Андрей Александрович Титов

Протоиерей Михаил Раевский (в своих письмах к О. М. Бодянскому)

Содержание

1234567891011121314151617181920212223242526272829303132333435363738394041424344

 

 

В книге для росписки посетителей Ростовского музея «Белой палаты» находится между прочим подпись: «Протоиерей Императорского Российского посольства в Вене Михаил Раевский, 28 февраля 1884 г.». Мог ли думать писавший эти строки, что не пройдет и трех месяцев, как рука, державшая перо, будет покоиться в могильном склепе, глаза, обозревавшие величественный памятник русской архитектуры XVII в., угаснут навсегда. Еще менее того мог думать покойный протоиерей, что в нескольких шагах от обозреваемого им места находятся его письма, писанные им в течение не одного десятка лет к известному профессору Московского университета Осипу Максимовичу Бодянскому. К сожалению, во время посещения о. Раевским нашего музея меня в Ростове не было, и по некоторым другим обстоятельствам я не имел возможности познакомиться с ним лично, хотя он в Ростове бывал неоднократно.

Пока еще свежа память о покойном протоиерее Раевском и в воспоминание посещения им Ростовской «Белой палаты», я помещаю здесь его письма к О. М. Бодянскому. Письма эти, по-видимому, не особенно интересны, но они составляют характерный материал для биографии двух славянских деятелей. Подлинная переписка находится в моем рукописном собрании, под № 1452, помещающемся ради безопасности в Кремле, в бывшей митрополичьей ризнице.

А. Титов

9 июня 1884 г.

Ростов, Яр

1

Почтеннейший Осип Максимович! Давно лежит у меня на душе ответ на Ваше письмо от 25 января. Дело по нему было покончено; поэтому я и откладывал писать Вам со дня на день. Остаток долга 10 гульденов 15 крейцеров (по ошибке двадцатью крейцерами больше) я получил по поручению Вашему от г. Гезена, и теперь все наши счеты кончены. А все ли вы получили книги? Мне крепко больно, если до сих пор еще не все нашлось, но, право, не я виноват, но рассеянный Ал. Федорович. Я аккуратен в пересылках, и никто по сю пору на меня не жаловался. Если вы хотите покупать книги, то покупайте теперь, потому что курс денег в Австрии для нас выгоднее, но покупайте только книги, в Австрии выходящие, а за книги, выходящие вне Австрии, вследствие того же курса, продавцы берут неслыханные деньги; например, за талер более двух гульденов. Напишете мне реестр, и я перешлю Вам теперь не через Гильфердинга. Благодарю Вас покорнейше за журналы, присланные с г. Гезеном. «Исторические записки» я роздал, но в «Русском вестнике» за 1858 год не досчитался книжек 1, 2, 3, 5, именно тех книжек, в которых помещались статьи Даскалова о Болгарии. Покорнейше и усерднейше прошу Вас пришлите мне эти 4 книжки. Да, если милость ваша будет, пришлите со временем этот журнал и за 1860 год. Здесь мы читаем его с жадностью, а теперь тем более, когда и «Беседы» нет! Я не знаю, чем могу служить за это. Сообщал кое-что, что было под рукой, а там еще посмотрю, когда буду разбирать библиотеку; найдется что-нибудь. Посылаю Вам приложение к «Летописи». Другой экземпляр «Летописи» передайте г. Хомякову. Простите. Желаю Вам преимущественно здоровья, при Ваших трудах и усердии, и остаюсь душевно Вам преданный, прот. М. Раевский. 15 июля.

2

Милостивый государь Иосиф Максимович! Благодарю Вас покорнейше за радушное московское гостеприимство Ваше и прошу извинения, что до сих пор не успел этого исполнить: рвалось сердце, но руку дела держали, а с пустыми руками мне не хотелось являться. Вот Вам несколько книг, какие до сих пор собрал. «Далматинского магазина» других годов не нашлось и не найдется. Прочие книги буду сбирать по временам и пересылать Вам, а теперь больше пакета не приходилось делать. Посылаю Вам через барона Гильфердинга, чтоб скорее дошло. Если же вам это не понравится, то напишите; тогда буду пересылать через Варшаву, как сказал, а Вас прошу всегда пересылать через Варшаву по данному Вам адресу. Прилагаю требуемый Вами списочек того, что лично получил от Вас. Покорнейше прошу, не лишайте нас пищи духовной. Счеты мы будем вести, не церемонясь. Что можно даром получить, то так и останется, а за что требуют платы, за то будем платить. За «Далматинский магазин» я заплатил 3 гульд. 40 кр., «История Черногории» – 1 гульд. 20 кр., за «Воеводство» 1 гульден; прочие даром достались, так и посылаются. Прошу вас купить для меня хорошую историю древней и новой русской литературы для меня с моими детьми. Более теперь не знаю, что просить. Критику на Вуково Евангелие одну книжку прошу передать Михаилу Петровичу Погодину, Канон Андрея Критского одну книжку генеральше (как на зло, теперь позабыл фамилию, где мы так приято провели вечер) и поблагодарить их за радушное ко мне гостеприимство. На совести у меня лежит Иван Николаевич Деньоглу. Ради Бога успокойте меня известием, что он простил меня. Виноват перед ним тысячу раз; но Вы видели, имел ли я время. Да продолжится знакомство наше, прошу Вас. Если хотите получить книги Чешской Матицы, дайте мне полномочие, я перешлю. Благоговею перед Вами и Срезневским за Ваши ученые подвиги и, познакомившись с Вами, увез с собой душевное удовольствие. Пишите, что у Вас нового. Остаюсь душевно Вам преданный, протоиерей М. Раевский. Вена, 16 января 1854 г.

3

Почтеннейший Иосиф Максимович! Посылаю Вам в третий раз книг и газет: газету «Невск» туне приял, туне и посылаю,


за «Зорю Галицкую» потребовалось 6 гульд.
прочие книги 2 гульд. 30 кр.
8 гульд. 30 кр.
+15
23 гульд. 30 кр.

Получили ли Вы первую посылку через барона Гильфердинга и вторую от Николая Ивановича Надеждина? И теперь, когда получите, напишите, чтобы я знал, что не по-пустому труд мой и усердие. Жаль, если все это не доходит. Теперь не имею времени писать, простите. Вам преданный Раевский.

26 марта.

Имеете ли Вы «Историю Галиции» Зубрицкого, которой выходит теперь последняя третья часть. Не нужно ли? Книга весьма полезная. Первые номера «Невска» после пришлю. 16 апреля 1854 г.

4

Почтеннейший Иосиф Максимович! Посылаю Вам Зубрицкого да Хрестоматию Гловацкого. Получил «Зорю Галицкую» за 1853 и 1854 годы в переплете. – Нужны ли Вам? Ответ пришлите в Петербург. Спешу! Завтра отправляюсь. Ваш покорный слуга, Раевский. 39 июня 1855 г.

5

Милостивый государь Иосиф Максимович! Сегодня получил я письмо от Вас и, не откладывая в дальний ящик, спешу рассчитаться. Вот книги, которые я посылаю Вам. 1)Архив, часть 2-я, кн. 1, 2. Часть 3-я из югославского общества. 2)Приметы на Вуково Евангелие. 3) «Geschichte von Montenegro Andpata». 4)Песнь радостного голоса. 5)Немецко–сербская грамматика. 6)Повесть о раскольниках. 7)Ответ патриарха. 8)"Невск» за прошлый и настоящий годы; «Зоря» за два прошлых года. Штуровы песни, Воеводство Сербское в Австрии, «Далматинский магазин»: 42, 43, 44, 46, 47, 50 и 51 годы; «История Сербии» Медаковича; «Перемышлянин»; «Лервак»; Исторический сборник. Больше не упомню. За иные книги я платил, за другие нет. В счете стоят 23 гульд. 30 кр. Первая наша корреспонденция была не удачна; всему злу, кажется, Николай Иванович Надеждин. Книги и газеты я посылал Вам через Срезневского, Гильфердинга и Надеждина; последний, видно и по письмам Погодина, никому ничего не посылал, даже о получении того, что было послано на его имя, не уведомил меня. Теперь как хотите? 1)Выписывать ли вам «Зорю» и за прошлый годы или нет? Она началась в 1853; в 1854 кончилась; в 1855 выходит не «Зоря», а сумерки, которых я просто не понимаю. 2)Послать ли Вам эти сумерки? К счету 23 гульд. теперь выписал (но еще не получил) по Вашему поручению «Историю» Зубрицкого – 4 части, все издание – 10 fl. 20 к. Приятель крайнский – 2 fl. 30 к. Семейная библиотека, выходящая вместо прошлой «Зори», 5 fl. Две последние посылаю, а Зубрицкого тотчас по получении. Всего за Вами 42 fl. – 24 руб. сереб. – 3 руб. сереб. за Шевырева 21 руб. Эти деньги перешлите Вы просто Измаилу Ивановичу Срезневскому. Вопрос. 3)Писали Вы раз и просили меня выслать Вам Челаковского 15 экземпляров. Письмо тогдашнее пришло ко мне через Строганова месяцев через 8, и после сентября я уже не знал, высылать или нет. Выслать ли? Вопрос. 4)"Невск» за прошлый год нужен или нет? Если нужен, пришлю, но тогда надо будет заплатить. За настоящий год Вы, без сомнения, получаете исправно, за него не нужно платить. Посылаю Вам еще книги от Шафарика, письмо Караджичу еще не передал, потому что он в Белграде, и почему не переслал, потому что случая не было, а по почте просил он меня не посылать. На все теперь есть ответ! Едва ли теперь что пошлю Вам до октября (кроме «Истории» Зубрицкого, которую вышлю), потому что еду через месяц в Петербург. Если что-угодно будет написать, напишите Измаилу Иванычу. Есть от Вас еще личные поручения, но их я не исполнил. Когда спроважу детей и поуспокоюсь, буду аккуратнее и все старые грехи исправлю; а теперь у меня их семеро на шее. Простите, обнимаю Вас. С октября давайте поручения тысячами. Ваш покорнейший слуга, прот. М. Раевский. Вена, 6/18 июля 1855 г.

6

Милостивый государь почтеннейший Иосиф Максимович! Вы имеете полное право сердиться на меня за неаккуратность мою. Приношу повинную голову и с нового года исправляюсь. Прошлые два года сидели у меня на хребте семейные заботы, теперь сын и две дочери пристроены; я спокойнее и не столько озабочен. С г. Гидьфердингом хотел прислать Вам книг и от него, и от Вукомановича и потому посылаю Вам реестр Ваш обратно. Напишите и пришлите мне новый реестр. Для меня теперь никаких книг покуда не надобно, но если бы Вы, желая сделать доброе дело здешним бедным студентам, вздумали присылать иногда для чтения им какие-нибудь старые журналы, которые часто в Москве любители просвещения под печку бросают, Вы бы одолжили их несказанно. Бедные просят русских книг для чтения – для языка, что имею, дам, прочитают и сидят сложа руки. Пришлите то, что вы бросаете, и питайте их от крупиц, падающих от трапезы богатого. Новости наши Вам перескажет г. Гильфердинг, их так много, что и писать не о чем. Умер бедный Штур. Это такой ущерб в славянском мире, который будет долго ощутителен. Спасибо ему за то, что оставил хотя несколько молодых людей словаков, которые подают хорошую надежду, и вот для таких-то людей я прошу иногда литературных крупиц от милости московской. Кланяются Вам все Ваши знакомые. Простите. Остаюсь душевно Вам преданный, прот. М. Раевский. Не сердитесь же! Вена, 20 января 1856 г.

7

Милостивый государь Осип Максимович! Вчера я послал к Вам через Измаила Ивановича «Невск» за январь месяц, но помнится, Вы просили меня присылать Вам и других газет. Вот посылаю я Вам теперь наши сербские австрийские газеты, две политические и две литературные, и думаю посылать Вам в течение года. О «Невске» будет речь после; а за эти четыре газеты на обмен не можете ли Вы прислать мне «Москвитянина» через Александра Федоровича Гильфердинга? Этот журнал Вы, без сомнения, имеете. Прочитавши, посылайте, и я то же буду делать со своими. А меня очень разлакомил на московские журналы Ваш «Русский вестник», который мы не только прочитали, но даже в пух растрепали. Мы получаем его. Есть слух, что у вас в Москве еще какой-то журнал затевается, а какой, не знаем. За неведением присылайте нам хоть «Москвитянина». Думаем, что Михаил Петрович все еще дышит духом славянства. Книги, которые я выписал для Вас по поручению г. Гильфердинга, еще мне не доставлены. Коль скоро получу, пришлю Вам. Что же Вы мне не присылаете нового реестра? Даже ближе сказать: что же Вы мне ничего не пишете? Или уже в пух рассердились на меня? Врачу, исцелися сам! И сами вы в переписке не бойки. Пишите-ка, что делает Москва православная. Теперь масляница. Я думаю кутить напропалую. Прекрасная в этом случае статья в «Вестнике» Соловьева. Кутит русский мужичек, а сам думает: пост наступит, надобно будет покаяться. И я каюсь при наступлении поста перед Вами и, принося повинную, жду решения, пребывая к Вам с истинным почтением и преданностью. Ваш покорный слуга, прот. М. Раевский. Вена, 22 февраля 1856 г.

8

Почтеннейший Осип Максимович! Посылаю Вам книги; которые получу еще, после пришлю, и «Далматинский» вновь вышедший «магазин». Деньги по счету, при сем прилагаемому, 15 р. 50 коп. перешлите Александру Федоровичу. Посылаю газеты и жду «Москвитянина»; в газетах найдете нечто о славянах, открытых Почичем. Да напишите что-нибудь! Остаюсь Ваш покорный слуга, прот. М. Раевский. 9 марта 1856 г.

9

Милостивый государь Иосиф Максимович! Письмо Ваше от 11 марта я получил, и вот ответ, во-первых, о книгах. Послал я Вам 3 тома «Истории» Сигизмунда и Лукашевича о костелах. Неимоверно дороги, как Вы видели из приложенного счета книгопродавца, 15 руб. 50 коп. Прочие книги: Польска веков средних и Лукашевича о школах заказаны, но еще не получены. Теперь присылайте список; буду аккуратен, потому что посредник наш Гильфердинг аккуратен. Второе – о газетах. Сербские пересылаю. «Невск» за прошлый год весь переслал, но таков Измаил Иванович, растерялся. За настоящий год № 1 требуйте у Измаила Ивановича. Ему послан, 2-й номер у Вас в руках, третий теперь посылаю. За прошлый же 1854 год заказал и обещал редактору не денег, но какую-нибудь книгу. Может быть, согласится. Пришлите что-нибудь из книг при случае. Польские же и словенские газеты закажу, равно и дубровницких писателей. Третье: книги, которые мне будет пересылать Шафарик, будут Вам доставляемы, но до сих пор ничего не было. Четвертое: счеты наши до сего года все кончены; от Измаила Ивановича деньги получил. Что будет в нынешнем году, сочтемся, когда все закажу и устрою. Насчет «Русской беседы» погодите. Я, кажется, буду ее получать, и тогда увижу, что для меня понадобится. Словом, счет впереди. Теперь посылаю Вам книги от Вука Вукомановича, газеты и от Загребского общества интересные книги, и за последние просят, как видите, у всех вас книг. Раздавайте и воздавайте той же мерой. А мне, бедному, право, нечем и заняться, времени нет, корреспонденция давит, но скажите: всем душевно готов служить моим родным, хоть Вы за меня работайте. Я хотя почитаю и тем довольствуюсь и радуюсь, на Вас глядя. Простите. Кланяйтесь Белокаменной. Остаюсь душевно вам преданный, прот. Раевский. 10 апреля 1856 г.

10

Почтеннейший Иосиф Максимович! Христос воскресе! Душевно поздравляю с праздником. Едва только успел пробежать Ваше письмо последнее, а отвечать не могу. С ног сбили Страстная и Пасха. Только выхожу из церкви, помолившись за Царя, говорят, вот письмо (Ваше) и курьер отправляется. Спешу отправить книги. Теперь остается только Лукашевича о школах по списку, оставленному г. Гильфердингом. Счеты прошлые кончены, а теперь за первые книги: 16 руб. 50 коп. за книги, «Невск», «Далматинский магазин», за теперешние, 10 руб. 50 коп. – 27 руб. Я пишу г. Гильфердингу, чтобы он купил мне книги на эти деньги и остальные передал моей жене в Петербурге, а Вы уже делайтесь между собой, я же только буду извещать Вас, что Вам послано и что стоит. Согласны Вы? Простите. Остаюсь Ваш покорный слуга, Раевский. 17 апреля 1856 г.

11

Почтеннейший и многоуважаемый Иосиф Максимович! Посылаю Вам при сем и остальные книги о школах. Теперь все прислано, что Вы поручили прислать г. Гильфердингу. Если что еще нужно, присылайте реестр. Может быть, впоследствии, исподволь, придется купить что и подешевле, но польские книги, вне Австрии выходящие, вижу – дороги. Теперь выписал для Вас из Любара «Новице», литературный журнал, и один польский литературный из Лемберга (польских литературных там выходит два), по-моему, лучший, а если нужно, и другой выпишу. Приятеля Е...ова не выписывал, под управлением попов он стал церковной газетой и выдает только проповеди. Гласника славянской словесности вышла первая связка и кончилась тем. О «Даниде» и «Observatore Dalmatino» писал Кукулевичу. О хорватских, scilicet дубровницких, списателях тоже писал. За теперешние книги пошлите г. Гильфердингу 12 руб. 75 коп. Посылаю сербские газеты и «Невска» № 4. Читал я Вашу статью о глаголице в «Русском вестнике». Хорошо, но одно данное не верно. Вукулевич на мою просьбу, если можно прислать глаголическую рукопись 1013 года, отвечал, что он ошибся, рукопись 1313 года, следовательно, тремя столетиями после. Я насчет этого думаю так, что глаголица существовала как народное письмо. Кириллица составлена Кириллом и Мефодием для Церкви, чтобы не мешать постного со скоромным. С принятия христианства начинается наша литература; двигатели ее были духовные, потому и пошла она в ход и распространилась шире глаголицы. Но были люди, которые для народа переписывали книги и народным языком. Поэтому есть глаголица хорватская, болгарская, чешская. Этим народным письмом могла быть сделана подпись и в афинском документе. Следовательно, глаголица старая, но как старше – не знаем, а не распространялась она и не имеем мы памятников ее, старше Кирилловских, причина та, что и писать ею было нечего. Народ был невежда сый. Если не отвергнем черты и резы, договор крайнцев... Но я профан. Вам и книги в руки. Прощайте. Остаюсь душевно Вам преданный, прот. М. Раевский. Вена, 8 мая 1856 г.

12

Почтеннейший Иосиф Максимович! Посылаю Вам газеты, продолжение прежних. Ей, ей, все не соберусь выписать «Новице» и «Dziennik literacky». Простите исправлюсь. Вышли книги: 1)."История Черногории» Милаковича, бывшего издателя «Черногорской кириллицы» и секретаря владыки Петра II-го, книга, стоящая внимания. 2).1-я часть «Лексикона» Линде; прочие книги печатаются, цена всего издания около 14 рублей. Не угодно ли? «Лексикона» Линде не угодно ли и другим кому? После подписки цена возвысится. Теперь «Observatore» далматинского не нужно, потому что послал Вам о славянах брошюрой. Прибавлений к «Новинам» не выходит. Книги от Вас получил и благодарю, особенно за болгарские песни. Книгу Гильфердинга отдал епископу М., который вспоминает о Вас и Вам кланяется. «Раут» отдал Кузмани, нынешнему декану Богословской лютеранской семинарии в Вене; комедии – молодым студентам; прочие книги разослал по надписям. Вена есть бездонная яма: сколько чего ни присылайте, места будет. Простите. На этот раз довольно. Остаюсь Вам душевно преданный, Раевский. 27 июня 1856 г.

13

Милостивый государь Осип Максимович! Вот евангельские волхвы, пришедшие от стран единоплеменных и единоверных поклонитися Царю Российскому, видяще звезду его на севере, два торговца, сербы из Триеста, люди уважаемые здесь, которые оставили все и пришли посмотреть на коронацию. Покажите им, Осип Максимович, нашу Белокаменную, введите их во круг братии, чтоб любовь их к нам нашла пищу себе и укрепляла их душу. Эту услугу Вы окажете всему народу славянскому. Ваш покорный слуга, прот. М. Раевский. 7 августа 1856 г.

14

Почтеннейший Иосиф Максимович! Посылаю Вам счеты и книги. Г. Кукулевич одну купил, другие посылаем Вам в дар, и потому за них я заплатил только три рубля. Газет, что имею под рукой, посылаю. Теперь прошу Вас покорнейше за сербские газеты пришлите мне «Русский вестник». Посылаю книгу Миклошича от него Вам в дар. Из дубровницких писателей не достает еще две–три книги, но их нет в Аграме, а потому Кукулевич, отправившийся в Далмацию, там хотел купить их. Прочие книги соберу и пришлю после. Если нужен «Сербский летописец», то его за последние года можно получить. Есть кое-какие статейки из новой истории. Пишите о Ваших новостях. Счеты верны. Благодарю покорно за присланные книги. С душевным почтением остаюсь Ваш покорный слуга, прот. М. Раевский. 16 августа 1856 г.

15

Милостивый государь Иосиф Максимович! Прошу Вас, напишите мне, получили ли Вы Вашего Гуса и Иеронима от Федора Ивановича Гильфердинга. Если нет, напишите, чтобы Вам их выслал, и получили ли письмо, в этом пакете положенное? Напишите, какой последний номер прислал я Вам «Невска». За сербские газеты пришлите мне вместо платы «Русский вестник», что вышло и что будет выходить. Спешу послать. Курьер колотит в затылок. Ваш покорнейший слуга, Раевский. 27 ноября 1856 г.

16

Милостивый государь Иосиф Максимович! Поздравляю Вас с новым годом и желаю Вам здоровья и всякого счастья. Вот Вы и замолкли, а пора бы Вам кой о чем мне ответить. Например, получили ли Вы еще в августе посланные Вам через господина Гильфердинга книги Гуса, Иеронима и другие? Теперь год прошел; сделаем расчет. Послал я Вам однажды хорватских писателей. Часть их была Вам подарена;


за другие заплатил: 3 руб.
Dudik стоит 3 руб. 30 коп.
Моравския песни 2 руб.
Гус и Иероним 28 руб. 70 коп.
Посылаю теперь Лелевеля 36 коп.
Всего 37 руб. 36 коп.

Прошу Вас послать эти деньги в Петербург Волковско-Кладбищенской православной церкви священнику Глебу Егоровичу Лебедеву. Теперь посылаю Вам, кроме Лелевеля, окончание газет: «Сербский дневник», «Седмица», «Световид»; «Светогор» 3-х или 4-х номеров не получено, но я напишу, чтобы мне их выслали, и тогда пришлю; «Невска» не присылаю по той причине, что не знаю, сколько номеров было прислано за этот год Вам; напишите, и тогда последние номера будут высланы. За все эти прошлогодние газеты пришлите мне прошлогодний «Русский вестник» и, если хотите, упомянутые газеты, и на следующий год присылайте «Вестник» же. Если на следующий год желаете иметь «Новице», «Денник литерацкий», выходящий во Львове, а может быть, и вновь появляющиеся «Сербкие новине» из Белграда, то и их я буду высылать, но только за них надобно будет платить. Если угодно, и за прошлый год вышлю две первые газеты; только рцы слово, и исполнит отрок твой. Писал я Вам раз, не угодно ли «Историю Черногории», вышедшую в прошлом году, сочинение Милаковича, бывшего секретаря при Владыке Петре (не Медаковича). Вы мне ничего не ответили. Располагайте мною, как и прежде, да попросите только Гильфердинга-отца, чтобы, за отсутствием сына, не отказывал он мне в милости присылать Вам через него газеты и книги. Прощайте. Остаюсь с истинным почтением и преданностью Ваш покорный слуга, прот. М. Раевский. 6 января 1857 г.

17

Почтеннейший Иосиф Максимович! Сегодня я Вам отправил все газеты (кроме одной) за прошлый год и не хотел было писать, потому что, право, нет времени, но книгопродавец требует денег. Прислал мне счет гульденов в 400, из коих Ваших до 300 гульденов. Ни счета Вам послать нельзя, потому что общий, ни денег заплатить нельзя, потому что в нем, т. е. в счете, трое участников, развяжите вы меня! Пришлю счет после; увидите, что и что стоит. Вам душевно преданный Раевский. 9 января 1857 г.

18

Милостивый государь любезнейший Осип Максимович! Письмо Ваше получил и отвечаю присылкой книг, сколько мог собрать и найти в Вене; именно посылаю теперь: 1)«Сербский дневник» и «Седмицу» четверть года и всегда буду присылать через три месяца вместе; 2)»Невск» – требуемые Вами номера, кроме четвертого, о присылке которого писал уже Кукулевичу. Помню верно, что этот номер был Вам послан, но не считаюсь, желая исправиться и посылать разом. «Световида» пришлю после, равно и номера этой газеты недостающие, о чем уже сделаны распоряжения; 3)Евангелие Матфея, Миклошича, составленное по его крайнему разумению, а не по списку какому-либо. Если свв. Кирилл и Мефодий не написали так, то они были профаны, не говоря более худого слова; они так бы должны были писать; 4)«Забавное чтение» Тимичека – в дар от сочинителя, – в самом деле, презабавное чтение, но этот, по крайней мере, прямо в заглавии высказался; 5)Глаголицкие фрагменты, тоже дар Вам Шафарика; 6)Копитаровы малые сочинения, – эту первую вновь вышедшую часть купил для Вас motu proprio; 7)»Die Vorreformatoren – Wiskly»; 8)"Enca Seluio»; 9) Bopp «Vergleichende Grammatik» (Band) Hälfte. Прочие книги, журналы и газеты заказаны и будут присланы после. Тогда и счет сделаем. Хотел было сегодня же послать Вам «Österreiche Kunst und Literatur Blatt», чтобы вы знали, какие у нас в Австрии выходят книги, но перемешался и послал Измаилу Ивановичу. Книги Ваши все мною получены, и благодарю Вас за «Вестник», равно за историю Сербии и Вельтманову карту. Кому что следовало по подписи, все разослал или раздал. «Вестник» прошу присылать хоть книжек по шести, т. е. раза четыре в год, чтобы не лишиться интереса и новости. Получили ли посланные Вами за книги деньги в Петербурге, не знаю, но думаю, что получены. Виноват этому недоумению мой петербургский корреспондент. Биография Ненадовича, сколько я слышал, отдельно книжкой не выйдет, потому что не полна. Насчет «Русской беседы» не думается мне, чтобы она могла выходить по книжке каждый месяц. Лучше, кажется, если бы пока оставались при старом. Теперь прекрасные там будут помещаться статьи и из наших стран. Я получаю этот журнал, но за настоящий год не получал еще его. Простите. Остаюсь душевно Вам преданным, готовый к услугам, прот. Мих. Раевский. 21 апреля 1857 г. Я сделал большое путешествие по Италии, Франции и Рейну, чего и Вам желаю.

19

Милостивый государь почтеннейший Иосиф Максимович! Посылаю Вам два пакета от Вука, один для Вас, а другой для М. П. Погодина, вновь вышедший «Извор» из «Повестнице» в дар. Теперь остаются Линде Черногорская история и Лелевеля 4 части. При присылке их и счет сведем. Если что хотите еще, пишите. Если бы г. Кошелев попросил у Вас денег на покупку мне книг, сколько нужно, одолжите. Остаюсь душевно Вам преданный, прот. М. Раевский. 8 мая 1857 г.

20

Милостивый государь любезнейший и почтеннейший Иосиф Максимович! Письмо Ваше с Иваном Николаевичем Деньоглу получил и поручения Ваши почти все исполнил. Теперь у меня лежат огромных четыре пакета книг и ожидают отправки, постараюсь отправить еще с пароходом. Прежний заказ книг отправлен уже давно, в числе которых и Линде. «Историю Черногории», точно будто предчувствовал, не покупал и не посылал. Все хочу кончить и раз хотя с Вами сосчитаться, но едва прихожу к концу, смотрю – другое поручение. Есть книги, которых не сыскал на месте, и потому счета с книгопродавцем еще не кончил, но нужно денег. Прошу денег, пришлите поскорее денег. В прошлое поручение, окачивающееся «Лексиконом» Линде, истратил до 60 гульденов. Теперь прислали счет в 200 гульденов, да за книги ожидаемые придется заплатить хоть гульденов 40, а может быть и более, итого меньшим числом приведено в 300. Если же Вы намерены и впредь, что предвидится, давать поручения, то пришлите хоть сот пять гульденов, или сто три рубля. Рассчитаюсь с книгопродавцем, пришлю и счеты его, и расчеты денег. Насчет книги Лелевеля извольте прочитать письмо Жупенского к здешнему книгопродавцу и тогда разрешите вопросы. «Нотицы» к Архиву и Академические заседания за этот год наберу. Не лучше ли их брать по окончании года, чтоб теперь не смешаться? Погодите теперь присылать поручения, пока разочтемся. У меня много поручений; память разбита, как Каменского грамматика у школьника. А скоро ли разочтемся, зависит от Вас. Теперь-то пойдет работа в Московском историческом обществе. Рад, только помоги Вам Бог. А не будет ли Общество присылать от своих трудов дара в Белград и Аграм? У нас блажени нищии! Простите! Отвечайте скорее и чаще, что получаете, чтобы мне с толку не сбиться. Остаюсь душевно преданный, прот. М. Раевский. 1857 г., 11 августа. Сейчас получил книги от Вас: 10 № «Вестника» и «Рассуждение», на взгляд толстое, Майкова, да еще три пакета за печатью министерства внутренних сношений, с надписью на мое имя, для доставления мужику Клонотельскому. Что на лицо? Не знаю. Надобно будет писать и спрашивать. Благодарю за посылку: есть что почитать.

21

Любезнейший Иосиф Максимович! Сегодня через Гильфердинга посылаю Вам еще два тюка книг и один Кошелеву, от которого вы получите Витклифа и Codex diplomaticus Lusatiae. Витклиф дорог, но издание одно, 1853 года, и Вы это издание спрашиваете. Насчет Denktafel über Mahren посылаю письмо книгопродавца; прочитайте и решайте, выписывать ли. Читанные пошлю в будущую среду. Винц. Пиля, «Подрож» Нечицевича, две книги Über Waldenser еще не получил, Szainocha один экземпляр посылаю теперь Кошелеву. Он стоит 15 гульденов; посмотрите и напишите, выписывать ли Вам; стоит 15 гульд. Удивительно, как дороги здесь польские книги. Насчет изданий Жупенского послал к Вам письмо книгопродавца, но ответа от Вас не получил. Вот все о книгах. Больше книг не буду выписывать, пока не расплачусь с книгопродавцем, и потому присылайте деньги. Пишу это не потому, чтобы Вам не верил, сохрани Бог! Но при разнообразии поручений и занятий мешаюсь в счетах, а здешние господа как раз надуют, да и денег столько не имею, чтобы за всех заплатить, а после рассчитываться. Благодарю Вас за «Вестник», за сочинение Майкова; последнее произвело здесь изумительное впечатление. Вук наотрез сказал, что здешним ученым и не придется написать такое сочинение, и хочет послать Майкову свои книги в знак признательности. Братцы! До которых пор Вы не будете посылать разбора подобных сочинений и летописи Вашей деятельности, например, в «Augsburger Allgemeine Zeitung»? За незнанье, как дела делать, вечно немец останется ученым, а русский невежей, Миклошич – светилом славянского мира, а Востоков, Бодянский. Срезневский будут киснуть. Да и славян-то Вы хоть бы заинтересовали, а то дожидаетесь, пока они будут читать по-русски! Читают по-русски из них одни только избранные ученые. Газеты пошлю Вам в другой раз, когда побольше наберется. Простите. Обнимаю Вас. Душевно преданный, Раевский, 25 сентября 1857 г.

22

Почтеннейший Иосиф Максимович! Посылаю Вам еще книги. Пожалуйста не замедлите прислать мне денег в уплату их, как писал я Вам о том прежде. Посылаю письмо книгопродавца; присылайте ответ и опять денег. Просил моего родного племянника, который живет у Вас с полком в Москве, явиться к Вам. Если бы понадобилось кому за него какое слово сказать, не откажите. Парень славный. Прощайте. Ваш душевно преданный, Раевский. 26 октября 1857 г.

23

Милостивый государь Осип Максимович! Пришлось мне напомнить Вам в третий раз о том, о чем при наших отношениях я и не предполагал ни разу напоминать Вам. Сделайте одолжение, пришлите мне теперь немедленно деньги за купленные мною Вам книги. Прошло более полгода, как книги Вам посланы. Я не имею сумм уплачивать чужие долги, а кланяться книгопродавцам, которые бомбардируют меня чужими счетами, мне, на моем месте, не приходится. Счет Вам послан, к нему приложен после один только том «Лексикона» Линде. С истинным почтением имею честь быть Ваш покорнейший слуга, прот. Мих. Раевский. Вена, 7 мая 1858 г.

24

Почтеннейший Осип Максимович! Вот теперь от Вас и писем нет, что значит завидеть счеты! Книгопродавец меня, на моем месте, беспощадно мучил письмами, так что Ваш долг я ему уплатил. Неужели Вы не можете подумать, что я живу тоже одним жалованьем, что денег готовых у меня для других нет? Бог с Вами. Служи после того своим друзьям. Иным, кажется, как бы не поверить! Ваш покорнейший слуга, протоиерей Михаил Раевский. 19 июня 1857 г.

25

Милостивый государь Осип Максимович! Вексель, присланный Вами, и деньги по нему я давно получил, но не отвечал за недосугом и припадками болезни. За вашу неаккуратность и несвоевременную присылку денег Вы и без меня наказаны, и поэтому я Вас, уж как лежачего, и только потому, не бью. Дело вот в чем. Вы прислали мне вексель à trois mois de date, поэтому Штамец с меня за эти три месяца вычел по 5 процентов. В этом вы считайтесь с Вашим банкиром. Второе (смотрите на Ваш второй вексель), вместо гульденов convenzions münze, вексель Вам дали на нынешние наши гульдены. которые тоже стоят пятью процентами меньше прежних. Тут пеняйте на австрийское правительство. Одним словом, вместо 447 гульд. и 36 крейцер. C.M. я получил от банкира 425 гульд. и 50 крейцеров. Уплативши долг 286 гульд. 30 крейцеров, у меня в итоге остается теперь, следовательно, 139 гульд. 20 кр. C.M. (а не 161 гульд., как Вы рассчитывали), или 146 руб. 30 коп. Нравоучение из этого расчета следующее: присылай деньги в свое время и смотри за банкирами. Насчет не дошедших до вас «Not. blatt» 1857 и 2-го тома Боппа я писал Александру Федоровичу Гильфердингу и в редакцию «Русской беседы» (там и сами Вы справьтесь). Если же они пропадут, тогда опять я вины на себя не принимаю. Вы написали мне об этом уже через год. Напишите, когда не отыщутся: тогда вновь куплю и пришлю. Книги, издаваемые Академией, теперь я не посылаю, желаю прежде знать, кому Вы их покупаете, Обществу или себе? Если Обществу, то не лучше ли бы Обществу посылать в здешнюю Академию свои издания, а Академию просить присылать взамен свои по филолого-историческому факультету? Это бы было дешевле, потому что издания Академии, как видите, дороги. Напишите мне об этом, и тогда уже я пошлю Вам книги. Благодарю Вас за присылку двух книг «Чтений». Многие статьи я прочитал с удовольствием; а «Русского вестника» Вы мне уже не посылаете? Пришлите хоть оставшиеся две последние книги за 1857 г. «Невск» Вам посылаю и «Люмир» от Ганки, а «Дневник» и «Седмицы» не выходят. Теперь редакция «Русской беседы» будет получать почти все славянские газеты. Не имея возможности более ни стоять, ни сидеть, оканчиваю письмо, поручая себя Вашей прежней дружбе. С душевным почтением и преданностью остаюсь Ваш покорный слуга, прот. М. Раевский. 1 декабря 1858 г. На будущее лето получил отпуск и надеюсь побывать в Москве.

26

Любезнейший Осип Максимович! Посылаю Вам счет всех купленных мною Вам и посланных через Александра Федоровича Гильфердинга книг. Из счета видите, что у меня Ваших денег остается только 11 гульденов и 65 крейцеров. Больше книг не буду покупать, пока не пришлете еще списка нужных книг (по-прежнему все куплены) и денег, а деньги пересылать теперь очень выгодно, когда дают почти по два гульдена за рубль. Если бы меня и не было здесь, письма все же будут до меня доходить. Посылаю Вам разные книги и газеты. Может быть, месяца через два увижусь с Вами в Москве и обниму вас, а теперь остаюсь по-старому Вам душевно преданный прот. Раевский. 21 апреля 1859 г.

27

Почтеннейший Осип Максимович! Пересылаю Вам манускрипт, письмо и несколько книжек от Якова Федоровича Головацкого. Ему бы очень хотелось, чтобы этот манускрипт нашел место в Ваших известиях, но Вы лучше можете судить об этом и распорядиться им, оставляю на Ваше усмотрение. Очень жаль, что Вы не сполна еще получили Ваши книги. Не я причиной, но Александр Федорович Гильфердинг, так думает и Владимир Иванович Ламанский. Он думает, что видел эти книги у Гильфердинга, и по его рассеянности они попали вместо Вашего в его шкаф. Требуйте от него, а я с своей стороны желал бы получить от Вас «Русскую беседу», если не за настоящий 1859, то, по крайней мере, остающиеся № 1, 2, 3, 5, 22, 23, 24 за прошлый год. Без начала и конца нам-то год не год, книга не книга. А что желаете получить через меня, всегда готов к Вашим услугам и не запечатаю только, но, если угодно, засмолю книги, лишь бы до Вас дошли. Желаю здорово вступить в новый год и здоровым оставаться на будущий и дарить русскую и славянскую публику Вашими высоко ценимыми известиями, которых, впрочем, давно мы не видали. Остаюсь душевно Вам преданный, прот. М. Раевский. 7 декабря 1859 г.

28

Высокоуважаемый Осип Максимович! Браунмюллер прислал мне после нового года счет и требует с меня 13 гульд. 50 кр. за 9 часть «Denkschriften». По моей книжке видно, что я ему не уплатил и уплатить не мог, потому что у меня не было столько Ваших денег; по счету, на котором пишу, тоже видно. Но помнится мне, что я Вам послал счет Браунмюллеров в натуре, и там его рукой было написано, что он деньги и за 9-ю часть получил, помнится и то, что я Вам об этом сам лично говорил. Пришлите мне, прошу Вас, поскорее Браунмюллера счет, если он у Вас еще цел и если его рукой там написано, что деньги за 9-ю часть получил. Если же на этом счету это замечание приписано не его, а моей рукой, то дело вот в чем: при расчете с Вами у меня оставались Ваших денег 11 гульд. 65 кр., которые я и положил заплатить за 9-ю часть, но после вижу, я получил от того же Браунмюллера для Вас продолжение Zinkeisen'а и заплатил ему 8 гульд., о которых забыл и которые почитал уплаченными за 9-ю часть «Denkschriften». Выведите меня поскорее из заблуждения и напишете, с присылкой расписки Браунмюллера, в чем дело.

Получили Вы наконец все книги от Гильфердинга? Получили ли манускрипт документа об Унии?

Поздравляя Вас с новым годом, остаюсь душевно Вам преданный, Раевский. 29 декабря 1860 г.

29

Душевно уважаемый Осип Максимович! Виноват я перед Вами и крепко виноват. Представляю повинную голову и прошу только о прощении без всяких извинений. Растерялся я при своих хлопотах и не знаю теперь, как собрать и умилостивить своих знакомых. «Лексикон» Линде вышел вполне; всего 6 томов. Получивши Ваше первое письмо, я сейчас послал за 4 и 5 томом и получил их, получаю Ваше второе письмо: здесь нашел поправку (как и у меня теперь случилось, где пишите, что четыре тома уже получены Вами). Нужно было снова посылать во Львов, и теперь вместо 4-го ожидаю 6-й. Пришлю Вам их при первом случае. Благодарю Вас за присланный «Вестник» 1860 года и прошу Вас сказать мне, присылать ли Вам славянские газеты по истечении года или полугода или только ограничиться присылкой некоторых книжек.

«Чтений» Вы прислали только 6 книг; последняя – 2-й том 1859 г.

Новостей у нас много, но они совершенно не так зловещи, как вам представляются и представляют ваши газеты. Описывать Вам всего не достанет мне повествующу лета, но Вы будете, разумеется, читать «День», и там увидите наше положение. Хотим, хоть бы Иван Сергеевич стал на настоящую точку зрения суждений о славянских делах, а то вы всякого врага немецкому правительству считаете другом славян и не подозреваете, что они для славян еще опаснее. Заблуждаетесь, и крепко заблуждаетесь. Так запутаны здешние дела, что надобно быть на месте и видеть все, чтобы понимать их, а так по газетам на выдержку вы ничего не поймете.

При отсылке «Лексикона» буду в состоянии подробнее Вам писать, а теперь прощайте. Остаюсь душевно Вам преданный, Раевский. 24 октября 1861 г.

30

Душевно уважаемый Осип Максимович! При наступившем у нас празднике тысячелетия проповеди Кирилла и Мефодия много теперь появляется о них разных мелких сочинений. Пишут все римо-католики и лютеране, пишут в духе Римской церкви. Это подало мне мысль предложить зятю моему написать критическое исследование о жизни и деяниях святых славянских проповедников, чтоб жизнью, делами и учением их, первое, доказать, что они держались Восточной церкви и сношения их с папой были только юридические, и, второе, опровергнуть все толки противников. Слышал я, что Вы что-то пишете о Кирилло-Мефодиевской литературе или занимаетесь указаниями на источники их монографий. Прошу Вас покорнейше указать нам:

1).Какие источники есть и какими нужно воспользоваться для совершения предпринятого нами дела?

2).Где эти источники? Какие у Вас только можно найти и какие у нас?

3).На какие источники особенное нужно обратить внимание?

Много здесь есть брошюр и разных статей, но больше голословие. Исследований мало. Прошу Вас, пособите нам. Если дело удается, мы переведем его и на немецкий язык.

Послал я Вам через Аксакова Газету Кирилла и Мефодия и «Словесность», последняя Вам будет, надеюсь, полезна, и буду присылать их и далее. Чем могу Вам служить, скажите. Давно не давали Вы мне никаких поручений.

Праздник наш будет в Велеграде 5 июля. И тут славяне разделились. Одни уже отпраздновали по церквам 14 марта, другие только собираются праздновать. 5 июля, можно сказать, будет общий праздник. Православные празднуют 11 мая, куда и мы приглашены. Не навестите ли Вы нас? Очень бы были рады.

Желая Вам сил, здоровья и радости, с истинным почтением и глубокой преданностью остаюсь Ваш покорный слуга, прот. М. Раевский. Вена, 10 апреля 1863 г.

31

Душевно уважаемый Осип Максимович! Давно я не писал Вам, даже не отвечал на письмо Ваше от прошлого мая чуть не прошлого года. Право не было ничего писать Вам! Но теперь опять обращаюсь за советом и наставлениями. После Вашего письма зять оставил писать о Кирилле и Мефодии, тем более что и из Академии удовлетворительно на этот предмет ему не дали ответа. Подумали, подумали, избрали другой предмет, о чешских братьях, отправляясь с Гуса, проследить их начало и историю, с указанием прежде на остатки Православия, а потом на бывшие у них попытки сближения с Восточной Церковью. В последнее время об этом писал Палацкий; нашел он указание и на других исследователей этого предмета, как старых, так и новых; читает, перечитывает, но ум хорошо, два лучше. Не можете ли и Вы указать ему на такие источники, которые могли ускользнуть от его внимания или не могли быть ему известны? Нет ли, не сделано ли каких по этому предмету исследований нашими учеными? Где и когда? Много Вы нас обяжете этими указаниями. С любовью и охотой он принялся за этот предмет и, надеюсь, хорошо его обделает. Не откажитесь сообщить мне Ваши указания.

Ничего не пишу Вам о том, что здесь делается. Времена теперь не такие, чтобы Вы не знали о наших новостях из ваших газет. Разве одно Вам не известно. В этом году Вук Караджич празднует 50-летний юбилей своей литературной деятельности. Не выскажется ли ученый русский мир каким-либо реальным к нему приветствием? Много у него неизданных дел и записок, целый том песен ожидает печати, а средств на это нет; я уверен, что «звонкий твой привет» был бы ему дороже всех дипломов. Что скажет нам Москва?

О газетном перевороте в Чехии Вы уже знаете. Давно бы пора кому-нибудь приняться за ум, потому что из молодой интеллигенции такая вышла дрянь, что не только слушать, но и смотреть гадко. Впрочем, и то сказать, откуда здесь можем учиться знать славянское дело, быть славянами? Газеты все в руках жидов, кто более заплатит, так в пользу того и пишут. Платили поляки хорошо, писали в их пользу; перестали платить, перестали и о них писать. Мы не только не имеем своего органа в Европе, но не подумаем исправить литературных конвенций. Датских и шведских книг здесь больше найдете, чем русско-славянских. Всего не перепишешь. Вы давно не были у нас; Вам нужно сюда приехать. Непростительна такая неповоротливость; собирайтесь скорее. С истинным почтением остаюсь, желая Вам счастья и здоровья в новом лете, Вам душевно преданный, Раевский. Вена, 24 декабря 1863 г.

32

Почтеннейший Осип Максимович! Очень жалею, что не видался с Вами на обратном пути в Москву, зато стараюсь исполнить все Ваши поручения и впредь буду стараться. Я отправил в посольство на имя Новикова, а внизу на Ваше имя, четыре ящика и один пакет. В ящиках заключаются: 1-е, книга из Белграда; 2-е, книга из Люблян; 3-е, книга от Браунмюллера академическая; 4-е, то же и Ваши книги, бывшие в связке, карты и пакеты к некоторым лицам в Москву (6 и 7 части Архива, наверно, посланы к Вам через Аксакова в мае месяце); 5-й пакет с тремя экземплярами «Речника» и двумя – первой части Вуковых песен (словари по 7, песни по 5 гульденов, всего на 31 гульден). Песни, сколько осталось, купил у вдовы Караджич; спрашивал и у Браунмюллера, и в Берлин писали; там нашли только три полных экземпляра песен, а отдельно 1-й части не продают. Пакет этот с песнями и словарем пойдет сегодня с нашим посланником через Берлин на Питер, а возьмет ли он ящики и сколько возьмет, не знаю. Иначе я их с первым курьером отправлю на Варшаву. Разумеется, до Варшавы за провоз их надобно будет заплатить. Новых расходов было только 1 гульд. 6 кр. за ящик из Люблян, да по старому расчету остаетесь Вы мне в долгу 7 гульд. Насчет глаголицкой рукописи жития Кирилла и Мефодия до сих пор еще ничего не сделано, но на днях приедет сюда Ламанский; я ему поручу это дело. Из Загреба никаких книг не получал и писал об этом Кукулевичу. Свидетельствуя Вам и супруге Вашей от себя и от всей семьи моей до третьего рода почтение, остаюсь душевно Вам преданный и готовый к услугам, прот. М. Раевский. Вена, 16 октября 1864 г. При чудной летней погоде, до 20 градусов тепла целый месяц и при благотворных громах и молниях даже 15 октября.

33

Почтеннейший Осип Максимович! Прежде всего я послал Вам по крайней мере месяц тому назад пакет с песнями и «Речником сербским», потом неделю тому назад послал один ящик с книгами, сегодня отправляется другой, все на имя Новикова и под ним Ваше. Чтоб опять не было катавасии, извещайте о получении. Теперь ожидают отправки три ящика, да когда по письму, при сем прилагаемому, еще получу из Задра, будет опять четыре, а всего с посланными и будущими – 6. Прошу у Вас позволения пересылать на Ваше имя, как теперь делаю, маленькие пакетцы в Москву. Не помяните злых, яже содея А…ов пред Вами своей неаккуратностью, и, возмерив добром зло, передайте ему пакет. Равно и другим отошлите. Заплатили ли Вы деньги Браунмюллеру или нет, я ничего не знаю, но какие он прислал Вам книги, я переслал их Вам, или точнее, укупорив в ящики, я уже передал в канцелярию. Книги Ваши с г. Мальмом получил. Шембер передал, что ему следует, а сам взял «Чтения». Так как прежние «Известия» находятся у переплетчика, поэтому не могу теперь сказать, каких частей недостает между прежними и теперь полученными; напишу после. Кстати, между идущими теперь ко мне из Варшавы пакетами нашел по нескольку книг «Чтений» Я. Ф. Головацкому, Матице Сербской и Загребскому обществу, что уже мною на места и отправлено. Свидетельствуя семейне Вам и супруге Вашей мое истинное почтение, остаюсь преданный Вам, Раевский. На Введение во храм 1864 г., Вена, 20 ноября. Пришлите при случае Вашу и супруги Вашей фотографию. Я тем же поклонюсь и Вам.

34

Почтеннейший Осип Максимович! Вот что мне пишут из азиатского департамента насчет Ваших посылок, оберните лист и прочитайте. Теперь Вы должны сказать г. Новикову, чтобы он вытребовал в Москву адресованные на его имя посылки, а мне напишите, что я должен делать с остающимися у меня тремя ящиками. Всего послано Вам на имя г. Новикова два пакета (один с Вуковыми творениями), да два ящика. В ожидании ответа, остаюсь Вам душевно преданный Раевский. 4 декабря 1864 г.

На обороте письма

В последнее время в азиатском департаменте получены от Вашего Высокопреподобия несколько ящиков, адресованных на имя директора департамента Е. П. Новикова.

Но так как г. Новиков не состоит в этой должности, то канцелярия департамента, не зная, кому предназначены эти ящики, лично ли г. Новикову или директору департамента, затрудняется в передаче оных. № 4133. Ноября 28 дня 1864 г. Его Высокопреподобию М. Ф. Раевскому.

35

Почтеннейший Осип Максимович! Посылаю Вам продолжение газет и журналов. Прилагаемые при сем пакеты прошу разослать, как знаете. Вам послано через Новикова четыре ящика с книгами и два или три пакета. Два ящика с книгами остаются здесь до Вашего распоряжения. Как их переслать?

Из «Чтений» недостает у меня 1862 года книги 2-я, 3-я, 4-я, пришлите. Затем последние книги, преданные Вами, суть 1863 года четыре книги и 1864 – две книги. Помнится мне, что Вы посылаете «Чтение» в Аграм и Головацкому в Львов; посылаете ли в Прагу, не знаю, в Сербскую Матицу послано через меня отрывками по временам всего 4–5 книг. Я почитаю полезным предложить Вам прислать сюда от университета по полному экземпляру «Чтений»: 1)в Русский народный дом во Львове, 2)Сербской Матице в Новый Сад, 3)Словенской Матице в св. Мартин, 4)Читвонице в Далмацию, Задар; 5)Читвонице Славянской в Любильнях, и продолжать присылать: 6)в Чешский музей или Матицу, 7)в Хорватский музей, Загреб; 8)для нас, сущих в Вене. Поздравляю Вас с новым годом. Остаюсь душевно Вам преданный, Раевский. Вена, 23 декабря 1864 г.

36

Почтеннейший Осип Максимович! Прошу принять, получить и раздать. Вместе с сим посылается Вам еще ящик с книгами; остается пока один из Задра или из Загреба, теперь не упомню. Вам преданный, Раевский. 23 января 1865 г.

37

Почтеннейшей Осип Максимович! Один раз написал, не слушаетесь; делайте, как знаете, тогда я только отвечаю. Сто рублей от Вас получил, 68 гульд. 24 кр. взял себе в уплату долга; 66 гульд. послал сегодня Патере; 8 рублей сереб. осталось на расходы. От Макушевича получил письмо с ответом на получение денег и с предъявлением высылки книг на мое имя. Теперь остался у меня один только ящик из Задра; прочие все отправлены. Напишите, когда все получите, особенно Браунмюллеровское. У Вас в Москве много новостей с Катковым, с дворянским собранием. Напишете, если время будет, что все это такое. До нас долетают слухи, но все сбивчивые. У нас так новости все обыкновенные: то спорим с мадьярами, то с хорватами, то опять миримся. Вы отрицаете возможность изобретения perpetuum mobile, – значит, не знакомы с Австрией. Здесь эта машинка давно в ходу – без патента. Прощайте. Будьте здоровы. Все, сущие при мне, Вам усердно кланяются. Остаюсь готовый к услугам и преданный Вам, М. Раевский. 5 февраля 1865 г.

38

Почтеннейший Осип Максимович! И последний тюк с книгами послал Вам восемь дней тому назад. Всего теперь не припомню, а по крайней мере шесть тюков переслал Вам. Пишите, когда получите. Браунмюллер говорит, что счет передал Вам в Вене. Посылаю Вам кое-что и прочим. Примите, передайте и прощайте, спать хочу. Февраля 28 или 1-е марта 1865 г., потому что час ночи. Раевский.

39

Почтеннейший Осип Максимович! Так долго оставлять людей без ответа, получены ли Вами книги, нейдет. Вот из Загреба и Задра присылают мне упреки в том, будто я задерживаю Ваши книги у себя. Подозрение вроде Гая. Отвечайте, прошу Вас, скорее и мне, и другим, что не я, а Вы виноваты. Браунмюллер также спрашивал меня о Вас. Вот прилагаю письмо ко мне дочери Вука Караджича. Хотите ли теперь покупать песни? Есть налицо. Книги, разные брошюры и газеты посылаю через Новикова, а это письмо думал было в тот же пакет уложить, но рассчитал, что может дойти почтой, и потому решаюсь послать почтой. Остаюсь Вам душевно преданный, Раевский. 11 мая на день свв. Кирилла и Мефодия, 1865 г.

40

Почтеннейший Осип Максимович! На Ваше тревожное письмо постараюсь сколь возможно успокоительно отвечать Вам. Я считал, что Вам было послано 6 тюков с книгами, оказывается, что было послано пять. Вы четыре получили, пятый тюк, но не ящик, по всему вероятию, находится еще в Варшавской дипломатической канцелярии. Этот тюк, так как большой, прислан, помнится, от Макушева. А просчитаться я мог потому, что канцелярия мне иногда говорила, сегодня пойдет от Вас ящик. Я пишу, ящик пошел, а после говорят мне, курьер ящика не взял. Прилагаю Вам подробный список отправленных Вам пакетов. Где же теперь вещи Галаца? Так как и по счету видно, что вся посылка заключалась в нескольких книгах, то они и посланы были, вероятно, не в ящике, а просто в пакете, если только были посланы, т. е. ко мне посланы. Могло быть, что я их положил Вам в ящик с книгами первой посылки. Вы знаете, какие книги он Вам присылал; не окажутся ли они между книгами другими? Странно, как пропасть! Странно и то, как человек, не посылая книг, мог бы писать и Вам, и мне, что послал книги. А убей меня Бог, не помню, получал ли что от него! (Сейчас отыскал письмо Галаца и вижу, что книги точно им мне присланы и Вам посланы. Нет ли их в первом ящике?) Посылаю Вам и Галацево письмо, и два Бергичева. Потерпите до получения последнего тюка из Варшавы; я пишу туда, чтобы они его к Вам поторопились послать, а между тем попросите Новикова справиться в министерстве, не застряли ли там какие пакеты на Ваше (т. е. его) имя. На пакете всегда бывало три обертки с адресами: верхняя на имя министерства, средняя на имя Новикова, нижняя на Ваше имя, не удивительно, что, срывая одну обертку, они сорвут и нижнюю, и лежит пакет без надписи в министерстве. Кому отдать его, не знают. Прескучная история; но надеюсь, что кончится благополучно и Вы в потере не будете. Пишите, когда что откроете, а я буду Вам писать. В ожидании, при обещании быть вперед аккуратнее, остаюсь душевно Вам преданный, Раевский. 6 июня 1865 г. Так как Вы хотите высылать мне деньги для Браунмюллера, то прошу Вас послать семьдесят пять рублей матушке моей в город Арзамас, милостивой государыне Евдокии Ивановне Раевской, вдове протоиерея, и их из Браунмюллеровских вычесть.

41

Почтеннейший Осип Максимович! Что г. Мальм не говорил Вам ничего ни о письме, ни о деньгах, то служит подтверждением того, что все дело было сделано, все счеты уплачены, когда г. Мальм был здесь, и что Вам обо всем этом было писано уже. Вижу теперь, что ответ мой Вам об уплате денег, посланный 16 августа по почте с приложением квитанции Браунмюллера и двух почтовых расписок в деньгах в Задру и Аграм, пропал, хотя был послан франко.

В письме том, все рассчитавши, я просил Вас 200 руб. послать в Петербург, а Вы сюда прислали; все равно, за мной по счету на мелкие расходы остается не 5, но 10 руб. В день расчета рубли, верно, были дороже. Потом просил я Вас в том письме, чтоб Вы кому-нибудь препоручили в Петербурге принимать из министерства Ваши пакеты, когда таковые ему будут принесены, и пересылать их к Вам. С Ст…ховым не хочу я иметь дела, а посылаю все через канцелярию. Укажите адрес. Сам я собрался ехать к Вам и отпуск получил, но есть дела, которые меня задерживают. Придется не прежде ноября видеть Вас. Хотя я писал и Галацу, и Бергичу, но письма Ваши все же сегодня посылаю. Прощайте! Свидетельствуя почтение супруге Вашей, остаюсь душевно Вам преданный, Раевский. Вена, 13–25 сентября.

42

Душевно уважаемый Осип Максимович! 15 августа я передал в канцелярию нашего посольства 15 экземпляров Вуковых вновь изданных герцеговинских сербских песен в пакете на имя Владимира Ивановича Ламанского с просьбой к нему, чтоб этот пакет он послал к Вам при получении от меня в скорейшем времени, даже по почте; а посольство препроводить обещалось пакет с первым курьером, а возможно, что уже и препроводило. Теперь скажите мне, что Вы желаете приобрести на оставшиеся у меня 25 гульденов. Еще ли часть (в 15 экзем.) Вуковых песен 4-й том, что будет стоить 30 гульд., или новую книгу (тоже 15 экзем.) «О животу и обычаима народа Сербскаго», что будет стоить, если скоро дадите ответ, 15 гульд., а по выходе книги – 22 гульд. Ожидаю ответа и исполню Ваше желание с удовольствием. Да! И над нами исполнились слова Христовы: «Мытари и любодейцы варяют вы в царстве Божием». Кого не было на славянском пиру? А не было ни Бодянского, ни Раевского, ни Гильфердинга. Я, как вол, молотил из-за выставки, а брагу пить не пустили. Такова участь горькая всех трудов моих, трудись, но не смей показывать, что ты трудился, и выходит в результате, что «ин есть сеяй, и ин есть жняй». Скучно было сидеть дома. А в этой скуке подошли и другие горя. Известно Вам, может быть, что я потерял моего зятя Всеволода Смирнова. И труд его пропал понапрасну. Оставил мне молодую вдову и двоих сирот. На Страстной неделе потерял дочь, оставившую после себя шестерых сирот. Так и живу теперь в кругу сирот на старости лет. Не весело! Не много веселей и с другой стороны: славян теснят страшно; на меня смотрят аргусовыми глазами и желали бы стереть с лица земли. Никуда носу не могу показать, и недруги, и други бегают меня, как чумы. «И пронесеся имя его, яко зло». Нет человека, с кем бы слово мог промолвить. Но доживем авось и до Видовдана1. Прощайте. Прошу передать почтение супруге Вашей и быть уверену в душевной преданности. Раевский. Книги получил, благодарю. 1 сентября 1867 г.

43

Милостивый государь Осип Максимович! Покорнейше Вас прошу известить меня, получили ли Вы посланные мною Обществу истории и древностей еще в ноябре прошлого года на имя Императорского московского университета книги? Они были посланы отсюда по железной дороге, должны явиться в Москву через месяц, но и до сих пор нет о них никакого известия. Чтобы некогда было рекламировать, чего я, впрочем, не ожидаю. С душевным почтением остаюсь Ваш покорный слуга, Раевский. 26 февраля 1870 г.

44

Душевно уважаемый Осип Максимович! На отношение Ваше от 27 сентября с. г. честь имею уведомить Вас, что журнал «Чтение Общества» за 1872 год четыре книги и одну книгу – первую за 1873 год я получил. В знак моей благодарности я препроводил на днях, через г. секретаря Славянского общества Н. А. Попова, для Вас небольшой пакет с книгами. Если он Вам не будет доставлен, то дней через 20 (книги посланы по железной дороге) потрудитесь послать за ними к г. Попову. Вместе с тем прошу Вас покорнейше, если будете посылать продолжение книг, приложить к ним книги 3 и 4 за 1871 год, которые не были досланы. Может быть, летом увижусь с Вами, а теперь прошу принять уверение в искренней моей к Вам преданности и совершенном почтении, Раевский. 3 апреля 1874 г.

Сообщил А. Титов.

* * *

1

Видовданнациональный праздник Сербии, а также день, особо почитаемый в западной Болгарии, в меньшей степени восточными славянами. Отмечается 15 (28) июня. У христиан день посвящён Святому Витупримечание электронной редакции.


Источник: Протоиерей, Михаил Раевский : (В своих письмах к О.М. Бодянскому) / [Сообщ. А.А. Титов] (в конце текста). - Москва : тип. М.П. Щепкина, ценз. 1884. - 54 с. (Из «Афиш и Объявлений).

Комментарии для сайта Cackle