архиепископ Амвросий (Ключарев)

Наставление детям, учащимся в сельских школах О кротком и жалостливом обращении с животными25.

Праведник милует и души скотов своих (Притч. 12, 10).

Есть в нашем народе, особенно в безграмотном и необразованном крестьянстве -порок, который сами виновные в нем мало в себе замечают, и потому не заботятся об его исправлении. Этот порок состоит в грубом и жестоком обращении с животными. Он тем более заслуживает порицания и осуждения, что не вызывается и не поддерживается в человеке никакими соблазнами и искушениями. Иной много пьет вина, потому что находит в вине свое веселье; другой крадет, потому что воровством, без труда, находит себе то, чего у него недостает, и что ему желательно. Иной, наконец, бросает работу, даже нужную и спешную, потому что одолевает его лень; ему приятнее ничего не делать и проводить время в праздности, или пустых забавах. Но что заставляет хозяина обременять свою лошадь непосильною тяжестью, или упадшую от худобы и изнеможения бить нещадно, чем попало, тогда как нередко и худа, и слаба она от безкормицы, от пьянства хозяина, незаготовившего ей надлежащего корма? Что заставляет женщину, заметившую в своем огороде чужую корову, или теленка, бить их во что попало, иногда по злобе на их хозяйку; как будто животное знает, что это чужой огород и что оно ест чужое, ему недозволенное? Ничто не заставляет этих людей мучить несчастных животных, кроме их неудержимого раздражения и жестокости сердца.

Против этого порока бессердечных людей восстают добрые образованные христиане; они составляют из себя общества „покровительства животным», члены которых принимают на себя обязанность при случае останавливать от зверских поступков этих жестоких людей; просят священников вразумлять их поучениями, и даже иногда призывают в помощь полицию. Но кто вразумит развращенного и озлобленного человека, забывающего все заповеди Божии и потерявшего совесть и страх Божий? А может ли какое либо, даже многолюдное благонамеренное общество и сама полиция вразумлять и сдерживать этих развращенных людей в малолюдных селениях, где нет полиции, и на проезжих дорогах, в полях и лесах, где эти люди свирепствуют на всей своей воле? Только внутреннее исправление сердца, очищение совести и непрестанное содержание себя в страхе Божием могут охранять человека от всякого греха и порока, так же как и от того, о котором мы говорим. И эти христианские чувства и душевные расположения должны быть приобретаемы и укрепляемы в людях с детства. Только с этого возраста могут быть сохранены и утверждены в душах наших данные нам от Бога добрые свойства и склонности, составляющие истинную красоту и достоинство человека. Эту истину преподал и объяснил нам Сам Иисус Христос. Он любил детей, требовал, чтобы их допускали к Нему, ласкал и благословлял их и сказал об них: таковых есть царство небесное (Мат. 19, 14). Это значит, что дети, неиспорченные в раннем возрасте от пренебрежения родителей и от дурных примеров людей их окружающих, близки к Богу и, по своей невинности и незнанию греха, могут легко усвоить учение Слова Божия, утвердиться в добродетели и заслужить Божие благоволение. Такие дети откровенны, правдивы, почтительны к старшим, любят своих родителей, ласковы и приветливы. Их нужно только беречь под бдительным надзором от грехов, как драгоценную собственность от воров. Напротив, дети, испорченные с раннего возраста, лживы, лукавы, завистливы, сварливы, жадны и дерзки. Для них, чтобы сделаться добрыми людьми, предстоит двойной труд: побороть в себе пороки и утвердить в душе добродетели. Мы это говорим для того, чтобы показать, как легко неиспорченным детям, при нежности и чувствительности их сердца, приучиться к кроткому обращению с животными и жалости к ним. Тогда как напротив, весьма трудно привить эти чувства к детям, которые сами стали похожи на диких и злых животных.

Конечно, дети прежде всего должны понять, что жестокое и безжалостное обращение с животными есть грех и притом немалый, так как он явно противен воле Божией и незаметно ведет к другим тяжким грехам.

Вы, дети, знаете из Священной Истории, что Господь Бог создал и украсил мир бесчисленным множеством разнообразных творений, носящих на себе проявления высочайшей благости, всемогущества и премудрости Божией. Между этими созданиями занимают самое видное место бесчисленные роды животных четвероногих, птиц, рыб, земноводных и насекомых. Все они имеют разнообразную красоту, хранят свой род, не смешиваясь с другими, имеют удивительные способности устраивать удобные для себя жилища и добывать себе пищу. Все они, трудясь для себя и вместе для других пород, представляют в общем удивительное царство, премудро устроенное и поучительное, так что великие ученые люди посвящали целую жизнь на изучение особенных свойств бесчисленных пород животных, постоянно удивляясь премудрости Божией и воздавая хвалу Создателю вселенной. Вы знаете искусство пчел в устроении сотов и приготовлении так любимого вами меда. Вы видали высокие муравьиные кучи, в которых проложены разнообразные проходы и норки и, верно, видали их неустанную работу и суетню. Учители христианской жизни на работу пчел указывают, как на пример правильности, порядка, искусства, поучительный для христианина; а людей нерадивых и ленивых Премудрый посылает к муравьям учиться трудолюбию: „пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его, и будь мудрым. У него нет ни начальника, ни приставника, ни повелителя; но он заготовляет летом хлеб свой, собирает во время жатвы пищу свою“26. Когда вы пожелаете дальнейшего образования и будете читать ученые книги, много чудес увидите в животном царстве, например, как звери устраивают себе удобные логовища в земле, большие птицы вьют крепкие гнезда на высоких деревьях и горных скалах, как маленькие пташки, по соломинке, по перышку собирают, что им нужно, и устраивают мягкие и теплые гнезда для будущих птенцов своих и кормят их; как птицы перелетают тысячи верст чрез моря и пустыни на лето из жарких стран в прохладные и на зиму из холодных – в теплые, и не сбиваются в пути, и в тех и других странах умеют сохранить свою жизнь, устроить себе жилище и воспитать детей. Подумайте, и прислушайтесь к своему сердцу, не скажет ли оно вам, что на вас лежит обязанность с благоговением и любовью возноситься молитвою к Создателю вселенной и научиться славословить Его по примеру всех живых существ, своим бытием и радостью о дарованной им жизни воздающих хвалу Всеблагому Господу, по слову Псалмопевца: „хвалите Господа зверье, гади и птицы пернаты“ (Пс. 148, 14). „Всякое дыхание да хвалит Господа“ (Пс. 150, 6). При таком расположении духа добрый христианин может ли позволить себе подвергнуть животное безвинно какому-либо страданию, даже с издевательством и злорадством, как это, к несчастью, видим в людях развращенных? Не такому обращению с животными поучает нас Сам Господь Бог, не только своим словом, но и примером.

Из слова Божия мы видим, что Господь имеет особое промышление о животных. Во-первых, Он их питает, как говорится в псалме, что мы произносим в молитве пред принятием пищи: „Очи всех на тя Господи уповают, и Ты даеши им пищу во благовремении: отверзаеши руку Твою и исполняеши всяко животно благоволения“ (Псал. 144, 15–16). Псалмопевец говорит, что Господь дает пищу птенцем врановым, призывающим Его (146. 9). Этим Пророк дает нам понять, что бессильные птенцы, кричащие от голода, получают пищу от Бога, так как родители их, не имея ее приготовленной от Творца, не могли бы найти ее для них. Для поддержания нашей веры в Божие о нас промышление Иисус Христос указал на попечение Отца небесного о животных: „взгляните на птиц небесных; они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы, но Отец ваш небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их “ (Матф. 6, 26). Он Сам распоряжается и жизнью, и смертью их: не две ли птицы продаются за ассарий (мелкая монета) и ни одна из них не упадет на землю без воли Отца вашего (Мат. 10. 29). Мы знаем, что в иные годы необыкновенно размножаются рыбы и животные, в другие уменьшаются в количестве; в одно время распложаются полезные для человека животные, в другое – вредные. В первом случае, т. е. в умножении полезных животных, мы видим награду людям добрым и благочестивым, во втором – наказание для людей порочных и беспечных о своем спасении. Умножение полезных животных мы мало замечаем и забываем благодарить за это Бога, но за то для нас очень чувствительно размножение вредных животных, как напр. разных жуков, гусениц и особенно саранчи, которая страшными тучами падает на цветущие поля и плодоносные сады и в несколько дней, на огромных пространствах, обращает их в голые степи. Сюда же, т. е. к мерам наказания Божия нас за грехи, должно отнести внезапное и непонятное для нас распространение на животных заразных болезней, как напр. чумы на рогатом скоте, сибирской язвы на лошадях и овцах. Все это заставляет нас смотреть на животных и их жизнь со вниманием и заботливостью, так как ими управляет Господь и в умножении животных полезных для нас мы должны видеть Божие благословение и наше благосостояние, а в уменьшении их и в размножении вредных – орудие гнева Божия, всегда готовое на вразумление грешников беспечных и поражение нераскаянных. В этом мы должны видеть новое побуждение не к бессмысленному, тупому и зверскому обращению с животными, а ко внимательному, заботливому и жалостливому.

В умах ваших может возникнуть недоумение,– как же мы считаем себя в праве убивать животных? – Это право даровано нам от Бога и с особенною ясностью выражено в Священном писании. Вы знаете из Священной Истории, что после потопа, по случаю оскудения плодородия земли, разрешено было людям употреблять в пищу животных чистых, т. е. не кровожадных, а питающихся растительной пищей. И это лишение жизни животных, для пищи человеку, не составляет греха, подобного истязаниям и мучениям животных. Животные не имеют безсмертной души, и для них нет вечной будущей жизни; со смертью для них все кончается, лишь бы только смерть их была мгновенная и без истязаний. Так, особенно в последнее время, и стараются закалать животных без мучительных для них страданий. Сюда же относится вопрос, по какому праву человек охотится за хищными и дикими животными? По тому же праву обезпечения и улучшения жизни человека, поставленного от Господа Творца, господином и обладателем всех земных творений. От хищных зверей человек защищает свою жизнь, свои стада и другое имущество. Диких животных, каковы, например, соболи, бобры, куницы, лисицы, белки, -человек убивает для пользования от них мехами. Но и здесь требуется от него благоразумие, умеренность и разборчивость в видах сохранения молодых и не могущих приносить для него пользы животных. К несчастью, ныне, от страсти к обогащению и к роскоши, так усилилось истребление особенно красивых и дорогих диких животных, что многим породам грозит совершенное истребление. Нельзя при этом, со скорбью, не сказать, что человек, по своей греховности и развращению, из всякого права, дарованного ему от Бога, склонен сделать злоупотребление, и всякий дар благости Божией растратить безразсудно и даже употребить себе во вред.

Есть в душах человеческих прирожденные добрые свойства справедливости, сострадания. Эти свойства особенно живы в сердцах неиспорченных детей. Они с горестью замечают обиды и незаслуженные оскорбления своих товарищей и подруг – и плачут вместе с ними. Эти прекрасные чувства пробуживаются в них и при виде страдания всякого живого существа: им жалко видеть ушибенного голубя, израненного котенка и т. под. Эти чувства в детях неиспорченных сохраняются надолго, с ними они возрастают и укрепляются вместе с другими добрыми свойствами, с развитием разума и житейскою опытностью. Они скоро понимают, что домашние животные, данные от Бога человеку в услужение, их сотрудники и, так сказать, товарищи во всех обстоятельствах и трудностях земной нашей жизни (Рим. 8, 19–22): лошади переносят нас на далекие расстояния и перевозят тяжести, что без них было бы для нас до крайности затруднительно; волы мерным шагом, с усердием, терпеливо тянут тяжелый плуг и также везут на полях снопы, на лугах – сено, и не спешно, но верно перевозят товары на отдаленные пространства, что было особенно у нас в ходу до построения железных дорог. Нечего уже говорить о том, что мы пользуемся от них, кроме мяса, кожами для обуви и других наших потребностей, – от коров – молоком, столь драгоценным для питания; от птиц, каковы куры, гуси, утки, – яйцами, перьями и пухом. Не должны ли мы эти дары Божии, сообщаемые нам в облегчение нашей земной жизни, принимать с благодарностью, а к животным, чрез которых их получаем, относиться со вниманием, заботливостью, справедливостью и, так сказать, дружелюбием. Не очевидно ли из этого, что невнимание к надлежащему содержанию домашних животных есть порок, а напрасные истязания их -преступление? И кажется, что животные, как будто понимают эту несправедливость, оказываемую им безсердечными людьми. Лошадь, упавшая на скользкой дороге от того, что дурно подкована, или от тяжести воза, от изнурения, робко взглядывает на хозяина, как будто с упреком и только, что не скажет ему: „за что ты меня бьешь?“ Что это правда, видно из того, как относятся животные к человеку, когда он их хорошо содержит и кротко с ними обращается. Они смело к нему подходят, окружают его и ласкаются к нему. Какой друг человеку лошадь – это знают конные воины, совершающие на них военные походы и выдерживающие сражения. Какой друг человеку корова, это знает вдова с малолетними детьми, которая зовет ее „кормилицей» своей семьи. А что касается до службы человеку собак, которые берегут хозяина, его стада от воров и хищных зверей, защищают от врагов, спасают от утопления малых детей и нередко идут за хозяином на верную смерть, – то это всем известно. Поэтому должно быть стыдно человеку, по неблагодарности оказывающемуся хуже животных, а отвечать пред Богом должно быть и страшно, так как исполнение пред Ним, нашим всеблагим Промыслителем и благодетелем, долга попечения о данных нам в услужение животных, и не трудно, и сопровождается очевидною для нас пользою и утешением.

Жалостливость, сострадание и любовь суть свойства драгоценные. Это дары любви Божией, уделенные душам человеческим при сотворении из безконечной полноты совершенств Создателя нашего, сотворившего нас по образу Своему. Дети должны беречь в себе эти чувства, так как они при небрежении и безпечности скоро утрачиваются, и прежде всего – при жестоком обращении с животными. Дети в раннем возрасте ближе к животным, резвятся и играют с ними. И вот когда избалованный и испорченный ребенок врывается в среду добрых детей и начинает бить и мучить маленьких животных, добрые дети обижаются и плачут. Но когда это повторяется часто, и дурных детей набирается больше, чем хороших, – и добрые дети привыкают видеть страдания животных, и незаметно начинают подражать дурным товарищам. Сначала муха и бабочка с ощипанными крыльями, лишенные способности летать и ползущие в полумертвом состоянии, возбуждают жалость в добрых детях до слез, но потом это становится для них делом обыкновенным. Они с любопытством смотрят, как дерзкие мальчики лазят на деревья, разоряют птичьи гнезда, вынимают яйца, выбрасывают неоперившихся птенцов, не взирая, на жалобные крики их родителей. Притупленное чувство уже не возмущается и при плаче товарища и подруги, а затем в толпе негодных детей поднимается хохот при падении человека, даже больно ушибшегося. Это толпа безсердечных детей насмехается над увечными, калеками, стариками и слепыми, заслуживающими глубокого сострадания и жалости. В дальнейшей жизни таких детей, становящихся юношами и зрелыми людьми, редко возстановляется это благородное чувство сострадания. При других пороках, овладевающих ими от распущенной безнравственной жизни, эта утрата жалости и сострадания увлекает их к преступлениям, которых бы они не совершили, если бы не были ожесточены сердца их. Так вор не крал бы из кармана путешественника его денег, если бы подумал, что он будет без них делать на чужой стороне, не имея возможности доехать куда хотел, ни домой воротиться. Грабители, нападающие на жилища мирных людей, не избивали бы целые семейства, не смотря на стариков и детей, если бы в них сохранилось чувство жалости. Наши тюрьмы и места ссылки не были бы наполнены убийцами, которые потом оплакивают совершенные ими безчеловечные обиды и злодеяния. Подумайте, может ли кто убить человека, когда он не привык убивать напрасно животное, или намеренно раздавить безвредное насекомое, потому только, что он имеет силу отнять жизнь у слабого создания? В Бозе почивший великий Архипастырь, Митрополит Московский Филарет, после служения в одном монастыре, вошел в келлию Архимандрита и увидел на окне тарелку с отравленными мухами, и, указав на нее Архимандриту, сказал ему: „вот ты попробуй оживить их!“ Что он внушал этим? То, что не надобно равнодушно отнимать жизнь ни у какого создания Божия, которой мы ему не дали, и отнявши не можем возвратить. Кто так мыслит и чувствует, тот не причинит ближнему обиды, а эта осторожность, в отношении к сохранению спокойствия и благосостояния ближнего, есть целая половина в исполнении Закона Божия, которая, по слову Спасителя, состоит из двух частей: любви к Богу и ближнему.

Счастливы люди, которые до зрелого возраста сохранили в душах своих детскую нежность, чувствительность и сострадание. Они и Богом любимы, и сами счастливы, потому что в душе их обитает мир и любовь. Молитесь, дети, Христу Спасителю, страдавшему и умершему за нас, для нашего спасения, чтобы Он благодатью Своею оживотворял души ваши и очищал сердца. За вами мало особых приставников и наблюдателей, но у каждого из вас есть Ангел Хранитель, приставленный к вам Христом Спасителем от крещения вашего, для вашего наставления и охранения от грехов и дурных примеров. Просите своего Ангела, чтобы он не отступал от вас. Какой друг может быть вернее и любовнее ангела небесного?

* * *

25

Наставление это написано по случаю избрания автора в почетные члены Харьковского отделения „Общества покровительства животным» в виде нравственного приношения на пользу общества.– Читано 14 июня при открытии курсов учителей одноклассных церковно-приходских школ Харьковской епархии.


Источник: Полное собрание проповедей высокопреосвященнейшего архиепископа Амвросия, бывшего Харьковского : С прил. Т. 1-5. - Харьков : Совет Харьк. епарх. жен. уч-ща, 1902-1903. / Т. 5 : (Дополнительный). - 1903. - VIII, 494 с., 1 л. портр.

Комментарии для сайта Cackle