Александр Матвеевич Бухарев

16. Заключение

В статьях, подведенных под одно общее заглавие «о православии в отношении к современности», не сказать почти ни слова о современных политических обстоятельствах – значило бы прямо опровергнуть заглавие. Потому, хотя в заключении, скажем несколько о Православии и в отношении к современным политическим обстоятельствам.

Вопрос о значении православия для политики и обратно – о значении политики для православия так важен и труден, что, действительно, только после многих рассуждений о соприкосновенных к сему предметах можно, и то разве несколько, коснуться этого великого вопроса. Но и теперь нельзя нам обойти, прежде всего, еще вот какого вопроса: вправе ли мы, служители Христовой истины и Духа, касаться дел и вопросов мирских, каковы политические?

Наше дело служить Духу и истине Христовой; этого священного права и обязанности нашей никто, даже целый мир, не может у нас оспаривать. Посему если бы дела внешне-мирские ни в каком отношении, не подлежали силе истины Христовой, если бы в них не было и быть не могло ничего от Духа Христова: то очевидно, что до них решительно никакого дела не было бы служителю Христовой истины и Духа. В противном же случае прямой его долг – раскрывать спасительную силу истины Христовой и для внешне-мирских дел, чтобы и они желающими совершались и устроялись со Христом, осеняясь благодатным Его духом. Обидно было бы самим деятелям всего внешне-мирского, если бы их оставить без помощи Духа истины Христовой. Кто Мя постави судию или делителя над вами? – говорит наша истина – Господь, и однако тут же дает духовное правило или руководство для разбора этих мирских дел57. Что касается в особенности того рода внешне-мирских дел, который принадлежит к политическим взаимным отношениям и столкновениям народов и царств, – слово Божие целою, и притом числительно – большею, половиною своих откровений, именно всем Ветхим Заветом, свидетельствует, что, даже и в Ветхозаветные времена, в соотношениях и столкновениях народа Божия с прочим политическим миром раскрывались и действовали дух и сила Христовой истины и благодати, вполне открытой уже в новом завете58. Итак, кому ж как не служителю Христовой истины и Духа, раскрывать, что духовного совершается и в политических отношениях и столкновениях нового Израиля с языками? Сколько тысяч и миллионов положило живот свой в этих политических отношениях и столкновениях! И вся надежда их осталась только в том невидимом – духовном, которое совершалось или совершается в кровавых политических борьбах. Поэтому, если бы кому из живущих в сем мире и не хотелось благодатно-духовного в самой мирской политике, воздадим должную память, по крайней мере, подвизавшимся до крови в области мирской политики – чрез раскрытие духовного и для этой области. Остави мертвыя погребсти своя мертвецы, сказал Господь одному из своих последователей, ты же шед возвещай царствие Божие (Лк.10:60). В настоящем же случае, ради достойной памяти самых мертвых надо возвещать царствие Божие относительно судьбы и дел царств мирских. Духовное, вмешиваясь в мирское или впадая в мирские притязания, само падает: такое падение духовного представляется в папстве59. Но истинный дух Христа – Вседержителя Бога и вместе Агнца Божия, вземлющего грехи мира, простирается своим благодатно властительным влиянием на все, и у истинных христиан принимается за начало во всем и для всего, не исключая и дел политики. Служить сему мы и призваны и обязаны самою благодатью священства. – Кто ныне не любит следить за политикою? Надобно давать этому общему вниманию к явлениям мира политического направление духовное, которое возвысит его над праздною суетностью.

Как же нам истинно по-духовному, вполне свободно от мирских пристрастий и притязаний, судить о делах мирской политики? – Книги слова Божия, в которых говорится о политических соотношениях Израиля, в Ветхом Завете, к другим народам и царствам, уже раскрыты пред нами Новым Заветом. Новый Израиль состоит из общников Божественного семени Авраамова – Христа (Гал.3:29), содержащих истину и благодать Его во всей чистоте: таковы именно православные христиане. Но сколько есть и в неправославных обществах остатков истины, неповрежденных ложью, и сколько тот или другой из неправославных возвышается к духу оставшейся у них отчасти истины, – столько и самые неправославные приближаются к Православной Церкви и принадлежат к останкам ее же благодатного семени (Откр.12:17). И даже, сколько Христос Бог Слово, в котором – вся сила православия, духовно светит и всякому человеку, грядущему в мир (Ин.1:9), и сколько верны этому светению самые неведущие еще Его (Деян.17:23; Ис.45:5), столько и самые неверные приближаются к правомысленному христианству и не чужды духа предваряющей Христовой благодати. Равно с другой стороны, и дух неверия, дух той или другой неправославной лживости, приражаясь к православным и овладевая некоторыми из них, тем не менее все же есть часть неверных языков, а не Израиля Божия (Гал.6:16); и сколько православные уступают такому лживому духу, столько отступают и от силы православия (Гал.5:2–4). Все это и должно быть у нас в виду при внимании нашем к политическим соотношениям и столкновениям царств и народов. Главный же светильник к открытию и уяснению духовного и в этих делах, может быть, самых запутанных из для человеческих, представляется нашей вере в той любви Господа к человекам, по которой Он восприял все человеческое естество в своем воплощении и есть Спаситель всего человеческого от зла и греха.

С такими воззрениями попробуем, напр., дать себе духовный отчет в последней отечественной войне по Восточному вопросу. Кресты и медали с изображением «Всевидящего Ока», – которыми за подвиги и жертвы в эту войну щедро награждены Царем все сословия, – настоятельно требуют от нас такой духовной отчетливости.

Дух «Восточного вопроса» не трудно уследить. Магометанство, против своего ведома и воли, служило пользам Церкви Православной, с одной стороны, тем, что оно во время страшного мирского могущества и преобладания западного папства, дало на себе истощиться60 силам и усилиям последнего готовым поглотить Восточное Православие, а с другой – своим варварским игом, отяготевшим на Востоке, подвергло очистительному испытанию упадавшей тогда нравственный дух последнего61. И вот, вдруг это самое магометанство начинает открыто благоприятствовать западному неправославию во вред православному Востоку... Духу православия нельзя было не ощутить в этом движении губительной для человечества ее духовно-враждебной православию силы. Против этой собственно силы зла и лжи (как это было протолковано первосвятителями нашими в «Воззвании» Св. Синода всенародно) Православная Россия и открыла борьбу. Итак со стороны России подвигнут был, в этой брани, прямо дух Православия, который есть именно дух чистой Христовой истины и благодати, не могущий мириться с духовными примесями лжи и зла, кому бы они ни принадлежали, – равно и враждовать ни с самым слабым мерцанием в ком бы ни было Света, просвещающего всякого человека, грядущего в мир. На враждебной стороне оказались, – кроме магометанства, силу которого составляет порабощение духа чувственности, простирающиеся и на высшие духовные стремления и чаяния62 – представители как римского католичества, имеющего для себя главу земную и потому низвергающего Христианство до значения дольне-мирского гражданства, так и тех преобразований христианства, в которых Вера и само слово Божие подчиняются разуму человеческому и чрез это открывается собственно вера в самообоготворенный разум и самоспасение человека. Само собою впрочем разумеется, что – сколько и мы, православные русские, отвлекали бы свою веру от своего небесного Главы и Его духа, сколько верили бы в свой разум без Христа, или погрязали бы в чувственности, столько бы давали враждебному магометанству, папству и реформатству водворяться и на собственной нашей почве; равно сколько и тогдашние враги наши имели бы хотя самых слабых остатков или же предначатий духовного света, свойственного истинному христианству, столько и по праву они утверждались на нашей почве. Так произошло, что среда наиболее ожесточенной брани была в собственных наших пределах. – Какие же наконец вышли результаты такой, истинно-великой по значению своему, борьбы? – Благодарение Богу Спасителю нашему, соблюдшему еще, видно, в нас ими же весть судьбами – столько верности духу православия, что даровано было нам устоять против страшного напора со стороны и Азии и западной Европы! И православный Царь наш признал и почтил достойные заслуги, в этой чрезвычайно-знаменательной брани, всех сословий... Но все-таки, с другой стороны, важно для нас самих, что бывшие враги наши не прежде оставили пределы наши, как мы перестали видеть в них врагов. Видно, в них кроме лжи магометанства, папства или самочинно-преобразованного христианства – есть довольно и того, что не враждебно православному христианству, если только сами православные христиане не будут допускать в себе лживого духа папства, самочинного христианства и тем паче магометанства. И таким образом, пожалованные нам кресты и медали, в память столь знаменательной нашей войны с тройственным врагом, увенчанной столько же знаменательным с ним миром, служат выразительнейшим напоминанием нам духовного троякого урока. Во первых, против плотского-греховного или не Христова у православного христианства всегда война, как против духа и лжи магометанства; но с самою плотью или телом, как воспринятым от самого Господа чрез воплощение, – с человеком, с его национальность, хотя бы и магометанскою, враждовать нечего, а напротив следует разуметь и благоустроятъ по Христу и самое плотское материальное, чтобы открыть место у Христа, в области Его благодати и истины, всякому человеку, всякой национальности хотя бы турецкой или персидской. Во-вторых, с возносливостью разума над Верою и словом Божиим, хотя бы он казался держащимся слова Божия и Веры, как в реформатстве, – православию нельзя сойтись; но с самим разумом, как воспринятым также от Господа в единство Его лица (с понесшим до Креста, вместе с другими грехами человечества, грехов и человеческого разума), воевать опять не следует православным, напротив надо дать разуму во Христе завладеть всеми сокровищами знания и мудрости (Кол.2:3). И в-третьих, кроме Христа, соединяющего нас со Отцом действием Св. Духа, никакого и ничьего главенства над верою и духом нашим нельзя потерпеть православию, хотя бы претендовал на это главенство и первый некогда из иерархов во вселенной; но главенство самого Христа не должно быть у православных только отвлеченной идеей, напротив по вере нашей надобно этому главенству действенно раскрываться, и притом относительно не только горнего, прямо духовного или небесного, но и всего земного (Еф.1:10), так чтобы всяко отчество родителей и предков, власти и авторитета, старшинства и почета, тем более учительства или руководительства для мысли, сердца и воли имело силу для нас именно во Христе по Отцу нашему небесному (Еф.3:14,15). С раскрытием для нас и в нас такого, истинно-вселенского, значения Православия восточного Бог и дает нам, наверное, достигнуть того, чтобы православный восток воскрес в достойную православия независимость и славу. Ибо тогда всякое противоборство нам по «Восточному вопросу», если бы оно еще было возможно, уже не имело бы на своей стороне ни тени духовного оправдания для себя и основания к уликам пред Богом против нас, владеющих вселенским сокровищем православия, но недостаточно пользующихся вселенством его даже для себя самих. Таков дух последней отечественной войны и мира, которые, по этому своему духу и силе, и имели прямыми своими последствием усиление общего всем у нас заботливого внимания к внутреннему народному состоянию и устройству. Да! Кому из нас истинно жалко угнетенного и страждущего Востока, тот всемерно старайся верою познавать и усвоять вселенское сокровище Восточного православия, чтобы оно, – сначала в духе и истине, а потом уже непременно вовне, – восторжествовало над зверскими началами магометанской и всякой другой лжи...

Посмотрим на духовное и в таких современных политических явлениях, которые не имеют никакого прямого отношения к России. Что есть духовного, напр., в событиях, совершающихся на западе по отношению к владениям Папы? – Римские католики (хотя чрез испытание нестроений светского управления своего верховного отца), начинают догадываться, что папа устроил свое верховное отчество, действительно, не по Отцу небесному, что главенство и преобладание папы не обнаружает в своих плодах духа светоносной и животворной благодати. Но, с другой стороны, и римский Иерарх (хотя чрез посягательство мира на внешнее его одержание), начинает возвышаться – если не к ясному сознанию, то к живому предчувствию той великой духовной истины, (которая впрочем односторонним образом держалась и всегда на западе), что внешнее или мирское владычество и устройство у христиан, если они хотят быть истинными христианами, не должно же выступать из порядка благодатно-духовного, что и в видимом нашем должна выражаться и действовать духовная власть и сила невидимого, именно власть и сила любви прямо Самого небесного Отца, в Сыне на все простирающаяся Св. Духом. Так заблуждающие овцы и их, сбившийся с истинного пути, пастырь начали борьбу между собою, в которой взаимно друг с друга понемногу сглаживают многовековые дикие наросты своего западного неправославия; но как не хотели они прийти к истине путем чисто-нравственным, путем свободного духовного рассуждения (которое впрочем теперь и возможно для них уже не иначе, как при помощи правомыслящих), то льется кровь для дознания истины… Православные (όρθοδόξοι «правомыслящие»)! Будем помнить, что не помимо Духа истины Христовой, которою в ее целости и чистоте владеем мы, идут и события политического мира; тем страшнее ответственность наша, если, не входя сами достаточно в глубину и силу истины, заграждаем чрез это путь к ней и другим.

Для нашей цели и довольно о духовном в явлениях мирской политики. Homo sum, говорит гуманность современная, nihil humanuin mihi alienum puto. Истинным и совершенным, полными человеком соделался ради нас Единосущный Сын Божий Бог Слово; и ничто человеческое истинно не чуждо Ему, так как бремя грехов, заблуждений, вообще зла человеческого Он принял на Себя, а все человеческое доброе, истинное, благородное, благотворное относится, в своем существе, к полноте святой Его благодати и истины. Будем же усвоять себе во всем дух и силу этой Христовой, истинной человечности в избавление и избежание от зла всех родов и к получению и упрочению истинного добра и пользы – в жизни частной и общественной, в трудах мысли и рук наших, в вопросах церкви и политики.

***

* * *

57

Лк.12:14 и след. См. о сем выше в статье: «о принципах в делах житейских».

58

См. о сем выше в статьях: «о Ветхозаветном образе воззрений и жизни, и «о Божественном законодательстве чрез Моисея».

59

См. «третью статью о современности в отношении к Православию»

60

В Крестовых походах.

61

Свидетельство об упадке, пред падением Константинополя, нравственного духа на Востоке, – дает в резких чертах блаж. Патриарх Геннадий. См. статью о нем в «православ. обозрен.» за Апрель. Эта же статья впрочем фактически доказывает, что, при всем нравст. упадке общества, дело унии с папою не принималось на Востоке,: когда в софийском храме торжествовали унию с папою, на которую согласились только три епископа и несколько клириков, – народ бежал из храма, как из еврейской синагоги, и кричал: «лучше достанемся туркам, чем франкам"·(папистам). Прямое выражение народной верности православию до смерти!

62

Магометанство, и в загробной жизни, окончательное торжество добра над злом видит глав. обр. в бесконечно-полном торжестве сластолюбивой чувственности.


Источник: О православии в отношении к современности. В разных статьях архимандрита Феодора. Издание "Странника". С-Петербург, тип. Торгового дома С.Струговщикова, Г.Похитонова, Н.Водова и К°. 1860

Комментарии для сайта Cackle