Азбука веры Православная библиотека протоиерей Александр Горский Подвиги и страдания сщмч. Космы Равноапостольного


протоиерей Александр Горский

Подвиги и страдания Священномученика Космы Равноапостольного

 

Сей воистину Божий человек, учитель и проповедник, Косма, родом из Этолии, из одного небольшого селения, именуемого Мегадендрон, был сын благородных родителей. Воспитанный и наставленный ими, по апостольскому слову, в наказании и учении Господни (Еф.6:4), когда совершилось ему двадцать, а может быть, и более лет, начал обучаться грамматике под руководством архидиакона Анании Дервишана. поелику же в то время было в великой славе ватопедское на Святой Горе училище; то Косма со многими другими своими соучениками перешел в оное. Там докончил он изучение грамматики под руководством учителя Панагиота Паламы, а потом выслушал и логику от учителя Николая Царцулия из Мецовы, который с ученейшим Евгением1 управлял тамошним училищем. Косма носил тогда еще мирское имя Константа, но и в мирской одежде украшался уже благолепием монашеского образа, не щадил трудов и приобучал себя к совершенному подвижничеству. Когда же славное то училище к несчастию, по удалении из него учителей, снова опустело: тогда и добрый Констант, удалившись оттуда, пошел в святую обитель Филофееву. Там сперва пострижен был он в монахи и со всем усердием преуспевал в трудах монашеской жизни; а потом, когда для обители понадобился священник, по сильному убеждению и прошению отцов рукоположен в иеромонаха.

Блаженный, будучи еще мирянином, издавна имел в сердце своем сильное желание, всем тем, чему учился, послужить на пользу братий своих христиан и часто говаривал: «Какую великую нужду в Божием слове имеют братия мои христиане! Поэтому ученые должны стремиться не в господские домы, не ко двору вельмож и не для богатства и знаменитости расточать свою ученость, но, чтобы приобрести небесную награду и неувядающую славу, всего более обязаны учить простый народ, который живет в великом невежестве и грубости. Но при всем таком желании, хотя в священном сердце его пламенело великое ревнование о пользе многих, с другой стороны, представлял он всю важность и трудность дела апостольской проповеди, и, как смиренномудрый и скромный, не отваживался сам собою на сие предприятие, не уразумев прежде Божия на то изволения. Почему, желая изведать, есть ли на сие Божия воля, открывает божественное Писание и находит тотчас перед собою Апостольское изречение: никтоже своего си да ищет, но еже ближняго кийждо (1Кор.10:24), то есть пусть каждый ищет не только, что полезно для него самого, но и что полезно для брата его.

Наконец, удостоверившись сим, открывает свое намерение и другим духовным Отцам, и получив от них позволение, идет в Константинополь для свидания с родным братом своим, учителем Хрисанфом, который обучает его особенному риторскому искусству правильного собеседования. И здесь, объявив мысль свою благоговейным архиереям и учителям, когда все единогласно стали побуждать его, чтобы приступил к сему Божию делу, берет письменное дозволение у Патриарха Серафима, бывшего из Делвина. Так, блаженный начал сперва проповедовать Евангелие царствия небесного в церквах и селениях константинопольских, потом простерся в Навпакт, во Врахори, в Мисолонги и в другие места, откуда снова пришел в Константинополь. Испросив же совета у тогдашнего Патрирха Софрония, и получив от него снова дозволение и благословение, начал с большею горячностию и ревностию проповедовать слова Евангелия. Обошед все почти княжества, и научив христиан приносить покаяние и творить дела достойные покаяния, возвратился оттуда на святую гору в лето 1775-ое. Посещая тамошние монастыри и скиты, говорил поучения Отцам, и провел немного времени в чтении божественных отеческих книг. поелику же от любви, какою сердце его (как сам он неоднократно говорил о том многим Отцам) пламенело к пользе христиан, не мог медлить долее; то удаляется со святой горы, и начал с селений в окрестностях горы, продолжает проповедовать в Фессалонике, в Веррии и во всей почти Македонии; проходит области Химару, Акарнанию, Этолию до самой Арты и Превезы; оттуда же отплывает на острова: святую Мавру и Кефалонию. И где ни проходил треблаженный, везде было великое стечение христиан, с умилением и благоволением внимали благодати и сладости словес его; а сие сопровождалось исправлением нравов и духовною пользою. Учение же его, подобно учению рыбарей, было весьма просто, спокойно и кротко, чем и доказывалось несомненно, что исполнено оно благодати кроткого и молчаливого Святого Духа. Особливо же на острове Кефалонии священный сей учитель сеянием божественного учения произвел великий душевный плод.

Но и Бог свыше споспешствовал ему и утверждал слово его последствующими знамеими и чудесами, как подобными же чудесами утверждал некогда проповедь священных своих Апостолов. На острове сем был один бедный портной, у которого с давних лет правая рука была суха и не действовала. Притекши, наконец, к святому, просил он исцелить его. Блаженный дал ему такой совет, чтобы он приходил и с благоговением слушал проповедь, и тогда Бог умилосердится над ним. Сухорукий послушал сего совета, и едва выслушал проповедь святого, как на другой же день совершенно исцелился. Другой расслабленный, услышав о сем необычайном происшествии, велел, чтобы во время проповеди блаженного приносили его туда на одре, и чрез несколько дней стал совершенно здоров, славя Бога и благодаря святого. И в крепости Ассе был один благородный человек, страдавший жестоким недугом в ушах, и с давних лет почти лишенный слуха; он, с благоговением и верою пришедши туда, где учил святый, скоро стал ясно слышать, и с сего времени не чувствовал уже болезни. На Кефалонии есть селение, называемое Курули. Святый, проходя сим селением в летнее время, ощутил на пути жажду и попросил воды из находившегося там по близости безводного колодезя; жители говорили, что в колодезе нет воды, но ради послушания пошли, со дна колодезя достали несколько грязи и земли с водою, и принесли ее. Святый, взяв ее в уста свои, испил немного, и с того времени кладязь сей, к удивлению, стал источать чистую воду, и всегда уже был полон и зимою и летом, даже соделался целебным от многих недугов.

По причине не множества народа, не вмещавшегося ни в какой церкви, Косма по необходимости проповедовал вне селений в поле. Посему, имел он обычай наперед сказывать, где хотел остановиться и говорить проповедь; там приготовляли и ставили больший деревянный крест; потом, Косма при древе креста утвердил кафедру, восходил на оную и учил; по окончании же проповеди, кафедру брал с собою, куда шел далее; а крест оставался на месте во всегдашнее напоминание об его проповеди. И где были поставлены сии кресты, там Бог являл в последствии многие чудеса. Так, среди аргостольского торжища, на том же острове Кефалонии, у одного креста, оставленного святым, открылся чудесный источник, никогда не оскудевающий водою.

С Кефалонии блаженный переправился на остров Закинф, в сопровождении более, нежели десяти судов, наполненных благоговейными кефалонянами. Но здесь благословенный сей не имел успеха, почему, преподавал учение недолго, и возвратясь опять на Кефалонию, пошел в Корифы, где с честию принят всеми, особенно же тамошним Князем. А как собралось туда великое множество из других селений слушал проповедь святого; то начальствующие в городе, боясь, чтобы в других не возбудилась зависть к нему, стали просить его скорее удалиться; и потому, чтобы не быть причиною соблазнов и смятений в народе, Косма перешел оттуда в противоположную область Стереи или Арванитии, называемую: сорок святых; и там стал учить христиан, посещая места, где было более грубого невежества, благочестие и жизнь христианская подверглась опасности совершено утратиться, потому что люди предавались множеству худых дел, убийствам, татьбе и тысячам других беззаконий, и своими пороками постепенно делались даже хуже и нечестивых. В таких одичавших и огрубевших сердцах христианских, священный Косма посевал семя слова Божия, и, при содействии Божией благодати, возделал много великих плодов; свирепых соделал он кроткими, разбойников добрыми, безжалостных и немилосердных милосердными, неблагоговейных благоговейными, невежественных и не понимавших ничего божественного обучил и побудил ходить к святым службам, одним словом, закосневавших в грехах привел в великое покаяние и исправление. Потому, все стали говорить, что в их время явился новый Апостол.

По наставлению его везде, и в больших и малых селениях, заводимы были училища, в которых дети даром обучались священным письменам, и чрез это утверждались в вере и благочестии, руководились к добродетельной жизни. По его убеждению богатые купили более четырех тысяч больших медных купелей, и во всегдашнее по себе поминовение раздали их по церквам, для благоприличного крещения в них христианских детей. Подобно сему Косма и всех, кто имел способы, убеждал покупать отеческие книги, христианские поучения, четки, малые кресты, головные покрывала, гребни; и книги раздавал он в подарок тем, которые знали грамате, или обещались учиться; покрывалами (которых было куплено свыше сорока тысяч) наделял женщин, чтобы ходили с покрытыми головами; гребни давал тем, которые обещали не брить волос на голове2 и жить добродетельно и по христиански; четками и крестами (которых куплено более пятидесяти тысяч) обделял простой народ, приказывая всякому молиться за вкладчиков.

Блаженному Косму сопровождали до сорока или пятидесяти иереев. Когда намеревался он из одной области перейти в другую, – приказывал прежде христианам исповедоваться, поститься, совершать бдение при множестве горящих светильников. Для сего были у него устроены деревянные подсвечники, из которых на каждом можно было поставить до ста свеч; подсвечники сии разбирались, и он переносил их с собою с одного места на другое. Даром раздавались всем свечи, иереи совершали освящение елея, все христиане были помазуемы, в заключение же Косма говорил проповедь. А поелику народ следовал за ним во множестве, по две и по три тысячи человек: то с вечера приказывал приготовлять по нескольку мешков с хлебом и котлов с вареною пшеницей там, где надлежало собраться народу; потом отправлялись туда в путь; и таким образом, все пользовались приготовленною пищею, и молились за живых и за умерших.

Бог и в Албании, как и в других местах, совершил чрез блаженного многие чудеса. Одни чиновный турок, побуждаемый или евреями, или бесом, возымел такую ненависть к святому, что однажды, сев на коня, пустился за ним в след с намерением догнать и сделать ему зло; но конь на бегу сбросил турка на землю, и он расшиб себе правую ногу; воротившись же домой нашел умершим своего сына; поэтому, раскаялся, послал к святому письмо и просил у него прощения. Первые Аги из Фалиатов отправились видеть святого и слышать его проповедь; а как было тогда лето, остановились они на ночлег среди поля, и коло пяти часов ночи видят, что небесный свет, подобно облаку, покрывает то место, где пребывал святой. О сем сами они рассказывали христианам. И утром пришедши к святому, не устами только, но от всего сердца просили его помолиться о них. Еще, один чиновный турок страдал жестокою каменною болезнию. Услышав о святом, послал он раба своего пригласить Косму, чтобы пришел и помолился о нем; ибо надеялся, что по молитве святого исцелит его Бог. Святый не соглашался идти, отзываясь, что он человек грешный. Турок в другой раз прислал раба с сосудом воды, и велел просить святого, чтобы благословил воду. Тогда святой, видя великое благоговение турка, дал ему две заповеди: не пить водки, и раздать бедным десятую часть своего богатства; турок обещал исполнить это, Косма благословил воду; больной стал пить ее, в сорок дней совершенно исцелился; и после того подавал великие милостыни.

Против Фанари, на месте называемом Лукуриси, владевший сим местом турок, увидев крест, поставленный святым по сказанному выше обычаю, потому что говорил там проповедь, увидев, говорю, этот крест, взял его и понес к себе в дом с намерением в сторожке своего виноградника сделать из него две ножки к кровати. Вдруг, о чудо! Делается с турком страшное какое-то потрясение; не в силах он устоять на ногах, падет на землю, долгое время бьется, точит пену, скрежещет зубами, как беснующийся. Наконец, подняли его двое проходивших мимо турок; и когда пришел он в себя, понял, что пострадал от Божия гнева за дерзкое покушение взять и унести честный крест. Поэтому, пошел и поставил его на том же опять месте, где стоял прежде, и каждый день приходил лобызать оный с великим благоговением. Когда священный учитель Косма проходил тем местом в другой раз, – турок пришел к нему на поклонение, в присутствии всех рассказал чудо, и смиренно просил прощения.

Поелику святый обличал женщин, носивших на себе наряды, и убеждал, в своих поучениях, отложить все убранства; то некоторые стали носить черное платье. Одна богатая женщина в Корице имела у себя сына и убирала ему голову множеством серебряных монет и другими излишними нарядами. Святый неоднократно советовал этой женщине разделить все сии уборы бедным детям, ежели хочет, чтобы сын ее был жив; но женщина не послушалась. Наконец, Косма говорит ей: «если не снимешь с ребенка нарядов, то вскоре лишишься его». поелику же и в этот раз не повиновалась она святому; то на следующий день нашла сына своего в постели мертвым; и тогда уже узнала, что Бог наказал ее за непослушание.

Святый, куда не приходил, учил везде христиан, по воскресным дням не делать торгов, не заниматься работами, но ходить в церковь и слушать там святую службу и Божие слово; и тех, которые не слушались в этом святого, Бог вразумлял различными наказаниями. Так, в местечке, называемом Халкиада, на один час пути от Арты, один купец осмелился торговать в воскресный день, и вдруг отнялась у него рука. Когда же пришел он к святому, и испросил у него прощения в грехе своем, – трез несколько дней исцелился. Подобным образом, в Парге один рабочий захотел работу свою продать в воскресный день, и лишился за то употребления руки. Исповедав же грех свой святому и выслушав от него наставление, вместе с прощением получил и исцеление руки...

Блаженный Косма в поучениях своих много раз говорил явно, что на евангельскую проповедь призван он самим Иисусом Христом, и что из любви ко Господу прольет кровь свою. Наконец, предсказание его пришло в исполнение. И сие было следующим образом. Апостольский учитель сей ни в Фессалии, ни в Кастореи, ни в Яннине, ни в других странах, где были евреи, никогда не отверзал уст своих против них, но учил только христиан хранить правду и покорность тем властям, какие дал Бог. Сами албанцы, приходя туда, где святый учил на открытых полях, слышали это из уст его, и провозглашали его человеком Божиим. Посему и Курт-Паша, когда дошла до него добрая молва, потребовал Косму к себе, и беседа святого столько понравилась Паше, что самую кафедру, которую, по сказанному выше, устроил себе святый, чтобы учить с нее народ, велел обить бархатом. Но как в предшествовавшие веки лукавый этот род христоненавистников евреев обнаруживал всегда крайнюю злобу на христиан; так и теперь жившие в Яннине богоненавистные евреи, не терпя, что проповедуется вера и Евангелие Иисус Христово, наговорили Паше, будто бы священный Косма подослан и обольщает турецких подданных, приглашая их идти в Россию. Божий Промысл сохранил Косму на сей раз от такого смертоносного навета: но христиане потерпели при сем значительный ущерб имений. Священный же Косма начал с его времени обличать лукавство и непримиримую ненависть евреев к христианам. И как ясно было доказано, что все, в чем евреи обвиняли перед Пашею святого, было чистою выдумкою и явною клеветою; то снова пришел он к Яннину. И во-первых, убедил христиан, чтобы день общего торга перенесли с воскресенья на субботу, а это евреям причинило великий убыток. Во-вторых, провозглашал евреев явными врагами, готовыми делать христианам всякое зло и во всякое время. В-третьих, запрещал христианам носить на головах своих длинные кисти и все тому подобное, что покупали они у евреев, и внушал, что богоубийцы оскверняют все, что ни продают христианам, и потому, ничего не должно покупать у евреев. Раздраженные сим евреи пошли к Курт-Паше, дали ему много мешков денег, и просили, чтобы лишил святого жизни. Паша, посоветовавшись со своим хотзою3, положил в мыслях при посредстве его умертвить Косму. Сие и было таким образом. Святый имел обычай, как скоро приходил куда, брать сперва дозволение у местного архиерея и у наместников его, а также кого-либо из христиан посылал за дозволением и к гражданским начальникам; и после сего проповедовал уже беспрепятственно. Так, пришедши в одно албанское селение, называемое Коликонтаси, взял дозволение у местного архиерея; разведав же о местопребывании гражданских начальников, и узнав, что главный местный правитель Курт-Паша находится в селении, называемом Берати и отстоящем на двенадцать часов пути, а хотза сего Паши живет близко, послал к последнему испросить и у него дозволение, и начал учить. Однако же, не удовольствовавшись сим, искал он случая, чтобы самому увидеть хотзу и удостовериться в его расположении. Христиане долго удерживали от сего Косму, говоря: «ты никогда не делал сего прежде и не ходил сам к агарянским начальникам просить у них дозволения», однако же, не могли удержать его. Святый, сказав, что не изменит своего намерения, берет с собою четырех иноков и одного иерея, который мог бы служить переводчиком, и отправляется к хотзе. Хотза притворно говорит, что есть у него письмо от Курт-Паши, но которому приказано отослать Косму к Паше для собеседования, и потому, дает приказ своим держать святого под стражею, и пока не будет отослан к Паше, не дозволять ему сходить со двора. Тогда благословенный сей учитель понял, что намереваются умертвить его, и за сие прославил и возблагодарил апостольской своей проповеди увенчать мученичеством. Обращаясь к сопутникам своим инокам, говорит он словами псалма: проидохом сквозь огнь и воду, и извел еси ны в покой (Пс.65:12). И всю ночь славословя Господа во псалмах, не показывает даже признака скорби о том, что должен лишиться жизни, но с радостным взирает лицем, как-будто идет на веселие и ликование. Как же скоро наступил день, – семь человек агарян взяли и посадили его на коня под предлогом представить Курт-Паше. Но через два часа пути подводят к большой реке и объявляют ему приказ Курт-Паши предать его смерти. Святой с радостию выслушал такое определение, и преклонив колена, начал молиться Богу, благодаря и прославляя Его за то, что, как всегда желала душа его, из любви ко Господу приносит теперь в жертву Ему жизнь свою. Совершив молитву, востает он, крестовидно благословляет все четыре страны мира, и молиться о всех христианах, чтобы хранили наставления его. Мучители сажают его у одного дерева, хотят связать ему руки; но святый не допускает их до сего, говоря, что не воспротивится, но сам будет держать руки крест на крест, как связанные. Потом приложил он священную главу свою к дереву; мучители обвязали веревкою шею его и удавили его, а святая душа его воспарила на небеса. Так, треблаженный Косма – сие достолепное украшение мира, и как равноапостольный, и как священномученик сподобился приять от Господа сугубый венец, на шестьдесят пятом году жизни.

Честные же мощи его обнажив повлекли и с большим камнем на шее бросили агаряне в реку. Христиане, узнав о сем, вскоре пришли отыскать мощи, опускали в реку сети, употребляли и другие способы, но мощей найти не могли. Чрез три дня один благоговейный иерей, по имени Марк, из находящегося близ селения Коликонтаси Ардевузского монастыря Введения Пресвятыя Богородицы, на однопарусной ладие, сотворя крест, отправился на поиски, и вскоре – о чудо! Видит, что святые мощи плавают поверх воды, и преподобный, как живый, стоит в прямом положении. Марк немедленно приближается к мощам, объемлет и извлекает их из воды. Когда же поднял он мощи, – из медоточивых уст святого истекло в реку много крови. Иерей, прикрыв мощи своею рясою, перенес их в упомянутый выше Богородичный монастырь, и честно предал погребению позади святого алтаря.

По кончине святого происходило следующее. Курт-Паша, раскаявшись много о том, что введен был в обман и ради суетной корысти умертвил человека невинного и миролюбивого, велел отпустить монахов, сопровождавших святого, в упомянутый выше Богородичный монастырь, где и назначил им пребывание. Монахи, пришедши туда, нашли уже мощи святого погребенными, и чтобы более удостовериться в страдальческой его кончине, вместе с другими иереями и христианами откопали гроб и нашли, что хотя мощи три дня были в реке, как Иона в китовом чреве, однако же, не имели на себе никаких признаков тления и благоухали, и святый казался будто почивающим. Облобызав благоговейно святые мощи сии, снова предали их погребению.

Прилучилось же в это время находится там одной бесноватой женщине, из дальних мест следовавшей за святым при жизни его желавшей себе исцеления. Как скоро увидела она, что гроб святого открыт, – сильно потряс ее бес, и в скором потом времени совершенно исцелилась она, славя Бога и святого. Некто из агарян на том месте, где умертвили святого, взял камилавку его, и возвращаясь к хотзе, надел ее себе на голову и пересмехал святого; вдруг стал он бесноватым, сбросил с себя одежды свои, и бегал крича, что он убил подвижника. Почему, Паша, узнав о сем, велел ввергнуть его в узы, и там в мучении испустил он дух.

Святый, в упомянутом выше селении Коликонтаси сказав последнюю проповедь, оставил там по обычаю водруженный в землю крест. По кончине его христиане видели каждую ночь небесный свет, сиявший над сим крестом. Почему, в день оздвижения Честного Креста иерей и народ с крестным ходом пришли туда, и взяв оный крест, поставил позади алтаря близ гроба святого во всегдашнее напоминание о чуде.

Когда ученики святого, получили совершенную свободу от Паши, открыли мощи святого, тогда некоторые из них взяли с собою части сих мощей и разнесли их по разным местам, и от тех святых мощей многие недужные получили исцеление. Особливо, на острове Наксии, когда два ученика святого, пришедшие туда с известием о страдании его к начальнику тамошнего училища священноучителю Хрисанфу, брату священномученика, принесли с собою и несколько волос из брады святого, одна женщина, в так называемом новом селении, бывшая в самом тяжком и смертельном недуге, прияв с благоговением волосы сии, вдруг ощутила в себе сверхъестественную силу, и вскоре получила совершенное здравие, по молитвам святого священномученика Космы. Его молитвами да сподобимся и мы небесного царствия!

Аминь.

* * *

1

Булгаром, который в последствии был Архиепископом Екатеринославским и Херсонским (с 1775 по 1779 г.).

2

Как это делают турки.

3

Домашний учитель веры.


Источник: Никодим Святогорец, преп. Подвиги и страдания сщмч. Космы Равноапостольного / Пер. [прот. А. В. Горского] // Прибавления к Творениям св. Отцов 1852. Ч.11 Кн.3 С. 471–487

Вам может быть интересно:

1. Жизнь блаженного Феодорита, епископа Кирского протоиерей Александр Горский

2. Полезное издание [Рец. на:] Языков Д. Д. Обзор жизни и трудов покойных русских писателей профессор Алексей Петрович Лебедев

3. Жития святых благоверных великих князей Александра Невского, Георгия, Андрея и Глеба и мученика Аврамия Владимирских чудотворцев протоиерей Александр Виноградов

4. Черты из жития св. праведного Филарета Милостивого в жизни Филарета, митрополита Московского: (к 25-летию со дня кончины) профессор Иван Николаевич Корсунский

5. Жизнь святого Саввы, первого архиепископа Сербского профессор Петр Симонович Казанский

6. К трехсотлетнему юбилею Астраханской епархии: (Житие и подвиги первого архиепископа астраханского Феодосия) профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

7. Жизненный путь Митрополита-Экзарха Владимира профессор Антон Владимирович Карташёв

8. Святой Василий Великий, его жизнь и проповеднические труды митрополит Антоний (Вадковский)

9. К биографии Иннокентия, арх. Херсонского профессор Николай Иванович Барсов

10. Жизнеописание вероисповедницы христианства святой Поликсении Евстафий Николаевич Воронец

Комментарии для сайта Cackle