протоиерей Александр Горский

Отдел третий. Книги богослужебные. Часть 2

Часть 1 * Часть 2

 

 
Предисловие

Указом Св. Синода от 30 Июля 1849 г. профессору исторических наук в Моск. Дух. Академии А. В. Горскому было поручено составить учёное описание славянских рукописей Синодальной Библиотеки; в сотрудники к нему был назначен проф. Симбирской Семинарии К. И. Невоструев, а для письмоводства определялись двое из воспитанников Москов. Дух. Сем. с платой по 100 р. каждому на счёт сумм, собираемых с угодий упразднённых монастырей в Москве (В 1863 г. было прибавлено по 50 р. на каждого писца). Подробное распределение занятий между Горским и Невоструевым, главное руководство при совершении работы, разрешение могущих встретиться в затруднительных случаях вопросов и пополнение предначертанного плана Описания, точное определение места занятий и мер к необходимой предосторожности в отношении целостного хранения рукописей были поручены митрополиту Московскому, с тем, чтобы он получал от означенных лиц по третям года надлежащие отчёты.

1 Сент. 1849 г. утверждены митр. Филаретом писцами при Невоструеве окончившие курс Вифанской Духовной Семинарии Василий Рождественский и Иван Благоволин. 2 Октября 1854 г. на место первого, не имевшего возможности работать «по болезненному состоянию», определён окончивший в этом году курс Виф. Сем. Алексей Белокуров. 21 Октяб. 1856 г. последний уволен по прошению от должности писца и заменён перворазрядным питомцем той же семинарии Николаем Ширяевым. 2 Октября того же года, на место Благоволина, выбывшего в епархиальную службу, определён студент Вифанской Семинарии Василий Казанский, которого, за поступлением в то же ведомство, сменил 2 Мая 1857 г. перворазрядный питомец той же семинарии Александр Горетов. 3 Ноября 1858 г. Николай Ширяев, изъявивший «нежелание более находиться при должности писца», был заменён окон. курс Виф. Сем. Петром Закатовым. 31 Октяб. 1859 г. на место Горетова определён окончивший по 1 разряду курс Вифанской Сем. Иван Смирнов 1-й, я 18 Декабря 1860 г. на место Закатова студент той же Семинарии Иван Шаров. 12 Декабря 1861 г. на место Смирнова 1-го, «который с 23 Ноября находится без вести», назначен окончивший курс Виф. Сем. по 2 разряду Николай Крылов. 7 Окт. 1864 г. на место Шарова определён окончивший ту же семинарию Павел Лебедев, при чём первый выразил желание и по вступлении в епархиальную службу безмездно продолжать труды по описанию Библиотеки. 22 Июня 1865 г. Крылова сменил студ. Виф. Сем. Иван Репловский, а в 1866 г. назначен Дмитрий Предтеченский. 28 Сентября 1870 г. на место только что названных лиц определены безместный дьякон (из. студентов Моск. Сем.) Александр Салманов и окончив. Виф. Сем. Евгений Бриллиантов 1. Эти писцы не только занимались «перечнем статей», как свидетельствовал Невоструев в одном из писем к Горскому, но и подбором аналогичных памятников, сличением их между собою и с печатными текстами, с отметками о результатах сверки частью на полях рукописей, частью в особых тетрадях, сопоставлением славянских переводов с греч. печатными оригиналами, рассмотрением «клейм» и т.п. Об этом непререкаемо свидетельствуют сохранившиеся черновики к описанию богослужебных книг и многочисленные карандашные пометы на полях и чистых листах памятников. В величественном архитектурном сооружении, пять этажей которого давно услаждают взоры учёного мира, принимали деятельное участие не только главный зодчий Горский с его правой рукой – Невоструевым, но и только что названные десятники, каменщики, штукатуры, носильщики. Работа имела коллективный характер и потому, между прочим, достигла высоты, при которой Академия Наук укрепила за Описанием Синодальной Библиотеки титло «гражданского подвига».

29 Ноября 1872 г. умер К. И. Невоструев и А. В. Горскому пришлось разбирать рукописное наследие, оставшееся после покойного: то, что имело отношение к их совместному труду, в виде разного рода тетрадей, было передано на хранение в Синод. Библиотеку. Начались поиски в среде учёного мира Москвы, кто бы взял на себя продолжение подвига, предпринятого Горским и Невоструевым.

Московская Синодальная Контора, через своего прокурора, вошла, в переговоры с хранителем рукописей Румянцевского Музея Викторовым, чтобы он взял окончание начатой работая по описанию богатств Патриаршей Библиотеки. Викторов изъявил согласие, но получился указ Св. Синода от 13 Апреля 1874 г., которым на место Невоструева назначался проф. Лазаревского Института и доктор русской словесности Андрей Попов, «с производством ему того же вознаграждения, которое подучал Невоструев». Явясь в Синод. Контору, А. Н. Попов 6 Мая 1874 г. поодаль письменное заявление, что, «по непредвиденным и независящим от него обстоятельствам, не может принять возложенного на него труда». 16 Августа того же года получился указ Св. Синода от 7 Августа, что, «Святейший Синод не находить препятствий к поручению г. Викторову означенных занятий на прежних основаниях и с тем же вознаграждением, какое получал проф. Невоструев». Письмом от 30 Сентября Викторов объяснил, что «покойный Невоструев за труд по описанию рукописей Москов. Син. Биб., кроме денежного вознаграждения по 700 р. в год, получал от духовного ведомства вознаграждение натурой, именно: казённую квартиру (в Чудовом монастыре), отопление, освещение, стол и прислугу; ему же, Викторову, по лежащей на нём обязанности хранителя рукописей и по другим причинам, пользоваться вознаграждением последнего разряда не удобно; поэтому он, переводя на деньги довольствие, которое покойный Невоструев получал натурою, и полагая, что довольствие это, при настоящей дороговизне жизненных потребностей, составит не менее 1000 р., просит, чтобы ему назначено было жалованье в размере 1500 р. в год». При этом Викторов заявил, что, приступая к исполнению поручения в том объёме и с соблюдением тех научных требований, как было начато дело, в виду общепризнанной трудности подобного рода занятий, будет вынужден, кроме службы в Рум. Муз., оставит все другие занятия и, между прочим, немедленно отказаться от занимаемой им должности заведующего Архивом Моск. Оруж. Палаты, чрез что должен будет терять ежегодно именно около той суммы, какую испрашивает за предлежащий ему труд». Об отзыве Викторова было донесено Св. Синоду 7 Окт. 1874 г., но «ответного предписания» не получено 2. Прошло пять лет. Известный историк русской церкви митрополит Макарий в 1879 г. предложил проф. Моск. Унив. А. С. Павлову и доценту Моек. Дух. Академии В. О. Ключевскому принять на себя труд продолжения и окончания работы Горского и Невоструева. В докладной записке на имя митрополита от 10 Октября этого года, собственноручно писаной Павловым, учёные выражают желание 1) «рассмотреть оставшиеся после ГН. бумаги, которые хранятся в Москов. Синодальной Конторе (ѕіс) и в которых должны находиться указания как на принятую ГН. классификацию рукописей, оставшихся не описанными, так и на последовательный порядок их описания (новый каталог)»; 2) «чтобы рукописи, как подлежащие описанию, так и нужные для сравнения, были выдаваемы под расписку на дом»; 3) получать «вознаграждение за труд в размере 80 р. от печатного листа (16 страниц in 8– 0)... периодически, по мере отпечатания и представления... определённого в меньшей мере количества листов, напр., от 3 до 5» 3. Указом 22 Февраля 1880 г. Св. Синод разрешил Синодальной Конторе поручить продолжение Описания ГН. Павлову и Ключевскому с отнесением потребного на это расхода (от 1600 до 2400 рр. в год) на средства ставропигиальных монастырей – Соловецкого, Воскресенского, Донского и Заиконоспасского 4. Вместе с тем, по распоряжению Прокурора Синод. Конторы, Синодальный Ризничий (он же и хранитель рукописей) архим. Иосиф. составил опись тетрадей, оставшихся после Невоструева, имеющих отношение к описанию рукописей Синод. Библ. и переданных в неё «в шести пачках за печатями Синод. Конторы и ректора Моск. Дух. Акад. А. В. Горского» (попутно Иосиф объяснял, что одна пачка была распечатана для Н. С. Тихонравова). «По систематическому реестру Невоструева», писал Синод. Ризничий, оказывается, что ненапечатанных №№ осталось 554; из них приготовлены Г. и Н. описания, кроме указателя и сличений, 439 №№ и неописанных остаётся 115 №№; тетради напечатанные, по сличении их с печатными томами Описания, сохранились все в целости, кроме 6 №№ и при них оказывается большое количество сличений библейского текста, из коих вошло в печать самое малое число». В своей описи архим. Иосиф разделил тетради по связкам и к первой отнёс беловое описание рукописей с цензурной подписью архим. Михаила от 8 Апреля 1863 г.: ко второй – черновые тетради к этому беловому описанию; к третьей – оставшиеся лишь вчерне описания книг богослужебных; к четвертой – рукописи канонические, к пятой – Патерики, Прологи, Четь-Минеи и отдельные жития святых; к шестой – книги по истории церкви общей и русской; к седьмой – по истории гражданской всеобщей, к восьмой – русской, к девятой – смесь, к десятой указатели. Синодальный Ризничий обязательно отмечал в своей описи, что имелось лишь в одних черновиках, что в них же с поправками Горского и что с замечаниями Невоструева.

В документе находим упоминание: «сличение требника № 307 с другими, чернов. 1 л.: указатель к богослужебным ркп., черн., 9½ л.: сличение служб б.ч. русским святым, чсрнов., с поправками Г. и Н., 43 л.; сличение паремий, Чернов., с поправ. Г. и Н., 56½ л. и 58 четверток» 5; «выписки канонические, сделанные Горским» 6; упоминаются описания Прологов с поправками Горского; сличение Пролога с ркп. Синод. Типографии и греч. Прологами, черн. на 5 л.; сличение повести о Новгородском Балом Клобуке; сличение ярлыков и т.п. В числе указателей названы «алфавитный и имён важнейших предметов в описании синодд. рукописей, черн. и отчасти перепис. на бело, 125 л; каталог славв. ркп. Син. Биб. систематический, черн. 52 л.; тоже переп. на бело, последней редакции, 5 л.» 7. Опись Синод. Ризничего заканчивается собственноручными расписками от 5 Апреля 1880 г.: Павлова – в принятии связок под №№ 1–4 с систематич. указателем из связки 10-й и Ключевского – связ. 5–10 8. Сент. 12-го 1880 г. Павлов и Ключевский вошли к м. Макарию с докладной запиской (сделанной собственноручно первым), где говорят, что рассмотрели бумаги, оставшиеся после ГН., и находят следующее: 1) «все вообще упомянутые бумаги (за исключением разве указателей к напечатанным томам Описания) носят характер подготовительных черновых работ, которыми мы можем воспользоваться только как сырым материалом в облегчение механического труда лишней переписки; это нужно сказать и о той весьма незначительной части Описания, которая была уже приготовлена к печати и процензирована: многочисленные напольные заметки, помарки, и поправки в самом тексте показывают, что покойный автор (К. И. Невоструев) не считал здесь своё дело оконченным. И действительно, вся эта часть Описания, обнимающая 51 рукопись богослужебного содержания (по принятому описателями каталогу №№ 433–484), оставляет ещё не мало места для учёной работы. Многое, именно большая часть выписок из рукописей, не отличающихся ни древностью, ни важностью содержания, по нашему мнению, может быть опущена без всякого ущерба для учёного достоинства Описания. С другой стороны, при сравнении этих бумаг с самыми рукописями, по всей вероятности, откроется надобность в новых дополнительных примечаниях». 2) «На ближайшей очереди описания стоят 150 рукописей богослужебного содержания (именно Служ. Минеи, Трефологии, Стихирари, Обиходы, Молитвенники и т.п.), которые, по плану покойных описателей, должны были составить 2-ю часть третьего (богослужебного) отдела. В виду сравнительной незначительности научного интереса, представляемого этими рукописями, мы, с своей стороны, находим возможным и желательным оставить описание их до другого времени, когда будет изготовлено и напечатано нами описание следующих, более важных отделов, канонического и исторического. Составленный покойными описателями систематический каталог всех рукописей Синодальной Библиотеки даст полную возможность печатать описание каждого отдела в каком угодно хронологическом порядке, без нарушения принятой нумерации рукописей». Во 2-й части записки учёные просят дозволения пользоваться бумагами ГН. «именно как черновыми материалами, т.е. делать в них собственноручные помарки и поправки, с тем, конечно, чтобы эти бумаги, по миновании в них надобности, в целости возвращены были в Синодальную Библиотеку, откуда они и взяты под расписку», и б) «прямо приступить к описанию рукописей канонического и исторического отдела во внимание к их особенности». Кроме того, Павлов и Ключевский выражают желание, чтобы цензура просматривала уже отпечатанные листы и, буде в них окажется что либо не соответствующее её правилам, обязываются «перепечатать исправленное цензором на свой счёт», а Синодальная Контора снеслась с Типографией, «имеются ли в настоящее время в готовности и в достаточном количестве те шрифты (славянский и русский), которыми отпечатан в 1867 г. последний (из вышедших) том описания 9. Определением от 18 Сент. 1880 г. Синодальная Контора согласилась со всеми положениями записки, попросив Павлова и Ключевского: а) «вернуть в Библиотеку процензурованную беловую тетрадь и черновики с описанием богослужебных книг, как ненадобные пока при плане, намеченном продолжателями работы ГН. и б) при употреблении для описания канонических и исторических книг черновиков ГН., взятых из Библиотеки, делать поправки и помарки «чернилами другого цвета», чтобы нагляднее сохранить память о труде» почивших описателей. Прошением от 3 окт. 1880 г. Павлов, заявив о приступе к работам по продолжению описания, ходатайствовал, чтобы рукописи «как подлежащие описанию, так и нужные для справок и сравнений, были выдаваемы» ему с Ключевским немедленно под расписку по особой книге». 8 Окт. 1880 г. Ризничий донёс Синодальной Конторе, что Павловым «возвращены в Библиотеку все бумаги богослужебного содержания» из оставленных ГП. Того же числа Типография сообщила Прокурору, что «без предварительного одобрения духовной цензурой оригинала описания в рукописи не может печатать оного листами, как о том ходатайствуют гг. составители описания»; 2) что шрифтов, которыми печаталось Описание, «в настоящее время нет, а имеются близко к ним подходящие», и что на отливку совершенно такого же шрифта «потребуется времени до шести месяцев со дни заказа» 10. Особая книга, о которой просил Павлов, заведена 21 Октября 1880 г. и по ней Павлов получил в этом году греч. кодексы на №№ 149, 150, 276, 445, 453, 475, 477, 33; в 1881 г. гречч. 445, 453, 276, 397, 460, 314, 445; в 1883 г. гречч. 445, 467, 432, 314, 363, 453, 476, 477, 455; в 1884 г. гречч. 445, 467; в 1885 г. гречч. 445, 453, 476, 477; в 1887 г. гречч. 276, 363, 150; в 1888 г. греч. 149, 475, и в 1889 г. греч. 467: из Слав. рукописей тем же учёным взяты в 1880 г. № 155, в 1881 г. №№ 525, 683, 668, 821; в 1883 №№ 124, 466, 559, 738, 850, 183, 791, 927, 853, 703, 562 (2 раза). 759, 195, 189 и в 1885 г. №№ 524, 525, а всего за 5 лет 21 рукопись. За Ключевским не значится ни одной рукописи, да и Павлов, судя по тому, что брились главным образом греч. кодексы, а, из славянских такие, которые трактуют о тайнах (в том числе о браке), пользовался памятниками не столько для порученного ему описания, сколько для изготовления диссертации о 50-й главе Кормчей. Как-бы то ни было, единственным результатом, к которому привела инициатива м. Макария, оказалось исчезновение из состава библиотечного имущества указателей, сличений и черновиков Описания, которые были собраны заботливой рукой Горского, раньше хранились за печатями и взяты продолжателями дела ГП. под собственноручные расписки. Трудно придумать более прискорбный конец не только для «гражданского подвига», но и для самого обыденного предприятия!

Весть о том, что одна часть Описания ГН. сохраняется в Синодальной Библиотеке совсем в готовом виде, с разрешительной подписью цензуры, давно обращалась в учёном мире и неоднократно выражалось желание видеть труд в печати. В силу этого и, кажется, при ближайшем участии академика Α И. Соболевского, быль получен Синодальной Типографией в Москве указ Синода от 28 Января – 8 Февраля 1901 г., чтобы ненапечатанные тетради ГН. с описанием богослужебных книг Патриаршей Библиотеки были преданы тиснению и выпущены в обращение. Переписанная набело тетрадь и черновики, лежавшие в Библиотеке, по силе помянутого указа, отправлены были в Типографию, и началось печатание, но двигалось оно необычайно медленно: за время служения в Типографской Библиотеке В. А. Погорелова изготовлено было что-то около 2 листов (мы их не видали), а с его перемещением на другую должность печатание прекратилось совсем. Тогда, по просьбе пишущего эти строки. С. А. Белокуров предложил Обществу Истории и Древностей Российских при Московском Университете взять печатание хранившихся в Синод. Типографии тетрадей в свои руки. Общество, с обычной для него отзывчивостью к потребностям русской науки, приняло предложение и своим определением в 1910 году постановило отпечатать в Синод. Типографии неизданную часть Описания богослужебных книг Патриаршей Библиотеки на свой счёт и поместить в одной из книг Чтений, предоставив наблюдение за тиснением Заведующему Синодальной Библиотекой. По целому ряду причин, но не по вине Общества, и на сей раз дело печатания шло весьма небыстро, но всё-таки обрело вожделенный конец.

Выходящая ныне книга с описанием третьего (по плану ГН.) и самого обширного отдела рукописей Патриаршей Библиотеки, богослужебного, содержит 144 кодекса за №№ 433–576 включ. и заканчивает вполне этот отдел. «Продолжатели» гражданского подвига ГН. взглянули на выпускаемый том главным образом как на черновой материал и признали за ним «сравнительную незначительность научного интереса». Но если это и верно сколько-нибудь, то лишь с точки зрения самой крайней специализации, при которой напр. фанатически влюблённый в свой предмет математик утверждает, что науки, далёкие от математики и не пользующиеся её методами, не заслуживают и названия наук. Только таким путём можно объяснить, что в числе памятников с незначительным научным интересом, под пером двух видных русских учёных, оказались десять книг нотных Миней ХII века, Стихирарь 1157 г., Синодик № 667 (преж. кат.) и ряд подобных им рукописей богослужебного характера. Мы должны внести поправку и во взгляд Павлова с Ключевским на публикуемый том как на груду «сырого материала», которым «можно воспользоваться» лишь «в облегчение механического труда лишней переписки». «Многочисленные напольные заметки, помарки и поправки» даже на процензурованной и вполне приготовленной к печати тетради бесспорно «доказывают, что К. И. Невоструев не считал здесь своё дело оконченным». Но отсюда до признания работы за сырьё слишком далеко, особенно при научной требовательности и строгости, какие были присущи Горскому и, по его примеру, Невоструеву. Сохранившиеся тетради дают основание заключать о разных редакциях описания отдельных памятников, причём научный аппарат с каждой ноной редакцией всё ширился и креп в своей силе и значении. Так первоначальная редакция описания псевдофеогностова требника содержит в общей и довольно неопределённой форме указания лишь на то, что чины книги сходны с чинами XVII в. Горский своими замечаниями о подписи, правописании, сравнениями с Потребниками 1671 г. и 1689 г. и т.п. придал описанию тот вид, в каком оно отпечатано, явно направляя мысль к тому, что памятник сомнительного происхождения. Митроп. Филарет карандашной припиской поставил вопрос: как же мог пользоваться таким памятником Питирим в своей ІІращице? Горский отвечает на этот вопрос и таким путём возникает добавление к готовому уже делу, порождая третью редакцию описания. Само собой, понятно, что вопросы у таких людей, как А. В. Горский, возникают не только под начальственным давлением, а и сами собой, по ходу занятий, и отвечать на них значит расширять и углублять исследование памятника, а не увеличивать груды сырого материала. Если бы какой требовательный автор переработал и дополнил во втором издании свой труд, никому не пришло бы в голову считать первое тиснение только черновым материалом для второго. На такой процесс работы 11 и указывают попадающиеся на черновиках пометки: «описание первоначальное», «описание переработанное», «описание вновь составленное».

При печатании труда ГН. публикатор всегда выбирал, где это было возможно, из сохранившихся черновиков редакцию позднейшую и воспроизводил её в точности; что при корректурах вызывало на замечания и оговорки, объяснено в примечаниях под знакомь П. Описание Стихирарей №№ 518 и 519 (преж. кат. 572 и 219) дошло в первоначальных редакциях (надо думать изготовленных писцами), без памятей: казалось неудобным опускать памяти в рукописях столь почтенной древности, и они восстановлены по самым кодексам; последние два №№ описаны самим публикатором, так как из всего цикла богослужебных книг Библиотеки не доставало в тетрадях только их. Входить в какую-либо переработку дошедших тетрадей публикатор не находил возможным: если и без стремлений к переделкам, наследие ГН. является на свет через 50 слишком лет, то, при иных условиях, оно могло бы и никогда не предстать перед взорами русских учёных, или, по меньшей мере, отодвинуться ad infinitum.

Некоторые заметки на тетрадях не воспроизведены по их недостаточной ясности: стоит напр. sic и нельзя определить, написано ли оно раньше поправок Невоструева или после (в видах дальнейших дополнений). Во многих местах карандашные пометки стёрлись сами собой, частью стёрты сознательно. Что публикуемое Описание не окончательное и в дальнейшем должно было подвергаться новым и новым переработкам, видно, между прочим, из пометки Нев. над № 469 (ГН. 507): «подчёркнутые в заглавии службы окончательно просмотрены и описаны». Подчёркнуты службы на лл. 2, 40, 82 об., 103 об., 111 об.; остальные, следов., описаны не в окончательном виде. Однако, кто даст себе труд внимательно вникнуть во все сличения, ссылки и сопоставления, рассеянные по Описанию, скоро почувствует, как много знания и энергии вложено в это предприятие, хотя оно и не получило окончательной отделки.

К книге приложены автографы знаменитых тружеников русской науки и перечень всех рукописей Синодальной Библиотеки, ими описанных в шести томах.

Есть ещё описание Четьих Миней митр. Макария, синодального или царского извода, приготовленное Горским и Невоструевым к печати ещё в 1871 г.: «в течении 12 лет рукопись странствовала по разным местам и домам и раз была в опасности погибнуть навсегда». Она начата печатанием в Ч. О. И. Д. за 1884, к. 1, продолжена в 1886 г, к. 1, но на, 184 стр. печатание прекратилось и самый оригинал пропал, неизвестно только, навсегда или на время. Как горько и обидно сознавать, что мы, русские, не только не умеем планомерно и согласно работать, но даже плохо храним и дурно употребляем то, что уже было сделано для общего блага.

Н. Попов.

* * *

1

Дело архива Моск. Синод. Конторы за 1849 г. № 214.

2

Дело Архива Синод. конторы 1879 г. № 113, лл. 6–8.

3

Там же, лл. 1–2.

4

Там же, л. 22.

5

Ib. л. 34 об.

6

Ib. 35 об.

7

Ib. 42.

8

Ib. 42 об.

9

Ib. лл. 42–8.

10

Ib. лл. 63–4.

11

Его выпукло представил Н. С. Тихонравов в заметке, напечатанной в Сборнике: у Троицы в Академии, сс. 342–354, М-ва 1914.


Источник: Горский А.В., Невоструев К.И. Описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки. Отд. 3. Книги богослужебные. Часть 2. - М. Синод. тип.: 1917. - 547 с.

Вам может быть интересно:

1. Отдел третий. Книги богослужебные. Часть 1 протоиерей Александр Горский

2. Кто виноват?: (К вопросу о причинах разнообразия богослужебных чинов и последований в наших старинных церковно-богослужебных книгах) профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

3. Латинский язык в Богослужении древней западной Церкви профессор Александр Иванович Садов

4. Слово на вторую Пассию профессор Аким Алексеевич Олесницкий

5. Западнорусская церковная уния в ее богослужении и обрядах протоиерей Андрей Хойнацкий

6. Богослужение христианское со времени апостолов до четвертого века епископ Христофор (Смирнов)

7. Слова, поучения и речи при заупокойных богослужениях митрополит Антоний (Вадковский)

8. Новое сообщение из Афин по старокатолическому вопросу профессор Анатолий Алексеевич Спасский

9. Несколько слов по поводу письма в редакцию "Богословского Вестника" прот. Г. П. Смирнова-Платонова об одном из произведений графа Л. Толстого Александр Александрович Бронзов

10. Речь при пострижении в монашество студента 2-го курса Московский Духовной Академии Сергия Симанского, в иночестве Алексия, 9 февраля 1902 года митрополит Арсений (Стадницкий)

Комментарии для сайта Cackle