прот. Василий Стойков

Св. Астерий Амасийский и его проповеди

Древние церковные историки ничего не говорят о святом Астерии. Биографические данные о нем можно почерпнуть только из его немногочисленных проповедей, которые сообщают слишком скудные сведения о времени и обстоятельствах его жизни и деятельности.

На основании упоминаемых святым Астерием некоторых исторических фактов и событий полагают, что святитель родился в конце первой половины четвертого века1. Родиной его или, по крайней мере, местом долговременного пребывания была Антиохия. В этом городе он получил прекрасное образование, имея своим учителем весьма ученого мужа, сведущего во многих науках, который, по словам святого Астерия, был славным и известным у греков и римлян2.

Святой Астерий основательно изучил классическую литературу и ораторское искусство, естественные науки и юриспруденцию, о чем свидетельствуют его проповеди, в которых он успешно применил свои обширные познания. Это дало ему возможность заниматься адвокатурой в «суде архонта»3.

За время своего служения в суде святой Астерий неоднократно видел во всей наготе пороки своих современников, близко ознакомился с самыми отрицательными сторонами общественной жизни. Он видел «подкапывателей стен и работорговцев, также грабителей и воров, даже самих человекоубийц»4. Ему, несомненно, приходилось встречаться и с вопиющей несправедливостью, царившей в судопроизводстве. Не случайно он бросает упрек «тем судьям, кои не очень разборчивы на слухи и легко увлекаются порицаниями обвинителей»5. Не мог он равнодушно относиться и к несовершенству самих римских законов, которые часто не в силах были защищать невинных людей. Особенно возмущало его несоответствие римского права христианским нравственным требованиям. Обвиняя, например, тех, которые пытались оправдать свои преступления ссылкой на законы, святой Астерий говорит, что «они находятся в ужасном заблуждении, не ведая, что иначе законополагает Бог»6.

Всё это приводило будущего святителя к сознанию «бессилия правды законной в деле нравственного воспитания человечества и облегчения тяжелых социальных условий его жизни»7. Вот почему, став епископом, он с большим дерзновением обличает алчность стяжателей, жестокость богатых, неравенство людей и другие проявления социальной несправедливости.

Святой Астерий вступил в клир в пору своей зрелости непоколебимо убежденным в правоте намеченного жизненного пути. Местом его пресвитерского служения можно считать Амасию8, в которой тогда епископом был Евлалий, человек доброго сердца, твердо державшийся Никейской веры.

Состояние Церкви в период пресвитерского служения святого Астерия было тяжелым. Арианство, несмотря на свое идейное поражение и внутренние разделения, продолжало волновать церковное общество. Находясь под покровительством государственной власти, ариане занимали храмы, изгоняли не согласных с ними епископов. По проискам ариан был лишен кафедры и епископ Евлалий.

Можно думать, что после заточения архипастыря святой Астерий, будучи одним из влиятельных пресвитеров, принимал участие в руководстве общиной подобно тому, как в Антиохии после изгнания арианами епископа Мелегия православных возглавили Флавиан (впоследствии епископ) и другие пресвитеры9. Вероятно, поэтому после кончины епископа Евлалия на Амасийскую кафедру был возведен святой Астерий. Произошло это между 380–390 гг.10.

Новому епископу пришлось приложить немало трудов, чтобы умиротворить Амасийскую Церковь, чтобы искоренить плевелы соблазна, посеянные еретиками, укрепить колеблющихся в вере, исправить худые нравы. Основную задачу своего проповеднического служения он видел не в отвлеченном догматствовании, а в практическом осуществлении евангельских правил жизни. В постоянных заботах о своей пастве святой Астерий достиг преклонного возраста и скончался в начале пятого века 11.

Святой Астерий не упоминается ни в мартирологах, ни в древних месяцесловах. Но его духовное наследие оказалось в центре внимания защитников православной веры. Седьмой Вселенский Собор в своих деяниях несколько раз ссылается на святого Астерия и для обоснования своих суждений об иконопочитании дважды приводит его Слово о святой мученице Евфимии 12. Этот факт свидетельствует о том, что святой Астерий был известен в древности как человек, отличавшийся святостью жизни и чистотою веры. О том же говорит и высокое наименование, которым отцы Собора почтили Амасийского святителя, назвав его блаженным и богоносным13. Авторитетным также является свидетельство папы Адриана I (772–795), который в одном из своих посланий отмечает, что весь Восток почитал Астерия святым14.

Творения святого Астерия, хранившиеся долгое время в различных библиотеках в виде отдельных рукописных сборников, начали издаваться в XVII веке. Первое издание появилось в 1615 году в Антверпене. Оно заключало в себе пять бесед. В парижское издание 1648 года, кроме них, вошли еще несколько слов, главным образом похвальных, а также ряд сохранившихся у церковных писателей отрывков из проповедей святого Астерия. В 1681 году в Париже были изданы его гомилии на псалмы, но подлинность их вскоре подверглась сомнению, и в настоящее время патрологи не считают их принадлежащими Амасийскому проповеднику.

Все вышеуказанные издания использовал в XIX веке аббат Минь. Он собрал опубликованные ранее творения с именем святого Астерия и поместил их в своей Патрологии15. Здесь имеется 21 проповедь, но только 14 из них аутентичны16. В начале нашего столетия среди рукописей Афона были обнаружены еще две беседы святого Астерия, которые издал А. Бретц17. Подлинные его проповеди, за исключением последних двух, переведены на русский язык18.

Здесь не предполагается делать подробный гомилетический анализ или полный обзор содержания духовного наследия Амасийского проповедника. Будут приведены только отдельные его мысли, которые, однако, могут дать определенное представление об основном направлении и характерных особенностях пастырства и проповедничества святого Астерия.

Прежде всего, следует остановиться на суждениях святителя, касающихся пастырского служения. В IV веке многие домогались священства, «почитая сей сан не образцом добродетели, а средством к пропитанию, не служением, подлежащим ответственности, но начальством, не дающим отчета»19. Такое неверное представление бытовало и в среде амасийских клириков. Поэтому святой Астерий говорит, что «священство не есть властвование... не сан начальнического самоволия, а служение богобоязненному домостроительству»20. Пастырь обязан беспокоиться не о своих выгодах, но о пользе своих пасомых; он должен проявлять человеколюбие и всеобъемлющую заботу даже по отношению к уподобившимся бесплодной смоковнице21. Напоминая о любвеобильном отце из притчи о блудном сыне, святой Астерий взывает к иерею: «Подражай долготерпению Божию, принимай в объятия обращающихся от блуждания и обнимай их; таким образом, ты будешь вождем слепых и учителем заблуждающихся»22. В последних словах заключается и наставление епископа своим клирикам и основное правило, которому следовал святитель в своей деятельности. Осуществить это требование было нелегко. Для его претворения в жизнь любовь пастыря должна была сочетаться с непреклонной волей. Нужно было мужественно противостоять тем тенденциям, которые проявились тогда в отношении к еретикам. Епископское служение святого Астерия проходило в то время, когда по эдикту императора Феодосия I (379–395) еретики подверглись повсеместному преследованию. Многие из православных, проявляя крайнюю нетерпимость, настаивали на том, чтобы и церковная иерархия строго наказывала преследуемых законом. Например, в Константинополе святому Григорию Богослову ставили в вину то, что он отказывался действовать против еретиков теми мерами насилия, какими последние пользовались против исповедников Никейской веры. Столь же строгие судьи находились и в Амасии. Не случайно святой Астерий с горечью говорит: «У нас теперь гневающиеся на согрешающих гонят от себя приходящих, проходят без внимания мимо припадающих и не склоняют лица своего к плачущим»23. В этой констатации фактов имеется в виду и бессердечное отношение к различного рода кающимся24 и к обращающимся еретикам, которых проповедник уподобляет отделившейся от стада овце и оставившему родительский дом блудному сыну25.

Имея сострадательную любовь к заблуждающимся, святой Астерий в своих проповедях не проявлял склонности к полемике. Он видел, как многие христиане, увлеченные спорами, забывали о том, что от них требуется не только правое разумение и хранение догматов, но и непорочная жизнь. Поэтому, не вдаваясь в тонкие рассуждения о догматах, он призывает всех веровать в простоте сердца. Свое отношение к бесплодным словопрениям святой Астерий особенно ярко высказал в Похвальном слове святым апостолам Петру и Павлу. Сославшись на исповедание веры святого апостола Петра (Мф. 16:16), он подчеркивает, что апостол «не начал с отдаленного какого-нибудь умничанья и дал ответ на вопрос, не подбирая круга силлогизмов и доказательств, как ныне обыкновенно делают говоруны о вере; но в простоте сердца кратко изложил он истину»26.

Главное внимание святой Астерий обращает на практические вопросы, направляя своих пасомых к созиданию христианской жизни по заповедям Христовым, отвращая от гибельного пути «по стихиям мира» (Кол. 2:8). Это были самые актуальные проблемы, которые требовали безотлагательного решения. Разделения и религиозные споры породили беспечное отношение к запросам морального порядка. Кроме того, многие в IV веке принимали христианство по житейским соображениям, нисколько не заботясь об изменении образа жизни. Приняв веру без глубокого убеждения, эти номинальные члены Церкви вносили диссонанс в духовную жизнь христиан и оказывали дурное влияние на окружающих. Среди христиан нередко бытовали языческие суеверия, обычаи, привычки и даже пороки, порожденные старым миром27. Против всего этого и вооружается Амасийский проповедник, поражая нравственные недуги своим пламенным словом.

С особой «силой святой Астерий восстает против корыстолюбия, в котором он видит страшного врага, подрывающего основы добрых взаимоотношений между людьми. Он неоднократно обличает подверженных этому злому пороку. Против корыстолюбия им произнесены две проповеди, из которых сохранилась одна. Определив порицаемую страсть как «желание во всяком деле иметь более должного и принадлежащего»28, проповедник приводит много печальных примеров из ветхозаветной истории и указывает на пагубные следствия этого зла, от которого трудно избавиться. «Для домашних корыстолюбец неприятен,–говорит затем святой Астерий,–для друзей бесполезен, для посторонних несносен, для жены тяжелый сожитель, скупой и мелочнорасчетливый кормилец детей, дурной распорядитель собой... во всем имеет избыток и воздыхает как нуждающийся; не наслаждается предлежащим, а стремится к неимеющемуся; не пользуется своим, а направляет взоры на чужое»29.

Корыстолюбие, по словам святого Астерия, является корнем всех зол, порождающим бесчисленные пороки и всевозможные преступления. «Это твой плод, скверное корыстолюбие,–обращается вития к страсти, как к обвиняемому на суде,–от тебя получая возбуждение, сын становится врагом родителя. Ты наполняешь землю грабителями и убийцами, море–пиратами, города–мятежами, судилища–лжесвидетелями, доносчиками, предателями, стряпчими, судьями, склоняющимися в ту сторону, в какую ты повлечешь»30. Из этого гнилого источника проистекают беспорядок в жизни и неравенство между людьми. Одни страдают от пресыщения, а другие от недостатка в пище; одни живут в роскошных дворцах, а другие вынуждены искать себе пристанища под открытым небом. «Таковы следствия ненасытного корыстолюбия»31.

Чтобы надлежащим образом обличить эту пагубную страсть, святой Астерий пользуется любым удобным поводом. Так, в одной проповеди, порицая языческие обычаи, связанные с празднованием нового года, он с дерзновением пророка указывает на стяжательность занимающих высокое общественное положение: «Владея величайшими государственными должностями, они беспощадно берут от каждой как можно больше: одни присвояя себе содержание бедных солдат, другие–часто продавая справедливость и истину, а иные–черпая несметное богатство государственной казны и вообще отовсюду тщательно собирая и не пренебрегая никакой корыстью, ни бесчестной, ни неправедной»32.

Подобные обличения имеются и в Беседе на притчу о богаче и Лазаре, в которой проповедник осуждает стремление к роскоши. Удовлетворение прихотей этой «весьма большой и многоглавой порочности» сопровождается неправедным стяжательством, из-за чего множество бедняков обижено, сироты поруганы, вдовы проливают слезы33. Обличая богача из этой притчи, святой Астерий наделяет его чертами, характерными для быта сановных амасийцев, и смело бросает им справедливый упрек в бессердечии и жестокости: «О, злодей и презритель! И псы едят от крох, падающих со стола господ их. Ты же брата своего единоплеменного не удостоил сего дара. Но собаки заботливо кормились, особо сторожевые, отдельно ловчие, удостаивались и ложа и крова, и прислужников имели, старательно отобранных; а образ Бога брошен наземь, презираемый и попираемый»34. Проявляя крайнюю скупость в отношении к нуждающимся, богатые амасийцы щедро расточали большие средства на себя. При этом они изобретательно прикрывались показным благочестием, украшая свои дорогие одежды изображением различных евангельских событий. Святой Астерий порицает такое «горделивое одеяние» и повелевает вместо этого украшать себя добродетелями. «Не на одеждах имей расслабленного,–наставляет он,–но отыщи лежащего в немощи. Не историю кровоточивой напоминай (изображением на одежде), но вдове утесняемой окажи милость... Не слепца повсюду носи на одежде, но живого и лишенного зрения (человека) утешь благодеяниями»35.

Святитель постоянно защищает человеческое достоинство. Решительно выступая против социального неравенства и несправедливости, он неоднократно призывает к братским взаимоотношениям между людьми. И это он делает не только при обличении корыстолюбия со всеми его проявлениями, но и при освещении вопросов, связанных с семейной жизнью.

На основании проповедей святого Астерия можно видеть, что амасийцы часто не дорожили святостью брака. В Беседе на Мф. 19:3 «проповедник обращается к нарушителям брачных уз с таким обвинением: «послушайте вы... которые легкомысленно переменяете жен, как одежды, устрояете брачные чертоги так часто и быстро, как ярмарочные палатки, женитесь на имениях и берете жен для своей прибыли, даже при небольшом раздражении пишете разводное письмо и еще при жизни оставляете многих вдовами. Уверьтесь, что брак расторгается только смертью и прелюбодеянием»36. Святой Астерий не мог безразлично смотреть на это. Любое проявление несправедливости не могло не волновать его. Так как в данном случае причиной принижения прав женщины является гражданский закон, то святитель считает своим долгом указать на противоречие последнего Божественным установлениям. Он предупреждает, что пагубно оправдывать несправедливость, «ссылаясь на римские законы», ибо каждому надлежит дать ответ перед лицом Праведного Судии37.

Проповедник выступает в роли обвинителя и очень искусно опровергает все доводы, приводимые мужьями для обоснования своей мнимой правоты38. Он подчеркивает, что жена не только свободна и равна мужу по достоинству, но имеет также несомненные преимущества, как верный друг и заботливая мать. Жена «есть часть тела твоего,–внушает святитель мужьям, презирающим своих супруг,–помощница, сотрудница в провождении жизни, в рождении детей; она–поддержка в болезни, утешение в скорбях, страж дома, сокровищница имущества. Она печалится твоими печалями и радуется твоим радостям. Вместе с тобою владеет она богатством, если есть таковое, тяготу бедности облегчает экономией; искусно и твердо противостоит неприятностям, на нее направляющимся; постоянно трудится над воспитанием детей, закрепощенная сожительством с тобой. А если случится какое-либо несчастное стечение обстоятельств, она погружается в скорбь и заботу; между тем, как те, кто считаются друзьями, измеряя дружбу временем счастья, отстают в опасностях»39. Эти слова звучат как гимн жене и матери, а вся Беседа в целом производит сильное впечатление глубиной мысли, убедительностью суждений и стремлением проповедника внедрить христианские начала во взаимоотношения супругов. Архимандрит Модест называет данную Беседу «христианской апологией женщины и жены»40, и с этим нельзя не согласиться.

Семейных вопросов касается святой Астерий также в Слове о пророке Данииле и Сусанне, в котором, раскрывая смысл библейского повествования, призывает своих пасомых извлечь из ветхозаветного сказания назидательные для себя уроки. «Любители прекрасного и добродетели,–обращается он к своим слушателям,–обновим в памяти тот древний суд, поразим примером древнего целомудрия вновь явившееся невоздержание настоящего времени, выставив на позор отроческую старость и воздав дань удивления убеленной сединами юности»41. Раскрыв затем преступность беззаконных старейшин и торжество правосудия, проповедник побуждает христиан отнестись с подобающим вниманием к слышанному и воспользоваться этим для устроения своей жизни: «Жены, подражайте Сусанне, храните верность своим мужьям так, как она своему; предпочитайте страдать и подвергаться опасности, нежели распутством прогневлять Бога, бесчестить мужа, разрушать дома и семейства и производить сомнительных детей. Старцы, презирайте таких старцев; власти, устрашитесь гибелью беззаконных судей; юноши, подражайте подобному по возрасту юноше (Даниилу.– В. С.)»42.

В проповедях святого Астерия заметно стремление показать пасомым генетическую связь пороков. Одна страсть, по его словам, рождает другую, а та–следующую. В особенности это касается плотских страстей, в основе которых лежит сластолюбие, подавляющее духовные устремления человека. Вот почему «трудно одному и тому же человеку быть сластолюбцем и боголюбцем»43. Если в душу вселилась хотя бы одна страсть, то она вытеснит всё доброе и откроет доступ множеству других пороков. «Плотолюбивый по необходимости будет и любостяжательным, а любостяжательный–несправедливым; впав же в неправду, легко преступит правила благочестия и нарушит законы премудрых, спокойно примется за недозволенное, собирая себе отсюда материал для наслаждения и всю эту добычу неправды принося в дар похоти, как повелительнице»44.

Эти наставления были весьма необходимы сластолюбивым амасийцам, которые дерзали предаваться «пиршествам и наслаждениям в течение Четыредесятницы»45, придумывая для оправдания своего поведения различные извинения. В обличение их проповедник говорит: «Не лги на Четыредесятницу, как причину болезней; напротив, она есть источник здоровья. Не выдумывай извинений в грехах... только вследствие дурной привычки воздержание представляется противным, а не по существу оно тяжело... Приучи себя к воздержанию, и со временем оно сделается вовсе необременительным для тебя сожителем»46.

Воздержание, по словам святителя, является важнейшим средством для освобождения души от порабощения плоти, а Святая Четыредесятница–благоприятнейшим временем для осуществления этой цели. «Все вы, питомцы философии,–взывает проповедник к христианам,–все любители возвышенного и ученики слова, возлюбите наступающее время и радостью встретьте Святую Четыредесятницу, как учительницу умеренности, как мать добродетели, воспитательницу чад Божиих, руководительницу беспорядочных, спокойствие душ, опору жизни, мир прочный и невозмутимый. Ее строгость и важность усмиряет страсти, угашает гнев и ярость, охлаждает и утишает всякие волнения, возникающие от многоядения»47. «Пост есть общий мир души и тела, жизнь безмятежная, устойчивый образ поведения»48. «Пост–не голод, а небольшое отвлечение от пищи; не неизбежное наказание, а добровольное воздержание; не рабская необходимость, а свободное любомудрие»49.

Пост должен напоминать нам о грехопадении прародителей, ибо «не был бы дан нам закон поста, если бы не был нарушен закон первого воздержания... если бы предлог к удовольствию не повлек за собой греха»50. В связи с этим надлежит не только воздерживаться от наслаждения обильным столом и продолжительным сном, но следует также раскаиваться в грехах и «оплакивать падения сердечные»51.

В «Увещании к покаянию» святой Астерий наставляет пасомых, чтобы они не только устами выражали готовность к покаянию, но и на деле стремились к исправлению52. «Болящий душою... образумься, познай самого себя...–говорит он.–От роскоши пришел ты в дурное состояние?–постом уврачуй пресыщение. Необузданность нанесла вред душе твоей?–целомудрие да будет лекарством недуга. Корысть вещественная причинила духовную лихорадку?–милостыня да опорожнит излишек... Причинило нам вред похищение чужого?–пусть возвратится к своему владельцу похищенное. Ложь привела нас близко к погибели?–забота об истине да отвратит опасность... Таково ведь раскаяние–освобождение и изглаждение того, что ранее или самим делом было совершено, или в намерении замышлено»53. Осознав свои грехи, кающийся должен поведать сокровенные помыслы священнику, обнажить перед ним тайны души, чтобы получить врачевание скрытой болезни54.

От пастырей святой Астерий требует отеческого отношения к кающимся: «Если кто иерей и назначено ему быть руководителем народа, то пусть снисходительно смотрит он на падения подвластных своих», подражая пастырству Господа55. Обращаясь к «людям с чрезмерно суровым настроением и проявляющим жестокость вместо сострадания», святитель убедительно говорит о пагубности бессердечия. Особенно порицает он тех, которые высоко думают о своих нравственных достоинствах, презирают согрешающих и являются слишком строгими их судьями, а своих недостатков не замечают56. Стоящие на высокой ступени совершенства не должны быть одержимы недугом высокомерия, ибо Сам Спаситель дал пример снисхождения к немощам людей. «Будем подражать,–призывает святитель,–милосердию и человеколюбию Господа, снисходя поэтому к низшим, не с тем, чтобы самим унизиться до падших, но чтобы их возвысить, подобно некиим ныряющим в воду пловцам, извлекая обмерших на этот животворный воздух»57.

Среди проповедей святого Астерия особое место занимают Слова похвальные. Они отличаются тем, что в них больше, чем в других проповедях, используются приемы и правила ораторского искусства. Однако это не делает их отвлеченными. Святитель и в них никогда не упускает главной своей цели–дать конкретные наставления пасомым.

По убеждению святого Астерия, в Церкви всё должно служить назиданию: и сам праздник в честь святого и слово проповедника. «По какой причине почитаются мученики и сооружением прекрасных храмов и ежегодными этими собраниями? И какую цель имея в виду, отцы наши установили то, что видим мы теперь, и оставили прочный закон (касательно этого) для потомков?–спрашивает святой Астерий в Беседе против корыстолюбия, произнесенной в день празднования памяти святых мучеников, и отвечает:–Не ясно ли и для немного напрягающего мысль, что это завещано нам ревностью о благочестии; торжественные собрания собираются, как общие училища душ, дабы, чтя мучеников, мы подражали их мужественному подвигу за благочестие, дабы, подклонив ухо к собирающимся (по этому поводу) учителям, мы научились чему-нибудь полезному, чего перед тем не понимали, обоснованию ли догмата, разрешению ли недоумения в Писании или же какому-нибудь доводу, улучшающему состояние нравов».

«...Итак,–заключает святитель,–будем, с одной стороны, благоговеть к святым, как к учителям, а с другой–бояться их, как обличителей; будем подражать в жизни своей чтимым нами святым и станем повиноваться Богу так же, как повиновались Его заповедям и твердо надеялись на Его обетования святые»58.

Значительная часть сохранившихся проповедей святого Астерия имеет прямое отношение к прочитанному за богослужением отрывку из Священного Писания, главным образом Нового Завета. Библейский текст в таких проповедях служит исходным началом и основным источником, откуда проповедник почерпает доказательства верности своих суждений и яркие примеры, поясняющие его нравоучительные выводы. «Слово Божие,–говорит святитель,–излагает нам вразумление, дабы мы, живо и наглядно наученные закону благоустроенной жизни, «иногда не пренебрегали заповедями Божиими»59. Исходя из этого, святой Астерий объясняет Священное Писание в нравственно-назидательных целях и только иногда мимоходом раскрывает догматический смысл священного текста. Так, в Беседе на притчу о богаче и Лазаре проповедник касается учения о суде и мздовоздаянии60, но подробно разъясняет те места притчи, которые помогают ему обратить внимание своих пасомых на их нравственное состояние, чтобы они «соделались благоразумными судьями собственного поведения»61. Подобным же образом он поступает при объяснении Священного Писания и в других проповедях (например, в Беседе на Мф. 19:3, на Лк. 16:1–9 и др.).

Содержание всех проповедей святого Астерия наглядно показывает, что святитель чутко присматривался к окружавшей его жизни и всегда без промедления реагировал на тревожные признаки недугов своей паствы. Он знал до мельчайших подробностей быт пасомых, их интересы, привязанности, обычаи, привычки и даже те оговорки, которыми они пытались оправдать свои проступки.

Святой Астерий ярко отразил в своих проповедях нравственное состояние современного ему общества, своевременно и мудро прилагая вечные истины, как целебный пластырь, к конкретной действительности, высокие евангельские требования–к повседневной жизни христиан, указывая в свете христианского учения верные пути и средства духовного обновления.

* * *

1

Архимандрит Модест. Святой Астерий Амасийский. Его жизнь и проповедническая деятельность. М., 1911, с. 2.

2

Святой Астерий. О слуге сотника. См. архимандрит Модест, цит. соч., приложение, с. 149.

3

Святой Астерий. Беседа на притчу о богаче и Лазаре. «Богословский вестник», 1893, отк., с. 14.

4

Там же.

5

Беседа на Мф. 19, 3. «Богословский вестник», 1893, июнь, с. 389.

6

Там же, с. 395.

7

Архим. Модест, цит. соч., с. 4.

8

Амасия, Амасья, во время жизни святого Астерия была главным городом провинции Геллеспонт, ныне это административный центр одноименного вилайета в Турции.

9

Священник В. Лебедев. Подробное описание жизни и пастырской деятельности святого Иоанна Златоуста. М., I860, с. 81–82.

10

J. Quastеn. Patrology, t. 3. Utrecht – Antwerp., I960, p. 300.

11

Архимандрит Модест, цит. соч., т. 8. Н. И. Барсов. Святой Астерий, епископ Амасийский. «Вера и разум», 1895, т. 1, ч. 1, с. 405.

12

Деяния Вселенских Соборов, т. 7, изд. 3. Казань, 1909, с. 116–l18, 252–253.

13

Там же, с. 119.

14

Acta Sanctorum. Oct., t. 13, p. 330 F.

15

Migne. Patrol, s. gr., t. 40, col. 155–480; подлинные проповеди 1–14, col. 163–380.

16

J. Quasten, op. cit., p. 301.

17

A. Bretz. Studien und Texte zu Asterios von Amaseia. «Texte nud Untersuchungen» (40, 1). Leipzig, 1914.

18

См. «Христианское чтение», 1827; «Православный собеседник», 1865; «Богословский вестник», 1892–1894 и архимандрит Модест, цит. соч., приложение, с. 100–105, 144–151.

19

Св. Григорий Богослов. Творения, изд. 3, ч. 1. М., 1889, с. 16.

20

Похвальное Слово святым апостолам Петру и Павлу. «Богословский вестник», 1892, июнь, с. 408.

21

Увещание к покаянию. «Богословский вестник», 1893, январь, с. 10–11.

22

Там же, с. 13.

23

Там же, с. 12.

24

См. М. Э. Поснов. История Христианской Церкви. Брюссель, 1964, с. 508–509.

25

Увещание к покаянию. «Богословский вестник», 1893, с. 10–12.

26

«Богословский вестник», 1892, июнь, с. 395.

27

М. Э. Поснов, цит. соч., с. 512–513.

28

Беседа против корыстолюбия. «Богословский вестник», 1892, март, с. 459.

29

Там же, с. 462.

30

Там же, с. 470.

31

Там же, с. 471.

32

Слово обличительное против празднования календ. «Богословский вестник», 1892, март, с. 481.

33

«Богословский вестник», 1893, октябрь, с. 7–8

34

Там же, с. 11.

35

Там же, с. 6–7.

36

«Богословский вестник», 1893, июнь, с. 385–386.

37

Там же, с. 395.

38

Там же, с. 387–390.

39

Там же, с. 387.

40

Архимандрит Модест, цит. соч., с. 56.

41

См. там же, с. 101.

42

Там же, с. 104.

43

Слово на начало поста. «Богословский вестник», 1892, январь, с. 13.

44

Там же.

45

Там же, с. 4.

46

Там же, с. 11–12.

47

Там же, с. 3.

48

Там же, с. 4.

49

Там же, с. 13–14.

50

Там же, с. 5.

51

Увещание к покаянию. «Богословский вестник», 1893, январь, с. 14, 13.

52

Там же, с. 14.

53

Там же, с. 15–16.

54

Там же, с. 17.

55

Там же, с. 9, 10.

56

Там же, с. 3, 4.

57

Там же, с. 2.

58

«Богословский вестник», 1892, март, с. 457–458. Ту же мысль он высказывает и в похвальных Словах святым апостолам Петру и Павлу, святому мученику Фоке и святому первомученику архидиакону Стефану.

59

Беседа на притчу о богаче и Лазаре. «Богословский вестник», 1893, октябрь, с. 16.

60

Там же, с. 16–17.

61

Там же, с. 2,


Источник: Василий Стойков, прот. Св. Астерий Амасийский и его проповеди // Журнал Московской Патриархии. 1969. № 8. С. 83-91.

Комментарии для сайта Cackle