Азбука верыПравославная библиотекаархиепископ Аверкий (Таушев)Современность в свете Слова Божия. Слова и речи
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf Оригинал (pdf)
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


архиепископ Аверкий (Таушев)

Современность в свете Слова Божия
Слова и речи

Том 2 Том 3 Том 4

Том 3

Вступление

   За эти последние годы наша современность стала просто ужасать своей крайней неприглядностью всех тех, у кого не оскудела еще вера в Бога и не иссякло здоровое нравственное чувство. Ведь то, что делается сейчас повсюду в мире, есть не что иное, как постепенное возвращение к худшим временам язычества — сплошное и наглое отвержение всего того, что предписывается нам Словом Божиим, «разчеловечение» в самом страшном смысле этого весьма удачного выражения, и даже — «оскотинение», можно сказать, почти «осатанение». Люди, начавшие учить и верить, что они произошли от обезьяны, точно стремятся на практике, жизнью своей, доказать это, самым безобразным поведением своим попирая свое высокое человеческое достоинство, втаптывая в грязь образ и подобие Божие, которого удостоил Господь Бог человека при его сотворении.
   И это не только в жизни личной, общественной и политической, где совесть совсем уже заглушена и вытравлена, но даже там, где она должна контролировать все мысли, чувства и поступки человека — в жизни религиозной, церковной. И если существуют еще религиозные общества и так называемые «церкви», то очень-очень редко где члены их и самые руководители их поступают действительно по совести и прислушиваются к велениям Слова Божия, которое они, иногда даже очень красноречиво, проповедуют, как набившие себе в этом опыте руку хорошие профессионалы, но сами для себя не считают нужным этим Божественным велениям повиноваться.
   Вот почему, в наше страшное время особенно важно и нужно как можно чаще обращаться к Слову Божию и расценивать все происходящее в мире с точки зрения оставленного нам святыми Боговдохновенными мужами Божественного учения веры и благочестия, а прежде всего — судить самих себя, действительно ли мы являемся христианами или же мы только притворщики-лицемеры, фарисеи-лицемеры, а на самом деле просто нигилисты-безбожники, для которых нет ничего святого.
   Не дай Бог никому из нас поддаться этому почти всеобщему теперь настроению, ибо это — окончательная гибель души! А для того, чтобы сохранить себя от такой ужасной гибели, будем постоянно внимать высокому учению Слова Божия, впитывать в себя Божественное учение Христово, искренно стараясь, чтобы оно приносило плод в наших душах и претворялось в жизни нашей в спасительные дела подлинного христианского благочестия.
    Не всякий, говорящий Мне: Господи! Господи! войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного  (Мф.7:21) - так засвидетельствовал Сам Господь. И это необходимо всем и каждому всегда помнить!
    Архиепископ Аверкий

С каждым новым годом…

    «Се нова вся творю…» (Апок.21:5) «И видех небо ново, и землю нову"…  (Апок.21:1).
   Совсем разная психология у нас, христиан православных, и у людей «века сего», хотя бы иной раз и они называли себя «христианами» и даже «православными». Они упорно верят в какой-то «прогресс человечества», или в «Царство Божие на земле», в установление общего благоденствия и благополучия, когда самая смерть якобы будет побеждена, и люди будут жить на земле вечно и невозбранно всем наслаждаться — и все это, вопреки ежедневной окружающей нас мрачно-зловещей очевидности, говорящей совсем о другом, которая, казалось бы, должна была бы решительно разбивать всякого рода подобные фантастические иллюзии и праздные мечтания. Но они упрямо верят или хотят заставить себя верить, что человечество ожидает какой-то «золотой век», а потому так весело встречают каждый наступающий новый год, готовые праздновать его даже два раза: и по новому и по старому стилю.
   Совершенно иначе относимся к наступлению нового года мы, христиане православные. Мы безоговорочно верим Слову Божию и святым отцам Церкви, а потому наступление нового года располагает нас не к веселию, а наоборот — к серьезной молитвенной сосредоточенности.
   Мы знаем, что с каждым новым годом каждый из нас приближается к своему неизбежному земному концу, за которым следует отчет перед Богом о своей земной жизни и так называемый «частный суд», а весь этот тленный мир в целом приближается к своему концу — концу века сего, и наступлению вечности, когда времени уже не будет  (Апок.10:6).
   Тогда совершится последний Страшный Суд над всем человеческим родом, когда каждый от своих дел или прославится или постыдится, и когда явится «новое небо» и «новая земля», на которых будет обитать правда  (2 Петр.3:13).
   Есть ли тут хоть малейший повод к тому разнузданному веселию с бокалами вина в руках и танцами, с которым обычно в наше время устраиваются так называемые «встречи нового года», в коих нередко принимают участие и серьезные как-будто бы сами по себе люди, теряющие вдруг на этих «встречах» всякую серьезность и становящиеся словно легкомысленными повесами?
   Достойно ли это высокого христианского звания?
   Ведь, кажется, для каждого подлинного христианина должно быть ясно, что единственная допустимая и приличная «встреча нового года» — это встреча его молитвою.
   И это тем более, что для всякого еще здорового и непомраченного сознания с каждым новым годом становится все более и более ясным, что человечество идет не к «прогрессу», а наоборот — к «регрессу».
   Ведь не в том же «прогресс», обещающий общее благоденствие и благополучие, что изобретены всевозможные необыкновенные машины и приборы и что скоро, быть может, люди смогут совершать полеты на луну и другие планеты?
   Разве это дает благоденствие и благополучие, мир и духовное удовлетворение человеческой душе?
   Отнюдь не «прогресс», а ужасающий религиозно-нравственный регресс, со всё большим и большим расшатыванием всех вековечных моральных устоев, коих не лишены были, кроме христианской, и другие религии, — вот чем ярко характеризуется современная жизнь людей!
   И даже это необыкновенное оживление церковной интерконфессиональной жизни, никогда еще в истории человечества в таких широких масштабах не наблюдавшееся, не только не говорит о каком-то «прогрессе» и не внушает никаких надежд на «всеобщий мир», о котором так много сейчас кричат, и на лучшее светлое будущее, а наоборот — свидетельствует о полном упадке подлинной религиозной жизни - о том, что современным людям все стало безразлично, и никаких настоящих идеалов у них больше не остается. Все здесь сводится лишь к неискренним, слащавым, лицемерным, высокопарным словам, не имеющим под собою никакого действительного, существенного содержания.
    Уже нет теперь настоящей веры, а только одна ее видимость, ни к чему человека не обязывающая, никакой ответственности на него не налагающая.
   Но если бы все эти «экуменические конференции>, «съезды», «совещания», «симпозиумы» были бы просто пустым времяпрепровождением, своеобразным для собирающихся на них развлечением, со взаимным щекотанием тщеславия и самолюбия, это было бы еще полбеды.
   За всем этим кроется, однако, нечто гораздо худшее.
   Цель всего этого современного, столь модного ныне движения, «кем-то» поставленная и планомерно-проводимая — влить в души полный религиозный индифферентизм — безразличие к истине — убить любовь к той истине, которую пришел свидетельствовать на землю, по Его собственным словам, наш Господь и Спаситель  (Ин.18:37), к той истине, которую так самоотверженно, ничего не боясь, проповедовали по всему миру святые Апостолы, за которую умирали святые мученики, за которую так решительно и безкомпромиссно боролись с еретиками и лжеучителями святые отцы Церкви.
   И вот теперь-то, на ХХ-ом столетии христианской эры, у всех вдруг впервые «открылись глаза», и оказалось, что, собственно-то, «истины никакой нет» и «не за что было бороться, страдать и умирать», а надо просто всем «забыть все свои прежние разногласия» и… объединиться.
   Действительно — необыкновенный «прогресс», до которого в течение стольких столетий не доходили наши предки, среди коих было столько подлинно-благочестивых христиан, каких теперь мы уже не видим!
   И вот идет это «объединение», радующее многих наивных людей, которые не понимают, что под этим скрывается, в сущности, ниспровержение христианства и уничтожение всякой веры, всякой религии вообще.
   Безобразнее и кощунственнее всего, это то, что это «объединение» идет под разными благовидными евангельскими лозунгами, криво и лукаво, по-сектантски, толкуемыми: пускаются в ход библейские изречения, имеющие совершенно другой смысл и значение.
   Вот пример! Усиленно-проводимая этим «движением» полная модернизация христианства идет сейчас под лозунгом изречения Господа-Вседержителя: се нова вся творю , то есть: се творю все новое (Апок.21:5).
   Но ведь из контекста совершенно ясно, что речь здесь идет о новотворении Богом мира, после конца этого временного тленного мира, который, как ясно предрекает это Слово Божие, будет весь уничтожен огнем  (2 Петр.3:10-12), и на место которого явится «новое небо» и «новая земля», а вовсе — не о каком-то преступном «обновленчестве», которое так настойчиво теперь пропагандируют современные вожди «экуменизма», среди коих имеются даже православные иерархи и весьма высокого ранга.
   Но им все нипочем.
   Они лишь упорно выполняют поставленное им «кем-то» задание разрушения христианства, а для этого — все средства хороши, и особенно старые, испытанные — ложь и передергивание даже священных текстов, благо, что массы теперь так невежественны и ничего в правильном понимании текстов Священного Писания не смыслят.
    Настоящий, планомерно-организованный поход на христианство, с оставлением одной лишь внешней видимости его — вот, чем более всего характеризуется современный хваленый «прогресс» человечества!
   А что сказать нам о современной нравственности, основы которой расшатаны, кажется, до самых последних пределов? Ведь все то, что еще совсем недавно считалось неприличным и недопустимым, на наших глазах буквально, вдруг стало вполне для всех приемлемым и даже модным, не допускающим никаких протестов и возражений. Пощадим слух наших читателей и умолчим здесь о том, о чем и говорить и писать неприлично и что теперь, тем не менее, открыто и невозбранно повсюду делается.
    Самое циничное безстыдство стало какой-то «доблестью» нашего «прогрессивного» двадцатого века!
   А возражать против этого — значит, прослыть каким-то «мракобесом», «отсталым человеком».
   И с каждым новым годом это падение нравственности, это ужасающее безстыдство все расширяется и завоевывает себе все большие и большие «права гражданства», а возражающих и протестующих становится все меньше и меньше.
   Неужели и в этом можно видеть «прогресс», ведущий человечество к общему благополучию и благоденствию?
   Не свидетельствует ли нам мировая история наоборот — что падение нравственности влекло всегда за собой не благоденствие, а разложение и гибель. Достаточно вспомнить древний Рим в предхристианскую эпоху. А то, что делается теперь, едва ли не многим хуже того, что было тогда. Ведь то были язычники, не знавшие истинного Бога, а теперь все это делают «христиане». А кому много дано, с того больше и спросится.
   Все вообще понятия о добре и зле в наше время как-то странно смешались. Многие теперь, без всякого зазрения совести, «черное» называют «белым», а «белое» — «черным». Зло необыкновенно искусно, как никогда прежде, научилось прикрывать себя личиной добра.
   Вот, например! Христианская вера всегда нас учила и учит, что только ради Христа и во Имя Христа делаемое добро есть действительное, истинное добро, ибо есть добро только показное, творимое ради какой-либо выгоды или корысти. Если усиленно говорят о ком-либо, что «он делает много добра», то это еще совсем не значить, что он — действительно добрый человек, ибо, как учит нас вера наша и как самый опыт жизни показывает, творить добро можно и со злой целью, и это, конечно, уже не будет истинное добро, а только внешняя видимость добра. И от такого «добра» надо бежать, спасая свою душу.
   И как много сейчас творится такого «добра», за коим кроется какой-нибудь корыстный расчет! А люди этого не замечают или не хотят замечать, и даже весьма падки бывают на такое «добро»: «лишь бы давали мне деньги, а почему, с какой целью дают, не все ли равно: «деньги не пахнут!»
   Правда, и в прежние времена все это бывало, но никогда — в таких огромных масштабах и так часто, как теперь, когда буквально все покупается за деньги.
   Прежде широко было распространено рабство телесное, а теперь его сменило собой гораздо более худшее — рабство духовное. И люди сами себя добровольно продают в это рабство, обезличивая себя и отрекаясь от всего святого… за деньги или вообще за какие-нибудь земные блага.
   Были времена, когда люди готовы были за Имя Христово идти на самые страшные муки и даже на смерть. А теперь, когда их никто больше за Христа не преследует, не мучит и не убивает, они нередкосами продают Христа, прельстившись теми или иными земными благами. И вот это мнимое добро, делателей которого ныне немало, часто делается теперь именно с этой целью — отвратить людей от Христа, ввергнув их в духовное рабство.
   С каждым новым годом и в этом отношении мы видим все более и более растущий «прогресс», причем, что особенно страшно: продают Христа не только рядовые «христиане», но и христианские священнослужители, вплоть до носителей высокого иерархического сана.
   Но что ужаснее всего — это то, что с каждым новым годом, как свидетельствует пресса и сама окружающая нас жизнь, нравственное чувство людей все более и более притупляется, и они начинают примиряться со всеми самыми дикими и безобразными явлениями современной модернизированной жизни, от которых еще совсем недавно здоровое нравственное чувство с негодованием и омерзением отворачивалось и их решительно осуждало. Тоже «прогресс»!
   Так, на наших глазах, идет постепенная, но в последнее время ставшая весьма напряженной, моральная подготовка людей к принятию антихриста - к легкому безболезненному его воцарению.
   Вот, о чем должен напоминать нам каждый вновь наступающий новый год!
   Но напоминает он нам и еще о чем-то, самом для нас важном, от чего зависит жизнь наша в вечности.
   С каждым новым годом приближается расплата за все злые дела тех из нас, кои любят только ветрено и легкомысленно проводить время, «прожигая жизнь», стремятся весело и безпечно растрачивать драгоценное время, данное нам для подготовки к вечности, и убаюкивают себя уверением, что еще далеко до «конца» и наивной надеждой на какой-то призрачный «прогресс», якобы ожидающий нас на земле.
   Нравится ли это кому-нибудь или не нравится, но Слово Божие совершенно ясно и недвусмысленно нас об этом предупреждает и предостерегает: неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще. — Се, гряду скоро, и возмездие Мое со Мною, чтобы воздать каждому по делам его  (Апок.22:11-12).
   С новым годом, приветствуем вас, бpaтие … и «с новым счастьем», как говаривали в старину, которое — будем это помнить! — доступно только тем, кто познают и глубоко прочувствуют суету и тщету всего земного и искренно обратят свои мысленные взоры к небу, отонудуже и Спасителя ждем, Господа нашего Иисуса Христа  (Флп.3:20), Который откроет нам «новое небо» и «новую землю», когда и будет «все новое» (Апок.21:5). — Аминь.

Фарисейство в наши дни.

    «… Несмь, якоже прочии человецы … или якоже сей мытарь» (Лк.18:11).
   Едва только успеют отойти торжественные и радостные праздники Рождества Христова и Богоявления, как Святая Церковь начинает нас готовить к Великому посту — этому спасительному поприщу покаяния. Уже в следующий за праздником Богоявления воскресный день — в неделю по просвещении — мы слышим в наших храмах как бы непосредственно к нам обращенный призыв Самого Господа, вышедшего после Своего крещения на проповедь людям, «сидящим во тьме и сени смертной»: покайтеся, ибо приблизилось Царство Небесное!  (Мф.4:17). А в следующей после того воскресный день — неделю мытаря и фарисея — Церковь влагает нам в уста спасительный, исполненный скорби вопль души: покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче!
   Что это значит? Почему это дни радости, дни столь торжественного духовного ликования так быстро сменяются днями скорбного сетования, днями решительного призыва к сокрушению о грехах?
   Этим нам внушается: мало только ликовать и праздновать по поводу того, что сделал для нашего спасения милосердный Господь — надо и нам самим что-то, с своей стороны, сделать, дабы усвоить себе спасительные плоды этого уготованного нам Богом спасения. В этом как раз заключается большое, коренное отличие нас христиан православных от протестантов и сектантов. Христиане православные, как и протестанты с сектантами, отлично знают, что Бог даровал нам спасение туне , то есть даром , без каких-либо заслуг с нашей стороны  (Рим.3:24 и Тит.3:5)но усвоить себе это спасение «даром», то есть ничего не делая, мы не можем: мы должны покаяться, а истинное покаяние всегда требует «плодов покаяния», то есть добрых дел, которыми мы доказываем искренность нашего покаяния, искренность нашей веры и нашего обращения к Богу от тьмы греха.
    Сотворите убо плоды достойные покаяния!  (Лк.3:8) - так взывал, приходившим к нему каяться людям, Предтеча Господень святой Иоанн.
    Всяко убо древо, еже не творит плода добра, посекают е и во огнь вметают. Темже убо от плод их познаете их  (Мф.7:19-20) - учит Сам Господь Иисус Христос.
   Вот почему мало только праздновать, мало только радоваться тому, что совершил для нас Бог:надо и нам самим творить дела, достойные покаяния, — добрые дела, доказывающие, что мы действительно, по-настоящему покаялись, что мы на самом деле христиане, а не одно только имя носим «христиан». Страшное прещение изрек Господь чрез Своего Тайновидца на того, кто тольконосит имя, будто жив, а на самом деле — мертв и у кого Он не находит, чтобы дела его были совершенными  (Апок.3:1-2).
   Всем тем, что Господь совершил для нас, Он приблизил к нам Свое Небесное Царствие. И этому мы не можем не радоваться. Но теперь и с нашей стороны требуются наши собственные шаги, чтобы войти в это открывшееся для нас Царствие Небесное.
    Это мы и можем сделать чрез покаяние, а потому Святая Церковь и зовет нас, непосредственно вслед за великими праздниками, устами Самого Господа-Спасителя к покаянию и учреждает для нас целое поприще спасительного покаянного подвига — Великий пост.
   Но и к этому подвигу, дабы он был правильным и целесообразным, Святая Церковь готовит нас мудро, вводя нас в его настроение постепенно.
   Для подготовки к Великому посту служат евангельские чтения и назидательные службы четырех предшествующих ему воскресных дней:
   неделя мытаря и фарисея неделя блудного сына неделя мясопустная, или Страшного Суда неделя сыропустная, или изгнания
   Адамова.
   Но еще до наступления этих подготовительных недель Святая Церковь, желая расположить нас к достодолжному покаянному настроению, приводит в воскресном евангельском чтении поучительный образ покаявшегося начальника мытарей — Закхея. Он учит нас, что истинное покаяние не ограничивается одним признанием своих грехов или даже сожалением о содеянных злых делах, но непременно сопряжено со стремлением загладить эти грехи, эти злые дела противоположными имдобрыми делами. Вот где опять так ясно видна необходимость для спасения добрых дел, что отрицают протестанты и сектанты, пытающиеся уверить нас, будто бы для спасения вполне достаточно однойтолько веры!
   Грешивший прежде крайним корыстолюбием, соединенным с обидами для других, Закхей, в порыве искреннего покаянного чувства, от души воскликнул: Се пол имения моего, Господи, дам нищим: и аще кого чим обидех, возвращу четверицею  (Лк.19:8). И он, конечно, исполнил свое обещание, а потому Сердцеведец Господь тотчас же и изрек ему благостные слова прощения:днесь спасeниe дому сему бысть  (Лк.19:9).
   Вот что, следовательно, должно лежать в основе истинного покаянного подвига: искреннее раскаяние в содеянных грехах и твердое решение, не повторяя их более, непременно загладить все сделанное злодобрыми делами. Без этого, последнего, покаяние может быть неискренним, лицемерным.
   Внушая нам это, Святая Церковь вводит нас затем в приготовительные к Великому посту недели, и тут, в первую очередь рисует перед нашим мысленным взором два жизненных образа — два примера: один, — которому мы не должны подражать, и другой, — которому мы должны постараться следовать.
   Это — вечные психологические образы гордого фарисея и смиренного мытаря. Они так ярко и наглядно, выразительно и убедительно представляют нам то внутреннее душевное настроение, какое мы должны всячески в себе подавлять и искоренять, и противоположное настроение, которое мы должны стремиться прибрести.
   Эти сильные и яркие образы предлагаются нашему вниманию в евангельской притче о мытаре и фарисее. Кто не знает этой притчи? Как проста, кратка и безхитростна она, но сколько в ней жизненной правды, глубины и вразумительности!
    Человека два внидоста в церковь помолитися: един фарисей, а другий мытарь  (Лк.18:10-14). Оба они вошли в храм как будто бы с одной и той же целью — «помолитися» , — но сколь различна была их душевная настроенность, как не похожа была молитва одного на молитву другого, и какие совершенно разные до противоположности последствия имела молитва одного и другого.
   Фарисей пришел в храм с гордым сознанием своего превосходства перед другими людьми. И он не столько молился, сколько хвалился, любуясь самим собою, своими добродетелями, выставляя перед Богом свои заслуги и уничижая в то же время других людей.
    Боже, хвалу Тебе воздаю , — говорил он, — что я не таков, как прочие люди: хищницы, неправедницы, прелюбодеи: пощуся дважды в неделю, жертвую десятую часть всего, что имею…. Восхваляя самого себя за свои добрые дела, он не постыдился, находясь в храме Божием, заклеймить высокомерным презрением своего собрата по молитве: я не таков, как этот мытарь .
   Между тем, смиренно сознавший свои грехи, свое непотребство, свое недостоинство мытарь, стоя вдали, не смел даже очей своих возвести на небо, но только ударял себя в грудь, повторяя одни и те же слова, явившиеся плодом его искреннего сердечного сокрушения: Боже, милостив буди мне, грешному!
   И что же?
    Сниде сей , сказано в Евангелии, то есть мытарь, оправдан в дом свой паче оного , то есть фарисея,яко всяк возносяйся смирится, смиряяй же себе вознесется .
   В этих последних словах — весь смысл, все глубокое и назидательное нравоучение притчи: не фарисей получил оправдание от Бога за свои добрые дела (хотя они и действительно были сами по себедобрыми), но смиренный грешник (действительный грешник) — мытарь, за свое искреннее раскаяниево грехах, которых он не оправдывал, не извинял, но о которых всем сердцем сокрушался и за которые слезно просил у Бога прощения.
   Не без особого глубокого значения читается эта притча в первую приготовительную неделю к Великому посту, причем вся церковная служба этой недели посвящается этой же притче. Этим нам внушается: кто хочет в течение предстоящего Великого поста по-настоящему  (а не только формально!) покаяться и получить от Бога прощение и оправдание, тот пусть, прежде всего, помнить, что неугодно Богу «фарисеево высокоглаголание», самомнение и самохвальство, и что единственный верный и надежный путь покаяния это — «мытарева высота глагол смиренных» - смиренная мольба о прощении, вытекающая из глубины сердца сокрушенного и смиренного, как учил об этом еще в Ветхом Завете Боговдохновенный Псалмопевец: жертва Богу дух сокрушен: сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит  (Пс.50:19).
   Великий подвижник христианской древности преп. авва Дорофей в своих «Душеполезных поучениях», приводя множество заимствованных из жизни примеров, пространно учит о том, что единственно-верный путь ко спасению это — путь самоукорения. Напротив: мерзок пред Господом всяк высокосердый и надменный сердцем — самое покаяние такого человека не есть истинное покаяние, а лишь одно лицемерие фарисейское, которое отвергается Богом, как плод нечистой души, в которой гнездится богопротивная гордыня диавольская.
   Надо знать и помнить, что не только тот фарисей, кто любить делать добрые дела напоказ или притворяется благочестивым, не будучи таковым на самом деле, но и тот, кто уверен в своей собственной добродетели, кто не считает для себя нужным по-настоящему каяться и исправлять свою жизнь, кто высоко ценит сам себя, свои труды и заслуги, и одновременно — уничижает других людей, считая себя выше и лучше их.
    Фарисей — это тот, кто весь преисполнен сознания: «несмь, якоже прочии человецы» (Лк.18:11).
   Фарисейство — это самый всепоражающий и всегубительный, а, вместе с тем, и самый тонкий и потому опасный недуг, которым, в большей или меньшей степени, заражены все люди, поскольку они грешат, акаяться не хотят, не замечая своих грехов, не сознавая всей скверны и тяжести их, а потому и не сокрушаясь о них, а зачастую — лукаво оправдывая себя в них.
   В прежние времена фарисейство было, однако, более грубым, если можно так выразиться, более «примитивным», «карикатурным» и, вследствие этого, сравнительно легко распознаваемым. Не то теперь, в наши дни, когда все в жизни стало гораздо более сложным и тонким: современное фарисейство сделалось несравненно более утонченным и изворотливым, весьма искусно свою порочную сущность скрывающим.
   Никогда, кажется, фарисейство не расцветало таким пышным цветом, как в наше злокозненное время, когда многими оно расценивается, как «плод мудрости», как некая положительная черта характера, даже — как «добродетель», способствующая добрым взаимоотношениям в человеческом общежитии — в жизни семейной, общественной и государственной и даже… в церковной.
   Фарисейство теперь, в большинстве случаев, не только не осуждается, а наоборот — похваляется. Фарисеи имеют успех в современной жизни: их часто предпочитают людям прямым, честным и искренним. Это, конечно, потому, что они стараются быть «покладистыми», «эластичными»: в своих тщеславных целях, дабы стяжать «известность», «популярность», они готовы принять любой облик, лишь бы только всем угодить, всем понравиться, заслужить общую похвалу и признание своих «достоинств».
   Это — ничего, что в глубине своей души они исполнены, как учит святитель Игнатий (Брянчанинов), тщеславия, неверия, лукавства, зависти, ненависти, злобы, сребролюбия и прочих подобных недугов — что в душе у них воздвигнут идол «я», которому курится непрестанный фимиам, которому закалаются непрестанные жертвы.
   Главное — это то, что они умеют «со всеми ладить», быть «обходительными», «приятными», даже, если нужно, — «ласковыми» до приторности и «любвеобильными».
   И они, ведя себя так, действительно мало-помалу приобретают уверенность в том, что они всегда и во всем правы, что другим людям — до них далеко, что они — «не таковы, как другие», а гораздо выше, разумнее и лучше других, хотя бы наружно, на словах, они и смиренничали. Ловкими ухищрениями, иногда искусным лицедейством-актерством они умеют нередко и других, окружающих их, убедить в этом — в своих непревзойденных добрых качествах, в своей «добродетели», в своей несравненной духовной высоте, приобретая себе уважение и даже преклонение от многих, что им и нужно.
   Безмерный, порою самый неистовый и безудержный карьеризм, искусно-скрывающийся иногда под видом личиной мнимого «смирения» — это одна из самых характерных черт современных фарисеев, готовых вести страшную, ни перед чем не останавливающуюся борьбу за власть ради удовлетворения своего бешенного честолюбия. И если всякий честолюбец-карьерист, сам по себе уже, есть большое зло, то насколько большее зло честолюбец-фарисей, умеющий ловко скрывать или замаскировывать личиной благовидности свои действительные стремления — свои честолюбивые замыслы.
   Фарисей ведь никогда и ни в чем не признает себя виновным: у него всегда и во всем виноваты другие— только не он сам. Обидчивость и мстительность фарисея ужасны: он никогда не простит тем, кто отказываются признать его мнимые «достоинства», а особенно, если кто-либо осмелится разоблачить его фарисейство — «развенчать» его в глазах других.
   Фарисей — безпринципен: ему все — «все равно», и он со всем, даже с самым вопиющим безобразным явлением и преступлением готов примириться: непримирим он только к тому, что направлено лично против него.
   О! тут он становится безпощадным, хотя бы временно, по тактическим соображениям, он и представлялся кротчайшим агнцем, невинно страждущей жертвой.
   Вот откуда сейчас столько безудержной зависти, ненависти и злобы, так нарушающих, по-видимому, иногда без достаточно серьезных причин, мирное течение нашей жизни! Фарисей не может не мстить всеми доступными ему способами и средствами, даже если он явно неправ. А если, к тому же, в руках у него какая-нибудь власть, то тут совсем беда: начинается настоящее «избиение младенцев».
   И все же — находятся люди, которых он так сумел убедить в своей добродетели, что они продолжают «горой стоять» за него, даже когда он творит очевидную, казалось бы для всех, неправду: защищают его и восхваляют даже за эту самую неправду, и готовы с полным самоотвержением бороться за него до окончательной победы его над «врагами».
   Столь велико обольщение, которым живет и дышит фарисей, способный увлекать им и других!
   За примерами недалеко ходить. Их — множество в современной жизни — во всех, без исключения, сферах и областях ее. И становится вполне понятным, почему нигде нет мира, хотя так много говорят и даже кричат о нем, — да и не может быть его, если истинное христианство подменено фарисейством и даже люди, совсем далекие от христианства, и вовсе не христиане насквозь проникнуты все тем же духом фарисейства — каждый в своем роде.
   Все это — как раз то, о чем говорит святой Апостол Павел в своем 2-м Послании к Солунянам: сего ради послет им Бог действо льсти  (действие обмана, заблуждения, лжи) во еже веровати им лжи (так что они будут верить лжи)  (2 Фес.2:11).
    Фарисейство — это ведь и есть проявление в людях этого «действа льсти», то есть: лжиЭто — ложь, притворство, лицемерие. Вспомним, как неоднократно Сам Господь Иисус Христос, обличая фарисеев, называл их именно «лицемерами», подчеркивая этим отличительную черту их.
   Но самое ужасное, самое страшное — это то, к чему в конечном итоге приводит фарисейство. Последовательное и все большее и большее развитие фарисейского настроения способно сделать человека самым отъявленным преступником-злодeeм, который для достижения своих эгоистических, властолюбивых и честолюбивых целей не останавливается ни перед чем. Фарисеи не терпят себе «конкурентов» или соперников, хотя бы только воображаемых.
    Мы никогда не можем, не смеем забывать, что величайшее злодеяние в мире — Богоубийство совершено фарисеями.
   И фарисейство, хотя бы фарисей и считал себя «христианином», есть в сущности отречение от Христа, возстание на Христа.
   Фарисей поэтому весьма легко, без особого зазрения совести, вступает в содружество с врагами Христа и становится предателем Его, идя по стопам Иуды. Что фарисею Христос, если «бог» для него, идол, которому он покланяется и к поклонению коему упорно и настойчиво зовет других, это он сам? Все остальное для него — это только средства, которые он использует для самовозвеличения, самообожествления.
    Фарисейство — это самый страшный и самый губительный недуг души, без преодоления которого невозможно ни истинное покаяние ни вечное спасение.
   Итак, убоявшись того, что представляет собою фарисейство и к чему оно ведет зараженных этим трудно поддающимся врачеванию недугом, последуем материнскому увещанию нашей Святой Церкви, так заботливо предостерегающей нас перед наступлением Великого поста от этого недуга:
    «Фарисеева убежим высокоглаголания, и мытарева научимся высоте глагол смиренных, покаянием взывающе: Спасе мира, очисти рабы Твоя!» Аминь.

«Помышляю день страшный и плачуся деяний моих лукавых.»

    «Помышляю день оный и час, егда имамы вси нази и яко осуждени неумытному Суд и предстати»... (Стихира в неделю мясопустную).
   Внушив нам необходимость мытарева смирения и сердечного сокрушения о своих грехах и вспомнив умилительную притчу о покаянии блудного сына, Святая Церковь, готовя нас к Великому посту, приводить нам на память то «последнее», что неизбежно ожидает нас, — хотим ли мы того или не хотим — кончину мира, Второе Пришествие Христово и Страшный Суд.
   И хотя в наше время лукаво и лицемерно так хлопочут о всеобщем единении — как-будто «единение», само по себе, может являться самоцелью, — после Страшного Суда в нашем человеческом роде произойдет решительное и окончательное разделение, и притом на целую вечность: каждого из нас ожидает что-нибудь одно — или приобщение к вечному несказанному блаженству праведников или горькая-прегорькая участь вечного нескончаемого мучения грешников.
   В том, что это несомненно будет уверяет нас Сам Господь Иисус Христос, собственные слова Которого и читаются для вящего нашего убеждения в Евангельском чтении, положенном на неделю мясопустную, как именуется третья подготовительная неделя к Великому посту: И идут сии , то есть, стоящие по левую сторону Судии грешники, в муку вечную: праведницы же в живот вечный  (Мф.25:46).
   Как не думать об этом, не помышлять непрестанно в течении всей нашей, столь кратковременной -семьдесят лет, аще же в силах, осмьдесят лет  (Пс.89:10): редко-редко кто доживает больше! — земной жизни?
   Вот почему Святая Церковь и заповедует нам постоянно обращаться мыслью к этому дню Господню, великому и славному  (Деян.2:20), чтобы день тот не постиг нас внезапно  (Лк.21:34).
    Помышляю день страшный, и плачуся деяний моих лукавых: како отвещаю безсмертному Царю? Коим же дерзновением воззрю на Судию блудный аз? Благоутробный Отче, Сыне Единородный, Душе Святый, помилуй мя!  (Седален нед. мясопустной).
   Из этих слов церковного песнопения ясно видно, каким должно быть это непрестанное помышление о кончине миpa, Втором Пришествии Христовом и Страшном Суде: отнюдь не каким-то паническим ужасом, не очевидно-зловредной «апокалиптической паникой», которую именно и осуждает св. Апостол Павел в своем Послании к Солунянам  (2 Фес.2:2-3;11—12), а спасительным для души, покаянным приготовлением себя к этому великому и славному дню Господню .
   Ведь Сам Господь повелел нам себя к этому дню готовить: Сего ради будите готови, яко в оньже час не мните Сын Человеческий приидет  (Мф.24:44).
    Бдите убо, яко не весте в кий час Господь ваш приидет  (Мф.24:42).
   Но можно ли, согласно этому повелению Господню, «бдеть» и «готовиться», не помышляя постоянно и другим не напоминая об этом дне и часе?
   Как же тогда назвать людей, которые и сами не хотят помышлять об этом страшном дне и часе и других отклоняют от этого помышления?
   А таковые имеются, как это ни странно, даже в среде именующих себя «христианами», в том числе, и христианами «православными»?
   И если не смеют они совсем отвергать неизбежное наступление этого дня — ибо это было бы уже явное восстание против одного из основных догматов нашей святой православно-христианской веры! — то относят его в какое-то весьма отдаленное, неопределенное будущее — столь далекое, что оно даже утрачивает свою реальность, становясь чем-то в роде математической «безконечности», то есть, «может быть», и никогда не наступит…
   А на помышляющих об этом дне и учащих помышлять других они даже гневаются и крайне неудачно, чисто по-сектантски, приводят против них изречения из Священного Писания.
   Христос, видите ли, сказал, что «о дне том и часе никто не знает» и что «не ваше дело знать времена или сроки», а Апостол Павел будто бы осудил Солунян за то, что они ожидали Второго Пришествия Христова.
   Можно ли, однако, из всего этого делать такие выводы и заключения, какие столь поспешно и необдуманно они делают?
   Ведь кроме этих изречений, есть и другие, которых тоже забывать не следует. И эти-то другие как раз и имеют решающее значение, и в свете их и нужно понимать все остальные.
   Разве не перечислил Господь множество признаков близости Своего Второго Пришествия и кончины века (см. 24 главу Евангелия от Матфея и др.)?
   А перечислив разве не сказал Он в заключение: егда видите сия вся, ведите яко близ есть, при дверех  (Мф.24:33)?
   Но пусть даже эти признаки кому-нибудь кажутся недостаточно ясными, пусть о признаках этих можно еще спорить: не сказал ли разве Господь, что все мы, христиане, должны быть подобны рабам постоянно ожидающим возвращения Господина своего?
   Ведь это сказано очень ясно и весьма вразумительно!
    «И вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения Господина своего с брака, дабы когда придет и постучит, тотчас отворить Ему. Блаженны рабы те, которых Господь пришед найдет бодрствующими» …  (Лк.12:36-37).
   А что будет с теми, которые, как некоторые, современные умники, не желают думать и говорить о близости Второго Пришествия Христова и относят его к какому-то очень далекому туманно-неопределенному будущему?
   И о тех сказано — и сказано очень сильно и решительно: «Если же раб тот скажет в сердце своем: не скоро придет Господин мой … то придет Господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его и подвергнет его одной участи с неверными» (Лк.12:45-46).
   Так как же, после этого, можно не думать и не говорить о Втором Пришествии Христовом, особенно в наше страшное время, когда буквально с каждым днем так безмерно умножаются признаки близости его, указанные Самим Христом Спасителем и святыми отцами Церкви первых веков христианства?
   А Солунян святой Апостол порицал совсем не за ожидание Второго Пришествия Христова (как он мог их за это порицать, когда это Сам Господь повелел?), а за то, что они недолжным образом вели себя: начали «колебаться умом и смущаться», оставили всякое попечение о житейском, бросили все свои дела и предались праздной мечтательной жизни, то есть как раз впали в ту «апокалиптическую панику», которой не может быть места у истинных христиан.
   Если бы надо было всячески гнать от себя мысль о Втором Пришествии Христовом, как рекомендуют современные умники-лжеучители, то не сказал бы Христос так ясно и решительно: Итак, бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидетъ  (Мф.24:42).
    Будьте же и вы готовы, ибо, в который час не думаете, придет Сын Человеческий  (Лк.12:40).
   Пользуясь образным выражением, которое употребил Сам Господь  (Лк.12:39), святой Апостол Петр говорит, что День Господень придет, как тать ночью , то есть неожиданно, а потому мы всегда должны готовить себя к этому дню святою жизнью и благочестием, ожидать и желать пришествия дня Божия, в который воспламененные небеса разрушатся и разгоревшиеся стихии растают и это, конечно, потому, что тогда явится Новое Небо и Новая Земля, на которых будет обитать правда  (2 Петр.3:10-13).
   Не в панику впадать, а наоборот — «ожидать и желать» скорейшего наступления этого дня должнывсе истинные христиане.
   О, как далеки, следовательно, от истинного христианства те люди, которые настроены и думают иначе!
    Не наступления этого великого и славного дня Господня должны мы бояться и ужасаться, а нашей нераскаянности - нашего упорного коснения в греховной жизни.
   Вот почему Святая Церковь, пред наступлением Великого поста — времени покаяния — с особой силой и яркостью приводит нам на память то, о чем мы всегда должны неизменно памятовать — кончину миpa, Второе Пришествие Христово и Страшный Суд, побуждая нас к искреннему раскаянию во всех наших грехах и исправлению жизни.
   Какое может быть сильнейшее побуждение к настоящему покаянию, как не мысль о приближающемся Страшном Суде, когда участь наша будет решена на веки?
   Не сам по себе Страшный Суд страшен, а грехи наши делают его для нас страшным. Вот и будем бояться и страшиться впадать в грехи, будем бояться и страшиться оставаться в нераскаянности, греховной закоснелости.
   Но какой грех может быть страшнее того, когда кто-то, уподобляясь евангельскому неверному и неблагоразумному рабу, начнет говорить: Коснит Господин мой приити  (не скоро придет Господин мой): и начнет бити рабы и рабыни, ясти же и пити и упиватися с пьяницами  (Лк.12:45;Мф.24:48-49). А еще хуже и тяжелее грех того, кто и других начнет совращать, уверяя, что еще не скоро придет Господь , тем самым расслабляя их духовную бдительность, к которой так усиленно призывал Христос-Спаситель Своих последователей, и внушая им легкомыслие и безпечность к делу своего вечного спасения.
   Прекрасно говорит о необходимости постоянного памятования Страшного Суда наш великий наставник духовной жизни святитель Феофан, Вышенский Затворник: «Напечатлейте образ суда Божия в уме и сердце вашем и всегда носите его в себе. Сами увидите, каким воодушевлением и какой готовностью на всякого рода труды исполнится дух ваш... Можно сказать, что если б каким-нибудь образом можно было глубоко напечатлеть в душе людей сей образ Суда Божия, то все в непродолжительном времени сделались бы исправными ревнителями добрых дел. Ибо положите, что верная пришла бы весть с неба, что вот завтра или после-завтра придет Господь. Стал ли бы кто тогда предаваться забавам и утехам? Стал ли бы поблажать страстям своим и творить грехи? Стал ли бы еще отлагать покаяние и исправление свое?... Разве безумный какой стал бы так делать, а все, не потерявшие смысла, бросились бы поспешнее делать все, что еще можно сделать в это короткое время. Как ученики, для которых настает экзамен, о том только и думают, как бы приготовиться к экзамену: иной не спит почти и не ест, а не то, чтоб позволил себе еще и об играх и шалостях подумать, — так было бы и с нами, если бы память суда Божия не выходила из головы нашей...».
    «Но беда наша в том», говорит далее святитель Феофан, «что мы привыкли отдалять от себя сей час суда... Думает всякий: сколько уж времени я живу, все слышу: вот суд! вот суд!... и нет доселе суда. Может быть еще не скоро. Отцы наши, деды и прадеды тоже ждали суда, но вот еще и мы не видим его, спустя столько времени после них. Все сие так. Можно прибавить и еще более того: что вот уже 18 веков, как сказал Господь о суде и как ждут суда, и все нет его».
   Но что же из этого?
   Не было его доселе, но, может быть, не успеем мы выйти из храма сего, как придет Господь. Ибо то несомненно, что Он придет.
   Ной говорил своим согражданам: перестаньте грешить, иначе потопом потопит вас Господь. Может быть, вначале проповеди иной и остепенялся, но потом, как прошло десять, двадцать, сто и более лет, всякий давал себе право не верить так долго не сбывавшейся угрозе. Но неверие cиe ведь не отдалило же события.
   Пришел же потоп и взял все.
   Может быть, за минуту до этого повторял проповедь свою Ной, и над ним смеялись, но все же исполнилось то, что положено Господом: иного, может быть, за смехом сим и потоп застал.
   Так и у нас есть немало людей, кои отдаляют час суда; иные, может быть, и не верят тому, но все это не отстранит суда, и будет минута, когда исполнится положенное Господом, — исполнится когда не чаем, захватив нас внезапно.
   Во дни Ноя, говорит Господь, ели, пили, женились, посягали, строились и торговали... Никто и не думал о потопе. Но потоп пришел внезапно и взял все...
   Вот и мы едим, пьем, веселимся и хлопочем о разных делах — о суде Божием и думать не думаем; но может быть, он сейчас же придет и застанет нас, в чем есть. Ибо как молния, показавшись на одном краю неба, в одно мгновение пробегает до другого и охватывает все небо, так будет внезапно и мгновенно явление Сына Человеческого.» («Письма о христианской жизни» епископа Феофана стр. 164—166).
   Не «апокалиптическую панику» внушает нам мысль о близости Второго Пришествия Христова, как мы видим из вышеизложенного высоко-авторитетного учения выдающегося отца нашей Российской Церкви, а только заботу о первостепенной важности деле своего вечного спасения, которое иначе приходит в пагубное для нас состояние полного небрежения.
   С осуждением говорит святитель Феофан о тех, которые «отдаляют» день Второго Пришествия Христова и Страшного Суда «на неопределенную даль, так что и конца будто не видать, когда cиe будет» (там же), но тут же продолжает: «Отдаляйте суд Божий на сколько хотите... но какая же нам от этого льгота или поблажка? Все же он придет и будет судить именно нас и судить без лицеприятия, по закону Евангелия нами воспринятому. Все же наш долг быть истинными христианами оттого нисколько не умаляется... Так не лучше ли нам всякий час держать себя так, как бы Господь сейчас имел явиться?»
   И, наконец, мудро учит далее святитель Феофан: «пусть не скоро суд, но ведь если можно отсюда извлекать какую-либо поблажку, то это тем только, кои могут быть уверены, что час смерти их совпадает с часом суда отдаленного: нам же что из того? Вот ныне или завтра придет смерть, и покончит все наше и запечатлеет собою участь нашу навсегда, ибо после смерти нет покаяния. В чем застанет нас смерть, в том предстанем мы и на суд. Но когда придет смерть наша, никто того сказать нам не может. Может быть, еще минута, и всему конец... и пойдем мы к престолу Божию и услышим приговор, которого уже никто переменить не может.
    Такое рассуждение противопоставим лукавому врагу, который мыслию об отдаленности суда Божия покушается затмить в уме нашем картину сего суда и тем расслабить ревность нашу.

И в самом деле, что пользы за горы отдалять время Страшного Суда, когда смерть, не меньше его грозная и решительная, стоит у нас за плечами?

    Покоримся же, как дети послушные, спасительному внушению матери нашей — Церкви!Наполним память нашу картиною суда Божия и не будем отрывать от него своего внимания!»   (там же, стр. 167).
   Вот — ответ Церкви тем вздорным «умникам», которые не хотят слышать разговоров о кончине миpa, Втором Пришествии Христовом и Страшном Суде, самочинно заявляя, что «не нужно людей понапрасну пугать», что «это, мол, современным людям непонятно» и якобы даже «производит не положительное, а скорее отрицательное действие (?!).
   Церковь Христова смотрит на это, однако, иначе.
   В наше время какого-то поистине безстрашного безшабашья и окамененного нечувствия было бы как-раз очень хорошо, кого-нибудь хотя бы, действительно, по-настоящему «запугать», ибо это — страх спасительный, полезный для души.
   Отсутствие этого страха — весьма грозный симптом нашего злокозненного времени, указывающий на полное изсякновение духовной жизни. Не забудем, что в первые века христианства настроение христиан было диаметрально противоположно тому, что мы видим теперь: первые христиане жили напряженным ожиданием Второго Пришествия Христова.
   Святая Церковь и учит нас ежедневно, на каждом молитвенном правиле и за каждой Божественной литургией исповедовать свою веру во Христа, «паки грядущего со славою судити живым и мертвым» , а перед наступлением Великого поста особенно ярко и впечатлительно живописует пред нашим мысленным взором потрясающую картину Страшного Суда Божия, убеждая нас, именно под влиянием этого зрелища, «плакатися деяний своих лукавых», чтобы предстать на суд Божий уже очищенными чрез искреннее покаяниe, и услышать благостный призыв Господа, обращенный к стоящим по правую сторону Его: придите, благословенные Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира  (Мф.25:34).
   Сего непременно сподобит нас Господь, если мы будем бояться не кончины миpa, не Второго Пришествия Христова и не Страшного Суда, как такового, а нашей нераскаянности, нашего упорного коснения в греховной жизни и настроенности. Аминь.

Что такое Православие?

    «Аз на сие родихся, и на cиe приидох в мир, да свидетельствую истину: и всяк, иже есть от истины, послушает гласа Моего» (Ин.18:37)
   Чрезвычайно знаменательно и глубоко для нас поучительно то, что первая седмица Великого поста заключается праздником в честь Святого Православия. И надо весьма пожалеть о том, что во дни нашего безвременья это славное празднество часто не совершается с той достодолжной торжественностью, какой оно, по всей справедливости, заслуживает. Причина этого, можно думать, та, что очень многие в наше время, даже из числа священнослужителей, не исключая и носителей самого высокого сана, не отдают себе ясного отчета в том, что такое Православие — чем оно нам так безконечно дорого, почему мы должны так высоко ценить его и хранить его, как величайшее сокровище наше, с коим не могут сравниться никакие земные сокровища этого тленного миpa.
   Широко-распространенное, «ходячее» мнение наших дней — это то, что Православие представляет собою всего лишь одну из многих разновидностей христианства, наряду с другими, имеющими полное право на существование и даже, в той или иной мере, равноценными.
   Но думать так — это: или крайняя наивность, основанная на невежестве, или определенно-злонамеренное искажение правды.
   Если мы обратимся к истории Христианской Церкви и дадим себе труд спокойно и безпристрастно, без всяких предвзятостей, основательно ознакомиться с нею, мы легко убедимся, что только Православие и есть истинное христианство — та Истина, свидетельствовать которую, по Его собственным словам, пришел на землю воплотившийся Единородный Сын Божий  (Ин.18:37).
   Исконный враг человеческого спасения диавол еще в яслях, как мы знаем, вознамерился погубить нашего Спасителя, дабы воспрепятствовать Ему совершить дело нашего спасения. Когда ему это не удалось, он всю злобу свою воздвиг на Него, использовав орудием для себя гордость, тщеславие, властолюбие и честолюбие иyдeйcкиx первосвященников, старейшин, книжников и фарисеев.
   Когда и эти злые ухищрения его рушились, и самая власть его была попрана Воскресением Христовым, он сначала чрез иудеев, а затем и чрез язычников поднял жесточайшие кровавые гонения на последователей Христовых, в надежде стереть христианство с лица земли.
   Но и эти козни врага не увенчались успехом, а даже наоборот: христианство сделалось в тогдашнем культурном греко-римском мире господствующим вероисповеданием.
   Лукавый враг не пал, однако, духом от понесенных поражений.
   Он воздвиг тогда новую брань против ненавистной ему Христовой веры — против той Божественной Истины, которую принес на землю, для спасения людей, воплотившийся Сын Божий, — брань, несравненно более трудную и опасную.
   По его наущению и вдохновению, люди, обольщенные им чрез гордыню и честолюбие, стали среди самих христиан, внутри самой Церкви Христовой, как это предвидел еще святой Апостол Павел (Деян.20:30), возбуждать споры о вере, разные несогласия и разделения, ставя собственные чисто-человеческие домыслы и соображения на место Богооткровенной Истины.
   Так возникли ереси и расколы, которые грозили изнутри подорвать животворную и спасительную для людей силу Христова учения, подменив Истину ложью.
   Для изобличения и осуждения этих ересей, лжеучений и расколов, блюстители Божественной Истины, преемники святых Апостолов, отцы Церкви — епископы стали съезжаться на Соборы — поместные и Вселенские, дабы вселенским «соборным» разумом уяснить и определить раз и навсегда для всех христиан обязательное и неизменное учение Церкви, установив как веровали повсюду, во что веровали всегда, во что веровали все (святой Викентий Лиринский).
   Тогда-то вот, истинная христианская вера — правая вера, в отличие от ересей и сект, также именовавших себя «христианскими», стала называться «православной».
   Итак, вот что такое Православие!
    Православие — это чистая и неискаженная Истина, принесенная на землю для спасения людей Христом-Спасителем: это — сохраненное во всей чистоте и неповрежденности подлинное Учение Христово о вере и благочестии (- жизни по вере), изложенное святыми Апостолами в Священном Писании, тщательно изъясненное и истолкованное их законными преемниками — мужами апостольскими, святыми отцами и учителями Церкви в Священном Предании нашей Православной Кафолической Восточной Церкви, которая одна только, как ничего не изменившая в этом учении, и поныне, по всей справедливости, именуется «Церковью Православной».
   К несчастию, в наше время настолько утрачен живой интерес к возвышенным истинам веры и правильное понимание их, а особенно — приложение их к жизни, называемое обыкновенно «благочестием», — что многие искренно думают, будто вся разница между Православием и другими исповеданиями заключается только в обрядах, а так как «обряды», мол, — «дело второстепенное, а Бог — Один», то не все ли равно, к какому вероисповеданию принадлежать: «лишь бы веровать в Бога и быть хорошим человеком».
   Таково модное, ходячее мнение. Но так ли это?
   Бог — Один, Христос — Один, а вера почему-то не одна: вер разных — много.
   Если Бог — Один, то могут ли все эти разные веры быть одинаково-истинными и, следовательно, одинаково-спасительными?
   Ведь если «Бог — Один и Христос — Один, то разве не обязывает это и всех искренно-верующих во Христа, чтобы и всё, касающееся их веры и благочестия, было у них тоже одно: одинаковое, а не разное?
   Эту истину как раз и утверждает Слово Божие, говоря: Един Господь, Едина Вера, Едино Крещение, Един Бог и Отец всех  (Еф.4:5-6).
   Разве создал Господь много разных Церквей? Разве не сказал Он ясно и определенно: созижду Церковь Мою — именно одну Церковь, а не много разных церквей! — и врата адова не одолеют ее (Мф.16:18)?
   Неужели можем мы считать эти слова Спасителя нашего ложными, неоправдавшимися, кощунственно признавая, что «врата адова» все же «одолели» Церковь, разбив ее на множество разных церквей?
   Да не будет!
   Не позволим себе такой страшной хулы на Сына.
   Только одна — одна единственная Церковь основана Воплотившимся Единородным Сыном Божиим для спасения людей: она одна, основанная Им Самим, а не обыкновенными грешными людьми, существовала всегда, существует теперь и будет неизменно существовать до скончания века.
   Что тут может быт неясного?
   Надо только твердо веровать в это и не мудрствовать лукаво!
   А вот от этого-то «лукавого мудрствования» и появилось на свете такое множество всяких лжецерквей и «деноминаций», которые запальчиво-самоуверенно заявляют претензию на обладание Истиной, не имея ее, а зачастую проповедуя явную ложь и всевозможные вымыслы, льстящие испорченному человеческому сердцу.
   Истинная Церковь вся есть Истина, и нет и не может быть в ней ни тени какой бы то ни было лжи или заблуждения. Отдельные члены Церкви, вплоть до самых высоко-стоящих иерархов, могут иногда, полагаясь на свой собственный только разум, ошибаться и заблуждаться, но вся Церковь в целом — никогда.
   Она, и только она одна, Истинная Церковь — непогрешима.
   Это потому что в ней пребывает до скончания века Глава ее — Сам Господь Иисус Христос  (Мф.28:20), вдохновляет ее и руководит ею Дух Святый  (Ин.14:16-17).
   Это утверждение наше не голословно, ибо основано на ясном учении Слова Божия: Церковь Бога Живаго — столп и утверждение Истины  (1 Тим.3:15) - так говорит великий Апостол языков святой Павел.
   Кто лжет или впадает в заблуждение, тот невидимым судом Божиим тотчас же отсекается от Тела Церкви, отпадает от нее, тем самым теряя надежду спасения, и может опять возсоединиться с нею только чрез искреннее покаяние.
   Никакая ложь оттого не свойственна Церкви, не терпима в ней.
   Не может быть поэтому в ней ни разномыслия, ни разногласия, ни разделений.
   Об этом ясно говорит святой Апостол Павел, наставляя первых христиан: «Молю же вы, братие, блюдитеся от творящих распри и раздоры, кроме учения  (­ вопреки учению), емуже вы научистеся, и уклонитеся от них. Таковы бо Господеви нашему Иисусу Христу не работают, но своему чреву: иже благими словесы и благословением прельщают сердца незлобивых  (то есть: ласкательством и красноречием обольщают сердца простодушных)  (Рим.16:17-18)».
    Да тожде мудрствуете, ту же любовь имуще, единодушии, единомудренни  (то есть: имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны): ничтоже по рвению, или тщеславию  (ничего не делайте по любопрению или по тщеславию), но смиренномудрием друг друга честию больша себе творяще  (Флп.2:2-3).
   Как же выглядит теперь столь модное ныне движение «экуменизма», с точки зрения такого вполне ясного и категоричного учения Слова Божия?
   Не есть ли оно — сплошная ложь, несвойственная истинной Церкви и нетерпимая в ней?
   Требуя от христиан полного единомыслия и единодушия в своей среде, Слово Божие столь же ясно и категорично говорит о том, как истинные христиане должны относиться к искажающим истинное учение Церкви лжеучителям-еретикам: аще кто приходит к вам, и сего учения  (то есть: учения, проповеданного святыми Апостолами) не приносит, не приемлите его в дом, и радоватися ему не глаголите  (то есть: не приветствуйте его)  (2 Ин.1:10).
    Еретика человека, по первом и втором наказании  (после первого и второго вразумления)отрицайся  (отвращайся) (Тит.3:10).
   Так ли поступают современные «христиане» — или они «стыдятся» требований Слова Божия, как «устарелых», «отставших от века», недостаточно «прогрессивных»?
   Вот почему лгут на Истину все эти «экуменисты» и всякого рода современные «объединители», стремящиеся соединить несоединимое: правду с беззаконием, свет со тьмою, Христа с велиаром, верного с неверным  (2 Кор.6:14-15).
   Что сказать нам, после этого, о иерархах, возглавителях и духовных руководителях современных поместных православных церквей, которые вступили в «экуменическое движение» и стали полноправными членами и активными деятелями «мирового совета церквей»?
   Вправе ли они еще считать себя православными?
   Мы не говорим уже о целом ряде канонических правил Православной Церкви, воспрещающих молитвенное общение с еретиками, за что полагается отлучение от Церкви, а епископам и клирикам — извержение из сана (см. Апостольские правила 45, 46 и 65 и Лаод. соб. 32, 33 и 37), ибо многие сейчас считают, что каноны вообще «отстали» от далеко «ушедшей вперед» жизни, и надо все их отменить или переделать так, чтобы ни для кого не было никаких стеснений и каждый мог делать все, что ему заблагоразсудится — в свое удовольствие.
   А если принять во внимание то, что многие из возглавителей этих церквей, представители иepapxий и духовенства, не говоря уже о рядовых мирянах, вступают теперь даже в антихристианские организации или открыто провозглашают атеистическую богоборческую власть «властью от Бога», коей нужно повиноваться «не за страх, а за совесть», предоставляя себя в полное услужение врагам Христовым и делая себя их послушным орудием, то становится и совсем страшно!
   До чего мы дожили?!
   И можно ли закрывать глаза на все это и безпечно убаюкивать себя и других, уверяя, что ничего, мол, особенного в этом нет, что так, мол, «всегда было»?
   Кое-что, может быть, и было, но не так, не в таких огромных, можно сказать, всеобъемлющих масштабах, когда и здорового места почти не остается, и честный искренний христианин не знает, куда и с кем ему идти, кому можно довериться.
   Не будучи в состоянии, после продолжительной многовековой борьбы, просто уничтожить Церковь, темные сатанинские силы, в наши дни, с особой ожесточенной энергией, устремились на Церковь, пытаясь овладеть ею изнутри, дабы использовать ее, в лице ее податливых служителей, в своих целях. Оскудение веры и истинной христианской любви помогает этому, а тщеславная погоня за рекламой и суетной славой и искание материальной выгоды прямо идет навстречу этим сатанинским планам.
   И вот, в результате та печальная картина, которую мы теперь наблюдаем: соль обуевает.
   Забывают многие в наше время, что Церковь есть Церковь: что она не какое-либо земное, человеческое учреждение, а учреждение Божественное, высочайшее назначение которого есть cпaceниe душ в жизнь вечную, что в ней не место какой-либо «политике» или «дипломатии» и недопустимо кривить душой, попирая совесть, во имя каких бы то ни было чисто-земных целей, хотя бы и прикрывались они лживо фальшивыми лозунгами «мира всего миpa», «всеобщего блага» и даже мнимой «христианской любви» и «смирения», что сейчас так в моде.
   Вся эта современная фальшь и шумиха и увлечение какой-то «высшей политикой» и «тайной дипломатией», к чему усиленно теперь привлекаются не только рядовые, но и высшие служители Церкви, ставят себе задачей не что иное, как подготовку будущего мирового владычества антихриста, который должен возглавить единую (объединенную из всех религий мира) лжецерковь и единое всемирное (объединенное из всех национальностей) государство.
   Нет поэтому ничего удивительного, что в наши дни называться просто «православными» стало уже недостаточно, невполне определительно, и вот почему все истинно-верующие на нашей страждущей Родине называют теперь себя «истинно-православными христианами», желая подчеркнуть, что они не принадлежат к формальной «Православной Церкви», погрешившей против истинного христианства своим противоестественным союзом с врагами Христа-Спасителя.
   И если учесть, что происходит сейчас с «православными христианами» в так называемом «свободном мире», где господствует «экуменизм» и где все почти уже объединились в составе так называемого «мирового совета церквей», то нельзя не согласиться, что такое, более точное наименование: «истинно-православные» уместно и здесь — в отличие от тех, которые, называя себя «православными», фактически уже отреклись от Православия, сохранив лишь одну внешнюю видимость его.
   Необходимо помнить и знать: не может истинная Церковь Христова провозглашать и утверждать какую бы то ни было ложь и вступать в содружество или сотрудничество с врагами Христовыми!
   А потому все те епископы, клирики и миряне, которые в этой лжи участвуют и с врагами нашего Господа и Спасителя так или иначе дружат и сотрудничают, — «православные» только по имени.
   И вновь и вновь, невольно вспоминаются нам подлинно-пророческие слова нашего дивного российского святителя Феофана, Вышенского Затворника, о том, как будет в последние времена:«Хотя имя христианское будет слышаться повсюду, и повсюду будут видны храмы и чины церковные, но все это — только видимость, внутри же отступление истинное»  (Толк. Сол. стр. 492).
   Не наблюдаем ли мы нечто подобное уже и теперь?
   Ведь Православие не есть что-то отвлеченное Православие это не только вера, но и жизнь по вере — жизнь, согласная с верой, которая называется обычно благочестием.
   И вот, весьма характерно, что все эти современные модернисты-экуменисты, еще называющие себя «православными», с каким-то самодовольным легкомыслием отбрасывают все пoдвижничecкие установления Святой Церкви, в коих наиболее полно и ярко выражается дух православного благочестия, как например, подвиг воздержания, поста душевного и телесного.
   А для нас, остающихся верными истинному Православию, не может не быть особенно знаменательным и высоко поучительным именно то, что праздник Торжества Православия как бы увенчивает собою первую, наиболее строгую седмицу Великого поста.
   Будем же стремиться к подвигу, в котором как раз и выражается существо нашей православно-христианской веры, которая есть подвиг подражания Христу в крестоношении и самораспятии  (1 Петр.2:21;1 Кор.9:25-27;Гал.5:24), — веры подвижнической. А подвизаясь законно, как учит Слово Божие, будем все претерпевать за Истину, не отступая от нее, как это делают теперь многие, по малодушию или из какой-либо корысти.
   И будем твердо помнить: где нет подвига, где нет стояния за истину — там нет и Православия - нет истинной веры в Бога и во Христа Его. Аминь.

«Радуйся, живоносный Кресте — благочестия непобедимая победа…»

   Как первая, наиболее строгая, седмица Великого поста увенчивается торжеством Православия, так весь Великий пост в целом увенчивается и освящается драгоценнейшим для нас, христиан, знамением Честнаго и Животворящего Креста Господня, возвышающимся посреди его и как бы осеняющим собою все течение его.
   В самой середине поста Крест торжественно выносится из алтаря и перед ним совершается земное поклонение с исполнением при этом особых умилительных песнопений. Это поклонение Кресту продолжается затем в течении всей четвертой седмицы поста, которая и называется поэтому — Крестопоклонной.
   Что это значит?
   Крест выносится для того, чтобы поднять наш дух и воодушевить нас к дальнейшему прохождению подвига поста, напомнив нам, что все мы, христиане — крестоносцы, и что, если мы не напрасно носим великое и славное имя последователей Христовых, мы должны в жизни своей уподобляться Христу в крестоношении и самораспятии, как Он Сам нас учил: иже хощет по Мне идти, да отвержется себе, возьмет крест свой, и по Мне грядет  (Мк.8:34) и как наставлял христиан великий Апостол языков святой Павел: иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми  (Гал.5:24).
   Постничество, понимаемое, как всестороннее воздержание и самоограничение, и есть то «самораспятие», которое от нас требуется, если мы не на словах только, но и на деле хотим быть истинными христианами. А Великий пост, который мы ежегодно проходим, есть не что иное, как только символ всего течения истинно-христианской жизни, и одновременно — ежегодное упражнение в подвиге христианской жизни и, вместе с тем, — ежегодное напоминание о том, как должен жить истинный христианин.
   Каждый истинный христианин есть подвижник, и без подвига нет и не может быть истинно-христианской жизни, ибо для того, чтобы стать христианином, необходимо нудить себя, принуждать себя во всем — делать не то, что внушает нам наша растленная грехом природа, а то, что повелевает Закон Божий: по мудрой нашей народной поговорке, — «жить не так, как хочется, а так, как Бог велит».
   Этого подвига и ждет от нас наш Подвигоположник-Христос, сказавши ясно: подвизайтеся внити сквозь тесная врата  (Лк.13:24), ибо широки врата и пространен путь, ведущие в пагубу, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в живот, и немногие находят их (Mф.7,13—14).
    Царствие Божие , по словам Самого же Христа Спасителя, силою берется, и употребляющие усилие восхищают его  (Мф.11:12).
   А в чем состоит этот подвиг, объясняет святой Апостол Павел, говорящий: подвизающийся, от всего воздерживается  (1 Кор.9:25), то есть он состоит во всестороннем воздержании телесном и душевном, о чем и учит нас Святая Церковь и о чем напоминает нам особенно Великим постом.
   На этот подвиг воздержания и воодушевляет нас Крест Господень, износимый на середину храма для поклонения.
   «Вам больно, вам тяжело, вы ропщете», как бы так говорит при этом Святая Церковь: «а каково было Господу страдать за вас на этом Кресте? Ведь страдания Его были несравненно больше ваших. Однако, Он все претерпел, дабы спасти вас! Потерпите же и вы немного, ради Него и во Имя Его! Тем более, что это терпение ваше и не Ему и никому иному, а только вам, лично вам самим необходимо и спасительно. Вспомните про Его великую любовь к вам, какую Он проявил к вам, добровольно отдав Себя на эти мучительные крестные муки и на поносную смерть, и — воспряньте духом. Любовь Его и чудодейственная сила крестная поддержит вас и поможет вам совершить во славу Его ваш постный подвиг и приведет вас чрез пучину поста к великой радости светоносного дня Воскресения Христова».
   Вот почему износимый в неделю Крестопоклонную Крест Господень уподобляется в нашем богослужении райскому «древу жизни», тому древу, которое усладило во время четыредесятилетнего странствования народа Божия по пустыне горькие воды Мерры, и «сеннолиственному древу», под тенью которого останавливаются для прохлаждения и отдыха утомленные путники, ведомые в обетованную землю вечного наследия (см. синаксарь неделя Крестопоклонная).
   Вместе с тем, Благовестие о Кресте Господнем и поклонение ему среди Четыредесятницы утешительно преднапоминает нам и о приближающемся Светлом Празднике Воскресения Христова. При торжественной встрече военачальника, победно возвращающегося с поля битвы, обыкновенно предшествовали ему его победные знаки: так Пасхе Христовой — шествию Победителя греха и смерти предшествует знак Его победы, Его «оружие непобедимое» — Честный и Животворящий Крест. Потому-то с прославлением Креста Гсоподня неразлучно соединено и прославление Его Воскресения, как и поется при поклонении Кресту: Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим. 
   Это же напоминает нам и о том, что, если мы, постясь, со Христом страждем, сораспинаемся Ему, то с Ним и прославимся — если с Ним умираем, то с Ним и воскреснем. Как Крест Христов привел к победе над смертью и светлой радости Воскресения, так и личный крест каждого христианина, который он несет во Имя Христово, приведет к тому же — к радостному воскресению из мертвых и новой жизни во Христе — вечному нескончаемому блаженству в «невечернем дни Царствия Христова» — в чертогах райских.
   Итак, Великий пост с его средоточным пунктом, неделей Крестопоклонной напоминает нам, что жизнь истинного христианина есть подвиг: она есть крест самораспятия, который приводит к светлой радости Воскресения.
   В этом — существо истинно-христианского, православного учения о спасении, и кто это отрицает, тот не христианин.
   Но как много в наше время является людей, называющих себя «христианами», и порою даже «христианами православными», которые отвергают значение подвига для спасения и отметают воздержание, как ненужное и безсмысленное, теоретически ли то или хотя бы только практически.
    Вот это — один из самых ярких симптомов стремительно ширящегося в наши дни «отступления».
   Ибо тот, кто не желает «распинать плоть свою со страстьми и похотьми», по заповеди Апостола, кто отметает пост, установленный Святой Церковью и признает ненужным подвиг воздержания, тот и не Христов — тот не христианин.
   Весьма характерно, что эти люди и не чтут как должно Креста Господня, суеверно боятся его, а самые крайние из них даже ругаются над ним, кощунственно называя это спасительное для нас и священное древо «виселицей».
   И они делают все возможное, чтобы удалить отовсюду из современной жизни всякое напоминание о Kpeсте, заменяя его всякими другими символами и эмблемами: ничто не должно, по «чьим-то» предначертаниям, напоминать современному человеку о «непобедимом оружии», которым сокрушена власть диавола, дана победа над грехом и дарована человеку вечная нетленная жизнь.
   Страшная борьба ведется теперь в мире и против «Живоносного Креста» и против «благочестия», или же жизни христианской по вере, «непобедимой победой» коей является Крест. Борьба эта ведется в разных формах и видах, применительно к разным людям, условиям жизни и обстановке. Борьба эта ведется явно, напоминая собою гонения первых времен христианства, ведется она и тайно, скрыто, но не менее зло и интенсивно.
   Но что особенно страшно, это то, что к этой борьбе привлекаются не только явные враги Креста Христова и христианского благочестия, но и те, кто сами себя считают и называют «христианами» и даже «христианскими пастырями».
   У нас в России это были «живоцерковники» и «обновленцы», которые пытались широко развернуть свою «работу», опираясь на богоборческую власть, но простой верующий народ отверг их, сразу почувствовав сердцем дух отступления в них, несмотря на красивые слова, которые они усиленно расточали, обещая даже «возродить первохристианство», конечно, льстиво и неискренно.
   В действительности, главной их задачей было — убрать из Православной Церкви все, что стесняет и ограничивает плоть, дать полную свободу всем низменным страстям, то есть объявить ненужным тот подвиг самораспятия, в котором как раз и заключается сущность христианского благочестия, или жизни по вере.
   Замыслы «живоцерковников» и «обновленцев» в самой России, ставшей СССР, тогда провалились, но «реформаторские» идеи их продолжали жить, перекинувшись в другие православные страны, где вскоре нашли себе благодатную почву среди духовных лиц, получивших образование в западных протестантских школах. Нет ничего удивительного, что приверженцев этих идей так потянуло к протестантам, основавшим к тому времени «экуменическое движение». Надо знать и помнить, что протестантизм, с самого начала, отверг подвиг в христианстве, провозгласив, что для спасения достаточно одной только веры, что практически и показал своим собственным примером сам основатель протестантизма римско-католический монах Мартин Лютер, поправший свое монашество и женившийся на монахине.
   Все, что было в поместных православных церквах отравлено духом «живоцерковничества» и «обновленчества», с большой охотой и даже восторженно примкнуло к мощно развернувшемуся «экуменическому движению», пуская в начале «пыль в глаза» ревнителям подлинного Православия, будто они делают это для того, «чтобы свидетельствовать перед инославными истину Православия». Теперь уже стало вполне ясным, что это были лишь одни слова, ибо публичные высказывания этих «православных экуменистов» ярко свидетельствуют как раз об обратном — об их отступлении от Православия.
   Ныне мы стоим перед мрачным и грозным фактом: почти все поместные православные церкви, в лице своих возглавителей, вступили в «экуменическое движение», то есть, иными словами,отреклись от истинного Православия и стали на путь «живоцерковничества» и «обновленчества», то есть — на путь отступления.
   Как нам нужно теперь тщательно беречь себя, чтобы не увлечься этим общим дурным примером, не заразиться им и не изменить, подобно многим другим, истинному Православию.
   Для этого нам необходимо твердо помнить, что истинное христианство — это вера крестная, и что мы, христиане, взирая на Живоносный Крест нашего Подвигоположника-Христа, должны и сами, взяв каждый «крест свой», идти за Христом путем подвига, путем всестороннего воздержания и самоограничения. Мы должны крепко блюсти и исполнять не только евангельские заповеди, но и канонические правила нашей Церкви, и, в первую очередь, именно те из них, которые предъявляют те или иные нравственные требования, как к верующим мирянам, так особенно — к священнослужителям, регулируя, таким образом, аскетический строй жизни в нашей Церкви, без которого нет и не может быть подлинного православного благочестия. Нельзя эти правила легкомысленно нарушать или как-то обходить. Только строгое следование всем каноническим правилам, на отмену коих так усиленно покушались «живоцерковники» и «обновленцы», может спасти нас от полного внутреннего развала и духовной анархии. Иначе мы можем дойти до того, что все будет позволено, и не останется вообще ничего святого.
   Вот этого-то в наше страшное время повального отступления и нужно больше всего бояться!
   Безполезно укреплять внешнюю дисциплину, когда внутренняя дисциплина духа будет расшатана, когда соль окажется обуявшей!
   Не дай Бог, чтобы и к нам относились укорительные слова святого Апостола Павла: многие поступают, как враги Креста Христова: их конец — погибель, их бог — чрево, и слава их — в срам: они мыслят о земном  (Флп.3:18-19).
    Аще Бог наш нас ради распятся , увещевает нас Святая Церковь, колико подобает нам Его ради деяти, облегчая же болезни наша предложением Владычних скробей, и воспоминанием и упованием, Крестом Славы … да и спрославимся Ему  (Синаксарь недели Крестопоклонной). Аминь.

ПАСХАЛЬНОЕ ОБРАЩЕНИЕ.

    Настоятеля Свято-Троицкого монастыря архиепископа Аверкия.
    Христос Воскресе!
    «Воскресенья день, просветимся людие: Пасха, Господня Пасха, от смерти бо к жизни, и от земли к небеси Христос Бог нас преведе, победную поющия».
   Сколько раз уже слышали мы слова этого радостного пасхального песнопения, но никогда не насытимся мы тою светлою радостью, которая возбуждается ими в наших сердцах.
    «Пасха, Господня Пасха!…» — какой радостный трепет объемлет наши души всякий раз, как мы слышим эти преисполненные высокого духовного ликования слова священного восторга, который ни с чем земным не может сравниться, никакой земной радости не может быть полностью уподоблен.
   Что же так радует, так услаждает наши души в эту «священную, всепразднственную и светозарную нощь», когда подлинно «все исполняется света, небо же и земля и преисподняя»?
    «От смерти бо к жизни, и от земли к небеси, Христос Бог нас преведе» — вот ответ на этот вопрос и естественное объяснение, почему наше пасхальное богослужение так захватывает всех особенной, необыкновенной, пренебесной радостью, и не только нас, православных, но и лиц, не принадлежащих к нашей Церкви, которые нередко, подобно нам, спешат в пасхальную ночь в наши храмы, дабы вместе с нами насладиться этой светлой пасхальной радостью.
   Ничего нет для человека страшнее смерти и ничего нет oтвpaтитeльнеe того греховного зла, в котором утопает наша земля — этот мир, подлинно, по выражению Слова Божия, весь во зле лежащий, и так часто уподобляющий жизнь нашу аду кромешному. А особенно в наше столь злокозненное и лукавое время поистине страшной стала человеческая жизнь, лишенная иногда самых элементарных основ христианской веры и нравственности.
   Тяжелые времена переживаем в особенности мы, православные pyccкиe люди, потерявшие нашу Родину, бывшую некогда Святою Русью. Мы потеряли все, что имели самого святого, самого дорогого и лучшего, что только есть и может быть на этом свете.
   Одно, однако, еще у нас осталось — не отнято до конца: это — наша святая православная вера, наша Церковь, которую мы должны поэтому беречь и хранить, как зеницу ока, и всячески дорожить нашей принадлежностью к ней.
   И вот этот победный гимн Воскресения вселяет в нас радостную надежду, что не всегда так будет, как теперь, ибо тридневно Воскресший из гроба Христос, как Победитель ада и смерти, «смертию смерть поправ», сокрушил силу виновника и отца всякого зла — диавола, и даровал нам жизнь вечную. Наступит время, когда смерть и ад будут ввержены в озеро огненное, и явятся новое небо и новая земля, на которых будет обитать правда, когда отрет Бог всякую слезу с очей наших, и смерти не будет уже, ни плача, ни вопля, ни болезни, а будет «все новое», и мы будем жить в дивном граде, сходящем с небес, — Новом Иерусалиме, если только удостоимся быть вписанными у Агнца в Книгу Жизни  (Откр.21:1-2;27).
   Сердечно поздравляю всех Вас, возлюбленные о Господе чада мои духовные, братия и сестры, с Светлым Праздником и молитвенно желаю всем Вам «Царствия Христова приобщиться, поюще Его яко Бога во веки» и да сподобит Он нас, победно Воскресший из Гроба Спаситель и Бог наш, всегда «истбе Его причащатися в невечернем дни Царствия Его».
    Христос Воскресе! Христос Воскресе! Христос Воскресе!

«Действо льсти» — в полном, разгаре!

    «… И сего ради пошлет им Бог действо льсти, во еже веровати им лжи: да суд приимут вси неверовавшии истине, но благоволившии в неправде» (2 Фес.2:11-12).
   Наставляя новообращенных им ко Христу жителей города Солуни, святой Апостол Павел счел нужным обстоятельно разъяснить им, что произойдет в последние времена, когда придет отступление  (по-гречески: «апостасия») и откроется человек греха, сын погибели — антихрист  (2 Фес.2:3-12).
   Характерной чертой этого страшного времени будет то, что погибающие , то есть люди, поддавшиеся обольщению антихриста, не примут истины, и за это пошлет им Бог , то есть «попустит» действо льсти, или действие заблуждения, так что они будут верить лжи  (2 Фес.2:10-11), да будут осуждены все, неверовавшие истине, но возлюбившие неправду  (ст.12). «Попустит Бог», так толкует это место святитель Феофан, Вышенский Затворник: «раскроется их злой нравственно-религиозный строй, и они созреют для суда»... «Безответны они будут на суде, потому самому, что поверили очевидно-пагубной лжи и не поверили очевидно-спасительной истине... лежали сердцем своим — благоволили ко всякой неправде, и к неправым мудрованиям и к неравным нравам»  (Толк. посл. к Сол. стр.512—518).
   Эти слова великого Апостола языков святого Павла невольно приходят нам на ум теперь, если мы дадим себе труд добросовестно вникнуть, и вникнуть притом поглубже во все то, что происходит сейчас в современном мире, а в частности и в особенности — в современной церковной жизни, даже христиан православных.
   Живо вспоминаются нам эти предостерегающие слова о широком распространении лжи, когда мы знакомимся с полемикой относительно признания законности и каноничности церквей, находящихся под пятой богоборческой власти, когда слышим о выступлениях вождей так называемого «экуменического движения», а в самое последнее время — о пресловутой «автокефалии» американской митрополии и вдумываемся в высказывания сторонников и деятелей этой «автокефалии».
   Просто страшно становится! Какое невероятное нагромождение самой безстыдной и безсовестной лжи! Даже непонятно, как это можно так лгать, выдавая ложь за истину, и как можно верить этой лжи! Единственное объяснение этого непонятного явления: так как за явной и для всех очевидной ложью мало кто пойдет — для этого нужна крайняя степень нравственной испорченности и безсовестности, до чего еще не все дошли, — то эта ложь прикрывается искусно-завуалированной видимостью правды, чем и вводятся в заблуждение все поверхностно-настроенные, легковерные и малоосведомленные люди.
   Единственная положительная черта всей этой полемики та, что у многих, кто еще не совсем потерял совесть, теперь стали открываться глаза, и совесть их, прежде спавшая, начала пробуждаться. Они стали понимать, вернее даже сердцем почувствовали, куда их ведут.
   Любят упоминать имя святейшего патриарха Тихона, ссылаться на его авторитет. Но почему умалчивают о том, что он, святейший Тихон, когда еще был на свободе, грозно и властно обличил богоборцев и человеконенавистников, поработивших нашу несчастную Родину, и «властью данною ему от Бога» анафематствовал их и всех их попутчиков, что было подтверждено и всем еще заседавшим тогда Всероссийским Церковным Собором? И как можно дерзать отрицать, что это было его последнее свободное волеизъявление, как первоиерарха еще свободной тогда Российской Православной Церкви, не потерявшее своей силы и значения, а потому и обязательное для всех верных сынов нашей Церкви и до сего времени?
   И могут ли почитаться законными представителями прежней Российской Православной Церкви те, кто не солидарны с этой анафемой, провозглашенной последним законно и канонически избранным патриархом Всероссийским — те, кто единомышленны не с безчисленными мучениками, пострадавшими у нас на Родине за святую веру православную, а с их неистовыми мучителями?
   Нелепы все эти обвинения нашей Русской Зарубежной Церкви в занятии политикой. Решительное отвержение богоборчества — это вовсе не политика. А наряду с этим вся деятельность современной «московской патриархии», столь очевидно и явно для всех поддерживающей и защищающей интересы богоборческого коммунизма во всем мире — это почему-то не политика! Этого не хотят вовсе замечать защитники «московской патриархии», готовые признать ее законной канонической преемницей прежней Российской Православной Церкви, хотя с 1917 1918 гг. на территории Советской России не было ни одного законно-созванного Церковного Собора, и подавляющее большинство канонических епископов нашей Церкви было просто физически уничтожено лютыми ненавистниками нашей Святой Веры и Церкви, которым теперь так подобострастно служит современная «московская патриархия».
   Где тут хотя бы тень простой, здравой логики, не говоря уже о высшей Божией Правде? Впрочем с Божией Правдой теперь вообще многие совсем не находят нужным считаться!
   Ссылка на то, что теперь «московскую патриархию» признают законной Русской Церковью все православные патриархи и главы поместных церквей, тут неосновательна. В истории Христианской Церкви мы знаем целый ряд случаев, когда сами патриархи отступали от Истины, впадая в ту или иную ересь и увлекая за собой немало последователей. Бывали даже целые соборы еретические, претендовавшие на именование «вселенских». Достаточно вспомнить так называемый «разбойничий собор» 449 г. A paзве не «собор епископов» осудил, лишил кафедры и отправил в ссылку величайшего столпа Церкви святого Иоанна Златоуста?
   А что скажут рьяные сторонники демократического «большинства голосов» в Церкви, если мы укажем им на пример преп. Максима Исповедника, который остался в полном одиночестве, заявив, что он не причастится с еретиками, даже если вся вселенная причастится с ними? А высокий пример святого Марка Ефесского, который один только не подписал акт Флорентийской унии с папским Римом?
    В Церкви имеет значение только Истина, а отнюдь не какое-либо «большинство голосов».
   Называть «фарисейством» или «сектантством» стоящее в Истине это значит нагло клеветать на многочисленных известных нам в истории исповедников Истины — на святых отцев, учение которых выражает Священное Предание нашей Церкви, почему она именуется не только «Церковью Апостольской», но и «Церковью Отеческой». Весьма характерен и вразумителен для способных еще вразумляться замечательный случай с одним из великих отцев христианской древности прп. Агафоном Великим.
   «Пришли к Авве Агафону некоторые и, желая испытать его, не разсердится ли он, спрашивают его: ты — Агафон? мы слышали о тебе, что ты блудник и гордец? Он отвечал: да, это правда. Они опять спрашивают его: ты Агафон, пустослов и клеветник? Он отвечал: я. И еще говорят: ты Агафон — еретик? Он отвечал: нет, я не еретик. Затем просили его: скажи нам, почему ты на первые вопросы соглашался, а последнего не вынес? Он отвечал им: первые пороки я признаю за собою, ибо это признание полезно душе моей. А быть еретиком значит быть отлученным от Бога, но быть в отлучении от Бога я не хочу. - Услышав сие, они удивились разсудительности его и отошли, получив назидание» («Достопамятные сказания» стр. 40—41).
   Что же это? «Фарисейство» или «самозамкнутая гордость» или «сектантство», как любят обвинять нас за то, что мы не хотим быть еретиками, но хотим исповедовать чистую и неповрежденную Христову Истину, как она почти двадцать веков хранилась Христовой Церковью?
   И можем ли мы признавать законными и каноническими патриархов, которые заводят «экуменическое обновленчество» в Церкви или заключают самолично новую унию с Римом, даже без предварительного совещания с другими, или возлагают венки на гроб гонителей святой веры и Церкви, богоборцев и человеконенавистников величают кощунственно «богодарованными» и «богоизбранными вождями народными» и всячески стараются содействовать успеху их убийственной для человечества мировой политики?
   Попутно спросим верховодов американской митрополии: если они всегда, как они теперь уверяют, признавали нынешнего московского патриарха, ставленника богоборческой власти, законным патриархом, почему они не признавали дважды наложенного на них московской патриархией прещения? Как смели они, как дерзали они совершать богослужения и все церковные таинства, сознавая, что они запрещены тою церковною властью, которую они почитали законной?
   Где же и тут у них простая и здравая логика, не говоря уже о страхе Божием?
   А если вспомнить высказывания митрополитов Платона, Феофила и Леонтия, возглавлявших американскую митрополию, дважды откалывавшуюся — в 1926 и в 1946 годах — о чем они упорно всегда умалчивают, от Русской Зарубежной Церкви, от которой она не раз принимала все распоряжения и даже хиротонию и награждения своих епископов, то станет ясно, что и эти иерархи порою разделяли точку зрения нашей Русской Зарубежной Церкви на московскую патриархию, отнюдь не признавая ее законной и правомочной преемницей прежней Российской Церкви. Достаточно вспомнить слово митрополита Феофила по поводу приезда в США посланца московской патриархии митроп. Григория, прибывшего, чтобы оформить «возсоединение» митрополии с Москвой после печальной памяти Кливлендского собора 1946 года, на котором американская митрополия откололась от Русской Зарубежной Церкви. О приезде иерарха «Матери-Церкви», как они теперь величают московскую патриархию, митроп. Феофил тогда с амвона говорил: «... приехал сюда какой-то архиерей. Заявляю вам, дорогие, с этого святого места, что этот посланец пожаловал к нам, чтобы нарушить течение нашей жизни, уничтожить мир, внести раздор и смуту. Предупреждаю вас, что он будет разсказывать вам о благоденствии Церкви в России ... Все это — неправда! Это — ложь! Не поддавайтесь обману этих лжецов... Никакого общения, дорогие братие и сестры, с чекистами быть не может!» (см. Нов. Рус. Слово 8 авг. 1947 г.).
   И вот теперь, несмотря на такое решительное заявление своего почившего первоиерарха, американская митрополия, будто бы свято-блюдящая его заветы, решила вступить с «чекистами» в общение на предмет получения от них «автокефалии». Там ведь ничего не переменилось с тех пор!
   Да и о какой «автокефалии» может идти речь? это просто несерьезно, да и каноничности здесь «ни на иоту» нет!
   По канонам, на одной территории может быть только одна автокефальная поместная церковь, в состав которой должны войти все православные, живущие на этой территории. Но разве может быть «Поместная Американская Православная Церковь», состоящая из одних только русских, когда тут же в США существуют епархии: греческая, сирийская, сербская, болгарская, румынская, албанская и др., причем некоторые из них гораздо более многолюдные, чем американская митрополия? Если все эти поместные православные церкви, как надеется митрополия, признают в лице ее новую «поместную американскую церковь, то они, согласно требованию канонов, должны будут ликвидировать свои eпapxии, что более чем сомнительно, ибо они очень дорожат своей национальной обособленностью. Существование же всех этих епархий, наряду с общепризнанной Американской Поместной Церковью, будет явлением ярко антиканоническим. Как тогда примирятся с этим современные «ревнители канонов», отказывающие Русской Зарубежной Церкви в признании ее каноничности?
   Увы! Нам не раз приходилось убеждаться, что все эти современные «канонисты» привыкли обращаться с канонами по хорошей русской поговорке, звучащей столь иронически: «Закон что дышло — куда повернешь, туда и вышло».
   Какими, например, канонами руководствовался константинопольский патриарх, принявший после русской революции в общение украинских «самосвятов»?
   Есть древнее предание о том, что имеющий придти антихрист возьмет под свое «покровительство» все признавшие его верховную власть над миром христианские церкви, иерархи коих поклонятся ему и будут так же раболепствовать перед ним, как некоторые делают это теперь перед богоборцами, узурпаторски захватившими государственную власть в православных странах. И тогда-то сам антихрист, стремясь всех удержать в полном подчинении себе, будет выступать ярым хранителем и блюстителем канонов.
   Будем помнить и отдавать себе ясный отчет вот в чем: Когда попирается самая Истина Христова учения, когда на место ее водворяется, хотя бы и в самом благовидном обличении, сатанинская ложь, когда проповедуется ересь, когда совершается предательство Церкви и измена Святому Православию, то что тут лепетать, лицемерно бормотать о канонах?
    Вот это именно и есть настоящее фарисейство!
   Такое попрание Истины и господство лицемерной лжи не может быть, однако, слишком продолжительным. Или Истина снова восторжествует, как она не раз торжествовала после временных отступлений от нее, или всему уже конец.
   Так или иначе, но мы не можем обольщать себя тем, что современное «большинство» исповедует ложь, и в силу этого идти за этим большинством. Мы хорошо знаем слова Христовы о «малом стаде», которое сохранит верность Ему до конца, и о том, что, когда Он второй раз придет, то едва ли«обрящет веру на земле» (Лк.18:8).
   Вопреки всему, мы хотим быть не с антихристовой ложью, а с Христовой Истиной!

«Вси Святии земли Русской, молите Бога о нас!»

    «Якоже плод красный Твоего спасительного сеяния, земля Русская приносит Ти, Господи, вся святые, в той просиявшие. Тех молитвами в мире глубоце Церковь и страну нашу Богородицею соблюди, Многомилостиве».  (Тропарь)
   В неделю вторую по Пятидесятнице, по неделе Всех Святых, наша Русская Православная Церковь празднует память «всех святых, в земле Российской просиявших».
   Дивное это празднование! И как глубоко умилительна и многосодержательна церковная служба этого дня, в кратких, но таких метких и живых чертах, характеризующая многих из наиболее чтимых наших святых!
   В самом деле! Ведь ни один народ в мире, после древних народов христианского Востока, не дал такого огромного числа святых угодников Божиих, как наш православный русский народ, недаром, поэтому заслуживши название «народа-богоносца». Если мы откроем полные святцы, то увидим, что почти нет дня в году, когда бы не праздновалась память одного-двух, а то и нескольких святых, вышедших из среды нашего русского народа.
   Каждый народ всегда имел нечто особое, что служило предметом, как принято выражаться, его национальной гордости, чем он мог похвалиться перед другими. Гордость сама по себе — не христианское качество, но мы можем дерзнуть сказать, что святые наши — это наша радость, наша честь, наша похвала - не в смысле какого-то пустого чванства или повода к превозношению, а в смысле чего-то нас воодушевляющего, утешающего, вдохновляющего, влекущего к подражанию.
   Столько дивных святых дала наша Русская земля потому, что и вся она когда-то жила идеалом христианской святости, благоухала святостью. Этим мы отнюдь не хотим сказать, что на Руси в прежние времена вовсе не было людей грешных. Были и такие, и порою немало их было. Но даже и греша, русский человек не утрачивал совсем идеала святости, который все же, более или менее отчетливо, предносился его мысленному взору в то самое время, когда он творил грех. Он не терял полностью сознания своей греховности, хотя бы даже и старался иногда так или иначе оправдывать себя. В этом и причина, что и тяжко грешившие русские люди нередко поражали всех необыкновенной силой и глубиной своего покаяния. А мы ведь знаем, что искреннее покаяние очищает от всех грехов даже самого тяжкого грешника.
   Вот почему не случайно и не напрасно родина наша называлась Святой Русью.
   Но, если действительно все так было у нас на Святой Руси, то откуда же появилась эта нечисть, сгубившая нашу Родину и ввергнувшая православный русский народ — «народ-богоносец» — в эту страшную кровавую катастрофу, в эту ужасную бездну крайнего нравственного падения?

Нечисть эта пришла к нам с Запада.

    «Западом и наказывал и накажет нас Господь» - пишет в своих «Письмах о христианской жизни» наш великий отечественный богослов и наставник духовной жизни святитель Феофан, Вышенский Затворник (стр.70, п.40): «а нам в толк не берется... Завязли в грязи западной по уши, и все хорошо. Есть очи, но не видим; есть уши, но не слышим; и сердцем не разумеем. Господи, помилуй нас! Пошли свет Твой и истину Твою!»
   Во множестве своих замечательных по содержанию писем, написанных еще в начале второй половины прошлого XIX столетия, этот дивный святитель-подвижник предрекает надвигающуюся на Русскую землю кару Божию за богоотступничество, в результате неосторожного сближения с материалистической культурой отпавшего от Православия Запада.
    «Нас увлекает просвещенная Европа» - так, напр, пишет он: «Да, там впервые возстановлены изгнанные было из миpa мерзости языческие; оттуда уже перешли они и переходят и к нам. Вдохнув в себя этот адский угар, мы кружимся, как помешанные, сами себя не помня. Но припомним двенадцатый год: за чем это приходили к нам французы? Бог послал их истребить то зло, которое мы у них же переняли. Покаялась тогда Россия, и Бог помиловал ее. А теперь, кажется, начал уже забываться тот урок. Если опомнимся, конечно, ничего не будет, а если не опомнимся, кто весть, может быть, опять пошлет на нас Господь таких же учителей наших, чтобы привели нас в чувство и поставили на путь исправления. Таков закон правды Божией: тем врачевать от греха, чем кто увлекается к нему. Это не пустые слова, но дело, утверждаемое голосом Церкви»  («Мысли на каждый день года», стр.461).
   Увлекались pyccкиe люди французоманией, доходившей до презрения к своему родному русскому языку, — вот и послал на нас Господь французов и с ними «двадесять язык», и мы, «о ихже ревновахом прежде наставлениих, сих врагов имеяхом буиих и зверонравных», не постыдившихся храмы Божии у нас обратить в конюшни.
    «Покаялась тогда Россия, и Бог помиловал ее» - говорить святитель Феофан, но урока этого оказалось недостаточно. Слишком глубоко «завязли мы» к тому времени «в грязи западной: слишком обольстительной казалась нас «гуманистическая» культура богоотступнического Запада, поставившая на место Бога самого человека, угождавшая и льстившая всем низменным страстям и похотям плотского человека — «человека душевного, не имеющего духа» (Иуд.1:19). И вот, как и опасался святитель Феофан, «стал забываться тот урок». Снова самозваные западные учителя и наставники безверия, нигилизма и разврата сделались у нас желанными гостями и даже кумирами, перед которыми благоговейно преклонялось наше воспитанное в западном духе интеллигентное общество, а особенно — несчастное, сбитое с толку учащееся юношество.
    «Горько, горько то» - пишет по этому поводу святитель Феофан: «что творится у нас среди мыслящих. Bce ум потеряли... Руководятся ветром навиваемыми началами... Святая вера отодвинута на задний план. И даже богословствующие потеряли настоящие основы богословствования православного... И Господь, кажется, отвратил очи Свои от нас и не посылает делателей. Не оставление ли это Божие?»  (Собрание писем, вып.VII, стр.206).
    «Зло растет» - пишет он в другом месте: «зловерие и невериe поднимают голову: вера и Православие слабеют. Ужели же мы не одумаемся? И будет, наконец, тоже и у нас, что, например, у французов и других»...  («Мысли на каждый день года» стр.187—188).
   И в этих местах своих писем и во многих других святитель Феофан достаточно ясным и понятным для всех языком предрекает, что неминуемым последствием уклонения русских людей от истинной веры — веры православной — и усиления в их среде увлечения материалистическими идеями безбожного Запада, явится подобная той, что «была у французов и у других», страшная кровавая бойня самоистребления, называемая «революцией».
   И вот, как мы теперь видим, это предречение нашего великого святителя исполнилось.
   Но как могло все это случиться, спросите вы, с нашей Святой Русью, с нашим «народом-богоносцем»?
   А как, ответим мы, первые люди, созданные Богом чистыми и невинными, не знавшими зла, могли поддаться диавольскому обольщению? Как живущие в раю сладости, в ближайшем и непосредственном общении с своим Творцом и Отцом Богом прельстились лукавыми речами искусителя-змия и нарушили столь, казалось бы, простую и легкую заповедь Божию, ввергнув чрез это и себя и все свое потомство — весь человеческий род в такую бездну зол, для избавления от коей потребовалась Страшная Крестная Жертва Самого Воплотившегося Сына Божия?
   В характере прежнего русского человека, освященного купелью Святого Крещения, было так много чистой детской наивной доверчивости, много подлинно-христианского смирения и неудержимого стремления к осуществлению Правды Божией на земле с решительным отталкиванием от всякой неправды, от всякой несправедливости.
   Это и использовали весьма искусно лукавые служители змия, прельстившего некогда прародительницу Еву, а через нее и Адама, родоначальника нашего.
   Каждая христианская добродетель имеет и свою оборотную сторону, которая выступает на первое место, когда добродетель эта творится без разсуждения, не напрасно почитаемого поэтому святыми отцами-подвижниками главной и высшей добродетелью, без которой теряют свою цену и значение все прочие христианские добродетели.
   Великая, например, добродетель — смиренномудрие, без которого, как учит наша Святая Церковь, невозможно и вечное спасение.
   Но разве можно, разве должно смиряться перед злом, к чему так часто теперь призывают нас лукавые служители зла, желая завлечь нас в свои сети?
   Так и чрезмерная доверчивость легко может стать пороком, если она лишена разсудительности.
   Вот в этом и разгадка того страшного несчастия, которое стряслось над нашим православным русским народом, поддавшимся земному обольщению!
   Надо знать и помнить, что большая нравственная высота всегда связана с опасностью столь же большого, иногда катастрофического нравственного падения, когда нет достаточной бдительности над собою и должной разсудительности.
   Прекрасно выражено это в нашей русской народной поговорке: «Высоко летать — низко падать!» Вот почему святые отцы-подвижники так предостерегают от принятия на себя чрезмерных подвигов, особенно если нет опытного духовного руководителя, имеющего дар разсуждения.
   Знаем мы, кроме того, что кому много дано, с того много и спросится  (Лк.12:48).
   А как действительно много было дано нашему православному русскому народу, не устоявшему, к несчастию, по вышеприведенным причинам, на высоте своего призвания, за что и постигло его«оставление Божиe», которое так живо чувствовал святитель Феофан, наш богомудрый наставник, еще задолго до революции — в середине прошлого столетия.
   И страшная кара Божия, соразмерная безумному греху богоотступничества, не замедлила обрушиться на русский народ.
   Итак, главной причиной гибели нашей Родины является все та же зависть диавольская, чрез которую, по учению Слова Божия, грех вошел в мир, и неосмотрительность русских людей, проглядевших диавольское обольщение.
   И вполне понятно, почему это постигло именно нашу Святую Русь, ибо она всего ненавистнее была диаволу, как могущественный оплот истинной веры — веры православной — во всем мире.
   Все ли русские люди теперь, через 50 лет после происшедшей страшной катастрофы ясно и отчетливо сознают все это?
   Увы! Далеко не все, и по-видимому — лишь очень немногие. Иначе, конечно, не замедлило бы придти Божие спасение и избавление.
   До сих пор весьма многие все ищут причины постигшей Русскую землю катастрофы в чем-то другом, малозначительном, и привходящее наивно считают чем-то главным, основным.
   А потому и спасение и избавление нашей Родины тоже видят в чем-то другом, оставаясь духовно-слепыми, несмотря на все пережитое за эти несчастные 50 лет.
   Без политики, например, в земной жизни, конечно, не обойтись, и столпы нашей прежней Российской Православной Церкви всегда благословляли христианскую политику, и даже порой сами руководили ей.
   Но ставить во главу угла политику, и притом всякую политику, и воображать, что тот или иной политически строй сам по себе может принести спасение и благоденствие русскому народу это — подлинное безумие, обнаруживающее лишь полную и безнадежную духовную слепоту.
   А сводить все к «экономике» — это значит не видеть в человеке ничего, кроме животного, в чем и заключается материалистическое лжеучение, сгубившее наш народ, внезапно ощутивший себя только животным и даже зверем, для которого нет ничего святого. Результаты этого мы все пережили!
   Ни политика, ни экономика и никакие земные средства и соображения не спасут нашей России, если не будет самого главного. Почти тысячу лет наш православный русский народ жил верою и Церковью:Только вера и Церковь и могут его спасти.
   Но вера, конечно, — искренняя, а не лицемерная, фарисейская, которой грош цена. Равным образом, и Церковь — истинная, свободная, никому не пошедшая в услужение, никому за деньги или какие-нибудь земные блага не продавшаяся.
   О, как должны мы беречь свободу нашей Церкви! Ибо Церковь, кому-то продавшаяся, под чью-то диктовку действующая, есть уже не Церковь, а лжецерковь — подлинное творение грядущего антихриста, та «блудница, сидящая на водах многих» , о которой говорится в Апокалипсисе и которую постигнет такая печальная участь от самого же зверя-антихриста  (Апокл.гл.17;18).
    Истинная Церковь не смеет никому ни угождать ни служить, кроме своего Божественного Основателя и своей Главы — Христа Господа. Поэтому в истинной Церкви не может быть чьего бы то ни было «начальствования» или «господствования» в мирском, смысле, а должен царить дух Христова смирения, каковой постоянно внушал Христос-Спаситель Своим ученикам, говоря:научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем  (Mф.11,29), и соответственно этому — дух служения, конечно, служения Богу и делу спасения душ, а не каким бы то ни было иным, земным целям, и не своей собственной гордыне, тщеславию и корысти, что тоже так ясно не раз внушал Господь Своим ученикам, а особенно в ответ сынам Зеведеевым, просившим для себя первенства в Его Царстве  (Мф.20:20-28).
   Дух превозношения и гордыни нетерпим и недопустим в пастырях истинной Церкви в их отношениях к пасомым — тем более нетерпим и недопустим этот духовно-тлетворный дух в отношениях пасомых к своим пастырям: в истинной Церкви каждый должен знать свое место.
    Только искренняя, нелицемерная вера и истинная Церковь и могут спасти нашу несчастную Родину от той бездны падения, в которую она низверглась.
   Без искреннего покаянного обращения к Богу, вере и истинной Церкви суетны, тщетны и совершенно ничтожны все самые возвышенные и красивые патриотические призывы, пламенные речи и лозунги, безсильны все национальные организации.
    Надо вернуться, и не на словах только, а и на деле, к тем идеалам, которыми жила наша Святая Русь веками до постигшей ее страшной катастрофы. В помощь нам тогда будут все святые, в земле Российской просиявшие.
   Вси святии Земли Русския, молите Бога о нас!

Современное беснование.

    Изшедше же беси от человека, внидоиша во свиния: и устремися стадо по брегу в езеро, и истопе  (Лк.3:33)
   Как это ни странно, но до сих пор еще существуют люди, которые сомневаются в реальном бытии темной бесовской силы, способной вселяться в людей и делать их своими послушными орудиями. В особенности, непростительно это для православных русских людей, переживших весь позор нашей несчастной Родины за последнее пятидесятилетие.
   А между тем, Святое Евангелие ясно нас учит, что бесы действительно существуют и могут вселяться в людей, которые и становятся «бесноватыми», потерявшими контроль над собой и сделавшимися жалкой игрушкой в руках бесов.
   Как раз в 5-ую неделю после Пятидесятницы читается за литургией Евангелие, которое повествует об одном таком разительном случае.
   Христос приходит в страну Гергесинскую и исцеляет там двух страшных бесноватых, которые были так люты, что никому не давали пройти тем путем, вблизи коего они жили.
   Но что же гергесинцы?
   Вместо того, чтобы с благодарностью припасть к ногам Иисусовым и просить Его остаться у них, они вдруг просят Его всем городом уйти от них вон.
   Что же это за страшное ослепление? Что за непонятное омрачение умов и сердец? Облагодетельствованные гонят вон своего Благодетеля, не желая даже воспользоваться дальнейшими благодеяниями, которые несомненно в изобилии полились бы на них, если бы Христос-Спаситель у них остался.
   Но в чем же дело?
   Им жалко стало свиней.
   Вопреки ясному запрещению закона Моисеева, они разводили свиней, а Господь, изгнав бесов из несчастных бесноватых, повелел бесам войти в свиней, после чего взбесившееся свиное стадо бросилось с крутизны в озеро и утонуло.
   И это сделал Господь, конечно, не без умысла, уничтожив таким образом для их вразумления плоды их беззаконного занятия!
   Но им все — нипочем. И совесть их от этого не пробудилась, и то, что двое их сограждан, избавившись от мучения, перестали быть страшилищами и стали нормальными людьми, им не дорого, и того, что Сам Господь пришел к ним просветить их светом Своего Божественного учения, они не ценят. Все их существо объяла жалость к погибшим свиньям и опасение, как бы дальнейшее пребывание у них Господа не принесло им новых материальных ущербов и не нарушило бы излюбленного ими и давно заведенного греховного образа жизни, к коему они все привыкли.
   Какая это жизненная картина и поныне постоянно встречающаяся!
   И не есть ли такое настроение гергесинцев — то же самое беснование, только в менее заметных для внешнего взора формах?
   Ведь в чем сущность беснования — разве не в противлении Богу и Его Божественному Закону?
   А виды и внешние формы беснования могут быть многоразличны: от самых страшных и буйных — до самых малозаметных и искусно укрывающихся, иногда даже разными благовидностями, от невнимательного взора.
    «Бесы, вселяясь в человека», говорит наставник духовной жизни святитель Феофан Вышенский: «не всегда обнаруживают свое вселение, а притаиваются, изподтишка научая своего хозяина всякому злу, и отклоняя от всякого добра: так, что тот уверен, что все сам делает, а между тем только исполняет волю врага своего»   («Мысли на каждый день года» стр.245).
   Как передают все три евангелиста-синоптика, повествующие о чудесном исцелении гадаринских бесноватых, бесноватые, при виде Господа Иисуса Христа, стали кричать «гласом велиим»: «Что нам и Тебе, Иисусе Сыне Божий? Пришел еси прежде времене мучити нас» (Мф.8:29).
   Но разве Христос-Спаситель пришел мучить этих несчастных, а не спасти их от мучивших их бесов?
   В этом-то и состоит разгадка ужасной тайны вселения бесов в человеческую душу. Коль скоро человек, по неосмотрительности, допустил в свою душу беса, бес, вселившись в него, поглощает собою его личность, пленяет его «я», овладевает его волею и делает человека послушным орудием своей злой воли. Такой человек думает, что он самостоятелен в своем поведении, что он «сам все делает», а в действительности всеми его поступками руководит поселившийся в нем бес, или даже целый легион бесов, как в этом несчастном бесноватом. Поскольку воля его в плену у беса, то он и начинает отождествлять себя с живущим в нем бесом: все, что приятно бесу, ему приятно; все, что враждебно и мучительно бесу, и ему враждебно и мучительно. Вот почему, увидев своего Спасителя, этот несчастный человек, вместо того, чтобы радоваться, отчаянно кричит: «Что Тебе до меня? Умоляю Тебя, не мучь меня!» (Лк.8:28).
   Каким же образом можно дойти до такого ужасного состояния? Как бес может получить доступ в душу человека?
   На это мы находим много указаний и в Слове Божием и в писаниях святых отцов Церкви и великих христианских подвижников благочестия. Каждое забвение Бога, в чем бы оно ни проявлялось, каждое произвольное нарушение заповедей Божиих, сколь бы маловажным оно ни казалось, всякий проступок против совести, этого голоса Божия в душе человека, уже открывает бесу доступ в его душу. Особенно же любезны бесу греховные страсти, то есть часто-повторяющиеся грехопадения, которые вошли у человека в привычку, стали как бы его второй природой.
    «Гордость — демон», говорит наш великий праведник святой Иоанн Кронштадтский: «злоба — тот же демон; зависть — тот же демон; мерзость блудная — тот же демон; насильная хула — тот же демон; насильное сомнение в истине — тот же демон; уныние — демон; различны страсти, а действует во всех один сатана; различны страсти, а вместе — лай сатанинский на различные лады, и человек бывает одно — один дух с сатаной»  (Моя Жизнь во Христе» том 2, стр.6).
   И весьма характерно: каждый, одержимый какой-либо страстью, как бы эта страсть его ни мучила и не терзала, с самой крайней враждебностью относится ко всему, что противится его страсти. Так: гордый ненавидит смиренных, злобный и гневливый не выносит кротких и тихих, блудник пылает крайним раздражением на целомудренных, и т.д. и т.п. И самыми большими врагами своими одержимые страстями считают тех людей, которые обличают их или как-то стараются помочь им освободиться от той или иной страсти, указывая на нее, уговаривая и вразумляя их или принимая какие-либо решительные меры к их отрезвлению и возвращению на путь нормальной, здоровой, духовно-трезвой жизни. Совершенно точно так, как враждебно встретили Христа-Спасителя гадаринские бесноватые или жители той страны, не пожелавшие, чтобы Господь у них остался: ведь и они были в сущности тоже бесноватыми, хотя и в менее заметной форме. Сжившись вполне с своими любимыми страстями, или, что тоже, с обитавшими в них бесами, они не желали исцеления от Господа-Чудотворца, а потому и не приняли Его.
   Как убеждает нас повседневный жизненный опыт, а особенно в страшное, как никогда прежде, переживаемое нами время, одержимость страстями и есть беснование.
   Посмотрите, как преданный греховным страстям и сам внутренне терзается и других мучит. Страсти, как учат наставники духовной жизни, это — тайные змеи, которые постоянно грызут сердце человека и никогда не дают ему покоя. Одержимый страстями не знает душевного мира, да и не может приобрести его, пока не преодолеет своих страстей. Мало того: он способен разрушать душевный мир и всех тех людей, с которыми приходит в соприкосновение.
    Искоренить страсть — это и значит изгнать мучающего беса.
   Чтобы убедиться в истине всего вышесказанного, надо только хорошо понаблюдать окружающую нас современную жизнь и углубиться в собственную душу.
   Все то, что произошло на нашей несчастной родине, да и теперь еще не изжито, — разве это не подлинное беснование и притом в самых ярко-выраженных формах?
   А то, что происходит сейчас в так называемом «свободном мире» и что в начале лишь тайно, изподтишка подготовлялось; разве это не то же самое беснование? На наших глазах и оно начинает принимать те же самые грубые формы, что и у нас на родине, ибо источник всего этого ведь один и тот же — все та же темная злая бесовская сила, жаждущая гибели человека!
   Страшно сказать, но и то, что творится сейчас во всех поместных православных церквах и в так называемом «христианском мире» — мире «инославном» — со всем этим подрывом всех вековечных устоев, с этой безпощадной ломкой древних установлений Церкви, ведущих свое начало от апостольских времен, порою грубым, а иногда хитро-лукавым ниспровержением всех исконных верований и благочестивых традиций, завещанных нам первохристианством, — кто, положа руку на сердце, по чистой совести, осмелится возразить, что все это не самое настоящее беснование — попытка диавола через верных слуг своих искоренить истинную веру и Церковь?
    Сатана, нагло подняв голову, триумфальным маршем шествует уже по всему миру, пожиная себе обильные плоды.
   Жутко становится, когда подумаешь, как мало сейчас осталось людей, трезво смотрящих на все в мире происходящее, людей честных и искренних, не продавших душу свою сатане за те или иные земные блага, не работающих всецело своим греховным страстям и не беснующихся, подобно огромному большинству.
    Весь мир сейчас становится похожим на страну Гадаринскую, не желающую исцеления от Господа-Исцелителя и изгоняющую Его прочь от себя.
   Пусть даже слышим мы иногда лицемерно произносимые слова правды, но самые дела произносящих ясно показывают, что это — только одни слова: на словах — одно, а на деле совсем другое! А ведь Господь понятно и вразумительно сказал: по плодам их узнаете их  (Мф.7:16-20).
   Сколько красивых слов нередко произносится сейчас о мире и любви, но где этот «мир» и «любовь» видны в делах? А если и показывается иной раз видимость таких «добрых» дел, то за ней ясно скрывается грубый разсчет и то или иное своекорыстие, совершенно обезценивающее их.
    Фальшь и ложь воцарились в мире, как это и предрекал святой Апостол Павел в своем Втором Послании к Солунянам, говоря, что наступит время, когда люди «будут верить лжи» (2 Фес.2:11),«да будут осуждены все, не веровавшие Истине, но возлюбившие неправду» (там же, стих 12).
   Надо знать, что об этом опасно сейчас открыто говорить вслух перед всеми: возненавидят и заклюют, не дадут жить на этом свете, или объявят сумасшедшим, как это и в действительности нередко теперь практикуется в отношении неприятных и нежелательных людей, которых нужно куда-то запрятать подальше, чтобы они не безпокоили и не мешали. Поистине мы дожили уже до того времени о котором предрекали древние отцы-подвижники, говорившие: Наступит время, когда люди будут безумствовать, а тому, кто не безумствует, станут говорить: «Ты безумствуешь, потому что ты не похож на нас» .
   Но не думают, не помышляют эти безумцы-бесноватые мира сего, во зле лежащего, о том, какая участь их ожидает.
   Бесы, изгнанные Господом из Гадаринских бесноватых, вошли в свиней, а свиньи, взбесившись, бросились в Генисаретское озеро и утонули.
   Подобная же участь ожидает и этих людей, одержимых бесами, но с тою разницею, что ввержены они будут в «озеро огненное, горящее огнем и серою» , где будут мучиться «во веки веков» (Апок.21:8;20,10), вместе с диаволом, зверем-антихристом и лже-пророком, которым они верно служили на земле, ведя борьбу с Господом Иисусом Христом и Его истинными и искренними последователями.
   А нам, которые хотят работать Господу нашему Иисусу Христу и только Ему Одному, необходимо вооружиться в переживаемые нами страшные времена терпением, памятуя Его наставление: в терпении вашем стяжите души ваши!  (Лк.21:19) и другое: претерпевый до конца той спасен будет  (Мк.13:13).
   Пусть другие беснуются — пусть даже все беснуются вокруг нас — не будем принимать никакого участия в этом всеобщем бесновании, чего бы нам это ни стоило! Аминь.
    Акт Свято-Троицкой Духовной Семинарии.
    2 15 июня 1969 года в неделю 2-ю по Пятидесятнице — Всех Святых, в Земле Российской просиявших.

СЛОВО РЕКТОРА СВЯТО-ТРОИЦКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ АРХИЕПИСКОПА АВЕРКИЯ.

    Во Имя Отца, и Сына, и Свягаго Духа!
   Мы собрались здесь сегодня для того, чтобы торжественно отпраздновать окончание двадцать первого учебного года в нашей Свято-Троицкой Духовной Семинарии. Еще несколько воспитанников ее получают дипломы бакалавров богословия, и мы надеемся, что годы, проведенные ими в стенах монастыря и семинарии, не останутся без влияния на всю их дальнейшую жизнь — что они в том или ином звании, так или иначе, послужат в будущем великому делу Церкви Христовой на земле, столь нуждающейся, особенно теперь, в истинных и верных служителях.
   Величайшей благодарности преисполнены мы Милосердному Господу, все еще благодеющему нам, несмотря на подлинные ужасы, которые совершаются в наше время в мире, а в последнее время начали совершаться и в этой приютившей нас стране: я имею в виду особенно студенческие безпорядки, которые так напомнили нам то, что делалось на нашей несчастной родине перед революцией 1917-го года. И да сохранит Господь эту страну от горькой участи, постигшей нашу родину!
    Мал квас все смешение квасит  (1 Кор.5:6) - учит нас Слово Божие. И вот мы хотели бы, чтобы наши семинаристы были этой «малой закваской», которая вносила бы оздоровляющее духовное начало истинной христианской веры в современный уже погибающий в своем безумии мир. Мы хотели бы, чтобы они, как истинные ученики Христовы, были, в меру своих сил и возможностей, «светом мира» и«солью земли» , по слову Христову  (Мф.5:13-14). Для этого мы живем и трудимся, воспитывая и обучая их.
   Поэтому надо знать и помнить, что наша школа — не обычная, светская школа, а школа духовная, и в ней нет и не должно быть места всему тому, что свойственно, особенно в наше время, легкомысленно-настроенной светской молодежи. Нашу семинарскую молодежь мы готовим к величайшему в мире служению — служению пастырскому, которое есть дело служения спасению душ человеческих. Кто с иными целями и намерениями приходит сюда к нам, тому здесь не место.
   Уже не в первый раз наш Акт совпадает с великим для сердца каждого православного русского человека празднованием памяти «Всех святых в Земле Российской просиявших». И это весьма знаменательно! Это должно напоминать нашим семинаристам, что они приходят в нашу семинарию для того, чтобы воспитать в себе дух Святой Руси, некогда благоухавшей святостью, и для того, чтобы подготовить себя быть возстановителями этой Святой Руси, ныне оскверненной и поруганной диаволом, ибо без Святой Руси и во всем мире никогда не будет мира и благоденствия, и весь этот мир быстро придет к своему концу, о котором так ясно учит Священное Писание, и яркие признаки чего мы уже наблюдаем в настоящее время.
   Сердечно приветствую всех собравшихся на это наше скромное торжество: и монастырскую братию, дающую своими трудами возможность существования Семинарии в стенах монастыря и отцов и господ преподавателей, столь ревностно и безвозмездно трудящихся над делом воспитания и образования семинаристов, и представителей школьного департамента, всегда нам так благожелательствующих; приветствую сердечно и всех наших почетных гостей и богомольцев, явившихся разделить с нами наше школьное торжество.
   Особенный мой привет нашим воспитанникам, получающим ныне дипломы на звание «бакалавра богословия». Не радуйтесь тому, что вы получаете документ, который поможет вам в устроении вашей жизни, а радуйтесь тому, что вы приобщились к неоскудеваемому источнику православно-христианской духовной культуры, получили хотя бы самые основные теоретические и практические познания для служения Церкви Христовой, и можете, если захотите, стать на путь важнейшего и величайшего в мире служения — служения пастырского. Не заставляйте нас разочаровываться в вас и жалеть о том, что мы напрасно тратили и время, и силы, и материальные средства на ваше воспитание и образование. Последуйте скорее примеру тех, которые, окончив нашу Семинарию, теперь с честью несут знамя пастырского служения и утешают нас своей доброй славой среди вверенных им пасомых. Церковь наша так нуждается теперь в добрых пастырях: станьте ими, в чем несомненно поможет вам Сам Господь, если только искренне будет ваше стремление послужить Его святому делу на земле. И бойтесь осуждения того ленивого и лукавого раба евангельской притчи, который, получив от господина своего талант, зарыл его в землю  (Мф.25:24-30).
   Семинаристы, которым предстоит еще учение! Не теряйте зря драгоценного времени, которое вы здесь проводите. Помните, что того, что вы можете здесь получить для вашего духовного воспитания и образования, вы никогда и нигде, быть может, за всю вашу жизнь больше не получите. Посещайте, как можно чаще, совершаемые в монастырском храме богослужения, принимайте в нем самое активное участие чтением, пением и прислуживанием! Со всем усердием внимайте преподаваемому вам учению, аккуратно посещая все лекции профессоров и занимаясь в своей келлии, читая необходимые книги и пособия. Помните, что совсем не к лицу вам обычные настроения и веселое время-препровождение современной распущенной светской молодежи! Ведь вы приехали в монастырь, чтобы учиться в духовной школе: соответственно этому и держите себя! И да поможет вам Бог приобрести здесь то нетленное духовное богатство сокровищ нашей святой православной веры, которых вы нигде более в современном нравственно-растленном мире не найдете.
   Bсе наши дорогие гости-богомольцы! Мы ищем Вашей помощи, Вашего сотрудничества в великом нашем деле подготовки новых пастырей нашей Церкви. Помогайте нам, кто, как и чем может! Находите действительно-достойных кандидатов для поступления в Семинарию и направляйте их к нам. Но, конечно, нам нужны люди искренне-преданные нашей святой вере и Церкви: таких и присылайте нам, а отнюдь не случайных людей. Если не будет пополнения в нашей пастырской среде, наша Церковь может весьма скоро остаться совсем без пастырей. Помогите же нам, будьте нашими соработниками!

Зависть — изобретение диавола. (ТВОРЕНИЯ СВ. IOAHHA ЗЛАТОУСТА. Том IV, стр.517).

   Удивительное дело! Христос исцеляет слепых, изгоняет беca и возвращает дар слова немому (Евангельское чтение в неделю 7-ую по Пятидесятнице: Мф.9:27-35). Весь народ прославляет Его за это, говоря, что никогда еще ничего подобного не было во Израиле. Одни только фарисеи, вместо того, чтобы вместе с народом преклониться пред Иисусом и признать Божественную силу за совершенными Им чудесами, говорят: Он изгоняет бесов силою князя бесовского  (Мф.9:34).
   Сколько и других чудес совершил Господь наш Иисус Христос: исцелял прокаженных, воздвигал от одра болезни разслабленных, воскрешал умерших и при этом постоянно проповедовал, уча народ исполнению заповедей Божиих, но фарисеи — эти знатоки и ревнители ветхозаветного Закона Божия — никак не хотели признать Его Мессиею — Посланником Божиим, хотя все ветхозаветные пророчества сбылись на Нем, и они лучше простого народа должны были бы видеть и знать это. Однако, народ, по словам их, «невежда в законе» (Ин.7:49), сразу же из необыкновенных чудес Христовых усмотрел Его Божественное достоинство, а они упорно продолжали твердить, что Он совершает чудеса силою бесовскою, что Он и Сам беса имеет в Себе.
   Откуда такое упорство — такое непонятное, на первый взгляд, ослепление?

От зависти.

   Когда народ толпами стал ходить за Иисусом, жаждая слышать Его Божественное учение и получить благодатное исцеление от своих недугов душевных и телесных, их охватила страшная зависть.
   Ведь они были духовными вождями народа, пользовались в народе всеобщим уважением и почитанием, как учители веры, как знатоки и ревностные исполнители Божественного Закона. Это льстило их самолюбию, питало их гордыню и тщеславие: они услаждались этим народным преклонением и дорожили им.
   И вдруг явился Кто-то Другой, Который учил народ, как власть имеющий, а не как книжники и фарисеи  (Mф.7,29) и притом исцелял всякую болезнь и всякую немощь в людях  (Mф.9,35). Как только они увидели, что Он заслужил у народа большее уважение и почитание, чем они, их охватила мучительная зависть к этому, как им показалось, счастливому «сопернику». Привыкшие, как и все горделивые и самолюбивые люди, судить о других по себе, они решили, что и это — такой же честолюбец и искатель славы народной, как и они сами, только более удачливый, и страшно озлобились на Него.
   Мы знаем, к чему, в конце концов, привела эта неистовая завистливая злоба: она Бога предалаужасной поносной смерти на кресте, а виновников ее заклеймила вечным позором, как богоубийц и служителей диавола. Недаром даже почетное некогда звание «фарисея» стало с тех пор нарицательным именем, как характеристика самого гнусного человека — фальшивого лицемера, который все доброе делает только на показ, для человеческой славы, а внутри весь исполнен всевозможных низменных страстей и пороков — всякой скверны и нечистоты, зависти, злобы и ненависти.
   Так вот, какое великое зло есть зависть! В своем безумном ослеплении зависть не остановилась даже пред самым страшным преступлением, какое только можно себе представить: Самого Бога, явившегося в мир для спасения человека она возвела на крест, чтобы замучить и умертвить Его самым жестоким образом.
   Понятно поэтому, что такой великий отец Церкви, как святой Иоанн Златоуст, называет зависть«изобретением диавола», и признает ее «гибельнейшей из всех страстей»  (т.IV, стр.516—517), говоря, что она «ничего не делает с разсуждением», что «нет зла хуже ее», что она — «зверь многоглавый», который «строит козни добрым ближним», что «она легко может ослепить ум», «превращает человека в демона», что она — «хуже блуда и прелюбодеяния», «порождает клеветы и обвинения» и «подвергшихся ей делает безумными»  (IV, 557; VII, 431—433; VII, 432, 640; VIII, 224, 240; IX, 147 и др.).
   Все это неудивительно, если принять во внимание, что именно «завистью диаволею вошел грех в мир и грехом смерть» (Рим.5:12). «Когда диавол увидел человека в чести (в раю), то не вынес его благоденствия и сделал все, чтобы погубить его» - говорит тот же святой Златоуст: по зависти «и Авель убит; так и Давид едва не погиб; так и многие другие праведники. Также сделались христоубийцами и иудеи»  (том VIII, стр.316).
   И на всем протяжении всей человеческой истории зависть всегда более всего омрачала человеческую жизнь, будучи готова идти на самые тяжкие преступления: на всякую низость, подлость, обман, шантаж, лицемерие, клевету, грабеж и убийство.
   Зависть к богатым и знатным порождала бунты и так называемые «революции», что особенно наглядно видели мы в нашей несчастной русской революции с ее исполненными зависти лозунгами:«грабь награбленное!», «мир хижинам, война дворцам!», «мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!» и т.п.
   Завистливый человек и сам мучается и других тиранит, будучи несносен в человеческом обществе и неспособен ни к какой полезной созидательной деятельности. Зависть буквально сушит его: он никогда не знает душевного спокойствия — мир Христов чужд душе его. И другим от него нет покоя: как все самолюбцы, он нетерпелив, раздражителен, придирчив.
   Зависть особенно неистовствует в наше время, порождая безчисленные, так называемые «проклятые» социальные и политические вопросы, которые никогда и никем не могут быть и не будут разрешены вне истинного христианства, коего в зазнавшейся гордыне своей уже не желают знать современные люди, самоуверенно и самонадеянно мнящие создать «рай на земле» без Бога. Не «рай на земле», а «царство антихриста» они с таким умонастроением действительно создадут, к чему и идет сейчас вся мировая история, все потуги и мероприятия современных государственных деятелей и вождей современного обезбоженного человечества. Явные признаки этого мы уже видим на каждом шагу, и они все умножаются и умножаются буквально с каждым днем, на наших глазах, была бы только охота видеть, а не смежать в какой-то непростительной безпечности свои духовные очи.
   Ведь и весь современный поход против христианства, и явная и тайная борьба против него — все это вдохновляется ни чем иным, как тою же завистью, ибо, как выражаются свв. отцы-подвижники,«ненавидит жена-блудница жену честну, целомудренну и добру зело», как ненавидят обыкновенно люди нечестные, фальшивые, неискренние и безпринципные людей честных, искренних и по-настоящему (а не на словах только!) идейных, — как и имеющий некогда придти антихрист возненавидит Христа, все по той же зависти, и будет стараться заменить собою Христа, заняв в сердцах людей Его место.
   Но особенно, конечно, неуместна и преступна зависть в тех людях, которые считают себя «христианами» и даже «христианами примерными», преданными Церкви. Именно такие завистливые «христиане» и производят больше всего смут и нестроений в церковной жизни, будучи готовы идти даже на разделения и расколы, но отнюдь не по идейным, а по чисто-эгоистическим, самолюбивым побуждениям, из-за уязвленной гордости и тщеславия, завидуя тем, кто занимают более почетное положение, а, в особенности, тем, кого больше любят, уважают, ценят и предпочитают.
   На этой именно зависти, как на чувствительных струнах музыкального инструмента, играют и все враги нашей Русской Зарубежной Церкви и идейно-настроенной эмиграции нашей, стремясь весьма искусно вносить всюду взаимную вражду и распри, иногда, казалось бы, по самым мелочным и пустячным причинам и ничтожным, вовсе не идейным поводам, прикрываясь в то же время для оправдания себя мнимой, воображаемой «идейностью». Вот почему столь многие наши организации и учреждения заграницей раскололись на два, а иногда даже и на три взаимно-враждующих лагеря — на радость и потеху нашим врагам!
    Увы! Нет в нашей среде надлежащего христианского смирения, но зато есть упрямая, ни перед чем не склоняющаяся гордыня и порождаемая этой гордыней зависть, взаимная вражда и недоброжелательство - подлинно-бесовские свойства и качества, как бы ни облекались они иной раз в тогу какой-то «идейности».
   Это и есть, собственно главный корень зла нашей церковной и общественной жизни! И враги нашей Церкви и национальной России этим широко и коварно пользуются, творя свое дело внутреннего разложения и развала.
   А пора бы, наконец, всем окончательно прозреть, и не показывать пальцем на кого-то другого, а начать исправление в духе истинного (но не фарисейского) христианства с самого себя.
   Если ты действительно, а не на словах только идеен, и ведешь с кем-то борьбу по чисто-идейным побуждениям, а не в угоду своему самолюбию, то будь строго-последователен и идеен до конца сам!
   Плох тот «борец за правду», у которого, по метким русским поговоркам, «у самого рыльце в пушку», или «кто на небо поглядывает, а по земле пошаривает» - кто «сидит на двух стульях», служа фактически «и нашим и вашим», как бы ни пытался он это смягчать и замазывать.
   Особенно непростительно все это для нас, православных русских людей.
   Углубимся мыслью и чувством во все то, что произошло с нами.
   Разве не этою «завистью диаволею» ниспровергнута была наша могущественнейшая в мире славная Империя Российская, раскинувшая свои необъятные пределы на шестую часть света?
   Разве не это «изобретение диавольское», по выражению святого Златоуста, так нагло и кощунственно осквернило, втоптало в грязь нашу некогда Святую Русь, благоухавшую благочестием, и столь безобразно-грубо надругалось над ее святынями?
   Поистине не гордиться, не «задирать нос», не завидовать друг другу, строя козни, а только плакать -плакать горькими покаянными слезами о нашем безмерном падении должны мы, несчастные, сбитые с толку русские люди, которым так много дано было Богом.
    «Зависть в христианине есть безумие», — говорит наш великий всероссийский праведник святой Иоанн Кронштадтский: «во Христе все мы получили безконечно великие блага, все обожены, все соделались наследниками неизреченных и вечных благ Царствия Небесного; да и в земных благах обещано нам довольство, под условием искания правды Божией и Царствия Его: «ищите прежде Царствия Божия и правды Его, и сия вся приложатся вам» (Mф.6,33). Не безумно ли после этого завидовать в чем-либо ближнему, например: его почестям, его богатству, роскошному столу, великолепной одежде, прекрасному жилищу и прочему. Все это не прах ли в сравнении с тем, что нам даровано в образе и подобии Божием, по коему мы созданы, в искуплении нас Сыном Божиим от греха, проклятия и смерти, в даровании нам снова благословения Отца Небесного и соединенных с ним вечных утех в небесах?»
    «Итак, да будет между нами», — увещевает святой Иоанн: «взаимная любовь, доброжелательство, и довольство своим состоянием, дружество, гостеприимство, нищелюбие, страннолюбие и верх добродетелей: смиренномудрие, незлобие, кротость, святыня. Да уважаем друг в друге образ Божий, члены Христа Бога, тело Его, сыновство Божие, граждан Небесного Царствия, сожителей и сопеснословцев Ангельских. «Да будем вси едино», как Бог наш, в Троице покланяемый  (Ин.17:22)  (см. — Моя жизнь во Христе: часть I, стр.234).
   Последуем же увещеваниям нашего доброго пастыря, всероссийского угодника Божия: протрезвимся окончательно от того смрадного чада, который сгубил нашу Родину — далеко отринем от себя всякое горделивое превозношение и бесовскую зависть, чтобы и нам самим постепенно не дойти до страшного настроения богоборчества и не потерять, как мы уже потеряли нашу Родину, и тех великих даров Божиих, которые обещаны всем истинным христианам и с которыми ничего не может сравниться по их неизмеримой ценности здесь на этой грязной и грешной земле. Аминь.

Знаменательный юбилей: 969 г.—1969 г.

   В нынешнем 1969-м году 11-ое июля, по нашему православному календарю (24 июля по новому стилю), представляет собою весьма знаменательную юбилейную дату, о которой, по-видимому, огромное большинство современных русских людей, увлеченных теперь совсем другими интересами, ничего не знают, так как дата эта прошла незамеченной — по крайней мере, никем и нигде не была отмечена так, как она того бы заслуживала.
   11 июля 1969 г. исполнилось ровно тысяча лет со дня преставления Блаженной Княгини ОЛЬГИ, которую именуют также «Равноапостольной» — «начальницы Православия на Русской земле», «матери князей российских», «величия нашего и похвалы», которая «дьявола из России прогнала» и «первая на Руси взошла в Царство Небесное».
   Наш благочестивый летописец, преподобный Нестор Киево-Печерский, составивший «Повесть временных лет»: «Откуду есть пошла Русская Земля», не находит достаточно слов, чтобы восхвалить «виновницу спасения нашего» — святую Ольгу. Он называет ее «звездою утреннею, предваряющею солнце», «зарею утра, предвещающею свет дневный» и говорит, что она «светила, как полная луна в нощи, блистая между неверными, как жемчужина».
   «Солнце», которому «предтекла», как «утренняя звезда» святая Ольга, был ее Боговенчанный внук — СВЯТЫЙ РАВНОАПОСТОЛЬНЫЙ КНЯЗЬ ВЛАДИМИР, при котором совершилось величайшее событие русской истории — КРЕЩЕНИЕ РУСИ. До этого Русь была погружена во тьму язычества, за малыми отдельными исключениями, ее окутывала ночь идолопоклонства.
   По свидетельству нашего выдающегося церковного историка Преосвященного Архиепископа Филарета, святая княгиня Ольга была природной славянкой, происходившей из-под Пскова, который в те времена назывался «Плесков». Славянское имя ее было Прекраса, которое получила она потому, что действительно была, прекрасна и душою и телом. «Ольгой» назвал ее по своему имени опекун князя Игоря Олег, когда выдавал ее замуж за своего племянника Игоря.
   После трагической кончины князя Игоря, убитого возненавидевшими его древлянами, святая княгиня Ольга известное время единолично управляла Русской землей, за малолетством ее сына Святослава, который остался после смерти отца четырехлетним ребенком. И правление ее было столь мудрым и благотворным для Руси, что летописец назвал ее «мудрейшей всех человек; что в тогдашнем словоупотреблении, как и до настоящего времени в диалекте у малороссов, означает: «мудрейшей всех мужчин».
   В то время в Киеве уже была какая-то численно небольшая группа христиан, которые имели даже «соборную церковь святого пророка Илии», в коей они присягали, как сообщает об этом летописец, на верность договору с Византией, заключенному при князе Игоре, в то время как язычники присягали перед своим идолом Перуном.
   Княгиня Ольга видела возвышенную жизнь этих христиан, резко отличавшуюся от жизни язычников, и не могла не плениться небесной чистотой и красотой христианского учения. Но так как огромное большинство старейшин и народа все еще было привержено к язычеству, она решилась на весьма мужественный шаг — предприняла путешествие в столичный город христианства — царственный Константинополь, чтобы там основательнее познакомиться с христианской верой и надлежащим образом подготовиться к великому таинству Святого Крещения.
   Это произошло в 957 году.
   Характерно и глубокомысленно объясняет этот поступок Ольги наш летописец. «Эфиопская царица», говорит он: «ходила к Соломону слушать премудрость его и видеть опыты премудрости его: точно так и блаженная Ольга искала мудрости Божией. Ищущие мудрости находят ее. Блаженная Ольга в зрелых летах отыскивала умного значения всему в мipе и вот нашла драгоценный бисер — ХРИСТА».
   Взяв с собою много подарков и большую свиту, в составе которой были «родственники и родственницы ее», в том числе «племянник», «до 10-ти знатнейших жен», «18 почетных служительниц», «22 поверенных», «43 купца» и до «10-ти чиновников», она водным путем отправилась в Царьград, как имели обыкновение называть русские Константинополь.
   Об этом приезде русской княгини в Константинополь есть запись и у греческих летописцев. Так Кедрин пишет: «Ольга, жена князя русского, того, который приводил флот против греков, по смерти супруга явилась в Константинополь и, когда доказала великую ревность свою к истинному благочестию, была крещена и принята с почестями, приличными ее сану, и возвратилась в свой дом».
   В Константинополе кн. Ольга пробыла не менее трех месяцев. Здесь она поучалась вере христианской, ежедневно с большим усердием внимала Божественным словесам и присматривалась к великолепию богослужебного чина и всем сторонам истинно-христианской жизни. Сердце ее разгорелось пламенной любовью ко Христу, и она обратилась к патриарху с просьбой крестить ее. Патриархом в то время был Полиевкт, славный и по святости жизни и по своей высокой образованности. Ольга поднесла ему в дар золотое блюдо с изображением Христа-Спасителя на драгоценном камне. Это блюдо видел в храме святой Софии путешествовавший в Константинополь Новгородский Apxиепископ Антоний.
   Святейший Патриарх Полиевкт сам крестил княгиню Ольгу, причем византийский император Константин Багрянородный был ее восприемником от купели. Наречена была она во Святом Крещении ЕЛЕНОЮ, в память святой равноапостольной Елены, матери святого Константина Великого, при котором христианство восторжествовало в Римской Империи, что, конечно, сделано было предзнаменательно. Причастив новокрещеную Святых Таин Тела и Крови Христовых, Патриарх благословил ее со словами:«благословенна ты среди жен российских, ибо ты, оставив тьму, взыскала истинного света; возненавидев идольское многобожие, ты возлюбила Единого Истинного Бога; ты избежала вечной смерти, обручившись жизни безсмертной. Отселе тебя будут ублажать сыны Российской земли!». Несомненно крестились и многие, если не все, из ее свиты, которые еще не были христианами.
   Патриарх дал в благословение святой Ольге крест, который, как сообщают несколько летописцев, долгое время хранился в Киеве и после ее смерти.
   После крещения состоялся торжественный прием новокрещеной княгини при императорском дворе, со всем ее посольством, о чем повествует сам император Константин. Император принял Ольгу, окруженный высшими чинами. От русского посольства были поднесены ему дары. Прием закончился обедом, во время которого пело два хора певчих — певчие храма святых Апостолов и храма святой Софии. После обеда подносили нашей княгине и ее свите подарки от императорского двора.
   Перед отъездом в честь святой Ольги был дан императором второй прощальный обед. Оставляя Царьград, блаженная Ольга пошла к патриарху и прося его напутственного благословения, сказала ему:«Помолись за меня святый отец! Народ мой и сын мой пребывают в языческом заблуждении — да избавит меня там Господь, твоими святыми молитвами, от всякого зла».
   Патриарх ответил ей: «Верная и благословенная дочь моя о Святом Духе. Христос, в Которого облеклась ты во Святом Крещении, Сам да соблюдет тебя от всякого зла, как соблюл Он Ноя от потопа, Лота от Содома, Моисея с Израилем от фараона, Давида от Саула, Даниила от уст львовых и трех отроков от печи. Так и тебя да избавит Господь от напасти. Благословенна ты в народе твоем, и тебя будут ублажать внуки и правнуки до последних лет».
   Получив от патриарха честный крест, святые иконы, книги и прочие, потребные для богослужения вещи, а также пресвитеров и клириков, св. Ольга с великой духовной радостью возвратилась к себе домой.
   Вернувшись на родину, блаженная Ольга, как истинная христианка, начала горячо ревновать о распространении святой веры христианской и прежде всего пыталась обратить к ней своего сына кн. Святослава. Но он, как воинственный князь и гордый воин, дороживший более всего воинской славой и думавший только о битвах, оставался безчувственным к просьбам и увещеваниям матери. «Моя дружина будет смеяться надо мной, если я приму христианскую веру» , возражал он ей, «от меня отступят бояре, воеводы и вся дружина, и мне не с кем будет воевать против врагов и защищать наше отечество».
   Впрочем, Святослав, сам не желавший принимать Христову веру, не препятствовал однако, креститься другим, хотя вместе с дикой дружиной своей часто оскорблял христиан злыми насмешками. По смерти же Ольги в 971 г. языческая дружина, обвинив христиан в гибели войска за Дунаем, до того возбудила Святослава против них, что он убил и своего двоюродного брата Глеба, с которым было предано смерти и много христиан.
   12 лет после своего крещения св. Ольга ревностно занималась апостольской деятельностью, за что ее именуют не только «блаженной», как она названа в нашем церковном уставе, но и «равноапостольной».
   Несомненно, что она посеяла первые семена святой веры в своем юном внуке ВЛАДИМИPЕ, который промыслом Божиим стал «Вторым Константином» — просветителем всей Русской земли, обратившим весь русский народ из тьмы язычества к свету Христову, что, как принято считать, произошло в 988 г. Степенная Книга говорит, что «многие, дивясь о глаголах ее (Ольги), ихже николиже прежде слышаша, любезно принимали из уст ее Слово Божие и крестились». Известно и то, что уже 15 лет спустя после крещения Ольги, в 972 г., папа Римский считал Русь убежищем именно восточной православной веры (хотя формального «разделения церквей», как принято выражаться, тогда еще не было, но оно уже весьма ярко наметилось). Папа Иоанн XV, разрешая учредить в Праге епископство и открыть женский монастырь, прибавил: «впрочем не по обрядам племени болгарского или Руси или славянского языка.
   Предпринимая миссионерские поездки по всей стране св. Ольга посетила Великий Новгород и другие города, всюду, где только можно, приводя людей к святой вере и ставя кресты, от которых для вразумления язычников совершалось немало чудесных знамений. Посещала она и свою родину, Выбутскую весь, близ Пскова, где, на берегу реки Великой при впадении в нее реки Псковы, водрузила крест и изрекла пророчество о построении на этом месте храма во Имя Пресвятой и Живоначальной Троицы. По преданию она послала туда много золота и серебра и повелела населить это место людьми, почему в короткое время там и разросся новый великий город Псков, в котором прославлялось Имя Пресвятой Троицы.
   11-го июля 969 г. блаженная Ольга преставилась о Господе, причем завещала не совершать над нею языческой тризны и не насыпать языческого кургана, а послать на ее поминовение деньги Патриарху. Духовник ее совершил над нею, в присутствии оплакивавшей ее княжеской семьи, христианское отпевание.
   Князя Святослава Игоревича за непослушание матери постигла злая кончина: он убит был в битве с печенегами, и печенежский князь Куря из черепа его сделал себе чашу, оковав ее золотом с надписью на ней: «ищущий чужого губит свое», и пил из нее на торжественных пирах с своими вельможами.
   По свидетельству черноризца Иакова, «тело св. Ольги почивало во гробе, как спящее, столько лет нетленное». Когда внук св. Ольги просветитель Руси святой князь Владимир распорядился перенести святые мощи блаженной бабки своей в созданную им так называемую Десятинную церковь, они оказались нерушимыми, нетленными и издавали благоухание, причем от них подавались многие исцеления различных недугов всем, кто с верою прибегал к ним.
   Ныне над несчастной заблудившейся Русской землей господствует еще худшая тьма, чем тьма язычества — мрачная зловещая тьма лютого безбожия и богоборчества. Едва ли во много-лучшей обстановке живут наши русские люди здесь — в так называемом «свободном мире», где пока нет только открытого кровавого гонения на истинную Христову веру, и где часто ложно-понимаемая «свобода» лишь разлагает морально души людей, убивая в них истинно-христианскую жизнь и доводя их нередко до состояния скотов несмысленных.
   Весь мир в наше время доходит уже, кажется, почти до крайних пределов религиозно-нравственного падения, несмотря на все головокружительные успехи чисто-внешней «культуры» и техники, которые не спасут человечество от страшной гибели, уже так явно нависшей над ним, а скорее наоборот — они-то, эти помрачающие ум успехи, и подготовят ее.
   Единственным утешением для нас, православных русских людей, и сильными молитвенниками за страждущее Отечество наше являются «Все Святые, в Земле Российской просиявшие» и среди них «начальница Православия» на Русской земле — Блаженная и Равноапостольная Великая Княгиня Российская Ольга, если только мы свято чтим ее память и не ленимся прибегать к ней в искренних слезных молитвах.

«Наш Русский идеал».

    «Иже добродетелей подвижник, яко истинный воин Христа Бога, на страсти вельми подвизался еси в жизни временной, в пениих, бдениих же и пощениих образ быв твоим учеником. Темже и вселися в тя Пресвятый Дух, Егоже действием светло украшен еси: но яко имея дерзновение ко Святый Троице, поминай стадо, еже собрал ecи мудре, и не забуди якоже обещался ecи, посещая чад твоих, Cepгие преподобне отче наш» (Тропарь преп. Сергию Радонежскому)
   Кто не знает преподобного и богоносного отца нашего Сергия, Игумена Радонежского, чудотворца, кто не дал себе труда, хотя бы в самых общих чертах, познакомиться с замечательным житием его, тот — не русский человек.
   Кто не любит преподобного Сергия и не чтит его благоговейно и нежно, тот не может почитать себя православным русским человеком, тот чужд идеала Святой Руси.
   А ведь этот идеал — идеал Святой Руси — один из самых высоких и возвышенных идеалов нашей земной жизни, ибо он выражает собою деятельное стремление воплотить и осуществить не только в личной и семейной, но и в общественной и даже государственной жизни заветы Евангелия Христова, создать, насколько это в силах наших, подлинное Царствие Божие на земле, которое было бы преддверием будущего Царствия Небесного в ожидающей всех нас жизни вечной.
   Преподобный и богоносный отец наш Сергий тем нам близок и дорог, что он был основоположником Святой Руси, духовно-благодатным наставником и руководителем русского народа на пути к осуществлению этого высокого идеала. Поэтому его нередко называли «игуменом всея Руси», или «игуменом земли Русской». Вся русская земля мыслилась тут, как один огромный монастырь, как многолюдная иноческая обитель, в которой все русские люди составляли собой «братию», а преподобный Сергий был как бы «настоятелем» — «игуменом» ее. Основанная им знаменитая Троице-Сергиева Лавра стала подлинным духовным оплотом Северо-Восточной Московской Руси, каким на заре русской христианской государственности в Киевской Руси была прославленная Киево-Печерская Лавра. После того как центр русского государства, вследствие разорения Киева татарами, передвинулся на северо-восток, там же, вблизи Москвы, ставшей вскоре столицей Святой Руси, благодаря преподобному Сергию, возник этот новый духовный оплот русского народа, куда во множестве со всех концов необъятного нашего отечества стекались русские люди. За многие сотни, иногда даже тысячи верст шли они туда на богомолье с котомками за плечами, с дорожными посохами в руках, чтобы поклониться святым мощам великого угодника Божия, «печальника за землю русскую», как называли они его. Приходили они туда и получали то, чего с верою искали — утешения и ободрения в скорбях, наставления и духовного руководства.
   Как преподобные Антоний и Феодосий Киево-Печерские положили начало русскому иночеству вообще, так преподобный Сергий Радонежский явился начальником всего русского иночества в Северо-Восточной Руси. От него пошло великое множество иноков, основавших огромное число иноческих обителей на севере и на востоке русской земли, насельники коих исчислялись порою не только сотнями, но и тысячами. Воочию исполнилось дивное видение, которого сподобился преподобный Сергий еще при своей жизни, когда он увидел однажды в окне своей келлии чудный свет, разгнавший ночную тьму, и множество прекрасных птиц, никогда дотоле им невиданных, которые летали под окном и по всему монастырю и несказанно-радостно пели, и услышал таинственный голос, вещавший ему с высоты небес: «Сергий! видишь, какое множество иноков соберется вокруг тебя под твое руководство во имя Живоначальныя Троицы. Так умножится стадо учеников твоих, и после тебя не оскудеют они; так чудно будут украшены они разными добродетелями, если только захотят последовать стопам твоим».
   И вот мы видим, как исполнилось это дивное предречение! Даже лютые богоборцы, овладевшие нашей несчастной родиной, не посмели поднять руку на святые мощи великого угодника Божия и на основанную им славную лавру. Многие, ездившие в эти последние годы в Советскую Россию, свидетельствуют нам, что Троице-Сергиева Лавра это единственный теперь монастырь на нашей несчастной родине, который еще существует, как монастырь, а св. мощи преподобного Сергия возвращены в раку, где они почивали, и доступны для поклонения народа, который, как и встарь, во множестве стекается туда, чтобы выплакать там в слезной молитве свое неизбывное горе и получить духовное утешение и подкрепление. Непрерывно совершаются перед ракой со святыми мощами преподобного молебны при общем всенародном пении. Мы слышали однажды записанное на магнитофонную ленту это изумительное по своей силе и глубоко-трогательное молитвенное пение — этот подлинный вопль душ, действительно «едиными усты и единым сердцем»: Преподобне отче наш Сергие, моли Бога о нас!
   И вот, если бы весь русский народ в его целом слился в этой единодушной молитве перед своей вековой исторической святыней — перед святыми мощами своего великого «печальника», — нет сомнения! — спаслась бы наша несчастная страждущая родина от лютого ига безбожия, воскресла бы вновь наша Святая Русь.
   О, если бы все русские люди сознали, наконец, это!
   Будем же усердно молиться преподобному Сергию о вразумлении всех русских людей и о скорейшем спасении и возстановлении нашей родины, как Святой Руси, тем боле, что от этого зависят теперь и судьбы всего мира, всего человечества. Только слепой может не видеть, как стремительно катится современный мир по наклонной плоскости к своей окончательной страшной погибели. Пора сознать и понять всем благоразумным людям, что без Святой Руси никогда не будет мира во всем мире и ничего хорошего ожидать нельзя, кроме скорого приближения того общего для всех конца, о котором предрекает Слово Божие. Аминь.

СУЩНОСТЬ И МЕТОДЫ ИСТИННОГО ПАСТЫРСТВОВАНИЯ И НАШЕ ВРЕМЯ.

   Ничего нет на свете выше пастырского служения, ибо пастырское служение есть служение самому великому и святому делу — делу спасения душ человеческих.
   Спасения от чего?
   От греха — от того греховного устроения души, с которым после грехопадения наших прародителей рождается в мир каждый человек, — и от той вечной погибели, к которой ведет человека грех.
   Высочайшую цель ставит себе поэтому пастырское служение — цель, с которой не может сравниться никакое другое земное делание. Истинное пастырствование так определяет великий Апостол языков святой Павел в своем послании к Ефесянам  (4,12—13): оно есть «дело служения к совершению святых, в созидание Тела Христова, дондеже достигнем вси в соединение веры и познания Сына Божия, в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова» .
   Главный залог успеха истинного пастырствования тот же святой Апостол Павел указывает в личности самого пастыря, который должен быть примером для своих пасомых в этой борьбе с грехом, в этом стремлении к христианскому совершенству. «Образ буди верным» — говорит он пастырю: «словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою» (1 Тим.4:12). Безплодны будут все усилия пастыря вести своих пасомых по пути христианского совершенства, если в нем самом они не будут видеть никакого стремления к этому высокому христианскому идеалу, если, не дай Бог! он будет давать им обратный, отрицательный пример: — пример всецелого порабощения себя греху, вместо борьбы с ним.
   Борьба с грехом для достижения христианского совершенства — вот цель христианской жизни, и сущность пастырского служения состоит в том, чтобы содействовать, помогать людям в этой борьбе, духовно руководить этой борьбой, указывать правильные пути ее и предостерегая от путей ложных. Ясно, что для плодотворного успеха в таком руководстве пастырь должен быть сам хорошо знаком с методами этой спасительной борьбы и, прежде всего, по своему личному опыту.
   Что еще требуется от пастыря, дабы служение его было успешным и плодотворным?
   Ответ на это мы получим, разобрав филологически самое понятие «пастырь», как оно употребляется в Ветхозаветном и Новозаветном Священном Писании. В Ветхом Завите наше слово «пастырь» передается древне-еврейским словом «рое», причастием от «pad», что значит: «клонить», «нагибать», а в общем залоге «клонить куда-либо», «иметь склонность к чему-либо». В дальнейшем, значении padзначит: «стремиться куда-либо», «искать», «внимательно следить», ухаживать, особенно за стадом, откуда: «рое» — пастух. В отношении к людям глагол «pad» может значить: «управлять» (Пс. XXVII. 71), «наставлять» (Екк. XII).
   Если мы соединим все эти значения, то окажется, что «пастырь» — это человек близкий, сильно занятый своей паствой, внимательно следящий за нею, ухаживающий, руководящий и управляющий ею, причем так, что в этом сказывается его преданность и душевное расположение к пастве.
   Не случайно это наименование «пастырь» заимствовано из пастушеского быта: это указывает на ту черту руководящей пастырской деятельности, когда внимание пастыря обращено на каждую овцу стада отдельно.
   Вот как сильно говорит в Ветхом Завете святой пророк Иезекииль о сущности пастырского служения, подчеркивая именно эту черту индивидуальной заботы пастыря о каждой отдельной душе:
    «Сыне человеческий» , так говорил Сам Господь св. пророку Иезекиилю: «изреки пророчество на пастырей израилевых и скажи им пастырям: так говорит Господь Бог: горе пастырям израилевым, которые пасли самих себя! не стадо ли должны пасти пастыри? Вы ели тук и волною одевались откормленных овец заколали а стада не пасли. Слабых не укрепляли и больной овцы не врачевали и пораненной не перевязывали, и угнанной не возвращали, и потерянной не искали, а правили ими с насилием и жестокостью. И разсеялись они без пастыря и, разсеявшись, сделались пищею всякому зверю полевому. Блуждали овцы Мои по всем горам и по всякому высокому холму, и по всему лицу земли разсеялись овцы Мои, и никто не разведывает о них, и никто не ищет их. Посему, пастыри, выслушайте слово Господне! Живу Я! говорит Господь Бог; за то, что овцы Мои оставлены были на расхищение, и без пастыря сделались овцы Мои пищею всякого зверя полевого, и пастыри Мои не искали овец Моих, и пасли пастыри самих себя, а овец Моих не пасли … вот Я — на пастырей, и взыщу овец Моих от руки их и не дам им более пасти овец» …  (Иез.34:2-10).
   Как страшно звучит это прещение Божие, изреченное на недостойных пастырей, еще в Ветхом Завете.
   А далее Сам Господь указывает на эту сущность пастырского служения, состоящую в заботе пастыря о каждой отдельной душе:
    «Я буду пасти овец Моих, и Я буду покоить их; говорит Господь Бог. Потерявшуюся отыщу и угнанную возвращу, и пораненную перевяжу и больную укреплю, а разжиревшую и буйную истреблю; буду пасти их по правде  (там же 15—16).
   В Новом Завете древне-еврейскому слову «рое» соответствует греческое слово «пимин», которое обычно производят от корня «по» — «питать», родственное слову «поу» — стадо от корня «по» — защищать. Примечательно, что слово «пу» означает стадо именно мелкого скота, которое по слабости и беззащитности особенно нуждается в заботе, тщательном уходе за ним, в том, чтобы кормить и защищать его. Классическим местом Нового Завета, где употребляется именно это слово «пимин», является 10-ая глава Евангелия от Иоанна, излагающая притчу Господа Иисуса Христа о «добром пастыре». «Пастырь добрый зовет своих овец по имени», овцы «за ним идут, потому что знают голос его», «пастырь добрый знает своих овец, и овцы знают его» (Ин.10:1-15) и так самоотверженно любит их и заботится о них, что готов душу свою положить за них. Другое замечательное место Нового Завета, трактующее об истинном пастырстве, это — «притча об овце заблудшей» (Лк.15:4-6), которая подчеркивает именно индивидуальную заботу пастыря о каждой отдельной овце: потеряв одну из своих овец, пастырь добрый оставляет 99 овец в пустыне и идет искать заблудшую, пока не найдет ее, а нашедши, возьмет ее на плечи свои и, пришед домой, радуется о ней больше, нежели о 99-ти незаблудших.
   Из всего вышесказанного, на основании Священного Писания, ясно видно, что пастырское служение это не есть только чисто-формальное исполнение совокупности известных прав и обязанностей, возложенных Церковью на одного человека-пастыря, чисто-внешное отбывание ряда повинностей, чисто-административный труд, но нечто несравненно-большее, недоступное обыкновенным естественным силам рядового грешного человека, не освященного, не просветленного, не укрепленного на этот поистине сверхъестественный, сверхчеловеческий труд силою благодати Божией.
   В своих замечательных лекциях по пастырскому богословию блаженнейший митрополит Антоний, давший новое направление науке пастырского богословия у нас, и подчеркивает именно этублагодатную сторону в пастырском служении. Он говорит, что пастырское служение это не совокупность только известного рода прав и обязанностей, как принято было у нас считать прежде, не голая администрация, в которой, как это ни странно, и до сих пор многие продолжают видеть идеал пастырского служения, но «единая, цельная, внутренняя настроенность избранника Божия, некое всеобъемлющее стремление облагодатстванного духа человеческого».
   Не «администрация», а «душепопечение» - самоотверженная ревностная забота о спасении душ пасомых — вот существенный момент в пастырском служении.
    «Мое сердце всегда болезненно сжималось» - так сказал в своей речи при хиротонии ныне почившего Архиепископа Иоанна (Максимовича) в 1934г. Блаженнейший Митрополит Антоний: «когда о каком-либо архиерее говорили — он не любит служить и плохой молитвенник, зато хороший администратор. Не нужно такой администрации архиерею. Если он будет видеть свой первейший долг в молитве, то администрация будет устраиваться сама по себе и все вокруг него будет становиться лучше и лучше».
   Итак, истинное пастырствование — не администрация, но особая «цельная, внутренняя настроенность облагодатстванного человеческого духа», зависящая не от его личных чисто-внешних способностей, а от особого благодатного дара - полученного им в таинстве Священства. Об этом именно благодатном даре, как о решающем факторе в деле пастырского служения, и учит, на основании Слова Божия и свв. отцов Церкви, блаженнейший митрополит Антоний, в своем пастырском богословии.
   Что же это за дар?
   Это — дар «благодатной сострадательной любви к пастве», который обуславливает собою способность переживать в себе скорбь борьбы и радость о нравственном совершенствовании своих пасомых, способность «чревоболеть» о них, как Апостол Павел или Иоанн. Это свойство пастырского духа, по словам митр. Антония, и выражает самую сущность пастырского служения.
   Отсюда, если мы примем во внимание и все вышесказанное о понятии «пастырь», как оно рисуется нам в Ветхом и Новом Завете, само собою вытекает такое определение «пастыря»:
    Пастырь — это человек, весь, всем своим существом посвятивший, себя попечительной, проникнутой любовью, доходящей за самоотвержении заботе о спасении душ людей, вверенных его попечению, стремящийся духовно возродить их и вести их верно и неуклонно по пути достижения ими духовного совершенства.
   Если нет у пастыря этой сострадательной любви к своим пасомым, если он погасил в себе этот великий дар, вместо того, чтобы развивать и «возгревать» его, по заповеди Апостола  (1 Тим.4:14;2 Тим.1:6), если не горит он весь святою ревностью о спасении душ вверенных ему пасомых, то он толькочиновник - форма-лист и не поможет ему ни хорошо налаженная канцелярия, ни блестяще-поставленная администрация: он будет терять своих овец, которые, не чувствуя в нем своего любящего отца, станут разбегаться от него в разные стороны.
   Трудные времена мы сейчас переживаем, каких, по-видимому, никогда еще не было в истории христианства, ибо это явно наступивший период «апостасии» со всеми своими характерными признаками. И это требует от современного пастыря особой бдительности и, прежде всего, над самим собою, дабы не губить своих овец, вместо того, чтобы спасать их.
   Сейчас время переоценки ценностей — изощренной и обостренной критики «всех и вся». Авторитетов почти не признается. Внешний авторитет положения, сана, в глазах многих, едва ли не большинства, уже не имеет никакого значения. А потому плохо делает тот пастырь, который любит все время ссылаться только на авторитета своего звания, думая, что этим он принудит своих пасомых его слушать и ему повиноваться. В нынешнее время больше, чем когда-либо прежде, смотрят не на звание, не на сан, а на самого человека, каков он, что он собою представляет и насколько он отвечает носимому им званию или сану, можно ли ему верить или нельзя.
   О как следит современная паства за своим пастырем, прохода ему иногда не давая и выискивая у него даже те грехи, которых у него и в помине нет, или представляя в мрачном и преувеличенном виде малейшие его действительные слабости и душевные недуги!
   Все это должен очень учитывать и с этим всегда должен считаться современный пастырь, следя за самим собою, за своим собственным поведением, дабы чем-либо не соблазнить свою паству.
   Сейчас время особого расцвета диавольского недуга гордости - матери всех греховных страстей — и всех проистекающих из нее пороков: самолюбия, самомнения, обидчивости, злопамятства, мстительности, тщеславия, славолюбия, самопревозношения.
   Успешно бороться с проявлениями этих страстей в своих пасомых пастырь сможет только в том случай, если пасомые не будут замечать этих же самых страстей в своем пастыре: иначе получится, как говорит поговорка, «нашла коса на камень», и если пастырь свою собственную гордыню будет противопоставлять гордости своих пасомых, то все его пастырское делание будет сведено «на нет».
   Истинный пастырь должен быть «образом кротости и смирения» для своей паствы. В его ушах и сердце должно постоянно звучать наставления Господа: «научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем» (Мф.11:29). Для этого он не должен ставить знака равенства между собою и Церковью. Пастырь — это не Церковь, а только служитель Церкви, более или менее достойный, а в своих собственных очах всегда недостойный. Множество примеров дивного Христова смирения показали нам известные в истории Церкви пастыри. Особенно разителен пример великого российского святителя Тихона Задонского, который упал в ноги ударившему его в щеку дворянину-вольтерьянцу, прося у него прощения за то, что ввел его в раздражение. Другой пример относится к нашему времени. Покойный Владыка Архиепископ Иоанн Сан-Францизский посетил перед смертью и даже напутствовал Святыми Тайнами своего лютого врага, который долгое время самым ужасным образом поносил его в своей газете.
   Для того чтобы стяжать такое спасительное, и для себя и для паствы смирение, пастырь должен помнить, что, по учению Слова Божия, пастырское служение это не начальствование в мирском смысле, а именно служениe. Пастырь никогда не смеет, не должен забывать слов Христовых, сказанных Его ближайшим ученикам Иакову и Иоанну Заведеевым по этому поводу, когда они просили у Него первых мест для себя в Его Царствии:
    «Весте, яко князи язык господствуют ими, и велицыи обладают ими: не тако же будет в вас: но иже аще хощет в вас вящший быти, да будет вам слуга: и иже аще хощет в вас быти первый, буди вам раб: якоже Сын Человеческий не прииде, да послужат Ему, но послужити и дати душу Свою избавление за многих» (Мф.20:25-28).
   И каноны церковные решительно осуждают в пастырях «дымное надмение власти мирския»  (III, Bс. соб. пр.8 и др.).
   Пастырь должен призывать к послушанию Церкви, а не к послушанию себе. Только Церковь непогрешима, а все мы люди можем ошибаться и заблуждаться. А потому надо уметь честно признавать свои ошибки и исправлять их, что может, послужить лишь к возвышению нашего авторитета, а не приписывать себе непогрешимости, принадлежащей лишь всей Церкви в целом. Весьма опасен для пастыря и вреден для его служения соблазн папизма: «Греши, как хочешь и сколько хочешь — только меня признавай и слушайся!»
    Нет ничего губительные для пастырского делания, как если пастырь безмерно снисходителен ко всем, даже самым тяжким грехам своих пасомых, и безгранично строг и взыскателен только к одному — греху непослушания себе.
   Пастырь должен быть безусловно строг и непреклонен во всем, что касается вековых устоев Церкви, ее веро-и нравоучения, ее священных канонов, установлений и обычаев, но строгость эта должна проистекать исключительно из подлинной ревности о славе Божией и спасении душ своих пасомых, а отнюдь не из каких-либо иных побуждений, и тем более — не из личных интересов, или самолюбия и уязвленной гордости. Совершенно недопустимо, пренебрегая церковными канонами в чисто-принципиальных случаях, прибегать к ним лишь там, где, начинает страдать наш личный авторитет и где это нам лично выгодно.
   Личное превозношение пастыря — главное препятствие на пути успеха в его пастырском служении. И если и в прежние времена паства все прощала своему пастырю, кроме гордости, то теперешняя гордая паства особенно чувствительна к проявлениям гордости в своем пастыре и не прощает ему, если он хочет быть «начальником», «командиром», вместо того, чтобы быть «батюшкой», «отцом» для своих пасомых. Именно на этой почве возникает огромное большинство всех приходских нестроений.
   Второе, крайне-необходимое качество, которое требуется от пастыря для плодотворности его пастырского служения, — качество, которое все реже и реже встречается в современном мире, потому и имеет особенное значение, более чем когда-либо прежде, это — искренность.
   В 1901 г. Преосвященный Назарий, епископ Нижегородский, воспользовавшись кратковременным приездом святого праведного отца Иоанна Кронштадтского собрал городских священников в своих покоях и просил о.Иоанна побеседовать с ними. Когда св. прав. Иоанну задали вопрос, чем он достигает такого благотворного действия на сердца людей, он отвечал:
    «Досточтимые отцы и братие, сопастыри! Вы сами — как вижу — люди, украшенные сединами, значит, сами богаты опытом жизни. Мне вас нечему учить. Но так как вы спрашиваете меня, как я достигаю благотворного действия на сердца людей, то я вам скажу. Я стараюсь быть искренним пастырем, не только на словах, но и на деле, — в жизни. Поэтому я строго слежу за собою, за своим душевным миром, за своим внутренним деланием. Я даже веду дневник, где записываю свои уклонения от Закона Божия; поверяю себя и стараюсь исправляться».
   Нет ничего хуже, как если пасомые — а теперь они особенно внимательно следят за жизнью своего пастыря и делают свои заключения и выводы — замечают у своего пастыря расхождение между словом и делом, когда он учит одному, а сам делает другое. Еще хуже, когда они замечают в нем неискренность, фальшь, притворство: когда он что-нибудь говорит не потому, чтобы сам верил в то, что говорит, а потому, что находит в данный момент выгодным для себя говорить так, а не иначе, по каким-либо чисто личным , эгоистическим соображениям, подлаживаясь к своим слушателям, или когда одним говорит одно, а другим — совсем другое, даже противоположное.
   А особенно роняет пастырь свой авторитет в глазах своей паствы и роняет часто безвозвратно и безнадежно, когда он стремится угождать сильным и славным и богатым миpa сего, льстить им в надежде что-то получить от них, или иметь от них ту или иную выгоду. Этого паства никогда не прощает, даже если у нее зародится хотя бы только тень такого подозрения, может быть, даже и недостаточно основательного. Вот почему пастырь должен быть в этом отношении особенно осторожным и не давать повода к таким подозрениям.
    Наше время, когда, по большей части, никому не верят, требует от пастыря особенной искренности, честности, прямолинейности, без тени какого бы то ни было лукавства, фальши или подхалимства и человекоугодничества.
   В ушах пастыря постоянно должны звучать слова Писания: «Аще бо бых еще человеком угождал, Христов раб не бых убо был» (Гал.1:10) и: «Бог разсыпа кости человекоугодников» , а также:«Проклят человек, иже надеется на человека, и утвердит плоть мышцы своея на нем» (Иер.17:5)и еще: «Не надейтеся на князи, на сыны человеческия, в нихже несть спасения» (Пс.145:3).
   «Пастырское приминение», о котором говорит святой Апостол Павел  (1 Кор.9:22:«Всем бых вся, да всяко некия спасу» ) не должпо идти так далеко чтобы снижались самые принципы нашей веры. Пастырь не должен приноравливаться к понизившемуся нравственному уровню современной жизни, а наоборот — должен стараться поднять эту жизнь на ту высоту, которую проповедует Евангелие и которая требуется Церковью. Недопустимо безпредельное снисхождение к грехам и беззакониям своих пасомых — из человекоугодничества или из боязни потерять свою популярность или по каким бы то ни было другим соображениям: не к лицу истинному пастырю столь похваляемая современными людьми «эластичность». Пастырь — не дипломат, а служитель Истины. Совершенно неприемлема для здорового христианского сознания иезуитская казуистика, и в Православии она вовсе нетерпима.
   В частности, чрезвычайно губительно нередко проявляющееся в наше время снисходительное отношение к явным грехам против нравственности: незаконному сожительству, поблажки разводам, которые теперь, к несчастию, даются очень легко, что все ведет к развалу семейной жизни, который теперь и наблюдается все в более и более ужасающих размерах. Не менее губительно безразличие пастырей к дошедшим в наши дни до полного неприличия женским модам-нарядам, к устройству неприличных, недостойных имени христианина увеселений, да еще зачастую в кануны воскресных и праздничных дней и в дни постов.
   Но если недопустимо для пастыря какое бы то ни было проявлениe человекоугодничества и попрание во имя этого угождения людям церковных правил, то надо бояться и противоположной крайности -пренебрежения к «малым сим», к тем, кого Господь называет «братиями Своими меньшими» (Мф.25:40), — к людям от которых мы ничего не ждем лично для себя, не разсчитываем ничего получить. Недопустимо презрение и отношение «свысока» к своим пасомым, каковы бы они ни были. Всякое такое пренебрежение, презрение и отношение свысока свойственно римо-католичеству, в котором духовенство представляет собою как бы высшее, привиллегированное сословие по сравнению с «низшим» сословием — паствою. Хорошо объясняет это наш выдающийся профессор С.-Петербургской Духовной Академии А. П. Лопухин в своих замечательных лекциях на тему:«Современный Запад в религиозно-нравственном отношении». Он там проводит весьма оригинальную, но несомненно верную мысль, что римский католицизм есть как бы продолжение древнего языческого Рима, дух которого он себе и усвоил, лишь внешним образом облекшись в христанские одежды. В древнем Риме было два сословия: высшее привиллегированное — «патриции» и низшее — «плебс», «плебеи». Это деление было перенесено и в христианизированный Рим; духовенство — это те же «патриции», высшее привиллегированное сословие, а рядовые верующие миряне — это «плебс», «плебеи», сословие низшее, безправное, которое обязано только слушаться, во всем безоговорочно повиноваться, никак и ни в чем не смея проявлять себя.
   Надо ли говорить, насколько такая латинская концепция противна духу истинного Православия?
   Достаточно вспомнить замечательное место из «Окружного Послания» Восточных Патриархов 1848 г., которое гласит: «У нас ни патриархи ни соборы никогда не могли ввести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестия у нас есть самое тело Церкви, то есть самый народ, который всегда желает сохранить веру свою неизменною и согласною с верою отцев его».
   Никогда в истории нашей Православно-Христианской Церкви рядовые верующие не были безправным и безгласным «плебсом», но весьма часто возвышали свой голос против еретиков, как и на нашей еще памяти, у нас на Родине, рядовые верующие, часто простые женщины, отстояли православную веру от современных еретиков — «живоцерковников» и «обновленцев», уже захвативших в свои руки и церковную власть и большинство храмов при покровительстве безбожной коммунистической власти.
   Исключительно тяжелое наступило теперь время: быстрыми шагами развивается «апостасия», о которой говорит святой Апостол Павел в своем 2 Послании к Солунянам: буквально чуть не каждый день приносит нам что-то новое, порою просто сенсационное, что еще совсем недавно казалось немыслимым, невозможным. Неудивительно, что и паства у нас теперь очень трудная, весьма трудно поддающаяся христианскому наставлению и вразумлению, своенравная, самонадеянная, часто безнадежно-невежественная во всем, что касается нашей святой веры и Церкви. Но ведь это не снимает с нас ответственности за нее, коль скоро мы приняли на себя бремя пастырского служения.Мы призваны не разорять, а созидать , как ясно учит об этом святой Апостол Павел, в своем 2 Послании к Коринфянам 10, 8. Господь строго взыщет с нас за каждую погибшую овцу, если мы прямо или косвенно были виновниками ее гибели. Наше нерадение, небрежение, наши личные слабости и пороки, наш соблазнительный для паствы образ жизни — все это может явиться причиной, может послужить поводом гибели вверенных нам овец словесной паствы нашей, врученной нам Пастыреначальником-Христом.
   Но самая большая опасность в наше время, как для современного пастыря, так и для его паствы, грозить со стороны почти уже торжествующего сейчас в мире сатанизма, который весьма хитро облекается в ризы светлы под лукавыми обликами «гуманизма», или у нас — «толстовства», служении благу человечества, всеобщего единения, «мира» и даже «христианской любви».
   Увы! весьма многие православные пастыри уже так или иначе, в большей или меньшей степени, запутались в сетях этого искусно-закамуфлированного сатанизма, который, как двуликий Янус, является сейчас в двух образах: в виде «марксо-коммунизма» в странах, порабощенных его богоборческой властью, и в виде «экуменизма» в странах так называемого «свободного мира», в действительности вовсе не свободного. Отец у них общий — это сам сатана, который усиленно готовит сейчас к воцарению в мире своего верного слугу — антихриста.
   Надо знать и помнить: у истинного пастыря истинной Христовой Церкви не может быть никакого контакта, никаких взаимоотношений, прямых или косвенных, с обоими этими видами мирового зла.
   А прельщает оно многих пастырей и пасомых всякими подачками и обещаниями земных благ, на которые так падки люди, и особенно в наши дни.
    Истинный пастырь должен всячески беречь себя и свою паству от этого очень опасного искушения, которое обычно прикрывается «благотворительностью». Тут надо постоянно помнить хорошую русскую поговорку: «коготок завяз — всей птичке пропасть». Многие очень уже запутались в тех или других сетях, и хотели бы иной раз выпутаться, но уже не могут. Сатана цепко и крепко держит свою добычу.
   Мы, русские люди в эмиграции, хорошо более или менее знаем, что такое коммунизм, и от него, в значительной мере, как-то застрахованы. Но далеко не все ясно осознали, что «мировое зло» — не в одном коммунизме, что он — только производное зло, только — «чадо», а страшнее всего его родитель, породивший не менее, а может быть, даже боле опасное и губительное зло — так называемый «экуменизм», возглавляемый «Мировым Советом Церквей». Далеко не случайно «Мировой Совет Церквей», заманивавший к себе православных прежде под предлогом необходимости общего объединения в борьбе против наступающего безбожия, так примирительно относится теперь к богоборческому коммунизму и даже не заикается на своих конференциях о какой либо борьбе с ним, охотно включив в свои ряды представителей православных церквей, являющихся послушными орудиями коммунизма.
   В настоящее время мы, пастыри Русской Зарубежной Церкви, существование коей осмысливается и оправдывается только решительным неприятием «мирового зла», находимся как бы на распутии. До сего времени мы, по большей части скромно молчали, не объявляя во всеуслышанье полностью всей нашей идеологии, во имя которой мы существуем. Одна только наша «Православная Русь» писала всегда весьма решительно и недвусмысленно, что некоторым даже не нравилось. Но теперь дело зашло уже слишком далеко, и «экуменизм» настолько раскрыл себя, что мы имеем теперь целый ряд оффициальных документов, ко многому нас обязывающих. Это прежде всего: 1) Три послания нашего Первоиерарха Высоко-преосвященного Митрополита Филарета, обращенные к Константинопольскому Патриарху Афинагору, к Греческому Apxиeпископу Северной и Южной Америки Иакову и «Скорбное Послание», адресованное всем Главам Автокефальных Православных Церквей и всем Епископам Православной Церкви; 2) Послание 9-го Епархиального Съезда Западно-Европейской Епархии, подписанное Впр. Архиеписконом Антонием и Еп. Иаковом; и 3) Отчет о последней конференции Mиp. Сов. Церквей под заглавием: «Упсала и Православие» заведывающего внешними сношениями Архиерейского Синода протопресвитера о.Георгия Граббе. К этому необходимо добавить еще 4) Доклад Впр. Архиепископа Виталия на Архиерейском Соборе 1967 года под заглавием «Экуменизм», напечатанный в журнале Канадской Епархии «Православное Обозрение» № 40 за июнь 1969 года.
   Эти чрезвычайной важности документы показывают, что у нас уже достаточно осознана вся недоброкачественность и зловредность экуменизма, как движения, ведущего человечество к антихристу.
   Так вот теперь мы должны показать, что мы не довольствуемся одними словами, только голыми утверждениями, но что за этими словами у нас идут и соответствующие им дела, подтверждающие истинность их.
    С экуменизмом мы должны решительно разорвать, и с попутчиками его не должны иметь ничего общего.
   Нам — не по пути с ними. Это мы должны решительно сказать и показать на деле. Наступает для нас время подлинного исповедничества, когда мы, быть может, останемся одни и окажемся в положении гонимых. Поскольку сейчас все православные поместные церкви вошли в состав «Mиpoвого Совета Церквей», и тем самым изменили Православию и поклонились сатане, наступило время нашей полной обособленности. Мы не можем и не должны иметь с отступниками от истинного православия никакого общения, и должны быть готовы, если потребуется, к уходу в «катакомбы», как «истинно-православные христиане» у нас на родине.
    Наше положение поборников и исповедников чистой и неповрежденной Христовой истины очень нас обязывает, больше чем когда-нибудь в прошлом.
    Мы должны всегда помнить, что истинный пастырь истинной Христовой Церкви не может и не должен иметь никаких других интересов кроме чистой ревности о славе Божией и о спасении душ своих пасомых - к этому и только к этому должны быть всегда направлены все его мысли, все его чувства, вся его деятельность.
   Не может быть в истинной Христовой Церкви более уродливого, более безобразного явления, как пастырь, имеющий какие-либо иные интересы, как пастырь, увлекающийся посторонними, чисто-мирскими делами, к славе Божией и ко спасению душ прямого отношения не имеющими, как например, — политической деятельностью, всегда людей только разъединяющей и озлобляющей, столь модной теперь так называемой «культурно-просветительной деятельностью», которая сводится обычно к устройству светских развлечений и увеселений, танцам и тому подобному времяпрепровождению, неприличному и непристойному для христианина, не говоря уже о разного рода коммерческих операциях и разных финансовых махинациях и денежных оборотах, что особенно роняет авторитет пастыря, унижая его высокое звание. и т.д., и т.д.
   Закончим наш доклад словами святого праведного о.Иоанна Кронштадтского из его замечательной беседы, которую он провел с сопастырями-священниками в 1904 году в г. Сарапуле.
   Свтой праведный Иоанн говорил еще тогда — 65 лет тому назад -, что дело пастырства в наше время затрудняется все более и более: борьба пастыря постепенно становится все более утонченною, и тем более пастыри должны быть на высоте своего призвания. «Пастырь в своем настроении» - говорит святой Иоанн — должен всецело отрешиться от всяких себялюбивых настроений, должен уподобиться библейским пастырям в их «стоянии в духе». Для этого пастырям необходимы полная осторожность и сосредоточенность, всегдашнее распятие себя ради своей паствы.
   Если так говорил св. прав. Иоанн 65 лет тому назад у нас, в Православной Царской России, то что бы сказал он теперь, в наше время?!
   Беседа коснулась дальше язв современной жизни. Св. прав. Иоанн обратил внимание на настроение современного ему общества, которое так близко и нынешнему, современному нам настроению.

«Удивительная болезнь явилась нынче — это страсть к развлечениям» - сказал он: «никогда не было такой потребности к развлечениям, как нынче. Это прямой показатель того, что людям нечем стало жить, что они разучились жить серьезной жизнью — трудом на пользу нуждающихся и внутреннею духовною жизнью и начали скучать! И меняют глубину и содержание духовной жизни на развлечения. Какое безумие! Точно дети, лишенные разума! А, между тем, развлечения — это уже общественный порок, уже общественная страсть. Вот куда должно направить пастырям свои силы: они должны внести в жизнь утраченное ею содержание, возвратить людям смысл жизни. Но, конечно, пастыри должны сами себя к тому подготовить.

Пастыри должны быть на высоте своего призвания».

   А что для этого более всего нужно?
   Чем пастырь лучше всего может себя подготовить, чтобы быть на высоте своего призвания?
   И на этот вопрос св. прав. Иоанн дает ясный и исчерпывающий ответ.
    «Я молюсь, я постоянно молюсь. Я даже не понимаю, как можно проводить время без молитвы. Воистину — молитва есть дыхание души».
   Что еще к этому прибавить?
   Этим сказано все - по крайней мере — все самое главное, без чего все остальное — ничто.

ПРИИДИТЕ, ВОЗРАДУЕМСЯ ДЕРЖАВНОЙ ЗАСТУПНИЦЕ РОДА НАШЕГО, ЦАРИЦЕ БОГОРОДИЦЕ...

   Так взывает Святая Церковь в нынешний день великого праздника в честь одной из самых прославленных и любимых святынь русского народа — чудотворной иконы Божией Матери Казанской:
    … Приидите к тихому Ея чудному, почитаемому Ангелы, честному поклонимся Образу … (Стихира 22 октября).
    … Источает бо нам неоскудные милости Пречистая Богородица, предваряет нам помощь, и избавляет от великих бед и зол, благонравным и богобоящимся рабы Своя …  (Кондак).
   О, если бы все русские люди услышали этот призыв Матери своей Святой Церкви и всем сердцем откликнулись на него. Кончилась бы эта великая смута на русской земле, поглотившая многие миллионы человеческих жертв, и вновь возстала бы во всей своей духовной красоте прежняя наша Святая Русь.
   Многознаменателен и дорог сердцу каждого истинно-русского человека нынешний день 22-го октября. И учит он нас весьма многому — самому важному, о чем порядком забыли современные русские люди.
   Страшное «смутное время» переживала русская земля более 350-ти лет тому назад. Царский род прекратился, наступило «междуцарствие» и, вследствие того, общая разруха и безначалие. В святая-святых Руси — священном Кремле первопрестольного града Москвы засели лютые враги св. Православия и русского народа латиняне-поляки, поставившие себе целью посадить на русский престол своего королевича Владислава и чрез него уничтожить св. Православие, обратив русский народ в латинско-папскую веру. С севера надвигались другие враги — шведы, захватившие уже Новгород и Финское побережье. По всей стране безчинствовали, грабили и убивали разбойничьи «воровские» шайки. Казалось, наступал неизбежный конец русскому государству. Спасения было ждать неоткуда.
   Но это спасение пришло чудесным образом предстательством Богоматери, по усердным молитвам верующих русских людей перед Ея чудотворным образом Казанским.
   В это поистине страшное время всеобщего нравственного развала, малодушия, измены и предательства, только Церковь наша Российская с ее Первосвятителем Святейшим Патриархом Гермогеном и боголюбивыми иноками Троице-Сергиевой Лавры оставалась на высоте. Святейший Патриарх Гермоген, не дававший своего благословения на воцарение в Москве польского королевича Владислава, за что его поляки взяли потом под стражу и уморили голодом, а за ним и иноки Троице-Сергиевой Лавры, во главе с архимандритом Дюнийем, разсылали по всем концам русской земли грамоты с призывом подняться на спасение Церкви и Отечества.
   Одна из этих грамот попала в Нижний Новгород и прочтенная там с церковного амвона необыкновенно воодушевила некоего Козьму Минина-Сухорука, который обратился к своим согражданам с пламенной речью: «Православные люди! Похотим помощи Московскому государству. Встанем все, как один, за Русь Святую, за Дом Пресвятые Богородицы. Заложим наших жен и детей, и освободим Отечество». Образовалось ополчение, которое возглавил глубоко верующий князь Димитрий Михайлович Пожарский. Много необыкновенных и самых неожиданных трудностей встретило это ополчение на своем пути, вследствие царившей тогда общей разрухи и сильнейшего морального разложения среди самих же русских людей.
   Но возлагавший всю свою надежду не на обыкновенные человеческие силы, а на помощь Божию и на молитвенное предстательство Заступницы Усердной рода христианского, столько раз уже чудесно спасавшей русскую землю, благочестивый князь Пожарский взял с собой в ополчение чудотворный образ Казанской Божией Матери, перед которым русские воины постоянно молились в лагере. Уже перед самой Москвой нижегородское ополчение встретило столько препятствий, что спасение начало казаться безнадежным. Многих охватило малодушие и отчаяние.
   И вот в таком горестном положении оставалась лишь одна надежда — на чудесную помощь свыше. Весь народ и войска стали с особым сердечным умилением возсылать свои моления к Божией Матери перед Ее великой святыней — чудотворным образом. После отслуженного общего молебна был наложен на всех строгий трехдневный пост. И эта слезная мольба русских людей не осталась неуслышанной.
   В Московском Кремле в плену у поляков томился в тяжком недуге прибывший в Россию с Востока Архиепископ Елассонский Арсений. Среди полночной тишины темничная келлия его озарилась необыкновенным небесным светом, и он увидел в сиянии этого света печальника земли русской преподобного и богоносного отца нашего Сергия, игумена Радонежского, чудотворца.
    «Арсений» - сказал тот: «ваши и наши молитвы услышаны; предстательством Богоматери суд об Отечестве нашем преложен на милость: завтра Москва будет в руках осаждающих, и Россия спасена». Как бы в подтверждение истинности этих слов, болящему старцу возвращается крепость сил, а радостная весть эта, распространяясь повсюду из уст в уста, переходит за стены города и исполняет неустрашимым мужеством сердца воинов. На другой день 22-го октября ополчение делает решительный приступ, и Москва действительно освобождается от врагов. Крестным ходом, неся впереди чудотворную икону Казанской Божией Матери, вступили русские воины в освобожденную столицу, а навстречу им вышел вместе с сохраненной им в плену другой великой святыней русского народа в руках — чудотворной иконой Божией Матери Владимирской Архиепископ Арсений.
   На царский престол был избран затем царь Михаил Федорович Романов, и начался необыкновенный расцвет русского государства, продолжавшийся вплоть до нашего времени, когда русская земля раскинулась на шестую часть света, и стала подлинным оплотом истинно-христианской веры — веры православной для всего мира.
   Но позавидовал нам враг вселукавый и, искусив наивных и доверчивых русских людей обманчивым призраком мнимого добра, сумел заставить их отвернуться от своей исконной Заступницы — Заступницы Усердной рода христианского, безчисленное количество раз спасавшей русскую землю от врагов, и вновь ввергнул нас в ужасы нового «смутного времени» — еще гораздо более страшного и ужасного, чем то, которое пережила русская земля 350 лет тому назад.
   Где же теперь искать спасения?
   Печально, крайне печально то, что нет теперь той веры, какая была тогда — не видно и настоящего покаяния. И то — единственная причина, почему до сих пор не приходит спасение, хотя временами казалось, что оно так близко.
   А между тем положение сейчас несравненно хуже, чем было тогда. Родиной нашей овладели гораздо более лютые враги — безбожники-богоборцы, для которых нет ничего святого, которые кощунственно осквернили наши святыни и залили кровью всю русскую землю, злодейски истребив многие миллионы лучших сынов русского народа. Это же готовятся они сделать и со всем остальным миром. С судьбами нашей Родины-России связаны, таким образом, и притом самым тесным образом и судьбы всего остального мира, который после крушения России, как Святой Руси, стал быстро катиться вниз по наклонной плоскости в бездну. И нет и не будет спасения человечеству, если не воскреснет наша прежняя Святая Русь, как мощный оплот истинной веры в мире. Ясное сознание всего этого должно нас побуждать к особой серьезности, к особенной молитвенной сосредоточенности, а воспоминание о дивном чуде заступничества Богоматери, совершившемся в нынешний день — к слезному покаянному обращению к нашей вековечной Заступнице, Которая Одна только может нас спасти, как спасала не раз в прошлом. Будем же с особым углубленным усердием и покаянными слезами от всего сердца молитвенно взывать к Ней о спасении и нашей несчастной Родины и всего мира, следуя сегодняшнему призыву Святой Церкви:
    «Притецем, людие, к тихому сему и доброму пристанищу, скорой Помощнице, готовому и теплому спасению — Покрову Девы: ускорим на молитву, и потщимся на покаяние» … Аминь.

Идеал Русской Православной государственности.

    «Не в силе Бог, а в правде». Многим известно это замечательное изречение, ставшее давно как бы поговоркой, но мало кто знает, кому оно принадлежит. Принадлежит оно святому благоверному великому князю Александру Невскому, память которого Российская Церковь празднует 23 ноября по старому стилю (день его отпевания) и вторично — 30 августа по старому стилю (день перенесения его святых мощей из г. Владимира в царствующий град св. Петра).
   Святой благоверный великий князь Александр Невский — подлинное воплощение русской православно-христианской государственности. Это — светлый образ возвышенной, благородной, детски-чистой души народного вождя-правителя, мужественно-обнажающего свой меч в защиту поругаемой веры. Это — безстрашный исповедник истинной веры Христовой, самоотверженный и доблестный защитник Православной Церкви от грубого насилия иноплеменников иноверцев.
    «Не в силе Бог, а в правде» - так твердо веровал святый князь, а потому защищая только правду, всегда побеждал, даже тогда, когда по человеческим соображениям, нельзя было надеяться на победу. Призванный управлять народом по воле Божией, он во всей своей государственной деятельности руководился только правдой Божией, а потому Бог был с ним. Он не обнажал меча, не проливал крови зря, подобно многим диким своим современникам — иноверным правителям. Поэтому Бог был с ним и тогда, когда он одержал славную победу при реке Нева над шведами, желавшими поработить русский народ римскому папскому престолу (в 1240 г.), и тогда, когда он отбил нашествие немецких ливонских рыцарей на льду Чудского озера (в 1242 г.), и тогда, когда уничтожил грабительские рати диких литовцев (в 1245 г.).
   Радостно встречали своего князя-победителя преданные ему русские люди, как доблестного защитника веры своей от покушений папских полчищ, стремившихся огнем и мечом подчинить русский народ пап. Слышались восторженные восклицания: «Господь, пособивший кроткому Давиду победить Голиафа, помог и благоверному князю нашему постоять за веру православную, за «Дом Пресвятыя Богородицы», как благоговейно именовала себя Святая Русь.
   Много страдала в то время русская земля от тяжкого монгольского ига, но не решались русские люди, ни сам благоверный князь Александр бороться со столь сильным врагом, так ужасно опустошившим во время Батыева нашествия русские города и селения. И вот, римские папы, видя безуспешность своих попыток силою оружия подчинить себе русский народ, задумали лестью взять его. Один из них Иннокентий IV прислал св. князю Александру (в 1251 г.) двух ученых кардиналов-проповедников и с ними свое послание. Начав послание ложью, будто отец Александра князь Ярослав «обещал повиновение Римской церкви», папа, убеждая св. князя «вступить под сень римского престола», писал: «просьба наша обещает тебе выгоды. Мы заступаем вместо Бога на земле. В повиновении нам нет никакого унижения для чести государя: напротив этим путем возрастает временная и вечная свобода. Мы будем считать тебя самым знаменитым между всеми католическими князьями, и всегда будем с особой заботливостью стараться об увеличении твоей славы». В заключение папа обещал св. князю за подчинение себе помощь против татар, тишину и спокойствие для всей земли Русской.
   Но не соблазнился этим льстивым предложением ревнитель истинной веры — веры православной святой благоверный князь Александр.
    «Мы знаем истинное учение Церкви», отвечал он папе: «а вашего не приемлем». Папе было послано православное изложение веры.
   Слухи о мужественном князе и его славных победах дошли до татарского хана. После татарского нашествия и страшного погрома, который они учинили, все русские князья ездили в Золотую Орду на поклон хану, но святой Александр долгое время там не был, пока сам Батый не пожелал его видеть. Понимая, что борьба с таким грозным завоевателем невозможна, святой князь Александр, подкрепившись молитвою и напутствием Новгородского святителя, отправился в Орду, и тут показал свое безстрашие в исповедании истинной веры. Волхвы и жрецы идольские потребовали от святого князя, чтобы он, прежде чем предстать пред очи хана, по обычаю татарскому, поклонился солнцу и пройдя чрез очистительный огонь, поклонился войлочным идолам и изображением ханских предков. Св. Александр решительно отказался сделать это, и, не боясь смертной кары, мужественно заявил: «Я — христианин: не подобает мне кланяться твари — поклоняюсь я Богу Единому, в Троице славимому». Ответ этот он повторил и перед самим ханом, и мужество исповедника победило гордость жестокого властителя: хан не причинил ему никакого вреда и с честью отпустил его.
   Любвеобильный и милостивый князь, видя бедствия своего народа, страждущего под тяжким игом татар, неоднократно потом ездил в Золотую Орду к хану, перенося все трудности дальнего и опасного пути, холод, голод и зной, подвергаясь смертной опасности — ездил для того, чтобы умилостивлять гнев хана и уговаривать его быть милосердным к порабощенному русскому народу.
   Все эти многотрудные подвиги, совершенные для блага отечества, рано истощили телесные силы святого князя. Однажды, возвращаясь из Орды, он тяжко занемог. Принял пострижение в великую схиму с именем Алексея и скончался, всего на 45-м году своей жизни.
    «Чада моя милая, разумейте, яко зайде солнце земли русския» - «закатилось солнце земли русской» — в таких словах объявил народу о кончине всеми горячо любимого князя Митрополит Кирилл. Народ не понял или, вернее, не хотел понять всего мрачного значения этих слов, и только, когда сокрушенный скорбью святитель добавил: «Благоверный Великий Князь Александр ныне преставился», разразился неописуемыми рыданиями. Послышались вопли: «мы погибаем!»
   За десять верст вышел весь Владимир встретить погребальное шествие с телом «печальника земли Русской». И к утешению осиротевших русских людей при отпевании его Господь показал великое знамение. Когда Митрополит Кирилл в конце отпевания подошел к усопшему, чтобы вложить в его руку разрешительную грамоту, блаженный князь сам простер свою руку, принял хартию и сложил опять крестообразно свои руки. Благоговейный ужас объял при этом сердца присутствующих. Это было 23 ноября 1263 года.
   В 1380 году, когда благоверный великий князь Димитрий, прозванный позже Донским, готовился к решительной битве с татарским ханом Мамаем на Куликовом поле, благоговейный инок молился ночью в храме Рождественской обители, где погребено было тело блаженного князя Александра. И вот он видит: у гроба его сами собой зажглись свечи, ко гробу подошли два святолепных старца и говорили святому князю: «Возстань, Александр, поспеши на помощь сроднику своему великому князю Димитрию, ибо его одолевают иноплеменники». Св. Александр встал, и все стали невидимы. Смиренный инок, пораженный страхом, умолчал было о видении. Но когда оказалось, что видение было именно в самую ночь славной Куликовской битвы, он разсказал обо всем Митрополиту. Святитель возвестил о том великому князю и распорядился открыть гробницу святого. Тело оказалось нетленным, хотя прошло целых 117 лет. Тогда с честью положили св. тело в раке поверх земли. Множество дивных чудес совершилось от новоявленных св. мощей: слепые прозирали, разслабленные укреплялись, бесноватые освобождались от мучивших их духов нечистых.
   Так увенчал Правосудный Господь мужественного поборника Правды Своей нетленным венцом святости, и даровал русскому народу в лице его нового заступника и молитвенника перед престолом Божиим!
   Нетленные мощи его при императоре Петре I (30 августа 1724 года) были торжественно перенесены из г. Владимира в царствующий град Санкт-Петербург и помещены в Александро-Невской Лавре.
    «Не в силе Бог, а в правде» - вот великий завет, который оставил нам наш дивный печальник св. благоверный великий князь Александр Невский, и до тех пор, пока верен был русский народ этому великому завету, ширилась и росла Русь могучая православная, процветал и благоденствовал народ русский. Попрана была Правда Божия, и величайшие бедствия обрушились на головы несчастных заблудившихся русских людей, потоки крови и слез потекли по Русской Земле.
   Правда Божия, а не преступное безразличие, индифферентность, безпринципность и искание только своей личной корысти, своих собственных узко-эгоистических, карьерных и материалистических интересов, — вот что должно быть положено в основу строительства не только нашей личной и семейной, но и общественной и государственной жизни будущей России, если только суждено ей Богом воскреснуть. Только тогда вновь станет она Святою Русью, а без этого никакая будущая Россия не будет настоящей Россией, в которой отрадно, легко и радостно будет жить настоящему русскому человеку.
    Прежде всего — Правда Божия, а потом уже — все остальное.
   Так было — так должно быть, или России никакой не будет.
   Многие теперь понимают, что без Святой Руси, руководимой Правдой Божией, не будет и мира в мире, о чем сейчас так усердно, одни искренно, а другие лицемерно, хлопочут. Но сколь многие, продавшие душу свою сатане, все силы свои прилагают, чтобы Святая Русь не воскресла, стремясь похоронить ее навсегда. Таких в наше время больше, и в их руках — все средства «мира сего, во зле лежащего»: власть и капитал.
   Вместо Правды Божией, ложь воцарилась в мире. Это господство лжи именно в переживаемое время замечательно хорошо отметил наш выдающийся государственный деятель К. П. Победоносцев. За это и возненавидели его так все служители и поборники лжи. Вот его весьма глубокомысленные слова: «С тех пор как пало человечество, ложь водворилась в мире, в словах людских, в делах, в отношениях и учреждениях. Но никогда еще, кажется, отец лжи не изобретал такого сплетения лжей всякого рода, как в наше смутное время, когда столько слышится отовсюду лживых речей о правде. По мере того как усложняются формы быта общественного, возникают новыелживые отношения и целые учреждения, насквозь пропитанные ложью. На всяком шагу встречаем великолепное здание, на фронтоне коего написано: «здесь истина». Входишь, и ничего не видишь кроме лжи. Выходишь, и когда пытаешься разсказывать о лжи, которою душа возмущалась, — люди негодуют, и велят верить и проповедовать, что это — истина, вне всякого сомнения»  («Московский Сборник» — «Печать» стр. 60).
   Поистине гениально-сказанные слова, так ярко и сильно характеризующие господство лжи в современном мире. Если так было в конце прошлого XIX столетия, то во сколько раз больше приложимы эти замечательные слова правды к переживаемым нами дням, когда это ужасающее торжество лжи достигло, кажется уже своего апогея.
    Правды сейчас многие не любят и даже слышать ее не хотят, а с ложью так свыклись, что охотно принимают ее за истину.
   Самое ужасное, конечно, в том, что ложь господствует теперь даже там, где ей казалось бы, совсем не должно быть места — в религиозной жизни людей, а в последнее время, после крушения нашей Родины, как Святой Руси, даже в Православной Церкви. Мы имеем в виду современное направление церковной жизни и высказывания многих видных Иерархов разных поместных Православных Церквей.
   Разве не величайшая и не отвратительнейшая ложь — мирное сосуществование с явными безбожниками и богоборцами, гонителями веры и Церкви и даже полное сотрудничество с ними и поддержка, оказываемая им пред лицом всего света?
   Разве не величайшая ложь сокрыта в современном так называемом «экуменизме», который хочет соединить несоединимое — Истину с ложью?
   Разве не величайшая ложь и лицемерие во всех этих объятиях и лобзаниях «Вселенского Патриарха» с Папой Римским, в этих постоянных встречах и совместных съездах и конференциях православных с неправославными, во время которых говорится очень много и очень красноречиво и трогательно о чем угодно, но только — не о самом главном: не об Истине Православия и о необходимости для спасения всем вступить в Православную Церковь?
   А нам, православным русским людям, давно пора понять, что от этой именно диавольской лжи рухнула наша несчастная Родина-Россия, которая была носительницей и оплотом истинной Христовой веры в мире, и потому мешала всем служителям лжи: Святую Русь надо было уничтожить для того, чтобы дивольская ложь скорее и безпрепятственнее могла разлиться по всему миру.
   И вот теперь эта торжествующая победу ложь подтачивает основы существования и всего остального мира, который уже весь погряз во лжи, и отравленный ложью, воображая, что идет к какому-то «прогрессу», быстро стремится в бездну к своей окончательной погибели, которая не дремлет.
   Нам, православным русским людям, имеющим такой богатый духовный опыт в нашем великом историческом прошлом пора также понять, что безплоден всякий национализм и всякий патриотизм там, где нет речи о Правде Божией — где Правда Божия отсутствует. После всего нами пережитого необходимо отдать себе в этом ясный отчет и окончательно убедиться в непререкаемой истине великого завета, оставленного нам нашим святым благоверным великим князем Александром Невским: «Не в силе Бог, а в Правде». Аминь.

АРХИПАСТЫРСКОЕ ПОСЛАНИЕ ко дню праздника Рождества Христова — 25 декабря 1969 года.

    «Егда прииде кончина лета, послал Бог Сына Своего Единородного» …  (Гал.4:4).
   Вновь слышим мы, возлюбленные о Господе братия и сестры, в храмах наших эти вливающие в нас глубокую отраду слова великого Апостола языков святого Павла, вновь трепещут сердца наши несказанной небесной радостью, внимая ликующим рождественским песнопениям: «Христос рождается — славите, Христос с небес — срящите! …» .
    «Егда прииде кончина лета» — что это за «кончина лета»? — Это значит: «когда исполнилась предопределенная Богом от вечности полнота времен», когда кончилось время самовольной жизни людей без Бога, по прихотям своего развращенного сердца. Дальше так жить они не смогли бы. И действительно: история свидетельствуем нам, что ко времени пришествия на землю Христа Спасителя человечество зашло в безысходный нравственный тупик. Зло усилилось до такой степени, что людям ничего не оставалось, как сознать свое полное безсилие, устроить сколько-нибудь сносную жизнь на земле без Бога, без сверхъестественной помощи свыше. Вера в языческих богов была подорвана. Интеллигенция считала их вымыслом народной фантазии, сами жрецы иной раз не могли удержаться от смеха, совершая разные языческие обряды. А так как религия является единственной надежной уздой для низменных стремлений человеческой природы, то одновременно с религией пала и нравственность. О прежних доблестях древнего греко-римского мира не было и помина: все свелось к грубому корыстолюбию, роскоши, изнеженности и плотоугодию. Не было такого порока, такой формы самого безобразного разврата, самого гнусного преступления, которые бы не совершались дерзко и открыто всеми, на каждом шагу и повсюду. Красноречиво рисуют это мрачное состояние тогдашнего мира современные писатели. Лучшие люди того времени буквально задыхались в этой ужасающей атмосфере безверия и нравственного растления и громогласно заявляли, что дальше так жить нельзя, что нет спасения человечеству, если Сам Бог не сойдет на землю и не спасет людей от явно-надвигающейся страшной катастрофы. Замечательно в этом отношении признание одного из знаменитых философов языческой древности, который писал: «Не быть на земле порядку, если только Сам Бог, сокрывшись под образом человека, не разъяснить нам и наши отношения к Нему и наши взаимные обязанности друг ко другу».
   И вот оно, столь ожидаемое всеми, наконец, совершилось.
   Когда человечество дошло до крайнего предела своего падения и исповедало свое безсилие, свою полную безпомощность, «послал Бог Сына Своего Единородного» .
   Совершилась «велия благочестия тайна — Бог явися во плоти» и «с человеки поживе» . Он научил людей, как они должны веровать в Бога и как они должны жить, чтобы спастись и наследовать, после временной телесной смерти, вечную нетленную жизнь, вечное нескончаемое блаженство в общении с Богом. Он основал на земле благодатное Царство Свое — Церковь Свою, в которой обещал Сам пребывать до скончаниия века. Он призывает в эту Церковь всех страждущих и обремененных, обещая им мир, успокоение и духовное возрождение к новой, лучшей жизни в Нем, и живущей в Церкви благодатью Святаго Духа действительно дарует это, соделывая уверовавших во Христа «новою тварью» .
   Но что мы видим теперь, в переживаемое нами время?
   Человечество вновь безумствует.
   Сознав однажды, казалось бы, раз навсегда, свою полную несостоятельность, свое безсилие устроить себе сколько-нибудь сносную жизнь на земле без Бога, и вкусив всю сладость жизни в Боге и с Богом чрез Святую Церковь, люди, в своей гордой самонадеянности, стремятся теперь создать на земле какое-то мнимое всеобщее благоденствие без Бога. Эти самодовольные гордецы уже успели на наших глазах завести все человечество в новый безвыходный нравственный тупик и быстро влекут его в пропасть страшного падения, к страшной всемирной катастрофе.
   Ужасающая душу мрачно-зловещая картина религиозно-нравственного состояния современного мира живо напоминает нам то, что было на земле двадцать веков тому назад перед пришествием в мир Христа-Спасителя. Но теперь все это — несравненно хуже и страшнее. Ибо то был мир языческий, не ведавший Истинного Бога и Христа Его, а современный мир — отступнический, отошедший от Христа и Истинной Церкви Его.
   А потому и нынешнее дерзкое безверие, доходящее до лютого богоборчества, и безстыдный циничный разврат, и все растущая взаимная злоба и безсовестность особенно преступны и весьма трудно поддаются какому-либо исправлению и уврачеванию.
   Но теперь уже не придет Христос, чтобы спасти нас. Для этого Он приходил лишь однажды и раз-навсегда указал нам вечные и неизменные пути ко спасению. Кто упорно не желает им следовать, тот пусть сам пеняет на себя за свою собственную погибель.
    Теперь придет Христос вторично — уже не спасать мир, но судить миру всему. Первый раз приходил Он в уничижении, а теперь придет «во славе Своей и вси святии Ангелы с Ним» (Mф.25,31). Это будет уже не благостное снисхождение Божие к несчастным, заблудившимся и отчаявшимся в своем спасении людям не знавшим Бога, но Страшный Суд над беззаконными гордецами, ведущими Бога и сознательно отметающими законы Его.
   Сколько видим мы в последнее время явных знамений близости Его Второго Пришествия, указанных нам в Евангелии и предсказанных святыми отцами Церкви!
   Как напряженно работают сейчас враги Христовы над тем, чтобы искоренить в людях истинную веру Христову и скорее создать в мире условия, благоприятствующие воцарению антихриста, который должен явиться пред Вторым Пришествием Христовым! «Антихрист явится, как учат святые отцы, не против воли Божией. В Божиих планах мироправления стоит и он, и подготовка его и последствия того. Не потому так, чтобы Бог хотел такого зла людям, а потому, что люди сами себя до того доведут. Этот момент отодвинул Бог до последней возможности, ожидая, не явится ли кто еще желающий к Нему обратиться. Когда уже некого будет ждать, примет Господь удерживающую руку, зло разольется, и антихрист явится» (Еп. Феофан — Толк. к Сол. стр. 505).
   Но для истинно-верующих во Христа, готовых пострадать за Него даже до смерти, это и не так будет страшно. Ибо, ради них, как учит Сам Христос, «прекратятся дние оны» (Mф.24,22). Явившийся во второй раз на землю Господь «убиет антихриста духом уст Своих» (2 Фес.2:8), зло будет окончательно поражено, и явится «новое небо и новая земля, в которых будет жить правда» (2 Петр.3:13).
   Итак, как учит Святая Церковь, время появления антихриста зависит, в сущности, от нас самих. Если будет у нас истинное покаяние, исправление жизни и обращение к Богу, оно будет отсрочено Богом. И Россия наша может еще воскреснуть и возродиться к новой жизни, но опять-таки, если будет такое покаяние у русского народа, хотя бы на апокалиптические «полчаса», ибо надо же исполниться тому, что предречено в Писании.
   Так или иначе, но наш священный долг, дорогие о Господе братие и сестры, празднуя ныне светло и радостно Первое Пришествие в мир Христа-Спасителя, обращаться своим мысленным взором к приближающемуся неуклонно с каждым новым годом Его Второму Славному и Страшному Пришествию, когда каждый из нас «от своих дел или прославится или постыдится» . В этой непрестанной духовной подготовке себя к Сретению Господа и заключается, как учить Святая Церковь, все назначение, весь смысл и оправдание нашей временной земной жизни.
   Мы должны постараться сделать себя готовыми встретить Господа не с безумным животным страхом, как презренные рабы, не исполнившие воли господина своего, а с радостью и любовью, в чистоте своей совести, как верные Ему сыны, ибо со времени Первого Пришествия Господа в мир и совершенного Им великого дела искупления человечества, мы — истинно-верующие христиане, — уже не рабы, но сыны, как учит нас в сегодняшнем чтении святой Апостол, а, «если сыны, то и наследники Божии Иисус Христом» (Гал.4:6-7).
   С великим и радостным праздником сердечно приветствуем всех вас, возлюбленные о Господ братие и сестры, и от души желаем вам чистой, светлой радости о Родившемся в Вифлееме на спасение наше Богомладенце-Христе!

ПАСХАЛЬНОЕ ОБРАЩЕНИЕ Настоятеля Свято-Троицкого Монастыря и Архипастырское Послание ко дню Святой Пасхи — 13 (26) апреля 1970 года

    Христос Воскресе!
    «Яко воистину священная и всепразднственная, сия спасительная нощь, и светозарная, светоносного дне возстания сущи провозвестница, в нейже Безлетный Свет из гроба плотски всем возсия» (7-я песнь канона Святой Пасхи)
   В этих радостных, ликующих словах торжественного пасхального песнопения объясняется нам причина светлой пасхальной радости и раскрывается смысл и значение величайшего в истории человечества события Воскресения Христова.
   Эта «священная и всепразднственная, спасительная и светозарная нощь» , в которую«Безлетный Свет» — Христос «из гроба плотски всем возсия» явилась «провозвестницей» «светоносного дне востания» , то есть всеобщего нашего воскресения из мертвых, как учит об этом святой Апостол Павел в 15-й главе своего первого Послания к Коринфянам: «Христос воста от мертвых: начаток умершим бысть. Понеже бо человеком смерть бысть, и человеком воскресение мертвых. Якоже бо о Адаме вси умирают, такожде и о Христе вси оживут» (1 Кор.15:20-22), то есть: «как через согрешившего человека — нашего праотца Адама — во всех людей вошла смерть и поэтому все люди умирают, так через ставшего человеком Сына Божия — Господа Иисуса Христа, Воскресшего из мертвых, все оживут» — Христос-Спаситель стал для нас «новым Адамом», родоначальником нового, возрожденного Им к новой, безсмертной и нетленной жизни человечества.
   Вот почему так радостно поет в эту «священную и всепразднственную нощь» Святая Церковь:«Смерти празднуем умерщвление, адово разрушение, иного жития вечного начало, и играюще поем виновного, Единого Благословенного отцев Бога и Препрославленного» (тропарь 7-й песни канона).
    Смерти нет больше для нас, христиан, а то, что все еще кажется нам смертью, есть не более, как «успение» , то есть временный сон, от которого возстанем мы в конце времен, по повелению Божию, к новой блаженной и уже нетленной жизни.
   Вот, где причина нашей светлой пасхальной радости: Светлый Праздник Воскресения Христова это день торжества жизни над смертью.
    Это — день славной победы нашего Божественного Искупителя над врагом человеческого спасения диаволом , уморившим нас в свое время через вкушение прародителями нашими запретного плода.
   И хотя в наши дни «змий древний, иже есть диавол и сатана» , как это своевременно было предречено нам Словом Божиим, «отпущен на малое время» , и вышел «обольщать народы» (Откр.20:2-3;7), козни его не будут слишком продолжительными: он будет ввержен в озеро огненное и серное, где вместе с зверем-антихристом и лжепророком, его пособником, будет мучиться день и ночь во веки веков … и смерть и ад ввержены будут в то же озеро огненное  (Откр.20:10 ;14). Таково неложное свидетельство Тайновидца — возлюбленного ученика Христова святого Иоанна Богослова.
   Явится тогда «новое небо и новая земля» , где «смерти не будет ктому, ни плача, ни вопля, ни болезни не будет ктому» (Откр.21:1 ;4). Спасенные народы станут обитателями дивного града Божия — «Нового Иepyсалима» , куда не войдет ничто нечистое, и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в Книге Жизни  (Откр.21:24-27).
   Не будем ничем смущаться! Пусть слуги грядущего антихриста усиленно подготовляют скорейшее воцарение его в мире, и все явные и тайные сатанисты и их лицемерные пособники и споспешники готовятся торжествовать победу — мы знаем, что торжество это будет весьма кратковременными, явится Победитель ада и смерти Христос-Господь — «Слово Божие» , окруженный несчетными сонмами воинств небесных и поразить в одно мгновение антихриста «духом уст Своих, и упразднит явлением пришествия Своего» (2 Фес.2:8).
   Вот почему, сколь ни тяжко нам наблюдать и переживать все то, что ныне творится в охваченном безумием современном мире, мы не должны поддаваться унынию и падать духом, зная к тому же, что все это предсказано и что всему этому «надлежит быть» и что все это окончится гибелью сатаны и всех его служителей и приспешников, и воцарится над всем Христос Бог наш, «подобает бо Ему царствовати, дондеже положит вся враги под ноги Свои. Последний же враг испразднится — смерть» (1 Кор.15:25-26).
   Ежегодно торжественно и радостно празднуемое нами Светлое Воскресение Христово напоминает нам об этом, радует, утешает, веселит, внушая духовную бодрость и неустрашимое мужество к перенесению всех постигающих нас в жизни скорбей и страданий.
    «Нет нам дороги унывать», так любил говорить приходившим к нему с печальным лицом наш великий праведник и молитвенник преп. Серафим Саровский: «ибо Христос Воскрес: Он все победил», и в знак постоянной духовной радости о Воскресшем Господе нередко во всякое время года приветствовал своих посетителей словами: «Христос Воскресе!»
   Постараемся же и мы, несмотря ни на что, всегда носить в своем сердце эту ни с чем земным несравнимую светлую радость пасхальную, твердо веруя, что как бы ни сгущались над нами темные тучи сатанинского зла, Правда Божия все же восторжествует, а сатанинское зло сгинет, и что, как Христос воскрес из мертвых, так и мы некогда воскреснем с Ним к новой, чистой, нетленной, блаженной жизни. С Светлым Праздником Воскресения Христова сердечно приветствуем всех вас, возлюбленные о Господе братия и сестры: «Христос Воскресе!»

Слово Архиепископа Аверкия перед панихидой по Блаженнейшему Митрополиту Анастасию по случаю пятилетия со дня его кончины — 922 мая 1970 г. сказанное в Св.-Троицком монастыре.

   Христос Воскресе!
   Сегодня, в эти самые вечерние часы, исполняется ровно пять лет со дня преставления нашего второго, по преемству после Блаженнейшего Митрополита Антония, Первоиерарха Блаженнейшего Митрополита Анастасия, почивающего здесь у нас в Св.-Троицком монастыре в усыпальнице, под алтарем этого святого храма.
   Пять лет! как быстро пролетело это время, а кажется, как-будто это было вчера. Мы помним, как любил и высоко ценил почивший наш Первоиерарх Св.-Троицкий монастырь за творящееся в нем святое дело Божие, как ежегодно приезжал он к нам, несмотря даже на свои телесные немощи и свой столь преклонный возраст. Когда он был еще в силах, он всюду ходил сам, все осматривал, всем живо интересовался. Вспомним, как поднимался он на импровизированной подъемной машине на самый верх тогда еще только начавшего строиться нового монастырского корпуса, как мы боялись за него тогда, чтобы не произошло какого-нибудь несчастного случая. Любил он посещать и огромный огород о.Нектария, который водил его по грядкам и показывал, какие овощи на нем посажены, отрезал куски созревшего арбуза или дыни и угощал тут же ими Владыку Митрополита. Владыка восхищался их вкусом и говорил, что они гораздо вкуснее, чем те, которые продаются на рынке в Нью-Йopке …
   В последний раз Владыка Митрополит приезжал к нам за год до своей кончины и был особенно умиленным и трогательным. Он любовался видом из окна своей келлии и восхищенно говорил: «Как у вас хорошо! как хорошо!» При прощании с братией как-то особенно разчувствовался и плакал. Братия тогда говорили: «Наверное, он чувствует, что приезжает к нам в последний раз». Так оно и оказалось.
   Владыка Митрополит сам избрал себе у нас место своего вечного упокоения в усыпальнице рядом с Владыкой Архиепископом Тихоном, которого он очень любил и уважал и ежегодно, каждое лето, ездил к нему в Сан-Франциско, восхищаясь тем, как хорошо у Владыки Тихона в Калифорнии. В последний свой приезд он, хотя и с трудом уже ходил, еле-еле передвигаясь, попросил меня провести его и показать, где погребен Владыка Тихон. Я повел его в усыпальницу. Владыка Митрополит помолился над его гробницей, прослезился и, указывая на место рядом, сказал: «Уготовайте здесь мне место!». Это завещание его было исполнено, и ныне он покоится у нас, в этой усыпальнице.
   Трогателен был необыкновенный интерес и внимание, какие всегда проявлял почивший наш Первоиерарх к нашему монастырю и семинарии. Каждый раз, когда я приезжал на очередное заседание Архиерейского Синода или Епархиального Совета или еще какое-нибудь церковное собрате в Нью-Йорк, я едва успевал войти в свою келлию, которую мне с любовью отвел сам Первосвятитель, сказав: «Это будет Ваш второй дом после Свято-Троицкого монастыря», как Владыка присылал за мной своего келейника, усаживал меня за стол, радушно по-русски угощал и сразу же начинал разспрашивать: «Ну, как дела у Вас в монастыре? как идет учение в семинарии? как поживает такой-то и такой-то собрат, такой-то преподаватель семинарии?» - всех зная и помня и называя по имени с любовью, светившейся в его старческих глазах. Любил он часто приглашать к себе и маститых наших заслуженных старых преподавателей для беседы с ними и выражал нередко сожаление, что монастырь так далеко находится от Нью-Йорка, и он не может видеться со всеми нами. Таков был наш почивший Первоиерарх в его отношении к нашему монастырю и семинарии. Он придавал огромное значение тому Божию делу, которое творит монастырь для всей Русской Зарубежной Церкви и считал особенно важным и ценным то, что наша семинария, подготовляющая будущих пастырей Русской Зарубежной Церкви, находится в стенах нашего монастыря.

Слово Архиепископа Аверкия, обращенное к архимандриту Константину.

   Мы празднуем сегодня память наших великих славянских первоучителей и просветителей, святых равноапостольных Мефодия и Кирилла. И среди нашей братии есть носитель имени одного из великих наших просветителей, преподобного Кирилла, который в мирской жизни носил имя Константина и заслужил прозвище «философа».
   В честь преподобного Кирилла, в миру Константина «философа», наш авва, почивший владыка архиепископ Виталий, постригая прибывшего к нам в обитель нового ее сотрудника проф. Кирилла Иосифовича Зайцева, нарек ему в монашестве имя Константина. Так наш сотрудник профессор-инок Константин сегодня празднует день своего Ангела и все мы, братия и семинаристы, приветствуем сегодня нашего дорогого именинника. Чтимый дорогой о Господе о. архимандрит Константин, мы сегодня приветствуем Вас не только с днем Вашего Ангела, но еще с двумя знаменательными датами Вашего служения здесь, которые ныне исполняются: мы хотим, прежде всего, отметить двадцатилетие руководства Вами единственным, почти, в настоящее время свободным печатным органом свободной Русской Церкви, «Православной Русью» с целым рядом ее приложений. Это великая Ваша и несомненная заслуга в очах не только нашего несчастного порабощенного Отечества России и русских людей в изгнании и разсеянии сущих, но и всего православного мира. Мы не раз убеждались, что всюду и везде, во всех органах печати, интересуются и делают тот или иной отклик на нашу «Православную Русь». Для одних — для истинно верующих, она — хлеб насущный, ее жаждут получать и читать. Для других, отпавших от истинной Христовой веры, она, выражаясь по хорошей русской поговорке, как «бельмо на глазу». Они ее не выносят, выходят из себя, когда она попадает им в руки. Знаменательно еще то, что не только друзья, но и враги нашей Русской Православной Церкви за рубежом, враги нашего отечества России, считают «Православную Русь» выразителем голоса нашей Русской Зарубежной Церкви. Не раз мы встречали во враждебных нам органах печати выражения: «Джорданвилльская Церковь», «Джорданвилльская юрисдикция».
   Недавно мы прочли в безбожном советском журнале, под названием «Наука и религия», громадную статью, посвященную нашему монастырю под названием: «Духовные мертвецы из Джорданвилля».
   Вот что такое представляет, собой, объективно говоря, наш монастырь с издаваемой в нем «Православной Русью», направление которой, конечно, дали Вы, о. архимандрит Константин, так как в «Православной Руси», в каждом номере ее, дается, по Вашему излюбленному выражению, «правильная установка сознания», которое должен иметь в наше время каждый подлинный христианин и верующий русский человек.
   «Православная Русь», как никакой другой орган, отражает полно и глубоко идеологию нашей Русской Зарубежной Церкви, единственной еще свободно существующей, не порабощенной темными силами антихриста, Церкви.
   Вот поэтому мы Вас особенно сердечно приветствуем в сегодняшний день. Но, помимо этого, сегодня еще отмечаем другую дату, которая находится в связи с этим — пятнадцатилетия возведения Вашего в сан архимандрита. Наш покойный авва, владыка архиепископ Виталий, возводя Вас в сан архимандрита, как все, конечно, мы, насельники нашей обители помним, вручил Вам архимандричий жезл и предложил Вам этим жезлом, стоя на амвоне, заочно благословить всю Зарубежную Русь, по отношению к которой, через издаваемый под Вашим редакторством орган «Православная Русь», Вы являетесь, как бы духовным руководителем — игуменом всей зарубежной Руси. Это — очень для нас ценное признание нашего, всеми уважаемого и почитаемого аввы, покойного владыки Виталия.
   И вот, отмечаем мы сегодня, в день вашего Ангела эти знаменательные даты вашей жизни и труды ваши на благо не только обители и верующих, которых вы являетесь духовником. Вы наставник для наших семинаристов, преподавая важные и ответственные предметы, как «Пастырское богословие» и «Истории Русской Литературы», которым Вы даете особое, чрезвычайно важное в наше время, настоящее, строго православное освящение. И эти курсы мы, слава Богу, издали в печатном виде, и многие выписывают, берут нарасхват и говорят что в них высказывается совершенно новая точка зрения, ценная именно своей строгой церковно-православной установкой и оценкой всего в деятельности пастыря в нынешнее тяжкое судьбоносное время, и строго православный взгляд на прошлое нашей родины России и на ее литературу. И в этом — Ваша великая заслуга.
   Вот, свидетельствуя обо всем этом в сегодняшний день, мы от всей души желаем Вам здравия и благоденствия и, несмотря на всю Вашу телесную немощность, при всей Вашей бодрости и крепости духа, которые Вы доселе сохраняете, желаем, чтобы Господь поддержал Вас и телесно еще на многие лета для того, чтобы Вы могли продолжать это столь важное в наше время, особенное служение нашей Русской Зарубежной Церкви, единственной сейчас истинной, свободной христианской Церкви, служащей только одному нашему Господу Спасителю и больше никому.

Спаси Христе Боже.

ЦЕРКОВЬ ХРИСТОВА — «СТОЛП И УТВЕРЖДЕНИЕ ИСТИНЫ».

    (1 ТИМ.3,15)
    «Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ее» (Мф.16:18).
    «Пятидесятницу празднуим и Духа пришествие» — радостно поет Церковь в великий и славный день Сошествия Святаго Духа на Апостолов. Дух Святый сошел на Апостолов, и на земле явилось«Царствие Божие, пришедшее в силе» , о котором предрекал Господь Иисус Христос во время Своей земной жизни  (Мк.9:1), — Царство Духа Божия, Церковь Христова, которой Господь дал великое обетование, что «врата адова не одолеют ее» (Мф.16:18).
   Церковь Христова основана на земле, но она — не земного, а небесного происхождения.
   Церковь Христова состоит из людей, но она — не человеческая организация, а Божественная.
   Это потому, что Глава ее — Божественный Основатель ее — Господь Иисус Христос — Сын Божий Единородный, «нас ради человеков и нашего ради спасения сшедшего с небес и воплотившегося от Духа Свята и Марии Девы и вочеловечшася» .
   Цель, с какой основана Церковь Христова, — спасение душ в жизнь вечную, а потому никаких чисто-земных целей, земных задач истинная Церковь Христова не может, не должна себе ставить.
   Это совсем не значит, что она вовсе должна быть отрешена от земли и от всего земного — нет! — но это значит, что она должна быть выше всего временного, земного: на все земное смотреть и все земное расценивать с возвышенной высоты своего положения — со стороны своей высокой цели, своего высокого назначения — вечного спасения людей. Все, что на земле содействует этой высокой цели, для Церкви приемлемо и Церковью одобряется и благословляется; все, что достижению этой цели мешает, так или иначе препятствует, — для Церкви неприемлемо, Церковью отвергается.
   С Церковью Христовой ведут жестокую борьбу «не на жизнь, а на смерть» «врата адовы», то есть все самые отборные адские силы, — на ее уничтожение или, хотя бы, на ее обезличение, чтобы сделать ее, по выражению Самого Христа-Спасителя «солью обуявшей» (Мф.5:13), дабы она стала неспособной выполнять свое высокое назначение — спасать души людей в жизнь вечную.
   В наше время для многих стало уже очевидным, ясным, что просто «уничтожить» Церковь нельзя: кровавые гонения стольких веков, включая и самые последние гонения нашего времени, ничего в этом отношении не достигли. Поэтому-то «врата адовы» в наше время довольно резко изменили свою тактику: они стремятся обезличить Церковь — отвести ее от ее вечных неземных целей и крепко связать ее с землей, с земными интересами и стремлениями людей.
   Делают они это чрез податливых, угодливых, «эластичных» иерархов, легкомысленно продающих Церковь за «иудины сребреники».
   О, как тяжко грешат пред Богом и Церковью те иерархи, поставленные быть «блюстителями» Церкви (ибо самое слово «епископ» и значит «блюститель»), хранителями и стражами ее, которые отступают от высоких целей и задач Церкви — спасения душ в жизнь вечную — и устремляются за иными чисто-земными целями, в угождение сильным века сего, идя «в ногу с временем», чтобы иметь от этого лично для себя какие-либо чисто-земные выгоды!
    Тогда остается только видимость Церкви, но без духа ее.
   Но, как же, спросите вы, возможно это, если Сам Христос обещал, что «врата адовы не одолеют Церкви»?
   К сожалению, это изречение многими неправильно понимается, неверно истолковывается, а в наше время весьма часто злонамеренно извращается.
   «Неодолимость» Церкви «вратами адовыми», как и «непогрешимость» Церкви — понятия тесно связанные друг с другом — принадлежат всей Церкви Христовой в целом, но никак не какой-либо отдельной ее части, хотя бы и весьма многочисленной, ни тем более — каким-либо отдельным лицам, хотя бы даже священнослужителям в самом высоком сане, епископам, патриархам.
   История Церкви за много веков свидетельствует о нередких случаях отпадения от истинной веры Христовой и отдельных лиц, вплоть до самых высоких иерархов, и целых обществ христианских.
   Изречение Христово о «неодолимости Церкви вратами адовыми» означает лишь то, что ИстиннаяЦерковь Христова не исчезнет с лица земли до самой кончины века сего и второго пришествия Христова, но это нисколько не исключает появления в христианском обществе «лжецерквей» — и «церквей лукавнующих» носящих только одно внешнее обличие Церкви, но без духа ее, — церквей, поклонившихся, вместо Христа, антихристу и служащих не Христу, а антихристу.
    Истинная же Церковь Христова сохранится на земле даже в том случае, если в ней останется хотя бы один епископ  (ибо «без епископа нет Церкви») всего лишь с несколькими священнослужителями и верующими мирянами.
    Главный признак Истинной Церкви Христовой — это хранение Истины, ибо Церковь, по словам великого Апостола языков, есть «столп и утверждение истины» (1 Тим.3:15).
   Христос-Спаситель пришел на землю, по Его собственным словам, для того, чтобы«свидетельствовать истину» (Ин.18:37), и все верные Его последователи, а тем более пастыри Церкви, должны брать с Него пример и тоже — прежде всего свидетельствовать Истину, не допуская никакой лжи — ни в словах своих, ни в действиях.
   Никакая ложь не приличествует истинному христианину — служителю Истины. Вот почему святой Апостол Павел увещевает всех христиан: «темже отвергнув ложь, глаголите истину кийждо ко искреннему своему» (Еф.4:25).
   Тем более недопустима ложь в устах служителей Церкви Христовой, а в особенности, конечно, нетерпима она в устах высоких иерархов, долженствующих всегда провозглашать одну Истину от лица всей Церкви.
   Что это было бы, если бы мученики первых веков христианства, «ради спасения Церкви» (весьма модное теперь оправдание подобного рода лжи!), хотя бы только притворно, по требованию мучителей, отрекались от Христа и приносили бы жертвы идолам?
   Что это было бы, если бы великие Отцы Церкви, тоже «ради спасения Церкви», вместо борьбы с еретиками, находили бы разные компромиссы и вступали бы в соглашательство с ними?
   Где была бы тогда истинная Церковь Христова? Не исчезла ли бы она тогда с лица земли?
   А вот теперь почему-то, говорят, все стало иначе, и можно лгать, лгать и лгать без конца «для спасения Церкви» (???!!!).
   Все перевернулось теперь вверх дном, и все понятия вывернуты наизнанку!
    Борьба за веру — это почему-то предосудительная «политика».
    А вот, соглашательство с лютыми врагами Веры — это не «политика», а нечто весьма похвальное, многими теперь одобряемое, как акт «мудрости».
   Для многих теперь Церковь стала чисто-земной организацией, которая должна служить земным целям, и ее пытаются сделать своим послушным орудием люди «века сего», вплоть до явных служителей сатаны. Но самое страшное в том, что это служение земным целям завуалируется, прикрывается часто возвышенными евангельскими лозунгами, изречениями Христовыми, апостольскими и святоотеческими, что и вводить в заблуждение многих, наивных, поддающихся этому нечестному обману, этой подлинно-диавольской лжи, искусно скрывающей свою сущность.
   Но будем помнить, братие, там, где ложь, в каком бы виде она ни являлась, какой бы благовидностью ни прикрывалась, там нет Истинной Церкви.
    Там — лжецерковь!
   Ибо Истинная Христова Церковь есть «столп и утверждение истины».
    «Блюдите же, как опасно ходите: не якоже немудри, но якоже премудри» (Еф.5:15)!

Слово Архиепископа Аверкия на акт Свято-Троицкой Духовной Семинарии.

    «Во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!
   В двадцать второй раз празднуем мы окончание учебного года в нашей Св.-Троицкой Духовной Семинарии. Слава Господу, все еще благодеющему нам, несмотря на тяжкие времена, переживаемые ныне всем миром, а в частности и этой страной, в которой мы нашли себе приют и счастливую возможность не только свободно исповедовать свою веру, но и строить нашу церковную жизнь и даже готовить пастырей для нашей Церкви, путем систематического воспитания и образования! Один Бог знает, надолго ли это, и надо пользоваться этой возможностью.
   Наша школа — не обычная, светская, а духовная, и цель получения образования в ней — не устройство своей светской карьеры, а служение Церкви Христовой. Это должны всегда знать и помнить все: и оканчивающие нашу школу и продолжающие учиться в ней и вновь поступающие в нее.
   Достойно примечания то, что акт наш чаще всего случается в неделю всех святых. Это должно напоминать обучающимся в нашей семинарии, что они готовятся к высочайшему на земли пастырскому служению, которое, по выражению Апостола Павла, есть дело служения к совершенству святых; в созидание Тела Христова, дондеже достигнем вси в соединение веры и познания Сына Божия, в мужа совершенна, в меру возраста исполнения Христова  (Еф.4:12-13). Высший идеал христианства есть святость, к которому и должны стремиться все, истинные христиане, а пастыри Церкви это те, люди, которые не только сами должны стремиться к этому идеалу, но и руководить другими людьми, своими пасомыми, к достижение его. Какая, следовательно, высокая миссия лежит на пастырях Христовой Церкви, и какая громадная ответственность!
   А в ныне переживаемое нами время козни врага человеческого спасения диавола, стремящегося отвлечь нас от этого идеала, чрезвычайно, как никогда прежде, умножились и утончились. Столь велико сейчас растление греховное, столь извращены все, понятия и чувства даже у людей, еще называющих себя «христианами», что нет ничего труднее, как призывать в наше время к идеалу святости. Но мы всегда должны помнить, что мы не одни в этом растленном грехом мире, мы не одиноки: с нами Тот, Кто сказал: «Се, Аз с вами есмь во вся дни, до скончания века» (Мф.28:20). С нами Утешитель, Дух Истины, Которого ниспослал на Своих учеников в великий день Пятидесятницы Господь наш Иисус Христос, сказавший, что Он «пребудет с нами во век» (Ин.14:16), что «Он научит нас всему» (Ин.14:26), и «наставит нас на всякую истину» (Ин.16:13). Дух Святый живет, в нашей Церкви, которая есть сокровищница благодати Его, помогающей нам стремиться к заповеданному нам Евангелием идеалу святости.
   Этому мы учим и это внушаем нашим семинаристам. И те из них, которые восприняли это, как должно, уже стали добрыми пастырями. Мы хотели бы, чтобы все оканчивающие нашу семинарию стали таковыми, ибо это — самое главное. Это то, ради чего мы здесь живем и трудимся, и естественно хотели бы видеть плоды наших трудов. Без этого остается только «плыть по общему течению», низвергаясь все больше и больше в ту страшную бездну погибели, куда, в своем безумном ослеплении, катится современное человечество. Да не будет этого с нами! У нас свой, совсем особый путь, заповеданный нам Господом — Спасителем человечества.
   Приветствую всех, собравшихся на это наше торжество: нашу высокую гостью ее высочество княжну Веру Константиновну, иноческую братию этого монастыря, которая своими самоотверженными трудами дает материальную базу, без коей наша семинария не имела бы возможностей существовать, всех наших отцов и господ преподавателей, которые уже много лет ревностно трудятся над делом воспитания и образования будущих пастырей Церкви, официальных представителей Департамента Просвещения, с таким благожелательным вниманием к нам относящегося, приветствую сердечно и всех наших почетных гостей и богомольцев, пожелавших разделить с нами это наше скромное торжество.
   Конечно, особенно приветствую я наших новых «бакалавров богословия», в этом году столь радовавших нас своим исключительным добросовестным усердием в занятиях. Хочу надеяться, что вы не разочаруете нас и, получив этот полноценный диплом, не пойдете по пути суетной светской карьеры, а посвятите себя на служение Церкви, столь нуждающейся сейчас в новых, молодых пастырях. Вы много здесь за эти пять лет получили: много с вас и спросится, по слову Христову. Бойтесь, как бы не подпасть под осуждение того ленивого и лукавого раба евангельской притчи, который, получив талант от своего господина, пошел и скрыл его в землю, не заботясь о приумножении его  (Мф.25:24-30). Бог вам в помощь!
   Братья-семинаристы, еще продолжающие учиться у нас! Не тратьте понапрасну драгоценного времени вашего нахождения здесь в стенах этого монастыря. Ведь то, что вы можете, при искреннем вашем желании, здесь получать, вы никогда, быть может, и нигде за всю вашу дальнейшую жизнь не получите. Принимайте самое живое и активное участие в наших богослужениях, внимайте со всем усердием лекциям ваших профессоров, занимайтесь больше и у себя в келлии, читая нужные книги и научные пособия. А главное помните, зачем вы сюда приехали? Не для того, чтобы и здесь вести веселую распущенную жизнь современной светской молодежи, а для того, чтобы получить духовное воспитание и образование. Не забывайте, что это — школа духовная, а не светская! И соответствующим образом себя и ведите.
   Всех наших дорогих гостей-богомольцев мы просим помочь нам в проискивании достойных кандидатов для поступления в нашу семинарию. Будьте нашими соработниками-сотрудниками на ниве Божией. Находите подходящих по настроению молодых людей в нашей среде и направляйте их к нам в семинарию. Наша Церковь так нуждается в искренних пастырях, пастырях добрых, ибо старые пастыри один за другим уходят из этой жизни, а смены настоящей нет. Помогите нам, как и чем только можете, создать эту смену, дабы Церковь наша не осталась совсем без пастырей! И вы будете тогда участниками великого Божия дела, которое не останется без высокой награды у Бога — у Пастыреначальника Христа!»

СОВРЕМЕННОЕ СЛУЖЕНИЕ ДВУМ ГОСПОДАМ.

    «Иже веру имеет и крестится, спасен будет: а иже не имеет веры, осужден будет» (Мк.16:16) - так засвидетельствовал Сам Господь Иисус Христос перед Своим вознесением. Если мы уверовали и приняли Святое Крещение, то, по слову Его, будем спасены, а те, кто не уверовали — тут имеется в виду, конечно, злостное, упорное неверие, противление вере — те будут осуждены.
   Если мы действительно искренно верующие, то что у нас может быть общего с такими злостными неверами, упорно противящимися вере во Христа?
   Вот почему великий Апостол языков святой Павел увещевает христиан: не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света со тьмою? Какое согласие между Христом и велиаром? Или, какое соучастие верного с неверным  (2 Кор.6:14-15).
   И далее он же говорит: Темже изыдите от среды их и отлучитеся … и нечистот их не прикасайтеся  (2 Кор.6:17). Почему же это?
   Да очень просто, ибо общаясь постоянно со злостно-неверующими, весьма легко заразиться их неверием.
   Итак, у нас, христиан, не должно быть никакого взаимообщения с безбожниками, что ясно видно из вышеуказанных наставлений Слова Божия.
   Но что мы наблюдаем в нынешнее, поистине страшное, переживаемое нами время, когда все нравы так развращены и все понятая так искажены и извращены?
   Сейчас мы видим не простое только взаимообщение с неверующими безбожниками, людей, называющих еще себя «христианами», но даже подчинение им, угождение им, служение им.
   Совершенно забыто как-будто ныне предостережение Господа Иисуса Христа, так ясно и убедительно сказавшего: Никто не может двум господинам работати: либо единого возлюбит, а другого возненавидит: или единого держится о другом же нерадити начнет. Не можете Богу работати и мамоне  (Мф.6:24).
   «Мамона» — это широкое божество богатства, под коим символизируется вообще служение греховным страстям, поскольку богатство дает возможность человеку удовлетворять все свои греховные страсти: и гордость, и тщеславие, и честолюбие, и сластолюбие, вплоть до самых низменных плотских страстей, удовольствий и наслаждений.
   Это есть служение миру сему, во зле лежащему  (1 Ин.5:19) и князю мира сего — диаволу  (Ин.12:31)).
   Господь и предостерегает Своих последователей от этой противоестественной, по самому существу своему, раздвоенности: нельзя служить одновременно двум господам — и Богу и диаволу.
   Или — или! Чего-то среднего здесь быть не может. Ибо сердцу человеческому, по самой природе его, чужда двойственность. Душа человека не может двоиться, не извращая своей природы: двойственность есть величайшая фальшь, обман и самого себя и других.
    «Человеку, у которого душа двоится», говорит наш великий праведник святой Иоанн Кронштадтский:«нигде не верят, как скоро узнают, что он двойной, а не единый и всецелый»  (Полн. собр. соч. т. II, стр. 326). Такой человек, как принято у нас выражаться, «сидящий на двух стульях», — человек не искрений, фальшивый, лишь притворно благочестивый, лицемер, в действительности ни во что не верящий, а служащий только своим страстям.
   Но вот, несмотря на эту, казалось бы, самоочевидную истину духовной жизни человека, сколько теперь людей, обнаруживающих, такую противоестественную двойственность — людей, служащих двум господам, стремящихся угодить одновременно и Богу и диаволу.
    «На небо поглядывает, а по земле пошаривает», говорит о таких старинная русская поговорка.
   Когда так ведут себя обыкновенные рядовые «верующие» это — одно, но во много раз страшнее, когда стремятся соединить служение Богу и диаволу носители духовного сана, тем более — в его высших иерархических ступенях.
   А это мы видим теперь — страшно сказать — на каждом шагу и повсюду.
   Церковь дана нам для молитвы и благодатного общения с Богом, через которое мы надеемся обрести для себя вечное спасение — цель Церкви и есть вечное спасение верующих. При чем же тут всякого рода «политика», которой так усердно занимаются теперь многие священнослужители, вплоть до самых высоких рангов, желая угодить не только Богу, но и «мамоне»?
   Разве, не «двум господам» служат те, которые стремятся совместить свое служение Богу с верноподданническим служением безбожной богоборческой власти, которая гонит и преследует всех искренно верующих, ставя себе целью стереть истинную Церковь Христову с лица земли?
   Разве не «двум господам» служат те «православные», которые думают совместить свое служение Церкви со служением какой-то новой экуменической лжецеркви?
   А если все это делается за деньги или за какие-нибудь иные блага земные: честь, карьеру, высокое положение, то вот и «мамона», которой служат эти господа — предатели Церкви.
   Но «не можете Богу работами и мамоне» — ясно сказал Господь Иисус Христос.
   Не обольщайтесь же, не обманывайте себя и других, ибо «погибель ваша не дремлет» (2 Петр.2:3).
   А вы, братия и сестры, блюдитесь от таковых желающих совместить служение Богу и диаволу, чтобы не попасть в их лукавые сети, которые они весьма искусно разставляют, всячески их замаскировывая. Помните, что диавол редко является людям открыто, в своем безобразном виде, ибо тогда он всех бы от себя отталкивал. Как говорит великий Апостол Павел: «сатана преобразуется во ангела света; а потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их» (2 Кор.11:14-15), а потому помните всегда наставление того же святого Апостола:«блюдите, како опасно ходите!» (Еф.5:15). Аминь.

«Царство Божие на земле», «прогресс» или — Крест?

   Первого августа, по нашему православному календарю, наша Святая Церковь начинает празднование Честному Животворящему Кресту Господню, которое достигает своего апогея 14 сентября в день Великого Праздника Воздвижения Креста Господня и завершается 21 сентября в день «отдания».
   Зачем это? Разве не достаточно дня Великой Пятницы, когда вспоминается распятие Господа на Кресте, разве мало того, что и каждую пятницу Святая Церковь прославляет Крест Господень?
   Глубокий внутренний смысл сокрыт в этом праздновании Кресту Господню: попечительная Матерь наша Святая Церковь желает привлечь наше особенное внимание к этому великому и спасительному знамению, против которого всегда велась, а в наши дни ведется нарочитая упорная борьба со стороны «мира, во зле лежащего» — мира, который ныне так явно отступает от Христа и готовит себя к поклонению антихристу.
   Неужели может дерзать называть себя еще «христианином» тот, кто закрывает глаза на все ужасы, происходящие в современном мире, и убаюкивает совесть свою и окружающих его людей уверявшими, что все это — случайное, временное явление, а что в общем мир идет к «прогрессу», к установлению «Царства Божия на земле»?
   Страшно подумать, что подобные уверения мы все чаще и чаще слышим в наши дни не только от людей неверующих, не только от сектантов, исповедующих «хилиазм» с его «тысячелетним Царством на земле», но даже от некоторых православных священнослужителей, вплоть до носителей высокого иерархического сана!
   Что думают эти люди, которые, казалось бы, призваны наставлять людей в чистом учении Слова Божия и свв. отцов Церкви, и почему они так настроены, «идя в ногу» с сектантами, а порою — и с неверующими в Бога и во Христа «прогрессистами», трудно сказать. Что-нибудь одно: или они до крайности наивны и вовсе не знакомы с ясным учением Слова Божия и свв. отцов, или они сами ни во что не веруют, а говорят то, чего требуют от них их господа-"хлебодатели», коим они верно служат, боясь потерять получаемые от них земные блага: деньги, титулы, звания, высокое положение в обществе, удовольствия и т.п.
   Ведь Слово Божие не только не дает нам ни малейших оснований веровать в установление «Царства Божия на земле», или в какой-то земной прогресс человечества, а совсем наоборот — оно предрекает истинным последователям Христовым многие скорби и «несение креста своего», в подражание и последование Господу-Крестоносцу, а миру этому, во зле лежащему, — неизбежный конец. «Царство Христово на земле» обещано отнюдь не чувственное, а мысленное — в душах всех истинно-верующих во Христа, для которых Господь стал Царем.
   Ведь не напрасно, определяя каковым должно быть все течение жизни истинного христианина на земле, Христос-Спаситель сказал: «иже хощет по Мне идти, да отвержется себе и возьмет крест свой и по Мне грядет» (Мк.8:34), а на Тайной Вечери, перед Своими крестными страданиями, предупредил учеников: «в мире скорбни будете» (Ин.16:33).
   Не напрасно и святые Апостолы Христовы, в полном соответствии с этими словами своего Божественного Учителя, наставляли христиан: «многими скорбями подобает нам внити в Царствие Божие» (Деян.14:22) или: «Христос пострада по нас, нам оставил образ, да последуем стопам Его» (1 Петр.2:21).
   А этот временный земной мир, в котором «прогрессисты» сулят людям какую-то совершенно-фантастическую, вопреки печальной очевидности, счастливую «райскую» жизнь, при полном благополучии и благоденствии всех людей, по ясному учению Слова Божия, обречен на уничтожение в«день Господень» , когда «небеса с шумом прейдут, стихии же разгоревшись разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2 Петр.3:10).
   Современные умники не хотят и слышать об этом, говоря, что это, может быть, и будет «когда-то», «через много миллионов лет», но никак «не теперь». Такими утверждениями они уподобляются тем «наглым ругателям», о коих говорит тот же святой Апостол, предостерегая христиан от этих опасных для нравственности христианской людей: «прежде всего знайте, что в последние дни явятся наглые ругатели, поступающие по собственным своим похотям и говорящие: «где обетование пришествия Его? Ибо с тех пор, как стали умирать отцы, от начала творения, все остается также» (2 Петр.3:3-4).
   Характерно указание, что говорящее так — это люди, «поступающие по собственным своим похотям»! Вот эти-то «похоти», которым они предаются, и затмевают их духовные очи, и они ничего не видят, ибо на все смотрят только под углом зрения своих «похотей», поглощающих все их внимание и все их интересы.
   А между тем, Сам Господь ясно учил не откладывать в мыслях своих день Его Второго Пришествия на какое-то очень далекое, неопределенное будущее — на «миллионы лет», — а повелел всегда ожидать Его, сравнивая Свой приход, по его неожиданности для людей, с приходом татя: «бдите убо, яко не весте, в кий час Господь ваш приидет. Cие же ведите, яко аще бы ведал дому владыка, в кую стражу тать пройдет, бдел убо бы и не бы дал подкопати храма своего. Сего ради и вы будите готови, яко в оньже час не мните, Сын Человеческий приидет» (Мф.24:42-44). «Верный раб и мудрый» не станет говорить, что Второе Пришествие будет «когда-то», «через много-много лет», а потому не надо безпокоить себя этой мыслью, ибо знает, что Сам Господь запретил говорить: «не скоро придет господин мой» (Мф.24:48).
   Что уж и говорить о тех, которые не только не думают о возможной близости кончины мира и Второго Пришествия Христова, на что указывает нам множество признаков, а верят в какой-то сомнительный прогресс человечества в наступление общего благополучия и благоденствия, хотя вся современная жизнь с ее полным упадком истинной веры и нравственности, с страшными разрушительными, убийственными для человека последствиями, просто вопиет против этого — такие вовсе чужды истинного христианства, хотя бы они и носили высокие звания и титулы христианских священнослужителей и иерархов!
   Надо знать и помнить, что этот земной «прогресс», это воображаемое благополучие и благоденствие людей на земле обещает дать людям противник Христов антихрист. Вот слуги его, подготовляющее его воцарение в мире, уже заранее соответственным образом стараются настроить людей, всюду крича и проповедуя об этом якобы ожидающем людей «рае на земле».
   И все те, кто стремятся к этому земному «прогрессу», забывая слова Христовы: «ищите прежде Царствия Божия и правды его, и сия вся приложатся вам» (Мф.6:33), кто бегает несения креста своего, по заповеди Христовой, а думают лишь о том, как бы устроиться на земле получше и попривольнее, побогаче и повольготнее, наслаждаясь всеми земными благами и удовольствиями, находятся в одном лагере со слугами грядущего антихриста, работая сознательно или безсознательно на его скорейшее явление и воцарение в мире. Таковые — не Христовы, а антихристовы!
   А мы, если мы только истинные христиане, а не носим лишь фальшиво и лицемерно имя «христиан», должны постоянно взирать на Крест Христов, это спасительное знамение любви Божией к нам — знамение спасения нашего и почерпая в нем неоскудеваемые благодатные силы, «яже к животу и благочестию», нести крест свой, как заповедал нам Господь, и смотреть на эту временную земную жизнь, только как на пребывание в странноприимнице, откуда надлежит нам вернуться «домой» — в те «небесные обители», который уготовал нам Господь Своими крестными страданиями  (Ин.14:2-3).
   Мы должны с великим Апостолом языков «все почитать за сор, чтобы приобрести Христа» (Флп.3:8).
   А для этого нужно оставить все наши чисто-земные интересы, все споры, дрязги, распри и ссоры, от которых нет никому никакой пользы, а только один духовный вред.
    «Житие наше на небесех есть, отонудуже и Спасителя ждем, Господа нашего Иисуса Христа» (Флп.3:20), — вот что необходимо нам постоянно помнить!
   Скоро все кончится — кончится и этот временный, бренный и тленный, земной мир. Не будем же ради него, предаваясь своим мелочным страстям и похотям, терять надежду жизни вечной!
    «Вышних ищите» , увещевает нас поэтому святой Апостол Павел: «идеже есть Христос одесную Бога седя — горняя мудрствуйте, а не земная!» (Кол.3:1-2).

Слово Преосвященного Аверкия при погребении о. архимандрита Иосифа.

    Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
    «Твой есмь аз, спаси мя».  (Пс.118:94)
   Как умилительно поется от имени усопшего, словами псалмопевца, в чине иноческого отпевания, которое совершаем мы ныне, братия и сестры, над нашим почившим собратом священно-архимандритом о. Иосифом, это «Твой есмь аз, спаси мя!»
   Поистине, почивший о. Иосиф мог так дерзновенно обратиться к Богу. Прибыв сюда, в Америку, в эту богатую страну, изобилующую всевозможными земными благами, он, будучи еще юношей, не только не прельстился этим, не пошел по общему пути, — угождения плоти и наслаждения жизнью, а избрал для себя путь тесный и скорбный иноческого жития.
   Вместе со своим старшим сподвижником, о. архимандритом Пантелеимоном, он столько пережил всевозможных лишений, так много трудился и работал, что это трудно даже сейчас себе представить, зная то относительное материальное благополучие, в котором находится ныне наш монастырь, заложенный ими двумя. Не будь их, о. архимандрита Пантелеймона и о. архимандрита Иосифа, конечно, никакого монастыря здесь не было бы.
   Я не хочу этим сказать, что остальная братия не так много трудилась и работала, как они, я хочу только подчеркнуть, что они положили начало, а положить начало бывает всегда делом самым трудным, самым неблагодарным. Не даром есть поговорка: «Хорошее начало есть половина дела», а здесь, в Америке, положить начало монастырской жизни, положить начало такому монастырю, каким является в настоящее время наш Свято-Троицкий монастырь — это даже, пожалуй, не половина дела, а почти все дело. Без этого начала, ничего бы здесь и не было.
   Вот в чем великая заслуга о. архимандрита Иосифа, как сподвижника его старшего собрата и духовного отца, о. архимандрита Пантелеимона.
   Знаем мы хорошо и те немощи и слабости, и те ошибки и промахи, которые у него были, которые он допускал — жизнь его проходила вся на наших глазах. Но все это свойственно человеку — нет человека без греха, без промахов и ошибок.
   Зато те добрые качества души, которыми обладал почивший о. Иосиф, и как человек и как монах, таковы, что они затмевают собою все остальное.
   Прежде всего, о. архимандрит Иосиф был действительно монах по призванию, всецело и безраздельно предавший себя Богу. Вот почему я и подчеркнул в начале, что он с полным правом может сказать Богу:«Твой есмь аз, спаси мя!» Для него ничего не существовало мире, кроме угождения Богу и его иноческой жизни, посвященной Богу и нашему монастырю, который он любил всем своим существом, о котором он так трогательно, самоотверженно заботился. Быть может, это именно и послужило причиной его, в сущности, сравнительно столь ранней кончины, ибо он не так еще был стар. Но он себя нисколько не жалел. Как при основании монастыря он работал, не покладая рук, вместе с о. архимандритом Пантелеимоном, так работать и трудиться продолжал он и дальше до самой своей кончины.
   Когда он, после бывшего с ним сильного сердечного припадка, пролежал в больнице пять недель и его, наконец, оттуда выпустили, ему было сказано, что он должен три месяца лежать, не вставая. Он, однако ж, сразу же начал ходить, исполняя свои послушания в монастыре, и не только ходить, но и ездить в окрестные селения и города, как это он всегда делал.
   Трудолюбию его было необыкновенным и, вместе с тем, удивительна его сердечная отзывчивость по отношению ко всем нуждам, как братии, так и поселившихся вблизи нашего монастыря, — наших соседей-богомольцев. Помимо того, что он нес очень ответственное послушание казначея монастыря, на нем лежало другое послушание, не мене трудное и ответственное, очень хлопотливое и безпокойное: он постоянно ходил покупать и привозить все нужное для монастыря и братии. Но делал он это не только для монастыря и для братии, а и для наших соседей. Мне пришлось слышать, еще когда он был болен и лежал в больнице, как они охали и вздыхали: «кто же нас теперь будет возить к доктору, когда нам надо? Кто нам привезет из Херкимера или из Ютики то-то и то-то, все то, о чем мы его просили, и он нам никогда не отказывал?» Исполнительность о. Иосифа и его сердечная отзывчивость к нуждам всех к нему обращавшихся были чрезвычайно велики — это черта, которая, увы, все реже и реже встречается в современном человеке.
   Самое, конечно, дорогое в личности почившего о. Иосифа, было то, что он обладал теми душевными качествами, какие все реже встречаются среди современных людей, это — безукоризненная всесторонняя во всех отношениях честность, прямота и искренность. Он не терпел никакого лукавства, он не умел кривить душой, но всегда искренно говорил совершенно открыто, ничего не боясь, все, что он думал, даже, если иногда, быть может, и ошибался и заблуждался, что свойственно человеку.
   Но вот, в чем он никогда не ошибался и не заблуждался — это в твердом стоянии за церковную Истину в наше лукавое шатающееся время. Когда произошел здесь, в Америке, печальный церковный раскол, который полностью раскрыл себя в последние дни соглашательством с богоборцами, слугами антихриста, засевшими на нашей несчастной Родине, он сразу же постарался узнать, где Истина. И когда убедился, что Истина в нашей Русской Православной Церкви заграницей, он сразу же отошел от здешнего митрополита-раскольника, как он об этом часто вспоминал и разсказывал, хотя лично к нему митрополит этот относился очень хорошо, внимательно и даже благоволил к нему, тем не менее, Истина Церковная была для о. Иосифа выше всего, и он разорвал с ним всякие отношения, не пожелав даже при встрече подойти под благословение, чем вызвал страшное его негодование.
   О. архимандрит Иосиф больше всего любил храм и совершаемое в нем богослужение. От юности занимался он церковным пением и с большим усердием отдавался этому делу. И здесь, у нас, в монастыре, он тоже был основоположником церковного дела. До самого последнего времени, он любил повторять слова псалмопевца: «пою Богу моему, дондеже есмь» . И он, действительно, несмотря на свои крайние немощи, почти всегда приходил в храм на богослужение и, сравнительно совсем недавно, пел, хотя ему это было уже очень трудно, совершенно не по силам.
   Как ревновал он о соблюдении церковного устава — это было особенно трогательно. Он не был безразличен к самым малейшим, ничтожным ошибкам или нарушениям церковного устава. Это всегда его крайне волновало и, если он сам не в состоянии был разрешить вопрос, что правильно, а что неправильно, он старался сейчас же выяснить, как правильно должно по уставу совершаться то или другое место богослужения, как правильно, по уставу, нужно петь то или другое песнопение. Он, можно сказать, жил и дышал богослужением. Оно было для него ближе всего и дороже всего.
   Можно было бы еще многое сказать об о. архимандрите Иосифе, но полагаю, что и сказанного достаточно, чтобы ясно представить, кого мы лишились в его лице, какую тяжкую невознаградимую утрату понес монастырь.
   Необходимо добавить, что о. архимандрит Иосиф, хотя и жил здесь, в Америке, как бы оторванный от прежней Русской Церкви, но по своему духу, по своей настроенности, по своей любви к церковной дисциплине, он смело может быть назван представителем старой Русской школы, каковых заграницей почти уже не осталось. Иной дух господствует теперь здесь в нашей среде по сравнению с тем, как было когда-то у нас на Родине: какая была там строгая дисциплина и порядок во всем, какое было послушание, какая была исполнительность. Образцом всего этого был о. архимандрит Иосиф. Не будет слишком большим дерзновением применить к нему слова великого Апостола языков, святого Павла, архимандрит Иосиф 720 августа 1970 года, который, отходя из этой жизни, так писал своему возлюбленному ученику Тимофею: «Подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох, прочее убо соблюдается мне нет неправды, егоже воздаст ми Господь в день онь, Праведный Судия, не токмо же мне, но и всем, возлюбившим явление Его» (2 Тим.4:7-8).
   О. архимандрит Иосиф принадлежит к числу именно тех, которые возлюбили «явление Господа». Как толкуют святые отцы, под этим «явлением Господа» разумеется второе пришествие Христово, а возлюбившие «явление Господа», — это те люди, которые, как верные рабы, ждут прихода своего Господина и постоянно бодрствуют, ожидая Его. О. архимандрит Иосиф не принадлежал к числу тех современных священнослужителей, которые отталкивают от себя мысль о втором пришествии Христова, которые позволяют себе иногда шутить и смеяться над тем, что наша «Православная Русь» так часто пишет об антихристе, о последних временах, о втором пришествии Христовом, о Страшном Суде, что он подлинно возлюбил «явление Господа», он ждал этого второго пришествия Христова, он вполне сознательно относился ко всему тому, что делается теперь в мире. Он понимал, что сейчас наступила эпоха так называемой апостасии, что сейчас особенно необходимо твердо стоять в Церковной Истине, не поддаваясь никаким церковным соблазнам, вроде модернизма, экуменизма и прочего, что сейчас так распространено в мире.
   Когда приезжали к нам сюда лица, из числа богомольцев, или просто из числа любопытных иностранцев, о. Иосиф любил всегда заводить с ними разговор на эту тему. И, как только обнаруживал что приезжие не стоят в Церковной Истине, но идут иными путями, он решительно, смело и безбоязненно обличал их в лицо, на что многие даже обижались и оскорблялись. Но, это — дело его именно честности, прямоты, искренности, отсутствие всякого в нем лукавства и подделывания к людям — к человеческим настроениям.
   Сейчас, по нашему обычаю, прощаясь с нашим дорогим собратом, прочтем над ним разрешительную молитву. Прочтет ее, его старший сподвижник и многолетний духовный отец, архимандрит Пантелеимон. А затем дадим наше последнее целование умершему.

СЛОВО АРХИМАНДРИТА АВЕРКИЯ, сказанное на всенародном торжестве в Свято-Троицком монастыре

    «Се, Аз с вами есмь во вся дни до скончания века» (Мф.28:20)
   Так сказал Господь Иисус Христос Своим ученикам перед вознесением Своим на небо. Сколь многознаменательны и утешительны эти слова! Но они относятся не только к ученикам Господа, ставшим Его Апостолами и провозвестниками Его Божественного учения по всей вселенной, а и ко всем нам, если только мы являемся Его искренними учениками и последователями. «Аз с вами есмь во вся дни до скончания века!»
   Но если Господь с нами, то чего же нам бояться, чего нам страшиться в этом мире? Лишь бы мы сами были с Господом — оставались Ему верны, не изменяли Ему, не предавали Его!
   С Господом ничто нам не страшно. Истолковывая для нас утешительный смысл этих слов Господа, Святая Церковь в одном из своих песнопений так передает их: «Аз есмь с вами, и никтоже на вы» (Кондак Вознесения).
   Почему же тогда в наше время столь многие, по трусости и малодушию, изменяют нашему Господу и Спасителю, ведут в услужение лютым врагам Его и предают Его, подражая Иуде Искариотскому, стремясь, вместо Господа, угождать слугам грядущего антихриста — этим подлинным сатанистам, теперь совершенно открыто и дерзко ведущим борьбу против нашей святой веры и Церкви?
   Страшно подумать и сказать, что это делают не только обычные рядовые «христиане», но и христианские священнослужители, вплоть до носителей самых высоких рангов и санов!
   Братие и сестры! Вы, конечно, понимаете, что с такими нам не по пути! Ибо с такими не может быть Господь, что бы они ни говорили и что бы ни проповедовали. «По плодам их узнаете их» (Мф.7:16) - так учил распознавать этих лукавых делателей Сам Господь Иисус Христос.
   И вот в это переживаемое нами крайне лукавое время величайшим примером для нас и подлинным духовным вождем нашим может быть наш великий небесный покровитель — Преподобный и Богоносный отец наш Иов, Игумен и Чудотворец Почаевский, для достойного прославления которого мы и собрались сегодня здесь.
    «Радуйся скалы Почаевския твердейший адаманте» (Акафист прп. Иову, икос 3) — так воспевает его Святая Церковь.
   Всей своей дивной подвижнической жизнью — от ранней юности, с десятилетнего возраста, когда он ушел из родительского дома в монастырь, и до глубокой старости, дожив до столетнего возраста, — преподобный Иов являет нам высокий образец неустанных подвигов молитвы и труда, но особенно близок и дорог он нам в наше время тем, что мы видим в нем высочайший пример твердого и непоколебимого стояния в Истине.
   В то время, когда почти все епископы Юго-Западной Руси, во главе с печальной памяти Кириллом Терлецким и Ипатием Поцеем, не устояв под натиском латинян, стремившихся подчинить православный русский народ римскому папскому престолу, предали святую православную веру, отступив от Истины и заключив постыдную унию с Римом, преподобный Иов, вместе с освященным собором в Киеве на святых мощах киево-печерских угодников принес решительную клятву: «В вере отеческой, православной крепко и неизменно стоять и об отступлении никогда не помышлять».
   Ныне мы переживаем гораздо боле страшное и опасное для святого православия время, чем было тогда. На наших глазах происходить стихийное, повальное движете массового отступления от истинной веры и Церкви. Сейчас, если не формально то на деле заключается новая уния и не только с папским Римом, а и с протестантами всех толков, с нехристианами и даже — с тайными и явными сатанистами.
   «Все — можно, все — позволено!» во имя какой-то мнимой «христианской любви» со всеми теперь можно иметь общение — таков лукавый лозунг нашего необыкновенно «любвеобильного» времени. Но ведь такой «христианской любви» ко всем еретикам и богоотступникам, вплоть до самих сатанистов никогда не учил ни Сам Господь Иисус Христос, ни Его святые Апостолы, ни святые отцы Церкви. Эта мнимая «любовь» нужна только имеющему, по-видимому, скоро явиться антихристу, который в лице своих верных слуг и предателей святой веры и Церкви, хочет заранее сломить всякое себе сопротивление и тем легче всех подчинить своей власти.
   Вот почему от нас, если мы хотим, чтобы Христос был с нами, как Он это обещал, требуется теперь особая стойкость, особая твердость духа и непоколебимость в своих строго-православных взглядах и убеждениях.
   Не будем особенно смущаться, если видим вокруг себя повальное предательство и всякого рода соглашательство с врагами нашей святой веры и Церкви, угождение им и заискивание перед ними, в надежде что-то получить от них. Вспомним, что ведь и среди ближайших двенадцати учеников Христовых один оказался предателем. Что же нам можно ожидать от других — от современных людей? Лишь бы сами мы устояли в истинной вере и преданности истинной Христовой Церкви среди всех современных соблазнов и искушений до конца, не падая духом и не унывая от множества постигающих нас за это скорбей: Ведь Христос — с нами, если и мы будем с Ним, а не с Его врагами.
   Взирая с верою и любовью на нашего духовного вождя преподобного и богоносного отца нашего Иова и следуя его примеру, принесем и мы ту же самую клятву и будем неуклонно ее держаться, несмотря ни на что: «в вере отеческой, православной крепко и неизменно стоять и об отступлении никогда не помышлять!»
   Да поможет всем нам в этом наш дивный небесный покровитель преподобный Иов.

Слово Преосвященного Аверкия в Храме-Памятнике святому Иоанну Кронштадтскому в гор. Ютика 19 окт.1 ноября 1970 г.

   Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!
    «И видев ю Господь, милосердова о ней и рече ей: не плачи».
   Мы слышали это, возлюбленные о Господе братия и сестры, в сегодняшнем евангельском чтении о том, как Господь Иисус Христос сжалился, умилосердился над несчастной вдовой, которая потеряла своего единственного сына — свою опору в жизни, и воскресил его из мертвых.
    «Не плачи!» — сказал Он ей.
   Достознаменательны слова эти, братия и сестры! Ибо плач сроднился с нами, людьми, со времени грехопадения ваших прародителей. И ни в чем мы в жизни так не нуждаемся, как в утешении. Плач Адама перед закрывшимися вратами рая — от этого плача Адама и все мы, рождаясь в этот суетный тленный мир, встречаем первый день нашего рождения плачем, как никакое другое живое существо. И в течении всей своей жизни, сколько приходится каждому из нас плакать. Поистине, плач есть ничто такое, что неразрывно связано с нашей земной жизнью. И не плачут только те, которые слишком уж ожесточились своим сердцем, у которых сердце настолько огрубело, окаменело, что сделалось уже не способным к плачу.
    «В мире скорбни будете» , так предупреждал Господь Иисус Христос Своих учеников, уходя из этого мира, на последней прощальной Тайной Вечери.
   А Апостолы Христовы, проповедуя евангельское учение, неоднократно повторяли это своим последователям. «Многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Божие».
   «Плач» и «скорбь» — вот, братия и сестры, наш удел на земле, и поэтому глубоко неразумно, противно учению Слова Божия, поступают те, которые желают видеть в этой земной жизни только одну утеху, только одни наслаждения и удовольствия. Таковых ожидает еще больший, безысходный, безутешный плач, как в нынешней временной земной жизни, так особенно там, где будет «вечный плач и скрежет зубов» , по предречению Самого Господа.
   Но мы не можем только плакать. Мы нуждаемся и в каком то, хотя бы временном облегчении от скорбей. Мы ищем утешения.
   И вот Господь Иисус Христос на Тайной Вечери, утешая Своих учеников, сказал, что «иного Утешителя пошлет Он им — Духа Истины», Который «пребудет с ними во век и наставит их на всякую Истину».
   Этот Утешитель — Дух Святый и сошел на учеников в Великий День Пятидесятницы, и с тех пор Дух Святый-Утешитель пребывает в Истинной Церкви. Благодать Святого Духа-Утешителя преподается каждому истинно верующему в Истинной Церкви через молитву, через таинства церковные в особенности. Вот единственное верное наше утешение в этой временной, суетной, тленной земной жизни — Дух Святый — Утешитель. А Дух Святый — там, где Истинная Церковь. Значит, в Церкви Христовой, в Истинной Церкви Христовой мы и должны искать для себя утешение.
   Носителями благодати Духа Святаго-Утешителя являются истинные пастыри Истинной Церкви Христовой.
   Пастырское служение есть служение, подобное служению Христа Спасителя, о котором Евангелие говорит, что Он, видя народ блуждающий, как овцы, не имеющие пастыря, «милосердова о них». И всюду в Евангелии мы видим это обнаружение милосердия, сострадательной любви Христовой ко всем страждущим людям, которых Он утешал, которых Он исцелял от болезней, которых Он воскрешал иногда из мертвых.
   И долг каждого истинного пастыря подражать Христу — Пастыреначальнику. Но увы, не всвм это дано в полной мере. Не все способны на это. Но мы знаем одного, нашего великого пастыря — утешителя всех скорбящих и страждущих, жившего почти в наше время. Еще живы люди, которые лично его знали, которые его помнят, которые удостоились его пастырского благословения, которые испытали на себе всю благодатную силу его чудодейственных молитв, которые были исцелены им.
   Этот величайший пастырь нашего времени — всероссийский пастырь святой праведный отец Иоанн Кронштадтский, чью память в сегодняшний день мы с вами празднуем в этом храме, который является Храмом-Памятником, посвященным ему, и при котором существует особая организация, носящая название: «Благотворительный Фонд имени Святого Праведного Отца нашего Иоанна Кронштадтского Чудотворца».
   Эта организация ставит себе целью благотворить всем нуждающимся именем нашего великого незабвенного пастыря.
   Каково было его служение?
   Его служение было сплошным принесением себя в жертву во имя помощи всем людям, которые нуждались в утешении, которые скорбели, которые страдали и душевными и телесными болезнями. Ко всем он был отзывчив, прибегал на помощь, утешал и обращал к Богу, а кому надо, помогал и материально. Помогал он, исцеляя многих от болезни и разных недугов, не только при своей жизни, но и после своей блаженной кончины. Даже предметы, принадлежавшие ему, как, например, частица его рясы или частица его ризы, возлагаемые на болящих, часто исцеляли от неизлечимых болезней, чему есть очень много свидетельств за последнее время. Вот каков был этот дивный наш пастырь. И не даром вся верующая Россия устремилась к нему со всех концов.
   Тысячи и тысячи людей прибегали к нему за помощью, или лично приезжая в Кронштадт, где в течении 53-х с лишним лет он проходил свое пастырское служение, или обращаясь к нему письменно, посылая телеграммы и письма.
   Ежедневно совершал он в Кронштадте Божественную литургию, за которой храм, вмещавший более пяти тысяч молящихся, всегда был переполнен.
   В этом храме совершал он общую исповедь, только потому, что не было никакой возможности каждого исповедника принимать отдельно наедине. И какое было потрясающее зрелище — эта общая исповедь, когда все присутствующие бывали охвачены таким необыкновенным священным восторгом, таким сильным покаянным чувством, что они, нисколько не стыдясь и не стесняясь друг друга, вслух выкрикивали свои грехи. И когда отец Иоанн простирал, в заключение этой общей исповеди, над всеми свою епитрахиль и произносил слова разрушительной молитвы, все чувствовали, как все грехи их прощены и как благодать Божия просвещает и возрождает их к новой, лучшей жизни. Многие уезжали из Кронштадта совершенно обновленными душой, как бы заново родясь, как бы новыми людьми.
   Отец Иоанн нес это служение, как величайший для себя крест. Но для всех это было подлинно служение утешения.
   О. Иоанн создал в Кронштадте, так называемый «Дом Трудолюбия», в котором была церковь, школа, приют, мастерская, где обучались всевозможным ремеслам те, которые до того времени привыкли быть тунеядцами и проводили безпечную жизнь, иногда жизнь преступную. Здесь, под руководством этого великого пастыря, они совершенно исправлялись и становились совершенно другими людьми, становились на путь трудолюбной жизни, трудясь каждый в меру сил своих.
   Сколько таких воспоминаний можем мы прочитать, оставленных этими людьми, возрожденными благодатною силою Духа Утешителя, истекавшею от этого нашего дивного пастыря.
   В нынешнее время, возлюбленные о Господе братия и сестры, нам особенно нужно часто вспоминать и молитвенно призывать себе на помощь этого нашего великого всероссийского угодника Божия.
   Никогда еще так не нуждались мы в благодати утешения, как в нынешнее страшное переживаемое нами время, когда столько скорбей охватывает нас, когда вся жизнь большинства людей есть один сплошной непрерывный плач от всего того, что сейчас делается в мире. Нужно быть совершенно слепым, чтобы не видеть, в какую страшную кровавую пропасть летит сейчас человечество, отступившее от Бога, от Христа Спасителя и от Его Божественных евангельских заповедей.
   Единственный путь жизни для нас — путь спасения, это тот путь, который самым примером своей дивной возвышенной жизни и учением своим показывает нам великий всероссийский праведник отец Иоанн Кронштадтский. Он предостерегал нашу Родину — Россию от того ужаса, в который она теперь ниспала и в котором она находится уже более 50 лет, и все еще не видно выхода.
   Самое характерное для нашего времени, это, как раз, то, что изсякла любовь между людьми, нет чувства милосердия, сострадания друг к другу, которые служат основой евангельской любви, заповеданной нам Спасителем нашим Господом Иисусом Христом. Это можно видеть во всем, но это видно даже и внешним образом.
   Какие были прекрасные слова в России в прежнее время, наименования для тех, которые ухаживают за болящими и страждущими: «брат милосердая», «сестра милосердия». Заменены они там у нас, на нашей несчастной, порабощенной безбожниками Родине, холодным безчувственным словом, с диким сокращением, которое ничего не говорит ни уму ни сердцу: «медсестра». И даже здесь, заграницей, мы слышим, как употребляют это выражение: «медсестра».
   Это только для того, чтобы не вспоминать милосердия, которое совершенно ушло из жизни, которого не желают знать современные люди, которые хотят искоренить это дивное слово «милосердие» из употребления не только в своих речах, но и в самой своей повседневной жизни. А, между тем, учение Христово в первую очередь учит нас именно милосердию — истинной христианской любви, проявляющейся в милосердии, образцом и примером которой для нас является наш величайший пастырь отец Иоанн Кронштадтский.
   И, вследствие того, что изсякла любовь и нить больше милосердия среди людей, воцарились всевозможные пороки, происходящие от сатанинской гордости: самолюбие, себялюбие, самопревозношение, обидчивость, мстительность, злоба, вражда, ненависть.
   Вот чем характеризуется современная жизнь большинства людей. Вот почему нет спасения для нас, нет спасения для всего человечества, если мы не будем носить в своем сердце и не будем стремиться исполнять в своей жизни завет, оставленный нам нашим великим всероссийским пастырем, который неоднократно взывал к русским людям, так страшно заблудившимся и повергшим Родину свою в кровавую пропасть:
    «Нам необходимо всеобщее нравственное очищение, всенародное глубокое покаяние, перемена нравов языческих на христианские. Очистимся, омоемся слезами покаяния, примиримся с Богом и тогда Бог примирится с нами». Аминь.

Наш путевождь ко спасению.

    «Христовою любовью уязвився, преподобне, и Тому невозвратным желанием последовав, всякое наслаждение плотское возненавидел еси, и яко солнце отечеству твоему возсиял еси, тем и Христос даром чудес обогати тя. Поминай нас, чтущих пресветлую память твою, да зовем ти: радуйся, Cepгиe Богомудре!» (Кондак преп. Сергию).
    … «Яко солнце отечеству твоему возсиял еси …» такими словами прославляет наша Российская Церковь преподобного и Богоносного отца нашего Сергия, Игумена Радонежского чудотворца. И лучше этого ничего не скажешь о преподобном Сергии, ибо на языке человеческом нет достаточно слов, чтобы выразить все необычайное духовное величие этого дивного ангелоподобного угодника Божия и все величайшее значение его для нашего Отечества и для православного народа русского.
   Преподобный Сергий — это подлинный символ и, вместе с тем, живое воплощение Святой Руси!
   Он — наша слава, он — наш верный путевождь ко спасению.
   Не случайно, не напрасно называли его «печальником земли русской»: вся история нашего Богоспасаемого Отечества — Святой Руси, на протяжении почти шести веков тесно связана с именем преподобного Сергия. Не будет преувеличением сказать, что величественнейшая и могущественнейшая Империя Российская, раскинувшая свои пределы на шестую часть света, смогла возникнуть только благодаря молитвенному предстательству и заступничеству этого великого «печальника за землю русскую».
   Вспомним только, как сам великий князь Димитрий Донской счел для себя нужным перед решительной битвой с татарским ханом Мамаем на Куликовом поле лично прибыть в обитель преподобного Сергия, чтобы испросить у него благословения. И вера великого князя в силу молитв преподобного «печальника» блистательно себя оправдала: татарские полчища были разгромлены, и многолетнее тяжкое татарское иго с тех пор фактически перестало существовать, несмотря даже на формально еще продолжавшуюся зависимость Руси от Золотой Орды.
   Сам Митрополит «всея Руси» Алексий глубоко чтил и любил преподобного Сергия, как «друга» и нередко давал ему трудные поручения для примирения враждовавших между собою русских князей, наделяя его особыми полномочиями и готовя его себе в преемники. Но преподобный Сергий, по глубокому иноческому смирению, исполняя все возлагаемые на него трудные послушания, отклонил от себя это высокое и почетное избрание.
   Самое возвышение Москвы и объединение вокруг нее всех русских земель в одно мощное государство в значительной степени обязано молитвам и неустанным трудам преподобного Сергия, ибо основанная им Свято-Троицкая Сергиева Лавра сделалась сильным духовным оплотом Северо-Восточной Руси. Она распространила вокруг себя во все стороны множество новых обителей, вблизи которых селились русские люди, и охватывала ими, как бы какой-то сетью, весь дикий и малонаселенный прежде север, и стягивала его к новому церковному и государственному центру России — Москве. И лавра преп. Сергия и эти, основанные им и его многочисленными учениками обители, сделались подлинными очагами духовного просвещения для все более и более разраставшегося Московского Государства, сея семена истинно-христианской православной культуры вплоть до самых отдаленных и глухих уголков его.
   Истинным спасителем нашего Отечества явился преподобный Сергий в страшные времена так называемого «Смутного Времени», когда, казалось, оно находилось уже на краю окончательной гибели, и спасения ниоткуда нельзя было больше ждать. Основанная преподобным Сергием Св.-Троицкая лавра обратилась тогда как бы в военную крепость и в течение целых 16-ти месяцев отбивала осаду многочисленная полчища врагов. Лавра дала затем приют толпам ограбленных врагами и изувеченных крестьян, сбежавшихся под защиту ее от злого врага, и монастырь из военной крепости обратился тогда, как бы в больницу или богадельню. В то же время настоятель лавры преп. Дюниай архимандрит, вместе с келарем Авраамием Палицыным неустанно разсылали грамоты по разным городам русской земли с пламенными призывами подняться на защиту и спасение Веры и Отечества. Одна из этих грамот была прочитана протопопом в нижегородском соборе и так воодушевила Косьму Минина-Сухорука, что он обратился к своим гражданам с словами, ставшими для нас историческими: «Православные люди! Похотим помочь Московскому Государству — не пожалеем животов наших! Встанем все, как один, за Русскую Землю, за Дом Пресвятые Богородицы! Заложим жен и детей, но спасем Отечество!»
   Мы знаем, как воодушевленные слова эти подвигли русских людей на подвиг: образовалось ополчение под начальством князя Д. М. Пожарского, которое двинулось на Москву, где уже засели враги, торжествовавшие, казалось, окончательную победу над несчастным русским народом.
   Но бдел над нами в неустанных молитвах своих великий «печальник» наш преподобный Сергий.
   И спасение России от ужасов этого первого Смутного Времени тогда совершилось!
   В Москве томился в плену у поляков в тягчайшем недуге один из маститых святителей по имени Арсений. И вот в то время когда ополчение стояло под Москвой, и в нем, после наложенного на воинство трехдневного поста, совершались усердный моления перед чудотворной иконой Божией Матери Казанской, среди полночной тишины, келлия святителя Арсения вдруг наполнилась необыкновенным светом, и он увидел пред собою преподобного Сергия.
    «Арсений!» сказал преподобный болящему: «ваши и наши молитвы услышаны; предстательством Богоматери суд об отечестве нашем преложен на милость: завтра Москва будет в руках осаждающих, и Россия спасена».
   Радостная весть об этом чудесном видении мгновенно проникла за стены города и исполнила христолюбивое ополчение наше неустрашимым мужеством. Несмотря на оказанное ими упорное сопротивление, враги должны были сдать воинству Пожарского Кремль.
   Возрожденная после этого к новой жизни Россия быстро начала восходить от силы в силу и выросла в огромную мировую империю, какой еще не знала история человечества — империю православную, сделавшись мощным оплотом святого Православия для всего мира.
   Удивительно ли поэтому, что многие тысячи богомольцев ежегодно приходили в столь прославленную Троице-Сергиеву лавру, делая иногда сотни и тысячи верст пешком с дорожными посохами в руках, с котомками за плечами, чтобы поклониться святым мощам великого угодника Божия — «печальника за землю русскую»? Приходили … и получали желаемое: духовное утешение, ободрение в скорбях, вразумление, а иногда и чудесное исцление своих телесных недугов.
   Государи Российские и Первосвятители Российской Церкви почитали своим святым долгом, после своего настолования, поспешить туда же, в эту святую лавру, над которой «реют тени минувших веков», чтобы испросить у преподобного благословение и благодатную помощь на предстоявшее им ответственное и великое служение.
   Даже лютые богоборцы, овладевшие нашей несчастной Родиной, в результате Богоотступничества русского народа, разрушившие и осквернившие множество наших храмов и святынь, очевидно, по молитвам преподобного Сергия, не посмели посягнуть на его лавру, и она, к счастью и великому утешению для всех истинно-верующих православных русских людей, существует до сих пор, и в нее по-прежнему, хотя и не в таком большом количестве, как прежде, стекаются богомольцы, чтобы излить свою обще-русскую скорбь перед священной ракой.
   Вот в чем — единственный верный залог нашего спасения!
   Там, у нас на Родине несомненно наблюдаются уже какие-то признаки начала духовного возрождения. Не будем же отставать от этого спасительного движения и мы заграницей — «в изгнании и разсеянии сущии»! Ведь мы живем на свободе, никем еще явно за веру не гонимые: используем же эту нашу свободу для нашего собственного духовного возрождения, в котором и мы все нуждаемся нисколько не меньше, чем наши подъяремные братия. Не будем заниматься безплодным мелочным политиканством, взаимной ожесточенной борьбой и интригами, создавая свои, узко-партийные и чисто-человеческие планы спасения России. Этим России никогда не спасешь! Нужно самое главное, о чем так ясно учит Господь Иисус Христос в Своем Святом Евангелии, — «Единое на потребу».
   Вспомним, о чем так горячо взывал перед самой нашей несчастной революцией наш великий праведник и пророк Божий — приснопамятный, ныне святой Иоанн Кронштадтский:
    «Нам необходимо всеобщее нравственное очищение, всенародное глубокое покаяние, перемена нравов языческих на христианские: очистимся, омоемся слезами покаяния, примиримся с Богом, и Он примирится с нами!»
   Вспомним также дивное видение, бывшее одновременно одному благочестивому старцу и престарелой инокини при нашествии Крымских и Ногайских татар, предводимых ханом Махмет-Гиреем в 1521 году. Сонм российских святителей и других святолепных мужей в священных одеждах выходил из Кремля, вынося чудотворную икону Божией Матери Владимирской, столько раз спасавшей Россию. При выходе их из ворот кремлевских навстречу им устремился наш великий «печальник» преподобный Сергий в сопровождении преподобного Варлаама. Оба они, припав к ногам святителей, вопрошали их, зачем они идут вон из города, оставляя его на разорение врагам. Со слезами отвечали им святители: «Много мы молили Всемилостивого Бога и Пречистую Богородицу об избавлении русского народа от предлежащей ему скорби. Бог же не только повелел нам выйти из города, но и вынести с собою чудотворный образ Его Пречистой Матери, ибо презрели русские люди страх Божий и о заповедях Его не радят: вот и попустил Бог придти варварскому народу, да накажутся ныне и чрез покаяние возвратятся к Богу». Преподобный Сергий с Варлаамом стали умолять все же уходящих, чтобы они умилостивили своим ходатайством правосудие Божие, и начали, вместе с ними, петь молебен, слезно взывая о спасении Пресвятой Богородице.
   И что же?
   Летописцы повествуют, что татары уже собирались выжечь московские посады, но вдруг увидели вокруг города безчисленное войско русское и с ужасом известили об этом хана. Удостоверившись об этом и от других, посланных им на разведку, хан повелел спешно отступать от Москвы, не причинив ей никакого вреда.
   Вот каков был этот наш великий «печальник за землю русскую»!
   Ведь это все — исторические факты, с которыми нельзя не считаться! Неужели же может быть еще неясно нам, каким путем должны мы идти для спасения России?
    Единственный верный наш путевождь ко спасению, которого все мы должны держаться, — это преподобный и Богоносный отец наш Сергий, Игумен, Радонежский чудотворец.
   Преподобне отче наш Ceргие, моли Бога о нас!

Непростительное легкомыслие — или …?

    «Бдите убо, яко не весте в кий час Господь ваш приидет...»
    «Будите готовы, яко в оньже час не мните, Сын Человеческий приидет...»
    «Аще ли же речет злый раб той в сердцы своем: коснит господин мой приити ... приидет господин раба того в день в оньже не чает, и в час, в оньже же не весть, и растешет его полна, и часть его с неверными положит: ту будет плач и скрежет зубом». (Мф.24:42-51).
   Давно уже известна изданная еще в 1912 году на Афоне в перевод на русский язык книга, озаглавленная «Посмертные вещания преподобного Нила Мироточивого Афонского», которая содержит в себе, помимо духовных наставлений и предостережений монашествующим, предречения этого великого подвижника о последних временах, о всемирном воцарении антихриста и о бедствиях, которые постигнут мир по воцарении антихриста. Ныне мы получили перевод на русский язык предсказаний этого дивного афонского отшельника, специально относящихся к 20-му веку, которые до сих пор оставались не переведенными с греческого языка, а потому и неизвестными нам. Поразительны эти предсказания, которые, в сущности, только дополняют и уточняют ранее нам известные, Вот дословный текст их:
   «Около 1900 года, к середине 20 столетия, народ того времени начнет становиться неузнаваемым. Когда время будет приближаться к пришествию антихриста, разум людей помрачится от страстей плотских, и все более будет усиливаться нечестие и беззаконие. Мир тогда станет неузнаваемым, изменятся облики людей и нельзя будет ясно различать мужчин от женщин, благодаря безстыдству в одежде и форме волос головы. Эти люди одичают и будут жестокими, подобно зверям, из-за соблазнов антихриста. Не будет уважения к родителям и старшим, любовь исчезнет. Пастыри же христианские, епископы и священники, станут мужами тщеславными, совершенно не различающими правого пути от левого. Тогда нравы и предания христиан и Церкви изменятся. Скромность и целомудpиe исчезнут у людей и будут царить блуд и распущенность. Ложь и сребролюбие достигнут высшего предала, и горе, накопляющим сокровища. Блуд, прелюбодеяние, мужеложство, тайные дела, кража и убийства станут господствовать в обществе.
   В то будущее время, благодаря силе величайшей преступности и распутства, люди лишатся благодати Святого Духа, которую они получили во Святом Крещении, а равно потеряют и угрызения совести.
   Церкви Божии лишатся богобоязненных и благочестивых пастырей, и беда тогда остающимся в миру христианам, которые совершенно будут терять свою веру, потому что лишены будут возможности от кого бы то ни было узреть свет познания. Тогда они будут удаляться от мира в святые убежища в поисках облегчения душевных страданий, но везде они будут встречать препятствия и стеснения. И все это будет следствием того, что антихрист пожелает господствовать над всем, и стать управителем всей вселенной и будет производить чудеса и фантастические знамения. Он также даст порочную мудрость несчастному человеку, так что он сделает такие открытия, чтобы один человек с другим могли вести беседу с одного конца земли до другого. Также тогда будут летать по воздуху, как птицы, и разсекать дно моря, как рыбы. И всего этого достигнув, несчастные люди будут в комфорте проводить свою жизнь, не зная, бедные, что это — обман антихриста. И, нечестивец, он так будет совершенствовать науку с тщеславием, что это собьет с пути и приведет людей к неверию в бытие Триипостасного Бога.
   Тогда Всеблагий Бог, видя гибель человеческого рода, сократит дни, ради тех немногих спасающихся, потому что тот хотел ввести в соблазн, если возможно, и избранных ... Тогда внезапно явится карающий меч и убьет совратителя и слуг его».
   Неужели кому-нибудь может быть еще не ясно, что перед нами, в этом поразительном пророчестве — яркая и живая картина всего происходящего ныне в мире?
   Совершенно напрасно и вовсе неосновательно некоторые пробуют уверять нас, что «всегда так было» и что «ничего нового сейчас нет». Конечно, грех и беззакония всегда были, но никогда еще в историихристианского человечества все это не принимало таких поистине чудовищных размеров, как в переживаемое нами время — люди всегда грешили, но никогда еще они не грешили так нагло, так явно, открыто и дерзко, без какой-либо и тени покаяния, как в наши дни.
   Знаменательно еще и то, что все, о чем говорится в этом пророчестве, приняло такие необыкновенно грандиозные размеры во всем мире только за последнее полстолетия, — как раз с того времени, когда рухнула наша Православная Россия с тем «Удерживающим» во главе, который, по словам наших духоносных светильников епископа Феофана Вышенского и св. прав. Иоанна Кронштадтского, «сдерживал безчинное шатание и нелепое учение безбожников» и не давал появиться антихристу.
   Теперь противодействовать явлению антихриста больше некому, а потому вполне естественно ожидать его прихода и воцарения в мире, насквозь погрязшем во всевозможных грехах и беззакониях. И не только не противодействует никто сейчас приходу антихриста, а даже наоборот — весьма многие включились уже в самую напряженную работу по подготовке его скорейшего воцарения, не исключая — страшно сказать! — и некоторых христианских священнослужителей, вплоть до высших иерархов Церкви, сотрудничающих с безбожниками и явными и тайными врагами нашего Господа и Спасителя, ведущих с ними всякие переговоры, вступающих в разные компромиссы и заключающих всякого рода соглашательства, нередко граничащие с предательством нашей святой веры и Церкви.
    «Апостасия» , или «Отступление» , о которой предрекало Слово Божие в лице святого Апостола Павла  (см. 2 Посл. Солун. 2 гл.), сейчас в полном разгаре , и горе тому, кто этого не видит, или, что вернее, не желает видеть, по непростительному легкомыслию закрывая глаза на все, что происходит в мире, и успокаивая себя и других, что «ничего особенного нет», что «все это нормально и естественно». Но одно ли это только непростительное легкомыслие? Не кроется ли за этим еще чего-нибудь другого, мысль, о чем сама собой напрашивается, когда слышишь такие наивные уверения? Антихрист ведь и слуги его отнюдь не заинтересованы в том, чтобы о его приходе и воцарении слишком много говорилось и открыто разглашалось: он ведь придет в качестве величайшего благодетеля человечества, благотворителя и даже покровителя веры и Церкви, и будет ожидать себе всеобщего признания и всенародного поклонения. А из свято-отеческих предсказаний мы знаем, что примут антихриста и поклонятся ему не только совсем неверующие, но и обольщенные им люди как будто верующие и даже христианские священнослужители, вплоть до носителей самого высокого сана.
   Так неужели время явления антихриста действительно уже настало?
   Мы этого не утверждаем.
   Мы говорим только о том, что веяние духа антихриста в мире сейчас так явно ощущается, как если бы явление его было уже «близ, при дверех», по выражению Христа-Спасителя, давшего нам множество признаков близости конца.
   А кроме того, и что самое важное, мы хотим всех предостеречь от обольщения этим духом антихриста. Ведь он уже сейчас, в лице своих слуг, подготовляющих его пришествие, очень хитро и искусно вербует себе сторонников и последователей, привлекая их к себе разными заманчивыми лозунгами, соблазнительными обещаниями и просто подачками. И многие-многие уже попадаются ему на удочку и в хитро разставленные его сети ...
   Отгонять от себя мысль о приходе антихриста — это как раз в его интересах, и это очень опасно. Такой уже наполовину в его руках, и, конечно, поклонится ему, когда он придет, оказавшись в числе его верных служителей.
   Но как же быть с предсказаниями о грядущем еще воскресении России и торжестве Православия в ней и будто бы даже во всем мире?
   Всем бы нам, конечно, очень хотелось видеть нашу несчастную Родину-Россию воскресшей к новой жизни и участвовать во всемирном торжестве нашей святой веры, — что и говорить! Но такую несказанную милость Божию надо заслужить. Так, ни с того, ни с сего этого не будет, и надеяться на это, без всяких достаточных оснований — праздное мечтательство!
   К тому же необходимо знать, что всякие предсказания всегда относительны, а вовсе не безусловны. Ведь и пророк Иона, по повелению Самого Бога, предсказывал гибель и разрушение великого града Ниневии но это пророчество не исполнилось: Ниневия не была разрушена — Бог пощадил ее за всенародное покаяние ее жителей, начиная с самого царя.
   Так надо нам смотреть и на современное положение мира: карающий меч Божий над миром уже занесен, но он может быть еще и отведен благостной десницей Божией, если будет в мире то «всеобщее нравственное очищение, всенародное глубокое покаяние и перемена нравов языческих на христианские», к которым — увы! — тщетно призывал в свое время русский народ наш дивный пастырь-чудотворец святой праведный Иоанн Кронштадтский.
    «Без покаяния нет спасения» - это общеизвестная для каждого подлинного христианина святая истина, а потому надеяться на какую-то «отсрочку», на спасение и возрождение к новой, лучшей жизни России и всего мира без покаяния — более чем наивно, совершенно фантастично и неразумно, ибо ничем не может быть оправдано.
   Св. праведный Иоанн Кронштадтский в своих словах в 19061907 годах говорил буквально так: «По-видимому, скоро наступит день Второго Пришествия Христова, — ибо наступило предсказанное в Писании отступление от веры ... Чего ожидать впереди, если будет продолжаться такое безверие, такая испорченность нравов, такое безначалие? Снова ли приходить на землю Христу? Снова ли распинаться и умирать за нас? Нет! полно глумиться над Богом, полно попирать Его святые законы. Он скоро придет, но придет судить мир и воздать каждому по делам ... Может быть, скоро услышим мы грозную весть: «Се, Жених грядет в полунощи, и блажен раб, Егоже обрящет бдяща» ... «Если не будет покаяния у русского народа, — конец мира близок».
   Вот потому-то все мы сейчас и должны думать прежде всего о покаянии, отложив далеко в сторону все остальное — все наши суетные заботы, планы и соображения.
   Есть ли, однако, в современном мире такое покаяние, такое всеобщее обращение к Богу, которое одно только в силах отвести карающую десницу Божию от погрязающего все глубже и глубже в бездну нравственного падения человечества?
    Этого пока не видно, и говорить потому об этом не приходится.
   При данных переживаемых нами обстоятельствах современной жизни остается во всей своей силе вышеприведенное нами пророчество преподобного Нила Мироточивого, со всеми вытекающими из него последствиями, а в особенности, конечно, — для всех нас равно обязательные предостережения и предупреждения Христовы о Его Втором Пришествии и о безусловной необходимости постоянно готовить себя к нему.
   Кто же ведет себя иначе, к тому в полной мере относится страшная угроза Христова: «Если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и начнет бить товарищей своих, и есть и пить с пьяницами, — то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и разсечет его, и подвергнет его одной участи с лицемерами: там будет плач и скрежет зубов» (Мф.24:48-51).
   Вот этого-то мы и должны более всего опасаться!
    «Бдите!» заповедал нам Христос-Спаситель: «ибо в который час не думаете, приидет Сын Человеческий» (Мф.24:44).
   Именно такая настроенность и является для нас законом, если только мы действительно христиане, а не продались уже слугам грядущего антихриста.
    «Ей, гряди, Господи Иисусе! Аминь.

АРХИПАСТЫРСКОЕ ПОСЛАНИЕ ко дню Рождества Христова 25 декабря 1970 года.

    «Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума» ....
   Да! Так было когда-то возлюбленные о Господе братие и сестры!… Великое событие Рождества Христова, до празднования которого вновь сподобил нас Господь дожить, действительно просветило«умные очи сердец» многих и многих тысяч людей, некогда погрязавших во мрачной тьме язычества, и весь тогдашний мир стал христианским, несмотря на страшные кровавые муки и гонения, коим подвергали христиан неверовавшие язычники. Вера Христова блистательно восторжествовала над язычеством, и кроткие овцы стада Христова претворили ярость волчую своих гонителей в кротость овчую … Взошло мысленное «Солнце Правды» и озарило весь мир Своим Божественным светом, разгнав тьму, в которой до того пребывало человечество. Рождество Христово дало людям новоесветлое и радостное христианское мировоззрение и научило людей новой нравственной жизни — жизни в Боге, жизни во Христе, жизни в Церкви. Людям стало ясно, что есть добро, а что есть зло и как нужно жить, чтобы идти путем добра и наследовать жизнь вечную.
   Вот почему так велик и радостен этот пресветлый день Рождества Христова!
   Но что мы видим теперь? — Люди опять безумствуют, как будто и не родился для них Христос. И самый этот праздник большинством современных людей, если еще и справляется, то только по установившейся традиции, как какой-то «сезонный праздник» — «Рождество без Христа». Одни совсем отрекаются от христианства и переходят в лагерь новых гонителей Христовой веры — явных или тайных сатанистов; другие же лишь лицемерно доказывают себя «христианами», не будучи в действительности таковыми, ни по своему умовоззрению, ни по своей нравственной жизни. Современный мир во многом являет картину того, что было на земле пред Рождеством Христовым: то же безвеpие, та же вопиющаябезнравственность. Но то, что происходит теперь, несравненно хуже того, что было тогда. Ибо тогда люди не знали Христа, а теперь они отлично знают Его, и сознательно и злостно отвергают Его и Его Божественное учение — отметаются от того «Света разума», который принес Он, не хотят духовного просвещения от Бога, и добровольно погружаются уже не во тьму язычества, а в холодный и зловещий мрак богоборческого сатанизма, все более и более распростирающего свою власть над несчастным человечеством, забывшим своего Божественного Искупителя.
   Не один Ирод, а множество новых современных «иродов» стремятся теперь убить Христа в сердцах людей; не один Иуда, а множество новых «иуд» продают Христа, а заодно с Ним и свои души, за «сребреники» и всевозможные тленные блага, современным лютым врагам Христовым и безумным сатанистам-богоборцам. И что особенно страшно: эти сатанисты уже не скрывают себя, как это было прежде, боясь негодования людей, а открыто пропагандируют свои безумные идеи, получая даже признание и моральную поддержку со стороны власть имущих.
   Что же делать нам, остающимся еще христианами? и чего можем мы ждать впереди? и каково должно быть наше отношение ко всему ныне происходящему в современном мире?
   На это ясный ответ дает нам наш великий всероссийский пастырь святой праведный отец Иоанн Кронштадтский, не случайно, а, конечно, по особому Промыслу Божию, прославленный в самое последнее время одной только нашей Русской Зарубежной Церковью, призванной вот уже целых пятьдесят лет благовестить миру чистую и безпримесную Правду Божию, о которой не смеют говорить другие, порабощенные явными или тайными сатанистами.
   Вот как говорил он в своих замечательно-сильных и вдохновенных проповедях за 1906—1907 годы:
    «По-видимому, скоро наступит день Второго Пришествия Христова, — ибо наступило предсказанное в Писании отступление от веры, хотя еще не открылся человек греха, сын погибели — антихрист ... Тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды Удерживающий теперь — Самодержец, удаления которого домогается известная публика, — и тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус Христос убьет духом уст Своих, и истребит явлением пришествия Своего, того, которого пришествие, по действу сатаны, будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины (слышите, за что?) для своего спасения. И за сие (слышите?) пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи, да будут осуждены все, неверовавшие истине (Евангелия и Церкви), но возлюбившие неправду» ... — А теперь исчезла правда, и повсюду неправда и в печати и в жизни... Чего ожидать впереди, если будет продолжаться такое безверие, такая испорченность нравов, такое безначалие? Снова ли приходить на землю Христу? Снова ли распинаться и умирать за нас? Нет Полно глумиться над Богом, полно попирать Его святые законы. Он скоро придет, но придет судить мир и воздать каждому по делам его ... Может быть, скоро услышим мы грозную весть: «Се, Жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща ... Если не будет покаяния у русского народа, — конец мира близок».
   Кажется, ясно сказано, и не может быть тут никаких пререканий и возражений!
    Вот и должны мы поэтому больше всего думать сейчас о покаянии , отложив в сторону все свои суетные земные планы и соображения, которые сейчас, в переживаемое нами страшное время, простоне уместны, а затем и о сохранении нами, не взирая ни на какие соблазны и искушения, всецелой верности Христу-Спасителю и Его Божественной Правде — «Свету разума», который принес Он на землю, родившись в убогом вертепе в Вифлееме, чтобы научить нас главной христианской добродетели — смирению.
    «Не бойтесь и не страшитесь, братие», успокаивает далее нас святой праведный Иоанн Кронштадтский: «пусть крамольники-сатанисты на минуту утешаются своими адскими успехами: суд им от Бога «не коснит, и погибель их не дремлет» (2 Петр.2:3). Десница Господня найдет всех ненавидящих нас и отмстит за нас праведно. У Меня отмщение, Я воздам, говорит Господь (Евр.10:30). Не будем поэтому предаваться унынию, видя все ныне происходящее в мире!
    «Воспряни же весело, малое Христово стадо, — и весело подыми свою поникшую голову в нынешний высокорадостный день Рождества по плоти Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа» ... взывает к нам наш славный святой пастырь!
    «Христос родился — славьте; Христос с небес — Бог во плоти — встречайте; Христос на земли — возноситесь и веселием воспойте новорожденного Царя и Бога». Аминь.
   С великим и радостным праздником всех вас сердечно приветствуем, дорогие о Господе братие и сестры!

Слово Архиепископа Аверкия на отпевании р.Божия Николая Боброва.

   Во имя Отца и Сына и Святаго Духа.
    Подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох: прочее убо соблюдается мне венец правды, егоже воздаст ми Господь в день он, Праведный Судия: не токмо же мне, но и всем возлюбльшим явление Его  (2 Тим.4:7-8).
   Так, воистину, может сказать о себе, словами святого Апостола Павла, и наш верный и любимый брат, новопреставленный Николай. Посмотрите на его светлый взор, какое у него дивное выражение лица! Поистине он отдыхает сейчас от многих трудов своих, причем на лице у него отпечатлелось также чувство удовлетворения, как бы от сознания исполненного им святого долга.
   И, действительно, почивший брат Николай был личностью, по нашим временам, не только незаурядной, но совсем особенной, из ряда вон выходящей. Это был человек, который в наши ужасные времена повальной апостасии-отступления от Бога, весь жил пламенной верой в Бога и чувством преданности истинной Церкви. Никаких других интересов и устремлений у него не было. И вот причина, почему он так прилепился душой к нашему Свято-Троицкому монастырю. Он чувствовал, что, несмотря на многие наши слабые места и недостатки, все же у нас здесь творится Дело Божие. Здесь живут у нас иноки, преданные искренно Богу и Святой Церкви, и живут не для себя, а для Бога. Он это чувствовал своим сердцем, и душа его рвалась сюда.
   И вот поразительно, что как раз в тот самый день, когда мы утром получили скорбное известие о его кончине по телефону, в этот же самый день, вечером, от него было получено письмо, в котором он рисует картину того, что сейчас происходит в нашем монастыре: какие морозы, какие снежные заносы, пронизывающий ветер и что, несмотря на все это, он всей душой стремится к нам в монастырь.
    «Здесь», буквально пишет он, «духовная пустыня, я собираюсь к вам».
   И воn он, действительно, собрался к нам, с тем уже, чтобы навсегда у нас здесь остаться. И мы верим, что, хотя телом своим он и не будет общаться с нами, как он общался до сих пор, часто к нам приезжая, участвуя так усердно и глубоко в наших братских трудах, но духом своим он по-прежнему будет все время с нами.
   Мы знаем, как переживал он все то, что сейчас происходит в мире, как горячо откликался он на все события не просто мировой жизни, но именно того, что происходит в жизни Церкви Христовой, в частности, в нашей Русской Зарубежной Церкви. Он радовался радостями нашей Церкви и скорбел ее скорбями. Как тяжело переживал он иной раз нежелательные явления в Церкви. Но относился к ним по-сыновнему, надеясь, что все это еще может как-то поправиться, как-то можно все это исправить.
   Он не был похож на многих тех ревнителей не по разуму, которые готовы все крушить и разбивать, видя что-нибудь несоответствующее своему назначению.
   Он ко всему подходил с терпимостью, надеясь, что как то, с Божией помощью, все придет в надлежащий вид.
   Воспринимал, как величайшую ценность в современном мире именно нашу Русскую Зарубежную Церковь с ее идеологией полного и решительного неприятия мирового зла.
   Писал он прекрасные статьи на эти темы, не пропускал почти ни одного большого церковного торжества в нашей церкви, не говоря уже о том, что, конечно, приезжал почти на все наши большие монастырские празднества. И вот, посещая разные места и приходы, где происходили большие торжества, он там брал на себя подлинно апостольский подвиг по распространению наших духовных изданий, говорил о нашем монастыре и всех призывал к тому, чтобы посетить нашу обитель, желая всех приобщить к той духовной радости, которую он переживал, приезжая к нам на наши монастырские праздники.
   И вот он теперь здесь навсегда с нами с сознанием того, что он сделал в своей жизни все то, что повелевала ему совесть, исполняя его чувством сознания исполненного долга, почему такое удовлетворение и написано на его лице.
   Он был, в полном смысле слова, цельная натура, каких в наше лукавое время, увы, так безконечно мало: когда царит двоедушие, малодушие, сидение на двух стульях, служение двум господам, неискренность, фальшь, притворство, лицемерие. Все это было ему совершенно не по душе. Все это он решительно отметал от себя; был человеком искренним, прямым и безукоризненно честным. Честным перед Богом, честным перед людьми, честным перед самим собой. И мы верим, что Господь примет его в Свои Небесные Чертоги и что он теперь там будет молиться за нашу Русскую Зарубежную Церковь, о которой он так всегда болел душой, скорбел, желая, чтобы у нее все было на высоте. И будет также молиться за нашу святую обитель и за успех нашего дела, того миссионерского дела, которое мы творим здесь во славу Божию, на благо нашей Русской Зарубежной Церкви.
   Но поскольку у каждого человека все же есть какие то грехи, как говорит Слово Божие: Аще даже един день его на земли , и тот человек не свободен от греха, — конечно, мы должны молиться о упокоении его души. И сейчас прежде, чем мы воздадим ему наше последнее братское целование, духовник его прочтет над ним последнюю разрешительную молитву. Аминь.

Слово Архиепископа Аверкия, сказанное при отпевании митр. протоиерея о.Даниила Думского 22 янв.4 февр. 1971 г.

   Во имя Отца и Сына и Святого Духа!
    «В вере, и надежде, и любви, и кротости, и чистоте, и в священническом достоинстве благочестно пожил еси, приснопамятне …» Эти умилительные слова трогательного священнического отпевания, как нельзя больше, подходят к нашему дорогому усопшему — новопреставленному протоиерею Даниилу. Высоко неся свое священническое достоинство, он действительно жил «в вере, надежде и любви», в «кротости и чистоте», как это и надлежит истинному пастырю. И по своему внешнему облику и по своей внутренней духовной настроенности, он был — настоящий православный русский батюшка, каких немало было в прежнее время у нас на Святой Руси, но которых все меньше и меньше остается в наше лукавое время отступления.
   С покойным о.Даниилом Бог привел нас встретиться на жизненном пути около 30-ти лет тому назад, в столице Королевства Югославии г.Белграде. По благословению нашего почившего Первосвятителя Митрополита Анастасия, мне пришлось вести еженедельно — каждый четверг — в Русском Доме имени Императора Николая II-го духовные беседы. Собиралось довольно много слушателей, которые сами и выбрали тему этих бесед: «О духовной жизни по учению святых отцов Церкви». И вот среди слушателей я скоро обратил внимание на старого почтенного батюшку, который оказался самым усердным и аккуратным посетителем этих бесед. Это и был ныне покойный о.Даниил. Меня поразило, как этот убеленный сединами почтенный батюшка, смиренно слушал меня, тогда еще молодого священноинока, и всегда по окончании беседы задавал вопросы. Чему он хочет научиться здесь, думалось мне, когда он сам может учить всех нас? И вопросы его были замечательны: из них ясно видно было, что он живет углубленной духовной жизнью, и несомненно — большой молитвенник. Это были не просто только одни вопросы: видно было желание самому высказаться по затронутой в беседе теме и, с своей стороны, сказать что-то в назидание слушателям, поделившись с ними своим собственным духовным опытом. Но как удивительно смиренно он это делал!
   Большой заслугой покойного батюшки о.Даниила было создание им прихода в честь великого молитвенника и подвижника Земли Русской преподобного и богоносного отца нашего Серафима, Саровского чудотворца, в городе Си Клиффе близ Нью-Йорка. Это сейчас — один из лучших наших приходов, пожалуй, не только в Америке, но и во всей нашей Русской Зарубежной Церкви. В начале Богослужения совершались прямо в домике о.Даниила, где одна из комната была обращена в алтарь, поставлен престол и жертвенник. Было очень тесно и душно, особенно в жаркую знойную погоду, но сколь горяча была там общая молитва, какой необыкновенно напряженный молитвенный дух всегда чувствовался, когда приходилось там служить, и главный тон этой молитве задавал сам настоятель батюшка о.Даниил. С ним так хорошо, так легко было молиться! Вскоре началась постройка уже постоянного каменного храма. Несмотря на свои весьма преклонные годы, о.Даниил принимал самое деятельное участие в этой постройке своим личным телесным трудом. Воодушевляясь примером своего маститого отца настоятеля, и прихожане стали принимать такое же деятельное участие в постройке, и храм был сооружен и благолепно украшен многими святыми иконами.
   Но вот наступило время, когда о.Даниил почувствовал, что пора ему уходить за штат. Для поселения своего с семьей он выбрал территорию нашего Свято-Троицкого монастыря, где был выстроен для него с его родными небольшой домик. И тут о.Даниил поражал нас всех своим необыкновенным молитвенным усердием, несмотря на то, что ему уже перевалило тогда за 90 лет! Он не пропускал пока был в силах, кажется, ни одного Богослужения, совершавшегося в нашем монастырском храме, причем всегда ходил пешком во всякую погоду. Вспоминается незабываемая картина. Еще темно, бушует снежная вьюга с ледяным, насквозь пронизывающим ветром — о.Даниил, закутавшись в теплую рясу, идет по снежным сугробам к 5-ти часам утра на монастырскую полунощницу. Еще так недавно это было, пока он совсем не ослабел, и тогда его уже стали привозить в церковь, где он причащался во св. алтаре за Божественной литургией, уже не будучи в силах принимать в ней участие своим сослужением, как это было в начале.
   Много и еще можно было бы сказать о дивном этом старце — покойном батюшки о.Данииле, но боюсь, что вы и так уже устали от этого продолжительного чина священнического отпевания, а потому скажу только в заключение, что мы никогда не забудем этого светлого облика настоящего православного русского батюшки и всегда будем молитвенно вспоминать его, как и просит он нас об этом сам словами произносимыми Святой Церковью от его имени: «Братие мои возлюбленные, не забывайте мя, егда поете Господа ... и молите Бога, да упокоит мя с праведными Господь!»
   А так как только Один Бог без греха, и нет человека, который бы жил и не согрешил, то прочтем сейчас над нашим дорогим усопшим последнюю разрешительную молитву и дадим ему наше последнее целование. Аминь.

В преддверии Великого поста.

    «Отверзошася божественного покаяния преддверия: приступим усердно!»
    
   (Седален).
   Как премудро и разумно готовит нас Святая Церковь к Великому посту — этому времени покаяния, без которого нет спасения! Сколько глубокого смысла, сколько необыкновенной трогательной назидательности в этих четырех приготовительных неделях, которыми предваряется наступление Великого поста! Но много ли в наше время христиан, которые все это знают? А и из тех, кто это теоретически знают, много ли таких, которые доводят до самой глубины сознания все эти поучительные образы и наставления, кои так ярко и красочно рисует перед нашим мысленным взором в эти дни Святая Церковь?
   Увы! Христианство это не теория, а жизнь — новая жизнь, которую принес на землю Воплотившийся нашего ради спасения Единородный Сын Божий. Meжду тем, для большинства современных «христиан» — христианство это одно, а жизнь — совсем другое. И думать о том, что христианство может быть воплощено в жизнь для большинства современных «христиан» кажется несбыточной мечтой, по мнению некоторых, — даже неосуществимой и чуть ли не вредной, нарушающей давно заведенный и привычный для всех порядок жизни. И даже проповедники христианские в наше время говорят часто не о том, как опустившуюся жизнь поднять до уровня высоких требований Божественного Закона, а как примиритьэти требования евангельского закона с низко опустившейся жизнью: идея примирения христианства с современностью — это одна из самых модных и заманчивых идей, способная создать популярность и славу проповеднику. Но к таким проповедникам относятся строгие прещения Слова Божия на лживых пророков, какие мы находим, например, у святого пророка Иеремии: такие проповедники, которые только «убаюкивают» верующих, стремясь говорить им приятное, проповедуют «ложь и обман своего сердца», навлекая на себя осуждение Божие  (Иер.23:16-32).
   Нет! Тот не христианин, кто лукавит перед самим собой, кто лукавит перед другими людьми, лукавит перед Самим Богом. Всякая ложь и неискренность, а потому и лукавство — от диавола, которого не напрасно Сам Господь Иисус Христос в данной Им нам образцовой молитве «Отче наш» назвал«лукавым», подчеркивая этим его основное свойство.
   Не потому ли так мрачна и тяжела современная жизнь, что все меньше и меньше остается на свете людей и даже христиан, свободных от этого диавольского свойства? Не потому ли зло все более и более ширится на земле, что слишком много у современных людей лукавства?
   Как мало в наше лукавое время людей, которые искренно, от всего сердца способны сознать и глубоко прочувствовать свою греховность и не только одними устами, но всем внутренним существом своим, из глубины души воззвать к Богу словами мытаревой молитвы: «Боже, милостив буди мне грешнику!» (Лк.18:13). Но зато, как много фарисеев, высоко ставящих себя, высоко ценящих свои «труды» и «заслуги» и готовых безстыдно говорить о себе: «Несмь, якоже прочии человецы» (Лк.18:11). Фарисейское самопревозношение и «высокоглаголание», которое часто скрывается даже под напускной личиной мнимого «смирения», уступчивости и примирения со всеми, если это нужно для укрпления собственной славы и «популярности» — это одна из характернейших черт нашего лукавого времени.
   Как мало сейчас людей, искренно сознающих себя «блудными сынами», ушедшими, ради угождения своим порочным страстям, от своего любящего Отца — Бога «на страну далече» и готовых возвратиться к Нему с искренним покаянным воплем: «Отче, согреших на небо и пред Тобою, и уже несмь достоин нарещися сын Твой: сотвори мя яко единого от наемник Твоих!» (Лк.15:18-19). Но как много таких которые в своем горделивом превозношении способны сказать Богу: «Толико лет работаю тебе, и николиже заповеди твоя преступих» (Лк.15:29), да еще и похвалиться этим своим мнимым усердием перед другими людьми, уничижая их.
   А уж о Страшном Суде, который напоминает нам Святая Церковь в третью приготовительную неделю к Великому посту — неделю мясопустную — многие в наше время и слышать и думать не хотят: «Зачем пугать людей?» — говорят они: «зачем отравлять себе жизнь такими мрачными мыслями? Да ведь, если это и будет когда-нибудь, то будет очень не скоро: может быть, через много миллионов лет. Зачем же заранее портить себе настроение?» И ведут такие лжехристиане крайне легкомысленную жизнь, «в свое удовольствие», совсем не думая о том, что рано или поздно, все равно, придется дать ответ Богу за все свои злые дла, ибо «все творение приведет Бог на суд о всяком погрешении, аще благо и аще лукаво» (Еккл.12:14). Не хотят думать они и о том, что ведь смерть неизбежно постигнет каждого из нас и, может быть, гораздо скорее, чем мы об этом помышляем, а после смерти уже нет покаяния.
   Еще меньше думают современные люди о том, для чего создал их Бог, к какому блаженству их предназначил и отчего произошло все зло на земле, вследствие чего все люди влачат столь бедственное существование, испытывая множество скорбей и страданий, болезней и самую смерть. Если бы живо было в христианах это печальное воспоминание, которое приводит нам на ум Святая Церковь в последнюю приготовительную неделю к Великому посту — неделю сыропустную — живописуя пред нашим мысленным взором изгнание наших прародителей из рая, то уж, конечно, не устраивали бы они в самый канун поста «балы-маскарады» с объядением и пьянством и крайне легкомысленными развлечениями и увеселениями, так не вяжущимися с этими днями «предпразднства воздержания». А ведь многие и многие ничего не видят в этом предосудительного, тем самым, обличая свое лукавство и свою антихристианскую, по существу, настроенность!
   И даже те, которые все же найдут время в этот день пойти на вечерню, в конце которой испрашивается прощение друг у друга, часто смотрят на это, как на простой «обряд», ни к чему нас не обязывающий. Устами просят и изрекают прощение, а в душе продолжают носить яд злобы и непримиримости по отношению к ближнему, нередко только за то, что тот не воздал должного нашему фарисейскому самопревозношению или не оценил нашего мнимого, напускного будто бы «мытарева смирения».
   Если так мы проведем приготовительные к Великому посту недели, то что может дать самый Великий пост? Конечно, никакой духовной пользы от него мы не получим. И в этом только сами мы будем виноваты — и никто больше! Вот это тоже одно из самых зловредных «лукавств» нашего времени, в особенности: всегда во всем винить только других, но не себя; себя же считать во всем правым и невинно страждущим.
   Вот почему еще до наступления Великого поста, в последнюю из приготовительных седмиц в среду и пятницу и затем в течение всего Великого поста за каждым богослужением Святая Церковь требует от нас произносить замечательную покаянную молитву преподобного Ефрема Сирина, конечно, не одними устами только, но и всем сердцем:
    «Господи и Владыко живота моего!» сознавая, что мы всецело всем, вплоть до самой жизни своей, обязаны Богу: «дух праздности» , которая есть начало всех зол, «уныния» , которое есть самый тяжкий смертный грех хулы на Духа Святого, «любоначалия» , которое более всего противится главной христианской добродетели смирения, «и празднословия» , в котором рождаются нездоровые пересуды и которое так мешает необходимой для кающегося грешника внутренней сосредоточенности,«не даждь ми» .
    «Дух же целомудрия» , которое есть высшая христианская добродетель, отверзающая духовные очи сердца, «смиренномудрия» , которое убивает фарисейскую гордыню и самопревозношение, как главные препятствия к покаянию, «терпения» , ибо только «претерпевый до конца, той спасен будет» (Мк.13:13), «и любви» , ибо «любовь есть союз совершенства» (Кол.3:14), «даруй ми, рабу Твоему»!
    «Ей, Господи Царю! Даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков, Аминь». «Зрение грехов своих — выше зрения Ангелов», — учат свв. отцы-подвижники (преп. Исаак Сирин), ибо кто не видит своих грехов, тот не может и покаяться в них — тот неспособен к покаянию, и, следовательно, закрыт для него путь спасения.
   Вот только тот, кто, впитав в себя глубокие наставления приготовительных недель к Великому посту, проникнется сам столь же глубоко настроением этой дивной великопостной молитвы, может надеяться, что Великий пост не пройдет для него безплодно, но он выйдет из «пучины поста» как бы обновленным, «новой тварью во Христе», в чем именно и состоит задача христианства, которое есть не одна только теория, не одно отвлеченное учение, а жизнь - жизнь во Xристе. Да поможет всем нам в этом Господь, желающий всем человеком спастись и в разум истины приити! Аминь.

Слово Архиепископа Аверкия ПРЕД СОВЕРШЕНИЕМ ЧИНА ПРАВОСЛАВИЯ 22 ФЕВРАЛЯ7 МАРТА 1971 г. В СВ.-ТРОИЦКОМ МОНАСТЫРЕ

    «Сия вера апостольская, сия вера отеческая, сия вера православная — сия вера вселенную утверди» — вы услышите, возлюбленные о Господе братия и сестры, эти торжественные многознаменательные слова в Чине Православия, который установила наша Святая Церковь совершать в сегодняшний день.
   Окончилась первая седмица Великого поста — седмица усиленных молений и покаянных подвигов, и вот Святая Церковь, желая подбодрить нас и утешить, устраивает нам в эту первую неделю Великого поста — в первый воскресный день его — духовное торжество, самое дорогое, самое близкое нашему сердцу — торжество Православия.
   Установлено это в 842 году при Благочестивейшей Царице Феодоре в Константинополе Святейшим Патриархом Мефодием в память ниспровержения последней страшной ереси, колебавшей Христову Церковь — ереси иконоборчества. Но с этим торжеством Святая Церковь соединяет вообщеторжество святой православной веры — победы ее над всеми нечестивыми ересями — лжеучениями и расколами. Господь Иисус Христос — Спаситель наш основал на земле Церковь Свою для того, чтобы все, принадлежащее к ней, могли спасаться - избегнуть сетей диавольских и войти в уготованное им Царствие Небесное. Диавол все свои силы прилагал к тому, чтобы ниспровергнуть — уничтожить Церковь Христову и тем воспрепятствовать спасению людей. Сначала он воздвиг страшные гонения на Церковь со стороны иудеев и язычников. Почти три столетия непрестанно лилась кровь христианских мучеников. Но диавол не успел в этом. Кровь мучеников, по меткому образному выражению славного апологета христианства Тертуллиана, явилась «семенем христиан». Христианство восторжествовало над своими гонителями: «кроткие овцы стада Христова претворили ярость волчую своих гонителей в кротость овчую».
   Но диавол не успокоился после понесенного им поражения. Когда Церковь Христова восторжествовала в мире, он воздвиг новое, еще боле опасное гонение на нее: изнутри ее, как предрек еще святой Апостол Павел в своей беседе с пресвитерами ефесскими, стали «возставать люди, говорящие превратно». Он назвал их «лютыми волками» (Деян.20:29-30). Это и были так называемые «еретики», которые пытались в корне извратить подлинное учение Христово о вере и благочестии, чтобы сделать его безплодным для людей. И вот тогда Святая Церковь, в лице своих лучших служителей, ополчилась на этих еретиков для защиты своего истинного неповрежденного учения. Стали созываться сначала «поместные», а затем — «вселенские соборы». Съезжались епископы со всех концов вселенной и Духом Святым изрекали чистую и неповрежденную Истину, следуя примеру Первого Апостольского Собора в Иерусалиме  (Деян.15:6-29), а еретиков отлучали от Церкви, предавая их анафеме, по ясной заповеди Самого Господа Иисуса Христа, Который сказал: «Аще (кто) церковь преслушает, буди тебе, якоже язычник и мытарь» (Мф.18:17), и по заповеди святого Апостола Павла, этого великого «Апостола языков», который сказал, что «если бы даже мы или Ангел с небесе стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал.1:8). А в другом месте он же говорил: «Кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет анафема маран-афа» — «да будет отлучен до пришествия Господня» (1 Кор.16:22).
   Вот откуда берет начало этот умилительный, величественный и торжественный Чин Православия — от Самого нашего Господа и Спасителя и от Его великого Апостола, Им Самим призванного быть «Апостолом языков», то есть всего языческого мира!
   С тех пор и установлено Святой Церковью совершать этот чин в первую неделю Великого поста, которая от того так и именуется «Неделей Православия».
   Этот чин, братие и сестры, особенно важен, особенно знаменателен в переживаемое нами лукавое время, когда вера православная шатается, колеблется — колеблется и расшатывается самими теми, которые должны были бы укреплять ее и поддерживать в душах верующих, — когда от истины Святого Православия отступают те, которые должны были бы быть столпами Святого Православия - высокие иерархи, вплоть до возглавителей отдельных поместных христианских церквей … Страшно сказать, но на этот путь стал даже глава Константинопольской Церкви, именуемой «Вселенской», который считается как бы Первоиерархом всего Православия!
   На всем этом лежит несомненная печать апостасии, о которой предрекал святой Апостол Павел  (2 Солун. 2, 3) - отступления христиан от Христа.
    Мы сейчас лицом к лицу стоим перед этой апостасией, и главной угрозой истинно христианской вере, вере православной, является так называемое «экуменическое движение» во главе с так именуемым «Мировым Советом Церквей», которое отрицает учение о единстве и непогрешимости Истинной Христовой Церкви и пытается создать из всех ныне существующих «церквей» и исповданий включая и Православие со всеми отступлениями от него и извращениями, какую-то совершенно новую «лжецерковь», которая, с нашей точки зрения, вне всякого сомнения, будет «церковью» антихриста - тою лжецерковью, которую возглавит сам антихрист, приход коего так усиленно сейчас подготовляется в мире. Из учения Слова Божия и творений святых отцов Церкви мы ведь знаем, что антихрист будет и религиозным и политическим вождем и возглавителем всего человечества: он станет во главе новой всемирной лжецеркви, он же будет и правителем нового единого всемирного государства, стремясь всех и вся подчинить своей абсолютной власти.
   Вот пред лицом каких страшных явно надвигающихся на нас событий мы стоим, братие и сестры, и вот почему так нужно нам ясно и определенно давать себе отчет в том, что такое святая православная вера и почему мы должны непоколебимо ее держаться, почему должны так ею дорожить и не отступать от нее ни при каких обстоятельствах и условиях, даже если бы нам грозила самая смерть.
   Вера православная это — «вера Апостольская», «вра Отеческая»: это — та вра, которую проповедали святые Апостолы, изложив основания ее в Божественном Евангелии и своих апостольских посланиях верующим; это — вера, которую истолковали нам в своих дивных вдохновенных писаниях мужи апостольские — непосредственные ученики святых Апостолов и святые отцы и учители Церкви и их законные преемники, поставленные Духом Святым.
    Этой веры мы и должны, братие и сестры, держаться неуклонно, если только желаем себе вечного спасения!
   Сейчас мы совершим с вами этот глубоко-поучительный, трогательный и высоко-торжественный чин, который состоит из двух частей: первая половина его есть моление Святой Церкви о всех заблудших, о всех отпавших от истинной православной веры, а во второй половине Святая Церковь возглашает грозную анафему всем упорным злобствующим лжеучителям-еретикам и раскольникам, не желающим возсоединиться с Истинной Христовой Церковью и ведущим борьбу против нее: затем возглашается «Вечная память» всем почившим поборникам святого Православия и «Многая лета» — всем еще здравствующим защитникам святой православной веры и Церкви. Аминь.

Слово Архиепископа Аверкия, сказанное при отпевании Архимандрита Амвросия (Коновалова).

   Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!
    «Твой есьм аз — спаси мя!» — так искренно, чистосердечно, без всякого лицемерия может сказать Господу словами умилительного припева 17-ой кафизмы из чина иноческого отпевания наш почивший собрат новопреставленный отец Архимандрит Амвросий. И хотя к иночеству пришел он довольно поздно, уже здесь в Америке, — от самых ранних лет своей юности главной целью своей жизни ставил он угождение Богу и спасение своей души. Не получив большого образования, но будучи грамотным, он весь отдался чтению Слова Божия, творению святых отцов Церкви и житий святых угодников Божиих, которым стремился подражать в своей жизни. Живя в С.— Петербурге, он любил часто посещать Александро-Невскую Лавру, странствовал по разным монастырям, поклоняясь разным святыням, которых так много было у нас тогда на Святой Руси. Можно сказать, что он весь жил этим, не зная других интересов. Попав заграницу в 1920 году, он был близок там в Константинополе к нашему почившему первоиерарху, тогда Архиепископу Анастасию, и поддерживал потом с ним переписку по живо интересовавшим его вопросам духовной и церковной жизни. Вступил он в переписку затем и с нашим первым Первоиерархом Блаженнейшим Митрополитом Антонием, полученными письмами от которого особенно дорожил. Переписывался и с другими нашими архиереями, близко принимая к сердцу все, что касалось нашей Русской Зарубежной Церкви. Еще в России собрал он большую духовную библиотеку, и был очень начитан, восполнив этим недостаток своего образования. И что самое главное — он горячо ревновал о Правде Божией, об Истине Святого Православия со всею пылкостью своего пламенного темперамента. Прибыв затем в Америку, он и здесь собирал книги духовного содержания, и стал выдающимся борцом за нашу Русскую Зарубежную Церковь — «Соборную Церковь», как ее тогда называли в отличие от появившихся в ней расколов. Он выступал и устно и письменно, защищая церковную правду и обличая раскольников: произносил пламенные проповеди, писал статьи, издавал брошюрки, и, по всей справедливости, заслужил звание «Канадского миссионера», так как жил и действовал в Канаде, быв сотрудником приснопамятного Владыки Архиепископа Иосифа. Здесь он принял и монашество, и священный сан. Достигнув уже весьма преклонного возраста, он, заботясь, чтобы собранные им духовные книги попали в надежные руки, стал заранее распределять их между теми лицами, которым доверял и которые могли получить от них духовную пользу, а затем устроил себе уединенный скит — «пустыньку» в большой глуши, где и поселился совсем один, предаваясь молитвенному подвигу и продолжая вести весьма интенсивную переписку, из коей видно, как он болел всеми скорбями современной церковной жизни. Судя по его письмам, он верно оценивал создавшуюся обстановку, усматривая ложившуюся на все печать апостасии. Эти мысли свои он изложил в брошюре под заглавием «Истина и Апостасия», где собраны им весьма ценные цитаты из святоотеческих творений на эту тему.
   Но остаться в своей «пустыньке» до смерти он не решился: там водилось много крыс, и ему неприятна была мысль, что после смерти эти крысы могли бы его съесть, и он лишился бы нормального христианского погребения. Тогда окончательно пришел он к мысли поселиться в нашем Свято-Троицком монастыре, который он, по его собственным словам, разсматривал, как единственный оставшийся в современном отступническом мире оплот Православия. И приехал к нам. Но тут, вскоре постиг его тяжкий недуг полной слепоты, которая не останавливала его, однако, от регулярного посещения ежедневных богослужений в нашем монастырском храме. Ведь мы помним, как он ощупью, слепой, сам пробирался в храм и находил свое обычное место. Ему посоветовали сделать операцию. Операция прошла успешно, и он, к великой радости своей, совершенно прозрел, но тут постигло его новое неожиданное испытание: паралич всего тела. В таком состоянии полного телесного разслабления, не будучи в силах сам передвигаться, он провел у нас около пяти лет.
   Как это объяснить? Конечно, судьбы Божии неисповедимы, но мы можем пытаться разгадать их, с большей или меньшей степенью вероятности, ведь нет человека без греха, хотя бы един день был жития его на земли. Этому учит нас Слово Божие. Но ничто скверное или нечистое не войдет в Царствие Небесное, а потому Милосердный Господь иногда даже праведникам посылает перед кончиной их очистительные страдания, дабы вполне совершенными, как злато, очищенное в горниле, как отшлифованный бриллиант, как созревшую пшеницу, принять их в житницу Свою. Пять лет страдал, лежа без движения, наш почивший собрат Священноархимандрит Амвросий, и мы верим и надеемся, что за его пламенную веру, за огненную ревность о Правде Божией и Правде Церковной, за терпеливо и безропотно перенесенные страдания Господь Всемилостивый примет его в Свои небесные селения. Дадим же ему наше последнее целование. Суббота Сыропустная.

Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и Святое Воскресение Твое славим!

    «Живоносного Твоего креста, поклонную радость днесь, Христе, сретающе, предсретение творим всесвятые страсти Твоея, юже во спасение мира соделал еси, Спасе, яко всесилен».  (Канон 3-й недели Великого поста)
   В середине Великого поста торжественно выносится из алтаря для поклонения Честный и Животворящей Крест Господень. В течение целой седмицы затем Святая Церковь славит его в своих умилительных песнопениях, призывая преклоняться перед ним до земли и лобызать его, как знамение нашего спасения, отчего 3-ья неделя Великого поста и вся последующая 4-ая седмица именуется «Крестопоклонной».
   Это установлено для духовного подкрепления верующих, проходящих подвиг поста. Дается оно в живом и ярком представлении любви Божией к падшему человеку, по которой Единородный Сын Божий предал Себя на мучительную и поносную крестную смерть. В читаемом Евангелии Святая Церковь напоминает нам слова нашего Господа и Спасителя о том, что кто желает идти за Ним, должен нести крест свой. Если Господь, нас ради и нашего ради спасения, пострадал на кресте, то и мы, ради Него должны неустанно подвизаться в подвигах молитвы и поста, в подвигах покаяния, ради которых, и установлен Великий пост.
   Вместе с тем, Святая Церковь напоминает нам этим о приближении спасительных дней страстей Христовых и «светлой мирорадостной Пасхи», как бы творя «предсретение», или предпразднство этих самых великих и радостных для христианина дней церковно-богослужебного года. Прославляя святый Крест, она одновременно прославляет и Воскресение, к которому привел Крест, и потому поет:«Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим!» . Тем самым она свидетельствует, что Крест неразрывно связан с Воскресением, а потому и личное несение своего креста каждым из нас приведет к радостному воскресение наших душ от духовной смерти, которую неизбежно влечет за собой нераскаянный грех.
   Великий пост — время покаяния. И как глубоко символично то, что покаяние приводит нас к светлой радости Воскресения, радости, с какой не может сравниться никакая другая радость, радость земная, ибо это — радость торжества Жизни над смертью.
   Именно в этой радости мы, люди, и нуждаемся больше всего, а особенно в переживаемое нами ныне тяжкое время подлинного торжества духовной смерти над жизнью.
   Можно только поражаться духовной слепоте тех несчастнейших из людей, которые не видят всего того ужаса, что творится в мире сейчас, и сами думают и других уверяют, что «ничего особенного нет», «что всегда так было» и что все эти нравственные безобразия, преступления и безчинства «законны» и «естественны». Поистине странно и даже страшно становится, когда слышишь такие суждения от людей, будто бы «верующих» и даже от некоторых священнослужителей.
   В своей духовной слепоте они не видят во всем сейчас происходящем явных признаков близости явления антихриста, кончины мира, Второго Пришествия Христова и Страшного Суда, когда на эти признаки так ясно указывает Евангелие и предрекают о них многие великие отцы Церкви и наши Российские пастыри — духовные светильники.
   Не видят они уже достаточно ярко проявляющей себя «апостасии», то есть стихийного движенияотступления христиан от Христа и от Его истинной Церкви. Не видят лукавой подмены Истины ложью, добра злом, благочестия нечестием, света тьмою. Ослепленные духовно слугами грядущего антихриста, усиленно подготовляющими скорейшее его воцарение над миром, они порою сами, сознательно или безсознательно участвуют в этом ставшем теперь почти стихийным движении апостасии и считают, что «иначе нельзя», что «этого требует жизнь» и «сложившиеся обстоятельства», «польза дела» и чуть ли даже не «польза Церкви"…
   А тех, кто еще не утратил в этом всеобщем бесовском шабаше духовного зрения и кто пытаются открывать всем глаза на истинное положение вещей в мире, они обвиняют в гордости, в отсутствии христианского смирения, в самообольщении, в религиозном фанатизме и, Бог весть, в каких смертных грехах.
    Одно можно сказать о таких: «Слепые вожди слепых» , как сказал некогда Господь о иудейских книжниках и фарисеях  (Мф.15:14), а «если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму» .
   Не понимают они или, вернее, в каком-то непонятном упорстве своем, не хотят понять, что единственнотолько покаяние — всеобщее всенародное покаяние может спасти катящийся в бездну, погибающий мир, что «без покаяния нет спасения» и ничего доброго впереди ожидать нельзя.
   Эти странные люди, своим подобным настроением ясно свидетельствующие, как далеки они от истинно-христианского умонастроения, говорят, что «пугать никого нельзя», что это якобы «неполезно». Такое утверждение идет прямо вразрез с ясным учением Слова Божия о том, что «начало премудрости — страх Господень» (Пс.110:10), что «страх Господень — источник жизни» (Притч.14:27).
   Наоборот — «пугать» людей необходимо, потому что они стали слишком уж безстрашными: никого и ничего больше не боятся — даже Самого Бога, не говоря уже о своей совести, и безстыдно творят всевозможные беззакония, как бы в уверенности, что никакого наказания им за это не будет.
   Особенно обидно за некоторых русских патриотов, мнящих себя большими «русскими националистами», якобы горячо ревнующими о спасении нашей несчастной Родины-Poсcии. Как не понять, имея уже в прошлом, такой богатый и такой печальный опыт, что не с того конца подходят они к этому великому и святому делу спасения Родины?! Что дело вовсе не в политике, не в той или иной политической программе, даже не в том или ином образе правления самом по себе, а в покаянии и обращении русских людей к Богу и истинной Церкви?! Что великое и святое дело надо делатьчистыми руками, имея чистое сердце, чистую совесть, а без этого никакого успеха быть не может.
   Вот с этого-то и нужно начинать, а тогда — остальное приложится!
   Россия была оплотом истинной православно-христианской веры для всего мира, а православный русский царь был «удерживающим», по выражению 2-го послания святого Апостола Павла кСолунянам (2, 7), — как это ясно толкует наш великий всероссийский праведник святой Иоанн Кронштадтский, — который препятствовал явлению антихриста. Не стало «Удерживающего», рухнула Православная Россия, и теперь уже ничто не мешает приходу антихриста. Ведь это же ясно должно быть, как белый день для каждого мало-мальски верующего православного русского человека!
   Надеяться на «отсрочку» неизбежного явления антихриста и на спасение и возрождение нашей Родины-России мы можем только в случае того «всеобщего нравственного очищения, всенародного глубокого покаяния и перемены нравов языческих на христианские, к которым так пламенно призывал святой Иоанн Кронштадтский в последние годы своей жизни, угрожая в противном случае неминуемой карой Божией, готовой разразиться над русским народом за его нечестие, за отступление от Христа и Его Святой Церкви, что — увы! — и произошло на наших глазах.
   Неужели же все постигшее нашу Родину-Poccию никого не вразумило и ни в чем не убедило? Неужели и после всего этого мы будем жить все теми же настроениями, которые и привели Россию к этой страшной катастрофе? Неужели до сих пор может быть еще не ясно, каким путем мы должны идти? Неужели и после всего пережитого нами горького опыта, мы все еще будем заниматься «игрой в бирюльки», предаваться мелочным спорам, дрязгам и ссорам, забывая самое главное и основное — единственное, что еще может спасти и Россию и весь погибающий мир, находящийся уже на краю пропасти, готовой поглотить его?
    «Без покаяния нет спасения» - вот что должны начертать мы на нашем национальном русском знамени и проводить этот священный лозунг в своей личной, семейной и общественной жизни, не говоря уже о церковной!
   А на древке этого знамени, на вершине этой священной нашей хоругви должен красоваться Честный и Животворящий Крест Господень — знамение нашего вечного спасения - которое мы кощунственно попрали и осквернили у себя на Родине, допустив сатанистам-богоборцам надругаться над ним и заменить его красной пятиконечной звездой — эмблемой антихриста и кровавыми бантами и тряпками.
   Пусть никто не исключает себя из этой общей вины, говоря: «я не виновен! я не участвовал в этом!»Все так или иначе, в большей или меньшей степени виновны, ибо все так или иначе согрешили пред Богом и навлекли на отечество наше эту страшную кару Божию. Ведь если Бог обещал пощадить Содом и Гоморру при наличии в них хотя бы десяти праведников, это значит, что у нас в России не нашлось и этих десяти настоящих праведников, способных отвратить эту кару.
   Звучит чрезвычайно странно, как фальшивая нота, когда люди безрелигиозные, чуждые нашей святой православной вере и истинной Церкви с большим апломбом разглагольствуют о спасении России и даже учат других, как надо спасать Россию и что для этого нужно делать!
   От кого, собственно, и как думают они спасать Россию?
   Ведь совершенно невозможное дело — вести борьбу с материалистами-большевиками, поработившими нашу Родину тем, кто сами остаются материалистами, то есть держатся того же самого мировоззрения, какое и лежит в основе большевизма, которое именно и делает большевиков большевиками, каковы они есть.
    Давно пора всем понять, что бороться по-настоящему за возстановление нашей исторической России — России православной — святой Руси — можно с успехом только тому, кто сам по мировоззрению своему является настоящим православным христианином.
   Не помогут нам никакие кумиры — ложные боги, которых мы будем создавать себе вместо Бога истинного и Христа Его: нам прежде всего необходимо вернуться на многовековый исторический путь русского народа — путь православия, которое именно и создало нам святую Русь и великую Россию — ту великую Россию, которая с таким грохотом рухнула в пропасть, вся обливаясь кровью своих лучших сынов, когда мы отступили от православия.
   Особенно мешают делу нашего всеобщего всенародного покаяния «иуды-предатели», которые готовы все, самое свое дорогое и святое, продать за «30 сребреников» и при этом сохраняют свое лицо, как и сам их прототип, Иуда Искариотский, который, приведя спиру для взятия Господа в Гефсиманском саду, облобызал Его со словами: «Радуйся, равви!» и затем отошел в сторону как-будто совершенно непричастный к этой спире. Так и в нашей среде немало таких «иуд», охотно продающих за «сребреники» свою святую православную веру, истинную Церковь и все наши святорусские идеалы и в то же время лицемерно выступающие на всяких церковных и патриотических собраниях и в печати, в качестве «ревнителей» нашей веры и Церкви и русских национальных интересов. Это — самый зловредный и опасный элемент среди нас, все изнутри разлагающий и растлевающий. Они — гораздо хуже явных и открытых врагов, ибо изподтишка ведут свою подрывную работу, и не всегда бывает так просто и легко выявить и изобличить их.
    «По плодам их узнаете их» — учил, однако, Сам Господь Иисус Христос о таких лукавых деятелях: они нередко выдают себя тем, что одно говорят, а совсем другое - противоположное делают и тем обнаруживают свою ложь, фальшь и предательство.
   Необходимо знать и помнить: кто берет от кого-то в наше время деньги, вместо того, чтобы своим честным трудом самому зарабатывать их, тот уже не свободен и должен творить волю своего «хлебодателя». Такие люди уже не могут заслуживать никакого доверия, что бы они ни говорили и каких бы высоко-патриотических и назидательных статей ни писали.
   Среди них много бывает и так называемых (меткое выражение!) «ура-патриотов», которые могут бить себя кулаком в грудь и распинаться в своей любви к России и Православию, но в церковь они никогда или почти никогда (за исключением «оффициальных» молебнов и панихид) не ходят, не говеют, не исповедуются и не причащаются Святых Христовых Таин или делают это весьма редко только из приличия. Они особенно злы и всегда готовы всячески чернить, поливать грязью всех в чем-либо принципиально-несогласных с ними людей и безсовестно клеветать на всех, кто стоит им в каком-либо отношении на пути, хотя бы это были искренно верующие и действительно преданные Церкви и Национальной России верные сыны ее. А сами они на все способны: им — «море по колено».
    «Измите злого от вас самих!» — учит о таких Слово Божие  (1 Кор.5:13), ибо они подобны гангрене разлагающей и отравляющей весь организм.
   Наступающая Страстная седмица многому нас поучает: она учит нас несению каждым из нас своеголичного креста, вплоть до самораспятия со Христом, в подражание Его крестной страсти; учит нас «бежать несытые души Учителю таковая дерзнувшия» (предательства сребролюбца Иуды); учит бояться малодушия и трусости Пилата, испугавшегося неистовых иудеев и предавшего в угоду им на смерть Самого Сына Божия, Которого он сам, по собственному признанию, считал ни в чем не повинным; учит подражать разбойнику благоразумному, принесшему столь трогательное покаяние на кресте и удостоившемуся за свое исповедание входа в рай, вновь отверзшийся для людей крестными страданиями Сына Божия; учит подражать мужеству и безстрашию перед своими злобными соотечественниками святых праведных Иосифа Аримафейского и Никодима, испросивших у Пилата тело умершего на кресте Господа для благоговейного и благолепного погребения. Учит Страстная седмица нас и тому, что невинно переносимая скорбь вознаграждается: что за достойно перенесенными страданиями следует непременно ни с чем земным несравнимая светлая радость Воскресения.
   Вот этой светлой радости — и здесь на земле и в будущей вечной и нетленной жизни — да сподобить всех нас Милосердный Господь за неизменную верность Ему Одному, за несение креста своего, в подражание Ему — Крестоносцу и за наше искреннее и нелицемерное покаяние во всех грехах своих! Для этого необходимо лишь всегда живо помнить, что без покаяния нет спасения, и ставить покаяние во главу угла своей жизни и всех дел своих! — Аминь.

ПАСХАЛЬНОЕ ОБРАЩЕНИЕ Настоятеля Свято-Троицкого монастыря и Архипастырское Послание ко дню Святой Пасхи — 5 (18) апреля 1971 года.

    «Егда же идясте … се, Иисус срете я глаголя: радуйтеся!» (Мф.28:9).
   Так повествует Божественное Евангелие о явлении Воскресшего Господа женам-мироносицам. Можно себе представить, сколь велика была радость жен-мироносиц, а затем и всех учеников Господа, когда великая истина Его преславного Воскресения стала для них очевидной и несомненной. И вспомнили они тогда слова Его, сказанные на Тайной Вечери им в утешение «паки узрю вы, и возрадуется сердце ваше, и радости вашея никтоже возмет от вас» (Ин.16:22).
   Эта радость о Воскресшем Господе озаряла весь жизненный путь первых христиан. Во имя этой святой и светлой радости, они отрекались добровольно от личной собственности, от высокого положения в обществе, от земной славы и почета, от всех благ и удовольствий мирской жизни. Эта радость побуждала их идти с ликованием и победными песньми на страшные мучения за Имя Христово, на сожжение, на растерзание львам, на колесование и распятие. Эта же чистая и святая радость побуждала затем весьма многих богобоязненных мужей и жен отрекаться во имя ее от всех земных радостей, презирать все земное, оставлять свои обычные жилища и водворяться «в горах, и в вертепах, в пропастех земных» (Евр.11:38), чтобы быть ближе ко Христу и приискреннее соединиться с Ним еще здесь в земной жизни. Для этого они «распинали плоть свою со страстьми и похотьми» (Гал.5:24), «срасраспинались Христу» , чтобы и «воскреснуть с Ним» (Гал.2:19 ;Кол.3:1;Рим.6:3-11). И самым употребительным приветствием у христиан долгое время было: «радуйтеся!»
   Нет религии более радостной, чем христианство — конечно, христианство истинное, православное, ибо христианство это есть светлое и радостное благовестие о Христе, распятом «нас ради человек и нашего ради спасения» и тридневно воскресшем из мертвых.
    В основе христианства лежит радость пасхальная.
   В наше тяжкое, полное скорбей, поистине апокалиптическое время ни в чем другом мы так не нуждаемся, как именно в этой чистой светлой пасхальной радости. Она одна только может дать нам духовные силы и необходимую бодрость духа к перенесению всех постигающих нас в современной жизни безчисленных испытаний; она одна только может помочь нам отрешиться от всего тягостного земного и возноситься духом горе на небеса, «идеже есть Христос одесную Бога сидя» (Кол.3:1) и куда мы сами, в свое время сподобимся взойти к Нему, в уготованные Им нам небесные обители (Ин.14:2-3), если до конца здесь на земле, несмотря ни на какие скорби, испытания и соблазны, пребудем верными Ему.
   Но надо хорошо знать и помнить, что путь к этой чистой, светлой, неземной радости Воскресения лежит всегда через «Голгофу»: дабы воскреснуть со Христом, необходимо сначала «сораспяться» с Ним! И этого не следует чрезмерно бояться. Апостол говорит, что нынешние временные страдания , которые мы добровольно или невольно несем во Имя Христа, ничто в сравнении с тою славою, которая откроется в нас  (Рим.8:18). В этих страданиях за Христа мы еще в этой земной жизни начнем предощущать то невыразимое никакими человеческими словами райское блаженство, о котором говорил святой Апостол Павел, что «око не виде, ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его» (1 Кор.2:9).
   Почему мы так любим наше дивное, несравненное пасхальное богослужение?
   Именно потому, что на нем дается нам предвкусить нечто от того райского блаженства, к которому призывает всех нас Воскресший Господь — Победитель смерти и ада. И это радостное светлое, ни с чем земным несравнимое, пасхальное ликование дает нам только наша Церковь — Истинно-Православная Церковь.
   Да сподобит же всех нас Воскресший Господь быть причастниками этой светлой радости Его Воскресения и перейти с нею во всех нас ожидающую будущую жизнь вечную!
   Христос Воскресе! возлюбленные о Господе братие и сестры! Да воскреснем и мы с Ним к новой, светлой радостной жизни в Нем, Господе и Спасителе нашем! Аминь.

Приходу Храма-Памятника святого праведного отца Иоанна, Кронштадтского чудотворца, в г. Ютика по поводу кончины митр. прот. Георгия Павлюсика

   Дорогие мои о Господе братие и сестры!
   Как громом поразила меня дошедшая до меня весть о кончине Вашего достойнейшего, подлинно-доброго пастыря протоиерея отца Георгия. До последнего момента все еще хотелось надеяться, что Господь, молитвами святого праведного отца Иоанна, возставит его от одра болезни и возвратит его Вам. Но судьбы Божии — неисповедимы, и нам ничего не остается, как толькосмириться перед премудрым Промыслом Божиим, все ко благу нашему устрояющим, и сказать: «Буди воля Твоя!»
   Горько мне, что и я сам еще далеко не поправился после постигшей меня тяжкой болезни и не в силах приехать к Вам, чтобы разделить с Вами Вашу скорбь, Ваше горе и лично совершить отпевание и предание земле тела Вашего доброго пастыря. Но мысленно и молитвенно я всей душой с Вами, дорогие мои осиротевшие чада духовные!
   Особенно скорблю я за бедную матушку, на долю которой выпало в последнее время столько тяжелых испытаний. Да утешит ее Своим пренебесным благодатным утешением Сам Всемилостивый Господь!
   О самом дорогом нашем страдальце о.Георгии скорбеть нечего! Душа его, освобожденная от бренных уз многоскорбного земного бытия, несомненно сейчас радуется. Очищенный тяжкими телесными страданиями от всех своих грехов, каких не лишен ни один человек на земле, как золото в горниле, он — можем в это твердо верить и надеяться! — принят Господом в свои светлые пренебесные селения. Там встретит его с радостным лицом наш великий всероссийский пастырь святой праведный батюшка о.Иоанн, которого он так свято почитал и прославлял, и представит его Господу-Пастыреначальнику, как своего верного сопастыря и подражателя. «Рабе благий и верный! … вниди в радость Господа твоего!» — так скажет ему Господь. И он, дорогой наш усопший, возымеет там еще большее дерзновение пламенно молиться за всех нас, еще остающихся в этой многоскорбной земной юдоли…
   Упокой, Господи, со святыми Твоими новопреставленного раба Твоего протоиерея Георгия! Аминь.

Святая Пятидесятница — день рождения Церкви Христовой.

   Сердечно приветствую вас, возлюбленные о Господе братие и сестры, с днем великого праздника Святой Троицы — приветствую братию нашей святой обители с нашим престольным праздником, преподавателей и учащихся нашей Свято-Троицкой Духовной Семинарии, а особенно — вас, дорогие наши гости, благочестивые богомольцы, собравшиеся в таком множестве, чтобы разделить с нами наше и, одновременно, обще-христианское, светлое и радостное торжество сегодняшнего великого праздника, когда вспоминается дивное завершение всего славного дела Божественного Домостроительства.
   Наш Свято-Троицкий монастырь — в переживаемое нами страшное время поистине есть великое чудо милости Божией к нам, грешным! Ведь что происходит сейчас в мире? Жалкие, несчастные, духовно-слепые те люди, которые не понимают в какое жуткое время мы живем, которые не видят или, вернее, не хотят видеть всего того подлинного ужаса, какой творится ныне в мире! Какая невероятная распущенность, какой упадок истинной веры, какое безобразное падение нравственности, безстыдный, разнузданный разврат, полная потеря и стыда и совести! Повсюду царит фальшь, обман, притворство и ложь! Иудино предательство стало обыкновенным явлением, почти никого не смущающим, во всех слоях общества, понятие о чести утрачено, за деньги и за всякие чисто-земные блага продаются и души и тела человеческие — достоинство человеческое попрано, затоптано в грязь…
   То, что сейчас творится в мире, можно сравнить разве только с тем, что происходило в Римской Империи перед первым приходом в мир Христа-Спасителя — перед Рождеством Христовым, когда славный некогда римский народ дошел до крайней степени нравственного падения, когда почти не оставалось уже в нем тех высоких доблестей, какими отличались древние римляне, хотя и язычники, но все же следовавшие естественному голосу совести, заложенному в души людей Творцом-Богом, Сотворившим человека «по образу Своему» с возможностью стремиться к Богоуподоблению. Однако то, что происходит сейчас — даже хуже, ибо все это творят христиане! Но теперь вторично придет Христос уже не спасать м1ир, а судить миру всему — «судити живым и мертвым» . Ужас, который мы наблюдаем, невольно должен напоминать нам о приближении конца мира и Страшного суда, о чем все мы обязаны непрестанно помышлять, говорить и повсюду громогласно проповедовать, если есть еще у нас христианская совесть, внушая постоянно и самим себе и всем необходимость искреннего покаяния, которое одно только может спасти нас.
   И вот среди всего этого современного ужаса, как бы наперекор всему и всем возвышается наш Свято-Троицкий монастырь! И несмотря на самые неблагоприятные условия, он, с каждым годом, все более и более развивается, расширяется, укрепляется, невзирая даже на то, что многие из его старейших братий постепенно покидают нас, уходя в лучший мир. Те из вас, которые не были у нас давно, видят теперь в монастыре много нового: выросло прекрасное трехэтажное здание Семинарии — только что закончен верхний, третий этаж, где помещаются большие, просторные, весьма благолепные с виду аудитории и деканат; к главному монастырскому корпусу сделана большая в четыре этажа пристройка из огнеупорного материала для хранения наших печатных изданий, количество коих все более и более умножается, ибо мы не руководимся никакими коммерческими соображениями, а печатаем в нашей типографии все то, что находим нужным и духовно-полезным для верующих и для нашего миссионерского дела, и, слава Богу, все эти наши издания очень хорошо расходятся; на кладбище сооружена и ждет только своей внутренней отделки прекрасная в характерном древне-русском стиле церковка, которая будет как бы стражем духовного покоя усопших, на нем погребенных, где будут совершаться заупокойные службы; почти закончена постройкой летняя трапезная с кухней при ней для богомольцев, да и много-много чего еще сделано нового!
   Но вот что особенно важно! Некоторые задают вопрос: откуда у монастыря столько денег, чтобы оплатить постройку всех этих немало стоящих сооружений? Вот это-то и замечательно и для нас весьма утешительно, что монастырь и существующая при нем Семинария не пользуются никакими даяниями «со стороны», никакой материальной помощью от каких бы то ни было «фондов», и благодаря этому сохраняет свою полную духовную свободу и независимость. Монастырь существует исключительно неусыпными, неутомимыми трудами своих братий и обычными жертвами благочестивых богомольцев и сам, на свои собственные средства, содержит при себе нашу Св.-Троицкую Духовную Семинарию, которая тоже не пользуется никакими сомнительными «фондами», без чего обычно не могут существовать другие наши эмигрантские учреждения и организации. Не получая ни от кого ничего, они, эти наши учреждения и организации обыкновенно глохнут и гибнут, а наш монастырь все боле и боле развивается и расширяется, неся самое большое и ответственное послушание для всей нашей Русской Зарубежной Церкви, благодаря своей типографии, и Семинарии, выпустившей за эти годы уже около 60-ти новых священнослужителей, среди которых есть и епископы.
   Говоря так, мы отнюдь не думаем хвалиться — нам нечем хвалиться, кроме как немощами нашими — но мы прославляем явную и очевидную милость Божию к нам, грешным и недостойным служителям Святыя Троицы.
   Возблагодарим же Господа, во Святей Троице славимого, за Его великие и безмерно-богатые милости и щедроты к нам, грешным, и всеми силами будем стараться быть достойными Его столь явного и очевидного благоволения к нашей обители, так чудесно существующей, несмотря ни на что, в современном отступническом мире! Троице Святая, слава Тебе! Аминь.

«АЩЕ (КТО) ЦЕРКОВЬ ПРЕСЛУШАЕТ, БУДИ ТЕБЕ, ЯКОЖЕ ЯЗЫЧНИК И МЫТАРЬ» (МФ.18,17).

   Эти грозные слова Самого Господа нашего Иисуса Христа мы слышали в чтенном ныне Евангелии. Мы должны всегда помнить их, но прежде всего — правильно понимать их смысл и значение.
   Почему это так?
   Прощаясь с Своими учениками на Тайной Вечери, Господь в утешение им, скорбевшим о скоро предстоящей разлуке с своим Божественным Учителем сказал: «не оставлю вас сиры … Аз умолю Отца, и иного Утешителя даст вам, да будет с вами во век — Духа истины» (Ин.14:16) … Егда же приидет Он, Дух истины, наставит вы на всякую истину  (Ин.16:13) … Той вы научит всему и воспомянет вам вся, Яже рех вам» (Ин.14:26).
   Свое обещание Господь исполнил в десятый день по Своем Вознесении (или в 50-ый день по Воскресении). В великий и славный день Пятидесятницы обещанный «Утешитель» — Дух Святый — «Дух Истины» сошел на Апостолов, и на земле явилось «Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк.9:1), о котором неоднократно говорил Господь во время Своей земной жизни: Церковь Христова. Церкви Своей Господь даровал великое обетование, сказав еще раньше: «Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ее» (Мф.16:18).
   Церковь Христова — это Царство Духа Божия, это — сокровищница благодати Духа Святого, а вмсте с тем — это Сокровищница Божественной Истины, поскольку Дух Святый, по слову Самого Христа Спасителя, есть «Дух Истины» . Вот почему и великий Апостол языков святой Павел писал своему ученику Тимофею: «Церковь Бога Жива — столп и утверждение истины» (1 Тим.3:15).
   Церковь Христова вся преисполнена Божественной Истиной, и все в ней — только одна Истина. Не может быть в ней никакой неправды, никакой лжи, ибо она хранит учение Христово, которое естьИстина, как сказал об этом Сам Господь Иисус Христос на суде у Пилата: «Аз на сие родихся, и на cиe приидох в мир, да свидетельствую Истину, и всяк, иже есть от Истины, послушает гласа Моего» (Ин.18:37).
   Когда Господь Иисус Христос говорил: «Аще (кто) Церковь преслушает, буди тебе, якоже язычник и мытарь» (Мф.18:17), Он, конечно, имел в виду истинную Церковь — ту Церковь, которая свято и непоколебимо хранит неповрежденное и неизвращенное, чистое учение Христово и которая вполне чужда какой бы то ни было лжи и неправды. Всякая ложь и неправда совершенно несовместима с истинной Церковью Христовой, ибо ложь от диaвола, как это ясно сказал Господь упорно не желавшим веровать в Него иудеям: «вы отца вашего диавола есте, и похоти отца вашего хощете творити. Он человекоубийца бе искони, и во истине не стоит, яко несть истины в нем: егда глаголет лжу, от своих глаголет, яко ложь есть и отец лжи» (Ин.8:44).
   И действительно: человекоубийство и ложь тесно связаны одно с другим: человекоубийство приводит ко лжи, а ложь часто ведет к человекоубийству. И то и другое происходит от диавола, а потому не может иметь места в истинной Церкви.
   Вот с этой-то точки зрения мы и должны расценивать все происходящее в мире!
   Где истинная Церковь Христова?
   Это, вне всякого сомнения, — наша Церковь Восточная Православная, потому что она одна только свято и непоколебимо вот уже около 20-ти веков хранит чистую и неповрежденную, никакими человеческими мудрованиями не извращенную веру Христову. Это признают даже враги нашей Церкви, ставя ей в «вину» как раз это, порицая ее за то, что она «не прогрессивна», «не идет в ногу со временем», что она «окаменела».
   Но именно это-то «обвинение» и есть высшая похвала для нашей Церкви и верное свидетельство «от внешних» об ее истинности.
   К большой нашей скорби, однако, многие поместные церкви, в лице некоторых своих иерархов и даже своих возглавителей, не говоря уже о священнослужителях и рядовых верующих, начали отступать от Православия, хотя и не перестают называть себя «православными». Вы все, конечно, слышали и читали о встречах константинопольского патриарха Афинагора с папой римским Павлом VI, об их взаимных объятиях и лобзаниях, о том, что патриарх Афинагор, по его собственному заявлению, уже поминает папу на первом месте, прежде всех восточных патриархов. А виднейший представитель советской московской патриархии митрополит Никодим не раз уже ездил в Рим и там служил у римо-католиков и причащал их, а римо-католики ездили к нему в «Ленинград» и тоже причащались там. Умершим патриархом Алексием московским с его синодом было даже издано распоряжение о допустимости причащать римо-католиков, правда, с оговоркой: если нет римо-католического священника, который бы мог причастить их. Но если так, то зачем было митрополиту Никодиму ездить в Рим и там причащать римо-католиков в самой цитадели папизма?
   Теперь, если и были кое-у-кого сомнения, как нам относиться к современной московской патриархии, можно ли считать ее православной, вследствие ее тесного союза с богоборцами, гонителями веры и Церкви Христовой, эти сомнения должны окончательно отпасть: вступив в литургическое общение с папистами, московская патриархия тем самым отпала от Православия, и не может более почитаться православной.
   Все остальные поместные православные церкви продолжают, однако, иметь общение с отступившей от православия московской патриархией, а кроме того — они вступили в так называемый «Мировой Совет Церквей», который, как это теперь стало уже вполне ясно, ставит себе задачей из всех существующих ныне исповеданий и «церквей» создать какую-то совершенно новую, объединяющую всех «церковь». Эту будущую «церковь» мы не можем иначе назвать, как лжецерковью, ибо она создается на вполне ложных основаниях: создатели ее исходят из ложного положения, будто истинной Христовой Церкви сейчас на земле нет, то есть иными словами возводят страшную хулу на Христа Спасителя, представляя лживыми, неоправдавшимися Его слова: «Созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ее» (Мф.16:18).
   Вот, какая мрачная картина рисуется в настоящее страшное время повального, массового, ставшего стихийным, отступления, перед нашим мысленным взором!
   И вот почему теперь уже недостаточно именоваться нам просто «православными», ибо и отступники от Православия продолжают себя лицемерно именовать так. Наши гонимые за веру братия-страдальцы на нашей несчастной Родине, отмежевавшиеся от отступившей от Православия советской московской патриархии, давно уже стали называть себя не просто «православными», а «истинно-православными христианами». Мы вполне единомысленны, единодушны с ними и потому естественно было бы и нам усвоить себе это же самое наименование и называть себя «истинно-православными».
   Братие и сестры! Может быть, недалек тот день и час, когда и нам в этом, так называемом «свободном мире», придется, спасая чистоту своей истинно-православной веры и Церкви, уйти в катакомбы. Не позволим себе прельститься диавольской ложью, тем «действом льсти», которое уже победно шествует по всему миру, как предрекал об этом святой Апостол Павел, говоря, что настанет время, когда люди «будут верить лжи» (2 Фес.2:11). Будем тверды и непоколебимы в исповедании чистой и неповрежденной веры Христовой, сохраним верность истинной Церкви, постоянно напоминая себе предостерегающие слова святого Апостола, которые мы также слышали сегодня за Божественной литургией: «Блюдите убо, како опасно ходите!» (Еф.5:15). Аминь.

ТРОИЦЫНЫ ДНИ В СВЯТО-ТРОИЦКОМ МОНАСТЫРЕ.

   Исключительно благоприятно прошли эти дни в этом году. Была тревога: сможет ли Владыка Аверкий возглавить, как обычно, наше торжество? Вопреки категорическим запретам врачей Владыка прибыл постоянным возглавителем всех богослужений был епископ Лавр, но Владыка Аверкий неизменно был в храм и то и дело включался в богослужение, не проявляя никаких, самых малейших, признаков своего нездоровья — в частности, даже как то особенно выразительно и углубленно раскрывая в поучениях, предлагаемых им на каждом богослужении, сущность переживаемого наши времени и какое место в нем занимает наш монастырь и неразрывно с ним связанная семинария.
   Чрезвычайно блaгoпpиятнa была погода — не было ни жары ни дождя. Уже с вечера, накануне первого дня Троицы, храм был полон, и проявлял народ нарочитую молитвенность. Так было и все дни — народу значительно прибавилось, но молитвенность только усиливалась, превращая все множество людей в единство молитвенного устремления, которое особенно ярко и сильно ощущалось, когда, по обычаю монастырскому, хор после «Иже Херувимы», сходил с клироса и соединялся с народом: весь храм пел всю дальнейшую службу, и молитвенный подъем естественно доходил до своего предела, охватывая всех, но сохраняя полную выдержку — нечто незабываемое!
   Причастников было исключительное множество. Повышенная молитвенная настроенность собравшихся естественно находила себе выражение и в желании очистить свою душу в таинстве Святого Причащения — подлинный то был праздник духа.
   Непосредственно после, Литургии началась вечерня. О ней так сказал в своем слове Владыка Лавр:
    «О преклоняющих свои сердца пред Богом и колена, Господу помолимся».
   Скоро на вечерне, которую мы совершим сейчас после Литургии, мы с вами услышим это моление Святой Церкви и затем, по ее призыву, впервые после праздника Святой Пасхи, склонимся коленопреклоненно в наших молитвах к Богу.
   На церковном языке нынешний праздник называется Пятидесятницей, потому что Господь наш Иисус Христос, вознесшись на небо, ниспослал от Бога Отца Духа Святого на Своих Апостолов в пятидесятный день по Своем Воскресении.
   О самом событии сошествии Святого Духа повествует подробно апостольское чтение сегодняшнего дня, которое мы с вами слышали в начале Литургии.
   На всенощных бдениях мы часто с вами слышим слова церковной песни: «Святым Духом всяка душа живится и чистотою возвышается». Да, действительно, Святым Духом мы оживотворяемся, возвышаемся к святости Его. Подобно тому, как всякое растение тянется к солнцу, к свету, к теплу, так и наша душа и наш дух — жаждет Бога, ищет веяния Его Духа, стремится к небу, в горний мир.
   Все мы с вами сподобились принять благодать Святого Духа в таинстве Миропомазания, но своими греховными делами мы отгоняем от себя эту благодатную и живительную силу.
   Теперь же мы с вами на вечерни услышим молитву: «О преклоняющих свои сердца пред Богом и колена, Господу помолимся». Это впервые после праздника Святой Пасхи, Святая Церковь повелевает нам преклонить колена во время чтения трех молитв, в которых мы будем просить Господа даровать нам благодать Святого Духа, как Он в сегодняшний день ниспослал ее Своим Апостолам в Сионской Горнице.
   Слушая коленопреклоненно эти молитвы, будем от всего сердца взывать к Богу: «Господи, иже Пресвятаго Твоего Духа в третий час Апостолом Твоим ниспославый, Того, Блаий, не отыми от нас, но обнови нас молящихтися» .
   После окончания вечерни вышел с крестом Вл. Аверкий. Всех приглашая к трапезе, он с трогательной теплотой приветствовал собравшихся, являя ту благодатную духовную близость, которая, милостью Божией, связывает монастырь с его паствой.
   Столы были разставлены во всех возможных помещениях, очень обширных, в частности, и в особом огромном здании недавно сооруженном архимандритом Пантелеимоном, и все же в главной столовой пришлось некоторым трапезовать во вторую очередь …
   Как всегда то бывало, после трапезы превратилась вся окружающая местность в радостное взаимообщение всего духовно породнившегося множества молящихся. Шли, конечно, и беседы паломников с личным составом монастыря, тоже естественно высыпавшимся наружу. Понемногу совершался разъезд тех, кто прибыли на эту лишь нарочито торжественную службу. Но очень значительная часть, большая, чем то бывало обычно, оставалась в монастыре и на следующие дни …
   Второй день Св. Троицы — Духов День — был нашим престольным праздником. Народу было по прежнему очень много — теперь уж никто, за какими-нибудь редкими исключениями, не думал об отъезде. Молитвенность как бы только усиливалась — втягивались все больше молящиеся в храмовую молитву в условиях монастырского благолепия, духовно-проникновенного. Утешением и для постоянных участников монастырского богослужения была непривычная атмосфера многочисленного церковного народа, поглощенного молитвенным вниманием. Вечером было малое повечерие с каноном Святому Духу. Нижеследующее слово произнес Владыка Аверкий:
    «Пятидесятницу празднуим, и Духа пришествие …»
   Так взывает к нам в самом начале сегодняшнего богослужения Святая Церковь. Это значит: «Будем праздновать Пятидесятницу, и пришествие Духа!"…
   В пятидесятый день по Своем Воскресении Господь Иисус Христос, исполняя Свое обещание, данное Своим ученикам и Апостолам на Тайной Вечери, ниспослал им Духа Святого, и с той поры Дух Святый пребывает в истинной Церкви, и через нее сообщается всем истинно-верующим. В истинной Церкви — приходится в нынешнее время, братие и сестры, это особенно подчеркивать, ибо никогда еще не были столь напряженными в мире стремления, вместо истинной Церкви Христовой, создать«лжецерковь» - ту «лжецерковь, которая в Апокалипсисе возлюбленным учеником Христовым Иоанном изображается в виде жены-блудницы, седящей на красном драконе. Как нам в нынешнее время понятен этот страшный образ! Как страшна сама эта лжецерковь, и как мы должны опасаться того, чтобы не очутиться нам, вместо истинной Церкви Христовой, в лоне этой лжецеркви! А это так легко при нынешних безчисленных соблазнах, при той страшной сатанинской лжи, которая повсюду сеется в современном мире!
   Для того, чтобы получить благодать Святаго Духа, без которой нет и не может быть вечного спасения, необходимо принадлежать к Истинной Церкви Христовой, которая одна только есть сокровищница благодати Святаго Духа.
   Дух Святый — Он «жизни Податель»: от Него исходит вся жизнь — он дает жизнь всем тварям, как эту временную земную жизнь, так, в особенности, вечную безсмертную жизнь всем людям.
    «Святым Духом всяка душа живится, и чистотою возвышается, светлеется Троическим единством священнотайне» (утрен. антифон 4 гл.).
   Празднество в честь Сошествия Святаго Духа есть вместе с тем и празднество в честь Сей Пресвятой Троицы, Которая Вся принимала самое деятельное участие в домостроительства нашего спасения — спасения человеческого рода.
   Вот почему так велик, так славен нынешний праздник, именуемый Троицыным-днем!
   Один из наших духоносных святителей выразился однажды дерзновенно так: «Велик и славен праздник Рождества Христова; несравненна слава праздника праздников и торжества торжеств Светлого Воскресения Христова, но ни от одного, ни от другого не было бы нам никакой пользы,если бы не сошел ныне Дух Святый» .
   Вот, какой это великий праздник, возлюбленные о Господе братие и сестры! И как не праздновать его нам светло и радостно, умоляя Духа-Утешителя, чтобы Он пришел к нам и вселился в наши души, как учит нас молиться Святая Церковь, не только сегодня, но и постоянно во всех ежедневных молитвах:«Прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша!» Ибо благодать Святого Духа тем велика и важна для нас, что она очищает нас от всякой греховной нечистоты. Единственное зло в мире, мешающее нашему спасению, это — грех, омрачающий наши души, оскверняющий нас и делающий нас неспособными к вечной, блаженной, нетленной жизни, уготованной нам любящим Богом-Отцом, ради крестных заслуг нашего Спасителя Господа Иисуса Христа. Дух Святый уврачевывает все наши греховные язвы и делает нас «новою тварью», способной для вечной нетленной жизни. Аминь.

Освящение нагорного креста в Св.-Троицкой Обители.

   В третий день праздника Пресвятой Троицы, после отпуста Божественной литургии, торжественным крестным ходом духовенство и богомольцы шли на освящение нагорного креста.
   Новый, огромных размеров православный восьмиконечный крест, воздвигнутый семинаристами 5-го курса Св.-Троицкой семинарии, возвышается над всем монастырем на высоком холме, к западной границе монастырских земель. Крест в высотой 34 фута с главной перекладиной в 12 футов ширины. Он построен из калифорнийского красного дерева, и подножием служит большая Голгофа из белого мрамора с скульптурной главой Адама и с церковнославянской надписью «Возносите Господа Бога нашего и поклоняйтеся подножию ногу Его, яко свято есть». С другой стороны Голгофы — плитка со словами: «Сей честный крест водружен во славу Святые Единосущные, Животворящие и Нераздельный Троицы студентами 5-го курса Св.-Троицкой Духовной Семинарии с помощью щедрых жертв благочестивых православных христиан в лето от Рождества по плоти Бога Слова 1971 месяца мая». Крест обнесен оградкой тонкой работы, со скамьями.
   Этот крест не есть какая-нибудь заказная работа исполненная нанятыми мастерами. Все было сделано самими студентами: проект со всеми подробностями выработан сем. Стефаном Сабельником, и в виде обращения фотостаты проекта были разосланы с просьбой пожертвовать на это доброе дело. Инженером постройки самого креста был сем. Виталий Кичаков, и все принимали участие в постройке; яму для фундамента копали также все, и в последние дни перед Троицей окончание креста составляло своего рода общее послушание для 5-го курса. Глава Адама высечена из мрамора собственноручно Стефаном Сабельником, который и залил в пластику медный крест для прикладывания. Оградка исполнена Виталием Кичаковым, а Голгофа — диаконом Георгием Шереметевым и другими.
   День освящения креста был особым праздником для семинаристов 5-го курса. Весь курс прислуживал на архиерейской литургии (кроме о. Георгия, который служил) и затем все принимали участие в крестном ходе и в самом чине освящения. После литургии крестный ход с еп. Манхэттенским Лавром вышел из Троицкого собора под пение «Иже крестом ограждаеми» и шел по тропинке мимо монастырского озера и через лесок на горку, где встречал его архиепископ Аверкий с другой группой духовенства. Владыка Аверкий освящал крест и произнес поучениие на тему «Крест — язва бесам», в котором он упомянул сатанинскую ненависть безбожной власти к крестному знамению, уничтожение ею православных кладбищ на родине, где леса крестов мучили их совесть. Владыка прибавил, что не напрасно темные силы боятся креста, ибо, по словам песнопения, «оружие на дивола крест Свой дал еси нам, трепещет бо и трясется, не терпя взирати на силу его» .
   Нагорный крест построен оканчивающими семинаристами студентами на память, в честь своего духовного воспитания здесь и в пример будущим семинаристам. Выражается глубокая благодарность всех пятикурсников тем, кто своими щедрыми пожертвованиями оказывали помощь в сооружении креста.

СЕМИНАРСКИЙ ПРАЗДНИК.

   Акт семинарии, двадцать четвертый, прошел успешно при исключительно большом участии друзей нашей обители и семинарии. Установилась уже традиция прохождения этого торжества. В три часа молебен, на который преподавательский персонал мирской, как и приехавшие преподаватели других учебных заведений, идут процессией в соответственных одеяниях, причем в храме мужчины помещаются с правой стороны, женщины же с левой. Молебен был совершаем сонмом монастырского духовенства, возглавленным Владыкой Аверкием. Три приехавших Владыки — архиепископ Никон, архиепископ Антоний Сан-Францизский и епископ Лавр служили Божественную литургию, которая прошла тоже исключительно молитвенно и с большим количеством молящихся. Возглавлял литургию Владыка Никон, сказавший проникновенное слово, посвященное прославление святых. Вообще, приезжих друзей было больше, чем когда-либо. В составе служащего духовенства были два кончающих студента, о. Александр Лебедев и дьякон о. Георгий Шереметев. Обслуживали это богослужение, как и литургию, оканчивающие. После соответственных многолетий, все проследовали — преподавательский состав опять стройной процессией — в большой семинарский зал, который оказался переполненным до отказа.
   Всем народом пропето было «Царю Небесный», а потом на органе были исполнены гимны американский и «Боже Царя Храни».
   За председательским столом сидели четыре архиерея,, представитель Штата Нью-Йорк, помощник заведующего делом высшего образования др. Альберт Бэрриан, декан семинарии Е.Е. Алферьев и старый друг семинарии, неопустительно выступающий каждогодно на нашем акте, ректор ютикской семинарии Бойд Гольдер.
   Как всегда, вступительное слово произнесено было председателем собрания ректором семинарии Владыкой, Аверкием.
   Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!
   От имени нашей Cв.-Троицкой Духовной Семинарии сердечно приветствую всех здесь собравшихся для того, чтобы отпраздновать завершение 23-го учебного года и очередной выпуск закончивших в нынешнем году полный курс наук новых «бакалавров Богословия».
   Уже не в первый раз наш Акт совпадает с празднованием памяти Всех Святых, каковое есть не что иное, как мощный призыв нашей Святой Церкви к святости, являющейся высшей целью всех стремлений христианина. Воплотившийся Единородный Сын Божий — Господь наш Иисус Христос сошел на землю не для чего-либо другого, как именно для того, чтобы призвать всех людей от греха к святости . Для этого именно и основана Им на земле Святая Церковь, которой Он дал великое обетование: «Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ея» (Мф.16:18). Церковь — это сокровищница благодати ниспосланного Им в день Пятидесятницы Святаго Духа. Без этой Божественной благодати невозможно достижение святости, или того христианского совершенства, к которому Сам Господь призывал еще в начале Своей проповеди, сказав: «Будите убо вы совершены, якоже Отец ваш Небесный совершен есть» (Мф.5:48). Вот какой высокий идеал поставил нам наш Спаситель!
   Назначение Церкви Христовой и учрежденного в ней пастырства и состоит в том, чтобысодействовать людям в достижении этого высокого идеала. Но для того, чтобы быть в состоянии помогать в этом другим, пастыри должны сами поставить себt главной целью своей жизни стремление к этому идеалу. К этому и зовет пастырей Церкви Сам Пастыреначальник-Христос, сказавший Своим ученикам, а в их лице и всем их преемникам-пастырям: «Вы есте соль земли … Вы есте свет мира» (Мф.5:13-14).
   Это должны хорошо знать и помнить всегда наши семинаристы, которых мы готовим в нашей Семинарии для предстоящего им высокого пастырского служения. В наше печальное время всякой лжи и всевозможных извращений многие пастыри, к несчастию для себя и для своих пасомых — для всей Церкви, уже не понимают или не отдают себе ясного отчета в том, в чем, собственно, заключается их назначение. Увлекаются зачастую всем чем угодно и весьма легко отвлекаются от своего прямого служения интересами, нередко ничего общего не имеющими с идеалом святости, а часто — и прямо-противоположными ему. Политиканствуют, стремятся «играть роль» в общественной жизни, угождают для этого «сильным и славным мира сего», занимаются стяжательством и обогащением, вступают даже в содружества и сообщества, нередко враждебный истинной вере и Церкви Христовой. Страшно сказать, до чего дошла, например, московская патриархия, ставшая с 1927 года, со времени постыдной декларации митрополита Сергия Нижегородского, на путь не только признания законности богоборческой власти, поработившей нашу несчастную Родину-России, но и на путь тесного сотрудничества с ней, вплоть до полного подчинения ей и ее богоборческим планам овладения всем миром.
   Это, в сущности, есть уже отречение от Христа и Его Божественных заветов, полное обмирщвление Церкви, слияние ее с тем «миром», который, по слову Апостола, «весь во зле лежит» (1 Ин.5:19). Базируясь на этих словах возлюбленного ученика Христова, мы можем смело утверждать, что недалеко от «лукавых делателей» московской патриархии и всех сотрудничающих с безбожниками отошли и все те пастыри, которые видят свое призвание и назначение в чем-то другом, чисто-земном, а не — в идеале святости.
   Наша Свято-Троицкая Духовная Семинария с самого начала своего существования поставила себе задачей подготовку истинных пастырей Христовой Церкви, без каких-либо отклонений или извращений, ставших теперь весьма «модными», но делающих этих современных пастырей, по выражению Самого Христа-Спасителя, «солью обуявшей» (Мф.5:13), то есть потерявшей свою силу, свою «соленость», а потому — и ни к чему негодной. В значительной степени, по вине именно таких лжепастырей — человекоугодников, следующих духу времени, а не заветам Христовым и идеалу святости, и оскудела так истинная вера в современных людях.
   Братие-семинаристы, оканчивающие ныне курс наук в нашей Семинарии, к Вам, в первую очередь, наше слово! Пять лет старались мы внушить Вам то, что, по словам Самого Христа-Спасителя, есть«единое на потребу» (Лк.11:41). Мы хотим надеяться, что труды наши не остались совсем безплодными. Мы ждем от Вас, что Вы оправдаете наши надежды и станете добрыми пастырями Христовой Церкви — теми истинными пастырями, в которых наша Церковь теперь так особенно остро нуждается. Бог Вам в помощь!
   Братие-семинаристы, еще продолжающие свое обучение! Не тратьте зря драгоценного времени! Осознайте, как великую милость Божию к Вам, то, что Вы здесь находитесь, и цените Ваше пребывание в нашем монастыре и семинарии превыше всего на свете! То, что Вы здесь получаете и еще можете получить, несравнимо, по своей безмерной ценности, ни с какими тленными благами мира сего, во зле лежащего. Уже одно то, что Вы сюда пришли, дает нам право ожидать и требовать от Вас особого настроения и поведения, отличного от настроений и образа жизни современной светской молодежи. И мы хотим верить, что Вы не напрасно сюда пришли и что Вы так же, со всей серьезностью, будете готовиться к тому, чтобы, во всеоружии, когда придет время, посвятить себя на служение Церкви.
   А всех сочувствующих нам и нашему святому делу мы усердно просим: помогите нам, кто как и чем может! Мы нуждаемся и в моральной и в материальной поддержке, но более всего — в присылки нам достойных кандидатов для подготовки к священству. Находите нам таких, действительно подходящих по настроению, и убеждайте их отправиться к нам для поступления в семинарии! Становитесь нашими соработниками и сотрудниками на святой ниве Божией!
   Милость Божия буди со всеми вами! Аминь.
   Выслушано было с глубоким вниманием слово Владыки Аверкия. Затем слово было предоставлено Владыке Никону. Он сказал, что, являясь представителем Синода, замещает он, вместе с тем, Митр. Филарета, который, отбыв во Францию, просил его об этом. Владыка Никон засвидетельствовал прекрасную репутацию, обретенную семинарией во всей Зарубежной Руси. Отметив, что окончившие Св.-Троицкую семинарию являют прекрасное знание устава и полное понимание всех особенностей нашего богослужения — украшением нашей Церкви назвал Владыка Никон пастырей, получивших в ней подготовку к пастырскому служению. Лично от себя Владыка Никон приносит дар оканчивающим Семинарии от своих трудов — новое издание 1-го тома им изданного собрания сочинений Владыки Антония, а также том этого собрания, содержанием которого является учение о пастырстве. Присоединяет Владыка и только что вышедшую брошюрку с описанием его путешествия по Австралии, которое особенно отчетливо являет острую нужду в пастырях, испытываемую нашим Зарубежьем.
   Слово предоставляется Владыке Антонию. Отметив, что в Калифорнии хорошо знают и очень любят многих из новых бакалавров, Владыка остановился на общей теме — о нужде в пастырях, причем живо и образно обрисовал самую сущность пастырства. Привел он два евангельских текста — слова Спасителя: «Возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как он побелели и поспели к жатве» (Ин.4:35) и «молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву» (Лк.10:2). Напомнив тут же о юбилее Достоевского, которого назвали «защитником Православия», когда шла речь о месте его погребения, Владыка, вникая во внутреннюю природу пастырства, привел из «Братьев Карамазовых» слова Алеши, обращенные к мальчикам — будущим деятелям: «Будем, во-первых и прежде всего, добры, потом честны, потом — не будем никогда забывать друг друга». Обращая свой взор к пастырству, в котором наблюдается такая нужда пред лицом имеющейся жатвы, Владыка так применил эти три совета к тем, кто готовятся быть пастырями: «Проповедуя всеблагость Божию, будьте сами добрыми; проповедуя всеправедность Божию, будьте сами честны; проповедуя о Святой Троице, Боге нашем, в Котором личные свойства Трех Лиц сохраняются при единстве Божества, уподобляйтесь Богу в стремлении никогда не забывать друг о друге». Вот та форма, в которую естественно облекается любовь, которая должна проницать все существо пастыря поскольку он есть тот истинный пастырь, которого ждет томящаяся жатва… Так приветствовал Владыка всех сейчас на путь пастырства становящихся, призывая на них благословение Божие…
   Слово далее было дано Гольдеру. С любовью стал он вспоминать свое первое знакомство с теми двумя приезжими из России, которые потом такое видное место заняли к образе ныне здравствующего архимандрита Пантелеимона и почившего архимандрита Иосифа — как они начали строить храм. Вспоминал он тут же и появление рядом с ними Н.Н. Александрова, с деятельной помощью которого так широко развернулось начатое дело. С умилением аттестовал оратор то, что так было создано — это образцовое сожительство трудящихся, в молитве и работе неустанной находящих ни с чем не сравнимую радость жизни. В сознании др. Гольдера достижения Св.-Троицкого монастыря и семинарии приобретают облик некоего предельного успеха демократии, осуществляемого свободным молитвенным общением … Отмечал он тут же и явленное этим трудом огромное достижение в области печатания и распространения Слова Божия, в образе и периодических изданий и ценнейших книг и брошюр — громадные цифры приводил он, которые свидетельствуют о значении всего в этом направлении сотворенного…
   Когда смолкли рукоплескания, вызванные прочувствованным сообщением Гольдера, Владыка Аверкий предложил всем собравшимся пропеть Вечную Память тем двум недавно почившим трудникам, которых с такой любовью помянул др. Гольдер. Тут же отметил Владыка, что последним достижением Н.Н. Александрова было здание, в котором мы сейчас заседаем, причем он не успел полюбоваться третьим этажом его, в котором с такой полнотой удобств пребывает сейчас семинария…
   Все встают. Весь переполненный зал едиными усты и единым сердцем поет им Вечную память…
   Короткое следует, исполненное теплого сочувствия, приветствие представителя Штата Нью-Йорк, помощника ведающего делом высшего образования др. Альберта Берриан, которое вызывает долго не смолкающие рукоплескания.
   Следует выдача наград. Приглашается к столу Княгиня Вера Константиновна, неизменно своим присутствием украшающая семинарский акт и несказанно возвышающая ценность наград тем, что из ее рук получают студенты наградные книги. Особенно сильно это сказалось в этом году, так как в виде наград все получили одну и ту же книгу: «Государь Император Николай Александрович». Сборник памяти 100-летия со дня рождения. Под редакцией Сергея Завалышина».
   Аплодисменты значительно усиливаются, когда наступает очередь получения дипломов. Каждый вызываемый получает диплом от Владыки Аверкия, а затем подходит под благословение к трем другим apxиepeям и получает рукожатие от др. Гольдера и др. Алберта Берриана.
   Этим завершен был акт, и оставался только самый, так сказать, патетический момент его: обращение к собравшимся с приветсвием тех, кто выходили в жизнь бакалаврами богословия.
   Вышел Стефан Сабельник. Помещаем его слово полностью:
   «Ваши Преосвященства, Ваше Высочество, отцы и братия, Милостивые Государыни и Милостивые Государи:
   От всей души благодарим всех Вас за то, что прибыли сюда к нам и разделяете это наше торжество. Особенно от глубины души благодарим ректора нашего, преосвященнейшего Владыку, декана нашего и всех преподавателей и наставников наших за труды, терпение и ту любовь, которую Вы нам оказывали во время нашего пребывания здесь. Живя и учась здесь, мы не чувствовали себя просто в каком-то высшем учебном заведении, но, разделяя труды и празднствования, как семинарские, так и монастырские, мы сроднились с Вами, мы чувствовали себя членами этой благодатной семьи. Как верный сын никогда не забывает своих родителей и их наставления, но во все дни своей жизни помнит их и следует им, так и мы никогда не забудем Ваши заботы и наставления и всегда будем дорожить ими и помнить их.
   Также от всей души благодарим всех отцов и братий этой святой обители, в стенах которой мы находили защиту от житейской суеты. Мы можем, поистине, сказать словами псалмопевца Давида, что«Господь вселил нас на месте злачне, и на воде покойне воспитал нас» . Наше пребывание здесь было подобно кораблю, который стоит в тихой пристани и нагружается товарами. Стены монастыря защищали нас от бурных волн, которые сейчас охватывают современный мир, и мы смогли не только получить знания, но, что гораздо важнее, мы получили духовное воспитание. Сейчас перед нами стоит трудная задача: отправляясь в житейское море, не только спасать свои души, но и вести вверенных нам чад в тихое пристанище Славы Царя Небесного. Просим же всех Вас не забывать нас, особенно в Ваших молитвах, чтобы Господь помог нам быть не только на словах, но и на деле истинными пастырями Христа Бога нашего и Его Святой Церкви, которую Он стяжал честною Своею кровию».
   Сказанное с искренним и большим подъемом, это слово вызвало аплодисменты восторженные, относимые, конечно, не только к этому слову, как таковому, но и ко всему выпуску, в своей духовной целостности ставшему как никогда то не было духовно-близким всем участникам этого торжества.
   Второе слово приветственное от лица оканчивающих сказал по английски Иоанн Шо. Он с благодарностью вспоминал пять лет занятий, проведенных под руководством опытных и образованных педагогов и при том в ближайшем общении с храмом, который стал всем им родным — всем, пусть и были они представителями трех континентов, здесь, однако, приведенных к полному духовному единству. Но не это еще главное достижение! Сейчас, в дни общего увлечения экуменизмом, когда все оказалось относительным в процессе взаимного общения, всех к единству приводящего, они ощутили в своем сердце неотрывную принадлежность общую к Церкви, — той, которую никакая врата ада не одолеют и о которой сказано в Символе Веры: «Верую во Едину, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь» . Эти слова написаны в сердцах всего класса семинарии, окончившего ее в 1971 г., и они уповают, что Господь даст им всем силу оставаться едиными в своей верности Истинной Православной Bере.
   Сочувственными аплодисментами сопровождается и это слово, глубоко значительное.
   Этим завершен акт. Все встают — поется «Достойно есть …»
   Все приглашаются в помещение семинарии, куда прямой ход по внутренней лестнице и где все классы и залы приготовлены для приема гостей за чашкой чая.
   Bcе ощущают удовлетворение — не было еще акта, с таким подъемом проведенного, что определяется тем, что весь выпуск оказался проникнут подлинным пафосом пастырства, в полном своем составе отдавая себя священству. И как бы некими именинниками ощущаются всеми «выпускники», незримо осеняемые Крестом, ими совместно водруженным в месте, которое сделало их исповедниками Истинной Церкви в ее Православной Русскости.
   Список семинаристов, получивших награды:
   I курс: Берчел Христофор; Побджой Ангий; Фер Анастасий. II курс: Слободской Алексей; Стецко Георгий. III курс: Котляров Андрей. IV курс: Капрал Игорь; Котар Сергий; Потапов Виктор. V Кичаков Виталий; Лебедев о. Александр; Лукьянов Павел; Павленко Стефан; Петренко Георгий; Сабельник Стефан; Семовских о. Петр; Шо Иоанн.
   Список семинаристов, окончивших семинарию:
   Ган Серафим; Кичаков Виталий; Лебедев о Александр; Лукьянов Павел; Павленко Стефан; Петренко Георгий; Сабельник Стефан; Семовских о. Петр; Шереметев о. Георгий; Шо Иоанн.

«ВТОРЫЙ ПРЕДТЕЧА ПРИШЕСТВИЯ ХРИСТОВА».

    «Во плоти ангел, пророков основание, вторый предтеча пришествия Христова» … такими словами Святая Церковь прославляет великого ветхозаветного праведника, жившего еще эа 900 лет до Рождества Христова — святого славного пророка Божия Илию, который необычайно-строгой подвижнической жизнью соею походил скорее на Ангела, чем на человека.
   Но почему Святая Церковь именует его «вторым предтечей пришествия Христова»?
   Потому, что как перед первым пришествием Христовым в мире явился сначала святой Иоанн Креститель «духом и силою Илииною» (Лк.1:17), так перед вторым пришествием Христовым явится на земле сам пророк Илия  (см. Малах. 4:5), который, как мы знаем, не умер, но был вознесен на небо живым, с плотью своею, на огненной колеснице  (см. 4 Царств 2:11).
   Об этом повествует возлюбленный ученик Христов святой Иоанн Богослов в своем дивном Апокалипсисе. Святой пророк Илия, вместе с другим ветхозаветным праведником Енохом, который также был взят живым на небо за то, что «ходил пред Богом» (Быт.5:24), явится опять на земле во дни антихриста, чтобы пророчествовать и отвращать людей от поклонения антихристу. Тайновидец называет их обоих «свидетелями Божиими», «двумя маслинами» и «двумя светильниками, стоящими пред Богом земли» (Апок.11:3-11). Оба они — и Енох и Илия — будут пророчествовать тысячу двести шестьдесят дней (или 42 месяца или три с половиною года), то есть во все время господства антихриста, и будут совершать великие знамения и чудеса, чтобы убедить людей не признавать антихриста и не принимать начертания его на правую руку и чело  (Апок.13:16).
   Но по попущению Божию, «зверь, выходящий из бездны» , то есть сам антихрист, «сразится с ними, и победит их, и убьет их» (Апок.11:7).
   Знаменательно то, что «живущие на земле будут радоваться сему и веселиться, и пошлют дары друг другу, потому что два пророка сии мучили живущих на земле» (Апок.11:10).
   Как это так: «мучили»?
    «Мучили» тем, что взывали к их совести — старались пробудить их спящую совесть — отвратить их от поклонения антихристу и обратить к истинному Богу, ко Христу.
   Так всегда бывало с пророками Божиими, из которых никто, кажется, не окончил своей жизни естественной смертью — все были замучены и убиты людьми, коих они обличали за их греховную жизнь.
   Такая же участь постигает и тех, которые не желают «идти в ногу с временем», не хотят принимать участия в общем развращении нравов и пытаются пробудить совесть других указанием на погрешность или преступность избранного ими пути жизни, их недолжного настроения и поведения.
    Таких людей, желающих сохранить совесть свою чистою, остальные ненавидят и стремятся всячески их уничтожить — если не физически, то хотя бы морально.
   У нас нет данных утверждать, что антихрист уже пришел, но… только совершенно слепые духовно люди могут не видеть, какая бешенная идет сейчас в мире подготовка к его скорейшему приходу и воцарению. Над этим, с необыкновенной энергией, достойной лучшего применения, работают его верные слуги, уже заранее продавшие ему свою душу за деньги и всевозможные земные блага: за почести, власть и господство в человеческом обществе, за всякого рода плотские удовольствия и наслаждения, чтобы получить возможность невозбранно и безнаказанно ими пользоваться.
   Из многих предсказаний еще древних отцов Церкви мы знаем, что большинство людей, принадлежащих ко всем вероисповеданиям, в том числе и к нашему православному, не исключая священнослужителей, с восторгом примут антихриста, как своего владыку и царя, поклонятся ему и начнут преследовать и уничтожать всех, кто станет антихристу противиться.
   И хотя антихриста, как одной определенной личности, мы еще не видим, уже теперь происходит в мире среди людей «отсеивание»: одни «идут в ногу» со слугами грядущего антихриста, покупаются за деньги и прочие земные блага и завербовываются в его лагерь, другие — решительно сторонятся, отмежевываются и отходят от них прочь, возбуждая к себе злобу и ненависть первых.
   Братие! Время сейчас стало настолько лукавым, люди так изощряются в обмане, фальши, лукавстве и лжи, что надо быть особенно бдительными, сугубо внимательными и осторожными в подходе к ним, чтобы не прельститься их вкрадчивыми словами и не запутаться в сетях антихристовых. Не доверяйте никому, кто подходит к вам с какими бы то ни было льстивыми предложениями, с выгодными обещаниями, хотя бы то были лица, облеченные в духовную одежду, если только вы знаете, что они близки к каким-нибудь сомнительным или явно-антихристианским организациям, если они ведут дружбу с врагами Христовыми, а особенно — если они получают деньги от них под каким бы то ни было благовидным предлогом.
   Наступило время, когда более, чем когда-либо прежде, необходимо тщательно разбираться, кто из носящих высокое звание пастырей Христовой Церкви действительно служит Христу, а кто ужепродался слугам грядущего антихриста и тем самым, вместо Христа, служит антихристу, — чтобы, вместо истинного пастыря, не пойти за «волком», хотя бы он и был одет в овечью шкуру.
   Особенно опасны из таких лжепастырей те, которые, под предлогом «неосуждения» и «христианской любви и всепрощения» проповедуют необходимость мира со всеми. Будем помнить, что мир с антихристом (как и со слугами его) есть уже измена Христу — вражда против Христа!
   Ибо «кое причастие правде к беззаконию? Или кое общение свету ко тьме? Кое ли согласие Христови с Велиаром? Или кая часть верну с неверным?» (2 Кор.6:14-15).
   Даже самое малое заигрывание «со слугами Антихриста и угождение им с какой бы то ни было благовидной целью — уже преступно и не пройдет даром. Не напрасно старая русская поговорка гласит: «Скажи, с кем ты знаком, а я скажу, кто ты таков!»
    В наше лукавое время всем нам, желающим сохранить верность Христу Спасителю, более всего нужна пламенная ревность, которой так прославился святой славный пророк Божий Илия, и, вместо какого бы то ни было соглашательства с слугами антихриста, должна быть полная непримиримость к ним, хотя бы это грозило нам временной смертью. Вспомним, как Енох и Илия, после убиения их зверем-антихристом, вновь ожили: «после трех с половиною дней вошел в них дух жизни от Бога, и они оба стали на ноги свои, и великий страх напал на тех, которые смотрели на них» (Апок.11:11).
   А затем явится Сам Господь Иисус Христос, Который убьет антихриста «духом уст Своих, и истребит явлением пришествия Своего» (2 Фес.2:8), после чего время прекратится, наступит кончина века сего и откроется Страшный Суд.
   Братие! Если вы услышите, что кто-нибудь с насмешкой, с иронической улыбкой на лице или же со злобой и раздражением относится к проповеди о приближении времен антихриста, Второго Пришествия Христова, кончины века и Страшного Суда, знайте, что вы имеете дело с лицом, уже так или иначе вовлеченным слугами антихриста в подготовку его скорейшего прихода и воцарения на земле. Бойтесь таких людей, как разрушителей нашей святой веры и Церкви!
   На Страшном Суде откроются их «тайная», и все они, вместе с антихристом и его слугами получат праведное воздаяние в «озере, огненном, горящем серою» (Апок.19:20). А для праведников, подобных святому пророку Илии, и для всех, кто не поклонился и не пошел на службу антихристу, но честно и ревностно противостоял ему, начнется вечная блаженная жизнь в том «Новом Иерусалиме» , который удостоился видеть святой Тайновидец сходящим от Бога с неба  (Апок.21:2).
    «Имеяй уши слышати, да слышит!» — Аминь.

Светлый день Свято-Троицкой обители и семинарии.

   В своей неизъяснимой и неповторимой качественности «Дома Божией Матери» с особенной наглядностью явила себя Русь «Святой Русью», как совершенно естественно, без всякой с нашей стороны притязательности, обозначилось наше Отечество в сознании и нас самих и всего окружающего нас мира. И едва ли не лучшее воплощение обрело это благодатное осияние — в Образе Божией Матери именно Казанская, который еще в большей степени, чем образ Божией Матери Владимирская, так же наглядно свыше нам дарованный, озарил Своим чудодейственным светом, как в своем подлиннике, так и в неисчислимом множестве воспроизведений, нередко обретавших и свойство чудотворения, весь русский быт — и это не только в его проявлениях Богослужебных, но и в каждодневной жизни чуть не каждого русского семейного очага. Надо ли говорить, какое исключительное значение обретал поэтому поместно день памяти этих Святых Икон — особенно Казанская, который буквально озарял наше бытие, как Святой Руси. А для нашей обители этот праздник приобретает и «семейный» характер: с ним совпадает день Ангела нашего настоятеля Владыки Аверкия. И эту «семейность» не только не нарушало, а, напротив, значительно усилило прибытие болгарского епископа Кирилла, лично связанного с Владыкой. Но даже нечто большее, чем личную теплоту, привнес Владыка Кирилл: в своей церковной русскости, как бы органически ему присущей, Владыка Кирилл воскрешал наше святое прошлое в его исторической сущности — обще-православной, а, в частности и нарочито, обще-славянской. Мы как бы превращались из благочестивых наследников-хранителей нашего личного, ныне тиранически придавленного святого прошлого в живых участников Живого Целого, каким являла себя Россия Историческая в своей Православной Русскости…
   Владыка Кирилл прибыль со своим спутником, молодым архимандритом, как то бывало и раньше, за два-три дня, проведя их в полном слиянии с братией, вместе с нами готовясь к празднику и в нем участвуя на нашем, и для него родном, языке. Богослужения протекали особенно молитвенно, объединяя не только всю братию и семинарию, но и всех насельников нашего монастырского «посада», как и некоторых друзей, нарочито прибывших на наш праздник. Владыка Аверкий, несмотря на свое нездоровье, служил с обычным духовным подъемом. Праздник протекал — действительно, насыщенный благодатью, ему присущей, будучи, как всегда, предварен приуготовительной службой, когда прочтен был Акафист Божией Матери. И как-то совершенно естественно вышло, что на богослужениях не возникало никакого нарочитого чествования столь дорогого всем участникам богослужения именинника: молитвенность духа поглощена была всецело несказанно великим содержанием церковности дня. И даже трапеза, после литургии, протекавшая в слушании чтения, посвященного Иконе Божией Матери Казанская, не вызвала формальных приветственных речей, но завершилась только многолетствованием дорогого именинника и личными выражениями ему приветствий. И только чашка чая семинаристов, в семинарском зале, с участием братии и дорогого болгарского гостя, явилась как бы формальным чествованием Владыки. Во что же она превратилась?
   Открылась беседа прочтением семинаристом старшего курса Игорем Капралом поздравительного адреса. Приводим его полностью.
    Его Высокопреосвященству Высокопреосвященнейшему Аверкию, Архиепископу, Сиракузскому и Троицкому, Ректору Свято-Троицкой Семинарии Русской Православной Церкви Заграницей.
   Ваше Высокопреосвященство, дорогой Владыко, милостивый Архипастырь и Отец!
   В сей день празднования Святою Церковью памяти Вашего небесного покровителя Святого Равноапостольного Аверкия, Епископа Иерапольского, Чудотворца, своею кротостью и смирением победившего «демонов мечтания», силою же веры и молитвы «страсти умертвив» и просветив «сущая во тьме», мы, любящия Вас Ваши духовные чада и ученики, взирая на Ваши подвиги подражания житию Вашего великого и дивного Святого, единым сердцем и всею душею поздравляем Вас и усердно молимся о Вашем здравии и долгоденствии.
   В наше страшное предантихристово время, не только среди «внешних» творятся неслыханные доселе и отвратительнейшие преступления, но и у верных в самой Церкви Христовой появились архипастыри и пастыри «глаголющии развращенная» (Деян.20:30), так что на многих верующих исполняются пророческие слова Иеремии-пророка: «пастыри их совратили их с пути, разогнали их по горам» (Иер.50:6).
   Мы не знаем, как благодарить Бога, по Своей неизреченной милости сподобившего нас окормляться под Вашим святительским омофором.
   Да дарует Вам Господь Бог наш Иисус Христос «право правити слово Своея Истины» на благо Святой Церкви на многая, многая лета!
   Ис полла эти, дэспота!
   Вашего Высокопреосвященства послушники-семинаристы: 22 октября 1971-го года. Св. равноапостольного Аверкия, Епископа Иерапольского.
   Выслушанный с сосредоточенным вниманием, адрес тут же был вручен Владыке. И с внешней стороны, украшенный прекрасным изображением иконы Божией Матери Казанская, он производил самое лучшее впечатление.
   Беседа началась естественно выступлением Именинника — и он нарочито придал ему «личный» характер — но в чем выражалось это «личное»? В том, что с самого детства Владыка был пронизан тем, что мы сейчас лучше всего обозначаем словами «православная русскость». Юным отроком оказался он выброшен из своего Отечества, ставшего добычей сатанистов, и очутился в духовно родственной нам Болгарии, где получил и среднее и высшее образование. И тут, делая живым участником нашего единения Владыку Кирилла, яркими чертами обрисовал Владыка Аверкий присутствующим то, как он, именно в болгарской среде, оказался окружен атмосферой, способствующей раскрытию в нем, во всем ее глубочайшем содержании, его исконной православной русскости, органически близкой в смысле даже языка той болгарской церковной элите, которая становилась родной и русскому пришельцу, отдающему себя Церкви … С затаенным дыханием воспринимали присутствующие это столь живое «личное», что пред нами разворачивал Владыка Аверкий и что укрепляло всех нас в своем «личном» устремлении становиться всецело «православно-русскими» — чем и определилось все дальнейшее течение беседы, необыкновенно живое и содержательное. Надо ли говорить, что украсил нашу беседу своим искренним и проникновенным словом Владыка Кирилл — но и все то, что говорили другие, в частности и сами семинаристы, сводилось исключительно, причем в глубокой «личной» искренности, к одному основному и все определяющему: к «личной» горячей устремленности к действительному овладению и самоотданию «православной русскости». Как это было легко в былой Болгарии, нашедшей свое яркое воплощение во Владыке Кирилле! Как это трудно в нашей современности, даже и зарубежно-русской! Но одно было отрадным для всех участников беседы — и это, как нечто даже несколько неожиданное, было подчеркнуто некоторыми из старших участников беседы: непосредственное ощущение идейной родственности, некоего глубинного духовного единомыслия и руководителей и руководимых в составе семинарии.
   И это «личное», как бы нарочито воплощаемое в личности чествуемого Владыки Аверкия, сделало празднование дня его Ангела обнаружением единодушного молитвенного устремления, в общении с нашим другом-болгарином, к духовному самоутверждению в «православной русскости», воплотившейся в Исторической России: исповедниками ее духовной сущности и являются насельники Свято-Троицкой обители и семинарии, окормляемых Владыкой Аверкием.

БЛАГОДАРНОСТЬ АРХИЕПИСКОПА АВЕРКИЯ.

   В виду невозможности для меня, не только вследствие многочисленности писем, а теперь еще и по причине моего болезненного состояния, ответить на все поздравления меня с днем памяти моего небесного покровителя Св. Равноапостольного Аверкия, Епископа Иерапольского, Чудотворца, я сим путем, чрез нашу «Православную Русь», выражаю всем поздравившим меня глубокую благодарность за память и любовь и взаимно всем благожелаю от всей души, молитвенно призывая на всех милость и помощь Божию, в коих мы в нынешнее страшное время все так особенно остро нуждаемся.
   Многие спрашивают меня в письмах, как мое здоровье, после перенесенной мною тяжелой болезни. На это я обычно отвечаю так: «Благодарю Бога за то, что уже в силах бываю совершать богослужения, хотя это и стоить мне большого труда и напряжения, после чего бывает опять большой упадок сил — обычное мое теперь состояние. Но, слава Богу, и за все!! В нынешнее время, при теперешних обстоятельствах и условиях лучшего желать и не приходится!»
   С любовью призывая на всех Вас благословение Божие, остаюсь Вашим искренним благодарным богомольцем, взаимно прося Вас молиться за меня, грешного!

Семинарский вечер в честь Ректора Св.-Троицкой Семинарии.

   4 ноября в день празднования Казанской Божьей Матери и Св. Равноап. Аверкия в новом актовом зале Свято-Троицкой семинарии состоялся торжественный вечер в честь тезоименитства ректора семинарии, Архиепископа Аверкия. К торжествам приехал из Толедо, шт. Охайо, Епископ Кирилл Болгарский в сопровождении отца архимандрита Иеремии Монияса. На всенощном бдении и в самый день Казанской Божьей Матери служили Архиепископ Аверкий и Епископ Кирилл с множеством братий монастыря. Семинарский хор под управлением иеромонаха Игнатия торжественно и чинно пел на всех богослужениях, и чувствовалась особая радость среди учащихся семинарии. Во время чтения часов перед Божественной Литургией некоторые семинаристы получили награды за свои усердные труды в семинарии и в монастыре. Выпускник прошлого года, чтец Георгий Петренко был посвящен в иподиакона, семинаристы 5 курса Сергий Котар и Игорь Капрал и 3-го курса Георгий Стецко посвящен в чтецы с получением ораря. По окончании Божественной Литургии Владыка Кирилл сказал очень трогательную проповедь на своем родном болгарском языке об общей любви болгар к русскому Царю-Освободителю и к русскому народу, и все почувствовали, что Православная Вера действительно объединяет всех славян в христианской любви. На Божественной Литургии были и прихожане из других приходов, и все с большой любовью поздравляли Владыку Аверкия после молебного пения.
   В пять часов вечера состоялся семинарский вечер, специально устроенный семинаристами честь столь любимого и уважаемого ректора Владыки Аверкия. Присутствовали Владыка Аверкий, Епископ Кирилл, архимандрит Пантелеимон, представители братии монастыря и все семинаристы, которые не были на послушаниях. После оживленного пения «Царю Небесный», все сели и немного закусили, а затем старший дежурный по семинарии Игорь Капрал прочитал и преподнес Владыке Аверкию очень художественно обработанный адрес большего формата от имени всех учащихся в семинарии. Замечательный по своему тексту адрес был специально приготовлен, по просьбе семинаристов, ныне почившим, столь уважаемым и любимым Протоиереем Серафимом Слободским. Протоиерей Серафим Слободской пользовался большой любовью в монастыре и семинарии, и Богу было угодно, что его последний художественный труд был посвящен ректору Свято-Троицкой семинарии.
   Владыка Аверкий, судя по выражению его лица, был очень тронут вниманием семинаристов и всех сердечно благодарил. В своем слове Владыка Аверкий разсказал немного о своей жизни в России и заграницей, и подчеркивал, что в жизни христианина нет ничего случайного, все делается по воле Божией. После слова ректора многие семинаристы выступали со словом и почти каждый подчеркивал столь великую деятельность Владыки Аверкия в делах семинарии и верность Владыки Христовой Церкви. Действительно, Св.-Троицкая семинария является единственным свободным духовно-учебным заведением, которое сохранило полную чистоту и верность Истинной Христовой Церкви. Выступали семинаристы почти из каждого курса; также было и приветствие от выпускников прошлого года.
   Епископ Кирилл выступал с очень трогательным словом о великом значении и почитании Свято-Троицкой семинарии среди других Православных Церквей, а также сердечно поздравил, как Владыка Кирилл выразился, нашего дорогого авву с днем его Ангела. Затем, все представители монастырской братии также говорили приветственные слова. По окончании вечера все пропели «Достойно есть» и затем «многая лета» ректору семинарии.
   На второй день торжеств все семинаристы присутствовали и пели на древней Литургии Апостола Иакова, брата Господня, память которого совершали в тот день. Литургия святого Апостола Иакова древнейшая Божественная Литургия, и все семинаристы радовались, что имели возможность помолиться на столь древней и редкой службе. Хор семинаристов усердно собирался на спевки, чтобы приготовиться к сложному пению литургии Апостола Иакова. Хор пел в середине храма, изображая народ.
   Семинаристы просят всех верных чад русской Православной Церкви не забывать имя нашего ректора, Архиепископа Аверкия, в своих святых молитвах, ибо под непосредственным руководством Владыки Аверкия готовят пастырей и служителей нашей столь гонимой Церкви.
   Семинарист 3-го курса.

Слово Архиепископа Аверкия при отпевании протоиерея Серафима Слободского в Свято-Покровском храме в г. Наяке.

    «Подвигом добрым подвизахся, течение скончах, веру соблюдох: прочее убо соблюдается мне венец правды, егоже воздаст ми Господь в день он, праведный Судия: не токмо же мне, но и всем возлюбльшим явление Его» (2 Тим.4:7-8).
   Так, надеемся, может дерзновенно сказать о себе словами святого Апостола Павла наш почивший батюшка «новопреставленный протоиерей Серафим», ибо он был воистину добрым пастырем, всею душею хранившим верность Христу-Спасителю и самоотверженно служившим делу спасения вверенной ему паствы. Он достиг теперь того, к чему стремился, и за него самого нам можно только радоваться, ибо он освободился от всех земных забот и скорбей: «Ныне упокоихся, и обретох ослабу многу, яко преставихся от истления, и преложихся к животу» , как поет от лица его сегодня Святая Церковь.
   Но для нас, еще остающихся на земле, его кончина является большой потерей и не может не вызывать скорби.
    «Не оставление ли это Божие!» хочется воскликнуть вмести с нашим великим светильником святителем Феофаном, Вышенким Затворником, у которого невольно вырвалось в свое время такое восклицание, когда он наблюдал печальную картину русской жизни во второй половине прошлого столетия, приведшую, в конце концов, к кровавым ужасам так называемой «революции». В самом деле: мало, очень мало остается таких истинно-добрых пастырей, каким был покойный батюшка о.Серафим с его чистой, светлой душой и таким настоящим открытым русским лицом. В наш век лукавства, фальши, неискренности, притворства, лицемерия, ласкательства и человекоугодничества он являл собою образ искреннего, честного, безкомпромиссного служения Богу и Его Правде. Не боясь никого и ничего, не думая о том, что он может как-то повредить себе, он, руководствуясь только голосом своей пастырской совести, которая у него была особенно чутка ко всякой неправде, открыто и смело выступал всегда в защиту Правды Божией, которая была ему всего дороже.
   И вот ой покинул нас, как раз в то время, когда мы уже потеряли одного за другим нескольких, подобных ему честных пастырей. Его утрата особенно чувствительна, потому что кончина его представляется нам как бы преждевременной, поскольку он далеко еще не достиг библейских пределов человеческого возраста.
   Вот почему, видя все то, что сейчас делается, невольно приходит на ум восклицание святителя Феофана: «не оставление ли это Божие?» И не предает ли нас Бог «в руце, падения» нашего? … как в свое время нашу несчастную Родину-Poccии в руки богоборцев-безбожников?
   Самой характерной чертой нашего усопшего дорогого батюшки было именно то, что отличает каждого истинно-доброго пастыря — это пастырская состраждущая любовь к своим пасомым, благодаря чему мы смело можем сказать, что этот ваш приход, созданный им, является несомненно одним из самых лучших, образцовым приходов нашей Русской Зарубежной Церкви.
   А много ли в нашем зарубежье таких прекрасных храмов, как этот храм, который считается даже иноверцами лучшим украшением этого города, так благолепно выглядит и снаружи и внутри и так «намолен», что при входе в него сама душа просить молиться? Как молитвенно, благоговейно и строго уставно поет хор — хор, какие тоже редко встречаются теперь в нашей Церкви зарубежом!
   Образцовая церковно-приходская школа, где дети воспитываются в строго-православном русском духе и в подлинном христианском благочестии! Где еще можно увидеть стольких прислужников, которые бы так благоговейно и чинно себя держали, с полным достоинством и глубоким сознанием святости своего служения?!
   Много и еще чего можно было бы сказать о громадных пастырских заслугах почившего батюшки, что вы и сами хорошо знаете, но особенно хотелось бы его необыкновенную способность и умение подходить к сердцам молодежи. Как любили его дети и подростки! Как умело вел он с ними беседы и как искусно привлекал их сердца к Богу и к Церкви! Это был у него — совершенно особенный дар, редко у кого теперь встречающийся.
   И, наконец, необходимо отметить еще один, подлинно «памятник нерукотворный», который оставил по себе наш дорогой почивший. Это — замечательный учебник под названием: «Закон Божий», с усердием и любовью им самим иллюстрированный. Он напечатан у нас в Св.-Троицком монастыре и вышел уже вторым изданием, значительно улучшенном и дополненном, так как первое издание необыкновенно быстро разошлось. Но это не просто только учебник Закона Божия для детей, обучающихся в школах, — это — настоящая энциклопедия богословских наук и для взрослых, которые — увы! — в наше время так часто очень-очень мало или даже совсем ничего не знают о нашей святой вере и Церкви. Эта книга — для них неоценимое пособие! И эта книга непременно должна быть настольной книгой в каждой семье после Евангелия.
   Все то, что мы здесь сказали о высоких духовных качествах покойного батюшки о.Серафима находит себе полное подтверждение в оставленном им духовном завещании, которое нельзя читать и слушать без слез умиления. В этом замечательном завещании — весь наш батюшка, каким мы его знали, любили и уважали при его жизни. Вот оно (Владыка читает завещание)!
   Сейчас мы прочтем над дорогим нашим почившим разрешительную молитву и затем, по обычаю нашей Церкви, дадим ему последнее целование. Аминь.

«И на земли мир»

   Эти слова, как-то противоестественно вырванные из середины дивного ангельского песнопения, огласившего окрестности Вифлеема в ночь Рождества Христова, можно повсюду видеть начертанными в разных общественных местах здесь в Америке в период подготовки к празднованию «Christmas"'a, ставшего «сезонным праздником» с полным или почти полным забвением Того, в честь Кого этот праздник установлен.
   Рождество без Христа, и мир — без Христа!
   Возможно ли это?
   К этому, по крайней мере, усиленно теперь стремятся, — и даже те кто формально пока еще считаются «христианами».
   О начальных словах этого ангельского песнопения: «Слава в вышних Богу…» теперь не хотят и вспоминать, хотя без осуществления их в мире не возможен и «мир» мира.
   Ведь Христос-Спаситель ясно сказал: «Мир Мой оставляю вам, мир Мой даю вам: не якоже мир дает Аз даю вам» (Ин.14:27).
   «Мир Христов» и «мир», который может дать этот миp во зле лежащий  (1 Ин.5:19) - это две совершенно разные вещи.
   «Мир Христов» — это подлинный мир, наполняющий душу человека несказанным блаженством, с которым ничто земное не может сравниться. Это — «мир Божий, который превыше всякого ума» (Флп.4:7) - который превосходит всякое человеческое разумение и недоступен обыкновенному страстному человеку, необлагодатствованному Христом-Спасителем в теснейшем единении с Ним чрез молитву и таинства Церкви.
   Современный человек, не желающий знать Христа и Его истинной Церкви, лживо и фальшиво кричит о «мире на земле» — о «мире всего мира».
   Кричат об этом больше всего те, кто сами, первые, являются нарушителями этого мира — все современные безбожники и богоборцы-сатанисты, в каком бы облике они ни являлись, какие бы имена себе ни присваивали, какими бы благовидными званиями ни прикрывались.
   Этот их «мир», который они так усиленно теперь пропагандируют, кощунственно выдергивая даже вышеприведенные слова о «мире на земле» из ангельского пения, есть ничто иное как диавольскаяложь и лицемерие.
   Никакого «мира» в действительности они не хотят, а только «пускают пыль в глаза» всем наивным людям, желая обмануть духовную бдительность всех слишком доверчивых и легче поработить их, подчинив своей власти.
   Этот «мир» пропагандируют слуги грядущего антихриста для того, чтобы заранее сломить, под благовидным подлогом «мира», всякое ему сопротивление, когда наступит время для его воцарения, по попущению Божию.
   Христианин всегда должен быть непримирим ко злу, в каком бы обманчивом и привлекательном виде оно ни являлось. Не может быть у христианина мира с сатаной, с антихристом и его служителями, подготовляющими его воцарение. Не напрасно истинная Христова Церковь именуется «воинствующей», а истинный христианин — «воином Христовым» (2 Тим.2:1-5).
   Воин не сидит, сложа руки, не примиряется с врагом, а «воинствует» — борется с ним. Так и христианин не слагает оружия пред диавольским злом, не пасует перед ним и не сдается ему в плен сам, лицемерно и фальшиво прикрываясь своей мнимой любовью к миру. Как много сейчас таких мнимых «миролюбцев»!
   Кстати сказать: такие люди никогда не мирятся с своими личными врагами, не прощают им даже самого малого или только воображаемого зла, а с диавольским злом, если оно лично их не затрагивает, охотно мирятся и других призывают к миру с сатаной и его служителями, под всякими лукавыми предлогами.
   Ложь, фальшь, неискренность, лицемерие, низкопоклонничество перед сильными и славными мира сего, во зле лежащего, ласкательство и человекоугодничество прочно водворились в современном мире, исполненном диавольского двуличия и лукавства, с полным забвением Бога и Его вечной Правды. Многие, очень многие, если и вспоминают теперь Бога, то тоже лицемерно, лишь для введения других в обман, для прикрытия своей фальши, своей собственной порочности и недоброкачественности, но нисколько не думая об ответственности пред Богом на ожидающем всех нас Страшном Судилище Христовом, которого теперь не боятся просто потому, что не верят в него.
   «Мир! мир! а мира нет» — так обличал еще в Ветхом Завете пророк Божий лживых пророков.
   Так и теперь: кричат: «мир! мир!», а мира нет и не будет, ибо без Христа истинного мира быть не может.
   Зато мы несомненно близки к осуществлению пророческих слов, приводимых святым Апостолом Павлом в его первом послании к Солуняном: «Егда рекут людие: мир и утверждение, тогда внезапу нападет на них всегубительство» (1 Фес.5:3).
   Очень уж подозрительны эти порою истерические крики о мире, когда мира нет в душах людей, что — самое главное! Недаром святой Апостол далее увещевает: «Но вы, братие, не во тьме, чтобы день (тот) застал вас, как тать. Ибо все вы — сыны света и сыны дня: мы — не сыны ночи, ни тьмы. Итак, не будем спать, как и прочие, но будем бодрствовать и трезвиться» (1 Фес.5:4-6). Будем помнить, что истинный мир на земле возможен будет только тогда, когда все мы единым сердцем и едиными усты воспоем, вместе с Ангелами: «Слава в вышних Богу!» Тогда лишь будет и «в человецех благоволение» .
   А без этого — одно лицемерие и фальшь, неискренность и лукавство приведут нас только к скорейшей развязке на земле — воцарению антихриста, который так нуждается в этом «мире», Второму Пришествию Христову и Страшному Суду.
   «Имеяй уши слышати, да слышит!»

АРХИПАСТЫРСКОЕ ПОСЛАНИЕ КО ДНЮ ПРАЗДНИКА РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА — 25 ДЕКАБРЯ 1971 ГОДА.

    «Христос рождается — славите! Христос с небес — срящите! Христос на земли — возноситеся!»
   Так некогда один из величайших отцов нашей Церкви святой Григорий Богослов приветствовал в своем вдохновенном поучении наступление Праздника Рождества Христова. И эти его слова, внушенные несомненно Духом Святым, навсегда вошли в наше богослужение, исполняя наши сердца особенной «Рождественской радостью.
   В самом деле: что может быть радостнее сознания, что Бог не оставил наш грешный человеческий род погибать в своих грехах и беззакониях, но Сам принял образ человека и сошел на землю «в подобии плоти греха», чтобы спасти нас от греха, проклятия и вечной смерти?! И чем можем мы воздать Ему за эту Его безмерную милость и снисхождение к нам, окаянным грешникам?
   Конечно, прежде всего, — благодарной, от всего сердца, искренней хвалой Ему.
   «Христос раждается» — славьте же Его!
   Но не только хвалить Его на одних лишь словах, а и встречать Его должны мы, принося Ему дары, как это сделали волхвы, предпринявши долгое и, надо полагать, нелегкое, по тем временам, путешествие из далекой страны, чтобы встретить Его.
   «Христос с небес» — встречайте Его!
   Чем же можем мы встретить Его и какими дарами порадовать Его, грядущего на землю спасти нас, ко дню этого великого праздника явления Его в мир?
   Мы хорошо знаем, какие дары всего любезнее Ему: это дары заповеданной Им во Евангелии христианской добродетели — любви к Богу и любви к ближним, ради Бога, все многообразные дела милости духовной и телесной, дела милосердия христианского.
   Здесь, в этой стране, где мы живем, есть обычай делать подарки друг другу к этому великому дню, который, к несчастию, почти утратил теперь свое настоящее значение. Будем и мы делать подарки, но не пустые безделушки и предметы прихоти и ненужной роскоши, а предметы действительной необходимости тем, кто в них нуждается и кому почему-либо трудно или нет возможности приобрести их. Проявим к этому дню нашу искреннюю сострадательную любовь к нашим ближним, и это будет для Него самым драгоценным даром. Вспомним, как Он Сам сказал: «Все, что вы сделали одному из братий Моих меньших, то сделали Мне» (Мф.25:40).
   И, наконец:
   «Христос на земли — возноситеся!»
   Христос сошел на землю для того, чтобы нас возвести на небо. Поможем же Ему в этом: будем сами возноситься от этой грязной, грешной, погрязшей во всякой греховной нечистоте земли к горним высотам Его вечного блаженного Небесного Царствия. Да будут устремлены туда и только туда — все наши мысли и чувства!
   Вот, если мы будем так настроены и так будем поступать, тогда действительно по-настоящему: отпразднуем мы великий и радостный праздник Рождества Христова. Тогда родится и для насХристос.
   Да поможет всем нам в этом Родившийся в Вифлееме на спасение наше Христос-Господь!
    «Рождейся от Девы, Боже» , вразуми и «помилуй нас!» Аминь.
   С светлым праздником сердечно приветствую всех вас, возлюбленные о Господе наши чада духовный, братие и сестры во Христе!

«…Времени уже больше не будет» (Откр.10:6)

   Кажется, все в нашу злосчастную эпоху обращают внимание на то, что как-то необыкновенно быстро стало лететь время, и чем дальше, тем все быстрее и быстрее: день за днем, неделя за неделей, месяц за месяцем, год за годом. Вот, не успели оглянуться, и уже 1971-ый год, как будто вчера только наступивший, отошел в вечность.
   Почему это так?
   Все это — в полном согласии с учешем вечного и неизменного Слова Божия. Для Бога нет, ни настоящего, ни прошедшего, ни будущего. Существует в действительности только одна вечность, и к этой вечности мы, люди, с каждым годом неуклонно приближаемся, со все ускоряющейся быстротой, пока не наступит, наконец, то, о чем говорится в таинственной книге Апокалипсис: «Ангел поднял руку свою к небу, и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все что в нем, что времени уже не будет» (Откр.5-6).
   Не хотят слышать о сем люди «века сего», крепко всем сердцем своим привязанные к земле и к ее тленным благам, и нередко даже смеются над нами, когда мы говорим о приближении апокалиптических времен. Они хотели бы вечно жить на этой, исполненной грехов и беззакониях земле, чтобы наслаждаться жизнью, создавать себе «карьеру», упиваться тщеславием и, располагая деньгами, утопать в комфорте и всякого рода удовольствиях и наслаждениях, позволительных и непозволительных. Всякое напоминание о том, что «время сокращается» и нужно готовиться к наступающей вечности, им ненавистно. Злобой и насмешкой они, во своей непростительной наивности, думают отдалить это время на многие миллионы лет, как будто сами они могут прожить на земле хотя бы один миллион (?!).
   Вот как страсти греховные могут затмевать духовные очи!
    «Безумные и слепые!» — невольно хочется сказать им словами Христа Спасителя  (Мф.23:17), обращенными в свое время к таким же духовным слепцам — «книжникам и фарисеям, лицемерам»: «как это вы, различать лице неба» — всякие знамения в земной жизни людей, в бирже и политике -«умеете, а знамений времен не можете?» (Мф.16:1-3).
   Или вы не хотите видеть всего того кромешного ужаса, который делается сейчас в мире — в какую страшную бездну морального падения все более и более опускается человечество? И это — даже на наших глазах — за самый короткий период времени — весь этот позорный прогресс» 20-го века?
   Ведь до чего дошло дело! Честному человеку становится жить невозможно, ибо никто не защитит его от преступников и бандитов: на улицах больших городов даже среди бела-дня иногда бывает опасно появиться, жизнь человеческая ни во что больше не ценится, ужасное само по себе явление войны, в которой прежде все же были какие-то элементы честности, благородства, «рыцарства», свелась теперь к неистовому массовому безпощадному истреблению людей, не только носящих оружие, но и безоружных, поверженных на землю, раненых, мирных жителей, женщин и детей!!
   А какая злобная началась теперь кампания против христианства, даже в странах так называемого «свободного мира», против личности Самого Христа-Спасителя, Которого всячески стараются запачкать и оклеветать, издавая целые книги, с самыми нелепыми вымыслами, все эти современные «книжники и фарисеи», «анны и каиафы» и, «иуды-предатели», а многие «христиане» в ответ на это не только молчат и «умывают руки», подобно Пилату, но даже заводят тесную дружбу с этими новыми распинателями нашего Господа, надеясь получить от них какие-то блага, какие-то «великие и богатые милости»!!
   Что и говорить! Честь, благородство, совесть, стыд как будто совсем покинули современного человека, не исключая даже носящих еще имя «христиан» и облеченных в одежды служителей Церкви.
   Безстыдство, безсовстность, безпринципность дерзко и нагло поднимают голову, заставляя всех, иногда притворством, а иногда — угрозами, запугиванием и террором, верить в ложь. «Действо льсти», о котором пишет святой Апостол Павел в своем втором послании к Солунянам, сейчас в полном ходу, и горе тем, кто этого не замечают или не хотят замечать  (2 Сол.2:11).
   «Черное» называют «белым», а «белое» — «черным», оправдывают все страсти и пороки, а подлинную скромную добродетель оклеветывают, возводя хулы и чудовищные обвинения на тех, кто разоблачают порок и не желают участвовать в явных преступлениях, попирая свою совесть. И исполняется уже древнее отеческое предсказание о последних временах: «тогда люди будут безумствовать, а тому, кто не безумствует, будут говорить: ты безумствуешь, потому что ты не похож на нас».
   Почитайте, братие, слова Господа Иисуса Христа и писания святого Апостолов о последних временах, почитайте и предсказания святых отцов первых веков христианства, сравните все эти предречения с переживаемыми нами в наши дни событиями и настроениями современных людей, и вы поразитесь, с какою точностью все это исполняется на наших глазах!
   Что же можно сказать о тех, кто всего этого будто бы не видят, не замечают?
   Только одно: или они — безнадежные духовные слепцы, или они сознательно продали свои души врагам Христа-Спасителя, веря в конечное торжество сатаны, как противника Божия, подобно всем сатанистам, ныне уже себя не скрывающим, а открыто в прессе, по радио и по телевизии пропагандирующим свое сатанинское учение.
   Живой и наглядный пример этого — сатанинская секта в Сан-Франциско, которая официально признана государственными властями, как новая, законно существующая религиозная «деноминация».
   Куда уж идти дальше?!
   Вот, в какое поистине страшное время судил нам жить Бог!
   Но сознание этого, конечно, не может быть поводом для уныния и отчаяния. Мы ведь знаем, что это так и должно быть, что это — «попущение Божие» перед окончательным торжеством Истины, но только не в этой временной земной жизни, а в ожидающей всех нас жизни будущей, жизни вечной.
   Вот к этой-то вечности мы, христиане, и должны себя готовить — тем усерднее и напряженнее, чем более умножаются признаки приближения конца, когда «времени уже не будет».
   Так учит и Слово Божие: «Когда вы увидите все сие, знайте, что близ есть, при дверех» (Мф.24:33).
   Можно ли считать эти предупредительные слова Самого Господа как бы ничего незначащими, что нередко делают современные «умники», не любящие слышать о приближении конца этой суетной, греховной земной жизни?
    «Когда же начнет это сбываться, тогда восклонитесь, и поднимите головы ваши, потому что приближается избавление ваше» (Лк.21:28).
   Избавление от чего?
   Избавление от всех тех ужасов, которые и теперь уже начинаем мы переживать и которые будут, чем далее, тем все более и более умножаться — и конечное торжество Правды Божией, которое не может не радовать всех истинных христиан, а страшным будет только для всех «христиан» мнимых, отступников от Христа.
   Вот, о чем должно напоминать нам наступление нового 1972-го года, если только мы — истинныехристиане!
   Есть ли тут какой-либо повод к развлечениям и увеселениям, какие любят устраивать современные люди в новогоднюю ночь?
   Только одно уместно в эту ночь — пламенная, горячая молитва о том, чтобы Всемилостивый Господь укрепил наши слабые силы к перенесению всех бедствий, грядущих на, вселенную, и помог бы нам до конца сохранить верность Христу-Спасителю, несмотря ни на какие искушения и соблазны, дабы унаследовать уготованную Им всем любящим Его блаженную вечность. — Аминь.

Суть великопостного подвига.

   Мы проходим сейчас подвиг Великого поста. Что такое Великий пост? Святая Церковь отвечает нам на этот вопрос в самом начале — при наступлении Великого поста, когда радостно поет: «Возсия благодать Твоя, Господи, возсия просвещение душ наших: се, время благоприятное, се, время покаяния!» (Стихира в неделю Сыропустную).
   Великий пост — время покаяния, время особенно благоприятное для принесения нами покаяния (ибо каяться-то, вообще говоря, мы должны всегда, во всякое время года!)
   Суть великопостного подвига и заключается в том, чтобы мы достодолжным образом настроились к покаянию и принесли это покаяние, завершив его таинством Покаяния, в котором мы примиряемся с своей совестью, примиряемся и возсоединямся с Святой Церковью и с Господом Богом, от которых мы отторгаем себя чрез грех, о чем свидетельствуют слова разрешительной молитвы духовника:«примири и соедини его Святей Твоей Церкви …»
   Итак, суть великопостного подвига состоит в покаянном возвращении в Церковь, в возсоединении с Церковью тех, кто отпал от нее чрез нераскаянные грехи.
   Такая чисто-православная точка зрения явно исключает формальный подход, не считающийся с голосом совести, ко всем вопросам духовно-церковной жизни в нашем св. Православии. Это нашло себе отражение даже в нашем Церковно-приходском Уставе: «Не имеет права голоса в приходских собраниях, тот, кто не говеет ежегодно, ибо поскольку он не говеет, он отпал от Церкви, он — уже не член Церкви».
   И тут, на первом месте должна стать совесть. Говение должно быть не формальным, а искренним, ибо, в противном случае, как говорит наш великий русский светильник Еп. Феофан Затворник, может быть, что духовник говорит: «Прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих…», а Господь в это же время скажет: «А Я не прощаю и не разрешаю!..»
   О таком же — отнюдь не формальном подходе свидетельствует нам и само Слово Божие.
    «Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь имать живот вечный, и Аз воскрешу его в последний день» (Ин.6:54) - говорит Сам Господь наш Иисус Христос и: «Ядый Мою плоть и пияй Мою кровь во Мне пребывает, и Аз в нем» (Ин.6:56).
   Но в то же время сказано: «Да искушает же  (то есть: да испытывает свою совесть, чиста ли она?)человек себе, и тако от хлеба да яст и от чаши да пиет: ядый бо и пияй недостойне, суд себе яст и пиет» (1 Кор.11:28-29), то есть причащается себе «в суд и осуждение», а не «в оставление грехов и жизнь вечную».
   Вот что грозить тем, которые подходят к таинствам Святой Церкви только формально, а совесть их спит.
   Вся жизнь для истинного христианина, а особенно в нынешнее лукавое время, когда почти угасла у большинства людей совесть, должна быть, по существу, великопостным подвигом. А потому все сказанное нами выше имеет ближайшее отношение и ко всей жизни христианина — как его личной, внутренней, так и общественной, церковной.
   Могут ли почитаться истинными христианами те, которые голоса совести не слушают, постов и иных постановлений Святой Церкви не признают и не считают для себя нужным искренно каяться в своих грехах и тем самым примиряться и возсоединяться с Церковью в Таинстве Покаяния?
   А что сказать о священнослужителях и высоких иерархах Церкви, которые настроены подобным же образом и даже официально предлагают изменить весь покаянно-богослужебный строй нашей Церкви, упразднив посты и все кажущаяся для них стеснительными церковные правила?
   Могут ли такие благодатно руководить жизнью Церкви, могут ли они о своем сборище сказать: «Днесь благодать Святаго Духа нас собра?».
   Могут ли они дерзнуть надписать свои постановления словами: «Изволися Духу Святому и нам», как это сделали Апостолы? Церковь Вселенская уже дала ответ на этот вопрос, когда отвергла наименовавший себя «вселенским» собор 449 года в Ефесе, провозгласив его «разбойничьим собором». А ведь там было огромное количество иерархов, собравшихся действительно со всей «вселенной».
    Не формалистика и не «большинство голосов» имеет главное значение в Церкви, а благодать чистого единодушия, привлекаемая совестью, примиренной с Богом и с Истинной Церковью.
   В 1439 году на пресловутом флорентийском соборе была заключена уния с Римом, и Православие подавляющим «большинством голосов» было ликвидировано: все православные должны были подчиниться папе Римскому.
   И что же?
   Истинная Вселенская Церковь голосом лишь одного святителя Марка Ефесского отвергла нечестивые определения этого «собора», и Православие восторжествовало.
   Так надо судить нам и о нашем, еще более злокозненном и лукавом времени почти повального отступления от Истинного Православия, когда и в Церкви возобладала какая-то лукавая, «политика», а голоса совести почти не слышно.
   Вот все чаще и чаще раздаются голоса о предстоящем в скором времени «вселенском соборе».
   О каком «вселенском соборе» может сейчас идти речь и чего мы можем ожидать от него при современном ненормальном церковном положении, при современном извращении умов и сердец?
   Со времени пресловутого «Всеправославного Конгресса» 1923 года печальной памяти патриарха Мелетия II-го мы уже знаем, какие «реформы» замышляет провести этот «восьмой вселенский собор». И он, конечно, проведет их, ибо участвовать в нем будут только те иерархи, которые и так давно «идут в ногу с временем» — «служат не Богу, а времени» (перефразируя слова св. Афанасия Великого) — и едва ли найдется среди них кто-либо подобный святому Марку Ефесскому.
   И если Сам Господь не разрушит нечестивых замыслов этих лукавых делателей-реформаторов, то дело кончится, конечно, созданием на месте «Православной Церкви», новой «лжецеркви», или «церкви лукавнующих», а Истинная Церковь Христова должна будет скрыться в пустыню, как та апокалиптическая жена, облеченная в солнце, которую видел Тайновидец святой Иоанн Богослов (Апок.12).
   Где будем тогда мы с вами, братие и сестры?
   Уже теперь надо решать этот вопрос, ибо «время близко» (Откр.22:10).
   В самом опасном положении окажутся тогда те из нас, у кого гибкая совесть, кто стремится сделать карьеру, кто падок на деньги.
   Такие не пойдут в пустыню: они неспособны к подвигу самоограничения, к скорбям и лишениям. Они, будучи весьма эластичными, легко найдут компромиссы со своей совестью, оправдывая себя всячески и извиняя самые безсовестные деяния и поступки, под предлогом какой-то особой «высшей политики», необходимой якобы «для спасения Церкви».
   Вот тогда-то и откроются «тайная» многих!
   Кто сейчас проходит поприще великопостного подвига только формально, не каясь искренно, по совести, и не возсоединяясь с Церковью, тот и тогда останется вне Церкви, какими бы высокими званиями и санами он себя ни украшал.
    «Действо льсти» , о котором предрекал святой Апостол Павел  (2 Сол.2:11) уже в полном ходу. Блажен, кто это понимает, и горе тому, кто остается слепым!

Великий пост — напоминание нам, что истинное христианство есть подвиг.

    «Рече Господь: иже хощет по Мне идти, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по Мне грядет» (Мк.8:34).
   Великий пост есть время покаяния, а покаяние есть подвиг борьбы с греховными страстьми и похотьми, которая настолько тяжела для человека, что Сам Господь-Подвигоположник уподобляет ее крестоношению. Об этом живо напоминает нам в самой середине Великого поста неделя Крестопоклонная. Как Господь нес крест, ради нашего спасения, так и каждый из нас должен нести «свой крест», чтобы стяжать это уготованное нам Господом спасение.
   Без креста, без подвига — нет спасения!
   Так учит истинное христианство. Учение о подвиге, о несении креста красной нитью проходит через все Священное Писание, о нем ярко свидетельствует вся церковная история, жития святых угодников Божиих — подвижников христианского благочестия. Великий пост есть только ежегодно повторяемое упражнение в несении жизненного креста, упражнение в подвиге, неразрывно связанном со всей жизнью истинного христианина.
   Но вот в 20-ом веке христианской эры появились умники — «нео-христиане» (как некоторые из них сами себя так наименовали), которые и слышать не хотят об этом. Они проповедуют какое-то новое слащавое, сентиментальное, «розовое нео-христианство», без всяких трудов и подвигов, мнимую всеобъемлющую псевдо-христианскую любовь и невозбранное наслаждение всеми благами здешней временной земной жизни.
   Они вовсе игнорируют все безчисленные места Священного Писания, которые сильно и красноречиво говорят о подвиге, об уподоблении Христу-Спасителю в самораспятии и о многих скорбях, ожидающих христианина в этой жизни, начиная со слов Самого Христа-Спасителя, сказанных ученикам на Тайной Вечери: «В мире скорбни будете» (Ин.16:33). И это потому, что как Сам Господь пояснил, истинные христиане — «не от мира» (Ин.15:19), так как «весь мир лежит во зле» (1 Ин.5:19). Вот почему христиане и не должны любить этого мира и «того, что в мире» (1 Ин.2:15). А «дружба с миром есть вражда против Бога» и «кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак.4:4).
   Эти современные умники как-будто не видят того, что Слово Божие решительно нигде не обещает христианам полного духовного удовлетворения и райского блаженства в этой земной жизни, а как раз наоборот — подчеркивает, что жизнь на земле все дальше и дальше будет отходить от Закона Божия; что люди все ниже и ниже будут опускаться в нравственном отношении  (2 Тим.3:1-5); что «все хотящие о Христе Иисусе благочестно жити, гоними будут, а злые люди и обманщики будут преуспевать во зле вводя в заблуждение и заблуждаясь» (2 Тим.3:12-13); и что, наконец, «земля и все дела на ней сгорят» (2 Петр.3:10), а явится «новое небо и новая земля, на которых будет обитать правда» (2 Петр.3:13), — тот дивный «новый Иерусалим, сходящий от Бога с неба» , который был показан Тайновидцу Иоанну в Откровении  (гл. 21-я).
   Все это «нео-христианам» — не по душе. Им хочется блаженства здесь, на этой обремененной многими грехами и беззакониями земле, и они с нетерпением ждут этого блаженства. Одним из вернейших путей к достижению этого блаженства представляется им «экуменическое движение» — объединение и соединение всех людей в одной новой «церкви», куда войдут не только римо-католики и протестанты, но и иудеи, и магометане, и язычники, оставаясь каждый при своих убеждениях и заблуждениях. Мнимая христианская любовь, во имя этого будущего блаженства людей на земле, должна попрать Истину.
   Гибель этой земли, со всем, что на ней, хотя она и ясно предречена Словом Божиим, представляется им чем-то неописуемо-страшным, будто бы даже несогласным со всемогуществом Божиим, и, по-видимому, весьма нежелательным. Они соглашаются, скрепя сердце, признать это (ибо как не признавать совсем того, о чем предсказано в Слове Божием), при условии, что это произойдет где-то далеко-далеко, в туманной глубине… не веков, а многих миллионов лет.
   Отчего это так?
   Можно полагать: оттого, что они слабо веруют или вовсе не веруют «в воскресение мертвых, и жизнь будущего века».
   Для них всё - в этой земной жизни, и с нею для них все кончается!
   В некоторых своих пунктах — особенно в ожидании наступления блаженной жизни на этой земле — такое умонастроение весьма сближается с весьма распространенной в первые века христианства ересью «хилиазма» — ожиданием тысячелетнего Царства Христова на земле, и потому может быть названо«нео-хилиазмом».
   Но надо знать и помнить, что хилиазм осужден на Втором Вселенском Соборе в 381 году, а потому придерживаться его в 20-м столетии, хотя бы частично, совсем непростительно. Кроме того, этот современный «нео-хилиазм» гораздо хуже древней хилиастической ереси, ибо в основе его лежит, несомненно, неверие в «жизнь будущего века» и страстное желание получить блаженство здесь на земле, пользуясь всеми усовершенствованиями и достижениями современного материального прогресса.
   Это лжеучение приносит страшный вред, усыпляя духовную бдительность верующих и внушая им, что до конца мира еще очень далеко (если только он вообще будет?!), а потому нет надобности особенно «бодрствовать и молиться», к чему постоянно призывал Христос-Спаситель Своих последователей (Мф.26:41), так как в мире все идет постепенно к лучшему и лучшему — духовный прогресс «идет в ногу» с материальным. А те жуткие явления современности, которые мы наблюдаем сейчас, это все -временное, это бывало и раньше, и все это, в конце концов, минует и заменится необыкновенным разцветом христианства, в чем экуменизму будет, конечно, принадлежать главное почетное место.
   Зато как хорошо! И трудиться над собой не нужно, и подвигов никаких не надо, и посты назойливые упразднены, а все само собой идет к лучшему — к водворению Царства Божия на земле и всеобщему земному довольству и блаженству.
   Братие! Неужели не ясно, где первоисточник этого соблазнительного лжеучения? Кто внушает современным христианам все эти мысли, целиком ниспровергаются все христианство?
   Как чумной заразы, как огня, должны мы бояться этого «нео-хилиазма», глубоко противного учению Слова Божия и учению святых отцев — всему многовековому учению нашей Святой Церкви, следуя которому спасались многие и многие тысячи святых праведников.
   Вне подвига — нет и не может быть истинного христианства! А потому нам не по пути ни с модернистами всяких толков, ни с экуменистами, ни с нео-хилиастами.
   Наша вера — вера святых подвижников — «Вера Апостольская, Вера Отеческая, Вера Православная» , которая «вселенную утверди». Ее и только ее будем неуклонно держаться в переживаемые нами лукавые дни! — Аминь.

«Се Жених грядет в полуноши…»

   Как проникновенно звучит это песнопение, вводящее нас в спасительные дни воспоминаний Страстей Христовых!
   «Велегласно, косно и со сладкопением», то есть: «громко, протяжно и с умилительностью», как требует Церковный Устав, по три раза повторяется оно за утреней в первые три дня Страстной Седмицы. Этим подчеркивается особая значительность и важность этого песнопения и тесная связь его с событиями, воспоминаемыми в Страстную седмицу.
   И кто из искренно-верующих церковных людей не испытывает в душе какого-то особого трепета, слушая благоговейное исполнение его! Те, кто провели годы эмиграции в Болгарии, помнят, что там (вероятно, по примеру греков) вся эта служба носит название: «Последование Жениха», чем это песнопение как бы поставляется во главе, в центре ее.
   Почему это? Что это значит?
   В последние дни Своей земной жизни, перед Своими крестными страданиями, Господь Иисус Христос особенно много времени посвящал беседам с учениками о кончине мира, о Своем Втором Пришествии и о Страшном Суде. Все это и служит содержанием нашего богослужения первых трех дней Страстной седмицы. Уходя из этого мира, при таких горестных обстоятельствах торжества человеческой злобы, Господь хотел утешить и ободрить Своих учеников надеждой на конечное торжество Правды Божией — торжество добра над злом. Порукой истинности Его слов должно было послужить происшедшее вскоре за тем преславное Воскресение Его из мертвых.
   Вот потому-то для истинных христиан нет ничего более радостного, как вера в Воскресение Христово — предвестник всеобщего нашего воскресения, Второго Пришествия Христова, окончательной и полной победы Божия добра над диавольским злом и открытия Царства Славы — вечного блаженства всех сохранивших верность Христу-Спасителю душ, «ему же не будет конца» . Надеждою на это только и жили первые христиане, взывавшие в своих молитвах: «Ей, гряди, Господи Иисусе!» (Апок.22:20).
   Для кого же тогда Второе Пришествие Христово представляется в каких-то мрачных красках и является событием отнюдь нежелательным, так что они хотели бы отдалить его на много миллионов лет.
   Конечно — и это само собой понятно — только для врага Божией Правды и врага человеческого спасения диавола и для всех его верных слуг и приспешников. Они страшатся этого радостного для всех истинных христиан события, чуя в нем приближение своей гибели и уже заранее, теперь, пытаются всех убедить, что оно вовсе и не нужно, ибо можно и так устроить счастливую, райскую жизнь здесь на земле. Пугая людей ужасами, которыми будет сопровождаться Второе Пришествие Христово для упорных, закоренелых, нераскаянных грешников, и обещая им земное благоденствие, диавол и вербует себе сторонников среди страшливых и малодушных, крепко привязанных к этой грешной земле.
   Но для нас, христиан, поскольку мы — христиане истинные, а не мнимые, — Второе Пришествие Христово есть высшее завершение и венец всех наших лучших христианских чаяний и упований.
   А потому Святая Церковь учит нас, уже возстав от сна, не переставать помышлять об этом вожделенном для нас событии, ожидая «пришествия светлого и явленного дне Единородного Твоего Сына, Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, в оньже со славою Судия всех приидет, комуждо отдати по делам его: да не падше и обленившеся, но бодрствующе и воздвижени в делание обрящемся готови, в радость и Божественный чертог славы Его совнидем, идеже празднующих глас непрестанный, и неизреченная сладость зрящих Твоего лица доброту неизреченную …» (Молитва утренняя 5-ая).
   Вот куда должны быть направлены все мысли и чувства истинного христианина ежедневно с самого утра.
   Так ведь и Сам Христос-Спаситель неоднократно учил: «Итак, бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет» (Mф.24,42).
    «Потому и вы будьте готовы, ибо в который час не думаете, приидет Сын Человеческий» (Мф.24:44). Вслед за тем Господь и разсказал притчу о верном и благоразумном рабе, ожидающем возвращения своего господина, каковая притча, вместе с другой притчей Господа о десяти девах и о приходе жениха в полночь  (см. Матф.25:1-13), и послужила материалом для составления этого умилительного песнопения Страстной седмицы, о коем у нас идет речь.
   Так ли действительно настроены современные христиане?
   Увы! Очень многие из них об этом — самом главном для нас - и думать не хотят, а, если говорят, то часто с какой-то непонятной усмешкой.
   О чем другом это свидетельствует как не о крайнем оскудении веры, что одно уже должно напоминать о близости Второго Пришествия, ибо Христос-Спаситель Сам сказал: «Сын Человеческий, пришед едва ли обрящет веру на земли?» (Лк.18:8).
   И «приидет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и разсечет его, и подвергнет его одной участи с лицемерами. Там будет плач и скрежет зубов» (Мф.24:50-51).
   Вот, что ожидает таких легкомысленных псевдо-христиан, все взоры и стремления которых устремлены только на устройство благополучия в этой временной земной жизни и которые не хотят думать о нашем главном назначении — о том, чтобы приготовить себя к участию в грядущем Царстве Славы.
    «Блюди убо, душе моя, не сном отяготися, да не смерти предана будеши, и Царствия вне затворишися!» …

АРХИПАСТЫРСКОЕ ПОСЛАНИЕ К ПРАЗДНИКУ СВЕТЛОГО ВОСКРЕСЕНИЯ ХРИСТОВА 27 МАРТА 1972 Г. СТ. СТ.

    Христос Воскресе!
    «Возрадуется сердце ваше и радости вашея никтоже возмет от вас» (Ин.16:22).
   Приветствую вас, возлюбленные о Господ братие и сестры, с днем несказанной, неизреченной радости, с которой не может сравниться никакая другая, земная радость.
    «Христос бо воста — веселие вечное!»
   Воистину блаженны мы, христиане православные, ибо только нам одним, в меру чистоты наших сердец, дано вкушать эту радость, которая есть не что иное, как преддверие вечной нескончаемой радости — того вечного райского блаженства, какое уготовал нам Воскресший Христос.
   Нам принадлежать великие обетования: «Око не виде, и ухо не слыша и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его» (1 Кор.2:9).
   Что перед этим все наши временные земные скорби, печали и страдания?
   Они все как бы растворяются, разсеиваются, исчезают, яко дым, и тают, яко воск от лица огня, в этой всепоглощающей светлой пасхальной радости, предвещающей нам вечное блаженство.
    «Думаю» , говорит Апостол: «что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас» (Рим.8:18).
   Но надо всегда знать и помнить, что как у Самого Христа-Спасителя путь к славе Воскресения шел через Гефсиманию и Голгофу, так и для нас нет иного пути к уготованному нам вечному блаженству как только через скорби и страдания.
    «Христос, пострадав за нас, нам оставил образ, да последуем стопам Его» (1 Петр.2:21) - учит нас Слово Божие.
   Поэтому глубоко заблуждаются те, которые здесь на земле стараются избирать для себя легкий путь утех и наслаждений, не думая о том, что мы должны «спострадать Христу», если желаем и прославиться с Ним.
   Путь страданий на земле для всех истинных христиан ясно предуказан Словом Божиим. Такой именно путь предначертал нам Сам Господь наш Иисус Христос, сказав ученикам Своим на Тайной Вечери:«вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется» , но тут же изрек им в утешение: «вы печальни будете, но печаль ваша в радость будет» (Ин.16:20).
   Не раз противопоставлял Господь учеников Своих миру сему, во зле лежащему, подчеркивая, что они -«не от мира» (Ин.15:19 ;17,14). Bсе радости этого мира уже носят в себе семена горечи, влекут за собой разочарования и скорби, порою безутешные, Доводящие до отчаяния и гибели. И наоборот: печали истинных христиан чудесным образом претворяются в радость — радость такую, какой не знает этот мир. Вот почему так радостны были подвижники христианского благочестия. Вот почему весь сиял пасхальной радостью наш всероссийский молитвенник преподобный Серафим Саровский, приветствовавший многих приходивших к нему во всякое время года пасхальным приветствием: «Христос Воскресе!»
   Вот потому-то так светло и радостно, так необыкновенно торжественно наше дивное пасхальное богослужение. Святая Церковь желает, чтобы мы еще здесь на земле, во всей возможной для нас, немощных, полноте вкусили хотя бы частицу той несказанной радости, которая ожидает нас там - «в невечернем дни Царствия Христова» и призывает нас, «очистив чувства» от всего земного, отдаться духовному веселию.
    «Веселимся Божественне, взывает она: «яко воскресе Христос, яко всесилен!»
   Последуем же призыву Матери нашей Святой Церкви, возлюбленные о Господ братии и сестры: «Сей день, егоже сотвори Господь, возрадуемся и возвеселимся в онь!» И да будет эта светлая радость неразлучным спутником всей нашей, столь многоскобной в наши дни жизни, и да исполнится и над нами обетование Христово, данное Его ученикам: «Возрадуется сердце ваше, и радости вашея никтоже возмет от вас» (Ин.16:22). Аминь.

Христос Воскресе!

    Христос Воскресе!
   В этих двух словах, исполненных несказанного радования, — все существо, вся сила, вся духовная мощь, все величие нашей православно-христианской веры. Истинное христианство — это радость о воскресшем Господе.
   Учение о Воскресении Христовом есть краеугольный камень нашей веры. Без веры в Воскресение Христово христианство не имело бы никакого смысла, никакого значения. Об этом ясно говорит величайший проповедник христианства по лицу всей вселенной святой Апостол Павел.
    «Если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша» … Если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших… И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков» (1 Кор.15:14-19).
   Вера в воскресение Христово потому так для нас важна и так радостна, что оно есть победа Жизни над смертью, победа Добра над злом, или над грехом, который и породил собою смерть.
    «Как во Адаме все умирают» , учит тот же святой Апостол Павел: «так во, Христе все оживут» (1 Кор.15:22).
    «Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших» (1 Кор.15:20).
   Если воскрес Христос, то воскреснем и мы.
   И эту свою веру всегда исповедовали и исповедуют все истинные христиане, когда читают или поют Символ Веры:
    «… Чаю воскресения мертвых, и жизни будущего века. Аминь» .
   Проповедуя, по заповеди Христа-Спасителя, «Евангелие всей твари», свв. Апостолы во главу угла своей проповеди ставили всегда радостное благовестие о Христе распятом и воскресшем тридневно из мертвых. Об этой апостольской проповеди повествует нам прежде всего и сильнее всего книга Деяний святых Апостол, описывающая и многочисленные чудеса, которые совершали Апостолыименем Христовым в подтверждение истины проповедуемого ими. Вот причина, почему, по издавна установившемуся обычаю, эта книга читается всегда в пасхальную ночь до начала пасхальной заутрени, всеми желающими, посреди церкви.
   И эта проповедь о Христе, распятому, нас ради человек и нашего ради спасения, и преславно воскресшем из мертвых, как ничто иное, пленяла умы и сердца людей в послушание Христово и делала их самоотверженными, даже до смерти, последователями Христовыми.
   Вспомним, какими малодушными и страшливыми были самые ближайшие к Господу Его ученики до Его воскресения и какая разительная перемена произошла в них после Его воскресения. Когда Господа взяли под стражу в саду Гефсиманском, «все ученики, оставившие Его, бежали» (Мф.26:56). А сам старейший из них Петр, только что клявшийся в верности Господу, даже если и умереть пришлось бы ему  (Мф.26:35), испугался каких-то служанок во дворе первосвященника и трижды с клятвой отрекся от Него  (Мф.26:69-75).
   Кроме возлюбленного ученика Христова Иоанна Богослова, последовавшего на Голгофу и видевшего страдания и смерть Господа, остальные так были напуганы всем происшедшим, что еще на третий день после сего сидели взаперти «дверем затворенным, страха ради иудейска» (Ин.20:19). Они, видимо, разделяли общеиудейские предразсудки о Мессии, как о земном царе, который освободит иудеев от власти римлян и подчинить иудейской власти все народы земли, и были до глубины души потрясены тем, что вера их во Иисуса, как в такого Мессию, рушилась, и все надежды их на Него оказались тщетными.
   Но вот Христос воскрес, и все переменилось. С недоверием приняли Апостолы первые известия о воскресении Христовом, но когда Он явился им Сам, собранным вместе, их неверие превратилось в пламенную веру.
    «Господь мой и Бог мой!» таким полным горячей веры восклицанием выразил дольше всех упорствовавший в своем неверии Фома эту дивную перемену, происшедшую в душах учеников.
   И уже ничто потом не могло погасить в них этой веры. В течение 40 дней являлся Господь ученикам Своим, возстав от мертвых, и все более и более возгревал в них эту веру, «уча их о Царствии Божием» (Деян.1:3). А сошествие Святого Духа в великий день Пятидесятницы сделало их пламенными и неустрашимыми исповедниками и проповедниками этой веры по всему миру, «наченше от Иерусалима … и даже до последних земли» (Деян.1:8).
   Тот же самый Апостол Петр, испугавшийся служанки и отрекшийся с клятвою от Своего Божественного Учителя, безстрашно выступил с проповедью о Христе распятом и воскресшем из мертвых перед многотысячной толпой народа, и результатом этой его пламенной проповеди было обращение ко Христу 3.000 слушателей. А по прошествии некоторого времени, вслед затем, Апостол Петр, совместно с Апостолом Иоанном, совершил великое чудо исцеления хромого от рождения, сидевшего у ворот иерусалимского храма, и новой своей проповедью обратил ко Христу еще около 5.000 человек.
   Не испугали их и приказавшие схватить их за это и привести в синедрион священники и начальники стражи при храме, ни сами первосвященники и старейшины иудейские, строго-настрого, с угрозою запретившие им «говорить или учить о имени Иисуса». Апостолы с решительностью отвечали им:«Судите, справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога? Мы не можем не говорить того, что видели и слышали» (Деян.4:18-20).
   Они снова повторили этот ответ, когда их вторично схватили и представили на суд синедриона: «Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» и только «радовались тому, что за имя Господа Иисуса удостоились принять безчестие» (Деян.5:29-41) и «всякий день в храме и по домам не переставали учить и благовествовать об Иисусе, Христе» (там же, ст. 42).
   Чем можно объяснить такую необыкновенную перемену в святых Апостолах, как только не несомненной твердой верой в великую истину Воскресения Христова?!
   И вся дальнейшая история христианства с его необычайно быстрым распространением среди совершенно чуждого ему по своим идеалам и глубоко враждебного мира была бы совершенно непонятна и необъяснима, если бы Христос не воскрес в действительности! Ведь целых три столетия лилась мученическая кровь за исповедание имени Христова! И эти христианские мученики не только не боялись этих мучений, но охотно, даже с радостью шли на них, будучи отдаваемы на сожжение, на съедение львам, на колесование и отсечение членов, и на всевозможные пытки, какие изобретала для них неистовая ярость гонителей-язычников.
   Христианство не только не погибло от этих страшных преследований, но наоборот: все шире и шире распространялось по всему миру.
    «Кроткие овцы стада Христова претворили ярость волчую своих гонителей в кротость овчую», так выразился один из христианских писателей. В конце концов, и сами венценосцы склонились перед подножием Креста Христова и прославили Христа Воскресшего. Грозная языческая империя гордого Рима стала христианской.
   Разве это не величайшее в истории человечества чудо, достойное великого чуда Воскресения Христова?!
   И во всей дальнейшей истории христианства, на протяжении веков, радость о воскресшем Господе вдохновляла всех истинно-верующих христиан на великие подвиги, в чаянии воскресения мертвых и жизни будущего века — тех блаженных небесных обителей, которые уготовал Воскресший Господь всем любящим Его  (Ин.14:2-3 ;17,24). Во имя этой светлой радости и наследования этих райских обителей многие христиане и христианки отрекались от мира, во зле лежащего, и уходили в пустыни, горы и вертепы и пропасти земные, а у нас в России — в непроходимые леса, чтобы проводить там жизнь равноангельскую — в Боге и для Бога.
   Один из наших российских подвижников, преподобный и богоносный отец наш Серафим Саровский чудотворец, так весь сиял этой светлой пасхальной радостью, несмотря на свое суровое и строгое подвижническое житие, что «всем в сладость бысть видение лика его и благоуветливый глас словес его»  (из молитвы ему). Многих, приходивших к нему за духовной помощью и наставлением, он в течение всего года приветствовал пасхальным приветствием: «Христос Воскресе!» А когда кто-нибудь приходил с печальным лицом, он обыкновенно говорил: «Что ты унываешь, радость моя? Нет причины унывать, ибо Христос воскрес, и Он все победил».
   Так же светилось пасхальной радостью лицо и нашего последнего, по времени, всероссийского праведника святого Иоанна, Кронштадтского чудотворца, которого многие поэтому называли «Пасхальным батюшкой».
   Вот, что значат эти два слова: «Христос Воскресе!»
   Вот какую дивную перемну производят они в грешном, смертном человеке, преобразуя его душу и делая его подлинно «земным ангелом»!
   Как далек современный богоотступнический мир от этого! И даже многие, еще носящие имя «христиан», но только внешне и формально!
   Братие и сестры во Христе! Если мы хотим, чтобы вся наша жизнь переменилась к лучшему и сами мы стали лучшими, другими, постараемся, чтобы светлая пасхальная радость проникла в самую глубину нашего сердца, чтобы она легла «во главу угла» всей нашей жизни и чтобы сами мы стали неустрашимыми исповедниками самой великой и самой радостной в мире истины — Истины Воскресения Христова! Без живой веры в эту светлую истину безцельно, безсмысленно, ненужно, безотрадно и мрачно наше столь бренное земное существование, ибо только Воскресший Христос дает нам смысл жизни и «веселие вечное», в Нем Одном — «иного жития вечного начало».
    «О Пасха велия и священнейшая Христе! О Мудросте и Слове Божий и Сило! подавай нам истее Тебе причащатися, в невечернем дни Царствия Твоего!» Аминь.

Памяти пастыря доброго.

    († 4 17 мая 1971 г. — 417 мая 1972 г.).
    Пастырь добрый душу свою полагает за овцы (Ин.10:11).
   Вот прошел уже год со дня безвременной кончины незабвенного батюшки митрофорного протоиерея о. Георгия Павлюсик, и только теперь стало ясно, какую невознаградимую потерю понес в его лице и основанный им приход в г. Ютика с его Храмом-Памятником святому праведному Иоанну, Кронштадтскому чудотворцу, и благотворительный фонд имени этого великого всероссийского праведника, основоположником и вдохновителем которого был наш почивший пастырь.
   Поистине — потеря незаменимая!
   Самое ценное в покойном отце Георгии было то, что он действительно был пастырем добрым, полагающим душу свою за овцы своя. О себе и о своих личных интересах он не думал. Выше всего на свете для него было служение Церкви и ревностное исполнение им своих пастырских обязанностей. Получая самое ничтожное содержание от прихода, он не искал от прихожан для себя большего, желая направить всю их жертвенность на постройку благолепного храма Божия, который был бы посвящен великому праведнику Земли Русской святому праведному Иоанну Кронштадтскому. Для этого он почти все годы своего служения в Ютике работал на фабрике, на тяжелой работе, которая, наконец, и сломила его силы, подорвала его здоровье и привела его к столь ранней, сравнительно, кончине.
   Был он большим молитвенником и выше всего ставил церковное богослужение, забывая о себе и о своем здоровье, даже когда начались его болезни, неизменно приводившие его к операциям, коих было больше десяти, еще задолго до его кончины. Когда был освящен сооруженный его заботами и усердием храм-памятник святому праведному Иоанну Кронштадтскому, в честь преп. Иоанна Рыльского, так как тогда в 1954 году о. Иоанн еще не был официально прославлен, о чем очень горевал о.Георгий, ревностный наш пастырь совершил в новоосвященном храме 40 литургий, как это положено по уставу, отпросившись для этого на столь длительный срок с работы. И всегда, когда среди недели приходился какой-нибудь церковный праздник, он испрашивал для себя отпуск на работе, чтобы иметь возможность совершить в самый день праздника Божественную литургию.
   К совершению Божественной литургии покойный о.Георгий самым тщательным образом готовился и приходил обыкновенно за несколько часов до ее начала, чтобы помянуть на проскомидии огромное количество имен за здравие и за упокой на присылаемых ему поминальных записочках. Эти записочки он хранил и поминал многие годы, никогда не выбрасывая и тех, которые уже «устарели» по указанным на них срокам поминовения. Служил о.Георгий молитвенно и благоговейно, не позволяя себе никогда спешить или торопиться, все полностью, по чину, как установлено Святая Церковью.
   Характер о.Георгия был необыкновенно тихий, спокойный, благодушный, ко всем благожелательный: едва ли кто видел его в состоянии раздражения или запальчивости, хотя в наше ужасное время слишком много бывает поводов к потере душевного равновесия даже пастырям Христова стада, ибо пасомые стали теперь особенно самолюбивы, заносчивы, обидчивы, нетерпеливы, зачастую сами не зная, чего они хотят.
   И вот, благодаря таким исключительно-добрым свойствам благостного характера почившего о.Георгия, в его приходе в Ютике, одном из очень немногих у нас, за все более, чем 20 лет его пастырствования, не было никаких смут и разделений — приход жил всей полнотой мирной спокойной церковной жизни. В наши дни, повторяем, это — большая редкость, и в этом несомненная заслуга покойного батюшки о.Георгия, всегда приветливо и по-отечески ко всем относившегося.
   Блаженнопочивший основатель нашей Русской Зарубежной Церкви Митрополит Антоний любил говорить: «Самая плохая похвала пастырю — сказать, что он — хороший администратор. Не администрация — главное. Первейший долг пастыря — в молитве». В молитве и видел покойный о.Георгий свой «первейший долг».
   Но у него есть и еще одна громадная заслуга перед Церковью и православными русскими людьми на чужбине. Это создание им Благотворительного фонда имени св. праведного Иоанна, Кронштадтского чудотворца. Цель этого фонда, как значится в устава его, «оказание духовной и материальной помощи православным русским людям заграницей» в память нашего великого всероссийского праведника и в подражание его благотворительной деятельности. Фонд имеет представительства в разных местах русского разсеяния и более 1.000 членов почти во всех странах мира.
   Как существенна и плодотворна эта благотворительная работа фонда, об этом ярко свидетельствуют многочисленные благодарственные письма, получаемые фондом, из которых многих нельзя читать без слез. А как взволновала и опечалила всех опекаемых фондом кончина о.Георгия, об этом красноречиво говорят сочувственные письма, получаемые его вдовой — матушкой!
   Немаловажна и другая сторона деятельности фонда — духовно-просветительная. Впервые за полвека нашего пребывания в эмиграции издана фондом драгоценнейшая книга: «Моя Жизнь во Христе» — дневник св. праведного Иоанна Кронштадтского, в который записывал наш дивный праведник благодатные мысли, приходившие ему от Всепросвщающего Духа Божия — полностью, в двух томах. Изданы фондом и другие замечательные книги, как напр. «Два дня в Кронштадте» и проч.
   Умилительно всегда проходит празднование престольного праздника в Храме-Памятнике святому праведному Иоанну в Ютике перед его громадной иконой — первой иконой его, написанной ко дню прославления архимандритом Киприаном, с огромным количеством горящих перед нею лампад, свидетельствующих о пламенной любви русских людей, во изгнании сущих, к своему великому небесному заступнику — в храме чувствуется как бы незримое присутствие самого дорогого батюшки о.Иоанна!
   Вот какой поистине «памятник нерукотворный» оставил по себе наш почивший пастырь — митрофорный протоиepeй о.Георгий! Господь и взял его к Себе, как созревший уже колос, в небесную житницу Свою. Вечная ему память и блаженный покой!

«Пятидесятницу празднуим!»

   Приближается праздник Пятидесятницы — день Сошествия Святаго Духа на Апостолов, день рождения Церкви Христовой на земле — престольный праздник нашего Свято-Троицкого монастыря и нашей Свято-Троицкой Духовной Семинарии.
   Все умножаются и умножаются скорби нашего злокозненного времени, как и предупреждал в свое время Христос-Спаситель Своих учеников и Апостолов, говоря: «в мире скорбни будете» (Ин.16:33). И эти скорби особенно приходится переживать нам и ощущать в самое последнее время, когда столь явным становится неистовое действие сатанинских сил и чувствуется смрадное дыхание приближающегося антихриста. То, что еще совсем недавно казалось чем-то невозможными невероятным, становится уже мрачной реальностью.
   Что же делать? «Отступление попущено Богом», предрекал еще боле 100 лет тому назад наш великий российский святитель и духовный наставник Епископ Игнатий (Брянчанинов): «не покусись остановить его немощною рукою твоею» …
   Но как быть тогда? Неужели примириться с «отступлением» и самим плыть по течению, следуя «духу времени», «моде»?
   О, нет! Конечно, нет! «Устранись, сохранись от него сам и этого с тебя достаточно. Ознакомься с духом времени, изучи его, чтобы по возможности избегнуть влияния его», учит нас далее святитель.
   Все скорбное, что случается с нами, постигает нас оттого, что мы забываем, в какое время мы живем: убаюкиваем себя и других, что все идет благополучно, что особенно безпокоиться и волноваться нам нечего… потому что мы молчим в то время, когда надо громогласно говорить, предостерегать, умолять, запрещать.
   И хотя мы не в силах «остановить» все отступление в целом, но наш долг — долг христианской любви не только самим «устраняться», но и ближних наших, по мере сил, предохранять от него, если они сами слепы, ничего не видят и не замечают, куда это ведет. Надо всегда помнить изречение великого столпа нашей Церкви святого Григория Богослова, который говорил: «молчанием предается Бог».
   Преступно молчать там, где дело идет о спасении человеческих душ!
   И единственная наша радость и утешение, помощь и подкрепление в тяжких скорбях нашего страшного времени — это Пресвятая Троица и даруемая Ею нам, по вере нашей, благодать Святаго Духа. Будем же усердно молить Пресвятую Троицу, да не даст Она нам погибнуть до конца, но да возставит нас прежде конца к прославлению Пресвятаго Имени Ея. Пресвятая Троице, Боже наш, слава Тебе!

СЛОВО ПРИ ОТПЕВАНИИ ИГОРЯ КАЛЛАУРА.

    Христос Воскресе!
   Какая сугубая скорбь для нас, что эти последние дни светлой пасхальной радости омрачились таким несчастием! Да, братие и сестры! Это — именно несчастие, великое несчастие, и не столько для самого пострадавшего, который перешел в иной, лучший мир, «от худшего к лучшему» как учит о смерти христианина наша Святая Церковь, но еще больше — для его сродников и близких, для виновника этого мрачного события и… для всех нас, — для всего современного человечества.
   Ведь происшедшее нельзя даже назвать «преступлением», ибо преступление всегда проистекает из злого сердца и имеет какую-то злую цель. Тут этого, по-видимому, не было, да и не могло быть, поскольку известно, что и пострадавший и виновник были лучшими друзьями — друзьями такими, что случившегося никак нельзя было ожидать и предугадать. Это явилось полной неожиданностью для всех.
   Оба они, обучаясь в семинарии, никогда ничем явно-порочным или отрицательным себя не зарекомендовали, поведение их было вполне благопристойным. Предлежащий перед нами новопреставленный Игорь с раннего детства отличался доброй религиозной настроенностью, прислуживал в алтаре, читал и пел на клиросе, любил церковное пение и имел к нему большие способности, был тихим и кротким в обращении с другими, ко всем доброжелательным, добрым от природы. Но и друг его, виновник происшедшего несчастия, отнюдь не был какой-то преступной личностью: как свидетельствует его духовник, он был тоже с детских лет религиозно-настроенным юношей, прислуживал в своем приходском храме, отличался спокойным и тихим нравом.
   Где же тогда причина происшедшего несчастия?
   Что могло вызвать его?
   Тайна его унесена в могилу, и мы никогда этого не узнаем с полной достоверностью.
   Но одно для нас несомненно: это было действие темных сатанинских сил, уже почти полностью овладевших всеми сторонами жизни в современном мире и, в особенности, не без успеха подчинивших своей бесовской власти несчастную современную молодежь, которая порою буквально безумствует, не зная сама, чего хочет. Всем нам хорошо известно, что вытворяет эта молодежь здесь, в стране, где мы нашли себе убежище: какой отвратительно-безобразный облик принимает и какой преступный образ жизни ведет, какие дикие манифестации и демонстрации устраивает, не желая даже отдавать ceбе отчет в том, что этим они ведут свое отечество — Америку -, к гибели!
   Вот эти темные сатанинские силы стремятся теперь проникнуть и к нам, в нашу среду, и этим только и можно объяснить происшедшее у нас несчастие. Мы у них — и монастырь и семинария — как бельмо в глазу, и они хотят и нас уничтожить, подчинив полностью своей бесовской власти. Всюду сеют они ceмена страшного морального разложения.
   Предлежащий раб Божий Игорь — жертва нашего жуткого зловещего времени, жертва нашегобезвремения!
   Как бороться с этими темными сатанинскими силами?
   Прежде всего — молитвой, но только настоящей, искренней сердечной молитвой. Всем нам надо молиться, молиться и молиться! А одновременно — плакать, плакать и плакать! Каяться, каяться и каяться! Не должно быть места никакому легкомыслию, никакой безпечности, ибо враги этим и пользуются.
    «Бдите и молитеся, да не внидете в напасть!» (Mф.26,41) - так неоднократно учил Христос-Спаситель Своих учеников.
   Будем же бодрствовать и молиться!

«СИЯ БО ЕСТЬ ВОЛЯ БОЖИЯ — СВЯТОСТЬ ВАША» (1 Фес.4:3).

    «Всяк, иже исповесть Мя пред человеки, исповем его и Аз пред Отцем Моим, иже на небесех» (Мф.10:32).
   Таково непреложное обещание Господа Иисуса Христа. Кто исповедает Господа Иисуса Христа перед людьми, того и Господь исповедает пред Отцем Своим Небесным. Иными словами: кто открыто, безбоязненно и не стыдясь, проявит себя в жизни, как истинный христианин, и жизнью своею даст другим людям добрый пример исполнения евангельских заповедей, о том и Господь Иисус Христос торжественно засвидетельствует, что это — действительно Его последователь, и увенчает его Своей Божественной славой, к которой призываются все христиане.
   Истинные христиане, жизнью своею исповедавшие Христа и увенчанные за это Божественною славою, это и есть те святые, память которых сегодня празднуется.
   В сегодняшний день Церковью установлено праздновать память Всех Святых, какие только когда-либо жили и подвизались во имя Христово на Земле.
   Зачем это установлено и почему именно в сегодняшний день — в первое воскресение после Пятидесятницы или праздника Сошествия Святого Духа?
   Есть много святых, безвестно подвизавшихся, о которых мы ничего не знаем. Все истинные подвижники всегда старались скрывать свои подвиги, свои добрые дела от людей, бегая людской похвалы, ибо хорошо помнили заповедь Христову о том, что всякое добро надо делать втайне, так как иначе оно теряет свою цену. И если все же о многих святых мы знаем, то это потому, что Сам Бог благоволил открыть нам их жизнь, подвиги и чудеса для нашего назидания и вразумления, как Он Сам сказал: не вжигают светильника и не поставляют его под спудом, но на свещнице, и светит всем, иже в храмине суть  (Мф.5:15).
   Тем не менее многие святые все же остались для нас неизвестными: мы не знаем ни их имен, ни их происхождения, ни местожительства, ни образа жизни. Но преклоняясь пред подвигами святости, Церковь не хочет и их оставить без должного прославления, тем более, что, воздавая честь святым, мы в сущности прославляем Самого Бога, «дивного во святых Своих».
   Итак, Церковь призывает нас прославить сегодня память Всех Святых.
   Но неужели недостаточно святым той небесной славы, которой Они прославлены Богом? Неужели нуждаются они в том, чтобы и мы, грешные, их прославляли?
   Конечно нет! Прославлять память святых нам нужно не для них, а для самих себя. Прославлять память святых — это врожденная нам потребность нашего духа. В душу каждого человека от его рождения вложено безотчетное влечение к чему-то высшему, идеальному. Ему никогда не могут дать полного удовлетворения никакие земные блага, никакие земные достижения и приобретения. Неудивительно поэтому, что многие вкусившие от всей полноты земных благ, часто настолько разочаровываются в земной жизни, что впадают в уныние и отчаяние и кончают свою жизнь самоубийством. Примеры подобного разочарования особенно ярки в той стране, изобилующей всякими земными благами, где мы нашли себе убежище. Даже у очень низко падших морально людей обнаруживается по временам тяжкое томление души, безсознательное стремление куда-то уйти подальше от этой грязной земли со всеми ее мерзостями, искание чего-то лучшего, отличающегося от повседневной гнетущей обыденщины. И, кажется, у всех без исключения людей, в большей или меньшей степени проявляется неудовлетворенность своим внутренним состоянием — «святое недовольство собой»!
   Что это значит?
   Это значит, что душа человека томится в узах греха и жаждет святости, хотя бы и подсознательно. Как бы ни оправдывали себя на словах грехолюбцы, но внутреннее чувство, совесть всегда подсказывает им, что грех есть нечто — вполне чуждое природе человека, что грех есть тиран — мучитель человека и что только жизнь чистая, святая, свободная от рабства греху может дать человеку полное душевное успокоение и удовлетворение.
   Прославляя память Всех Святых, воспевая гимны святости вообще, Святая Церковь идет нам в этом навстречу. Она напоминает нам замечательное изречение одного из великих отцов христианской древности: «Ты, Боже, создал нас со стремлением к Тебе, и безпокойно наше сердце пока не успокоится в Тебе» - она напоминает нам, что мы созданы Богом для чистой, святой, богоугодной жизни и предлагает нам брат пример с тех людей, которые побороли в себе грех и стали святыми. Ведь святые не были какими-то необыкновенными людьми — «сверхчеловеками»; они были «подобострастны» нам, имея общую всем людям поврежденную грехом природу со всеми ее немощами и слабостями. Но они восхотели стать святыми, возжаждали святости, решительно отвратились от зла и направили на одно только добро данную человеку Богом при его сотворениисвободную волю, а все остальное сделала за них и в них благодать Божия.
   Не случайно поэтому празднование памяти Всех Святых установлено Святая Церковью сразу после праздника Сошествия Святого Духа. Этим внушается нам, что святые соделывались и соделываются таковыми не иначе, как чрез воздействие всесильной, всеочищающей и всеосвящающей благодати Святого Духа.
    Святые — это жатва Духа Божия, это дивные плоды Божественной благодати.
   Для того и основана на земли Христом-Спасителем Церковь, как сокровищница благодати Святого Духа, чтобы помочь всем нам стать святыми.
    Святость — это ведь и есть наше назначение, цель нашей жизни, наше жизненное призвание.
    «Сия бо есть воля Божия — святость ваша» (1 Фес.4:2), говорит Апостол: «ибо не призвал нас Бог к нечистоте, но к святости» (там же ст. 7).
   Иными словами, торжественное празднование памяти Всех Святых есть призыв всех нас к святой жизни — к святости. Святая Церковь всех нас, христиан, желает видеть святыми и воодушевляет нас на стремление к святости, живописуя пред нашим мысленным взором безчисленный ряд самых различных по образу жизни святых угодников Божиих.
   «Трудное дело!» скажете вы, братие: «невозможное дело!»
   «Трудное» — это верно, но ведь без труда ничего в жизни не бывает: каждый из нас непременно над чем-нибудь трудится. Некоторые неутомимо, с каким-то ожесточением и азартом, особенно в нынешнее время, трудятся над осквернением своей собственной души и над расширением зла в мире. Так или иначе, труда в жизни не избежать: вопрос только в том, в каком направлении, над каким делом и с какой целью кто трудится. Почему же не предпринять труда Божия, труда благодатного — над насаждением и укреплением добра в себе и вокруг себя? А это ведь и ведет к святости!
   Что касается «невозможности», то это не так. Бог всеведущий и всемогущий разве стал бы от нас требовать дела невозможного, неисполнимого? А между тем святость наша — это Его воля, Его желание.
    «Святи будите, якоже Аз свят есмь», говорит Он Сам устами пророка  (Лев.19:2), а Христос-Спаситель в Своей Нагорной Проповеди повторяет это же ветхозаветное наставление в таких словах:«Будите убо вы совершены, якоже Отец ваш Небесный совершен есть» (Мф.5:48).
   Надо знать и помнить, что «невозможное человекам возможно Богу» (Мф.19:26), и Бог, желающий видеть нас святыми, не оставит нас без Своей всесильной помощи в нашем труде для приобретения святости. От нас требуется только искреннее стремление и твердая решимость — предоставить себя в жертву живую Богу и дать в себе свободу действию благодати Святого Духа.
   Кто же говорит, что «невозможное дело» для каждого из нас стать святым, тот, значит, сам не хочет святости, не ищет ее, грех любит и не желает разстаться с ним — вот он и оправдывает себя тем, будто не каждый может стать святым. Такое разсуждение — не что иное, как прельщение диавольское, ибо диавол всякими доводами стремится увлечь нас все глубже и глубже в трясину греха, чтобы окончательно погубить нас.
   Кто возражает против святости и утверждает, что святость не может быть целью жизни для каждогочеловека, тот противник Божий, ибо он выступает против очевидной воли Божией.
   Хуже всего на свете — это злая, развращенная воля: она-то и противится больше всего идеалу святости, и ее-то и нужно побороть в себе. Кто этого не делает, тот и не христианин, и далеко от него спасение.
   Не будем смотреть на множество грешащих вокруг нас, ибо это не послужит нам в оправдание, а будем постоянно с умилением взирать на высокие примеры житий святых угодников Божиих и, прославляя блаженную память их, стремиться подражать им, взывая к ним о помощи: «Вси святии, молите Бога о нас!»

Слово Ректора Свято-Троицкой Духовной Семинарии Архиепископа Аверкия, на Акте Свято-Троицкой Духовной Семинарии 29 мая11 июня 1972 г. в Неделю 2-ую по Пятидесятнице — Всех Святых, в Земле Российстей Просиявших.

   Во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!
   Благоволением Пресвятой Троицы, небесной Покровительницы нашей, мы оканчиваем сегоднядвадцать четвертый учебный год нашей Свято-Троицкой Духовной Семинарии. Милостью Божиею, уже более 80-ти воспитанников нашей Семинарии за эти истекшие годы, стали священнослужителями нашей Святой Церкви. Будем надеяться, что и оканчивающие курс в нынешнем году с честью понесут знамя пастырского служения, как их старшие коллеги. Наша Русская Зарубежная Церковь с каждым годом все более и более остро ощущает недостаток добрых пастырей, а наша Семинария теперь — единственная духовная школа, которая ставить ceбе заботой их подготовку. В этом все ее несравненное значение! Другой православной духовной школы у нас нет, а потому мы должны особенно дорожить нашей Свято-Троицкой Духовной Семинарией и всячески ее поддерживать — и морально и материально.
   Есть еще одна особая причина, почему мы должны так дорожить нашей Семинарией. Совсем не случайно день нашего акта приходится всегда в день празднования нашей Церковью памяти Всех Святых или, как в нынешнем году, — в день празднования памяти Всех Святых, в Земле Российстей просиявших. Не случайно наша Семинария помещается в стенах мужского общежительного монастыря, и семинаристы должны принимать самое деятельное участие в монастырских богослужениях. Постановка дела в нашей Семинарии, по завету ее основателя покойного ныне АрхиепископаВиталия, такова, что главное внимание обращается у нас на духовное и церковное воспитаниесеминаристов, ибо это — важнее всего для будущего пастыря Христовой Церкви - гораздо важнее, чем одни голые знания.
   Главное жизненное назначение истинного христианина это стремление к идеалу святости, который поставлен нам Самим Богом, а живыми примерами стремления к этом идеалу для православного русского человека являются все Святые, в земле Российстей просиявшие, ради коих вся русская земля получила возвышенное наименование Святой Руси. Естественно, что готовящиеся к пастырскому служению семинаристы наши должны быть проникнута сами стремлением к этому идеалу святости и воспитаны в духе Святой Руси, некогда благоухавшей святостью. Одни голые знания, одно учение, одно внешнее усвоение научных богословских истин тут не поможет и не только не поможет, а может даже принести вред без соответствующего церковного и духовного воспитания, чему немало было в прошлом примеров.
   Вот почему мы всегда подчеркиваем, что наша школа — это школа духовная, а не светская, и потому на первое место мы ставим церковное и духовное воспитание семинаристов, требуя от них соответствующего настроения и поведения.
   Насколько нам это удается — другой вопрос! Но считаю необходимым отметить, что вследствие все более и более усиливающегося действия сатанинских сил в мире и крайнего морального упадка и развращения, это становится все труднее и труднее. Чистой и действительно-идеалистически настроенной молодежи, как было когда-то, остается все меньше и меньше, и дело церковного и духовного воспитания все чаще и чаще встречается порою с тяжелыми и даже непреодолимыми препятствиями. Только этим и можно объяснить пережитую нами в этом учебном году тяжкую скорбь. Поступающие к нам должны постоянно напоминать себе, что цель нашей школы — подготовка кпастырскому служению - самому величайшему в мире делу служения: спасению душ человеческих, а потому совершенно неуместно и недопустимо у нас все то, что свойственно современной легкомысленно-настроенной светской молодежи.
   Сердечно приветствую всех собравшихся на это наше скромное торжество: монастырскую братию, которая дает возможность своими неусыпными трудами существованию Семинарии, отцев и господ преподавателей, ревностно трудящихся над святым делом воспитания и образования наших семинаристов, представителей Государственного Школьного Департамента, всегда благожелательно к нам относящихся; приветствую также и всех наших почетных гостей и богомольцев, прибывших разделить с нами наше торжество.
   Особенно, конечно, приветствую воспитанников наших, получающих ныне дипломы «бакалавров богословия». Не радуйтесь тому, что вы получаете полноценный здесь в этой стране документ, при помощи которого вы можете устроить ваше благополучие, а радуйтесь тому, что вы приобщились к неоскудеваемому источнику многовековой православной культуры и можете теперь дерзновенно стать па путь величайшего в мире служения — служения пастырского. Не заставляйте нас разочаровываться и жалеть о том, что мы понапрасну тратили и время и силы и материальные средства на ваше воспитание и образование. Не уподобляйтесь тому ленивому рабу, который заслужил страшное осуждение от Господа за то, что зарыл данный ему талант в землю  (Мф.25:24-30), но принимайте на себя, не откладывая, благое иго пастырского служения.
   Братия-семинаристы, которым еще предстоит дальнейшее учение! Не тратьте зря драгоценного времени вашего здесь пребывания! Посещайте, как можно чаще, совершаемые в нашем храме богослужения, принимая самое активное в них участие чтением, пением и прислуживанием! Усердно посещайте все лекции ваших профессоров и не ищите выездов из монастыря в мир, который сейчас более, чем когда-либо прежде, «весь во зле лежит» (1 Ин.5:19), а посвящайте больше времени чтению Священного Писания и занимайтесь в ваших келлиях, тщательно изучая проходимые вами богословские науки! Помните, что вы, быть может, никогда и нигде больше не получите того, что можете получить — здесь. Помните, что вы приехали в монастырь для того, чтобы получить здесь духовное воспитание и образование, а потому соответственным образом себя и держите! И да поможете вам Господь приобрести здесь то нетленное духовное богатство, которого вы нигде больше в современном растленном мире не найдете!
   Дорогие наши гости-богомольцы! Помогите и вы нам в нашем ответственном деле подготовки новых будущих пастырей нашей Церкви! Находите среди молодых людей действительно-достойных кандидатов для поступления в нашу Семинарию — искренно-верующих и преданных нашей святой вере и Церкви! Помогайте нам всем, кто чем только может! Будьте все нашими соработниками на ниве Христовой!
   — Заранее за все сердечно благодарим вас! — Аминь.

«Что есть Истина?» (Ин.18:38).

   Этот Пилатов вопрос выражал собою то отчаянное неверие в Истину, до которого дошел в свое время умственно и нравственно растленный древний языческий мир перед пришествием Христа-Спасителя. Появились тогда даже так называемые «софисты», которые доказывали, что Истины вообще не существует, что всякая истина только относительна, ибо «человек есть мерило всех вещей».
   То, что так думали и учили язычники, это не удивительно, ибо они не знали истинного Бога, не знали евангельской Истины, принесенной на землю Самим Воплотившимся Сыном Божиим Христом-Спасителем.
   Но, вот, как это ни странно, этот Пилатов вопрос: «Что есть истина?», зачастую с большим или меньшим оттенком иронии и даже насмешки, мы слышим и в наше время, причем нередко от людей, считающихся, по крайней мере, официально христианами. Современные люди, не исключая христиан, а иногда и христианских священнослужителей, призванных проповедовать Истину, по-видимому, теперь тоже утратили самое понятие об Истине, не верят, что существует Истина и порою просто слышать не хотят,что есть Истина.
   Наше страшное и жуткое во многих отношениях время мы смело можем определить, как время неслыханного еще попрания Истины и господства лжи. Даже в обычной повседневной жизни рядовые люди забыли наставление святого Апостола Павла: «темже отложше лжу, глаголите истину кийждо ко искреннему своему» (Еф.4:25) и, чуть не на каждом шагу, лгут, лгут и лгут, нисколько даже не боясь этой ложью, которая часто вскрывается, уронить в глазах других свое человеческое достоинство и стяжать ceбе славу лживого, неискреннего и нечестного человека, которому ни в чем нельзя доверять. Лгут эти люди Богу, принося Ему неискреннюю притворную молитву, лгут другим людям, лицемеря и фальшивя пред ними, говоря одно, а делая другое, лгут самим себе, уверяя самих себя в полной своей доброкачественности и безукоризненной честности и правдивости.
   Но лгут современные люди не только в своей частной жизни, а и в жизни общественной, политической, государственной, даже — совсем страшно сказать! — церковной. Лгут всевозможные общественные и политические деятели, не исключая даже самых правых, для которых Истина, казалось бы, должна быть дороже всего, лгут все современные государственные мужи, члены правительств, министры и президенты, даже современные монархи, среди которых весьма трудно теперь найти хотя бы одного действительно честного и правдивого человека, поступающего по совести. Но что страшнее всего — лгут теперь многие священнослужители всех вероисповеданий и даже весьма высоко стоящие на свещнице церковной. Доверять им и положиться на них почти невозможно, и вот — одна из причин современного неверия и безбожия и отхода от Церкви.
   При виде такой кажущейся почти безнадежной мрачной картины можно было бы совсем впасть в уныние и отчаяние, если бы мы не знали, что так и должно быть в «последние времена», так именно и предсказано все это Словом Божиим и Святыми Отцами Церкви. Предсказано даже большее и еще более страшное: это то, что люди не только будут говорить ложь, но настолько изолгутся, что и сами будут верить лжи. Это то «действо льсти», о котором говорит святой Апостол Павел в своем 2-ом послании к Солунянам  (гл.2, ст. 11), и которое он указывает, как один из ярких признаков наступления царства антихриста.
   Нам ничего не остается, как сделать из этого вполне законный и логичный вывод, хотя, конечно, отсрочки в промыслительных Божиих планах всегда возможны, в случае нашего покаяния.
   В свете всего вышесказанного что можно сказать о нашей Русской Зарубежной Церкви? Слышатся все чаще и чаще разговоры, а в последнее время доходят до нас статьи и целые листовки, направленные против нашей Русской Зарубежной Церкви, с целью доказать ее несостоятельность и даже порочность. С этой целью не только лгут наши враги, измышляя разные небылицы, но приводят и действительные факты недолжных и недобрых поступков и поведения представителей нашей Русской Зарубежной Церкви, стремясь чрез это дискредитировать и унизить самую нашу Церковь, как не являющуюся хранительницей Истины и не заслуживающую доверия и уважения, преимущественно перед другими.
   Что можно на это сказать?
   Среди двенадцати Апостолов, избранных на свое служение Самим Христом-Спасителем, один оказался Иудой — предателем, совершившим страшное, безпримерное злодеяние — предание на смерть Самого Бога, пришедшего на землю спасти людей от вечной погибели.
   Что же? Разве можно сказать, что этот Иуда — предатель омрачил и дискредитировал своим предательством весь лик Апостольский, всю Церковь Христову? А ведь таких Иуд могло быть и два и три! На протяжении всей истории Церкви сколько подобных «иуд», в виде разных злостных лжеучителей и раскольников появлялось в ней. Можно ли сказать, что они окончательно скомпрометировали Церковь Христову и сделали ее не заслуживающей никакого доверия и уважения?
   Люди — всегда люди, и ничто человеческое, в том числе и предательство, и прочие грехи и пороки им не чужды, как гласила еще древняя латинская поговорка. Но это не значит, что грехи отдельных, даже высоко-стоящих в Церкви, лиц падают компрометирующей тенью на всю Церковь в целом, и делают ее самой несостоятельной и порочной, как это пристрастно хотят представить наши враги. Мы не можем не пожалеть и не поскорбеть глубоко о случаях Иудина предательства в нашей среде, как, конечно, глубоко скорбели и святые Апостолы о страшном предательстве своего бывшего собрата Иуды Искариотского, но эти случаи отнюдь не свидетельствуют о том, что вся наша Русская Зарубежная Церковь сошла со своего прямого и честного пути стояния в Христовой Истине среди всеобщего современного шатания и отступления от Истины.
   Важна — основная идея, во имя которой вот уже свыше 50-ти лет как основана и существует наша Русская Зарубежная Церковь. Эта идея — безкомпромиссное отрицание, решительное отвержение того антихристова зла, которое уже почти во всем мире захватило в свои руки и церковную и светскую власть, всем теперь дирижирует и всем заправляет. Эта идея — быть заграницей законной преемницей прежней нашей Российской Православной Церкви — неизменной хранительницей богопреданного апостольского учения веры и благочестия, ревнительницей отеческих преданий и священных канонов, всех благочестивых традиций и заветов Святой Руси.
   Лозунг нашей Русской Зарубежной Церкви — знаменательные слова святого Афанасия Великого, именуемого «Столпом Церкви»: «мы должны служить не времени, а Богу».
   Только морально-нечестные люди могут все так извращать и передергивать и, основываясь на проступках и недолжном поведении некоторых отдельных лиц в нашей Церкви, сколь бы ни был высок их сан, порочить всю нашу Церковь и подвергать сомнениям и оплеванию идеологию нашей Церкви — чистую и безупречную.
   Мы никогда не утверждали и не утверждаем, что в нашей Церкви все и всегда, без всякого исключения, были вполне чисты и безупречны и являлись и являются каким-то совершенным идеалом истинно-христианской веры и жизни, а говорим только об идейном направлении, идейной установке нашей Русской Зарубежной Церкви, как таковой, которой она отличается от всех других, склонивших свою выю под ярмо антихристова зла.
   И пока все возглавление нашей Русской Зарубежной Церкви, в лице ее епископата — ибо высшая власть в Церкви принадлежит всему ее епископату в целом, а не какому-либо одному епископу или даже группе епископов, — не отошло от этой чистой и непорочной идеологии — хранения чистой и, неповрежденной Христовой Истины, без всякого компромисса с ее врагами, до тех пор и Русская Зарубежная Церковь будет существовать, нравится ли это кому-нибудь или не нравится.
   С нами Бог! Лишь бы и мы не отступали от Него и продолжали быть с Ним! «Боже, ущедри ны, и благослови ны, просвети лице Твое на ны, и помилуй ны!»

Слово в день памяти Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла — 29-го июня.

    (Сказано 29 июня 1936 года в Ужгороде на Карпатах.)
    «Отвещав же Симон Петр рече. Ты еси Христос, Сын Бога Живаго! И отвещав Иисус рече ему: блажен еси Симоне, вар Иона … и Аз же тебе глаголю, яко ты еси ПЕТР, и на сем камени созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют ее».  (Мф.16:18).
   Великое торжество празднует сегодня, братие, Церковь Христова. Она прославляет в сегодняшний день славную мученическую кончину двух величайших Апостолов, более всех потрудившихся для проповеди Евангелия — святых Петра и Павла. В своих богослужебных песнопениях она едва находит слова, чтобы достойным образом почтить их и прославить их апостольскую ревность и самоотверженные апостольские труды.
   «Апостолов первопрестольницы», «вселенные учителие», «Богопроповедников первостоятели», «руце Евангелия благодати», «нозе истинного проповедания», «реки премудрости», «страшные духа мечи», «всея вселенные питатели», «нового завета Богописанные скрижали», «основания Церкви истинные столпы и стены», «всего мира предстатели» — такими возвышенными именами прославляет Церковь своих верных служителей, обоих равно, заметьте это, братие, не делая предпочтения одному перед другим, но обоих именуя «первостоятелями» и «первоверховными».
   Велика радость, велико ликование верующих, сошедшихся на этот праздник, к которому недаром Церковь готовит нас продолжительным постом, и, казалось бы, в этом торжестве веры должны были бы объединиться все христиане, забыв свои взаимные распри, обиды и огорчения.
   Но, увы! силен враг рода человеческого, и то самое, что должно было бы служить поводом к объединению, он хитро сделал предметом разделений. Не что иное, как возвышенное учение Господа об основании и непоколебимости Церкви, изложенное в вышеприведенных нами словах Господа Апостолу Петру, враг умудрился сделать поводом к возникновению великого раскола в Церкви Христовой. Болью сжимается сердце каждого верующего христианина при мысли о губительных последствиях этого раскола и страшно становится за виновников оного. Невольно вспоминаются грозные слова великого столпа Церкви св. Иоанна Златоуста: «Ничто не возбуждает так гнева Божия, как разделение в Церкви. Даже, если бы мы делали самые совершенные дела, — разрывая единение, будем наказаны, как если бы мы разрывали тело Господне … Даже мученичество не заглаживает такою греха» …  (Том XI).
   Где же коренится причина этого разделения? Причина подобных самочинных разделений — всегда одна и та же. Разделение возникает тогда, когда кто-либо, забывая свое законное и прямое назначение и данное ему свыше положение, начинает возноситься и надмеваться своим званием — оставляет заповеданное Христом-Богом, смиренномудрие и увлекается душепагубной гордыней, которая возводит человека в его мыслях на безмерную высоту, а затем с позором и стыдом извергает его в бездну нравственного падения.
    «Не мудрствуйте о себе паче, еже подобает мудрствовати» (Рим.12:3) - учит святой Апостол. И что характерно: с этим предостерегающим наставлением он обращается… к Римлянам. Это глубокомысленное и весьма важное предостережение, которое многими и по сие время забывается, было забыто на христианском Западе, где силен был дух гордыни и властолюбия древнего языческого Рима. Оставили его без должного внимания и некоторые епископы этого «вечного города», орошенного мученической кровью прославляемых ныне нами свв. первоверховных Апостолов. Не довольствуясь и без того великой честью и славой епископского звания, они стали о себемудрствовать более, нежели подобает мудрствовать, и, подкрепляемые человеческой лестью, дошли, наконец, до того, что провозгласили себя «непогрешимыми наместниками Сына Божия» на земле, как бы заместителями Самого Бога, заявив притязание на абсолютную власть над всем христианским миром, власть не только духовную, но и светскую, Забыв об истинном характере пастырского служения, которое есть именно «служение», а не «начальствование», не «властвование» и должно быть проходимо в духе смирения и кротости и в сознании своего несовершенства, своей греховности и непотребства пред Богом, Единым Владыкой всех земнородных, как пастырей, так и пасомых, они восхитили себе честь, принадлежащую Единому Богу, и стали требовать, чтобы весь христианский мир воздавал им Божеские почести и повиновался им во всем, не только, как пастырям Христова стада, но и как «заместителям Бога на земле», как «земным богам».
   Надо было чем-то оправдать такое невероятное, просто кощунственное для здравого христианского чувства, притязание, и вот они измыслили новое, неведомое древней Церкви, учение о том, будто бы Христос-Спаситель всю Свою власть над Церковью передал не всем Апостолам равно, но одному лишь Апостолу Петру, которого Он якобы бы поставил «князем над Апостолами», что самая Церковь будто бы воздвигнута Христом-Спасителем на личности Апостола Петра, как на своем основании, а так как папы римские являются будто бы «преемниками Апостола Петра», то, следовательно, им принадлежит вся чрезвычайная власть и Божеские права над всей Христовой Церковью во всем мире.
   Братие-христиане! Наша Православная Церковь, как вы видите из богослужения сегодняшнего праздника, нисколько не меньше чтит святого Апостола Петра, как величайшего из Апостолов, как «первоверховного», наряду с святым Апостолом Павлом, чем западная, римская церковь, но она никак не может принять того новоизмышленного учения о личности Апостола Петра, на которое нет ни малейшего намека ни в Священном Писании, ни в Священном Предании, и о котором ничего не знал и сам святой Апостол Петр, как это ясно видно из его соборных посланий. Прочитайте от начала до конца все Евангелие и даже весь Новый Завет, просмотрите все Апостольские правила и определения Вселенских и Поместных Соборов, и вы нигде не найдете никакого указания на то, что Апостол Петр был поставлен «князем» над прочими Апостолами и главой всей Церкви, ни того, что он эти свои мнимые права и полномочия передал по наследству римским папам. Совсем напротив: из Евангелия мы видим, что Христос-Спаситель неоднократно предостерегал своих Апостолов от горделивого желания главенствовать и властвовать друг над другом и внушал им, что они — все равны между собой, равно всем Он дал власть вязать и решить грехи человеков, равно всем ниспослал благодать Святого Духа.
   Что касается утверждения папистов, будто Христос-Спаситель основал Свою Церковь на Петре, когда говорил: «Ты еси Петр, и на сем камени созижду Церковь мою», то такое толкование противно не только Слову Божию, но и здравому человеческому смыслу. Как Церковь, этот вечно-живой организм, находящийся в постоянном духовно-органическом единении с своим Главою Самим Христом-Спасителем, может быть основана на личности обыкновенного смертного человека, со всеми его немощами и слабостями, коим в большей или меньшей степени подвержены все смертные люди, не исключая святых: святость не есть безгрешность и непогрешимость, ибо свят только Господь Бог наш, Он Един токмо — «кроме греха».
   Мы, православные, веруем так, как веровала и принимала древняя Апостольская Церковь и как учили и тол ковали святые отцы: камень, на котором Христос основал Свою Церковь, это отнюдь не человеческая личность Апостола Петра, а произнесенное Апостолом Петром от лица всех Апостолов великое исповедание веры в Божество Господа Иисуса Христа — основная истина христианства: «Ты еси Христос Сын Бога Живаго!  (Мф.16:16). На этой великой истине, на этой непоколебимой, как камень, вере в Божество Иисуса Христа, воздвигнута Церковь Христова и будет стоять неодолимой вратами адовыми до скончания века.
   Об этом говорит в своем соборном послании и сам святой Апостол Петр, отнюдь не считая себя «камнем», на котором основана Церковь Христова, а называя этим «камнем» Божественное достоинство Сына Божия — Господа нашего Иисуса Христа: «приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный» (1 Петр.2:4-5).
   И второй первоверховный Апостол, сподвижник Петров, великий «Апостол языков» небошественный Павел говорит прямо и решительно: «камень же был Христос» (1 Кор.10:4).
   Но особенно, конечно, важно для нас свидетельство Самого Господа Иисуса Христа, Который, разсказывая иудеям притчу о злых виноградарях, в конце ее ветхозаветное пророчество о «Камне, Егоже небрегоша зиждущии», но Который «бысть во главу угла», совершенно явно отнес к Себе (Мф.21:42-44).
   Чувствуя всю шаткость и несостоятельность своего лжеучения, служители папского Рима с крайней нетерпимостью относятся ко всем, кому совесть не позволяет разделять это их противное Слову Божию и здравому человеческому смыслу измышление. Отсюда — непримиримая вражда, страшный фанатизм и невероятное извращение евангельского учения в виде так называемой «святой инквизиции», иезуитской доктрины и прочих злоупотреблений папской власти.
   В результате этих злоупотреблений, извращавших дух истинного христианства, явился бурный протест, в увлечении своем совсем порвавший с Церковью, а как крайнее выражение этого протеста — полноебезбожиe и, наконец, ожесточенное, неистовое богоборчество.
   Вот, к чему привела гордыня и забвение слов Павловых: «не мудрствуйте о себе паче, еже подобает мудрствовати!» (Рим.12:3).
   К чему мы все это говорим?
   Будем осторожны, братие, сугубо осторожны! Мы живем среди поклонников папского Рима. Не будем смущаться их речами и, порою, насмешками над нами, не будем поддаваться их увещаниям и угрозам, но будем твердо и мужественно стоять за свою святую родную православную веру, которая со времен апостольских и доселе хранит свою девственную чистоту. Будем любить ее и ценить, дорожа ею, как неоценимым сокровищем, превыше всего на свете. А что касается служителей папского Рима, то не будем уподобляться им в их неразумной злобе против пас. Будем в духе кротости и христианской любви увещевать их, разъясняя им их заблуждения, и призывая их вернуться в лоно Единой Истинной Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Это — наш святой долг, наше миссионерское призвание, которое возложил на нас Сам Господь Бог, поселив нас между иноверцами.
   А сами мы, воздавая честь святому первоверховному Апостолу Петру и прославляя его наравне со святым Апостолов Павлом за их великие труды и заслуги в деле проповеди евангельского учения, будем помнить, что, делая это, мы дерзаем ни им, ни кому бы то ни было из смертных воздавать почестей, принадлежащих Единому Богу, но прославляем в них Бога, дивного во святых Своих»,Которому Одному только, в собственном смысле, принадлежит всякая слава, честь и поклонение, Отцу, и Сыну, и Святом Духу, ныне, и присно, и во веки веков, аминь.
   Ужгород. Подкарпатская Русь. 29-го июня 1936 года.

РЕЛИГИОЗНО-МИСТИЧЕСКИЙ СМЫСЛ УБИЕНИЯ ЦАРСКОЙ СЕМЬИ.

   Страшная ночь! … Этой наступающей ночью исполняется точно 54 года со страшного злодеяния, которое совершилось на русской земле при попустительстве православного русского народа: увы! как это ни страшно, как это ни больно, как это ни скорбно сознавать!
   Слабое утешение для нас в том, что непосредственное убиение Царской Семьи совершено было не русскими руками — руками неправославных и нерусских людей. Хотя это и так, но весь русский народ повинен в этом ужасном безпримерном злодеянии, поскольку не противостал, не воспрепятствовал ему, а вел себя так, что это злодеяние явилось естественным выражением того настроения, которое к этому времени созрело в умах и сердцах несомненного большинства несчастных заблудившихся русских людей, начиная с «низов» и кончая самыми «верхами» — высшей знатью. Злодеяние это — совершенно безпримерное в истории не только России, но и всего человечества, по своему крайнему напряжению злых сил, по своей невероятной, можно сказать, даже безсмысленной жестокости, принимая особенно во внимание, что был убит, без всякого суда и следствия, не только ни в чем неповинный наш Царь-Государь, но и вся Его Семья — чистые невинные дети и преданные Ему всем сердцем верные слуги. Трудно себе даже вообразить, что было в жестоких сердцах этих лютых кровожадных убийц, потерявших и совесть и стыд и всякое человеческое подобие.
   Весь русский народ несет вину за этот тяжкий грех, совершившийся на русской земле. Но, увы! вот прошло уже 54 года, а далеко не все русские люди сознали всю тяжесть и губительность этого страшного греха! Многие до сих пор с удивительным легкомыслием относятся к этому страшному событию, а есть и такие, которые доселе еще носят в своих душах отраву, приведшую нашу несчастную Родину-Россию к этому жуткому преступлению.
   А, между тем, казалось бы, все православные русские люди, после всего ими пережитого с тех пор, должны были бы окончательно прозреть и дать должную оценку всему происшедшему — всему кровавому бедствию, постигшему нашу Родину, в результате страшного греха цареубийства. Мало того: некоторые даже пробуют нас осуждать за служение нами панихид по убиенной Царской Семье, говоря, что мы «занимаемся политикой». Так говорят, по большей части, те, которые явно или тайно сочувствуют так называемой «патриархии» советской, словно совершенно не замечая, что именно эта-та «патриархия» и занимается политикой, притом самой скверной и преступной, поддерживая безбожную богоборческую власть и содействуя ее утверждению во всем мире своей лживой пропагандой. Такими пропагандными статьями наполнен «Журнал московской патриархии», полны этой пропагандой и выступления советских иерархов, которые ездят по всему миру на счет безбожной власти и повсюду вещают похвалы ей, провозглашая ложь, будто вера и Церковь в Советском Союзе совершенно свободны и не подвергаются никаким стеснениям и преследованиям. Все это, братие и сестры, нужно нам хорошо себе усвоить и запомнить, чтобы убеждениями своими отражать нападки неразумных, духовно-слепых или просто нечестных, злонамеренных людей, обвиняющих нас в занятиях политикой.
   Служение нами панихид по Царской Семье это — акт нисколько не политический, а чисто-духовный, религиозно-мистический, как и самое убиение Царской Семьи тоже не было обычным политическим актом, как убийства многих других монархов, президентов, министров и разных высоко-поставленных лиц. Нет! это убийство носило совершенно особый характер, о чем свидетельствует хотя бы надпись -каббалистическая надпись, обнаруженная на стенах подвала Ипатьевского дома, где совершено было это страшное убийство — убийство, имевшее чисто-мистическое, а отнюдь не политическое значение и смысла.
   Эго убийство было продумано и организовано никем другим, как слугами грядущего антихриста — теми продавшими свою душу сатане людьми, которые ведут самую напряженную подготовку к скорейшему воцарению в мире врага Христова — антихриста. Они отлично понимали, что главное препятствие, стоявшее им на пути, это — Православная Царская Россия. А поэтому надо уничтожить Россию Православную, устроив на месте ее безбожное богоборческое государство, которое бы постепенно распространило свою власть над всем миром. А для скорейшего и вернейшего уничтожения России надо было уничтожить того, кто был живым символом ее — Царя Православного - нашего Благочестивейшего Государя, Который был поистине «Благочестивейшим» — не только потому, что такова была формула поминовения Его за богослужением, но и по Его особенному действительно благочестивому настроению Его подлинно-христианской души. Вот почему так ненавидели Его особенной лютой ненавистью все эти сатанисты — слуги антихриста, скрежетали зубами на Него, клеветали …
   Увы! до настоящего времени этим клеветам кое-кто еще верит, особенно из числа наивных распропагандированных иностранцев. Но как это странно, когда и русские люди заграницей иногда повторяют эти гнусные, отвратительные клеветы о нашем милостивейшем, добрейшем, гуманнейшем Царе, подлинном христианине. Такова была и вся Его благочестивая Семья. Государыня Императрица, которую так гадко и несправедливо порочили, была высоко-нравственной женщиной, настоящей русской патриоткой и глубоко-верующей православной христианкой. В таком же точно духе они воспитывали и своих царственных детей. Нам известно, что в царском дворце порою ежедневно совершалась Божественная литургия, о чем свидетельствуют духовники Царской Семьи, причем сама Государыня Императрица и четыре Великих Княжны пели всю литургию на клиросе сами, и со слезами всегда исповедовались. Вот, сколь велико было благочестивое истинно-христианское настроение их душ! А эти изверги рода человеческого уготовали для них такую ужасную жестокую, мучительную смерть. Поистине только сам сатана мог так ополчиться со всею своею злобою на эту благочестивейшую Семью — только потому, что Она была символом Православной России, символомСвятой Руси, которая была оплотом истинной Православной Веры для всего мира, для всего человечества.
   Наш великий всероссийский праведник святой Иоанн Кронштадтский неоднократно высказывался прямо и решительно, что до тех пор антихрист не придет, пока существует в России самодержавная царская власть, которая «сдерживает безчинное шатание безбожников». А когда Царя не будет, тогда антихрист и явится. Провидел наш великий праведник эти страшные времена, хотя и не дожил до них: все это случилось сравнительно скоро после его праведной кончины († 1908 г.). Когда однажды приехали к нему благочестивые богомольцы из Перми, он встретил их непонятным, загадочным заявлением: «Над Пермью повис черный крест!» Они поняли, что это обозначало, только после ужасного события цареубийства в 1918 году, ибо г. Екатеринбург, где совершилось это страшное злодеяние, входил тогда в состав Пермской губернии. Когда затем св. прав. Иоанн служил в подворье Леушинского монастыря, он начал во время своей проповеди взывать: «кайтесь! кайтесь! наступает страшное время — такое страшное время, что вы и представить себе этого не можете!» - «Когда это будет?» спросила его 80-ти летняя старица игумения Таисия. «Мы с тобой, матушка, не доживем до этого», сказал св. Иоанн: «но вот он» - они указал на более молодых монахинь — «они доживут!».
   Конечно, нам теперь понятно, о каких это страшных временах предрекал наш великий праведник.
   Увы! все это случилось только потому, что православные русские люди не обращали внимания на пламенные призывы своего праведника, который часто в своих проповедях взывал: «нам необходимо, всеобщее нравственное очищение, всенародное глубокое покаяние перемена нравов языческих на христианские. Очистимся, омоемся слезами покаянья, примиримся с Богом, и Бог примирится с нами!»
   Этого всеобщего нравственного очищения, этого всенародного глубокого покаяния не последовало. Не видно его — увы! — и до настоящего времени! И в этом — единственная причина, почему, несмотря на горячее желание многих из нас, несмотря на наши молитвы, не приходит до сих пор спасение нашей Родины-России.

Без покаяния — нет спасенья - так в один голос утверждали многие святые Отцы Церкви и святые подвижники благочестия.

   И пока мы не образумимся полностью и не принесем настоящего покаяния Богу, до тех пор мы не можем разсчитывать ни на что хорошее, ни на что подлинно-доброе: зло будет только все больше и больше усиливаться и сгущаться в мире, пока не придет страшная пора явления антихриста, признаки близкого пришествия которого становятся столь явными и очевидными, что только духовные слепцы этого не видят или — вернее — не хотят видеть и замечать.
   Вот почему нынешний наступающий день объявлен нашей Высшей Церковной Властью «Днем Русской Скорби» и в этот день назначен строгий пост. Это день глубокого всенародного покаяния, к которому напрасно в свое время призывал нас великий всероссийский праведник.
   Вот почему по окончании этой панихиды мы, по постановлению нашей Высшей Церковной Власти, читаем особую, с покаянным коленопреклонением, покаянную молитву, слова коей заимствованы из молитвы трех отроков, находившихся в плену Вавилонском.
   Очистимся же с вами, братие! Омоемся слезами покаяния, оставим нравы языческие и постараемся приобрести нравы христианские, примиримся с Богом: оставим нашу взаимную злобу, зависть, клевету и ненависть, проникнемся, по заповеди Христовой, чувством истинно-христианской любви к ближнему, возлюбим паче всего на свете нашего любящего Творца и Отца — Бога и нашу Матерь — Святую Церковь, без чего безнадежно разсчитывать нам на какое бы то ни было лучшее будущее, без чего не воскреснет наша несчастная Родина-Россия и без чего весь мир ожидает несомненно надвигающаяся на него страшная погибель. — Аминь.

АРХИПАСТЫРСКОЕ ПОСЛАНИЕ К ПРАЗДНИКУ РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА 25 ДЕКАБРЯ 1972 ГОДА всем верным чадам Сиракузско-Троицкой Епархии и богомольцам Св.-Троицкого монастыря.

    «Христос раждается — славите! ...»
   Вот и вновь дождались мы светлых дней радостных Христовых праздников — «святок», как называли их у нас на Святой Руси, когда все веселилось и радовалось и даже обычные посты в среду и пятницу отменялись.
   Что такое Рождество Христово, по существу своему?
   Это — день несказанной милости Божией, благоволения Божия, неизреченной любви Божией к падшему человеку, во имя которой Сын Божий сошел на землю и Сам стал человеком, подвергнув Себя всем лишениям, скорбям и напастям бренного земного существования вплоть до страшной поносной смерти на кресте, дабы избавить нас от вечной погибели и даровать нам вечную блаженную жизнь.
   Рождество Христово, таким образом, есть наглядное и яркое выражение Божией любви к нам, Божия милосердия. «Ты бо Бог Сый неописанный, безначальный же и неизглаголанный, пришел еси на землю, зрак раба прием, в подобии человечестем быв: не бо терпел еси, Владыко, милосердия ради милости Твоея, зрети от дтавола мучима рода человеча, но пришел еси; и спасл еси нас»,как читается трогательно в молитве на великое освящение воды. Этот дивный праздник вочеловечения Сына Божия, «нас ради человек и нашего ради спасения», выразительно свидетельствует, что «Бог есть любовь» (1 Ин.4:16), как учит возлюбленный ученик Христов святой Иоанн Богослов.
   Этот праздник любви и милосердия и нас всех научает тому же — любви и милосердию.
   Христос «нам оставил образу да последуем стопам Его». Увы! Больше всего не хватает современным людям, и даже носящим имя «христиан», именно любви и милосердия. А между тем, без них никто не увидит Бога, а заслужит лишь страшное осуждение на последнем Суде Божием, о котором поэтому так не любят вспоминать современные «христиане», что даже пастырям своим готовы запретить проповедовать о нем.
   Между тем сказано в Слове Божием: «Суд без милости не сотворшему милости» (Иак.2:13) и только милостивые будут сами помилованы Богом  (Mф.5,7). Вот почему и на Страшном Суде нас будут спрашивать лишь о делах милосердия: накормил ли ты голодного, напоил ли жаждущего, одел ли нагого, посетил ли больного  (Mф.25,34—46) и т.д.
   В наш жестокий и безчеловечный век даже самое слово «милосердие» изгнано из употребления. Так, прекрасное наименование «сестра милосердия», употреблявшееся прежде на нашей Родине, заменено совершенно безсмысленным названием: «медицинская сестра», ничего не говорящим ни уму ни сердцу. Увы! и в эмиграции нашей мы видим столько злобы, ненависти, осуждения и так мало примеров любви и искреннего милосердия. Вместо любви, которая всегда требует самоотречения, самопожертвования, мы видим только эгоизм, черствое и безсердечное отношение к беде и несчастию другого, а в актах подлинной милосердной любви склонны подозревать что-то дурное, судя по своему собственному развращенному сердцу.
   И пока так будет, не видать нам нашей Родины, как ушей своих, ибо наша Родина-Россия и славилась прежде именно своей истинно-христианской любовью и милосердием, особенно ко всем бедствующим и страждущим.
   И пока не возродится в наших сердцах истинно-христианская любовь и сострадательное чувство милосердия, не воскреснет наша великая Россия и Святая Русь.
   Нас ради воплотившийся ныне Христос-Богомладенец да возжжет и в нас спасительный огонь Божественной любви Своей!
   С светлым праздником, возлюбленные мои братия и сестры и верные чада духовные!

Куда мы идем?

   Вот пролетел и еще один год. Чего мы можем ожидать от наступающего 1973-го года? Если все будет идти так, как оно шло до сих пор, в эти последние годы; и зло по-прежнему будет прогрессировать во всех областях человеческой жизни, не исключая и церковной, то, конечно, ждать от нового года ничего хорошего не приходится. Это было бы непростительной наивностью, свидетельствующей лишь о полной духовной слепоте тех, кто не видит очевидности. Куда уж идти дальше, если «церковь сатанистов» в Сан-Франциско вошла в состав Национального Совета Церквей, и заседающие там «христиане» рано или поздно будут молиться сатане вместе с сатанистами?!
   Страшно подумать, до чего обезумел современный мир!!
   Но это — всего лишь логически вывод из облюбованного людьми либерализма, модернизма и экуменизма! Как ложно-понимаемая свобода привела к полной потере действительной свободы и порабощению лютым безбожием, так и ложные принципы так наз. «экуменизма» естественно приводят к поклонению сатане. Но мало бороться с ложными принципами только на словах: одни слова, даже самые красивые и воодушевленные, ничего не дадут, если за ними не последуют и соответствующиедела.
    «Не всяк глаголяй Ми: Господи! Господи! внидет в Царствие Небесное, но творяй волю Отца Моего, Иже есть на небесех» — свидетельствует Сам Господь  (Мф.7:21); остальные, какие бы красивые слова они ни говорили, услышат от Господа: «Отъидите от Мене, делающие беззаконие» (Мф.7:23), если они только «глаголют и не творят» (Мф.23:3).
   Наше время — время исповедничества Истины, и оно требует прямолинейности, полной искренности и соответствия дел словам. А если мы будем вилять, и говоря одно, а делая другое, то очень легко соскользнем с пути исповедничества Истины на путь ее предательства.
   Никакого «заигрывания» с сатаной, даже по самым «высоким» дипломатическим соображениям, у нас, христиан, быть не может. «Кое бо причастие правде к беззаконию? или кое общение свету ко тьме?» (2 Кор.6:14) и напрасны все попытки найти какой-то компромисс между служением Христу и Велиару. Хорошего из этого ничего не может выйти, кроме все большего и большего низвержения в бездну падения, что приведет, в конце концов, к геенне огненной, где будет всецелая власть и служение одному Велиару.
   Вот, на каком опасном пути стоит весь современный мир, в том числе — и мир христианский, даже мир православный!
   Надежды на воскресение православной Poccии, основанные на доходящих оттуда сведениях о происходящем там духовном пробуждении, — вот единственный светлый луч на общем мрачном фоне всего того подлинного ужаса, который творится ныне в мире. Но это все — в руках Божиих. Надо быть достойными такой великой милости Божией. Можем ли мы, положа руку на сердце, сказать, что заслуживаем этого? А ведь все, что в мире происходит, есть не что иное, как результат совокупного совместного действия Святейшей Воли Божией и свободной воли человеческой. И Бог, давший человеку при сотворении свободную волю, не спасает человека без самого человека. Вот почему совершенно тщетно ждать какого-то сверхъестественного чуда милости Божией и над всем миром и над Россией без нашего участия. А это наше участие должно выражаться во всецелом покаянии иобращении к Богу: нужны, с нашей стороны, дела, достойные покаяния  (Лк.3:8)  (Мф.3:8-10).
   Есть ли они у нас?
   Желая, по обычаю, в новом году «нового счастья» друг другу, будем помнить, что это «новое счастье» и спасение всего мира и России от раскрывшейся перед нами страшной бездны зависит прежде всегоот нас самих. «Имеяй уши слышати, да слышит!»