Библиотеке требуются волонтёры

священник Николай Рудинский

Первое благовестническое путешествие святого Апостола Павла с Варнавой и Иоанном-Марком 45–46 годы (Деян.13, 14)

Остров Кипр (Деян. 13:1–13)

Судя по человечески, миссия Варнавы и Савла – обращение к вере Христовой и нравственно-духовной жизни иудеев и язычников, казалась почти невыполнимой. Между тем, она подвергала миссионеров бесчисленным скорбям и бедствиям, как душевным, так и телесным, от причин физических, от трудности и необеспеченности путешествия в гористых местностях, едва проходимых, от опасности в пути, от зверей и разбойников, от недостатка содержания, от возмущения и злобы людей в городах, раздражаемых проповедью о Распятом. Одним словом, им угрожали всякие беды (см. 2Кор. 11:23–27), а успех проповеди не мог не казаться сомнительным. Иудеев трудно было убедить в двух основных истинах, из которых одна до глубины души оскорбляла их национальную гордость, другая была противна, всосанным ими с молоком матери, убеждениям, и чужда их самым закоренелым предрассудкам.

Чтобы стать христианином, еврей должен был допустить, что все прежние, излюбленные им мечты о Мессии, были материальны и ошибочны, и что когда после многих веков ожидания Его прихода, этот Мессия внезапно явился в Свой храм, иудеи не только отвергли, но и распяли Его. Ужели этот Распятый есть действительно, так томительно долго ожидаемый, тот славный Царь их, Который покорит для них всю вселенную, как думали они, им это было обещано через пророков? Далее, чтобы стать христианином, еврей должен был признать, что не только его наследственные обычаи, но даже его дивный закон, сказанный Самим Богом с пылающей вершины Синая, был предназначен (кроме его нравственных положений) к замене более высоким, более духовным и совершенным откровением Распятого Мессии. Наконец, еврей должен был отказаться без ропота, от всех исключительных привилегий, даже от религиозного превосходства, служившего ему утешением при оскорблениях противников, так как он видел в Боге Существо, взирающее на лица, а в самом себе особенного любимца небесного. К его опасениям нарушить закон Божий, должна была примешаться еще та ненависть к проповедникам христианства, особенно к Савлу, как отступнику от отеческих преданий. Вот какова была иудейская почва, для посева на ней семян христианства! Можно ли было, судя по-человечески, ожидать добрых плодов?

Может быть, языческий мир представлял более благоприятную почву для проповеди христианства? Сам святой Павел так характеризует языческий мир. Они (язычники) славу нетленного Бога изменили в образ, подобный тленному человеку, и птицам, и четвероногим, и пресмыкающимся поклонялись, и служили твари вместо Творца (Рим. 1:23–25). Это – в религиозном отношении. В нравственном отношении они исполнены (до краев) всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, зависти, убийства, распрей, обмана, злонравия. Злоречивы, клеветники, обидчики, самохвалы, горды, изобретательны на зло, непослушны родителям, безрассудны, вероломны, нелюбовны, непримиримы, немилостивы (Рим. 1:29–31). Кроме того, проповедники христианства, как евреи по происхождению, должны были стать предметом презрения в глазах язычников.

Итак, что же мог сделать человек своими силами при таких условиях? Но невозможное для человека, возможно для Бога. Только Дух Святой мог даровать христианской миссии ее вековечный успех, который она действительно имела.

Посланники Духа Святого – Варнава и Савл, отправились в путь, в сопровождении младшего их спутника Марка, напутствуемые молитвами и благожеланиями Антиохийской Церкви. Так как Варнава был родом с острова Кипр, то отсюда Апостолы и начали свою первую проповедь о Христе вне Иудеи. В Селевкии они сели на корабль, который и привез их на остров Кипр, в город Саламин. Остров Кипр, как один из самых больших островов Средиземного моря, как бы самой природой был предназначен стать центром громадной торговли. Поэтому в нем было много евреев, еще со времен Ирода Великого, много было у них синагог в одном Саламине. О трудах проповедников Христа в Саламине, ничего нам неизвестно, кроме только того, что они проповедовали слово Божье в синагогах иудейских (Деян. 13:5). О проповеди язычникам ничего не говорится в книге Деяний, быть может, ее и не было здесь. Языческое население Саламина отличалось самой необузданною чувственностью. Религиозным их культом было служение Венере и Афродите – служение сладострастию (Фаррар. Указ. соч. Кн. VI, гл. XIX).

Из Саламина Апостолы прошли весь остров до конечного его пункта, до Пафа, около 150 верст. Святой Лука в Деяниях ничего не говорит об их проповеди.

Паф был знаменитая гавань и резиденция римского проконсула Сергия Павла. В доме его, как и большинства тогдашних знатных римлян, был предсказатель-чародей (Елима), еврей Вар-Иисус. Услышав, что в город пришли два еврейских учителя, Варнава и Савл, проконсул послал за ними, чтобы узнать, чему они учат. Варнава и Савл, вероятно, изложили ему свое учение о Христе. Но положение предсказателя при римском проконсуле, было слишком почетным и выгодным, чтобы уступить его без боя, поэтому Елима вступил с Апостолами в открытое состязание, и не щадил на доказательства оскорбительных слов, чтобы убедить проконсула в бессмысленности новой веры. И вот мгновенно святой Павел (этот момент святой Лука-дееписатель избрал для указания, что Савл известен был уже под именем Павла, как с этих пор постоянно его и называет, и ставит впереди Варнавы) выступил вперед, чтобы окончательно опровергнуть и низложить Елима. Устремив пристальный взор на лжепророка и волхва, он громко воскликнул: «О, исполненный всякого коварства и всякого злодейства, сын диавола, враг всякой правды! Перестанешь ли ты совращать с прямых путей Господних? » (Деян. 13:10). И потом, заметив ужас на лице обманщика, разоблаченного этим смелым страшным укором, прибавил: «И ныне се рука Господня на тебя, ты будешь слеп и не увидишь солнца до времени» (пока не раскаешься) (Деян. 13:11). Слово святого Павла сбылось мгновенно. Мрак распростерся над его глазами, которые объяла непроглядная тьма, и протянув руки, он стал искать провожатого. Неудивительно, что такая чудная и непреодолимая духовная сила произвела в уме проконсула сильное убеждение, он уверовал, дивясь учению Господню (Деян. 13:12). Но святой Лука не упоминает о его крещении, стало быть вера его была временной.

Проповедь апостолов в Антиохии Писидийской, Иконии, Дервии и Листре (Деян. 13:14–14:26)

Прошедши весь Кипр, Павел и бывшие с ним, отплыли из Парфа в Пергию в Памфилии. Но в Пергии они не останавливались, и посещение Пергии замечательно тем только печальным событием, что юный Марк, вероятно, утомившись трудностью путешествия, отделясь от них, Варнавы и Савла, возвратился в Иерусалим. Такого ненадежного помощника святой Павел положил не брать во второе свое путешествие, как малопригодного для дела, на которое они были посланы (см. Деян. 15:36–38).

В Пергию святые Апостолы прибыли, как предполагают, весной, когда все городское и прибрежное население, вследствие постоянно господствовавших в это время болезней, переселялось на житье внутрь страны в горы, где и климат лучше, и места удобнее для пастбищ. Поэтому и Апостолы отправились внутрь страны. По горной местности в продолжение недели, шли они до Антиохии Писидийской, Римской провинции, густонаселенной разными языческими народами и евреями, потому что она служила торговым складом разных товаров. Прежде всего, Апостолы по обычаю, обратились с проповедью о Христе к своим соотечественникам-евреям, в их синагоге. Войдя в день субботний в низкое, ничем не украшенное четырехугольное здание, отличавшееся от языческих храмов полным отсутствием скульптурных изображений, они увидели, с одной стороны, решетку, за которой под покрывалами, в совершенном молчании, сидели еврейские женщины. Пред ними, на противоположной стороне у стены, находилась кафедра чтеца, а по соседству с ней, лицом к собранию, главные места, занимаемые раввинами и фарисеями. Между ними и женщинами помещался простой народ. Все присутствующие во время молитвы, были обращены лицом к Иерусалиму.

В той же стороне, где и кафедра, висела завеса, за которой хранился ковчег со свитком закона. Каждый при входе в синагогу, покрывал свою голову таллифом, и начиналось моление .После молитвы следовало первое поучение (параша) на еврейском языке, из книги закона. Служитель синагоги доставал из ковчега свиток закона и вручал его чтецу. Рядом с чтецом стоял толкователь, и переводил еврейскую речь закона на греческий язык, так как было очень мало евреев, которые могли бы понимать еврейскую речь. После «параша» читалось второе, но уже очень краткое поучение из пророков (гафтара), переводившееся, после каждых трех стихов, на разговорный язык. Затем следовала проповедь (Мидраш). Она произносилась не поставленным учителем, а предоставлялось начальнику синагоги дозволить сказать ее кому-либо из способных молящихся. Поэтому, после положенного по уставу чтения, начальник синагоги предложил Апостолам, посетившим синагогу, сказать поучение.

Святой Павел тотчас же принял предложение. Но он не взошел на кафедру, а по-видимому, только поднялся со своего места, и простерши руку (ср. Деян. 12:17, 21:40, 26:1), начал говорить ожидающему народу. Начав слово ласковым обращением к иудеям и прозелитам (обращенным из язычников), с просьбой о внимании к его словам, святой Павел, прежде всего, коснулся действий Промысла в истории Израиля, о чем вероятно, только что было прочитано в пророчествах.

Господь избрал еврейский народ, умножил его в Египте, освободил его от рабства, провел через пустыню, истребил для него семь народов в земле Ханаанской, давал ему судей, а потом царей, начиная с Саула, сына Кисова из колена Вениаминова. Затем из семени Давида, Бог по обетованию, воздвиг Израилю Того, Кто по самому значению Своего имени, был Спасителем (Деян. 13:23) Иисусом, о Котором свидетельствовал Иоанн Креститель, признанный великим пророком. Жители Иерусалима и начальники их, не столько по незнанию, сколько по распущенности, умертвили Его, исполнив слова пророческие. Но Бог воскресил Его из мертвых (Деян. 13:30). И это – исторический факт, свидетелями которого существуют живые лица. Все же это свершилось согласно с пророчествами, которые в течение многих веков поддерживали в народе это верование. О воскресении Его из мертвых, говорится в псалме Давида, где Господь называет Его Своим Сыном (Пс. 2:7), о Его нетлении – в пророчестве Исайи (см. Ис. 55:3) и в «золотом псалме» (см. Пс. 15:10), где обещается Святому Его не видеть тления. Не о себе говорит, таким образом, Давид, потому что он в свое время, послужив изволению Божию, почил, приложился к отцам своим и увидел тление. Да будет же известно, что ради Его возвещается теперь им, внимающим апостольской проповеди, прощение грехов (Деян. 13:38). В законе же Моисеевом требуется беспрекословное ему последование, и не существует отпущения за нарушение законных правил, следовательно, оправдаться законом невозможно.

И в виде заключительного слова, Апостол Павел приводит стих из пророчества Аввакума (см. Ав. 1:5), которым предупреждает слушателей, что если они не уверуют в Возвещаемого им, то на презрительно дерзкую насмешку, может последовать приговор, который поразит их удивлением и уничтожит безвозвратно (см. Деян. 13:40–41). Эта проповедь Апостола Павла произвела на слушателей его глубокое впечатление. Язычники, выходя из синагоги, просили Апостолов, чтобы они повторили сказанное в следующую субботу. Даже когда почти все разошлись, то многие иудеи и чтители Бога, обращенные из язычников (прозелиты), последовали за Павлом и Варнавой, для получения от них наставлений. И Апостолы, беседуя с ними, убеждали их пребывать в благодати Божьей (Деян. 13:42–43).

Тотчас же слух о дивной проповеди Апостола Павла, разнесся по всему городу. В следующую субботу множество людей всякого сословия, всех существующих там национальностей, толпились около дверей синагоги. И надменность евреев тотчас же всплыла наружу. Они позавидовали успеху проповеди Апостола Павла, и когда он начал говорить, то речь его беспрестанно прерывали пустыми противоречиями и оскорбительными злословиями (см. Деян. 13:45). Видя это, Апостолы сказали им, что они исполнили свою обязанность, предложили им вечную жизнь, но иудеи отвергли предложение. «Так как вы отвергли его, – объявили они иудеям, – и сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот мы обращаемся к язычникам (с этим же предложением). Ибо так заповедал нам Господь: Я положил Тебя (Мессию – Иисуса Христа) во свет язычникам, чтобы Ты был во спасение до края земли » (Деян. 13:46–47). Радовались и благодарили язычники, слыша приветливое слово Апостолов, которые исключительно им предлагали благословение Израиля, без тягостей иудейства. Уверовали все, которые были предуставлены к вечной жизни, которые по милости Божьей, решились стать в ряды желающих получить вечную жизнь (см. Деян. 13:48). Шире и шире слово Господне распространялось по всей стране (Деян. 13:49).

Но иудеи здесь были слишком сильны, чтобы уступить победу. Между прозелитами у них было много женщин, принадлежащих к высшему сословию. Коммерческое же дело их, доставляло им друзей среди почтенных в городе людей из римских городских властей. Тем и другим путем евреи добились того, что Апостолы были высланы из города. Отрясши прах от ног своих, во свидетельство, что их не приняли (ср. Мф. 10:14), Апостолы пошли в Иконию, состоящую под другою властью. Но удаление их из Антиохии, не разрушило насажденного ими благодатного учения. Можно было ожидать, что они оставили за собою скорбь и смятение, но священная летопись повествует, что под влиянием новой веры и благодати Святого Духа, ученики их исполнялись радости и Духа Святого (Деян. 13:52).

Придя в Иконию, которая составляла независимый от римской власти тетрархад (40 городов), святые Апостолы по обычаю вошли в синагогу, получили на первый раз приглашение сказать слово, и проповедовали с таким успехом, что приобрели много обратившихся к вере Христовой, из иудеев и прозелитов. Не уверовавшие же иудеи старались препятствовать проповеди Апостолов, поднимая ожесточенные пустые споры (см. Деян. 14:1–2). Кроме этого, иудеи старались убедить городскую власть, что проповедники – опасные поджигатели, повсюду нарушающие мир городов. Несмотря на это, святые Апостолы своею проповедью, свидетельствуемою знамениями и чудесами, успешно насаждали веру в Христа Господа, так что образовали немалый круг верующих во Христа. Все-таки противников было больше, и они замыслили убить святых Апостолов. Узнав об этом вовремя, Апостолы удалились во владения Антиоха IV, царя Комагенского, в небольшой город Листру в Ликаонии (см. Деян. 14:5–7). В Листре и ее окрестностях, святые Апостолы пробыли довольно долго, и успешно проповедовали слово Божье.

Однажды Апостол Павел заметил среди своих слушателей человека, хромого от чрева матери. Необычайная его внимательность к проповеди, не укрылась от проницательных взоров Апостола. Святой Апостол возвысил свой голос и сказал: «Тебе говорю, во имя Господа Иисуса Христа, стань на ноги свои! Хромой тотчас же вскочил и стал ходить» (Деян. 14:8–10). Толпа, присутствовавшая при проповеди, была свидетельницей чуда, и заговорила на своем грубом ликаонском наречии: «Боги в образе человеческом сошли к нам». И назвали Варнаву Зевсом, а Павла Ермием, потому что он начальствовал в слове. Не понимая их наречия, Апостолы не знали, что говорил народ, и отправились в дом, где жили. Но молва о чуде быстро разнеслась по городу. У городских ворот был храм Зевса, охранителя города. Жрец его приготовил волов и венки, и вместе с радостной толпой пошел к воротам, чтобы принести Апостолам, как богам, жертвы (см. Деян. 14:11–13). Апостолы, узнав, что им желают воздать Божеское поклонение, были поражены ужасом, которого не могли понять язычники. Разодрав свои одежды, они с громким криком бросились к народу, требуя и упрашивая их верить, что они такие же, как и прочие смертные, и что вся цель их прихода и проповеди состоит в том, чтобы обратить их от ничтожества идолослужения к вере в единого Бога Живого, сотворившего небо и землю, и море, и все, что в них есть. Достигнув, мало-помалу, общего внимания к себе народа, Апостолы объяснили ему, что в прошедших поколениях Господь попускал всем язычникам ходить своими путями, и не передавал им Своих откровений, хотя и не переставал свидетельствовать о Себе благодеяниями, подавая с неба дожди и времена плодоносные, и исполняя пищею и веселием сердца наши (Деян. 14:14–17).

Народ разошелся по домам, но недовольный, разочарованный. Это было по свидетельству древних, изуверное и легкомысленное племя, действовавшее под влиянием внезапных порывов чувства и по первому побуждению, что вскоре и оправдалось. Пришли в Листру из Антиохии и Иконии евреи, с прямой целью противодействовать Апостолам. Стали распускать среди народа ликаонского, свои ядовитые клеветы на них, и тот же народ, который только что хотел принести жертвы Апостолам как богам, теперь, под влиянием еврейских речей о них, схватил святого Павла и начал побивать камнями. Потом, считая его уже умершим от побоев, убийцы вытащили Апостола за город и там бросили (см. Деян. 14:19). Но Бог сохранил Апостола Павла, для дела службы слову Его. Когда ученики его стояли с томительной тоской, как бы над трупом, он мало-помалу пришел в сознание, и сам встал с земли. Толпа убийц его уже рассеялась, и святой Павел снова вошел в город. Бог послал ему здесь утешение. Он обратил ко Христу пятнадцатилетнего юношу, сына Евники, будущего своего ближайшего сотрудника, Тимофея (см. Деян. 16:1). Но в Листре нельзя было долее оставаться Апостолам, и они ранним утром, пока город еще не проснулся, направились в Дервию, находящуюся от Листры в 30-ти верстах.

В Дервии не беспокоили Апостолов. Должно быть, враги-евреи считали их умершими. Поэтому дело проповеди Апостолов шло здесь беспрепятственно, и увенчалось обращением ко Христу таких учеников, на которых святой Павел смотрел, как на надежду, или радость, или венец похвалы (1Фес. 2:19). Здесь Апостол Павел приобрел себе нового сотрудника – Гайя, который сопутствовал ему, во время его последнего путешествия в Иерусалим (см. Деян. 20:4).

Дервией Апостолы закончили свое первое благовестническое путешествие. Они решили возвратиться в Иерусалим. Ближайший путь их был через Киликию и Тарс. Но они забыли о себе, и помнили только о новых Церквах, ими основанных. Нужно было устроить их, укрепить в вере, утешить в скорбях. Поэтому обратясь назад, они прошли по дикой, пыльной пустыне от Дервии до Листры, 60 верст от Листры до Иконии, и 90 верст от Иконии до Антиохии. Прошли по тем местам, где их гнали, где были их озлобленные враги. Но Бог устроил им благоприятный путь, и они повсюду утверждали души учеников, увещевали пребывать в вере, поучая, что многими скорбями надлежит (положено так Богом) войти им в Царствие Божие (Деян. 14:22). И везде устрояли церкви, рукополагая пресвитеров, как руководителей в вере, и жизни по вере, и предали их Господу, в Которого они уверовали (Деян. 14:23). Таким образом, они прошли через Ликаонию, Иконию и Писидию в Памфилию, проповедав Евангелие в Пергии, чего не успели сделать прежде. Отсюда, прошедши 19 верст до морской гавани Атталии, они сели на корабль и возвратились в Антиохию (Сирийскую), прошедши сухим путем около 1000 верст по очень гористой местности.

Собор святых апостолов в Иерусалиме 51 год (Деян. 15:1–34)

Возвратившись в Антиохию, святые Павел и Варнава, созвав всех живущих там верующих, рассказывали им об успехах своей проповеди в языческих странах, которые они посетили, и удостоверили их, что ныне Господь открыл дверь веры и язычникам, благоволив и их принять в Свое Царство (см. Деян. 14:27–28). Некоторое время немалое, Церковь Антиохийская наслаждалась миром. Обращенные из евреев и язычников жили в мире, как братья. Души и сердца их соединились крепкими узами взаимной любви к общему их Богу Отцу. Но в эту светлую, братскую общину прокрались, тайно пришедшие из Иерусалима, иудействующие христиане (см. Гал. 2:4), которые на некоторое время сильно нарушили мир Антиохийской Церкви. Они, хотя и назывались христианами-братьями, но по духу были ревнителями иудейских привилегий и обрядового закона. Они настойчиво учили, что язычникам, для принятия в Христову Церковь, нужно обрезываться и соблюдать Моисеев закон, а без этого будто бы нельзя им и спастись (см. Деян. 15:1).

Святые Павел и Варнава пытались защищать учение Христово от ига закона, но споры не прекращались. Тогда решено было перенести спорный вопрос на решение Матери Церквей – Церкви Иерусалимской, и в особенности тех Апостолов, которые были самовидцами жизни Спасителя. Нет ничего невероятного в том предположении, что сами иудействующие соглашались, даже требовали этого в уверенности, что большинство Церкви Иерусалимской, и сами первоверховные Апостолы будут на их стороне. Святые Павел и Варнава отправились в Иерусалим, взяв с собою Тита, обращенного из язычников. Из Антиохии их с честью проводили на дорогу. В Берите, Тире, Сидоне, Самарии, где они проходили, Церкви Христовы, слыша об обращении язычников ко Христу, одобряли проповедников и единодушно радовались этому. В Иерусалиме приняты были они, по-братски, Апостолами и старейшинами, которые и выслушали их повествование, об успехах проповеди между язычниками, и возникший в Антиохийской Церкви, вопрос о способе принятия их в Церковь Христову. При этом, по-видимому, случае некоторые из христианских фарисеев восстали, и упорно настаивали на нравственной необходимости для язычников, соблюдения Моисеева закона и обрезания, выразив прямое осуждение принципов, которыми святые Павел и Варнава руководились в своей миссии (см. Деян. 15:5). Но столпы Церкви – Апостолы Иаков, Петр и Иоанн, выслушав рассказ святых Павла и Варнавы, подали дружественно им руки, и признали их Апостолами языков. Даже Тита не принуждали обрезываться, только просили их помнить о нищих (ср. Гал. 2:1–10). Вопрос о принятии в Церковь Христову язычников, без обрезания и соблюдения обрядового закона Моисеева, касался всей Церкви, поэтому Апостолы и пресвитеры собрались для рассмотрения сего дела (Деян. 15:6). Долго рассуждали собравшиеся по этому вопросу. Но вот встал Апостол Петр, и под наитием Святого Духа, высказал слово, со всегда присущей ему силой и смелостью. Он напомнил Собору, что вопрос этот на практике поставлен с первых дней христианства. Господь избрал его, Петра, приобрести первый, небольшой удел, уверовавших из мира язычников. И Сердцеведец Господь дал им свидетельство, даровав им Духа Святого (Деян. 15:8). Возлагать на них иго закона, иго для совести и жизни, значило бы только искушать Бога, желая возложить на учеников иго, которое считали невыносимым они и отцы их (см. Деян. 15:10). Вдохновенное слово Апостола Петра водворило в собрании молчание. Возбуждение умов успокоилось до того, что святые Павел и Варнава выслушаны были здесь без перерыва. Они рассказали Собору историю своей миссии, останавливаясь на тех знамениях и чудесах (Деян. 15:12), которые были совершены ими среди язычников, как на наглядном и убедительном доказательстве, что уверовавшие язычники и без обрезания получили благословение Божье.

Затем встал святой Апостол Иаков, брат Господень, и слово его имело решающее значение. Он был братом Господним, и за свою святость пользовался глубоким уважением не только между христианами, но и между иудеями. Те называли его Праведным оплотом народа. Его решению не могли не подчиниться не только чистые христиане, но и иудействующие – приверженцы закона, потому что, хотя он высоко ценил евангельское учение (см. Иак. 1:25, 2:12), но тем не менее, как видно из его послания, питал к древнему закону высокое уважение, и по преданию, был точным исполнителем всей его обрядности. Прося собрание о внимании, он напоминает, что Симон рассказал уже, как Бог первоначально призрел на язычников, чтобы составить народ Свой, и доказал это согласием с пророчеством (см. Ам. 9:11–12), а следовательно, и с Божественным предназначением. Но ясно, как известно всем иудеям, что язычники не примут всего Моисеева закона. Поэтому, он полагает не затруднять обращающихся к Богу из язычников (Деян. 15:19), а внушать им соблюдение правил Ноева откровения (см. Быт. 9:1–7), именно, чтобы они воздерживались от оскверненного идолами, идоложертвенного, блуда, удавленины и крови, а затем, чтобы не делали другим того, чего не хотят себе. Ибо закон Моисеев от древних родов по всем городам, имеет проповедующих его и читается в синагогах каждую субботу (Деян. 15:20–21). То есть мы, Апостолы, не имеем никакого желания освобождать иудеев ради язычников, от исполнения того закона, повеление которого они слушают каждую субботу в своих синагогах.

Спорный вопрос о язычниках решен. Апостолы, старейшины и Церковь утвердили решение и избрали Иуду-Варсаву и Силуана, мужей, начальствующих между братьями (Деян. 15:22), сопутствовать основателям Антиохийской Церкви на возвратном их пути в Антиохию, и быть как бы живыми свидетелями подлинности определения Собора. Само же послание соборное было следующее: «Апостолы и пресвитеры и братья находящимся в Антиохии, Сирии и Киликии братьям из язычников радоваться! поелику мы услышали, что некоторые, вышедшие от нас, смутили вас своими речами и поколебали ваши души, говоря, что должно обрезываться и соблюдать закон, чего мы им не поручали, то мы, собравшись, единодушно рассудили, избрав мужей, послать их к вам с возлюбленными нашими Варнавой и Павлом, человеками, предавшими свои души за имя Господа нашего Иисуса Христа. Итак, мы послали Иуду и Силу, которые изъяснят вам то же и словесно. Ибо угодно Духу Святому и нам, не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого – воздерживаться от идоложертвенного и крови, и удавленины, и блуда и не делать другим того, чего себе не хотите. Соблюдая сие, хорошо сделаете. Будьте здравы» (Деян. 15:23–29).

Послание было принято Антиохийской Церковью, как благословение мира. Возвращение уполномоченных было приветствовано в Антиохии величайшей радостью, а присутствие просвещенных наставников, каковыми были Иуда и Сила, успело тотчас водворить в обществе единство и доверие. После непродолжительного времени, святой Иуда возвратился в Иерусалим (см. Деян. 15:33), а святой Силуан (Сила), пораженный величием и силой учения Апостола Павла, остался в Антиохии, и в течение некоторого времени соучаствовал в трудах Апостола языков (см. Деян. 15:34).

Перед отправлением святого Павла в путешествие, случилось событие, которое угрожало поколебать мир Антиохийской Церкви, а может быть и других Церквей. На Соборе Иерусалимском был решен вопрос о принятии в Церковь Христову язычников, без ига закона Моисеева, но ничего не решено о взаимных отношениях христиан обрезанных и необрезанных. В Антиохийской Церкви большинство состояло из необрезанных, и притом ею руководил Апостол языков – необрезанных, поэтому взаимные отношения между обрезанными и необрезанными, установились независимо от их происхождения, а на основании Евангелия. Они все собирались в церкви, и совершали вечери любви во имя взаимной любви. Но вот пришел сюда святой Апостол Петр – Апостол обрезанных. Сначала и он последовал примеру всей Церкви, участвовал в вечере любви и вкушал с язычниками. Так продолжалось несколько времени. Но когда пришли сюда из Иерусалима некоторые от Иакова, ревностные иудействующие христиане, которые или не хотели, или не могли отказаться от иудейских привилегий, по которым гнушались общения с язычниками в пище (см. Деян. 11:2), тогда святой Петр, как Апостол обрезанных, чтоб не повредить делу проповеди своей между ними, стал таиться и устраняться от общения с необрезанными, опасаясь обрезанных (Гал. 2:12). Вместе с ним и по его примеру, стали делать и прочие обрезанные, и даже сотрудник его Варнава был увлечен их лицемерием (см. Гал. 2:13). Союз Церкви грозил распасться. Мало этого, необрезанные легко могли подумать, что Апостол Павел их учит неправо, не так, как учит первоверховный Апостол, столп Церкви, видевший Господа, который примером своим, как бы учил обрезанных жить по иудейски, соблюдать их обряды (см. Гал. 2:14). Тогда Апостол языков стал на защиту веры необрезанных, и в общем собрании всех христиан лично сказал Апостолу Петру, что он своим поведением, хотя и благовидным в его глазах, производит соблазн в Церкви. Апостол своим молчанием согласился с этим (см. Гал. 2:15), и мир в Церкви был восстановлен.


Источник: Жизнь и труды святого Апостола Павла / [Священник Н. Рудинский]. Толкование апостольских посланий святителем Феофаном Затворником. – 2. изд., доп. и перераб. – М. : Правило веры : Моск. Срет. монастырь, 2002. – 887, [8] c.

Комментарии для сайта Cackle