, чтобы вы остерегались их, чтобы кто либо из них не дерзнул проникнуть и в ваши епархии, или сам собою, или чрез других (они умеют весьма искусно притворяться, чтобы обмануть других), или чрез послания, красноречивыя, но наполненныя ложью, которыми легко могут ввести в заблуждение человека, принимающаго все простою и чистою верою.

Арий и Ахилл, недавно заключив между собою клятвенный союз, возревновали подражать любоначалию Коллуфа [2] и даже превзошли его. Коллуф, обвиняя их самих, имел по крайней мере некоторый повод к нечестивому своему предприятию; а они, видя его христопродажничество, не захотели оставаться в подчинении церковной власти, но построив себе разбойнические вертепы, днем и ночью собираются в них, вымышляя хулы против Христа и против нас. Охуждая все апостольское благочестивое учение, они, по примеру иудеев, составили христоборственное скопище, отвергают Божество Спасителя нашего, и проповедуют, что Он равен всем людям. Собирая все места св. Писания, в которых говорится о Его спасительном строительстве и самоуничижении ради нас, они стараются подтверждать ими свое нечестивое учение; а тех выражений, в которых говорится o Его вечном Божестве и неизреченной славе со Отцем, они не хотят и слушать. Поддерживая таким образом нечестивое мнение еллинов и иудеев о Христе, они всеми силами стараются заслужить одобрение от них и позволяют себе делать все, чем бы можно было подвергнуть нас осмеянию их. Они ежедневно возбуждают против нас возмущения и гонения: то влекут нас в судилища по жалобам безнравственных женщин, которых сами же к тому обольщают, то безчестят звание христианское, позволяя своим девицам безстыдно бегать по всем улицам. Этого мало: они дерзнули раздрать тот нешвенный хитон Христов, котораго не решились разделить на части самые войны-распинатели [3].

Как скоро узнали мы о их поведении и нечестивых замыслах, хотя это сведение, по скрытности их, дошло до нас поздно, тотчас собравшись вместе, с общаго согласия, отлучили их от Церкви, исповедующей Божество Иисуса Христа. Но они, чтобы повредить нам, стали туда и сюда обращаться к единомысленным с нами сослужителям нашим и, под видом мира и согласия, стараются льстивыми словами увлечь кого либо из них в свою заразу. Обманом выпрашивают у них дружелюбныя письма, которыя и показывают тем, кого хотят обольстить, как будто бы на их стороне есть епископы, держащиеся того же образа мыслей, и этим способом совращая с пути истины, утверждают многих в заблуждении и укореняют в нечестии. Они не сказывают, чему у нас нечестиво и лукаво учили, что делали, и за что отлучены от Церкви; об этом они молчат, или стараются прикрыть искусно вымышленными речами и писаниями. Прикрывая таким образом душетленное учение свое красноречивыми и вкрадчивыми беседами, они увлекают в свое заблуждение людей простых, которые легко могут быть обмануты, и в тоже время они не упускают случая клеветать пред всеми на наше благочестие. Вот почему некоторые подписали их письменныя изложения веры и приняли их в церковное общение. Сослужители наши, решившиеся поступить таким образом, думаю я, заслуживают величайшаго осуждения, потому что таким поступком не только нарушают апостольское правило [4], но еще, в еретиках действующей, силе диавола дают возможность сильнее действовать против Христа. Поэтому, возлюбленные, не теряя времени, я решился тотчас же известить вас о зловерии сих людей, которые утверждают, что «было некогда время, когда не было Сына Божия, – что Он прежде не существовал, а после стал существовать, – и когда бы то ни было, только Он получил бытие также, как и все люди: ибо, говорят, Бог создал все из ничего». Включая таким образом и Сына Божия в ряд всех тварей, как разумных, так и неразумных, они на этом основании утверждают, что природа Его изменяема, может воспринимать доброе и злое. Приняв за истину, что Сын Божий создан из не сущаго, они извращают те места божественнаго Писания, в которых говорится, что Он имеет бытие вечное, и которыя показывают неизменяемость Слова и Божество Премудрости-Слова, то есть – Христа. И мы, – богохульствуют эти нечестивцы, – также как и Он, можем сделаться сынами Божиими; ибо написано: «сыны родих и возвысих» (Ис. 1:2). Когда же им, в ответ на это, читали написанное далее: «тии же отвергошася Мене», что не свойственно Спасителю, имеющему естество неизменяемое, тогда они без всякаго стыда отвечали нам, что Бог, по предведению и предусмотрению зная, что Он (Спаситель) не отвержется, избрал Его по преимуществу из всех сынов. Не потому, говорят они, Бог избрал Его, что Он по естеству имеет нечто преимущественное пред прочими сынами, (по их мнению, нет никого, ктоб был Сыном Божиим по естеству, и никто не имеет в себе свойств Божественной природы), но потому, что Он, подобно прочим изменяясь, заслужил особенное благоволение Божие удалением от всех грехов и совершенною святостию, так что если бы такую же силу в том показали Павел или Петр, то и их усыновление нимало не отличалось бы от Его усыновления. В подтверждение же сего безумнаго учения, они, с явным неуважением к Писанию, приводят следуюищя слова псалмопевца, сказанныя о Христе: «возлюбил еси правду и возненавидел еси беззаконие; сего ради помаза Тя, (Боже)» [5] «Бог твой елеем радости паче причастник Твоих» (Псал. 44:8).

Но что Сын Божий не произошел из не сущаго, и что не было времени, когда бы Его не было, – этому достаточно научает евангелист Иоанн, когда говорит o Нем: «единородный Сын, сый в лоне Отчи» (Иоан. 1:18). Божествонный апостол, желая показать, что Отец и Сын не раздельны между собою, наименовал Сына «сущим в лоне Отчи». А что Слово Божие не принадлежит к числу тварей, созданных из ничего, тот же св. Иоанн показывает словами: «вся Тем быша»; собственный же Его образ бытия выразил так: «в начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово. Вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть» (Иоан. 1:1–3). Если все «Тем» получило бытие, то каким образом Тот, кто дал бытие всякому творению, сам некогда мог не существовать? He сообразно с разумом, чтобы Творящее было одинаковой природы (φύσεως) с сотворенными существами. И в самом деле, если Он «был в начале», а все чрез Него получило бытие, и притом из не сущаго, то, очевидно, сущее противоположно тому, что произошло из не сущаго; и разстояние между ними безмерное. Первое показывает, что между Отцем и Сыном нет никакого разстояния, и дух мысленно не может вообразить его. Второе же, – то есть, что мир сотворен из не сущаго, – означает последующее и недавнее происхождение существа, именно в то время, когда все получило свое бытие от Отца чрез Сына. Итак св. Иоанн, заключая в выражении «бе», которое употребил о Слове Божием, высокий смысл, непостижимый для ума сотворенныхь существ, признал неприличным сказать, что Оно рождено или сотворено: он не дерзнул употребить тех же слов о Творце, которыя употребил в отношении к твари. И поступил так не потому, что Слово Божие не рождено, – один только Отец не рожден, – но потому, что неизъяснимый образ бытия единороднаго Сына Божия превышает понятие не только евангелистов, но и самых ангелов. Поэтому, не считаю благочестивым того, кто дерзает простирать свою пытливость до изследования сей тайны, не слушая слов Писания: «вышших себе не ищи, крепльших себе не испытуй» (Сир. 3:21). Если разум человеческий не может знать многих и такого рода предметов, которые несравненно ниже сего таинства, как например, у апостола Павла сказано: «ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его» (1 Кор. 2:9), или как Бог говорит Аврааму, что человек не может изчислить звезды (Быт. 15:5), или еще: «песка морскаго и капли дождевыя кто изочтет» (Сир. 1:2): то разве одно только безумие, лишенное человеческаго смысла, решится подвергать изследованию ипостасное бытие Слова Божия. Дух пророческий о Нем прямо скалал: «род же Его кто исповесть» (Ис. 53:8)? Да и сам Спаситель наш, приготовляя роду человеческому тех, которые должны быть столпами в мире (апостолов), поспешил наперед удалить от них, как бремя, всякую пытливость касательно Его существа. Он возвестил, что разумение сей божественнейшей тайны выше сил всех сотворенных существ, и ведение о ней принадлежит только одному Отцу: «никтоже знает Сына», сказал Он, «токмо Отец, ни Отца кто знает, токмо Сын» (Матф. 11:27). О том же, мне кажется, говорит и Отец в следующих словах: «тайна моя Мне» (и моим) [6].

А что безумию только свойственно думать, будто Сын Божий произошел из не сущаго, и имеет временное бытие, видно само собою из выражения: «происходит из нe сущаго», хотя несмысленные и не понимают безумия своих слов. Выражение: «некогда не существовал» – должно быть относимо или ко времени или к некоему продолжению вечности. Если же справедливо, что «вся Тем быша», то явно, что и время, и вечность, и отделы времен, и самое «некогда», в котором содержится «несуществование Его», чрез Него получили бытие. И что же может быть нелепее, как сказать, что Создавший времена и веки и лета, в которых должно заключиться так называемое «некогда», сам некогда не существовал? В самом деле, было бы крайне безсмысленно и невежественно полагать, что делатель какой нибудь вещи получил свое бытие после происхождения сделанной им вещи. По мнению еретиков, продолжение времени, в которое, как они говорят, Сын еще не произошел от Отца, предшествует бытию все сотворившей Премудрости Божией. Значит, по их образу мыслей, св. Писание не справедливо называет Сына Божия «перворожденным всея твари» (Кол. 1:15). А эти слова снова подтверждает апостол Павел, когда ясно говорит о Сыне Божием: «Егоже положи наследника всем, Имже и веки сотвори» (Евр. 1:2); также: «Тем создана быша всяческая, яже на небеси и яже на земли, видимая и невидимая, аще власти, аще господства, аще престоли: всяческая Тем и о Нем создашася: и Той есть прежде всех» (Кол. 1:16–17).

Итак, если бы было крайне нечестиво предполагать происхождение Сына Божия из не сущаго, то необходимо допустить, что Отец всегда есть Отец. И Он действительно есть Отец всегда присущаго Ему Сына, – почему и называется Отцем. – И как Сын всегда присущ Ему, то Он есть Отец совершенный, не имеющий недостатка ни в каком совершенстве, родивший единороднаго Сына не во времени, ни в продолжении времени, и не из несущаго. Также крайне нечестиво было бы утверждать, что некогда Премудрость Божия не существовала, когда она сама свидетельствует о себе: «Аз бех при Нем» (при Боге), «вся устрояя: Аз бех о нейже веселяшеся» (Прит. 8:29–30); или говорить, что Силы Божией некогда не было, что Слово Божие когда-то безмолствовало, или что в Боге когда-то не было и других свойств, которыми Сын познавается, и Отец означается (χαρακτηρίζεται). Кто говорит, что нет «Сияния славы» (Евр. 1:3), тот отвергает бытие и первообразнаго Света, от котораго происходит Сияние. Если не всегда существовал «Образ Бога» (2 Кор. 4:4; Кол. 1:15), то, очевидно, не всегда существовал и Тот, чей это Образ. Если не существовало отображение (χαρακτήρ) ипостаси Божией (Евр. 1:3), то вместе с этим отрицается и Тот, кто в Нем отображается. Отсюда можно видеть, что сыновство Спасителя нашего не имеет ничего обшаго с сыновством прочих существ. Как неизреченная Его ипостась, сказали мы, несравненно выше всех тварей, которым Он дал бытие, так и Его сыновство, по самой природе, сопричастное Божеству Отца, неизреченно выше сыновства людей, которые уже чрез Него получили усыновление Отцу небесному. Так как природа Его неизменна, то Он всесовершен и ни в чем не имеет нужды: а они, подлежа всякому изменению, имеют нужду в Его помощи: Да и в чем усовершаться Премудрости Божией? В чем получат приращение Само-Истине или Богу Слову? Как улучшаться истинной Жизни, истинному Свету? Если это не возможно, то во сколько раз еще неестественнее, чтобы Премудрости приражалась когда либо премудрость, чтобы Сила Божия соединялась с слабостию, Разум помрачался неразумием, к истинному Свету примешивалась тьма? Апостол прямо говори: «кое общение свету ко тьме; кое же согласие Христови с Велиаром» (2 Кор. 17:14–15)? А Соломон находит невозможным даже и представить, чтобы «след змея нашелся на камне» (Прит. 30:19), который, по учению Павла, «есть Христос» (1 Кор. 10:4). Между тем, люди и ангелы, творения Его, получили от Него благословение усовершаться чрез упражнение в добродетели и исполнение закона Божия, который удаляет их от грехов. Господь наш Иисус Христос есть Сын Отца по естеству, почему и приемлет от всех поклонение; а люди делаются сынами по усыновлению чрез Иисуса Христа, естественнаго Сына Божия, и при том тогда, когда, освободившись от духа работы, посредством добрых дел и самоусовершения, принимают духа сыноположения. Истинное же сыновство Иисуса Христа, свойственное Ему одному, сыновство по естеству, превосходящее усыновление, апостол Павел изобразил, когда сказал о Боге: «иже Сына своего не пощаде, но за нас», т. е. сынов не по естеству, «предал есть Его» (Рим. 8:32). Чтобы отличить Его от сынов, так называющихся не в собственном смысле, он назвал Его «собственным» (ἴδιον) Сыном. В евангелии также читается: «Сей есть сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих» (Матф. 3:17). И в псалмах Спаситель говорит: «Господь рече ко Мне: Сын Мой еси Ты» (Псал. 2:7; Евр. 1:5). Выражая сими словами сыновство истинное, показывает, что, кроме Его нет других истинных и естественных сынов Божиих. Также, что значат и следующия слова: «из чрева прежде денницы родих Тя» (Псал. 109:3)? Не ясно ли указывают они сыновство естественное, принадлежащее Ему, как рожденному от Отца, в сущности самого естества, а не на усыновление, обыкновенно получаемое за чистоту нравов и усовершенствование себя в добродетели? Отсюда сыновство единороднаго Сына Божия есть вечное и непреложное, тогда как сыновство разумных тварей, не по естеству им принадлежащее, а усвояемое по чистоте нравов и по благодати Божией, в св. Писании представляется изменяемым: «видевше», говорится в нем, «сынове Божии, дшери человечи, пояша себе жены», и проч. (Быт. 6:2). И чрез Исаию, как нам известно, Бог сказал: «сыны родих и возвысих, тии же отвергошася Мене» (Ис. 1:2). Многое мог бы я сказать вам, возлюбленные, но оставляю, считая излишним делать подробныя напоминания учителям, которые мыслят со мною одинаково. Вы сами просвещены от Бога, и знаете, что учение, ныне возставшее против церковнаго благоверия, первоначально принадлежало Евиону и Артеме, и имеет сходство с еретическим учением Павла самосатскаго [7], который на антиохийском соборе, по общему приговору всех епископов, отлучен от Церкви. Последователь его учения Лукиан оставался многие годы вне церковнаго общения, в продолжение управления Церковию трех епископов одного за другим [8]. От этого-то нечестия закваску получили явившиеся ныне у нас учители, которые проповедуют, что Сын Божий создан из не сущаго; его тайную ограсль составляют и Арий, и Ахилл, и весь собор единолукавнующих с ними. Не понимаю, как три епископа [9] рукоположенные в Сирии, решились принять их образ мыслей и тем самым разжгли в них ревность к распространению своего лжеучения. Решение об этих епископах должно вполне принадлежать вашему суду. Отступники твердо изучили на память те места Писания, в которых говорится о страдании Спасителя, о Его смирении, уничижении, о Его так называемом обнищании, и о всем, что Он претерпел за нас, и этими местами стараются опровергнуть исповедание Его высочайшаго и вечнаго Божества. А выражений, в которых говорится о славе, принадлежащей Ему по естеству, о его величии и пребывании со Отцем, они не хотят и знать. Таково, например, выражение: «Аз и Отец едино есма» (Иоан. 10:30). Сими словами Господь выражает не то, что Он есть Отец, и не то, что два естества, различныя ипостасию, составляют одно, но то, что Сын – Отчий точно и совершенно удерживает и сохраняет единство с Отцем, имеет в Себе отпечатленное самым естеством подобие Его, ни в чем от Него неотличное, есть совершенный Образ Отца, самое выразительнейшее отображение (χαρακτήρ) Первообраза. Господь наш ясно выразил это Филиппу, когда тот высказал свое желание видеть Отца Его. Филипп говорил: «покажи нам Отца»; Господь отвечал ему на это: «видевый Мене, виде Отца» (Иоан. 14:9): ибо Отец созерцается в Сыне, как в чистейшем и одушевленном зерцале, в божественном Образе своем. Подобно сему и святые говорят в псалмах: «во свете твоем узрим свет» (Псал. 35:10). Итак, кто воздает почитание Сыну, тот почитает Отца. И это совершенно справедливо; ибо всякое нечестивое слово, которое дерзают произносить на Сына, относится вместе и к Отцу.

После этого не удивляйтесь, возлюбленные, тому, что́ я скажу вам далее, не удивляйтесь той лжи и клеветам, которыя они (еретики) вымышляют на меня и на благочестивейший народ наш. Если они дерзнули отвергать Божество Сына Божия, то конечно не устыдятся со всею наглостию и нас злословить. Они и из древних отцев не хотят никого приравнять с собою; терпеть не могут, чтобы их сравнивали с теми лицами, которыя в нашем отрочестве были нашими наставниками; ни одного из всех современных нам сослужителей наших не признают достаточно ученым, а только себя одних считают мудрыми, достигшими совершенства в знании, разумеющими догматы веры; будто им, и только им одним, открыты тайны, которыя никому в подсолнечной и на мысль не приходили. О, нечестивая надменность и безмерное безумие! О, суетное любочестие, свойственное только съумасшедшимъ? О, сатанинская гордость, ожесточившая нечестивыя души ихъ! Ни боголюбезная ясность древних Писаний не вразумляет ихъ; ни согласное всех сослужителей наших учение о Христе не обуздывает их дерзости против Него. И самые демоны не потерпят такого нечестия; произносить хульныя слова на Сына Божия страшатся и они.

Вот что мы считали долгом, по силам нашим, изъяснить вам к обличению тех, которые начали брань против Христа и решились потрясти нашу благочестивую веру в Него. Они, изобретатели нелепых басней, говорят, будто, отвергая их нечестивое, богохульное и ни на каком свидетельстве Писания не основанное мнение о сотворении Сына Божия из не сущаго, мы допускаем два нерожденных существа. Но, – неразумные, – они не понимают, что велико различие между Отцем нерожденным и созданными от Него из не сущаго разумными и неразумными тварями; не понимают и того, что между ними есть посредстующее единородное Естество, чрез которое Отец Слова сотворил все из не сущаго, и которое родилось от самосущаго Отца. Так, в одном месте и само Слово Божие говорит: «всяк любяй Рождшаго, любит и Рожденнаго от Него» (1 Иоан. 5:1). Относительно этого предмета мы сохраняем туже веру, которую хранит вся апостольская Церковь. Именно: мы веруем во единаго нерожденнаго Отца, который не имеет никого виновником своего бытия, непреложен и неизменяем, всегда тождествен и одинаков, не принимает ни приращения, ни уменьшения, который даровал нам закон, пророков и евангелия, который наконец есть Господь патриархов, апостолов и всех святых. Веруем и во единаго Иисуса Христа, Сына Божия, единороднаго, рожденнаго не из не сущаго, а из Отца сущаго, не по подобию тел – чрез отделение или истечение по частям, как учат Савелий и Валентин, а неизреченно и неизъяснимо, как сказано в приведенных выше словах пророка: «род же Его кто исповесть» (Ис. 53:8)? Vпостась Его непостижима для всякаго сотвореннаго естества, также как непостижим и сам Отецъ; и это потому, что образ рождения Богом Отцем Сына Божия превышает понятие всякой разумной твари. Впрочем, люди, в которых живет Дух истины, не станут требовать, чтобы я учил их сему. Им давно известны следующия слова, сказанныя Иисусом Христом: «никтоже знает Сына, токмо Отец, ни Отца кто знает, токмо Сын» (Матф. 11:27). Мы от отцев наших научались также веровать, что Сын Божий, как и Отец, непреложен и неизменяем, ни в чем не имеет недостатка и есть Сын совершенный, во всем подобный Отцу, только одною нерожденностию отличающемуся от Него. Он есть самый точный и ни в чем не отличный Образ Отца, ибо Он вполне имеет в себе все то, в чем состоит совершенное подобие Отцу. Так учил и сам Господь: «Отец мой», говорит Он, «болий Мене есть» (Иоан. 14:28), и потому мы веруем, что Сын всегда от Отца имеет (ипостасное) бытие; ибо Он «есть Сияние славы и Образ ипостаси Отчей» (Евр. 1:3). Но никто не должен принимать слово «всегда» в смысле нерожденности, как думают некоторые, у которых душевныя чувства омрачены. Слова: «был», и «всегда», и «прежде век» – не выражают понятия нерожденности, для означения коего ум человеческий не в состоянии изобресть никакого слова. Я думаю, что вы согласны в этом со мной, и даже совершенно уверен, что, и по нашему правильному суждению, сказанныя слова отнюдь не означают нерожденности. Выражая только то, что происходит во времени, такия слова не могут достойно выражать Божественности и, так сказать, исконности (ἀρχαιὸτητα) Единороднаго. He смотря на то, их употребляли и святые мужи, когда пытались по возможности объяснить это таинство; но употребляя их, они просили у своих слушателей извинения, и в оправдание себя говорили, что только до этого могло вознестись их разумение. Если есть люди, которые ожидают слышать нечто большее, чем сколько может выразить человеческое слово, и считают недостаточным познаваемое только отчасти, то ожиданиям таких людей, разумеется, далеко не удовлетворят слова: «был», «всегда» и «прежде век». Но какия бы слова ни были изобретены, никогда во всей точности не выразят понятия нерожденности. Итак, нерожденному Отцу мы должны приписывать особое, свойственное Ему, качество, исповедуя, что Он не имеет никакого виновника своего бытия. Равно и Сыну должны воздавать приличную честь, усвояя Ему безначальное рождение от Отца и, как сказано выше, принося Ему достойное поклонение, – слова же: «был», «всегда» и «прежде век» употребляя о Нем только с благоговением и страхом, – отнюдь не отвергая Его Божества, но как в Образе и отображении (χαρακτὴρι) Отца, видя самое точное по всему с Ним сходство; – нерожденность же почитая свойством принадлежащим одному Отцу, о чем и говорит сам Спаситель в словах: «Отец мой болий Мене есть» (Иоан. 14:28). Принимая это благочестивое учение о Отце и Сыне, как наставляют нас Писания, мы исповедуем равным образом единаго Святаго Духа, обновлявшаго как святых людей ветхаго завета, так и божественных наставников новаго. – Исповедуем вместе с сим одну и единственную, кафолическую, апостольскую Церковь, никогда неодолимую, и хотя бы вооружился против нея весь мир, всегда победоносно отражающую всякое нечестивое нападение еретиковъ; ибо Домовладыка ея ободрил нас таким воззванием: «дерзайте, яко Аз победих мир» (Иоан. 16:33). Наконец, мы признаем и воскресение мертвых, котораго начатком был Господь наш Иисус Христос, не призрачно, a нa самом деле заимствовавший тело от Богородицы Марии, – в конце веков низшедший к роду человеческому, чтобы снять с него грех, – распятый и умерший, однакож чрез это не умалившийся в Божестве, – воскресший из мертвых, вознесшийся на небеса и седящий одесную величия Божия.

Это исповедание веры я изложил здесь кратко, потому что, как сказал выше, считаю излишним писать к вам во всей подробности о каждом предмете (веры): все это, без сомнения, известно вашей священной ревности. Так мы учим, так проповедуем, таковы апостольские догматы Церкви, за которые готовы мы и умереть, нисколько не обращая внимания на тех, которые нудят нас отречься от них. В них полагаем всю свою надежду, хотя бы различными мучениями принуждали нас оставить их. Воспротивившиеся им, Арий, Ахилл и прочие с ними враги истины, – так как отчуждили себя от благочестиваго учения нашего, – изгнаны из Церкви, сообразно с словами блаженнаго Павла: «аще кто благовестит вам паче, еже приясте, анафема да будет», хотя бы этот благовествующий называл себя и ангелом с неба (Гал. 1:8–9); и еще: «аще кто инако учит и не приступает к здравым словесам Господа нашего Иисуса Христа и учению, еже по благоверию, тот разгордеся, ничтоже ведый», и т. д. (1 Тим. 6:3–4). Этих то, от всей братии преданных анафеме, людей никто из вас да не принимает к себе, равно как и того, что они будут говорить или писать; ибо они обманщики, все лгут и истины нет у них. Они ходят по городам, с тем только намерением, чтобы под видом дружества и под именем мира лицемерно и льстиво раздавать и получать письма, и этими письмами утвердить в заблуждении обманутых ими некоторых женщин, утопающих во грехах, и т. д. (2 Тим. 3:6).

Итак, возлюбленные единодушные братия! отвращайтесь людей, которые обнаруживают такую великую дерзость против Христа, – которые всенародно осмеивают Христианство, поносят его в судебных местах, среди мира преследуют нас гонением, сколько у них есть силы на это, – которые стараются отнять силу у неизреченнаго таинства рождения Христова. Удаляйтесь от них и изъявите нам свое согласие к подавлению неистовой их дерзости, подобно тому, как многие сослужители наши изъявили нам свое негодование на этих отсупников от веры, и подписав наше послание, отправляемое теперь к вам с сыном моим, диаконом Апионом, подтвердили это своими собственными письмами к нам. А подписали его все епископы египетские, также фиваидские, ливийские, пентапольские, сирийские, ликийские и памфилийские, азийские, каппадокийские и епископы других сопредельных областей. Надеюсь, что, по примеру их, и вы удостоверите меня своими посланиями. Между многими средствами, принятыми мною для исцеления заразившихся, вероятно спасительным окажется и то, что обольщенные уверятся в согласии с нами сослужителей наших, и таким образом поспешат раскаяться. Приветствуйте друг друга, со всею находящеюся при вас братиею. Желаю вам укрепляться о Господе, возлюбленные! Дай Бог и мне получить плод от вашей христолюбивой души!

Вот преданные анафеме еретики: из пресвитеров Арий, из диаконов – Ахилл, Евзой, Аифал, Лукий, Сармат, Юлий, Мина, другой Арий и Елладий.

1 Помещено у Феодорита в его Церк. ист. 1, 4.

2 Коллуф, пресвитер Александрийский, проповедывал сам в своей церкви некоторое ложное учение. Когда явился Арий с своим лжеучением, Коллуф обвинял его пред Александром, как еретика. Но так как Александр не хотел тотчас отлучить Ария, то Коллуф отделился от Александра, и сам, не имея права, стал рукополагать пресвитеров и диаконов (Epiphan. haeres. LXIX. n. 2. Baron. ad an. Christ 315. c. 28).

3 Намек на предсказание Петра, еп. Александрийскаго, который в ночном видении видел Спасителя в раздранной одежде, говорившаго ему: «Арий раздал мою одежду» (т. е. Церковь). Acta martyrii Petri alex. apud Sur. tom. VI die 25 novemb Beda in Martyrolog.

4 11, 12, 16, 17 апост. правило.

5 В послании слово это опущено, т. е. текст изложен так, как приводили его ариане, см. Thood. h. e. ed. Vales, p. II.

6 Ис.21:17. По переводу Симмаха и Феодотиона, где прибавления «и моим» нет.

7 Павел Самосатский (III век) учил, что Сын и Дух Святый находятся в Боге, как ум и сила в человеке, что Иисус Христос родился простым человеком, но называется Богом потому, что мудрость или Слово Отца сошло на Него.

8 Лукиан принимал учение Павла Самосатскаго; отделившись от Церкви, он при трех своих преемниках, еп. Домине, Темее и Кирилле составлял особыя собрания для богослужения.

9 Это Евсевий, епископ Кесарии Палестинской, Феодот, еп. Лаодикийский и Павлин, еп. Тирский.

* * *

*

Как показал В. В. Болотов, адресатом письма был архиепископ Фессалоникский. Ранее считалось, что это был епископ Константинопольский. – Из кн.: А.В.Карташов. «Вселенские соборы», – «Атлас-Пресс», 2004. – стр. 24.



Источник: , изданныя в русском переводе при Казанской Духовной Академии. Том первый. Казань: В типографии Губернскаго правленiя, 1859. - С. 40-64.