Андрей Сергеевич Десницкий

Отец Геннадий Фаст

«Русь уходящая» – так советский художник Павел Корин некогда назвал свою картину. На ней были изображены в стенах Кремлевского Успенского собора монахи, священники, архиереи, отдельные миряне – такие колоритные типажи дореволюционной Церкви, которые теперь, казалось бы, навсегда должны были сойти со сцены, чтобы уступить место новой, советской России. «Последний парад осужденных историей на небытие» – такой приговор вынесло картине советское искусствоведение (выражение Г. Васильева). Им предстояло сгинуть в Соловках или, на худой конец, пойти в счетоводы.

Прошло чуть более полувека, и все опять переменилось: со сцены сошли как раз коммунисты-временщики, соборы были возвращены Церкви, и теперь на каждый праздник телевидение показывает богослужения в переполненных и богато украшенных храмах… Но не потеряли ли мы чего-то по дороге? Когда к голосу иерархов прислушиваются губернаторы и бизнесмены, когда священники – обычные гости на общественных мероприятиях, когда православным быть не только можно, но порой даже модно и удобно, мы вспоминаем свою «уходящую Русь» – тех, кто пронес огонь веры сквозь все гонения. Их всё меньше и меньше среди нас, но многие еще живы.

Генрих Фаст родился в семье глубоко верующих немцев-протестантов в 1954 году. Место рождения – село Чумаково Новосибирской области, где отбывал «вечную» ссылку после лагерного заключения его отец. После XX съезда семья была реабилитирована и переехала в Казахстан, где и прошло детство и юность Генриха. Там он учился на физическом факультете Карагандинского университета, но был изгнан с четвертого курса за двойку по научному коммунизму, а на самом деле – за веру. Впрочем, окончить курс Генриху удалось уже в Томске, в Сибири, с которой связана и вся его дальнейшая жизнь. В 1978 году он как успешный выпускник был оставлен сотрудником на кафедре теоретической физики. Но ненадолго: через полгода за проповедь Евангелия он и оттуда был уволен.

Параллельно с учебой шла в те годы у Генриха и другая жизнь. Протестантизм казался ему слишком сухим, и поиски истины привели его к знакомству со служившим тогда в Новосибирске протоиереем Александром Пивоваровым и с жившим в Алтайском крае исповедником Игнатием Лапкиным, уже отсидевшим за веру свой первый срок и готовившимся ко второму. Эти два человека, а также усиленное изучение церковной истории и творений святых отцов Церкви произвели в душе Генриха полный переворот, и на пятом курсе он принял крещение в православной Церкви с именем Геннадий. Как это нередко случается, человек, выросший в иной традиции и осознанно принявший Православие, принял его всерьез, так что отныне вся его жизнь была посвящена Церкви. Он был в 1978 году рукоположен в диаконы, в 1980-м – в священники, служил в Туве и Кемеровской области, но основным местом его служения стал Красноярский край. С 1983 года он оставался в небольшом городе Енисейске, где стал настоятелем старинного Успенского собора, а затем и благочинным Енисейского округа Красноярско-Енисейской епархии.

Благополучная церковная карьера? Да, в наши дни. А в 1985–86 годах, уже при Горбачеве (но еще до тысячелетия Крещения Руси, ставшего поворотным пунктом в политике партии), отец Геннадий семь месяцев был под следствием, ходил на допросы, примерял на себя лагерный срок по политической статье: одна бдительная прихожанка отнесла в органы книгу, которую дал ей почитать отец Геннадий. Книга была о новомучениках – изданная РПЦЗ «Трагедия Русской Церкви» Регельсона. Шили «клевету на советский строй», «антисоветскую агитацию и пропаганду». Но перестройка набрала уже свои обороты, так что до приговора дело не дошло.

Оставаясь в Сибири, отец Геннадий заочно окончил московскую семинарию и духовную Академию, в 1995 году защитил диссертацию на степень кандидата богословия по кафедре Священного Писания Ветхого Завета. И это не пустая формальность, он – автор нескольких фундаментальных научных трудов по библеистике: «Толкование на книгу Песнь Песней Соломона», «Толкование на Апокалипсис», «Этюды по Ветхому Завету. Руководство к изучению Священного Писания. т. 1 и т. 2″, «Толкование на книгу Экклезиаст«. В своих трудах он сочетает немецкую педантичность и аккуратность с глубоким вниманием к святоотеческой традиции, и без преувеличения можно сказать, что его книги по Библии – уникальное в современной России явление.

Впрочем, пишет он и книги для широкой аудитории: «Ты воскресни, птица Феникс!», «Небесная лествица», «Енисейск православный», «Свет и тени Голгофы», «Семь дней на Святой Земле». Только что в московском издательстве «Никея» вышла новая книга – «Кто Она для нас? Православное учение о Богородице». И не только пишет: за время своего служения он открыл десятки новых приходов и воспитал десятки священников, в том числе и одного из авторов этой статьи. При отце Геннадии создавались православные гимназии, воскресные школы для взрослых, пастырские курсы, одним из первых в стране он стал проповедовать в школах, университетах, тюрьмах и лагерях края. Сегодня это кажется нам вполне обычным для священника делом, но отец Геннадий был первым в Советском Союзе священником, вошедшим в «зону» не в качестве узника совести, а с проповедью истины. Это был 1987 год. Перестройка только начиналась, места заключения еще были полны тех, кто сидел за веру. Колонией, раскрывшей к ужасу администрации свои врата перед священником, была ИТК-16 под Уяром, знаменитый «Громадск». Он пришел навестить заключенного, который его когда-то ограбил, а после бесед с ним отец Геннадий ходатайствовал о его помиловании. С 1989 года он стал регулярно посещать окрестные колонии, в начале 90-х годов для него отворились двери и Енисейского следственного изолятора.

В те годы Церковь постепенно стала выходить из резервации, которую создало для нее коммунистическое государство, но далеко не все священники умели (да и хотели) говорить с нецерковными людьми на понятном им языке. Но отец Геннадий – служитель слова, проповедник и лектор, умеющий убеждать. В 1991-м ректорат лесосибирского Технологического института разрешил ему проведение открытых лекций по космологии. Студенты валом валили, и один из авторов этой статьи, к тому времени уже верующий, пригласил своего знакомого атеиста Сергея Гарденина пойти на одну из них. Сергей заготовил тогда вопросы, которые, как он думал, поставят в тупик лектора и покажут абсурдность веры в Бога. Через много лет Сергей признался: именно та лекция стала поворотной точкой его обращения к вере. После лекции они еще долго беседовали с отцом Геннадием, а через месяц Сергей уже поехал в Енисейск на свою первую исповедь.

Отец Геннадий с матушкой Лидией (бессменным регентом на клиросе) вырастили и воспитали пятерых детей. Все они живут и трудятся или учатся в родной для них Сибири: Кристина – кинодокументалист; Давид служил офицером в Дальневосточном военном округе, сейчас инженер-автомобилист в Красноярске; Марта экономист на одном из красноярских промышленных предприятий; Тавифа заканчивает обучение по специальности «искусствоведение». Самый младший, Стефан, только что завершил учебу в авиационном институте и будет работать диспетчером в Иркутске.

В 2004 году протоиерей Геннадий Фаст был награжден орденом преподобного Сергия Радонежского, но дело, конечно, не в наградах. Важно, чтобы продолжалось дело его служения, и потому многие надежды связывались с его назначением председателем епархиального Отдела религиозного образования и катехизации в апреле 2010 года, когда он был переведен из Енисейска в Красноярск и поставлен настоятелем одного из главных храмов краевого центра. Храму по его прошению был придан статус катехизаторского. Но без какого бы то ни было объяснения причин он уже в мае – всего через сорок дней! – был снят с этой должности и возвращен в Енисейск. Но этим дело не кончилось. В начале июля 2010 года в енисейском Успенском храме был зачитан указ управляющего Красноярской епархией архиепископа Антония о снятии отца Геннадия с должности благочинного Енисейского церковного округа и с должности настоятеля Успенского храма, после двадцати семи лет настоятельства.

Вам может быть интересно:

1. Мои ранние встречи с о. Сергием профессор Антон Владимирович Карташёв

2. Поучения благостного старца Клеопы епископ Афанасий (Евтич)

3. Диодор Тарсский профессор Алексей Иванович Сидоров

4. Святитель Иоанн Шанхайский "на людские нужды отзывчивый" епископ Александр (Милеант)

5. Г.В.Флоровский. Восточные Отцы IV-го века протоиерей Василий Зеньковский

6. Максим Грек, святогорец протоиерей Александр Горский

7. Паскаль. Аввакум профессор Георгий Петрович Федотов

8. Воспоминания профессор Константин Ефимович Скурат

9. Филарет Амфитеатров, Митрополит Киевский, как проповедник священник Георгий Орлов

10. Митрополит Антоний (Храповицкий) архимандрит Киприан (Керн)

Комментарии для сайта Cackle