Андрей Николаевич Муравьёв

II. Создание человека

При создании человека является особенный промысел Творца, о новом творении, долженствующем заключить и увенчать предшествования. – Господь Бог, прославляемый во Св. Троице, совещается Сам с Собою, и изрекает знаменательное слово, отличающее новую тварь от всех прочих, дабы чувствовала свое достоинство и стремилась от дольнего к горнему: «сотворим человека по образу Нашему и по подобию.» И сотворил Бог человека, говорит богодуховный писатель, присовокупляя еще: по образу Божью сотворил его. – Что же есть образ Божий, когда безконечность существа Божия поставляет Его вне и превыше всякого образа? – Апостол Павел «Сиянием славы Божьей, образом существа Его, образом Бога невидимого, называет Сына Божия, чрез Которого и веки сотворил.» (Евр. I. 2,3). И так вот по какому, особенно явственному божественному образу, создан человек, чтобы, по мере пребывания в праведности и святыне, являть и Его подобие: и это, при самом начале, уже объясняет, почему, когда повредилось сие подобие в человеках, то же самое творческое Слово, без Которого ничто не может быть создано, или обновлено, и тот же Первообраз, по коему они созданы, благоволил принять на Себя их померкший образ, чтобы возстановить в прежней славе.

Указав горний образ человека, бытописатель распространяется, о дольнем его происхождении: «Бог создал человека, взяв перст от земли, вдунул в лице его дыхание жизни и сделался человек душою живою»; но сие божественное вдохновение показывает только начало бытия души в человеке, а не делает её частицей Божеского естества, как заблуждаются некоторые по сбивчивому о том понятию: ибо безпредельно разстояние твари от Творца, и души живой, человеческой, от Божьего Духа животворящего. Глубоко объясняют Св. Отцы земное создание и возвышенное назначение человека: «когда совершен был мир Духов невидимый, и мир чувственный, небо и земля, – первый более близкий Божеству, как состоящий из одних разумных Сил, другой же, отдаленный грубостью своего естества: то подобало, говорит святой Григорий Богослов, создаться некоему соединению из обоих, для большего познания совершенств каждого естества, и создан человек, союз видимого с невидимым: подобало, ибо такова была воля Создателя, которая есть лучший закон: «изделие скажет ли художнику: зачем ты меня так сделал?» (Рим.IX. 20.)

О совершенстве первого человека, (вопреки суетных мудрований падших его потомков, которые хотят видеть, в праотце своем, постепенное усовершенствование от грубого животного начала), свидетельствует то, что когда Господь ввел его в рай сладости и привел пред лице его всех животных, то Адам дал имена всем зверям сельным и всем птицам небесным, свойственно их природе.

Когда же все животные, одно за другим, предстали первому человеку, названному Адамом в Св. Писании, (ибо там это одно и то же имя), не обрелся ему помощник, подобный ему. Тогда наложил Бог изступление на Адама, и во время сна, взяв одно из ребер его, исполнил плотью пустоту, и создал ребро сие в жену, которую привел к Адаму; Адам же воскликнул: «се ныне кость от костей моих и плоть от плоти моей, она наречется женою, ибо от мужа своего взята была.» Столь таинственно создание первой жены, из ребра первого человека, чтобы весь род человеческий, по своему происхождению, составлял одно тело и, при самом начале, уже естественно был расположен ко взаимной любви. Священный бытописатель влагает здесь в уста Адама, еще незнавшего отца и матери, но уже пророчески видевшего пред собою все грядущее потомство, знаменательные слова, которые повторил и новый Адам, Господь И. Христос, пришедший обновить род падшего праотца: «сего ради оставит человек отца своего и матерь и прилепится к жене своей, и будут два в плоть единую.»

Посреди рая, изрек над ними Бог первое благословение брачное: «раститесь и множитесь, и наполняйте землю, и господствуйте ею, и обладайте рыбами морскими, и птицами небесными, и всеми скотами и всеми гадами, пресмыкающимися по земле.» Однако, благословением брачным, Господь двух только и навсегда соединил в плоть единую, для произведения себе подобных во славу Творца; ибо рождение детей есть как бы непрестанное продолжение творческого дела Божия, и рождаемое нами не есть одна лишь плоть, одушевленная чувственной жизнью, но существо разумное: посему сколь священно должно быть для нас таинство брака, и сколь страшная дерзость похищать творческий дар, для низких страстей и неблагословенных рождений.

Когда таким образом совершились небо и земля и все украшения их, и окончил Бог, в день шестой, все творения, почил Он в седьмой день от всех дел своих, благословив и освятив его, ради сего таинственного покоя; и во свидетельство неразрывной цепи дней наших, со днями мироздания, чрез семь тысяч лет, продолжается святиться между нами день седьмой.

Святое Писание, в знак невинности первых человеков, говорит, что Адам и жена его были оба наги и не стыдились, и представляет блаженным их жилищем рай сладости, насажденный для них Богом на Востоке в Эдеме; оно определило и само место рая, четырьмя реками его наполнявшими из одного истока: Фисоном и Геоном, Тигром и Ефратом, что позволяет искать допотопного места рая в Месопотамии.


Источник: С.П.Б. В типогр. А. Бородина и К. 1842г.

Комментарии для сайта Cackle