Андрей Николаевич Муравьёв

X. Рождение, жертва и брак Исаака

Наконец, после столь долгих ожиданий, разрешил Господь безплодие Сарры, и в предсказанное время родила она сына столетнему Аврааму, который назвал его Исааком и обрезал, по заповеди, в восьмой день. Сарра, увидев однажды сына Египтянки Агари, смеющегося над её младенцем, убедила Патриарха изгнать отрока Измаила, чтобы не наследовал с сыном её, и хотя слова сии показались жестокими Аврааму, однако Бог велел ему исполнить волю Сарры, ибо в одном Исааке обещал даровать ему благословенное племя; потому заблаговременно и отделял избранный род сей от потомков рабыни. Агарь и Сарра, по толкованию Апостола Павла, знаменовали два завета, ветхий и новый (Гал. IV. 24).

Рано утром Авраам, взяв хлеба и мех воды, положил на плечи Агари и отпустил её с отроком Измаилом; Агарь заблудилась в пустыне, и когда оскудела у неё вода, положив отрока под одиноким деревом, она отошла, чтобы не видеть смерти его, и плакала горько. Но Господь услышал в пустыне голос плача; Ангел подкрепил её, указав источник и она освежила водой умиравшего от жажды отрока. Возросший Измаил стал жить в пустыне, и сделался стрелком из лука и отцом великого народа, по обещанию Божию, повторенному Ангелом Агари.

Вскоре Авимелех, Царь Герарский, видя благословение Божье, пребывающее на Аврааме, заключил с ним союз клятвенный, что, ради данного ему гостеприимства, не обидит он его потомства, и по жалобе Авраама возвратил отнятый у него колодезь, который был назван клятвенным. Авраам насадил при нем рощу, призвав имя Господне, и многие годы обитал пришельцем в земле Филистимской.

Ещё одно тяжкое испытание предстояло Аврааму, чтобы вполне обнаружилась твердая вера его в обетования Божьи; Господь, искушая его, велел ему взять единственного, возлюбленного сына, от коего обещал ему племя, идти в землю Морию, и там принести его во всесожжение, на одной из гор, которую ему укажет, и нимало не усомнился Авраам исполнить столь горькое повеление, разрушающее все его надежды. Рано утром он взял с собой двух рабов и Исаака сына своего, приготовил дрова для всесожжения и пошел в путь; на третий день, увидел издалека место указанное Богом. Тогда сказал он служителям, не веря сам истине слов своих: «останьтесь здесь, доколе возвратимся, а я с сыном пойду на поклонение Богу», и возложив дрова всесожжения на Исаака, взял с собой нож и огонь; вместе пошли отец и сын, жрец и жертва, но ещё не довольно было сего испытания родительскому сердцу. – «Отец мой!» воззвал к нему на пути отрок, идущий на жертву, и горько отозвался ему отец, готовый совершить её: «что, сын мой?» повторением сего сладостного имени, ещё сильнее воображая себе предстоящую утрату. «Вот огонь и дрова, спросил с детской доверенностью Исаак, где же агнец во всесожжение?» – и опять отвечал ему скорбящий духом отец, не зная знаменательной силы слов своих: «Бог усмотрит для себя агнца во всесожжение, сын мой»; – они безмолвно продолжали путь.

Когда же пришли на место, указанное Богом, Авраам создал жертвенник, разложил дрова, и связав Исаака, вознес его на жертвенник, а сам простер руку, чтобы заколоть сына своего; но здесь окончилось испытание Господа, не искушающего свыше сил человеческих. Ангел воззвал с небес: «Авраам, Авраам!» и запретил ему возлагать руку на сына, ибо познал Бог всю полноту веры, не пожалевшей единородного для исполнения заповеди. Авраам увидел овна, запутавшегося рогами в чаще леса, и принес его во всесожжение вместо сына.

«Мною клянусь, сказал ему именем Господним Ангел, за то, что Меня ради не пожалел ты сына возлюбленного, благословляя благословлю тебя и умножая умножу племя твое, как звезды небесные и как песок на краю моря, и наследует семя твое грады врагов твоих, и благословятся в Семени твоем все народы земные, за то, что ты послушался гласа моего.» Так возвратился Авраам к служителям своим, вместе с сыном, как обещал им, и поселился опять у колодезя клятвенного.

Принесение сына в жертву было торжеством веры Авраамовой и окончанием духовного воспитания отца верующих. Простота, с какой Моисей изложил происшествие столь поразительное, свыше всякого искуства, потому что он умел приблизить к нашему разумению такие чувства и деяния, для изображения коих недостаточен язык человеческий. – Апостол Павел называет повесть сию «притчею воскресения мертвых» (Евр. XI. 19) ибо смерть и воскресение Христово есть самое близкое и верное её разрешение. – Авраам, из любви к Богу, жертвует ему единственным сыном, и Бог из любви к человекам «не пощадил Сына своего единородного, и за нас всех предал его» (Иоан. III. 16. Рим. VIII. 32.) На Исаака возлагаются дрова, на коих должен быть принесен в жертву; Иисус же, несущий крест, потом и Сам возносится на кресте, и подобно как Исаак, в течении трех дней, закалаемый решительным произволением отца своего, приемлет жизнь свыше, так Иисус, умерщвленный по плоти, возстает тридневно из гроба. Жертва Исаака призвала обильнейшее благословение на потомство Авраамово, а жертва Христова привлекла безчисленные благословения на всю Церковь и весь человеческий род.

Немного лет спустя умерла Сарра, в земле Ханаанской, и Авраам, оплакав её, обратился от лица умершей своей к сынам Хетовым, чтобы как странник приобрести себе место для гробницы, в той земле, которая предназначена была его потомству. Долго не соглашались на то сыны Хетовы; уважая Патриарха как князя Божия в народе своем, они предлагали ему избрать себе погребальную пещеру; но отец Евреев не захотел смешать праха близких своих, с прахом чуждого племени, и купил ценою серебра место, предлагаемое ему в дар, утвердив свидетельством обладание оным на будущие роды.

Чувствуя старость свою, Авраам еще при жизни хотел устроить сына Исаака, чтобы, брачным союзом с иноплеменными, не смешался избранный род его. Клятвой обязал он домоправителя своего Елеазара, что не изберет Исааку жены Хананейской, но пойдет за невестой в родственную Месопотамию, и обещал Ангела путеводителя послушному рабу.

С десятью верблюдами и сокровищами господина своего поднялся в путь домоправитель, в город брата Авраамова, Нахора, и там, остановясь к вечеру у источника, молил Бога Авраамова споспешествовать ему. «Вот, я стою у источника, говорил в простоте сердца верный служитель, и дочери жителей города исходят почерпать воду: сделай, чтобы та, которая предназначена Тобой Исааку, когда попрошу её наклонить водонос и напоить меня, предложила бы мне напоить и моих верблюдов.» – Ещё не окончил он тайной молитвы, как вышла с водоносом Ревекка, дочь Вафуила, сына Нахорова, прекрасная лицом, и благосклонно напоила раба Авраамова и его верблюдов.

В благоговейном молчании внимал он, устроит ли Господь путь его? И когда напились верблюды, предложил деве золотые серьги и запястья, спросив её, кто она и есть ли ночлег в доме её родителей? – Услышав же имя родственное Аврааму, он благословил Бога, оказавшего милость господину его. Ревекка предварила своих о пришельце, и брат её Лаван поспешил к нему на встречу до источника, пригласил в дом, разседлал его верблюдов, и умыв ноги гостю, предложил ему трапезу. Но верный служитель не хотел прикасаться яствам, доколе не исполнит воли своего господина, и рассказав о данной им клятве, и тайной молитве у источника, спросил семейство Нахорово, согласно ли оно исполнить желание Авраама? Лаван и Вафуил приняли сей случай за дело Провидения и нарекли Ревекку невестой Исааку. Тогда домоправитель наделил её и все семейство богатыми дарами, и вкусил гостеприимной трапезы; на утро же просил отпустить с ним невесту, чтобы скорее исполнить порученное ему Авраамом, и Ревекка не убоялась ни дальнего пути, ни скорой разлуки с близкими, ибо чувствовала свыше тайное призвание.

Исаак обитал в пустыне, около кладезя видения Агари; однажды, когда при наступлении вечера, вышел в поле для размышления, он увидел вдали идущих верблюдов. – Увидела его и Ревекка и спросила служителя Авраамова, кто сей идущий к ним на встречу? Услышав же имя жениха своего, стыдливо опустила покрывало на лицо; Исаак ввел Ревекку в бывший шатер своей матери и, ради возлюбленной невесты, утешился о её кончине.


Источник: С.П.Б. В типогр. А. Бородина и К. 1842г.

Комментарии для сайта Cackle