Библиотеке требуются волонтёры

священник Николай Рудинский

Четвертое благовестническое путешествие святого Апостола Павла. Вторые узы и мученическая смерть в Риме. Пастырские послания 65–68 годы

Хотя ни в книге Деяний Апостольских, ни в посланиях святого Апостола Павла, нет прямых указаний на его освобождение из первых уз и сведений о четвертом путешествии его, но есть в посланиях, так сказать, косвенные указания на это, подтверждаемые преданием. Мы уже видели, что святой Павел в своем Послании к Филиппийцам, написанном из первых уз в Риме, писал, что пользуется в Риме свободой проповеди о Христе, и что за учение о Христе ему не грозит опасность, а между тем за это учение он терпит узы. Потом во всех своих посланиях из уз, он высказывает уверенность, что он освободится из уз, и опять увидится с своими возлюбленными Церквами (см. Флп. 2:24; Флм. 22). Потом из Послания к Титу видно, что святой Павел основал Церковь на острове Крит, епископом которой поставил Тита. В Деяниях же Апостольских не находится подтверждения тому, что святой Павел проповедовал Евангелие о Христе на Крите ранее римских уз. Из Послания к Тимофею мы узнаем, что он поставлен был святым Павлом епископом Ефесской Церкви (см. 1Тим. 1:3). Опять же, указаний на это в Деяниях нет. Напротив, из посланий святого Павла из уз узнаем, что Тимофей, почти во все время узничества святого Апостола в Риме, был с ним (см. Кол. 1:1; Флп. 1:1; Флм. 1) и даже разделял с ним узы его (см. Евр. 13:23). Наконец, предание Церкви утверждает, что святой Павел посетил Испанию, вторично был в узах в Риме и принял здесь мученическую кончину.120

Таким образом, на основании этих, хотя и неположительных доказательств, мы не впадем в большую историческую ошибку, если согласно с преданием Церкви, допустим освобождение святого Павла из первых уз его в Риме.

В Послании к Римлянам святой Павел выразил намерение посетить Испанию со словом Евангелия (см. Рим. 15:24). В Послании к Филиппийцам (см. 2:24) с уверенностью пишет, что он придет к ним, в Послании к Филимону пишет, чтобы ему тот приготовил помещение (см. ст. 22). В Послании к Евреям пишет, что надеется увидеться с ними (см. 12:23). Из Послания к Титу видно, что он был на Крите, а из Послания к Тимофею, что он был в Ефесе. Как, и в каком порядке святой Павел выполнил план своего четвертого путешествия – неизвестно. Можно предполагать, что он после своего освобождения из уз, сел на корабль и отправился в Испанию. Но долго ли он там был, и как шло дело его благовествования, неизвестно. Из Испании, вероятно, он на корабле приплыл на остров Крит, где и остановился на некоторое время для благовествования Евангелия и утверждения Церквей, как видно из Послания к Титу.

Остров Крит (Кандия) был одним из цветущих и богатых островов Средиземного моря. Он был густо населен греками и евреями, которые с древнего времени, в период сиро-египетского гнета на Иудею, расселялись по лучшим островам Средиземного моря. В общем, остров Крит приобрел себе славу между греками и римлянами своим государственным устройством и мудрыми законами. Когда же римляне лишили самостоятельности этот остров, то на нем начались возмущения (ср. Тит. 3:1). В частности, нравственное состояние жителей острова, во время посещения его святым Павлом, далеко не заслуживало похвалы. Греческое его население отличалось развращенностью, лживостью, зверским нравом и бесчестностью (см. Тит. 1:12). Иудеи вносили в эту общую порчу нравственности и свою долю. Пристрастные сами к учению восточной эгоистической мудрости, они проповедовали ее и другим, чем развращали целые ломы из постыдной корысти (см. Тит. 1:10–11).

Прибыв на остров Крит, святой Павел вместе с Титом, очень многих обратил к вере Христовой по всем городам острова. Но сам Апостол или не имел возможности, или времени организовать по городам Церкви с епископами и пресвитерами. Чтобы учение Христово, так видимо охотно принятое критянами, прочно утвердилось между ними, пересоздало их распущенную нравственность, воспитанную на своеволии, необходим был строгий надзор за ними, энергичный руководитель, который бы авторитетно, нещадно и неусыпно бичевал их малейшие уклонения от чистоты веры. Такого руководителя с апостольскою властью святой Павел и поставил на Крите в лице Тита, а сам отправился посетить Малоазийские Церкви.

Познакомимся поближе с высокою личностью Тита и его характером. В книге Деяний Апостольских о нем совсем не говорится. Сведения о нем сообщает сам святой Павел в своих посланиях к галатам, во втором к коринфянам, к Титу и во втором к Тимофею. Из этих посланий мы узнаем, что Тит обращен был ко Христу Апостолом Павлом из язычников-эллинов (см. Тит. 1:4), и уже на Соборе Иерусалимском был представителем Церкви из язычников (см. Гал. 2:1–3). Далее, из Второго послания к Коринфянам, мы ближе знакомимся с характером и деятельностью Тита. Святой Павел питал к Титу по преимуществу горячую любовь, он беспокоился, когда при нем не было Тита (см. 2Кор. 7:6), и поручал ему такие важные дела в христианстве, которые требовали большого благоразумия, пламенной веры и энергии духа. Так, ему он поручил отнести свое Послание к Коринфянам, и своими убеждениями возвратить непокорных к чистоте веры и послушанию святому Павлу. Насколько важна в глазах Апостола эта миссия Тита в Коринф с посланием, святой Павел сам высказывает в своем послании, что он, до возвращения Тита, не имел покоя духу, и ожидал его с нетерпением (см. 2Кор. 7:5). Мы видим, что и Тит также имел беспокойство духа, и сильно огорчен был поведением коринфян (ср. 2Кор. 7:7–13). Но своим убеждением, своей энергией он произвел на коринфян такое впечатление, что они приняли его со страхом и трепетом (2Кор. 7:15), возбудил в них раскаяние, плач о своих заблуждениях (см. 2Кор. 7:7), и возвратил их к послушанию святому Павлу, что наполнило его душу радостью, и успокоило его пламенный дух, о чем и сам святой Павел видимо беспокоился. Другая миссия Тита была к тем же коринфянам для сбора милостыни, в пользу бедных христиан Иерусалимской Церкви. Коринфяне мало были на деле расположены жертвовать в пользу бедных. Чтобы возбудить в них усердие и ревность, Апостол опять посылает к ним Тита (см 2Кор 8, 6) как деятельного и ревностного в деле благотворения (см. 2Кор. 8:17). Тит, действительно, всей душой, без малейших корыстных расчетов, предан был этому делу, как свидетельствует о нем сам святой Павел (см. 2Кор. 12:18). Таким образом, Тит был, как сам святой Павел говорит о нем, товарищ его и сотрудник в Коринфской Церкви (2Кор. 8:23). Поэтому-то святой Павел и поручил ему, как товарищу своему, полную заботу о Критской Церкви, дав ему Апостольские полномочия. А сам отправился в Миры Ликийские, отсюда, вероятно, в Колоссы, как обещал Филимону, и другие Малоазийские Церкви на пути к Иерусалиму, где он надеялся лично укрепить веру христиан, как обещал в своем Послании к Евреям. В Никополе Киликийском остановился, чтобы здесь провести зиму 65 года. Отсюда, вероятно, посылает свое Послание к Титу, как начальное, в числе пастырских посланий его.

Святая Церковь, последние по времени послания святого Павла – к Титу и Тимофею, называет пастырскими, потому что они написаны к пастырям, и содержат наставления о добром пастырствовании. И в прочих посланиях говорится о пастырях и пастырстве, но не главным образом, а наряду с другими предметами, здесь же пастырство – главный предмет посланий. Все они указывают каков должен быть пастырь, как его избирать, как он должен жить, учить и править обществом христианским, и как стоять за истину против проникающих в это общество лжеучителей. И в пастырских посланиях излагается христианское учение, догматическое и нравственное, но только исключительно с той стороны, как то и другое следует пастырю преподавать пасомым.

Послание святого Апостола Павла к Титу

Побуждение и цель послания, место написания

На острове Крит вера Христова распространилась по всем городам, но не были еще организованы Церкви с пастырями. Это поручено было сделать Титу. Критяне знали святого Павла, как полномочного Апостола Христова. Но власти Тита могли и не признавать, или сомневаться в его распоряжениях. Поэтому святой Павел в своем послании, как бы официально уполномочивает Тита правами Апостола на Крите. Для того я оставил тебя в Крите, пишет в послании святой Павел, чтобы ты довершил недоконченное мною, и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал лично (1:5). К тому же святой Павел, как основоположитель Церкви, не мог не позаботиться о ее будущем, которое без целесообразного действования пастырей не может быть твердо. Для того же, чтобы они так действовали, нужно руководство. Дух Божий и внушил ему воспользоваться случаем, и написать правила для руководства пастырей. Послание написано на пути святого Павла в Никополь (хотя неизвестно, где конкретно). Послание писано между первыми и вторыми узами святого Павла.

Разделение послания

После обычного предисловия, состоящего из надписи с приветствием и начала послания (1:1–5), следуют правила в руководство Титу (1:6–3:11~), в конце прилагается небольшое заключение (3:12–15).

Послание к Титу

Надпись и приветствие в послании несколько распространеннее, чем мы обычно видим в других посланиях, и сходны с таковыми же в Посланиях к Галатам и Римлянам. Причина этого та, чтобы с первых же строк обратить внимание критских христиан на авторитет того, кто уполномочивает Тита организовать Церкви на Крите.

Глава 1

1 Павел, раб Божий, Апостол же Иисуса Христа, по вере избранных Божиих и познанию истины, относящейся к благочестию,

2 в надежде вечной жизни, которую обещал неизменный в слове Бог прежде вековых времен,

3 а в свое время явил Свое слово в проповеди, вверенной мне по повелению Спасителя нашего, Бога,

4 Титу, истинному сыну по общей вере: благодать, милость и мир от Бога Отца и Господа Иисуса Христа, Спасителя нашего.

5 Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал:

6 если кто непорочен, муж одной жены, детей имеет верных, не укоряемых в распутстве или непокорности.

7 Ибо епископ должен быть непорочен, как Божий домостроитель, не дерзок, не гневлив, не пьяница, не бийца, не корыстолюбец,

8 но страннолюбив, любящий добро, целомудрен, справедлив, благочестив121, воздержан122,

9 держащийся истинного слова, согласного с учением, чтобы он был силен и наставлять в здравом учении и противящихся обличать.

10 Ибо есть много и непокорных, пустословов и обманщиков123, особенно из обрезанных,

11 каковым должно заграждать уста: они развращают целые домы, уча, чему не должно, из постыдной корысти124.

12 Из них же самих один стихотворец125 сказал: «Критяне всегда лжецы, злые звери, утробы ленивые».

13 Свидетельство это справедливо. По сей причине обличай их строго126, дабы они были здравы в вере,

14 не внимая Иудейским басням и постановлениям людей127, отвращающихся от истины.

15 Для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистого, но осквернены и ум их и совесть.

16 Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и не способны ни к какому доброму делу.

1:1–3. Уполномочивая Тита властью апостольскою над Критскою Церковью, святой Павел, в приветствии, подробно указывает на свою власть и право на такое полномочие. Он раб Божий, поставлен Иисусом Христом в Апостолы для того, чтобы предназначенные Богом к избранию, уверовали через его проповедь, в Господа Иисуса Христа, познали истину спасения, что нужно делать и как жить по истине, чтобы быть благочестивыми и получить жизнь вечную, обещанную в Предвечном Совете (прежде вековых времен) верующим по вере. Это обетование – слово, Евангелие возвещается теперь устами Апостолов и его, святого Павла, по повелению Спасителя нашего – Бога, Господа Иисуса Христа (ср. Тим. 2:13).

1:4. Эту свою апостольскую власть святой Павел передает Титу, как своему истинному сыну по духу и по вере, и молит Господа – Пастыреначальника, даровать ему для управления Церковью – благодатные силы и милость как такому, которому трудно избежать ответственности пред Богом (ибо души всех взыщутся от его рук как епископа), мир, как поставленному в необходимость быть в столкновениях и вести непрерывную борьбу и со своими и с чужими, и с внутренними и с внешними, и с видимыми и с невидимыми. Все эти дары, необходимые для пастыря, исходят от Святой Троицы.

Начало послания (1:5)

1:5. Святой Павел, вместе с Титом, распространил веру Христову по всему Криту, но многого не успел докончить, и главное, организовать Церкви Христовы по всем городам. Чтобы докончить это дело, он оставляет в Крите своим наместником Тита, и заповедует ему как исправить (довершить) в Крите то, что начато святым Павлом, но не доведено до конца, и главное, между недоконченным поставить – рукоположить по всем городам пресвитеров, потому что без них ни учение, ни таинства, ни другие все порядки в Церкви должным образом не могут быть исполняемы. Под пресвитерами городов отцы-толковники разумеют епископов, как старейшин над иереями. И доселе на Востоке держится обычай, чтобы всякий город по возможности, имел своего епископа. «Не хотел Апостол, говорит Златоуст, чтобы весь остров подчинен был одному лицу, но чтобы каждый имел часть в своем ведении и наблюдении, ибо таким образом и для него самого облегчится труд, и над подчиненными будет больше наблюдения, если учитель не будет развлекаться (то есть разбрасываться), предстоятельствуя над множеством церквей, но будет заниматься только одною и ее устроять». Как все это исправить и доделать, святой Павел сам обдумал и подробно устно передал Титу, как руководительное для него правило, или инструкцию.

Правила в руководство Титу, а в лице его и всем устроителям церквей (1:6–3:11)

Раздел первый, относительно поставления епископов (1:6–9)

Здесь святой Апостол определяет, каков должен быть избираемый в епископы по семейным и гражданским добродетелям, какими должен отличаться нравственными качествами, и насколько должен быть учителен.

I. Какого семьянина и гражданина можно считать достойным епископства (1:6)

1:6. При избрании епископов, как я, говорит, повелел тебе, избирай из таких, кто непорочен. Тит должен тщательно узнать и испытать нравственные качества избираемого. Служение епископское есть образ служения Христова. Он – епископ, служитель Божий, устроитель Церкви Божией, и словом, и примером – жизнью. Поэтому он сам, в нравственной жизни своей, должен быть непорочен, безукоризнен (ср. 1, Тим. 3:2) то есть «если никто не может укорить его в дурной жизни» (Феодорит). Не в то только время, как его избирать и определять, он не должен иметь на себе вины и греха, но быть таким, чтобы совесть не угрызала его ни за какой грех со времени крещения. Ибо как предстоятелю Церкви укорить согрешающего, когда он тайно в сердце сознает, что сам позволял себе то в чем обличает другого?! (Иероним). Он должен быть высок духом настолько, чтобы не увлекаться слабостями плоти даже в супружестве, он должен быть муж одной жены, не второбрачный. Апостол почтил брак, не поставив его преградой к получению степени священства, но вместе и брачным удовольствиям не дал поблажки, отказав в нем (священстве) двоеженцам. Но женатый епископ должен особенно тщательно заботиться о религиозно-нравственном воспитании своих детей. Нужно, говорит, чтобы дети избираемого в епископы, были верующие, не подлежали укору в блуде или в непокорности и строптивости. Иметь одну жену и быть непорочным зависит от воли человека, а что дети бывают неисправны, это не всегда бывает по вине родителей. Праведный Исаак, например, конечно учил сына своего Исава всякому добру, но Исав оказался и блудником и нечестивым (см. Быт. гл. 25). У пророка Самуила, который сам был таков, что в день нужды возопил ко Господу об Израиле и Господь возгреме гласом велиим на врагов Израиля и падоша (1Цар. 7:10), были дети, которые уклонились во след лихоимания (1 Цар. гл. 8). Поэтому можно думать, что Апостол разумеет здесь такие случаи, когда дети неисправны по вине родителей, по неуменью их исправить, как должно, или по нерадению о том. «Если кто считает воспитание детей делом второстепенным, заботясь только об имуществе, и не имея об них надлежащего попечения, то таковой не достоин священства. Если он не мог воспитать своих детей, то достоин великого осуждения за леность, а если не старался, то достоин великого осуждения за недостаток любви. Посему, кто не радит о своих детях, тот как может пещись о чужих» (Златоуст).

II. Каков должен быть епископ по нравственным качествам (1:7–8)

1:7. Ибо епископ, как домостроитель Божьей Церкви, должен быть и сам высоким примером для пасомых. Поэтому он должен быть не себе угождающим, не ставить свой произвол выше всего, не обращая внимания на справедливые желания и нужды управляемых, «таковой, если будет поступать во всем только по произволу, сделает свое управление насильственным – деспотическим» (Златоуст). Не гневлив. Гневливый всегда раздражается, и при малом неосторожном слове или какой погрешности приходит в раздражение. Ничего нет безобразнее ярящегося наставника с грозным видом, с трясущимися губами, с наморщенным лбом и с лицом, то бледнеющим, то краснеющим, с неистовым криком. Таковой влечет погрешающих не к добру, а своею свирепостью низвергает в еще большее зло (Иероним). «Как может учить других обуздывать эту страсть тот, кто не поучил этому самого себя?» (Златоуст). Епископу не подобает быть пьяницей, собственно, шумливым, как от вина, бранчливым и ругательным, придирающимся и обращающимся с оскорбительными словами. Ибо ничто, говорит Златоуст, так не возбуждает презрения, как оскорбление, которое наносит более бесчестия самому оскорбляющему, лишая его должного уважения, ибо оскорбляемый делается более дерзким и презирает оскорбляющего. «Епископу не следует также быть убийцей, ни телесно, ни душевно, ни руками, не наносящим побоев и ран, ни словами горькими и ожесточенными не разящим душ» (Феодорит), не бьющим совести немощных братий (Экумений). Епископ должен быть не скверностяжателен. Этим запрещается ему не только дурными средствами приобретать себе состояние, но вообще всякое искание и желание прибылей считается позорным в лице епископа. «Он должен быть совершенно нестяжателен» (Златоуст).

Указав, чем не должен быть епископ, святой Павел указывает, далее, чем он должен быть.

1:8. Страннолюбие святой Павел везде заповедует целым Церквам, для чего устроялись общие странноприимницы, попечение о которых лежало на епископе. Но чтобы он вернее и охотнее исполнял это, надо прежде избрания удостовериться, имеет ли он расположение к тому, почему святой Павел и выставляет первым качеством избираемого во епископы – страннолюбие его. Епископ должен быть благолюбцем – ревнителем всякого рода добрых дел. На нем лежит попечение о бедных и больных, вдовах и сиротах. Нужное для этого доставляет паства, но надо, чтобы у епископа или пресвитера лежало сердце к такого рода делам, тогда и паства больше будет усердствовать. Епископ должен быть целомудрен – чист от плотских грехов, возможных и при супружеской жизни. Епископ должен быть праведный – безукоризненно справедливый ко всем, воздавая каждому должное по закону справедливости. Епископ должен быть преподобен – свят, украшен всякими душевными и телесными добродетелями и всецелою преданностью Богу. Епископ должен быть воздержателен от всех видов страстей – бесстрастен. Таков должен быть епископ по своей жизни.

III. Каков должен быть епископ по учительству (1:9)

1:9. Епископ должен не только сам хорошо усвоить, но и держаться, дорожить, как жизнью, словом истины, которое изошло от Бога – Богом возвещено, держаться верного слова, без прибавки и убавки и изменения. Но как узнать, что оно таково у избираемого во епископы? Когда он держится слова – учения, которое не сам придумал, но которое принял через научение. Спаситель говорит, что Он научен Отцом (см. Ин. 8:28). Апостолы научены Господом Спасителем, верующие все научены Апостолами. Научение это в начале составляло норму христианского видения, и свидетельство верности его – кто держался сего научения, тот держался верного словесе. И это-то Апостол поставляет в закон епископу – не вдавайся в мудрования, держи, что и как принял. И как принял, так и преподавай. Если епископ будет поступать по этому закону, то он будет силен. Слово его, как от Бога исшедшее, будет победоносно, убедительно для тех, которые ищут здравого – истинного учения, а для противящихся истине будет служить надежным обличением. Этим правилом епископ и должен пользоваться, чтобы учить других. Учительность – его прямая и главная обязанность. «Если у епископа только жизнь свята, то живя так, он себя только пользует, но если он и учителен, то и себя, и других созидает» (Иероним). «Кто не силен ни с врагами бороться, и пленять всякий разум в послушание Христово, ни своих научать, убеждать, утверждать, тот лжеепископ есть. Что наипаче характеризует епископа, это есть – учить» (Феофилакт).

Раздел второй. Правила на случай распространения кем-либо неправых мыслей (1:10–16)

Как везде, так и на ниве Божьей, вместе с чистой пшеницей – чистым учением Христовым, враг людей, диавол засевал свои плевелы – разные лжеучения. Так было и на Крите. Здесь появились лжеучители, главным образом из иудействующих, непокорные Христовой истине, руководящиеся своим умом, желающие им постигнуть и объяснить непостижимое. Они вносили в общество христиан свои вымыслы, проповедуя их из корыстных целей, и этим развращали целые семейства. Да и нравственность самих критян – греков, была неудовлетворительна, они были склонны ко лжи, вражде и лени. Противоборствовать этому лежало на обязанности епископов. Но так как их еще не было, а между тем плевелы могли заглушить пшеницу, то святой Павел пока и возлагает эту обязанность на самого Тита, указывая, как ему действовать – одним заграждать уста, других нещадно обличать, давая тем образ для пастырского руководства и будущим епископам.

1:10–11. Раньше святой Павел сказал, что епископ должен быть учителен, а теперь указывает причину этого, именно появление на Крите многих суесловов, которых опасно оставлять без обличения. Святой Павел далее характеризует этих суесловцев такими чертами: они непокорные, самочинны и самовольны. Насаждая веру, насадители ее, Апостолы, тут же заводили и всякие порядки по духу этой веры, как о всем судить и думать, как жить и действовать, и как приближаться к Богу посредством молитв и тайнодействий. Непокорные же ничего такого не считали для себя обязательным, а все делали по-своему, тому же учили и других. Они – пустословы, говорящие всякий вздор, из стремления показаться людьми умными – сведущими. Таких много бывает во всякое время. Они умом прельщены, своим умничаньем прельщают, обманывают и себя и других, полагая, что они открыли истину. Святой Павел не указывает, о чем пустословили, и чем прельщали эти самомнительные учители. Дальнейшие слова, особенно из обрезанных, немного уясняют предмет их пустословия, но нерешительно, видимо, предлагалось иудейское толкование закона Моисеева, например о чистом и нечистом (ср. 1:14–15), вероятно, с гностическим толкованием. Все эти учители действовали на христианской почве, поэтому были вхожи в христианские семейства. Их там слушали как христиан, и развращались целые семейства, и это для того только так делали самочинники, чтобы жить на счет своих учеников – скверного ради прибытка. Таким, дает приказание святой Павел, должно заграждать уста или силою пастырской власти, или силою обличения лжи и утверждения истины, такою, чтобы они ничего не могли сказать в защиту своего лжеучения.

1:12–13. Мало, говорит, заградить уста суесловов строгим обличением их учения, надо самих критян убеждать твердо держаться истины, и не внимать легкомысленно всякому лгуну, отвращающему их от истины. Сами критяне – греки, по природному своему нраву, падки на ложь, готовы верить всякой лжи. Это у них старая наклонность, которую заметил в них еще давно их же поэт (как критяне его называли, пророк Эпименид), живший почти за 700 лет до Павла. Апостол счел лучшим привести свидетельство поэта-критянина, чтоб не сказал кто: «Ты несколько дней пробыл на острове и уже узнал наш характер?». К тому же, взяв такое древнее свидетельство, Апостол дает разуметь, что недоброе свойство критян есть не что-то случайное, а устарелый порок. Кто-то им наболтал, что главный бог греков, Зевс, умер на Крите, и указал место, где он якобы погребен. Критяне легко поверили этой очевидной лжи, и не переставали верить и после. За это Эпименид назвал их вечно лживыми, кроме того, заметил, что они злы, как звери, и ленивы. Приведя это свидетельство, святой Павел прибавляет, что оно справедливо, особенно то, что критяне охотно слушают всякую ложь и всякие басни. «Если они склонны были ко лжи, говорит Златоуст, то для них нужно сильное обличительное слово, кротостью такой человек не может быть тронут, поэтому Апостол и говорит Титу: обличай таковых нещадно. Ибо нужно не со всеми обращаться одинаковым образом, но различно и разнообразно, смотря по лицам. Ибо как укоряя человека послушного и благородного, можно убить его и погубить, так и лаская человека, имеющего нужду в сильном обличении, можно испортить его и не довести до исправления». Цель нещадных обличений – исправление веры: да здравы будут в вере, да держатся в точности преданного им, да хранят образ здравых словес, преподанных Апостолами (см. 2Тим. 1:13, cp. 1Тим. 6:3–4).

Как же сохраниться здравыми в вере?

1:14–15. Здравой вера сохранится, если пастыри нещадно обличат суесловов и их басни, и верные не будут обращать на них внимания.

Что за басни рассказывали иудействующие и какие человеческие заповеди установляли суесловы? Апостол не указывает определенно потому, конечно, что критяне и без того их знали. Для нас же ясно то только, что под баснями иудейскими следует разуметь не Моисеевы постановления, но неверное толкование их иудейскими раввинами, в так называемом Талмуде, или что-либо подобное тому, а под заповедями человеческими – языческие мудрования и обычаи, в которых нет истины. «Таким образом, говорит Златоуст, не должно слушаться ни язычников, ни иудеев, ибо это значит не быть здравым. Если ты содержишь веру, то для чего вводишь еще нечто другое, как будто вера недостаточна для оправдания. Для чего подчиняем и порабощаем себя закону? Или ты не надеешься на веру? Это свойственно больному и неверующему, такой человек сомневается, а душе верующей не свойственно сомнение». Чтобы показать нелепость этих иудейских басен, святой Павел указывает на их учение о яствах, будто они делают употребляющего их чистым или нечистым. Чистота или нечистота человека зависит не от того, чем он питается, а от сердца. Кто чист сердцем, тот, какую бы пищу ни употреблял, чист, и все ему чисто, и пища не делает его нечистым. Напротив, кто нечист сердцем, того никакая пища не сделает чистым – все он нечист. Апостол здесь тоже самое внушает, чему учил Спаситель, что не входящее во уста сквернит человека, а то, что исходит из сердца (см. Мф. 15:11–19). Чистое же сердце то, которое, отрешившись от всякого самоугодия, все направляет к славе Божьей, даже дело своего питания, оттого у него все чисто, а нечистое сердце – самоугодливое, делающее все для самоугодия, тем и само нечисто, и что делает, делает нечистым. О таких и говорит Апостол: осквернены и ум их и совесть. Самоугодливое сердце, действуя на ум и совесть, заставляет и их оправдывать свою самоугодливость, составлять ложные понятия о благе человека, или молчать, и тем и их осквернять. Указав на нелепость учения, Апостол показывает каковы учители.

1:16. Несомненна истина, что как дерево узнается по плодам, так учитель по делам – по жизни, и ничто так не отталкивает от учения, как нехорошая жизнь учителей. Святой Павел и говорит здесь: посмотрите, как живут эти учители-суесловы, они учат ради корысти (ст. 11). Мало того, они говорят, будто чтут Бога, а сердцем и делами отрекаются от Него (ср. Ис. 29:13), делают то, что не угодно Ему. Они гнусны и неспособны ни к какому добром у делу, имея и ум свой и совесть, оскверненными самоугодливым – нечистым сердцем.

Раздел третий. Указание чему и как следует учить верных, сообразуясь с их возрастом и состоянием (2:1–3:11)

Можно думать, что критяне, приняв веру, не заботились жить по вере, а жили по прежним обычаям, иудеи – иудейским, язычники – языческим, проводя, между тем, время в распущении басней суеверия и в пустых бесполезных состязаниях. К исправлению этих недостатков Апостол, главным образом, направляет труды Тита и тех епископов, которых он изберет и поставит по городам. Для сего Апостол указывает, что надо говорить старцам и старицам (2:2–3), юношам и молодицам (2:4–6), рабам (2:9–10). Внушает, чтоб все верующие делались ревнителями добрых дел (8:11–15), вообще гражданам (3:1–2), и настаивает на том, чтобы они учили не словом только, а и своим примером, своею жизнью (2:7–8), говорит о благодати Святого Духа (3:3–7), учит избегать словопрения (3:8–11).

I. Общая мысль (2:1)

Глава 2

1 Ты же говори то, что сообразно с здравым учением:

2 чтобы старцы были бдительны128, степенны, целомудренны, здравы в вере, в любви, в терпении;

3 чтобы старицы также одевались прилично святым129, не были клеветницы, не порабощались пьянству, учили добру;

4 чтобы вразумляли молодых любить мужей, любить детей,

5 быть целомудренными, чистыми, попечительными о доме130, добрыми, покорными своим мужьям, да не порицается слово Божие.

6 Юношей также увещевай быть целомудренными.

7 Во всем показывай в себе образец добрых дел, в учительстве чистоту, степенность, неповрежденность,

8 слово здравое, неукоризненное, чтобы противник был посрамлен, не имея ничего сказать о нас худого.

9 Рабов увещевай повиноваться своим господам, угождать им во всем, не прекословить,

10 не красть, но оказывать всю добрую верность, дабы они во всем были украшением учению Спасителя нашего, Бога.

11 Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков,

12 научающая нас, чтобы мы, отвергнув нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке,

13 ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа,

14 Который дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам.

15 Сие говори, увещевай и обличай со всякою властью, чтобы никто не пренебрегал тебя.

2:1. Суесловы распространяют басни. Ты же, говорит, заградив им уста, а своих строго обличив, не вдавайся с ними в споры, а все внимание обрати на то, чтобы преподать здравое учение – как истинно веровать, и как вести жизнь, сообразную с верой, чтобы уверовавшие в Господа были старательными в добрых делах. Далее и указывает, в чем должна состоять эта добрая жизнь.

II. В чем добронравие старцев и стариц (2:2–3)

2:2. «Старость имеет свои недостатки, ей свойственны небрежность, леность, забывчивость, тупость и неподвижность. Человека в этом возрасте многое располагает быть не трезвенным, и особенно притупление чувств, медлительность и неподвижность» (Златоуст). Поэтому святой Павел и заповедует старцам трезвенными быть. Что это значит? Быть внимательным к тому, что происходит в душе, и к тому, как текут дела вовне, а не быть рассеянным в мыслях, ленивым, нерадивым. Во-вторых, старцы должны быть во внешнем своем поведении степенны – сдержанны и в речах, и в движениях. В-третьих, должны быть в целом целомудренны – чисты от плотских грехов и помыслов и рассудительны (Златоуст). И наконец, должны быть здравы в вере, искренне верующими, здравы в любви истинной – христианской (см. 1Кор. 13:4–7), и здравы в терпении – в благодушном перенесении всех скорбей внутренних и внешних. Таким образом, старцы, по учению святого Павла, должны быть образцом по вере и доброй жизни для христиан.

Чему требует он учить стариц?

2:3. Святой Павел повелевает внушать и старицам тоже, что и старцам чтобы они были во всем честны, трезвенны, целомудренны, здравомыслящи верою, любовью и терпением, и притом, сообразно с полом своим, ходили в одеянии святолепном, чтобы и самая поступь их, и движение, взор и речь, и вообще все внешнее их, представляли некое священнолепное достоинство (Иероним, Феодорит). Чтобы старицы не были клеветницы, воздерживались от пересудов, наговоров, сплетен и всякого злоречия, чтобы они не предавались пьянству, чтобы старицы и примером и словом учили юных добру. Старость многоопытная по естественному порядку, есть руководительница молодости, особенно украшенная христианскими добродетелями. Поэтому святой Павел и заповедует старицам, чтобы они и словом и примером вразумляли юных, преподавали им мудрость христианской жизни.

III. Каково должно быть поведение молодиц и юношей (2:4–6)

2:4–5. Старицы, как сами опытные и научаемые епископом – пастырем, могут удобнее наблюдать за семейными христианами, особенно молодыми женами, вразумлять их любить своих мужей, и быть с ними в полном согласии, которое полезнее богатства, благородства, власти и всего другого. Оно – основа семейного благополучия. Они должны научить юных жен как, любя детей, воспитывать их по-христиански, в страхе Божьем. Они должны внушить молодым женам истинное целомудрие, чтобы даже «между мужем и женой было некое стыдливое и скромное любление» (Иероним), и чтобы в сердце не заходили нечистые плотские помыслы. Опытные старицы лучше всего могут научить юных жен домы свои добре править. Любовь к мужу побудит жену быть попечительной о доме, а как лучше устроить дом могут научить опытные старицы. Но при устройстве своего дома и излишней попечительности о нем, о муже, о детях, жена легко может впасть в скупость и жестокость к слугам и посторонним. Чтобы не случилось и этого, старицы должны внушать таким женам быть добрыми и к домашним, и к посторонним. Главная добродетель жены как жены – покорность своему мужу, заповеданная ей Богом (см. Быт. 3:16). Поэтому Апостол внушает учить жену покорности мужьям, потому что непокорность равносильна хулению слова Божия, да и проповеди Евангельской.

2:6. Молодых жен святой Павел поручил вразумлять старицам, а юношей поручает вразумлять Титу, и потом, поставленным им епископам. «Ничто, поистине ничто не бывает так трудно и тяжело для молодого возраста, как преодолевать постыдные удовольствия. Не столько любовь к деньгам или желание славы, или что-либо другое смущает этот возраст, сколько сладострастие. Посему святой Павел и заповедует Титу молить, отечески уговаривать, убеждать юношей быть целомудренным и только такими. «Исходящими из любящего сердца молениями, можно побудить энергию воли на противление восстающим плотским влечениям» (Златоуст). Сохранивший целомудрие юноша легко охранит себя от прочих страстей.

IV. Напоминание, чтобы учащий сам был образцом во всем (2:78)

2:7–8. Увещания пастыря тогда только имеют сильное влияние на пасомых, когда он подтверждает их своим примером. Поэтому и святой Павел заповедует Титу быть образцом в жизни и учительстве. «Образцом всем (2:7–8)предлагаемых тобою учений, говорит, да будет жизнь твоя, потому что слово, свидетельствуемое делами, делается достойным вероятия» (Феодорит). Образцовое учительство святой Павел характеризует следующими чертами. В учительстве наблюдай чистоту – ничего, никаких добавлений не делай к чистому учению веры, степенность – проповедуй не как начальник, а как доброжелательный отец детям, с кротостью и любовью. Это требует, чтобы в самом образе выражений речь поучающего соблюдала строгую важность сообразно с предметом, чтобы в ней не было ни напыщенности, ни низости и пошлости, ни шуточных оборотов, ни утонченности, соблюдай неповрежденность – не поврежденное страстями расположение духа тщеславием, корыстью и другими земными побуждениями. Самое содержание образцового учительства святой Павел характеризует двумя словами словоздравое, незазорное. Слово здравое – учительное, есть то, которое предлагает учение не поврежденное, и содержащее все, что предназначено ему содержать по намерению Того, Кто ниспослал на землю сие слово истины. Такое слово насаждает и напояет, и возвращает веру здравую, и учение здравое, догматическое (Экумений). Слово незазорное есть слово православное, не содержащее ничего укорного. Итак, пастырь Христов и своею добродетельною жизнью, и своим образцовым учительством так должен себя поставить, чтобы противник, зорко следящий за ним и злобно подсматривающий, дабы открыть в нем что-либо худое, остался посрамленным, не имея ничего сказать о нас(христианах) худого.

V. В чем добронравие рабов (2:9–10)

2:9–10. Рабство и вообще, а особенно в древности, по своей тяжести, и физической и моральной, представляло много сильных искушений для души. Отсюда происходили в разных странах возмущения рабов-христиан против их господ. Святой Апостол и ранее в своих посланиях (см. Еф. 6:5–8; Кол. 3:22), и в этом, обращает внимание на них. Он заповедует Титу учить рабов, во-первых, повиноваться своим господам, представляя себе, что они служат не людям, а Господу (ср. Еф. 6:7), угождать им, или точнее, быть угодными, приятными им во всем, что касается их рабских (физических) обязанностей, не прекословить им по побуждению сварливости и противления. Они же – рабы Господа духом. Потом учит их, чтобы они не крали, не пользовались господским добром как-либо тайком или хитростью, но были верны во всем добром. Таким добрым поведением да украшают рабы учение Господа. Тогда господа не только не станут запрещать им веровать, но даже рады будут тому, видя что вера и для них самих оказывается полезною. Ибо язычники судят о догматах не по учению, а по делам жизни. «Итак, пусть будут для них (язычников) учителями и жены и рабы своим поведением» (Златоуст). Так безукоризненно должны жить и все христиане в нынешнем веке, исполненном всяких пороков. В этом состоит все домостроительство нашего спасения.

VI. Внушение, чтобы все верующие делались ревнителями добрых дел (2:11–15)

2:11–12. Рабы своим поведением должны украшать Бога и Спаса нашего, не подавая господам никакого повода к неудовольствию, потому что благодать Божья, спасительная, явилась всем человекам, не исключая и рабов. Благодать Божья – это домостроительство спасения в Иисусе Христе, в воплощении Его, в страданиях, смерти, воскресении, в вознесении на небо и ниспослании Святого Духа, в основании святыми Апостолами Церкви Божьей на земле, доступ в которую открыт всякому. Приходи, принимай учение верою, освящайся таинствами и затем живи свято под руководством пастырей. Раб ли ты, или свободный, Благодать же Святого Духа приводит в напряжение нравственные силы верующих, ибо цель благодати – делать нас нравственно во всем исправными, она передает нам не голое знание, а переделывает нашу жизнь – научая как детей, воспитывая нас словом и делом. Первый же урок ее нам – отвергнись нечестия и мирских похотей, и начни новую жизнь, противную старой. Отвергнись – совершенно удались, возненавидь, отрекись нечестия, нечестивого учения (Златоуст) – идолопоклонства и мирских похотей, самоугодливой жизни в похотях и страстях, к удовлетворению которых направлены все обычаи мира (ср. 1Пет. 4:3), и живи целомудренно, воздерживаясь не только от плотских грехов, но и от прочих страстей (Златоуст), праведно – правдиво, справедливо по отношению к другим, руководясь законом правды и любви, и благочестиво – в страхе Божьем, пред лицом Его вездесущим, всевидящим и всесодержащим, и во славу имени Его. Таким образом, благодать Святого Духа воспитывает принимающих ее для святой, совершенной жизни, в настоящей земной жизни – в нынешнем веке, чтобы достойно приготовить к блаженной жизни в веке будущем, где христианин должен быть своими – сознанием, и умом, и сердцем.

2:13–14. Блаженное упование есть надежда на блаженство в Царстве Небесном. Это упование благодатью Божьей вселяется в сердце истинно верующего в самом призвании, и возрождении в купели крещения. Рожденный от Духа есть чадо Божье, таким и чувствует себя в глубине своего сердца, и вместе сознает, что он и наследник Божьих обетований и блаженства в Боге (ср. Рим. 8:16–17). Таким образом, ожидание блаженства есть существенная черта во внутреннем настроении истинных христиан. Живя на земле, они с полной уверенностью ожидают получить его на небе. В этом и цель жизни христианина. Начало блаженства сейчас, после смерти тела, а полный расцвет его наступит после того, как придет во всей славе Своей Великий Бог, Иисус Христос, во второй раз на землю, для открытия вечного Своего Царства. «Для сего-то Христос за всех нас принял смерть, чтобы прекратив мучительство смерти, избавить нас (дать за нас выкуп правде Божией) от горького рабства греху, и сделать, очистив от всякого беззакония, своим собственным – отличным, обособленным от всех других, народом, любителем и ревнителем добрых дел » (Феодорит).

Вот этому и должен учить пастырь своих пасомых.

2:15. Главным долгом пастыря должно быть – учить пасомых избегать всего худого и делать всякое добро, употребляя к тому всякие способы убеждения. Одним достаточно сказать, как нужно жить, и они сделают это. Для кого мало простого указания, того, говорит, увещевай – уговаривай, убеждай любовью и благожелательною речью. Убеждение совершается указанием таких сторон в деле, которые привлекают к нему сердце, и возбуждают энергию к совершению его. Всякое доброе дело имеет такие стороны, но они не для всех ясны И их требуется указать, и тем умолить делать его. Для кого и этого мало, на того остается действовать только силою обличения, пристыжения, укоров власти, такого, говорит, обличай со всякою властью. Если пастырь не будет учить, умолять и властно обличать, то неисправные станут, наконец, на глазах у него делать все неподобное, думая и говоря про него: «На этого что смотреть? Ничего не скажет». Поэтому святой Павел и внушает пастырю говори, моли, обличай, чтобы никто не пренебрегал тебя, не за твою недобрую жизнь, а за твое нерадение учить, умолять и обличать пасомых.

VII. В чем добронравие христианина как гражданина (3:1–2)

Если рабство тяготило отдельных лиц – рабов, то зависимость от языческой власти тяготила большую часть христиан, считающих себя искупленными от рабства Христом и Его, исключительно, рабами. Отсюда происходили волнения, возмущения христиан, особенно из иудеев, против властей в разных христианских Церквах. В это время происходили сильные волнения в Иудее, направленные против римской власти, против повиновения ей, что не могло, конечно, не отразиться на всех иудеях и в прочих странах. Были эти волнения и на Крите. Апостол нередко в своих посланиях разъясняет христианам, что подчинение властям есть подчинение Богу, установившему власть не для добрых, а злых (см. Рим. 13:1–7). Так и здесь Апостол вменяет в обязанность Титу, и в лице его пастырям Критской Церкви, внушать пасомым повиноваться поставленным от Бога властям, и делать добро, чтобы не бояться их.

Глава 3

1 Напоминай им повиноваться и покоряться начальству и властям, быть готовыми на всякое доброе дело,

2 никого не злословить, быть не сварливыми, но тихими, и оказывать всякую кротость ко всем человекам.

3 Ибо и мы были некогда несмысленны, непокорны, заблудшие, были рабы похотей и различных удовольствий, жили в злобе и зависти, были гнусны, ненавидели друг друга.

4 Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога,

5 Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом,

6 Которого излил на нас обильно через Иисуса Христа, Спасителя нашего,

7 чтобы, оправдавшись Его благодатью, мы по упованию соделались наследниками вечной жизни.

8 Слово это верно; и я желаю, чтобы ты подтверждал о сем, дабы уверовавшие в Бога старались быть прилежными к добрым делам: это хорошо и полезно человекам.

9 Глупых же состязаний и родословий, и споров и распрей о законе удаляйся, ибо они бесполезны и суетны.

10 Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся,

11 зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден.

12 Когда пришлю к тебе Артему или Тихика, поспеши прийти ко мне в Никополь, ибо я положил там провести зиму.

13 Зину законника и Аполлоса позаботься отправить так, чтобы у них ни в чем не было недостатка.

14 Пусть и наши учатся упражняться в добрых делах, в удовлетворении необходимым нуждам, дабы не были бесплодны.

15 Приветствуют тебя все находящиеся со мною. Приветствуй любящих нас в вере. Благодать со всеми вами. Аминь.

3:1–2. Святой Павел, насаждая веру Христову и уча новой – святой жизни по требованию веры, всюду заводил новые порядки для этой новой духовной жизни, но нигде не восставал против заведенных уже порядков гражданской жизни. Тяжелы они были для принявших веру Христову, но он облегчал их тяжесть тем, что возводил учреждение их к Богу, поэтому повиновение властям относил к повиновению самому Богу, и это ставил христианам в число их добродетелей. Тем же, которые забывали это, повелевает Титу напоминать, что их, как христиан, учили повиноваться и сердечно покоряться всякой гражданской власти, и большой – владеющим, и малой – начальствующим (ср. Рим. 13:1), чтобы все видели, что христиане готовы на всякое доброе дело, к которому приглашают их власти, но только на доброе, а не на худое. Какие это добрые дела в гражданской жизни, святой Павел разъясняет далее. Учи, говорит, чтобы христиане никого не злословили, ни о ком не говорили худо, ибо поток злых речей есть яд, разъедающий союз доброго сожительства. И не дело человека судить и осуждать другого, это дело Божье (ср. Рим. 14:10). Чтобы христиане не были сварливыми, не заводили ссор, споров и судов и не воздавали злом за зло (ср. Мф. 5:39), а жили бы тихо, как будто их и нет, и оказывали всякую кротость, уступчивость ко всем – иудеям и эллинам, друзьям и врагам. Уступчивость представляется некоторою потерею ущербом, но на деле она всегда выигрывает, если не в настоящем, то в будущем, не только вечном, но и временном Потерянное возвращается с лихвою.

VIII. Внушение, что затем и благодать Святого Духа, чтобы претворять нас недобрых в добрых (3:3–7)

3:3. Христианам, говорит, никого не следует злословить, потому что они были некогда и сами худыми, а теперь только по благодати Спаса нашего, обновившего нас, из худых сделались хорошими.

Чем были люди до христианства? Все в душе у них было в извращении – несмыслен ум, непокорна воля и заблудшее сердце, такова уж участь людей, которые живут в страстях и грехах. Именно ум, пораженный страстью, лишается своего света, в нем помрачаются прежние здравые понятия о Боге, мире и человеке, о цели настоящей жизни, о назначении окружающих нас вещей и о значении всего, что с нами бывает. Потеряв такие понятия, он теряет и силу управлять жизнью человека – ходит как ощупью, впадая от одной несуразности в другую. Потом и воля, заражаясь непокорностью, не хочет знать ни Божеских, ни человеческих законов, ничего кроме себя и того, что внушает ей самоугодие к удовлетворению страстей. Наконец и сердце, будучи во власти прельщения, считает хорошим, приятным и красивым лишь то, что льстит этой страсти, хотя по свойству своему дурно, отвратительно и безбожно. Таким образом, и оно теряет свой природный вкус. А когда поражены бывают высшие силы – высшая сторона человеческой природы, тогда вместо законов, лежащих в них, чтобы заправлять поступками человека, выступают похоти (страсти) и сласти (от удовлетворения страстей), жизнь начинает течь по их требованиям. Высшие силы начинают на них работать, ум придумывает средства к удовлетворению их, и прикрытию такого удовлетворения, которому неудобно быть видимым. Воля исполняет веления ума и сердца, которое, хотя не раз уже испытывало горький осадок после удовлетворения страстей, все же влечется к ним, обманчиво надеясь встретить и вкусить, наконец, и на этом пути какое-нибудь прочное благо. Тут настоящее рабство внутри человека. Тирания греха – главная сила, управляющая им, сластолюбие, которое возбуждает страсти и заставляет человека не разгибаясь работать страстям. Таков внутренний строй грешника.

Внешние же его отношения определяются злобой и завистью. Он считает, что всё, и все, должны ему служить, и на него работать. Кто же не хочет подчиниться его эксплуататорским замашкам, тот уже этим самым внушил к себе неприязненные чувства. Он начинает злиться, и горит желанием уничтожить своего противника. Богатого – лишить богатства, властного – власти, или подорвать уважение к нему. А если у него нет средств прямо нанести какой-нибудь вред, старается хоть чем-либо досадить своему противнику, не разбираясь в средствах. Понятно, что такие люди по своим злобе и зависти, внушают к себе отвращение, как гнусные, и все такие эгоисты-сластолюбцы живут в ненависти друг к другу. Да это и понятно, эгоист по природе любит только себя. Он наперед уже ко всем холоден, а лишь только встретит в другом что-либо противное себе, тотчас эта холодность переходит у него в ненависть.

Вот как жил, и живет человек – не истинный христианин.

3:4–5. Но несмотря на полное извращение в грехе нашей природы, Бог определил спасти нас от окончательной погибели. Явилась благодать и человеколюбие Его, в воплотившемся на земле Сыне Его, Спасителе нашем, по существу Своему Боге, Который и спас нас не за добродетели наши, которых и не было у нас, а за то, что мы, творение всеблагого, премудрого и всемогущего Бога, пали и погибали, поэтому Он, по Своей исключительной милости, спас нас от рабства похотям и сластям, под игом которых мы стонали до принятия веры Христовой. Как спас? Банею пакибытия и обновления Духа Святого. Так глубоко погружены были мы во зло, что сами не могли уже очиститься, нам нужно было возрождение. Его и получили мы в купели (бане) возрождения (пакибытия). «Это подлинно было новое рождение, нового бытия получение, Он не поправил нас, а воссоздал сполна. Это означают слова и обновления Духа Святого. Он сполна сделал нас новыми. Каким образом? Святым Духом» (Златоуст).

3:6–7. Бог Отец излил Его обильно на всех верующих через Христа Спасителя, Который умолил Отца дать Утешителя, сначала Апостолам (см. Ин. 14:16), и ниспослал им Его в день Пятидесятницы. А потом сами Апостолы, возложением рук своих на верующих, изливали Святого Духа на них, дабы они при помощи даруемой им благодати, оправдались – сделались святыми, без всякой скверны или порока. Ибо благодать отвращает человека от всего худого, воодушевляет на все доброе, и дает силу поступать соответственно этому воодушевлению. Действуя согласно ее внушениям, мы изгоняем из себя все злое, а все доброе насаждаем, укореняем в себе, и делаемся, таким образом, во всем чистыми и непорочными. Конец же, венчающий наши труды, наследие жизни вечной – по упованию. Упование наследия есть существенная черта во внутренней жизни верующих. Спаситель сказал: где Я, там и слуга Мой будет (Ин. 12:26). Наследие жизни вечной закреплено за верующими, так что оно уже несомненно им принадлежит, как уповают, так и получат (Златоуст), только бы не ослабевая стремились быть праведными и святыми. Все сказанное святой Павел удостоверяет в начале 8-го стиха, слово это верно.131 «Всякой веры достойно слово о наследии Божьем, и об уповании жизни вечной» (Иероним). «Тот, кто избавит нас от такого беззакония и таких зол, без сомнения, подаст нам и будущие блага, если мы пребудем в благодати, ибо все совершается одним и тем же Промыслом» (Златоуст).

IX. Вот чему учи, а пустых состязаний отрицайся и еретиков прогоняй (3:18–11)

3:8–9. И вот, я хочу, говорит святой Павел Титу, чтобы ты учил, внушал и убеждал уверовавших в Бога, дабы они старались не мимоходом, не кое-как, а всей душой быть прилежными (в греч. буквально быть первыми) к добрым делам, «обиженным помогать не деньгами только, но и своим заступлением, и вдов и сирот защищать, и всем вообще бедствующим доставлять спокойствие, не ожидать, чтобы нуждающиеся приходили к ним, а самим о них попечение иметь» (Златоуст). А все остальное можно оставить. Именно глупые состязания – изыскания, вопросы, например, вроде того, почему в каком-нибудь месте Писания стоит такая буква, а там такая, или какая тайна откроется, если сопоставить буквы так и так. Такое изыскание питает пустую пытливость, никакой пищи не доставляя ни вере, ни добронравию (Иероним). У иудеев много было подобных исследований, и между ними много было лиц, которые гордились этим, и старались занимать других ими. Все такие изыскания Апостол называет глупыми – бестолковыми. Так, например, иудеи особенно тщательно занимались своими родословиями, производя свой род от славных своих предков – Авраама, Исаака, Иакова. Глупыми и эти родословия называет Апостол, как бесполезные. В самом деле, какая польза грешащему, что он имеет праотцом Авраама?

Так же Апостол велит Титу устраняться споров и распрей о законе. Значение нравственных ветхозаветных законов бесспорно. Шли споры об обрядовой стороне закона, и еще более о многих прибавлениях к нему, навязанных иудеям их позднейшими учителями, в видах точнейшего будто бы исполнения того или другого предписания закона. Христиане со своей стороны, не порицали того, что предписывалось в законе, но считали это ненужным при благодати. Иудеи же, защищая свое, вступали в жаркие споры. Отсюда рвения и свары, а пользы никакой. На эти споры и предметы ты не обращай, говорит, внимания. Такими пустяками, бесполезными и суетными, не занимайся, и пасомых учи тому же.

А как поступать с еретиком?

3:10–11. Еретик совсем не то, что безвредный спорщик-совопросник. Учение второго только бесполезно, а первого – вредно. Такого нельзя пропустить без внимания, но в надежде, не даст ли ему Бог покаяния к познанию истины (см. 2Тим. 2:25), поспешить обратиться к нему с вразумлением, и если первое вразумление окажется безуспешным, повторить его, а если и это будет безуспешно, то придется от него отказаться, сказав ему решительно: ты не наш, отойди прочь от нас. Потому так нужно после двукратного вразумления, поступить с еретиком, что он, очевидно, развратился – потерял способность видеть истину, будучи полон противных убеждений, и потому грешит, упорно остается в своем заблуждении, несмотря ни на какие вразумления. В совести своей он осужден за несогласие с истиною, но все-таки не слушает ее голоса, стыдясь унизить себя уступкою. Таким образом, он приносит в жертву своему самолюбию ясно сознаваемую истину, и грешит, идя против совести.

Заключение (3:12–15)

Здесь святой Павел делает некоторые распоряжения, посылает приветствия и дает последнее благословение.

Апостол дает распоряжения (3:12–14)

3:12. Святой Павел, оставив Тита на Крите для окончания устройства здесь Церкви Христовой, сам посещал, прежде устроенные им Церкви в Малой Азии, и решил провести зиму в Никополе. Сюда он вызывает Тита, чтобы узнать, как он устроил Церкви, и решить как дальше ему действовать там. А на смену ему в Крите обещает послать или Артему, о котором ничего неизвестно из других мест Писания. Предание же передает, что он потом был епископом в Листрах, или известного уже нам его сотрудника Тихика, который послан был им с посланием в Колоссы, где Апостол, вероятно, и встретится с ним.

3:13. Зина, хорошо знающий законы, и Аполлос, известный своим красноречием, вероятно, вместе с Титом трудились на Крите. Святому Павлу понадобились они для дела проповеди. Поэтому он наказывает Титу прислать их к нему прежде, чем сам отправится, снабдив их всем необходимым для дороги. Апостол указывает Титу, где взять необходимое для них.

3:14. Святой Павел советует Титу, для снабжения Зины и Аполлоса, самым необходимым, то есть пищей и одеждой (ср. 1Тим. 6:8), привлечь к тому наших – верующих во Христа, то есть критян, чтобы они приносили плод благий, упражняясь в добрых делах благотворения и милосердия, ибо бесплодное дерево рубят и бросают в огнь (см. Мф. 7:19, ср. 2Кор. 9:6).

Посылает приветствия и дает благословение (3:15)

3:15. В заключение святой Павел шлет Титу приветствие от своих сотрудников, которые были с ним, и знакомы Титу. Шлет свой привет всем христианам критским, любящим его не плотскою любовью, но по вере – по заповеди Господа любить даже врагов (см. Лк. 6:35). И наконец молится, чтобы пребывала со всеми ими благодать Святого Духа, ограждающая и души и тела их. Истинно.

Посещение святым Апостолом Павлом малоазийских церквей. Остановка в Ефесе 66–67 годы

В Никополь Киликийский, где святой Павел пробыл зиму, вызван был Тит, и вероятно, пришел Тимофей, отправленный Апостолом из Рима к филиппийцам, с известием об его освобождении из уз. Увидевшись со святым Павлом, Тимофей дал ему знать, как идут дела в Македонии, и что желательно, и нужно там, присутствие Апостола. Перезимовав в Никополе, святой Павел, имевший, кажется, намерение весною 66 года посетить Антиохию и еще раз Иерусалим, должен был отказаться от своего намерения, потому что в это время начались явные смуты в Палестине и восстания против римской власти. Поэтому он направился в Македонию, и по пути посетил Галатийские и Фригийские Церкви, и на более или менее продолжительное время остановился в Ефесе (см. 2Тим. 1:17–18). Церкви Ефесской, как и другим Малоазийским Церквам, угрожала серьезная опасность от лжеучителей с гностическим направлением. Ложное стремление к высшей мудрости – знанию (гносису), посредство ангелов, выполнение внешних предписаний закона, обличенные святым Павлом в его Послании к Колоссянам, не только не прекратились, но, по-видимому, еще усилились. В Ефесе явились представители этого учения – Именей и Александр (см. 1Тим. 1:20), которые, утратив веру и добрую христианскую нравственность (см. 1Тим. 1:19), открыто и смело совращали других христиан в свою ересь, обольщая воображение их, ложным обещанием высшей мудрости, не при посредстве Христа, а ангелов. В связи с этим учением являлось и другое, как его следствие, что воскресения телесного не будет, ибо тело есть произведение злого начала, поэтому должно быть уничтожено. Представителями этого учения были Именей и Филит (см. 2Тим. 2:17–18). Апостол лично, властью своею как Апостола, предал их сатане (см. 1Тим. 1:20), разъяснил лжеучение их верующим, а для постоянного надзора за Ефесскою Церковью, уходя из Ефеса в Македонию, оставил Тимофея, облекши его в свое полномочие.

Почему выбор святого Павла, для такого рода деятельности в Ефесе, пал на молодого (лет 25-ти, 30-ти) Тимофея? Так как святой Павел, не без основания, остановился выбором на Тимофее, то можно думать, что в личном характере и настроении Тимофея Апостол усмотрел такие черты, по которым Тимофей мог найти себе полное сочувствие и уважение между ефесскими христианами, и надежную поддержку в порученном ему Апостолом деле.

Святой Тимофей был любимейший ученик Апостола Павла, восхваляемый им высокими похвалами во многих местах его посланий. И сам он преискренно, как отца, любил святого Павла, и никогда не оставлял его с того времени, как был избран им, и взят с собой на труды проповеднические.

Предание возводит первую встречу Апостола Павла с Тимофеем ко времени первого благовестнического путешествия, когда Апостол с сотрудниками насаждал веру в Дервии и Листре (см. Деян. 14:8–18). Тогда, после исцеления хромого от рождения и проповеди Апостола, многие уверовали в Евангелие. И в числе первых уверовавших были Лоида и Евника – бабка и мать святого Тимофея (см. Жития святых свт Димитрия Ростовского, 22 января). Вместе с ними уверовал и святой Тимофей (см. 2Тим. 1:5). Мать передала единственное чадо свое святому Павлу, как дар за чудо, паче за приятую светлость благочестия. Святой Павел принял его и, видя юношу доброумным и кротким, возлюбил его, и положил взять его с собою, только не в ту пору, потому что он был еще молод, а после приготовления к труду благовестия.

Поставив пресвитеров в Дервии и соседней Листре, святой Павел поручил их надзору христианское воспитание Тимофея, который в продолжение семи лет (протекших между первым и вторым посещением Апостолом Дервии) показал такую ревность в подвигах христианского благочестия и, вероятно, аскетизма, что две Церкви – Листры и Иконии засвидетельствовали об этом перед святым Павлом (см. Деян. 16:2). В этом был голос пророческий (ср. 1Тим. 1:18, 4:14), предназначающий его на служение Церкви в качестве благовестника-евангелиста (см. 2Тим. 1:6, 4:5). Святой Павел взял его с собою на служение Церкви и совершил над ним сам обрезание, чтобы он мог с успехом исполнять свое служение благовестника, как между язычниками, так и иудеями (см. Деян. 16:3).

На первых порах Тимофей не виден действующим, он только смотрел и учился. Видел обращение галатов, а может быть, колоссян, лаодикийцев и иерапольцев (см. Деян. 16:6). Был свидетелем, как Дух Божий не допустил им идти ни в Асию, ни в Вифинию, а направил их через Троаду в Македонию.

Свое служение благовестника Тимофей, по поручению святого Павла, исполнял почти, исключительно, в Церквах Македонии. Так, после изгнания святого Павла из Филипп, Тимофей здесь продолжал его дело (см. Флп. 2:22), и отсюда принес от филиппийцев пособие для нужд Апостола в Солунь (см. Флп. 4:15). Потом святой Павел оставил Тимофея и в Солуни для служения Евангельского, и утешения в гонениях, когда сам выгнан был отсюда иудеями (см. Деян. 17:14). Потом Тимофей перенес свою Евангельскую деятельность в Коринф, где вместе со святым Павлом насаждал и утверждал учение Христово (см. 2Кор. 1:19), и, вероятно, крестил новообращенных ко Христу (см. 1Кор. 1:14). Спустя немного времени святой Павел посылает его снова в Коринф, чтобы напомнить коринфским христианам пути Апостола (см. 1Кор. 4:17), причем святой Павел, как любящий отец, заботится о безопасности в Коринфе своего сына Тимофея (см. 1Кор. 16:10–11).

Тимофей разделял первые узы святого Павла в Риме (см. Евр. 13:23) и его заботы о Македонских Церквах (см. Флп. 2:19–23).

После мученической кончины святого Павла, Тимофей правил Ефесской Церковью, пользуясь духовным руководством Апостола Иоанна Богослова, жившего в то время в Ефесе. Во время заточения святого Апостола на Патмосе, Тимофей, как пишет святитель Димитрий Ростовский, руководил все Церкви Асийские. Господь сподобил Тимофея мученической кончины от рук бесновавшихся язычников. Мощи святого покоятся в Константинополе в церкви Святых Апостолов, вместе с мощами святых Апостолов – евангелиста Луки и Андрея Первозванного.

Из этого краткого очерка деятельности Тимофея видно, что он совершал свое служение благовестника в Церквах только что основанных, но в то же время подвергавшихся гонениям, и главным образом, от иудеев. И действительно, воспитание его и характер, вполне делали его пригодным и полезным для такого служения. Для гонимых, терпящих бедствия и страдания, он по мягкости нежной души своей (ср. 2Тим. 1:4) вполне мог быть утешителем. Для иудеев, отвергающих христианство на основании Священного Писания, он был грозным обличителем, вооруженный тем же орудием, с которым он был из млада хорошо знаком, как сын иудеянки (см. Деян. 16:1). Для искренне благочестивых он был образцом благочестия, для людей, ищущих высшей мудрости в строгом аскетизме, он мог быть добрым примером (cp. 1Тим. 5:23). Одним словом, он соединил в себе такие качества, которые привлекали и язычников и иудеев, и примиряли их между собою в христианстве, как и в нем самом они примирены были верою во Христа.

Имея, вероятно, в виду эти личные особенности характера Тимофея, святой Павел и поручил ему охранение Ефесской Церкви от иудействующих лжеучителей, вполне надеясь, что Тимофей, искусный и опытный в Писаниях, посрамит их нелепое учение, а своим симпатичным характером и строгою благочестивою жизнью привлечет к себе сердца, желающих истинной мудрости. Для этого он рукоположил Тимофея во епископа по пророчеству, с возложением рук священства (см. 1Тим. 1:18, 4:14; 2Тим. 1:6).

Оставив Тимофея в Ефесе, святой Павел отправился в Македонию (см. 1Тим. 1:3), сев на корабль в Милите, где оставил больного Трофима (см. 2Тим. 4:20), чтобы через Троаду, где у Карпа оставил фелонь и книги (см. 2Тим. 4:13), прибыть в Филиппы, как обещал в своем Послании к Филиппийцам (см. Флп. 2:24). Отсюда он послал свое Первое послание к Тимофею.

Первое Послание святого Апостола Павла к Тимофею

Цель и содержание послания

Цель этого послания, как и Послания к Титу, официально передать Тимофею полномочия апостольской власти, для более успешного управления Ефесскою Церковью. Это необходимо было для власти и влияния на других Тимофея, чтобы никто не пренебрегал его молодостью (см. 1Тим. 4:12).

С другой стороны, святой Тимофей никогда почти не разлучался с Апостолом Павлом, и если иногда посылаем был на какое дело, то всегда под ближайшим наблюдением и руководством. Теперь он оставлен самостоятельным действователем. Отечески к нему расположенный, святой Павел видел, как должна быть прискорбна душа святого Тимофея, и как при таких чувствах трудно ему вести дела, требовавшие полного внимания и напряжения сил, не расслабляемых скорбными чувствами. Поэтому немного спустя по разлучении с ним, пишет к нему послание, которое, хотя бы ничего не содержало особенного, было бы для него и утешением и воодушевлением, свидетельствуя о том, как духовный отец его помнит его и думает о нем. Но послание, по содержанию своему, не просторечиво, а представляет довольно подробное указание как святому Тимофею, как пастырю, действовать должно по разным частям доброго пастырствования, каково указание освобождало его от гадания, так ли поступить или иначе. Да увеси, како подобает в дому Божии жити (1Тим. 3:15).

Сообразно с этим, святой Апостол дает наставление Тимофею касательно того, как заграждать уста проповедующих учение, противное Евангельской истине, какова должна быть общественная и частная молитва, какими качествами должны обладать призванные к служению Церкви – пресвитеры. Предсказывает об имеющих появиться ересях, описывая их свойства и последствия, наконец, в форме совета, излагает основные обязанности служителей Церкви.

Место и время написания

Послание писано из Македонии, вероятно из Филипп, куда обещался святой Павел прибыть и где, следовательно, имел побуждение подольше побыть. Время написания его между первыми и вторыми узами. Если Апостол получил свободу из первых уз в 62–63 годах, то определив на пребывание его на Крите года полтора-два, будем иметь 64–65 годы.

Разделение послания

Между предисловием (1:1–7) и заключением (6:20–21) излагается главный предмет послания правила в руководство святому Тимофею, при исполнении возложенного на него архипастырского долга (1:8–6:19).

Первое Послание к Тимофею

Глава 1

1 Павел, Апостол Иисуса Христа по повелению Бога, Спасителя нашего, и Господа Иисуса Христа, надежды нашей,

2 Тимофею, истинному сыну в вере: благодать, милость, мир от Бога, Отца нашего, и Христа Иисуса, Господа нашего.

3 Отходя в Македонию, я просил тебя пребыть в Ефесе и увещевать некоторых, чтобы они не учили иному

4 и не занимались баснями и родословиями бесконечными, которые производят больше споры, нежели Божие назидание в вере.

5 Цель же увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры,

6 от чего отступив, некоторые уклонились в пустословие,

7 желая быть законоучителями, но не разумея ни того, о чем говорят, ни того, что утверждают.

8 А мы знаем, что закон добр, если кто законно употребляет его,

9 зная, что закон положен не для праведника, но для беззаконных и непокоривых, нечестивых и грешников, развратных и оскверненных, для оскорбителей отца и матери, для человекоубийц,

10 для блудников, мужеложников, человекохищников, (клеветников, скотоложников), лжецов, клятвопреступников, и для всего, что противно здравому учению,

11 по славному благовестию блаженного Бога, которое мне вверено.

12 Благодарю давшего мне силу, Христа Иисуса, Господа нашего, что Он признал меня верным, определив на служение,

13 меня, который прежде был хулитель и гонитель и обидчик, но помилован потому, что так поступал по неведению, в неверии;

14 благодать же Господа нашего (Иисуса Христа) открылась во мне обильно с верою и любовью во Христе Иисусе.

15 Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый.

16 Но для того я и помилован, чтобы Иисус Христос во мне первом показал все долготерпение, в пример тем, которые будут веровать в Него к жизни вечной.

17 Царю же веков нетленному, невидимому, единому премудрому Богу честь и слава во веки веков. Аминь.

18 Преподаю тебе, сын мой Тимофей, сообразно с бывшими о тебе пророчествами, такое завещание, чтобы ты воинствовал согласно с ними, как добрый воин,

19 имея веру и добрую совесть, которую некоторые отвергнув, потерпели кораблекрушение в вере;

20 таковы Именей и Александр, которых я предал сатане, чтобы они научились не богохульствовать.

1:1–2. Как в послании к Титу, так и здесь, передавая апостольские полномочия Тимофею над Ефесской Церковью, святой Павел в приветствии указывает на свою власть Апостола по повелению Бога Отца и Иисуса Христа – надежды на спасение христиан, и в силу этой власти он передает власть над Церковью Тимофею, истинному сыну своему по вере Христовой, моля Бога Отца и Господа нашего Христа Иисуса даровать ему благодать, чтобы она постоянно пребывала на нем, помилование (милость), если в чем погрешит, и мир с самим собой и со внешними.

Начало послания и предмет (1:3–7)

1:3–4. Уходя в Македонию по нуждам тамошних Церквей, и оставляя Тимофея, возлюбленного сына своего в Ефесе, святой Павел видел труды и опасности, какие должен был встретить Тимофей, оставшись в Ефесе. Почему и не повелевает ему властно: останься, но умоляет его остаться (в слав. умолих тя), чтобы это было делом его собственного желания, которое могло придать ему более силы к перенесению трудов и опасностей, и устранить всякую возможность ропота. Он просил Тимофея не навсегда остаться одному в Ефесе, а только на некоторое время пребыть, собственно, переждать, перебыть немного без святого Павла, который имел намерение скоро возвратиться сюда (см. 3:14). Оставив Тимофея в Ефесе, Апостол наказал ему, что он должен здесь сделать, именно, увещевать некоторых, конечно, известных Тимофею, чтобы они держались одного истинного Евангельского учения, а не учили иному – мудрованию человеческому, которое святой Павел называет баснями (например, толкование обрядовых законов талмудистами), или бесконечными родословиями о происхождении богов, ангелов, евреев от их предков и подобное. Об этих баснях и родословиях толкуют до бесконечности, потому что они запутаны, не имеют определенности, так что их трудно схватить умом (Златоуст). Поэтому они раздражают только пытливость, и порождают изыскания и исследования, делая их предметом веры, отчего происходят больше споры, чем назидание в вере. «Ибо где есть вера, там не нужно исследование. Исследование разоряет веру, невозможно, чтобы верил тот, кто занимается исследованием веры» (Златоуст).

Чем же святой Павел советует заниматься?

1:5. Ты же, говорит, поставь себе целью своих увещаний насадить в пасомых не пытливость, производящую только споры и ссоры, а любовь, не плотскую – эгоистическую, а чистую – христианскую, исходящую от чистого сердца, согласную с доброй совестью и подкрепленную нелицемерной верой, потому что без веры нечем поддержать самоотвержения, к которому неизбежно влекут человека и дела, и труды любви. Уклонение же от этой цели ведет к худым последствиям.

1:6–7. Некоторые, говорит, не туда направляя свои учительские труды, уклонились, сбились с прямой дороги, направились в сторону, в пустословие – к басням о законе и родословиях. Они вздумали учить исполнению протолкованного талмудистами закона, когда время закона уже прошло, и учить этому, значит, попусту терять время – пустословить. Они не знают что говорят, не знают ни цели закона, ни времени, до которого ему предназначено иметь силу. Если бы они знали закон, то увидели бы, что он ведет только до Христа, а между тем, они настойчиво утверждают, что без соблюдения закона невозможно спастись, и даже при вере во Христа.

Правила в руководство Тимофею при исполнении возложенного на архипастырского дела(1:8–6:19)

В основу своих правил, святой Павел кладет мысль о том, чему учить всех вообще христиан (1:8–20), и на этом основывает правила – какие порядки следует заводить и содержать среди пасомых (2:1–3:13), и как на них действовать и руководить (3:14–6:19).

Раздел первый. О вере в Господа Иисуса, пришедшего в мир грешников спасти (1:8–20)

Святой Павел выясняет здесь, что время закона уже прошло (1:8–10), настало время Евангелия, которое ему вверено (1:11–14). Почему хотящий спастись должен веровать в Господа (1:15–17), об этом и завещает Тимофею учить (1:18–20).

I. Время закона уже прошло (1:8–10)

1:8. Мы, христиане, знаем, что закон Моисеев добр, но не безусловно, а под таким только условием, если пользуются им законно – в духе самого закона. А по духу своему, закон есть пестун во Христа, он – тень, тело же – Христос, следуй ему, и дойдешь до Христа, обетованного Избавителя. Вот как законно пользоваться законом. А утверждать, что закон сам по себе имеет спасительную силу, значит не понимать закона, пользоваться им незаконно. Итак, закон, законно пользующихся им, приводит ко Христу, под иго благодати, а незаконно пользующихся им – к осуждению.

1:9–10. Кого закон приводит ко Христу, тот, получив оправдание – праведность через веру в благодати Святого Духа, данной ему при крещении, находит руководственное начало для своей жизни, и становится свободным от ига закона. А кто думает найти оправдание в самом законе, тот подлежит его осуждению, за разные свои грехи, которые Апостол далее и перечисляет, начиная с общих и кончая частными. Таковы беззаконники, нарушающие бесстрашно нравственный закон, непокорные, не подчиняющиеся заведенным порядкам гражданским и общежитейским, живущие по своей воле, по самозаконию, нечестивые, нарушители заповедей, по отношению к Богу, не имеющие страха Божия и не чтущие ничего священного, грешники, нарушители заповедей, по отношению к себе и ближним. Эти последние, в отношении к другим, нарушают всякую правду, чтобы удовлетворить своим похотям, и через это оскверняют себя. Апостол и называет их, поэтому, неправедными и скверными. По этим двум видам распределяются и следующие перечисления беззаконников. К неправедным относятся отца и матери досадители, бьющие своих родителей, разбойники – насильники, клеветники, лжецы, клятвопреступники. К осквернителям отнесены разного рода блудники. На таких (указанных выше), и вообще на всех тех, лежит иго закона, которые, в каком бы то ни было отношении, живут противно здравому учению, или здравым правилам, святой и праведной жизни. Закон затем и лежит на них, чтобы обличая, грозя и сокрушая, привести их в сознание своей болезни и опасности от нее, и через то побудить обратиться к единому Врачу – Христу и Его врачевству.

II. Настало время Евангелия (1:11–14)

1:11. Теперь настало время Евангелия – благовестия, которое возвещает новый путь спасения, верою и благодатью через веру, не только оправдывающей верующего, но и облекающей его духовной славою, а в будущем веке обещающей облечь его еще и видимою дивною славою. Такой славный путь ко спасению, даровал блаженный Бог – всеблаженный в Себе, благоволивший создать разумные твари для участия в этом блаженстве, и уклонившихся возвратить к этому проповедью славного Евангелия. Поэтому, естественно, что праведнику закон уже не нужен, не лежит. Этот дивный способ спасения и вверено возвестить святому Павлу, как Апостолу по призванию Божию.

1:12. Что Евангельский путь спасения от Бога, святой Павел доказывает самим собою. Он был строгим ревнителем закона, но Иисус Христос не оставил его на этом пути, а призвал к вере, дал благодатные силы – уверовать в Него, как в Господа нашего, и нашел его верным – достойным вверить ему служение апостольское. Это он глубоко чувствует и благодарит Бога.

А кто он был, когда ревновал по законе?

1:13–14. Я, говорит, строгий ревнитель закона, был на самом деле хулитель Господа Иисуса – богохульник. И не в себе только укрывал это зло, но еще преследовал тех, которые хотели жить благочестиво, бранил и поносил всячески и веру, и верующих. «За это я достоин был всякого наказания, но не наказан, потому что помилован» (Златоуст). А помилован потому, что делал это по неведению, я не ведал, что преследуя христиан, я восставал против Бога, и разорял дело Его, ибо не веровал, что Иисус Христос есть Бог, и Евангельское домостроительство, заменившее закон, есть дело Божье. Я не только помилован, но и получил еще благодать от Господа Иисуса Христа, и в призвании к христианству, и в прощении грехов, и особенно в призвании к Апостольству. Здесь святой Павел указывает как бы путь роста благодати, сначала призвание к вере, потом по вере любовь, и, наконец, вера и любовь создают из его сердца как бы пространнейший сосуд, для вмещения высших даров Духа. И виновник всего этого был Иисус Христос, а не закон (Златоуст).

II. Поэтому, если хочешь спастись, веруй в Господа Иисуса (1:15–17)

Иисус Христос затем и пришел, чтобы грешников спасти, и иного пути ко спасению нет. Образцом такого помилования служит сам святой Павел.

1:15. Верно – истинно, и всякого принятия достойно, без малейшей тени сомнения и колебания, слово о том, что Христос Иисус пришел в мир от Отца (см. Ин. 16:28), чтобы, как сказал Господь Спаситель, призвать не праведников, а грешников к спасительному покаянию (см. Мф. 9:13). И действительно, все покаявшиеся и уверовавшие во Христа, вследствие проповеди апостольской об этом, спасались. И сам святой Павел, хулитель, гонитель Иисуса Христа, богохульник злой, первый из грешников, достойный жестокого осуждения, покаялся, уверовал в Господа Христа, и был помилован и спасен Им. И это для того, чтобы быть ему образцом помилования для всех грешников.

1:16. Я , говорит, столько грешен, что Господь, долготерпя меня, показал на мне все Свое долготерпение. И это Он сделал не потому, чтобы нашел что-либо достойное во мне, но потому, что никто больше меня не давал возможным представить в себе больший образец помилования, дабы всякий грешник, смотря на помилование меня, не колебался, что и он будет помилован, и смело приступал веровать в Господа, в несомненной надежде, что и он получит жизнь вечную. Ибо надежда жизни вечной, есть неотъемлемая принадлежность веры в Господа Спасителя. Вера в Него – есть таинственный путь падшего к восстановлению, которое тотчас и начинается в нем, вместе с рождением веры. Но зреет оно в нем большею частью тайно, дабы во всей красе явиться в будущей жизни. За такой способ спасения людей святой Павел и славословит Господа.

1:17. Созерцая премудрость и благость Божью в том, что по отменении закона Он открыл свободный путь к спасению в Господе Иисусе для всех желающих веровать в Него и спастись, святой Павел славословит Бога. «Честь и слава Богу, благоволившему спасать грешников!» При этом он называет Бога Царем веков, нетленным, невидимым, дабы все знали, что Он как нетленный, имеющий в Себе Самом жизнь не прекращающуюся и не истощающуюся, даст такую же и верующим, как Царь веков даст вечную жизнь, а как невидимый, такую, подобия которой не найдем ни в чем видимом. Он называет Бога премудрым, ибо сам созерцает величайшую премудрость в устроенном Им, дивно-премудром домостроительстве спасения. Честь и слава – Божеское поклонение и славословие, да воздастся за все это Триединому Богу!

IV. Вот о чем учить завещаю тебе (1:18–20)

1:18–19. Вот это завещание – уклоняться от всяких суесловий и учить, что спасение только в Господе Иисусе, для чего Он и в мир пришел. Святой Павел и передает духовному сыну своему Тимофею, чтобы он строго хранил его, и руководился им, как епископ Церкви Ефесской, избранный и поставленный, согласно бывшим о нем пророчествам, известным и святому Павлу и Тимофею. Поэтому он и должен управлять Церковью, согласно с этими пророчествами, воинствовать согласно с ними, как добрый воин. Управление Церковью, охранение верных, с руководством их в деле спасения, Апостол сравнивает с ведением войны или завоеванием. Ибо здесь непрерывная борьба с неверием, суеверием, неприязнью, война и с людьми, и с темною силою, восстающею против истины через людей. Кто должным образом ведет борьбу с ними, ради спасения людей, тот добрый воин, для чего он должен иметь веру и добрую совесть, веру в Бога Творца, Промыслителя и Спасителя, добрую совесть, обнаруживающуюся в хорошей жизни – в любви, целомудрии и правде. «Без доброй совести и сама вера колеблется и погасает. Когда жизнь становится достойной осуждения, тогда возникает такое же учение (для оправдания порочной жизни). И можно видеть многих, которые ниспадши в бездну грехов, совратились в язычество. Для того, чтобы не терзаться страхом будущего суда, они стараются убедить себя в душе, что угрозы те ложны. Такие умствования производят кораблекрушение в душе, а вера есть, в некотором смысле, надежный корабль, и уклоняющиеся от него неизбежно терпят кораблекрушение, чему Апостол указывает и пример» (Златоуст).

1:20. Так, от недоброй совести и жизни, потеряли веру в Ефесе некоторые христиане, из них особенное двое – Именей и Александр, дошли даже до богохульства. Святой Павел лично предал их во власть сатаны, отлучив от Церкви, хранимой благодатью Святого Духа, но не для того, чтобы они окончательно погибли, а чтобы среди мучений (например, болезней) познали свои заблуждения и научились не богохульствовать, как было с коринфским кровосмесником, тоже преданным сатане святым Павлом, и потом раскаявшимся и снова принятым в Церковь (см. 1Кор. 5:3–5; 2Кор. 2:6–8 ).

Раздел второй. Какие порядки заводить и держать среди христиан (2:1–3:13)

Эти порядки церковные касаются церковных собраний (2:1–15), и избрания лиц в церковный клир (3:1–13).

I .Наставления относительно церковных собраний (2:1–15)

А). О ком молиться в церковных собраниях (2:1–7)

Глава 2

1 Итак прежде всего прошу совершать молитвы, прошения, моления, благодарения за всех человеков,

2 за царей и за всех начальствующих, дабы проводить нам жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте,

3 ибо это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу,

4 Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины.

5 Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус,

6 предавший Себя для искупления всех. Таково было в свое время свидетельство,

7 для которого я поставлен проповедником и Апостолом, истину говорю во Христе, не лгу, учителем язычников в вере и истине.

8 Итак желаю, чтобы на всяком месте произносили молитвы мужи, воздевая чистые руки без гнева и сомнения;

9 чтобы также и жены, в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием, украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою,

10 но добрыми делами, как прилично женам, посвящающим себя благочестию.

11 Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью;

12 а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии.

13 Ибо прежде создан Адам, а потом Ева;

14 и не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление;

15 впрочем спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием.

2:1–2. Где зарождалось христианство, там заводились и общие собрания, в частном ли доме или в нарочито устроенном для того (в церкви). И вот, на этих собраниях, святой Павел заповедует Тимофею, как настоятелю Церкви, совершать вместе с паствой разного рода молитвы к Богу, просить Его об избавлении скорбей. Это предмет молитвы, вымаливать – испрашивать у Него благ, это предмет моления – жаловаться на врагов видимых и невидимых и испрашивать помощи против них, это предмет прошения (Феодорит). Благодарить Бога за дарованные блага, это предмет благодарения. За кого молиться? За всех человеков – верных и неверных, друзей и врагов. «Священник, говорит Златоуст, есть как бы общий отец целой вселенной, поэтому прилично ему заботиться о всех, подобно тому, как печется о всех Бог, на службу Которому он поставлен». И потом Апостол особо выделяет тех, за кого обязательно нужно молиться – за царей и за всех начальствующих, под гражданскою властью которых находятся христиане

Чего им желать и просить в молитве? Мира и благоденствия, чтобы они имели силу внутри, и обладали средствами защиты всех совне, чтобы имея силу внутри, соблюдали правосудие, изыскивали средства к благосостоянию, укрощали злых. При таком порядке водворится мир между подданными, тогда и христианам можно жить в мире и безмятежии совне – от язычников, а внутри – во всяком благочестии, в правой вере и чистоте, в воздержании от страстей, в добродетельной жизни. Это – первая цель, так сказать внешняя, молитвы Христовой за царя и за правительство.

Далее святой Павел указывает другую, внутреннюю цель молитвы за них, чтобы Господь вразумил их и спас.

2:3–4. Вот, говорит, что хорошо и угодно. Спасителю наш ему, чтобы все люди спались и познали истину. Следовательно, христиане и должны молиться Ему о том, чтобы Он вразумил царей и правителей, и привел их к познанию истины – веры в Него, веры в то, что нет иного спасения, как в Господе Иисусе Христе, и таким образом спас их. Ибо это есть единственный путь спасения.

2:5–6. Почему же спасение людей только в Господе Иисусе? По идее творения человека, спасение и жизнь его назначены быть в Боге – в живом общении с Ним. По падении человека, живое общение стало невозможно, ибо человек погряз в грехах и лишился жизни в Боге – стал мертв грехами. Чтобы восстановить падшего и снова привести его в общение с Богом, пришел на землю Сын Божий – Бог, принял природу человеческую, и своими смертью и воскресением очистил ее от греховной нечистоты и воссел одесную Бога Отца, как Богочеловек человеческим естеством. Таким образом, человечество в лице Его снова соединилось с Богом, и в Нем получило жизнь. Это в идее – в лице Богочеловека. Но Он не для Себя это сделал, а для возрождения и приведения к Богу Отцу и всех людей. Таким образом, Он есть новый Адам – образец, живой пример, соединитель разобщенных людей с Богом – посредник, «совокупивший в Себе разъединенное» (Феодорит). И как Бог един, так и посредник между Богом и человеком един – Богочеловек Христос Иисус. Это посредничество было дело нелегкое. Заключалось оно не в словесном только ходатайстве, но в деле, требуя жертвы за людей. Люди отпали от Бога через грех, и состояли под гневом Его за вину греха. По причине греха подлежали тиранству сатаны, а через то и другое – смерти. Бог соблаговолил примириться с отпадшими, но чтобы отпадшие стали способными к примирению, нужно было высвободить их из всех уз рабства, прогневанной Божьей правды, греха, диавола и смерти. Свершить все это взял на себя Посредник, без Своей вины понесший то, что лежало на виновных. Взяв в общение с Собою один, так сказать, экземпляр человеческой природы, Он провел его по пути послушания, даже до креста, и этим принес искупление перед правдой Божьей, и вместе в Себе дал неиссякаемый источник сил, для возрождения всего человечества. Таким образом, помилованные Богом и облагодатствованные Им, получают силу свергнуть с себя иго греха, а через это и иго диавола, и таким образом становятся сынами воскресения, над которыми смерть уже не властна. Все это дело посредничества святой Павел выражает в главном моменте его – предавший Себя для искупления всех. Это единственный путь спасения, которым от века Бог определил спасти всех людей – иудеев и язычников. Но свидетельство о том дано в свое время (в слав. времени своими), то есть подобающее или подлежащее время, когда люди сделались способными к уверованию (Златоуст), или как Апостол говорит в другом месте: егда же прииде кончина лета, посла Бог Сына Своего да подзаконныя искупит (Гал. 4:4–5). Для возвещения этого свидетельства людям, особенно язычникам, Господь посылает Апостола Павла.

2:7. Данное Богом свидетельство о том, что воплотившийся Сын Божий стал посредником между Богом и всеми людьми, истолковать и распространить его всюду поручено было Господом святому Павлу. К этому свидетельству он поставлен проповедником, чтобы проповедовать о кресте и смерти Господа, и спасении язычников, и не в одном каком-либо месте проповедовать, но всюду, для чего он поставлен Апостолом – посланником, и не мимоходом проповедовать, но учить неотступно, пока не научит, а также поставлен и учителем язычников, чтобы научить их веровать истинно, без излишних умствований (Златоуст). Все сказанное не для Тимофея, а для ефесян, святой Павел удостоверяет словами: истину говорю во Христе, не лгу.

Б). Как держать порядки в церковных собраниях (2:8–15)

а). О муж чинах (2:8)

2:8. Возвращаясь к прерванному, пояснительными положениями (ст. 3–7), наставлению о молитве, святой Павел добавляет его новыми наставлениями о месте и лицах, которые должны совершать молитвы. Где молиться? На всяком, говорит, месте. Тогда храмов еще не было, собирались на молитву в домах, которые какими-либо боголюбцами отдавались на это святое дело. Когда один дом не мог вмещать всех верующих в городе или селе, назначали другой, третий и так далее. Так и в Ефесе был не один дом. Апостол предписывает во всяком месте, где собираются верующие на молитву. Молитву должны творить мужи, разумея определенных на это мужей.

В чем состояла молитва первенствующих христиан, и кто эти определенные мужи, совершители молитв? На собраниях пели псалмы пророка Давида и новые песни, сложенные по движению Духа Божия во славу Пресвятой Троицы, Христа Господа, Его смерти и воскресения, и о прочих христианских таинствах. Иные молитвы читали вслух, большею частью из употреблявшихся уже, а иногда и новые. Все такие молитвы, которые читались и пелись, должны были по заповеди Апостола, свершаться определенными мужами, избранными на то или обществом, или поставленными через рукоположение. Те и другие составляли клир, который святой Павел имел обычай заводить всюду, где основывал Церкви (см. Деян. 14:23). Вот этот клир и должен был творить молитвы. Чтение и пение молитв клиром сопровождалось (по иудейскому обычаю) воздеянием рук и крестным знамением (по апостольскому преданию, как говорит святитель Василий Великий). Первое указывало на возвышение к Богу, а второе – на путь восхождения к Нему. Но при этом внешнем, должно быть внутреннее, соответственное расположение души. Воздеваемые руки должны, говорит, быть преподобные – незапятнанные никаким пороком. И в душе воздевающего их, не должно быть гнева – памятозлобия (Златоуст). «Душа должна быть чиста и свободна от всякой страсти» (Златоуст, ср. Мф. 5:23–24; Мк. 11:25). В ней не должно быть размышления – раздумывания, колебания в мыслях, услышит ли Бог возносимую молитву, а полная уверенность, что Бог услышит и исполнит просимое (см. Мф. 21:22; Иак. 1:6–7; Мф. 7:11).

б). О женах (2:9–15)

Далее, святой Павел занимается более подробно наставлением, как должны вести себя на молитвенных собраниях женщины. Именно и они должны молиться в том же духе, как и мужья. На собрания должны являться в одеждах пристойных, заботясь украшать себя не пышными нарядами, а добрыми делами, в дело учительства не вмешиваться, и вообще, быть в отношении к мужчинам в подчинении. Указывается основание для этого и условие спасения их.

На собрания они должны являться в пристойных одеждах, украшая себя не внешне, но духовно (ст. 9–10).

2:9. Равным образом, говорит, хочу, чтобы и женщины приступали к Богу без гнева, и без памятозлобия и сомнений, и имели чистую совесть, незапятнанную никаким пороком (Златоуст). «Впрочем, говорит Златоуст, от женщин святой Павел требует нечто и большее, именно, чтобы они приходили молиться к Богу в приличном одеянии ––в платье, которое со всех сторон прикрывало бы их благопристойно, было прилично, но не изысканно», чтобы оно не нарушало стыдливости, свойственной женскому полу, и целомудрия, которым украшаться должны они всюду. Не украшать себя женщины не могут, и нельзя на них налагать обязательства – не украшай себя. И святой Павел не налагает на них этого, а заповедует им – да украшают себя, но чем? Не плетением волос – щегольским заплетанием своих волос (ср. 1Пет. 3:3), не золотом, чем-нибудь из золота или жемчуга – в серьгах, ожерельях, не многоценною одеждою – дорогими платьями, ничем таким не должны они себя украшать.

2:10. Пусть украшают себя делами благими, всякого рода добрыми делами, чтобы такие добродетели составляли отличительный их характер. И это, согласно обету, данному ими при крещении – отвергшеся нечестия и мирских похотей, жить прочее благочестиво, целомудренно и праведно (ср. Тит. 2:12). Об этом и напоминает Апостол словами: как прилично женам, посвящающим себя благочестию.

Так женщины должны являться в молитвенные собрания.

В).Как жены должны держать себя в церкви (ст. 11–14)

2:11–12. В собраниях церковных, с молитвою были соединяемы поучения. Как молитвы – чтение и пение их, так и поучение должны совершать одни мужчины. Женщинам же святой Павел запрещает это делать, женщина даже и вопросов недоумения не смела предлагать в церкви (ср. 1Кор. 14:35). Она должна здесь молиться в безмолвиии, исполнять со всякою покорностью, как это повеление, так и предлагаемое мужам учение. Если в чем-либо встретит здесь неясность, недоразумение, то пусть спрашивает разъяснения у мужа дома. Самой же женщине в церкви учить святой Павел положительно запрещает. Дома же они могут учить как детей, так и взрослых, и даже мужей своих, если они в чем не совсем исправны. В церкви же им не позволяется ни властвовать над мужем – мужчиной, быть госпожой мужа, мужчины, и командовать им, приказывать ему то или другое делать, а сидеть в безмолвии и слушать. «Вообще многоречив род женский, говорит Златоуст, позволь им говорить в церкви, они поднимут такой шум, какого и на торжище не встретишь. Почему святой Павел всеми мерами старается обуздать их».

Далее святой Павел доказывает, почему женщина должна находиться в подчиненном положении к мужчине.

2:13–14. Жена создана после мужа, поэтому и должна быть позади него. Она создана из части (ребра) мужа, поэтому, естественно, не все имеет в такой степени, в какой имеет мужчина. Из бока мужнина взято то, из чего она создана, чтобы всегда была около мужа как помощница, а не как госпожа. В другом месте святой Павел говорит: не муж создан для жены, но жена для мужа (1Кор. 11:9). «Поелику, говорит, в самом создании род мужской удостоен первенства, а Ева создана второю, то должны после сего и все жены второстепенные иметь места после мужей и покорствовать им. Ибо сила того, что тогда совершено по отношению к Адаму и Еве, простирается на весь род мужской и женский» (Феодорит). Другую причину подчиненности жены мужу, святой Павел берет из порядка падения. Ева первая прельстилась и Адама прельстила, за что и присуждено ей – к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою (Быт. 3:16). Очевидно за падение, она лишена Богом того, что прежде имела в равной чести с мужем. Поэтому подчинение жены мужу есть как бы епитимия, наложенная на нее, за прельщение Адама Евою. В Еве, виновною в этом, сделался весь род женский, и это не по одному вменению, а потому, что унаследовал и самое дело Евы прельщать мужской пол, что доселе делается женщинами не случайно, а по живущей в них наследственно переданной склонности нравиться и прельщать. В падении прародителей святой Павел большую вину видит в Еве, а не в Адаме. И Адам прельстился и согрешил, но не так, как Ева. Она послушалась диавола, сорвала с запрещенного Богом дерева плод и ела, Адам же послушался ее, равной с ним по чести, и данной ему Богом (см. Быт. 3, 6–12). Ева проявила как бы власть, господство над Адамом и погубила его, за это она и наказана подчинением ему.

Но святой Павел, умалив жену пред мужем, утешает ее, что и она спасется, если соблюдет предложенные ей условия.

Г). Жена спасется чадородия ради (ст. 15)

2:15. Впрочем и женщина, несмотря на ее вину, спасется под тем же условием, что и мужчина, то есть если уверует в Господа Иисуса, и в жизни будет руководиться христианской любовью – к Богу и ближним. Но кроме этих условий, святой Павел полагает для женщины дополнения к ним, если она пребудет в святости с целомудрием, в непорочности по телу и душе для посторонних, и целомудрии в брачной жизни с мужем (не в угоду плоти, а из покорности закону природы, для рождения детей, которое святой Павел также полагает условием спасения для жены). Но так как чадорождение есть явление естественное, не имеющее само по себе спасительного значения, то святые отцы под чадородием, главным образом, разумеют воспитание рожденных детей в страхе Божьем (Златоуст, Феодорит). «Деторождение, говорит Златоуст, есть дело природы. Но жене даровано не только это, зависящее от природы, но и то, что относится к воспитанию детей. В том великая будет состоять для них награда, если они воспитают ратоборцев Христу, так что они могут заслужить спасение не только сами через себя, но и через других, детей своих». Святой Павел, в первом стихе следующей главы, по толкованию Златоуста, удостоверяет родителей – верно слово, что они действительно получат награду, если хорошо воспитают своих детей.

II. Наставления относительно лиц, избираемых в церковный клир (3:1–13)

В Ефесской Церкви, основанной святым Апостолом Павлом, уже давно, конечно, был клир, им же поставленный (см. Деян. 20:17–18), но его теперь оказалось недостаточно, потому что число верующих постоянно умножалось. Поэтому он наместнику своему, Тимофею, повелевает пополнять и учреждать клир, и для руководства в этом дает правила, касающиеся избрания епископов и пресвитеров, диаконов и диаконис.

А). Свойства достойных епископства (3:1–7)

а). Избираемый на епископство должен быть ревностным (3:1)

Глава 3

1 Верно слово: если кто епископства желает, доброго дела желает.

2 Но епископ должен быть непорочен, одной жены муж, трезв, целомудрен, благочинен, честен, страннолюбив, учителен,

3 не пьяница, не бийца, не сварлив, не корыстолюбив, но тих, миролюбив, не сребролюбив,

4 хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью;

5 ибо, кто не умеет управлять собственным домом, тот будет ли пещись о Церкви Божией?

6 Не должен быть из новообращенных, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом.

7 Надлежит ему также иметь доброе свидетельство от внешних, чтобы не впасть в нарекание и сеть диавольскую.

8 Диаконы также должны быть честны, не двоязычны, не пристрастны к вину, не корыстолюбивы132,

9 хранящие таинство веры в чистой совести.

10 И таких надобно прежде испытывать, потом, если беспорочны, допускать до служения.

11 Равно и жены их должны быть честны, не клеветницы, трезвы, верны во всем.

12 Диакон должен быть муж одной жены, хорошо управляющий детьми и домом своим.

13 Ибо хорошо служившие приготовляют себе высшую степень и великое дерзновение в вере во Христа Иисуса.

14 Сие пишу тебе, надеясь вскоре прийти к тебе,

15 чтобы, если замедлю, ты знал, как должно поступать в доме Божием, который есть Церковь Бога живаго, столп и утверждение истины.

16 И беспрекословно – великая благочестия тайна: Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя Ангелам, проповедан в народах, принят верою в мире, вознесся во славе.

3:1. Слова –верно слово, составляют заключение предыдущего 15-го стиха 2-й главы (Златоуст). Дело епископства многотрудно и многоопасно. Не выдержать его как должно тому, кто приступает к нему равнодушно. Посему требуется ревностное желание епископства, не того, чтобы быть епископом для почета, для власти, а для самого дела епископства, то есть смотрения за пасомыми, и руководства их ко спасению. Кто желает епископства с этою целью, тот, говорит, желает доброго дела, потому что предмет его добр – просвещать истиною, очищать неверные понятия, исправлять нравы, руководить к высшему совершенству в духовной жизни, отражать лжеучителей и лжеучения, утешать скорбных, находить пособия бедным и неимущим, и для всех быть любящим и заботливым отцом. Кто желает такого рода деятельности и ищет епископства, тот доброго дела желает, ищет не простого удовлетворения своим тщеславию и честолюбию, а хочет потрудиться для блага других, быть всем слугою не жалея себя. Что разумеет здесь Апостол под епископством? Пресвитерство, отвечает Феодорит. И действительно, святой Апостол, после законов епископам, пишет законы, относящиеся к диаконам. Тогда, одних и тех же называли и пресвитерами, и епископами. Следовательно, законы святого Павла относились и к епископам, и к пресвитерам, вообще к священству.

б). Нравственные качества избираемого в епископы-пресвитеры (3:2–3)

3:2–3. Но одного желания пресвитерства для добрых дел, в нем еще недостаточно для кандидата священства. Нужно, чтобы желающий был достоин этого сана своею прежнею жизнью.

Что Апостол повелевает искать и ценить в желающем пресвитерства? Непорочности – всякой добродетели. «Таким образом, если кто сознаёт себя виновным в каком-либо преступлении, то он нехорошо делает, желая такого звания, от которого удалил себя своими поступками. Потому что такому следует не повелевать, а повиноваться. Ибо начальник должен быть светлее всякого светильника, так, чтобы все смотрели на него, и по его жизни устрояли свою собственную жизнь» (Златоуст). Чтобы он был одноженец, не то, чтобы имел зараз двух жен, это воспрещалось и всякому христианину, но чтобы однажды был женат. И не то это значит, чтобы епископ или пресвитер непременно был женатый. Святой Павел сам был неженатый, и других приглашал подражать этому (см. 1Кор. 7:7). Но тогда трудно найти было неженатых достойных пресвитеров. Ни язычники, ни иудеи не были склонны к аскетизму, поэтому и в пресвитерство выбирали из женатых. Чтобы он был трезвен, «острозорок и внимателен как к своей внутренней жизни, так и к тому, что происходит вне его, чтобы все видеть, и всегда быть готову ко всякому нужному делу» (Феодорит). Чтобы он был целомудрен не телом только, но и душой. Был благоразумен как в своем собственном поведении, так и в отношении к другим. Чтобы он был благочинен во всем своем наружном поведении, обнаруживал степенность и «в походке, и во взгляде, и в выговоре, чтобы и в теле видно было душевное благообразие» (Феодорит). Чтобы он был страннолюбив, охотно принимал пришельцев, как братолюбец (Феодорит). Чтобы он был учителен, во всякое время был готов обличить, умолить со всяким долготерпением и учением, запретить (ср. 2Тим. 4:2).

Чем он не должен быть? Пьяницей, пристрастным к вину, бийцей, драчуном или строго взыскательным, вспыльчивым, жестоким, сварливым, любящим заводить ссоры, тяжбы, корыстолюбивым, ростовщичеством и подобными средствами приобретающим себе имение. Но должен быть кроток, миролюбиво переносить личные неприятности и обиды, не сребролюбив, не любить денег, не пристращаться к ним, хотя и может иметь их. Златоуст удивляется, что святой Павел требует от желающего епископства умеренных, низших добродетелей, а не высших, и объясняет это тем, что имеющих высшие добродетели было мало, а епископов-пресвитеров требовалось много, для городов и сел. Но само собой понятно, что имеющие высшие добродетели имели большее право быть избранными в клир.

в). Желающий епископства должен доказать свою способность к управлению Церковью, добрым управлением своего дома (3:4–5)

3:4–5. Церковь – дом Божий, которым править избирается епископ. Способен ли на это служение избираемый, можно судить по тому, как он правит своим домом. Кто хорошо правит своим домом, от того можно ожидать, что он хорошо будет управлять и Церковью, ибо и там и тут управление как управление требует одинаковых приемов. «И Церковь есть то же самое, что малый дом. Как в доме находятся дети, жена, слуги, и над ними всеми возвышается своею властью муж, так и в Церкви не иное что, а то же самое встречаем – детей, жен, слуг. Если предстоятель Церкви имеет соучастников своей власти, то и там муж имеет соучастницею власти жену. Но в Церкви нужно заботиться о пропитании вдовиц и девственниц? И там тоже муж имеет на своем пропитании рабов и дочерей» (Златоуст). Из всех предметов управления по дому, святой Павел особому вниманию предлагает поведение детей. «Дома должен избираемый показать хороший пример управления. Ибо кто поверит, что чужого заставит слушаться себя тот, кто своего сына не умеет держать в послушании?» (Златоуст). Из добродетелей детей, хорошо управляемых, указывает две – послушание воле родителя, и честность перед всеми и в доме, и вне дома, и во всем. Если же кто, по недостатку ли характера и благоразумия, не умеет управлять к благосостоянию своего дома, в том леность или недостаток усердия (на что указывает слово пещись, в слав. прилежати). Конечно, нельзя ожидать от такого доброго управления и Церковью, и заботы об ее благосостоянии. «Кто не умеет распоряжаться малым, тому можно ли вверять попечение о важнейшем и Божественном?» (Феодорит).

г). В пpecвитepcтвo не должен быть избираем новокрещеный (3:6)

3:6. В то время многие и из почтенных язычников обращались ко Христу и крестились. Апостол и говорит: новообращенных (а не юных) не вдруг возводите на высоту власти. Ибо если они, прежде нежели обучатся всему и станут совершенными учениками, вдруг будут поставлены учителями, то впадут в высокомерие, если не научившись повиноваться, займут место начальника, то сделаются надменными. Почему и прибавляет, чтобы не возгордился и не подпал осуждению с диаволом, то есть, чтобы не подпал тому же осуждению, какому тот подвергся за свою гордость (Златоуст). А это значит, что и здесь лишится благодати, и опять подпадет под власть диавола.

д). Наконец, ищущий пресвитерства должен пользоваться уважением и среди неверных (3:7)

3:7. Указав добрые качества, которые обязательно должен иметь ищущий пресвитерства, святой Апостол прибавляет: ко всему тому и доброе свидетельство от внешних ,то есть не принадлежащих к Церкви иудеев и эллинов. Иметь свидетельство не то значит, чтобы надлежало добыть форменное бумажное свидетельство, или одобрение от несвоих, и представить своим, но то, чтобы избираемый пользовался доброю славою и среди неверных. «Совершенно праведного, говорит Златоуст, никто не станет порицать. Правда, язычники часто клеветали на христиан, но праведной их жизни не порицали, напротив, вместе с другими удивлялись и приходили в изумление, взирая на них. Поэтому, кто ведет праведную жизнь, тот и у неверных становится достойным уважения, истинно и врагам заграждает уста».

Но какое дело христианам до внешних, когда они по совести признают избранного достойным? Внешние могут и не знать его, хорошо или злонамеренно оклеветать его. Пусть даже и оклевещут его, но его все-таки не следует избирать, для избежания большой опасности (Златоуст). А опасности святой Павел указывает две – чтобы не впасть в нарекание и в сеть диавольскую. Пока оставаясь частным лицом, и слыша недобрые о себе отзывы, он легко сносил их, пропуская мимо ушей, а когда поставят его главою общества верующих, тогда не легко ему будет оставаться равнодушным к этому. Начнут его давить то стыд, и перед собою, и перед своими, и перед чужими, то досада, гнев и злость. Эти неприязненные движения сердца, и сами по себе сети диавольские, но они могут послужить для диавола поводом к сплетению еще более опасной сети – желания бросить и пастырство, и самое христианство, и обратиться к прежней беззаконной жизни. Тогда поношение падет и на все общество христианское (Феодорит).

Б). Свойства достойных диаконства (3:8–13)

Диаконы введены Апостолом с самого начала основания Церкви. Сначала для удовлетворения вещественных нужд верующих, потом им стали поручать проповедь Евангелия, как видно из примера Стефана архидиакона, и они, мало-помалу, стали помогать пресвитерам, при совершении Божественных таинств. Они, как помощники епископов и пресвитеров, избирались на свое служение подобно им, и для этого получали особую благодать через рукоположение. Особенность при избрании их та, что они должны были быть наперед испытаны, и иметь таинство веры в чистой совести, воодушевляясь к доброму служению, надеждой получить высшее служение.

3:8–9. «И диаконам должно иметь тоже самое, что и епископам, то есть быть непорочными, целомудренными, странноприимными, кроткими, несварливыми, не сребролюбивыми» (Златоуст). Кроме того, они должны быть честны – богобоязненны, благоговейны, недвоязычны – нелукавы, не хитры, одно держать в уме, а другое говорить. «Ибо, говорит Златоуст, ничто столько не делает человека бесчестным, как лукавство, и ничто столько не приносит вреда Церкви, как хитрость». Не пристрастны к вину – имеются в виду не пьяницы, а употребляющие много вина. Ибо хотя кто и не 88 упивается, но все-таки пьет много, все же настроение своей души делает никуда негодным. Не скверностяжательны – таковы, что собирают выгоды с вещей срамных и крайне неприличных (Феодорит), или под видом благочестия. При указанных нравственных свойствах, диаконы должны содержать таинство веры в чистой совести, то есть чистосердечно, по всей совести веровать тому, что Бог явился во плоти (см. 3:16), и устроил нам дивный образ спасения. Это есть таинство, потому что непостижимо для нас, как оно совершено Богом воплощенным. Оно принимается верою, как несомненное. Только под такими условиями по испытании, поставляются во диаконы.

3:10. Если в ком и замечены все указанные качества, то и такого не сразу определять во диакона, а сначала убедиться испытанием, не случайны ли они, только кажущиеся, а не глубоко заложенные в его сердце, и узнать, благоразумен ли, распорядителен ли он, что необходимо в служении диакона. И тогда уже, если окажется безукоризненным, определять его на служение, допускать до служения.

Чем диаконы были в первенствующей Церкви для мужчин, теми для женщин были диаконисы. Они готовили женщин к крещению, помогали епископу при совершении над ними крещения, ухаживали за больными и так далее.

3:11. Под женами здесь не разумеются ни женщины вообще, потому что к чему бы вставлять речь о них, среди речи о лицах, служащих в церкви, ни жены диаконов, потому что тогда стояло бы «женам их». Но как речь идет о служащих в церкви, то и под женами здесь надо разуметь такие же лица из женского пола. Такими были диаконисы, о них и слово. Женам, то есть диаконисам (Златоуст), святой Павел поставил в закон почти то же, что и мужчинам (Феодорит). Быть честными – чистыми, пользующимися уважением, и благоговейными, не клеветницами, распускающими слухи о других, трезвенными – внимательными к себе и своим обязанностям, верными во всем, на которых во всем можно положиться, что верно и точно исполнят все порученное им.

Потом Апостол опять продолжает речь о диаконах.

3:12–13. «Диаконы, хотя по сану и не равны епископу, однако должны быть столь же непорочны, столь же чисты» (Златоуст). И они, как и епископы, должны хорошо управлять своим домом и детьми, «дабы прочие не имели повода к соблазну» (Златоуст). К такому доброму служению святой Павел воодушевляет диакона тем, что он таким служением, приобретет себе высшую степень – пресвитерства. Это – плод доброго диаконства в Церкви. Но больший плод он получит за такое диаконство от Господа Христа, в силу веры в Него, именно, «великое совершенство в духе» (Златоуст). Ибо служа в церкви, он служит Господу. Церковь – есть дом Его, поэтому диакон самою совестью уполномочивается изрекать перед Богом желания своего сердца – о себе и о верующих.

Раздел третий. Как действовать на пасомых и руководить ими (3:14–6:19)

Сначала святой Павел дает Тимофею общие наставления о достойном пастырствовании, чего должно держаться пастырю при назидании пасомых (3:14–4:16), потом уже указывает как учить и руководить пасомых, судя по разным состояниям их (5:1–6:19).

I. Чего держаться пастырю при назидании пасомых (3:14–4:16)

А). Общие наставления о достойном пастырстве (3:14–16)

3:14–15. На первом месте святой Павел ставит указание, что единственный руководитель учителю истины в истине, есть Святая Церковь, и что первая истина учения его есть – Бог явился во плоти (см. ст. 16). Я, говорит, пишу это тебе, Тимофей, в руководство, «не потому, что уже больше не приду к тебе, как обещал, напротив, я приду. Впрочем, если случится, что замедлю, то ты не сокрушайся об этом. В случае замедления я и пишу тебе руководство, как тебе следует жить и действовать среди верующих, как архипастырю» (Златоуст). Бог в Троице обитает в душе каждого истинно верующего (ср. 2Кор. 6:16; Мф. 28:20; 1Кор. 3:16). Таким образом, каждая верующая душа есть дом Божий, и тем более совокупность их, есть дом Божий, который есть Церковь Бога живого. Церковь, животворимая живущим в ней Богом, сочетана с Ним живым союзом, и чувствует живущим Его в себе, чувствует и то, что живет Им, и что поэтому особенно и есть дом Его. Бог творит Себе дом из душ, обращая их к Себе, очищая, освящая и Собою наполняя всех. Всех соединяет воедино, и живых и отшедших, и содержит всех в живом союзе между собою. Эта-то Церковь и есть столп и утверждение истины, ибо она есть дом Бога жива, Который есть самая истина. Поэтому все в ней истинно – исповедание веры, освящение таинствами, облагодатствование, жизнь по Богу, помощь Божия, обетования, бодрящие тружеников в доме Божьем, все в ней истинно, и в другом где-либо месте не ищи истины. Не люди сами по себе, входящие в состав Церкви, столпы истины, а Церковь, как дом Бога живого, и следовательно, те, в которых обитает Бог, люди, облагодатствованные Богом, в которых истина водворяется во всем их существе, поэтому от них должна исходить одна истина – Церковь, есть столп истины, как твердо и непоколебимо стоящая в истине и хранящая ее. Она же и утверждение истины, как успокоительница умов, когда они бывают взволнованы вкравшейся ложью. Потому обязательно то считать истинным, что содержит вся Церковь, и возникающие недоумения решать голосом Церкви, выраженным собором пастырей.

Какой истины Церковь есть столп и утверждение?

3:16. Без всякого сомнения, эта истина, только верою постигаемая, великая тайна нашего благочестия, возрождения и спасения, которая лежит в основании и самой Церкви, как краеугольный ее камень. Сущность веры нашей сокровенна и по причине непостижимости ее, и по причине сокровенного ее действия в нас (ср. Ин. 3:8).

Какая же это тайна? Та, что Бог истинный явился на земле во плоти, принял в Свою Ипостась нашу плотскую природу, чтобы совершить наше спасение, и потом навсегда уже остаться Богочеловеком «Воистину сие есть великая тайна, говорит Златоуст, потому что человек сделался Богом, Бог – человеком». Все видели человека, но не могли не исповедать, что Он – Бог, что в Нем обитает вся полнота Божества телесно (Кол. 2:9). Он Сам говорил, что есть Сын Божий равный Богу Отцу (см. Ин. 10:30). В этом свидетельстве Своем, Он оправдал Себя в Духе проявлениями Божеского всемогущества, всеведения и святости, и властью над природой видимой, и над духами невидимыми. Все чудеса Он творил Духом Святым, как Сам говорит (см. Мф. 12:28). И видели Его славу, как Единородного от Отца (Ин. 1:14), и признавали Его Сыном Божьим (см. Мк. 15:39). И ангельский собор, познав таинство прежде сокрытое, а теперь явленное во плоти, увидел Богочеловека в дивном прославлении Его, по воскресении и вознесении, преклонил пред Ним колена, как перед Богом (ср. Евр. 1:6; 1Пет. 3:22). О Нем Апостолы по Его повелению (см. Мф. 28:19), возвестили всему миру (см. Мк. 16:20), и мир уверовал в Него, как Сына Божия, Который вознесся на небеса и сидит одесную Отца, ходатайствуя о спасении людей. Такова тайна нашей веры и нашего благочестия! В ней, для Тимофея и всех пастырей, учителей – норма истины, и все несообразное с ней, в каком бы то ни было отношении, должно быть отвергнуто как ложь или примесь лжи.

Б). Грядущие лжеучители и борьба с ними (4:1–10)

Глава 4

1 Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским,

2 через лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей,

3 запрещающих вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил, дабы верные и познавшие истину вкушали с благодарением.

4 Ибо всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением,

5 потому что освящается словом Божиим и молитвою.

6 Внушая сие братиям, будешь добрый служитель Иисуса Христа, питаемый словами веры и добрым учением, которому ты последовал.

7 Негодных же и бабьих басен отвращайся, а упражняй себя в благочестии,

8 ибо телесное упражнение мало полезно, а благочестие на все полезно, имея обетование жизни настоящей и будущей.

9 Слово сие верно и всякого принятия достойно.

10 Ибо мы для того и трудимся и поношения терпим, что уповаем на Бога живаго, Который есть Спаситель всех человеков, а наипаче верных.

11 Проповедуй133 сие и учи.

12 Никто да не пренебрегает юностью твоею; но будь образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте.

13 Доколе не приду, занимайся чтением, наставлением, учением.

14 Не ради о пребывающем в тебе даровании, которое дано тебе по пророчеству с возложением рук священства.

15 О сем заботься, в сем пребывай, дабы успех твой для всех был очевиден.

16 Вникай в себя и в учение; занимайся сим постоянно: ибо, так поступая, и себя спасешь и слушающих тебя.

4:1–2. Дух Святой явственно (буквально с греч. членораздельным словом) возвестил святому Павлу, что в последующее после Апостолов время, некоторые отступят от веры, оставят чистую веру Христову и сделаются не христианами, но сами они будут считать себя совершенными христианами, как предсказал о них святой Павел ефесским пресвитерам. Из вас самих восстанут люди, которые будут говорить превратно, дабы увлечь учеников за собою (Деян. 20:30). Святой Павел по внушению Духа Божия, предрекает как будет зарождаться лжеучение, и происходить отступление. Две силы будут влечь к отступлению – духи обольстители и учение бесовское. Первая будет действовать внутри, вторая – совне. Духи обольстители – бесы, отуманят умы некоторых нетвердых в вере ложью, под видом истины, и склонят их согласиться на это. Так зарождается лжеучение внутри человека. Оно сначала касается одной какой-либо стороны веры, в которой истина заменяется ложью. Внушив ложь уму, бесы далее учат его по духу этой лжи, перестроить и все христианское учение, а тогда создается система лжеучения в словесной форме. Это уже учение бесовское, которое по внушению тех же бесов, ревностно распространяется, как совершенное учение христианское, между христианами.

Чем лжеучители увлекают в свое лжеучение? Лицемерием, говорит святой Павел. Они принимают вид людей как бы особенно избранных – мудрых, святых, и тем располагают к себе слушателей внимать их учению, которое святой Павел называет лжесловесием, в котором ничего нет истинного, а только ложные слова. А совесть разве не обличает их за это? Она сильно обличала их, но они своим противлением ей, заглушили ее в себе, как бы сожгли ее в себе.

Чему они будут учить?

4:3. (До слов «Бог сотворил»). Лжеучители будут учить, что материя сама в себе есть зло; поэтому они будут запрещать вступать в брак и употреблять в пищу то, что Бог сотворил, может быть, различая в пище чистое и нечистое. Святой Павел коротко, но решительно, обличает это лжеучение.

4:3–5. (От слов «дабы верные»).

4:5. Святой Павел останавливает внимание только на последнем предмете лжеучения, на запрещении яств. Первое же запрещение жениться, не удостаивает внимания, вероятно потому, что нелепость его для всякого сама собою очевидна. Пищу, говорит, Бог сотворил для питания людей, чтобы верные Ему, размышляя о благости Божьей в этом, воздавали Ему благодарение, вкушая сотворенную для их телесных потребностей пищу. Ибо по слову Божию, всякое создание Божье хорошо (см. Быт. 1:31), и может быть принимаемо в пищу незазорно. Ничем не следует гнушаться, как нечистым, напротив, все нужно принимать с благодарностью, как благодеяние и дар от руки Господней. При таком настроении, принимаемое в пищу делается священным – святым и от слова Божия, изрекшего, что сотворенное Им все добро, и ради благодарственной к Нему молитвы вкушающих.

Все изложенное, как истинное учение о Церкви, о тайне воплощения Бога и нашего спасения, о ложных учениях – о браке и пище, святой Павел внушает Тимофею разъяснить христианам, что нужно, чтобы быть добрым служителем Христовым.

4:6. (До слов «служитель Иисуса Христа»). На пастыре лежит обязательный долг – учить пасомых истинам христианским о Христе и о Церкви, и отвращать их от лжеучителей, только тогда он будет добрым служителем Иисуса Христа, Который учредил пастырство с тою целью, чтобы оно верно передавало волю Божью пасомым, и не себе или людям служило, а Господу Иисусу.

Но чтобы быть таким добрым пастырем – служителем Христовым, пастырь должен наставлять себя как в христианском ведении, так и в благочестии.

4:6. (От слов «питаемый словами»).

4:7. (До слов «отвращайся»). Святой Павел указывает, как сделаться добрым пастырем – служителем Христовым. «Не только других наставляй, но и сам упражняйся в этом» (Златоуст), именно питайся, как духовной пищей, словами веры – Евангельским учением, этим добрым учением, которому ты последовал. Он уже усвоил это учение. Что же значит теперь, питаться им? « Пережевывать, постоянно повторять его в уме своем, всегда поучаться одному и тому же» (Златоуст), чтобы таким образом и ум и сердце всецело прилепить к нему единому. Всякое же другое учение должно быть тотчас же отвергнуто. Так, скверных, пошлых, бабьих басней о необходимости Моисеева закона для спасения, о родословиях разных, о чем болтают лжесловесники, следует избегать без всяких о них разговоров.

4:7. (От слов «а упражняй себя»).

4:8. Пастырь должен быть образцом в вере и добродетельной жизни для пасомых. Для этого святой Павел советует Тимофею упражняться практически в делах благочестия, то есть, «в вере чистой и жизни праведной» (Златоуст), не пропускать ни одного случая, в котором можно совершить дело по духу своей веры. Опыт показывает, что такое упражнение необходимо для приобретения совершенства в жизни, ибо от него получается навык к богоугодной жизни. Если для того, чтобы получить приз на гимнастических играх, нужно постоянно упражняться в телесной гимнастике, то тем более нужно употребить усилий и трудов в гимнастике духовной, то есть в обучении себя благочестию для венцов нетленных. Ибо телесное упражнение только отчасти полезно, то есть для тела, и для настоящей лишь жизни. А благочестие полезно на все, то есть для благоденствия в настоящей жизни, и для вечного блаженства в будущей. Благочестие обещает жизнь счастливую, блаженную в мире душевном, и радости как в здешней, так и особенно в будущей жизни. «Ибо тот, кто не знает за собой никакого преступления, и творит добрые дела, радуется и в настоящей жизни. Между тем, человек порочный не только там, но и здесь переносит наказание, постоянно живя в страхе, ни на кого не смея взглянуть с дерзновением, трепеща, бледнея, томясь» (Златоуст). Верность сказанного о благочестии и уповании жизни вечной, святой Павел удостоверяет и своим словом, и своим примером.

4:9–10. «Поелику упомянул о жизни будущей, а она есть нечто невидимое, то по необходимости прибавил удостоверение, что слово о сем верно, как достойное веры и украшенное истиною» (Феодорит). Потом, тоже самое подтверждает собственным примером. Что вера, и жизнь по вере, приносят жизнь вечную, убеждение в этом, говорит, составляет нашу силу. Из-за чего мы несем такие труды, и подвергаемся всякому поношению? Только из-за того, что уверены в получении за то жизни вечной. А эта уверенность на чем основывается? На том, что имеем надежду на Бога живого. Слово обетования мы слышали из уст Самого Бога, совершенно уверились в Нем и положились на Него, что обетование будет несомненно исполнено. Бог этот, давший такое обетование, есть Спаситель всех человеков (ср. 1Тим. 2:4), и не только хочет, чтобы спаслись все люди, но и устроил дивный образ спасения, открытый теперь всем, кто хочет спастись. Но так как на деле спасаются только верные – уверовавшие в Него, то и Он есть по преимуществу их, верных, Спаситель. Для них и уготовал Царство Небесное и блаженство в нем.

В). Уроки Тимофею как ему учить паству (4:11–16)

4:11–12. Не только, говорит, сам себя питай словами веры, и обучай благочестию в надежде жизни вечной, но тому же учи и свою паству. Причем святой Павел указывает два способа воспитания паствы. Иных, незнающих, нужно учить, разъяснять неизвестное, а иным, знающим, но не делающим – проповедовать, властно повелевать делать то или то. Главным же образом повелевает воспитывать паству своею образцовою жизнью. Так, говорит, поставь себя, чтобы в тебе видели не юношу, увлекающегося и изменчивого, а крепкого старца, опытного в духовной жизни, поэтому, чтобы не пренебрегали тобою из-за юности твоей, а уважали.

Как этого достигнуть? Образ буди верным, «во всем подавай собою пример добрых дел» (Златоуст).

В чем? В слове – учительстве, чтобы оно при всяких обстоятельствах было назидательно (ср. Ефес. 4:29), в жизни – в обычной жизни и в церковном чине. Общий закон здесь такой – всякого встречать с уважением к нему, и готовностью сделать ему всякое добро, словом и делом не допуская никакой вольности в обращении. В любви – в сердечном расположении ко всем, как отец к своим детям. В духе – в духовном настроении, все творить во славу Божью, по воле Его, в присутствии Его, со страхом и благоговением пред Ним. В вере. Есть две веры. Вера, принимающая без сомнения все открытое нам Богом, и вера, утверждающая нас в Боге в той мысли, что Он не оставит предавшего себя Ему, и приведет к желанному концу – вечному блаженству, в каком бы кто положении здесь, на земле, не был. Первая вера царствует в умственной сфере, вторая – в практической жизни. Этой последней, принимаются из слова Божия вразумления и подкрепления нравственной энергии в обстоятельствах, опасных для чистоты сердца и совести. Верх ее – есть вера, о которой говорит Спаситель: веруй в Мя, дела, яже Аз творю, и той сотворит (Ин. 14:12, ср. Мф. 21:22; Мк. 11:2~4). В чистоте – в непорочности, «в девственной чистоте и целомудрии» (Златоуст). Святой Тимофей был девственник телом, а здесь ему внушается девственность сердца, которая состоит не только в свободе от плотской страсти, но в равнодушии к красоте женской.

Далее, святой Павел указывает Тимофею, чем он должен заниматься с пасомыми.

4:13–14. Чем же образцовый пастырь должен заниматься с пасомыми, чтобы назидать их и вести к совершенству? Чтением Божественных Писаний, утешением (наставлением) тех, которые имеют в том нужду, учением – поучением, обращенным ко всем вообще (Златоуст). Чтение Божественных Писаний и утешение, разумеет и в собраниях, и частное– домашнее. Вот чем должен заниматься Тимофей до прихода в Ефес святого Павла, и тогда получит от него дальнейшие указания. Указываемые Тимофею, пастырю, занятия, обязательны для него, как пастыря. На то он избран по указанию Святого Духа, через пророков. Священники, пресвитеры – старейшины на избрание это, дали свое согласие возложением своих рук на него, а святой Апостол рукоположил его в сан епископа (см. 2Тим. 1:6), и через это низвел на него благодать священства – дарование Святого Духа для совершения священства. Если же не будет исполнять этого, то окажется нерадивым о даровании, живущем в нем. Поэтому святой Павел настоятельно побуждает Тимофея радеть о даровании.

4:15–16. О созидании себя, как пастыря, и о пастырском созидании пасомых, особенно, говорит, заботься, и в сем пребывай, будь весь в этом, а что касается чего другого, то оно бы и на ум не всходило, этому одному будь всею душою предан. Ибо это есть существенное условие к тому, чтобы явиться совершенным в деле, к какому призван. Только таким образом успех твой для всех будет очевиден, все увидят, что ты совершен в своем деле и чине – пастырстве, и по учению, и по жизни. Поэтому налегай на себя и на учение других, не жалей труда, принуждай себя на примерную жизнь и неустанное учительство, с усилием, прилежанием и терпением будь в этом, в этих трудах и занятиях по пастырству, не знай не только лености, но и усталости. Ибо если будешь так трудиться, то и сам спасешься и получишь награду, и пасомых, поучаемых тобою, спасешь, потому что никто не устоит против твоего слова и убеждения. Все тебя послушаются, последуют твоему учению и примеру и спасутся – получат жизнь вечную.

II. Наставления, как учить и руководить пасомых, судя по разным состояниям их (5:1–6:19)

Не на всех одинаково следует действовать пастырю, но надо соображаться с отличиями каждого по возрасту, положению в Церкви, положению в обществе и внешнему состоянию. Как все это делать, святой Павел указывает в последних двух главах послания.

А). Как действовать, судя по возрасту (5:1–2)

Глава 5

1 Старца не укоряй, но увещевай, как отца; младших, как братьев;

2 стариц, как матерей; молодых, как сестер, со всякою чистотою.

3 Вдовиц почитай134, истинных вдовиц.

4 Если же какая вдовица имеет детей или внучат, то они прежде пусть учатся почитать свою семью и воздавать должное родителям, ибо сие угодно Богу.

5 Истинная вдовица и одинокая надеется на Бога и пребывает в молениях и молитвах день и ночь;

6 а сластолюбивая заживо умерла.

7 И сие внушай им, чтобы были беспорочны.

8 Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного.

9 Вдовица должна быть избираема не менее, как шестидесятилетняя, бывшая женою одного мужа,

10 известная по добрым делам, если она воспитала детей, принимала странников, умывала ноги святым, помогала бедствующим и была усердна ко всякому доброму делу.

11 Молодых же вдовиц не принимай, ибо они, впадая в роскошь135 в противность136 Христу, желают вступать в брак.

12 Они подлежат осуждению, потому что отвергли прежнюю веру;

13 притом же они, будучи праздны, приучаются ходить по домам и бывают не только праздны, но и болтливы, любопытны, и говорят, чего не должно.

14 Итак я желаю, чтобы молодые вдовы вступали в брак, рождали детей, управляли домом и не подавали противнику никакого повода к злоречию;

15 ибо некоторые уже совратились вслед сатаны.

16 Если какой верный или верная имеет вдов, то должны их довольствовать и не обременять Церкви, чтобы она могла довольствовать истинных вдовиц.

17 Достойно начальствующим пресвитерам должно оказывать сугубую честь, особенно тем, которые трудятся в слове и учении.

18 Ибо Писание говорит: не заграждай рта у вола молотящего; и: трудящийся достоин награды своей.

19 Обвинение на пресвитера не иначе принимай, как при двух или трех свидетелях.

20 Согрешающих обличай перед всеми, чтобы и прочие страх имели.

21 Пред Богом и Господом Иисусом Христом и избранными Ангелами заклинаю тебя сохранить сие без предубеждения, ничего не делая по пристрастию.

22 Рук ни на кого не возлагай поспешно, и не делайся участником в чужих грехах. Храни себя чистым.

23 Впредь пей не одну воду, но употребляй немного вина, ради желудка твоего и частых твоих недугов.

24 Грехи некоторых людей явны и прямо ведут к осуждению, а некоторых открываются впоследствии.

25 Равным образом и добрые дела явны; а если и не таковы, скрыться не могут.

5:1–2. Старчество у всех народов пользуется почетом и уважением. Ввиду этого, святой Павел заповедует Тимофею, в случае погрешностей старца, устаревшего летами, не укорять, не кричать на него, не срамить его, особенно при других, но «относиться к нему в этом случае, как к родному отцу согрешившему, с почтительною тихостью» (Златоуст), утешать его, упрашивать, умолять, уговаривать. «Ибо можно обличать без жестокости, если кто захочет этому учиться, только для этого требуется большое благоразумие, однако это возможно» (Златоуст). Юношей (младших) заповедует склонять к добру, как братьев своих. «Зачем и здесь заповедует кроткий образ речи? Затем, чтобы не раздражать, свойственной сему возрасту, продерзости (то есть спорливости), почему и в этом случае, обличение должно смягчаться духом кротости и любви братской» (Златоуст). Стариц заповедует учить, увещевать, склонять на добро, как матерей, с сыновнею кротостью и любовью. Молодых девиц или жен учить, исправлять так же с кротостью и братской любовью, как своих сестер. Но давая наставление юному Тимофею, так относиться к девицам и молодым женам, святой Павел как бы предостерегает его от возможных, не совсем чистых, при этом, сердечных движений, прибавляя – со всякою чистотою, то есть, заметишь в себе сочувствие или влечение к ним, тотчас же пресекай его, очищай от него свое сердце.

Б). Как устроять вдовиц (5:3–16)

Вдовы, с самого начала устроения Церкви, состояли на попечении христианских обществ. Для устроения их, в первой Иерусалимской Церкви, были избраны особые лица (см. Деян. 6:1–6). По этому образцу, и все другие христианские общины почитали своим долгом обеспечивать вдов и сирот. Святой Павел и говорит об этом здесь, сначала вообще об устроении вдовиц (5:3–8), потом частнее – о вдовицах престарелых (5:9–10) и молодых (5:11–15), и в конце опять повторяет ранее сказанное о вдовицах вообще (5:16).

а). О пристроении и обеспечении вдовиц вообще (5:3–8)

5:3. О вдовицах, говорит, позаботься, имей о них попечение (чти), доставляй им, что нужно для жизни. Но не о всех вдовицах заповедует святой Павел заботиться так, а только об истинных, то есть таких, которые хорошо, нравственно живут, но которым, при этом, нечем жить. «Верующие жертвовали в церковь, кто что мог, а настоятели церквей – пастыри, раздавали потом собранное бедным вдовам и сиротам» (Иустин).

Те вдовицы, которые сами могли содержаться, или которых могла содержать их собственная семья, не должны были тяготить собою Церкви. И относительно их, вот что заповедует святой Павел.

5:4. Вдова, говорит, у которой есть дети или внучата, пусть в своей семье и содержится детьми или внуками, чтобы, таким образом, они обучились, или приобрели навык к благочестивому образу жизни прежде у себя в доме, оказывая усердное попечение о матери или бабке .Чтить и успокаивать мать или бабку, есть дело благочестия. Это Тимофей и должен внушать детям и внукам, чтобы они, заботясь о матери или бабке в доме, приучились приобретать навык в благочестивых делах. Ибо забота о матери и бабке, дело угодное перед Богом, и потому, что через это исполняется справедливое требование совести, и потому, что в лице родителей, дети воздают честь самому Богу, заповедавшему почитать родителей.

Вдова же, совершенно бездетная, и не имеющая чем содержаться, и есть истинная вдовица, имеющая нужду в заботе о ней Церкви.

5:5. Истинная, настоящая вдовицаодинокая, у которой нет ни детей, ни внучат, которые бы позаботились о ней. Что ей остается делать? Возложить всю надежду на Бога и ждать, что Он благоволит устроить. Которая так делает, та и есть истинная вдовица. Вот какую вдовицу должно чтить, заботиться о ней и на нее расходовать церковные средства.

5:6–7. Вдова же, пристрастная к житейским удовольствиям и преданная им (сластолюбивая), хотя на вид и кажется живой, а в существе дела она мертва, именно духом. Жив духом тот только, кто, отрешившись от всего чувственного, живет в общении с Богом, оживотворяющим его. А живущий чувственностью, живет вдали от Бога, дух его заморен без общения с Богом. Такова и вдова, преданная чувственности. Святой Павел внушает Тимофею. И сие внушай им со всею строгостью, запрещай им так жить, потому что это явный грех, а они, как христианки, должны быть беспорочны.

Святой Павел, далее, снова обращается к детям престарелых вдовиц, и указывает побуждение заботиться о них.

5:8. Под своими и домашними, разумеются родственники вообще, а из них домашние те, которые живут в одном доме, а свои – все другие родные, живущие особо. Апостол требует, чтобы родные заботились взаимно друг о друге, и помогали нуждающимся из своих. Кто же не исполняет этого, тот, говорит, самым этим действием отрекся от веры. Вера христианская требует быть милостивым не к своим только кровным, но и ко всем нуждающимся. «Каким же образом может быть милостив к посторонним тот, кто презирает людей одного с собою рода, свойственников своих?» (Златоуст). Так, немилостивый к своим, очевидно, не имеет верующего сердца, и есть то же, что невер. Но Апостол далее говорит, что такой хуже невера. Неверный, если бы так поступил, нарушил бы только естественный закон, а этот, поступая так, и естественный, и писаный закон нарушает (Златоуст).

б). Как поступать со вдовам и престарелыми (5:9–10)

5:9–10. Как можно думать, в Апостольской Церкви были два разряда вдовиц, которым помогала Церковь, могущие себя содержать, хотя и не вполне, своими трудами. Таким Церковь давала некоторое пособие, как дополнение к их собственным трудам, и вдовицы почти бессильные (60-ти и более лет), таких Церковь вполне содержала. Об этих последних и говорит здесь святой Павел. В список вдовиц, находящихся на полном попечении Церкви, да вносится (да причитается), говорит, такая вдовица, которой не меньше 60-ти лет, бывшая за одним мужем, следовательно, степенная и целомудренная (Феодорит), о которой все свидетельствуют только одно хорошее о ее добрых делах. Каких? Что она воспитала детей своих в вере и любви (1Тим. 2:15), что она заботливо относилась к странникам – святым христианам, обмывая их усталые ноги, что она скорбным в нуждах их помогала, и тем утешала их, что она была ревностна ко всякому доброму делу вообще. Вот такой, совершенной по своей праведной жизни, одинокой и обессиленной годами, следует Церкви оказывать полное вспомоществование.

Что касается вдовиц молодых, то таким святой Павел советует вступать во второй брак.

в). Как поступать со вдовам и юными (5:11–15)

5:11–13. Что касается до молодых вдовиц, то их, говорит, не вноси во вдовий список, чтобы содержать их на счет церковный. Почему? Как видно, некоторые молодые вдовицы давали обет остаться в своем вдовстве, что и заявляли настоятельно Церкви, прося пособия, а потом изменяли своему обету, подпадали неудержимым (свирепым) стремлением плотской жизни, отвращали очи свои от Христа, Которому посвятили себя по обету, обманули Его, отвергли Его, и тем впали в грех и нарушили свой обет – отвергли прежнюю веру (Златоуст) тем, что опять хотят вступить в брак. Притом же молодая вдовица живет не в уединении, ей это скучно, а ищет развлечений, ходит по домам знакомых, и здесь предается болтливости, любопытству и всяким праздным речам.

Не все, конечно, молодые вдовы бывали неблагонадежны. Немало бывает между ними таких, которые чувствуют в себе сильное расположение сохранить в чистоте вдовство. Поэтому святой Павел дает, относительно молодых вдовиц, не закон, а совет.

5:14–15. Так как некоторые молодые вдовицы, дав обет вдовства, своим неодобрительным поведением нарушали его, и тем впадали в грех, то святой Павел дает им не закон, а свой совет – не давать такого обета, а вступать во второй брак, чтобы рождать и воспитывать детей и управлять своим домом, честно вести свои житейские дела, чтобы противник – диавол не нашел никакого повода посмеяться над ними, если они, став невестами Христовыми, потом впадут в нечистые дела. Ибо некоторые из вдов, дав обет вдовства, совратились – сбились с прямого пути, который указал им обет вдовства, и пошли вслед сатаны, то есть к недоброму поведению, указанному выше.

В заключение своего учения о вдовах, святой Павел снова повторяет сказанное им в начале о содержании вдов.

г). Заключительное слово о вдовах (5:16)

5:16. Берите, говорит, вы, родные, своих родных вдовиц на свое содержание. Ибо, если бросите, Церковь должна будет взять их на свое попечение, и тогда ей тяжело будет содержать вдовиц истинных, то есть таких, у которых никого нет.

В). Как действовать относительно пресвитеров (5:17–25)

а). О содержании пресвитеров (5:17–18)

5:17–18. Пресвитеры выбирались из людей преимущественно пожилых, как более степенных, опытных и пользующихся уважением паствы. Через рукоположение они получили благодать священства, на продолжение дела апостольского, путем проповеди слова Божия, и освящения верующих благодатью святых таинств. В силу этого они настоятельствовали в христианских общинах, руководя их, вразумляя и исправляя. Кто заботился об этом, не щадя сил и даже жизни (ср. Ин. 10:11), тот добре предстоятельствовал. Такие предстоятели, говорит, сугубой чести достойны. «Честью здесь, как и выше, называет Апостол, доставление всего необходимого, для удовлетворения насущных нужд пресвитера» (Златоуст), чтобы их не беспокоил и не отрывал от дела недостаток в самом необходимом, но чтобы они могли всецело, с радостью отдаваться учению веры. « Настоятельнее в труде сем будет тот, кого не смиряет нужда, и ревность его все более и более будет расти, когда видит, что труд его приносит плод и для настоящей жизни» (Амвросиаст). Три дела лежат на предстоятеле Церкви – учить, руководить, то есть исправлять, и освящать таинствами. Два первых выполняются трудом, в слове и учении. И это – самое важное в пастырстве, и по своей относительной трудности, и потому, что чрез учительство пастыря, верующие приготовляются к принятию благодати в святых таинствах. Конечно, пресвитер может быть учителен и в примере своей жизни, но этого рода учительства бывает недостаточно, когда дело касается догматов. Напротив, очень нужно, и много содействует благоустройству церкви, и приносит ей огромную пользу, когда предстоятели ее учительны. Когда же этого нет, то церковь терпит ущерб. Поэтому святой Павел и прибавляет, что «сугубой чести сподобляются паче труждающиеся в слове и учении» (Златоуст). Они, по преимуществу, должны быть материально обеспечены, это доказывает святой Павел Писанием. Он приводит свидетельство закона и заповедь Христа (см. Втор. 25:4; Мф. 10:10), которые согласны между собою в том, что трудящийся (как вол) пресвитер достоин того, чтобы быть материально обеспеченным за свои труды (Златоуст).

б). О поведении пресвитеров (5:19–21)

Далее Апостол учит, как поступать при обвинении пресвитеров.

5:19–20. Пресвитеры, имея долг исправлять, легко подвергаются нерасположению исправляемых, которые начинают присматривать за поведением пресвитера, находить в нем недоброе, и доносить на него начальству. Так как в таких доносах нередко бывает ложь – клевета, то святой Павел советует быть осторожными, чтобы не принять обвинений голословных, а требовать, чтобы они подтверждены были двумя, или тремя свидетелями. Если свидетели подтвердят, и докажут достоверность обвинения, то виновного пресвитера епископ должен публично, пред всеми, обличить со всею строгостью, чтобы и прочие имели страх и с большою осторожностью воздерживались от грехов.

«Но не больше ли будет соблазна, когда пред всеми будешь обличать? Каким же это образом? Когда узнают грех и не будут видеть наказания, тогда действительно станут соблазняться. Ибо оттого, что согрешившие остаются не наказанными, многие, естественно, и сами поползаются на грех, как наоборот, оттого, что они бывают наказываемы, многие исправляются» (Златоуст). Суд епископский, над обвиняемым пресвитером, должен быть вполне беспристрастен.

5:21. Так важен справедливый суд епископа над пресвитерами, что святой Павел «призывает Отца и Сына и ангелов во свидетели сказанного им для того, чтобы в грядущий день остаться правым, то есть, как бы снимая с себя всякую ответственность» (Златоуст). Соблюди, говорит, в точности, что я заповедал тебе насчет суда над пресвитером, суди его беспристрастно, без предвзятого мнения о подсудимом (в слав. без лицемерия), и ничего не делай по пристрастию к той, или другой стороне.

в). О рукоположении пресвитеров (5:22–25)

5:22. Руки поспешно, скоро, не возлагай ни на кого. «Что значит скоро? Ни по первом, ни по втором, ни по третьем испытании, но неоднократно рассмотрев и тщательно исследовав, так как это дело небезопасное» (Златоуст). «Надлежит исследовать прежде жизнь рукополагаемого, а потом призвать на него благодать Духа» (Феодорит). Если скоро, без должного исследования, рукоположить кого, то может случиться, что он окажется неисправным. За грехи, которые он потом наделает, и вред, который он тем причинит Церкви, будешь отвечать ты. «Ты становишься соучастником как благих его дел, так и грехов» (Златоуст). Избегай же этого, храни себя чистым от вменения грехов рукополагаемого, а для того соблюдай в себе духовную чистоту, чтобы вернее видеть ее и в других.

Но чтобы Тимофей не подумал, что святой Павел этим налагает на него особенное воздержание для приобретения духовной чистоты, Апостол устраняет эту мысль.

5:23. Тимофей вел крайне воздержанную жизнь, несмотря на то что не пользовался крепким здоровьем и часто болел, особенно желудком. Святой Павел и говорит как бы так: слыша мой наказ о чистоте, ты не бросься на крайний подвиг воздержания. Не делай этого. Ты, по состоянию своего здоровья, нуждаешься в послаблении, а потому, как бы случайно прибавляет, с этих пор не одну пей воду, но употребляй немного и вина. Разумеется вино виноградное, легкое, и притом употребляемое большею частью с водой.

Тимофея могло затруднять еще и то, как узнать, грешен ли рукополагаемый или нет? Святой Павел, как бы отвечая на это недоумение Тимофея, говорит.

5:24–25. Как узнать, кто грешен, кто добр? Будь внимателен к тому, что говорят кругом. Грехи людей идут впереди их, весть о делах их предшествует им, и прежде, чем увидишь ты кого из таких в лицо, тебе уже может быть известно, что он нечист сердцем и телом, нечист на руку, нечист языком и подобное. И это наперед уже будет руководить тебя к произнесению суждения о нем, достоин он священства или нет. Присмотрись и увидишь. К этому тебя обязывает, и дает тебе право мое постановление – руки скоро не возлагай ни на кого, разбери, рассмотри, расследуй. Если же и тогда что укроется от тебя, то ты не будешь виновен в этом, потому что со своей стороны сделал все, от тебя зависящее. Что сказано о грехах, то же можно приложить и к добрым делам. У одних они бывают явны, идут, так сказать, впереди человека, рекомендуя его, а у иных – нет. Так что нельзя бывает сразу сказать о человеке, каков он – хорош или плох. Но и это только с первого взгляда, и такие дела укрыться не могут. Расследуй, и найдешь.

Г). Как и чему кого учить, судя по его внешнему положению в обществе (6:1–19)

а). Чему учить рабов (6:1–2)

Глава 6

1 Рабы, под игом находящиеся, должны почитать господ своих достойными всякой чести, дабы не было хулы на имя Божие и учение.

2 Те, которые имеют господами верных, не должны обращаться с ними небрежно, потому что они братья; но тем более должны служить им, что они верные и возлюбленные и благодетельствуют им. Учи сему и увещевай.

3 Кто учит иному и не следует здравым словам Господа нашего Иисуса Христа и учению о благочестии,

4 тот горд, ничего не знает, но заражен страстью к состязаниям и словопрениям, от которых происходят зависть, распри, злоречия, лукавые подозрения.

5 Пустые споры между людьми поврежденного ума, чуждыми истины, которые думают, будто благочестие служит для прибытка. Удаляйся от таких.

6 Великое приобретение – быть благочестивым и довольным.

7 Ибо мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него.

8 Имея пропитание и одежду, будем довольны тем.

9 А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу;

10 ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились от веры и сами себя подвергли многим скорбям.

11 Ты же, человек Божий, убегай сего, а преуспевай в правде, благочестии, вере, любви, терпении, кротости.

12 Подвизайся добрым подвигом веры, держись вечной жизни, к которой ты и призван, и исповедал доброе исповедание перед многими свидетелями.

13 Пред Богом, все животворящим, и пред Христом Иисусом, Который засвидетельствовал пред Понтием Пилатом доброе исповедание, завещеваю тебе

14 соблюсти заповедь чисто и неукоризненно, даже до явления Господа нашего Иисуса Христа,

15 которое в свое время откроет блаженный и единый сильный Царь царствующих и Господь господствующих,

16 единый имеющий бессмертие, Который обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел и видеть не может. Ему честь и держава вечная! Аминь.

17 Богатых в настоящем веке увещевай, чтобы они не высоко думали о себе и уповали не на богатство неверное, но на Бога живаго, дающего нам всё обильно для наслаждения;

18 чтобы они благодетельствовали, богатели добрыми делами, были щедры и общительны,

19 собирая себе сокровище, доброе основание для будущего, чтобы достигнуть вечной жизни.

20 О, Тимофей! храни преданное тебе, отвращаясь негодного пустословия и прекословий лжеименного знания,

21 которому предавшись, некоторые уклонились от веры. Благодать с тобою. Аминь.

6:1. Иные из рабов, уверовав во Христа Господа, считали свое положение несовместимым с христианской свободой, особенно же рабство неверным (язычникам) господам. Бывали, поэтому, и возмущения рабов. Святой Павел нигде не учит, что раб-христианин не должен служить своим господам, хотя бы и неверным. Но везде учит, что свобода христианская не в теле, а в духе, как свобода от грехов и от порабощения диаволу. А в этом случае, раб не стесняется своим телесным рабством, так как и в телесном рабстве он может быть свободен. Если он свое рабство примет, как волю Божью, и тогда его телесная работа будет для него делом свободы. У кого есть в сердце такое убеждение, тот не будет чувствовать рабского ига. Он будет оказывать всякую честь господам своим не по принуждению, а охотно. И в таком-то охотном служении господам, есть выгода веры. Если рабы будут служить неохотно своим неверным господам, то те, говорит, станут худо думать о нашем учении и нашей вере, и рабы, таким образом, подадут повод хулить имя Божье, которое носят на себе христиане, и самое учение Христово. А если будут служить им охотно и почтительно, особенно после прежнего неохотного и ворчливого служения, то тем дадут высокое понятие о нашем учении, и самих господ расположат обратиться к вере в Господа Спасителя.

А как рабы должны относиться к своим господам – христианам?

6:2. Под верными господами, разумеются не веру содержащие только христианскую, но и живущие в духе веры, следовательно, братски относящиеся к своим рабам, жалеющие их и радеющие о них. Некоторые неразумные рабы видя это, могли забываться, и вследствие того нерадеть о своих обязанностях, и непочтительно относиться к своим господам. Учи, говорит он Тимофею, чтобы слуги не пренебрегали верными господами, а еще усерднее служили бы им. Побуждением к этому выставляется то, что они верные и возлюбленные, и благодетельствуют им. Слуга, чтущий веру, высоко чтит ее и в господине, а ради веры и самого господина. Отсюда, не умаление чувства обязанности раба, а возвышение, и как бы освящение. В силу веры, господа – возлюбленные и Богу и рабам, ибо вера повелевает любить и врагов. Они же заботливо стараются благодетельствовать рабам. «Господа больше доставляют рабам, чем рабы господам, ибо господа и золото тратят на них, и заботятся о снабжении их необходимыми вещами, одеждою и всем прочим. Они беспокоятся и трудятся ради вашего (рабов) спокойствия, и ужели не должны пользоваться великою честью от своих домочадцев? » (Златоуст). Все это Тимофей и должен разъяснить рабам, научить их, как пастырь их, власть имеющий, и убедить – уговорить, как любящий отец или брат.

б). Чему учить богатых и урок самим пастырям о нестяжательности (6:3–19)

Поводом к учению об этом, послужило предостережение Тимофея от лжеучителей, учащих скверного ради прибытка (см. Тит. 1:11), и думающих, что благочестие служит для прибытка (ст. 3–5). Посему святой Павел и указывает пагубные последствия для веры и жизни от любостяжания (ст. 6–10), заклинает удаляться от них (ст. 11–16) и внушает богатым употреблять богатство на добрые дела (ст. 17–19).

А). Изображение недоброты инакоучащих (ст. 3–5)

Держись здравого учения, так и других учи, и избегай тех, которые иначе учат. Так заповедует святой Павел Тимофею, и для предохранения его от этих учителей, указывает их отличительные черты.

6:3–5. Так учи, говорит, как научился от меня, а от тех, которые учат иначе, отвращайся (Златоуст). Почему? Потому, что они отступили от здравого учения, содержащего чистую истину, непреложную, как слова Господа нашего Иисуса Христа, и от учения о благочестии, о том, как надо жить по вере, и тем самым отступили от Бога и впали в гордость – самомнение, думая, что они одни познали истину, которую они же выдумали и проповедуют. Между тем, они совсем не знают истины. Но в то же время, находясь в горделивом заблуждении, что все им известно, и лучше даже, чем другим, со страстностью вступают в состязания и словопрения, как бы в словесную войну, в которой борются не за истину, а за слова. Какой результат от этого? Зависть, распри, злоречия, лукавые подозрения. К тому, кто берет верх в споре – зависть, а она вызывает задор (рвение) одержать победу над ним. От задора спор приобретает особенные напряженность и остроту, в пылу которых являются хулы – злоречия друг против друга. Это еще более разгорячает спорящих, и поселяя между ними задор и вражду, преграждает всякий доступ истины к душе, потому что являются лукавые подозрения, не в том ли, и не в этом ли истина? Плод же таких споров – беседы злые, то есть не о добром, и не ведущие к добру, а чуждые истины, как исходящие от людей, с поврежденным гордостью умом, и лишенных истины.

Какая же конечная цель всех этих споров, цель, затаенная в уме и сердце спорящих учителей? Получить прибытки, посредством благочестия. «Спорщики же, привлекая к себе учеников, пользуются от них материальными средствами, и все больше и больше подвизаются в спорах, чтобы более и более привлечь их к себе» (Феодорит). С такими, говорит святой Павел, и в спор не вступай, потому что их нельзя ничем убедить, следовательно, и спорить бесполезно.

Б). Пагубные последствия от любостяжания для веры и жизни (ст. 6–10)

Святой Павел учит, что благочестие, не есть средство к приобретению, но оно само по себе есть духовное приобретение, и дает довольство.

6:6. Благочестие – есть истинная вера, с настроением сердца в духе веры, и соответственною тому, жизнью. Такое, говорит, благочестие, само по себе, есть приобретение не потому, что дает обладание богатством, а потому, что так настраивает человека, что он чувствует себя совершенно довольным тем, что имеет, и тем самым погашает позыв корыстолюбия.

6:7–8. Посудите сами, говорит, какой смысл заботиться о накоплении богатства, когда ничего с собою не возьмем отсюда, как ничего и не принесли с собою сюда, когда родились. Но ведь мы родились для жизни, для которой нужны и пища, и одежда, и жилище. Следовательно, нельзя обойтись без того, чтобы иметь. Апостол и не отрицает этого. Мысль его такая – если удовлетворены необходимым, самонужнейшие потребности телесной природы – будь доволен, не ищи большего и лишнего. Излишняя же забота об этом ведет к любостяжанию, которое пагубно для веры и добродетели.

6:9–10. Не про имение богатства святой Павел здесь говорит, а про желание обогащения, жажду богатства, пристрастие к нему. Желающие так богатства, говорит, впадают в искушение и сеть. Искушение – есть такое стечение случайностей, которое сильно раздражает позыв на какой-либо грех, и будто против воли влечет к нему. А сеть – есть такая запутанность в грешных делах, что человек нехотя грешит, то есть как бы против воли. Например, у того, кто стремится быть богатым, поминутно являются случаи покривить душой, скверного ради прибытка (Тит. 1:11), и попрать законы правды и любви, внушаемые совестью. Кто привыкнет к такому образу действий, тот, значит, им и опутан, как сетью, и выбраться из них уже не может. Кроме того, они впадают во многие безрассудные и вредные похоти, подчиняются разным бессмысленным и вредным похотям самоугодия. Златоуст так изображает несмысленные и вредные похоти богатых. «Как не назвать бессмысленною страстью, когда эти богатые люди держат у себя дурачков и карликов не из человеколюбия, а для удовольствия, когда в своих дворцах устраивают водоемы для рыб, когда занимаются собаками, когда украшают коней, и заботятся о них не меньше, чем о детях? Все это бессмысленно и излишне, совершенно ненужно и бесполезно».

Какие страсти бывают вредны? Когда люди разжигаются беспутною любовью, когда ищут имущества своих ближних, когда стремятся к наслаждению, когда предаются пьянству, когда жаждут погибели других. «Чем же это кончается? Эти бессмысленные и вредные похоти, погружают преданных им богатых людей в бедствие и пагубу. Погружают так, что и подняться наверх становится для них невозможным» (Златоуст). Причина же всех этих зол – есть сребролюбие, которое дает средства жить по похотям, и потому, оно есть корень зол, и из него потом вырастают убийства, хищения, ложь, нарушение клятвы и все роды преступлений. Изгони сребролюбие, и не будет ни войн, ни вражды, ни подобного. Сребролюбие даже отклоняет от веры, ибо отвлекает к себе от Бога сердце и ум. Поэтому и настроение духа у сребролюбца не сообразно с верою. Вера повелевает надеяться на Бога, а он надеется на богатство, вера не велит предаваться похотям, а он предается им. Наконец, сребролюбец подвергает себя многим скорбям. «Эта страсть самих любителей своих, чувствительно уязвляет заботами, лишением сна, различными страхами» (Златоуст).

Ввиду сказанного, святой Павел и дает заповедь Тимофею бегать сих и преуспевать в правде.

В). Удаление от любостяжания (ст. 11–16)

6:11. Ты же, говорит Тимофею, как человек Божий – Богу служащий и Ему принадлежащий, а не мамоне, бегай, как от огня, как от верной погибели, сребролюбия, и совершенствуйся в христианских добродетелях – в правде. Строго соблюдай справедливость во всем – в мыслях о других, в суждениях о них, и делах с ними, особенно в судах всякому воздавай свое. На милость нет закона, а правда имеет свою определенную меру, отступление от которой и небольшое, вводит в неправду. Самый большой враг правды – любостяжание. При нем весы правды твоей все будут клониться на кривду. Только нестяжательность даст тебе полную свободу действий по правде. Преуспевай в благочестии – в религиозном и нравственном святом настроении, в искренней сердечной вере, что возможно только при полном отрешении сердца от вещественного и тварного, и при свободе духа, стремящегося по природе своей, к общению с Богом. При любостяжании же сердце отягощается житейскими заботами (Лк. 21:34), а ум обременяется многопопечительностью (ср. Прем. 9:15). Преуспевай в вере – в уверенности в Боге, надежде на Него, и не томи себя заботой о завтрашнем дне, как повелел и Спаситель (см. Мф. 6:25–34). Забота о себе, есть болезнь неверующего сердца, а постоянно расширяясь и разрастаясь, она переходит в любостяжание, и тогда совсем гасит веру и надежду на Бога. Вера не отрицает забот о приобретении необходимого, но она оберегает сердце от пристрастия к ним, и если сердце свободно от пристрастия к богатству, то имение не вредит вере. Преуспевай в любви – любовь не ищет своего (1Кор. 13:5). Она, на просьбу нуждающегося, не скажет: «самому нужно», тем более, не пожелает ничего, из принадлежащего другому. По духу она совершенно противоположна любостяжанию, потому что не любит собирать и удерживать для себя, а любит раздавать. Преуспевай в терпении. Не ищущий многого, естественно, довольствуется малым, и отказывает себе почти во всем, но при этом нередко не чужд бывает скорби, от недостатка в терпении. А кто заранее положил не гнаться за многим, тот уже предвидел возможную скорбь от самосожаления, и решился переносить всякое лишение. Поэтому святой Павел и советует Тимофею крепнуть в этой добродетели, чтобы изгнать из мыслей и сердца всякий горький осадок, при стремлении к нестяжательности. Терпение стоит в самой тесной связи с любовью, которая все терпит (ср. 1Кор. 13:7). Преуспевай в кротости – в безгневии. Гнев возникает от всего, что затрагивает наше самолюбие, особенно же он присущ любостяжанию. Поэтому святой Павел и дает, как бы такой урок Тимофею: будь нестяжателен, ибо иначе нельзя быть кротким. Кротость происходит из совершенно другого источника – любви и преданности воле Божьей, а потому, укоренившись в сердце, она изгоняет из него любостяжание.

6:12. «От всякого христианина, особенно же от пастыря, как руководителя других, требуется, кроме принятия веры, еще и стояние в ней, дабы постоянно пребывать в принятом исповедании. А для сего, по всей справедливости, нужны великие подвиги и немалые труды, чтобы не уклониться с правого пути, потому что много предстоит соблазнов, много препятствий. Вследствие сего, тесен и прискорбен путь сей. Поэтому, отовсюду нужно оградить себя, надо со всех сторон вооружить себя. Отовсюду появляются бесчисленные приманки, которые привлекают к себе душевные очи, именно – утехи, деньги, прельщения, леность, слава, гордость, власть, любоначалие. И появляются со светлым и приятным лицом, способным привлечь к себе тех, которые подчиняются их влиянию, и не очень любят истину, ибо она жестка, и не содержит в себе ничего приятного. Почему? Потому, что она обещает всевозможные утешения только в будущем, между тем, как эти предметы уже теперь обещают почести, удовольствия, покой, конечно, не истинный, но имеющий только наружный его вид. Вследствие сего, всякий сластолюбивый, изнеженный и слабодушный прилепляется к ним, бежав от трудов, сопряженных с добродетелью» (Златоуст). Но истинный христианин, особенно же руководитель его – пастырь, должен усиленным подвигом, во имя веры, победить в себе все эти приманки мира, и держаться одного – вечной жизни, работая для нее, и ее только имея пред глазами. Потому что он призван не к этой, а к неземной жизни, и исповедал доброе исповедание веры, с полной уверенностью в истине ее и при крещении, и среди опасностей, и при рукоположении, когда об искренней вере его свидетельствовали многие из братий (ср. Деян. 16:2). Вот к чему должен стремиться истинный пастырь Христова стада!

Поэтому святой Павел, именем Бога, убеждает Тимофея, а в лице его и всех пастырей, твердо хранить до самой смерти это исповедание веры, чтобы получить вечную жизнь.

6:13–16. Ввиду высокого значения пастырства в Церкви Христовой, святой Павел именем Бога, дающего всем жизнь, и именем Иисуса Христа, засвидетельствовавшего на суде перед Пилатом существо нашей веры, что Он есть Христос, Сын Божий (см. Лк. 22:70; Ин. 18:37), заклинает Тимофея, а в лице его и все пастырство Церкви Христовой, соблюдать заповедь Господню – истинную веру, и жизнь по вере, чисто и неукоризненно, «чтобы ни за верования, ни за жизнь не навлекать на себя ни малейшего укора» (Златоуст), до явления Господа наш его Иисуса Христа, то есть до твоей кончины, до исхода твоего. Или в таком же смысле сказал здесь святой Павел, в каком Господь сказал Апостолам: се Аз с вами есмь во вся дни до скончания века (Мф. 28:20). В лице Апостолов Господь видел всех верующих, и утешил их таким обетованием. Так и здесь, святой Апостол в лице Тимофея, видел все пастырство, и поставил им в закон преемственно блюсти, как заповедь – веру Христову, и святую жизнь по вере, до явления Господа, до второго Его пришествия, всеобщего воскресения, суда и окончательного решения участи всех. Явится Он в свое время, предназначенное в Предвечном Совете. Тогда всем явно будет, что Бог триединый, всеблаженный, желание Которого даровать блаженство всем достойным его, единый сильный всех воскресить, собрать воедино, произвести суд, разделить одесную. Одних утешить, а других предать вечным мукам, и все это утвердить на вечные времена, Своим неизменным решением и определением. Ибо кто может противиться Его воле? Один Он – Царь царствующих и Господь господствующих. Один Он – бессмертный, имеющий в Себе источник жизни. От Него и все прочее имеет жизнь (см. Деян. 17:25). По существу Своему, Он никому не доступен, окружен неприступным светом, так что Его никто не может видеть, не только люди, но и самые ангелы. «Слава Ему вечная! Мы можем только это говорить, это только делать, не испытуя, что Он есть в Себе» (Златоуст).

Г). Внушение богатым употреблять богатство на добрые дела (ст. 17–19)

Апостол учит, чтобы богатые не высокомудрствовали, чтобы надеялись не на богатство, а на Бога, и чтобы обогащались добрыми делами.

6:17. поелику ничто так не противно духу Христову, как те недобрые расположения, какие внедряет богатство, при неразумном отношении к нему. Апостол же хочет, чтобы все христиане были святы и исполнены духа Христова, поэтому он и указывает Тимофею запрещать, то есть действовать не одним только убеждением, но и силою пастырской власти – богатым в нынешнем веке, то есть, материальным богатством думать о себе высоко только потому, что они богаты. Потому что «ничто так не возбуждает надменности, гордости и высокомерия, как деньги» (Златоуст).

Второй результат неразумного отношения к богатству, есть упование на него. Богатство дает силу богатому, и он чувствует, что с ним все можно устроить и всего достигнуть. И он опирается на богатство, на него одно надеется. И стало богатство для него – бог. Вот и пагуба, ибо извращается коренная обязанность человека, по которой следует жить лишь для Бога, и предав Ему себя, всецело надеяться на Него. Этот внутренний вред, от упования на богатство. Апостол усиливает еще тем, что богатство – погибающее, ненадежное. Разве видно, что будет с богатством через день, или даже час? Никому это неизвестно, никто наверное сказать этого не может. Но в таком случае, есть ли смысл полагаться на него? Но богатство, как бы запорашивает глаз имеющему его, и он не видит всей его слабости. Раскрыть же глаза на неверность богатства, и шаткость надежды на него, и составляет дело пастыря. Толкуй, говорит, им почаще, чтобы они не надеялись на богатство. Но так как без надежды человеку немощному жить нельзя, то святой Павел указывает ее в надежде на Бога живого, Который дает нам все обильно, для наслаждения, с неба, нам дает дождь и времена плодоносна, исполняя пищею и веселием сердца наша (ср. Деян. 14:17). Хотя Он и невидим, но дает нам и жизнь, и дыхание и все, ибо Им мы живем, и движемся, и есмы (Деян. 17:28). Разумно ли после этого будет, если мы будем уповать не на Бога милостивого и щедрого, а на что другое?

6:18–19. Как же с пользою употреблять богатство? Пастырь, говорит, должен внушать богатым, что они могут получить от богатства истинную пользу для себя, если будут употреблять его на добрые дела – благотворение ближним. Пусть они настроят себя так, и постоянно заняты будут тем, как бы кому помочь своим богатством. Такой образ действования сделает то, что они будут непрестанно богатеть в добрых делах. Но, чтобы под доброю видимостью не укрывались недобрые расположения, святой Павел добавляет, чтобы были благоподатливы и общительны. «Первое относится к деньгам, а второе – к любви» (Златоуст). Первым (буквально с греч. быть благопередавательным) означается то, чтобы богатый относился к своему богатству не как к своему, но как только к вверенному ему для передачи нуждающимся, что он только передатчик блага, которым означается расположение сердца к нуждающимся. Второе (буквально с греч. быть разговорчивым, приветливым) указывает, что он должен относиться к ним, как к родным, с приветливостью, с сердечным участием. Так поступая со своим богатством, богатый, говорит, собирает себе сокровище доброе, основание для будущего. Он, помогая бедным, по-видимому, расточает свое богатство, а на самом деле собирает его в сокровищницу, и тем кладет прочное основание для будущей своей участи, именно, получения жизни вечной. Таким образом, делание добрых дел в духе веры Христовой, при помощи богатства, обеспечивает наследие вечного блаженства, в чем и должна состоять последняя цель наших стремлений и трудов.

Заключение (6:20–21)

6:20–21. После всех этих наставлений, Апостол снова коротко указывает Тимофею сущность их – хранить предание, и уклоняться скверных суесловий лжеименного разума. Переданное то, что с доверием положено у кого-либо для хранения. Так как в настоящем месте речь идет о вере, то под переданием разумеется все учение о вере, переданное Тимофею. Апостол заповедует ему: храни это учение таким, каким оно преподано тебе, «не уменьшай его, оно не твое, тебе вверено чужое, не убавляй его» (Златоуст). Вот закон для всех пастырей – на все времена усвоив переданное, хранить его, как передано, чтобы и преемникам своим передать его таким же, без убавления или прибавления своих измышлений. Это первое. Второе – отвращайся негодного, пустословия и прекословий лжеименного знания. Разум нам дан, для суждения о видимом, в этой области он может иметь верные знания. Но если он берется судить о сверхопытном – Божественном, которое дается в откровении и усвояется верою, то его суждения и знания в этой области будут, очевидно, ложные – лжеименные. Такие суждения и знания, как лишенные истины, ведут только к негодному пустословию и пререканиям – прекословиям, спорам. Те же, которые содержат истину, как она открыта, не любят прекословить и спорить (см. 1Кор. 11:16), а говорят только так – Бог открыл, и мы так содержим. Вот это и напоминает святой Павел Тимофею – уклоняйся от этих суесловий и пререканий. Учи паству истине Божьей, как она тебе передана, и истина сама научит отражать всех суесловов. А лжеименный разум, берущий на себя задачу судить о том, что выше его, ведет неминуемо к отступлению от веры, хотя в доступной ему, опытной области он и может иметь похвальные знания.

В заключение всего, святой Павел желает Тимофею благодати, с которой подается и хранится всякое благо. Все это истинно. Аминь.

Последнее путешествие святого Апостола Павла в Коринф и Рим около 67 года

Святой Павел, как мы видели, отправился в Македонию ненадолго, и скоро намерен был возвратиться в Ефес. Вероятно, было в это время лето, так что он в Троаде оставил у Карпа свой плащ, верхнюю одежду, и книги (см. 2Тим. 4:13), намереваясь взять их на обратном пути, из Македонии в Ефес. Но Богу, видно, угодно было в это время завершить его апостольское поприще, мученической кончиной в Риме, и Дух Святой повлек его не в Ефес, а в Коринф, а оттуда в Рим. По церковному преданию, в Коринф прибыл и святой Апостол Петр. И оба Апостола соединили свою деятельность, для утверждения в вере, Коринфской Церкви. Сколько времени они пробыли в Коринфе, неизвестно. Оставив спутника своего Ераста в Коринфе (см. 2Тим. 4:20), сам он, вместе с Апостолом Петром, отправился в Рим,137 чтобы и там утвердить Церковь Христову.

Святой Павел, по преданию, нашел общество христиан в страхе и унынии. Нерон дошел до последних пределов неистовства. По его приказанию, чтобы наполнить его расстроенное воображение картинами сожженной Трои, сожжен был Рим. Народное же возбуждение против себя, император направил против христиан, как будто бы всемирных мятежников и поджигателей. И первый начал гонение на них. Их ловили, заключали в темницы, выводили на арены для борьбы со зверями, и устрояли из них живые факелы, одевали в промасленную одежду, привязывали к столбу и зажигали. Прибытие Апостолов, конечно, не могло укрыться от зорких глаз ненавистников христианства, особенно из евреев. Таким образом, святой Апостол Павел был заключен в узы, и содержался в мрачной темнице, как злодей (2Тим. 2:9), как заведомо осужденный на смерть. В первых узах его посещали многие. Около него почти постоянно были его преданные ученики, и сам он мог свободно учить вере Христовой и утверждать ее в ослабевающих. Теперь все это миновало. Один за другим, его малоазийские друзья стали оставлять его (см. 2Тим. 1:15). Первыми оставили Фигелл и Ермоген. Затем страх перед гонениями с одной стороны, и прелесть свободной, безопасной жизни, с другой, увлекли Димаса, который также оставил святого Павла. Крискент отправился по какому-то миссионерскому делу в Галатию, а Тит – к Церквам Далматии. Тихика, Апостол сам отправил в Ефес, вероятно, с посланием к Тимофею. С ним остался только один друг, возлюбленный врач – Лука. Отрадным утешением для него было то, что ефесянин Онисифор, после тщательных поисков по темницам, несмотря на то, что сам рисковал своею жизнью, отыскал его и служил ему (см. 2Тим. 1:16:17).

Таково было положение святого Павла, когда он был приведен на первый допрос, перед великий Римский трибунал. Вероятно, здесь присутствовал и сам Нерон. Никого, говорит святой Павел, не было со мною, чтобы защитить, или сказать слово в защиту. Все оставили меня. Да не вменится им! (2Тим. 4:16). Но если люди оставили его, то Господь был с ним и укреплял его. Он сам, на суде, говорил за себя, и сама защитительная речь его имела на судей то влияние, что дело о нем было отложено, но не прекращено. Хотя он на этот раз и избавился от львиных челюстей (от смерти) (2Тим. 4:17), однако предчувствовал, что смертный приговор только отсрочен, но не отменен, что его уже приносят в жертву, и время отшествия его в другую, блаженную жизнь уже настало (см. 2Тим. 4:6). И снова, томительно ожидая своего конца в узах, в темнице, не надеясь уже на освобождение, святой Павел как бы мысленно обозревал основанные им Церкви. Он предвидел, что язычники воздвигнут сильные гонения на христиан (см. 2Тим. 1:8), но еще большие, тяжкие бедствия предвидел от еретиков в последующие годы (см. 2Тим. 3:1). Теперь надежда его на Господа, и на своих сотрудников – Тимофея, Тита, Марка, которых он настоятельно и приглашает к себе в Рим (см. 2Тим. 4, 9, 21), чтобы своим словом воодушевить их к твердости в вере, и своим примером страданий за веру, вдохнуть в них мужество бороться с еретиками и последователями их.

Второе Послание святого Апостола Павла к Тимофею

Цель и содержание послания

Как видно из предыдущего, прямая цель послания заключалась в том, чтобы вызвать в Рим своих сотрудников, и дать им последние наставления, и проститься с ними до будущей жизни. Но так как святой Павел не знал, дождется ли он прибытия Тимофея и других в Рим, то рассудил письменно изложить свои последние наставления Тимофею, для утверждения его веры и нравственности, для руководства ему, при прохождении пастырского служения среди трудного времени, которое имеет наступить после кончины Апостола, и пригласить его к себе для устных наставлений. Поэтому святой Павел в послании своем, увещевает Тимофея, как пастыря Церкви, твердо, верно и нелицемерно хранить исповедание христианской веры, и не только хранить, но и твердо стоять за него даже среди гонений, бороться за чистоту его с еретиками, и поддерживать в этой тяжелой борьбе пасомых.

В заключение приглашает его к себе и дает ему свои последние распоряжения

Место и время написания

Из самого послания ясно, что оно писано из Рима, когда святой Павел был в узах и ждал конца мученического (ст. 4:6). Сею мученическою кончиною, бывшею в 68 году, определяется и время написания сего послания.

Разделение послания

Между традиционным предисловием (1:1–6) и заключением (4:9–22), излагается главный предмет послания – наставление в апостольском служении (1:7–3:9), и наставление в пастырском служении (3:10–4:8).

Второе Послание к Тимофею

Глава 1

1 Павел, волею Божьею Апостол Иисуса Христа, по обетованию жизни во Христе Иисусе,

2 Тимофею, возлюбленному сыну: благодать, милость, мир от Бога Отца и Христа Иисуса, Господа нашего.

3 Благодарю Бога, Которому служу от прародителей с чистою совестью, что непрестанно вспоминаю о тебе в молитвах моих днем и ночью,

4 и желаю видеть тебя, вспоминая о слезах твоих, дабы мне исполниться радости,

5 приводя на память нелицемерную веру твою, которая прежде обитала в бабке твоей Лоиде и матери твоей Евнике; уверен, что она и в тебе.

6 По сей причине напоминаю тебе возгревать дар Божий, который в тебе через мое рукоположение;

7 ибо дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия.

8 Итак, не стыдись свидетельства Господа нашего Иисуса Христа, ни меня, узника Его; но страдай с благовестием Христовым силою Бога,

9 спасшего нас и призвавшего званием святым, не по делам нашим, но по Своему изволению и благодати, данной нам во Христе Иисусе прежде вековых времен,

10 открывшейся же ныне явлением Спасителя нашего Иисуса Христа, разрушившего смерть и явившего жизнь и нетление через благовестие,

11 для которого я поставлен проповедником и Апостолом и учителем язычников.

12 По сей причине я и страдаю так; но не стыжусь. Ибо я знаю, в Кого уверовал, и уверен, что Он силен сохранить залог мой на оный день.

13 Держись образца здравого учения, которое ты слышал от меня, с верою и любовью во Христе Иисусе.

14 Храни добрый залог138 Духом Святым, живущим в нас.

15 Ты знаешь, что все Асийские оставили меня; в числе их Фигелл и Ермоген.

16 Да даст Господь милость дому Онисифора за то, что он многократно покоил139 меня и не стыдился уз моих,

17 но, быв в Риме, с великим тщанием искал меня и нашел.

18 Да даст ему Господь обрести милость у Господа в оный день; а сколько он служил мне в Ефесе, ты лучше знаешь.

1:1–2. В самом приветствии своем, святой Павел укрепляет веру Тимофея обетованием вечной жизни со Христом Иисусом, Который дает ее верующим в Него. Святой Павел призван по воле Отца и Сына Его, Иисуса Христа, к Апостольству, чтобы возвестить людям эту вечную жизнь со Христом. Тимофей был его возлюбленный сын не по рождению плотскому, но по своим добродетелям (Златоуст). Ему же он желает благодати, как силы во спасение свое и других, милости, как источника, изливающего благодать, мира, как плода благодати, дающей мир с Богом, с совестью и со всеми людьми. Благодатное же начало всего этого, есть Бог Отец и Господь Иисус Христос.

Начало послания (1:3–6)

Выразив свою сильную любовь к Тимофею (ст. 3–4), и похвалив его родных за веру (ст. 5), Павел напоминает ему возгревать, живущий в нем дар апостольского преемства, что и составляет главный предмет послания (ст. 6).

1:3–4. «Благодарю Бога, говорит, за то, что я помню о тебе (ср. 1Фес. 5:18), так я люблю тебя. Это – знак чрезвычайной любви, когда любит так, что сам восхищается сею любовью» (Златоуст). И это верно, как верно то, что я служу Богу, как и прародители мои, с чистой совестью, с полным убеждением в истине этого служения.

В чем же так удостоверяет святой Павел Тимофея? В том, что он любит его, и непрестанно, днем и ночью, поминает его в молитвах своих. Предмет его молитвы – увидеть Тимофея, чего он пламенно желает, и потому, что сам любит его, и потому, что и сам Тимофей, по любви к святому Павлу, расставаясь с ним, горько плакал. Вспоминая эти слезы при разлуке, и приглашая к себе Тимофея, святой Павел предчувствует взаимную радость при свидании.

«И не за одни слезы твои, говорит, желаю видеть тебя, но и за нелицемерную веру, которую ты наследовал от бабки и матери своих» (Златоуст).

1:5. Я, говорит, люблю тебя и за твои слезы, выражающие твою любовь ко мне, и особенно, за твою нелицемерную, искреннюю веру, которую воспитали в тебе такою твои дорогие воспитательницы – бабушка и мать, сами искренно верующие. В этом я уверен вполне.

1:6. Вследствие такой веры в Тимофея, святой Павел совершенно спокойно заповедует ему ревностно исполнять возложенное на него, пастырское служение. «Я знаю, говорит, что ты имеешь нелицемерную веру, и потому напоминаю тебе – нужно иметь ревность, чтобы возгревать дар Божий. Как огонь требует дров, так и благодать нашего усердия, чтобы она воспламенялась. Дар Божий, то есть благодать Духа, которую ты принял для предстоятельства в церкви, для знамений и всякого служения, возгревать, ибо от нас зависит – и погашать, и воспламенять ее (cp. 1Фес. 5:19). От беспечности и лености она угасает, от внимания и усердия воспламеняется» (Златоуст). Пастырство или апостольское преемство, не есть дело внешнего определения, как бывает в гражданских должностях, но есть следствие внутреннего, благодатного устроения пастырем, через епископское рукоположение, в силу которого избранный делается способным к пастырству, так что исполняй, или не исполняй своего дела, все же он пастырь по дару благодати, живущему в нем. Исполняющий дело пастырства, как должно, возгревает, раздувает его, не исполняющий – погашает. Тут тоже бывает, что и у получивших по притче таланты, один пускает полученный талант в оборот, другой зарывает его в землю.

Часть наставительная (1:7–4:8)

Указав главный предмет своего послания – возгревание дара Божия, святой Павел далее дает наставление Тимофею, как возгревать дар Божий в пастырской деятельности (1:7–3:9), и воодушевляет его к должному прохождению ее по всем частям (3:10–4:8.

Раздел первый. Наставления, как возгревать дар Божий в апостольском служении (1:7–3:9)

Общее введение к разделу (1:7)

1:7. Прежде всего, святой Павел определяет последовательность наставлений для этого раздела, указывая свойства дара Божия, получаемого через рукоположение. Во-первых, он есть дух не страха, но силы. «Бог дал нам (разумеет святой Павел себя и Тимофея) благодать Святого Духа не для того, чтобы боялись опасностей за благочестие (за веру Христову), но чтобы небоязненно исповедали ее и возвещали, исполняясь Божественной силы» (Феодорит). Так и Спаситель говорил Апостолам, посылая их на проповедь: поведут вас на суд пред царями и владыками за имя Мое, и будут вас гнать, но вы не бойтесь (ср. Мф. 10:18, 23:26). И святого Павла Господь Иисус Христос воодушевляет: не бойся, но говори и не умолкай (Деян. 18:9). И сам святой Павел, в сознании полученной им от Бога силы, исповедал: вся могу в укрепляющем мя (Флп. 4:13).

Во-вторых, дух любви. Излияние любви в сердца, неразлучно с дарованием благодати Святого Духа, как свидетельствует святой Павел в другом послании. Любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам (Рим. 5:5). Любовь, прежде всего, к Богу, как к Отцу (см. Рим. 8:15), потом – к людям, как братьям в Боге, любовь, по которой святой Павел был всем всё, чтобы спасти хотя некоторых (см. 1Кор. 9:22).

В-третьих, дух целомудрия – дух не только чистоты сердечной, но и разума, который научает всему, и знанию и жизни (ср. Ин. 14:26; Мф. 10:19).

Из этих свойств дара Божия, святой Павел выводит наставления Тимофею, как ему возгревать дар Божий в пастырском своем служении, как получившему дух силы. Заповедует небоязненно и не стыдясь проповедовать Христа Господа, строго держась предания Апостольского (1:8–18); как получившему дар любви – приводить ко спасению братьев (2:1–13), как получившему дух премудрости, не вступать в словопрения с противниками, а кротко вразумлять их (2:14–3:9).

I. Пастырь по силе духа должен безбоязненно проповедовать о Христе (1:8–18)

1:8–10. Как пастырь, получивший дар благодати при рукоположении, возгревай, говорит, его смелой проповедью о Христе распятом. Не стыдись, не впадай в бессильное малодушие перед язычниками и иудеями, для которых слово крестное или безумие, или соблазн (см. 1Кор. 1:18–23), но проповедуй им смело, что смертью Своею на кресте, Христос спас мир, разрушил власть диавола, уничтожил смерть и дал нам жизнь вечную (Златоуст). Не стыдись и того, что я, твой учитель, в узах, ибо ношу узы не за свои злодеяния, а за проповедь о Христе распятом, и по воле Божией. Не только не стыдись благовествовать о Христе распятом, но не отказывайся и пострадать за Евангелие о Нем. Тебе нечего бояться страданий, ибо в тебе обитает сила Божья, данная тебе при рукоположении, «твое дело решиться и показать готовность, а облегчить, успокоить тебя – дело Божие» (Златоуст). Что Бог несомненно облегчит мученика за веру Христову и успокоит его, святой Павел доказывает тем, что Бог от вечности определил спасти нас в Сыне Своем, и призывает святым, от Него идущим званием к этому спасению, через веру во Христа. Мы были, говорит, бесконечно грешны, и ничего, следовательно, не имели заслуживающего спасения, но спасены исключительно по воле и благодати Божьей, которую в Предвечном Совете Божьем, прежде вековых времен определено было даровать нам, для нашего спасения во Христе Иисусе. Теперь она открылась – стала явна, когда Сын Божий, предвечный Спаситель наш, воплотился и явился на землю как Иисус Христос.

Как и чем воплотившийся Сын Божий явною сделал благодать, сокрытую от века? Так и тем, что разрушил смерть, и явил жизнь и нетление. То и другое совершено одним действием воскресения, в котором и смерть разрушена, и жизнь нетленная воссияла, ибо Господь Спаситель воскресши, воскрес явно через победу над смертью и разрушение ее. Но победивший и разрушивший смерть уже не умирает, и смерть Им не обладает, почему в лице Его делается явною для всех, нетленная жизнь. В собственном своем теле Спаситель самым делом разрушил смерть, лишив ее силы, нас же просветил благовестием, надеяться в будущей жизни получить жизнь и нетление. Отсюда, если Бог, по милости и благодати Своей, спас нас, грешников, то тем более спасет верующих в Него, и страдающих за веру в Него.

К безбоязненной проповеди о Христе и к готовности пострадать за нее, святой Павел воодушевляет Тимофея своим примером.

1:11–12. Святой Павел убеждает Тимофея не стыдиться, но с готовностью нести страдания за благовестив тем, что дело благовестия и призвание к нему, и содержание его, исходят от Бога, и что трудящийся в нем прямо служит Богу, а не людям. Пример этому, сам святой Павел. Его призвал Сам Господь Иисус Христос, с прямым повелением – иди во языки (ср. Деян. 22:21) проповедовать среди народа, не знающего его, уверяя слушателей, что он не свое им говорит, а возвещает им волю Божию, как посланник – Апостол Его. Затем уверовавших в Господа Иисуса, учить догматам веры и жизни по вере. По этой причине, что исполняя повеление Господа, возвещаю благовестие о Христе. Я, говорит, теперь (в узах) и страдаю, но не стыжусь этого – не малодушествую, потому что я знаю, говорит, в Кого уверовал – именно в Господа Иисуса Христа – Богочеловека, и уверен, что Он – мое предание, все мои труды, по вверенному мне благовествованию, сохранит в памяти, в книге живота, ко дню всеобщего суда – дню воздаяния. Эту надежду свою, святой Павел основывает на уверенности в том, что Господь силен совершать то, чего он ожидает от Него.

Итак, говорит, не стыдись, но благовествуй смело, держась преподанного тебе мною образца.

1:13–14. Я преподал, говорит, тебе здравое учение о спасении, его и имей в уме и сердце, как образец, и по нему благовествуй. «Как делают живописцы, так и я начертал тебе образ добродетели и всего угодного Богу, и как бы некое правило, первообраз и начертание вложил в твою душу» (Златоуст). Не в посланиях только святой Павел начертал этот образец здравого учения, но и устно, «многое он передал ученику и без письма, о чем теперь и напоминает ему» (Златоуст). «Нужно ли будет тебе, говорит, посоветоваться о вере, или о любви, или о целомудрии, оттуда, из начертания моего, заимствуй образцы, потому что там все содержится» (Златоуст), и все идет из одного источника – от Господа Спасителя. Все преподанное мною тебе – завещание, как добро, драгоценность, сохрани в целости, и передай таким же, то есть без изменений, и своим преемникам при помощи Святого Духа, живущего в нас. «Человеческая душа и человеческая сила не в состоянии, сами по себе, хранить таких благ, вверенных им. Почему? Потому, что вокруг нас много разбойников, глубокая тьма. Диавол стоит и коварствует, и мы не знаем, в какой час, в какое время он нападает на нас.

Как же мы можем сохранить их? Духом Святым, то есть, если будем иметь в себе Духа, а Он будет присущ нам, если мы не отгоним благодати Его. Он – наша стена, Он – наше убежище и защита» (Златоуст).

Другой пример смелого исповедания веры, святой Павел указывает Тимофею в Онисифоре. Все асийские оставили святого Павла, когда его заключили в узы, устрашившись грозящей беды, заключения в узы за признание христианином. Только один Онисифор не постыдился этого.

1:15. Святой Павел, как бы, жалуется на малодушие своих спутников-учеников в мирное время, говорит, что все асийские были около меня, а как пришла беда, язычники ополчились на христиан, меня заключили под стражу в темницу, так все мои спутники, как бы, застыдились открыто признать себя христианами, оставили меня, чтобы самим не попасть в беду. Даже более ревностные из них, Фигелл и Ермоген, и те оставили меня. Только один Онисифор порадовал меня своею силою веры.

1:16–18. В примере силы веры, которому должно подражать, святой Павел выставляет ефесянина Онисифора. Он, придя в Рим и узнав, что святой Павел томится в узах в темнице, которых тогда в Риме было много, вероятно, по случаю гонения на христиан, тотчас же с большим трудом пошел разыскивать ту темницу, в которой томился святой Павел, нашел ее, разыскал в ней Апостола, и многократно покоил его. «Он, говорит, освежал и укреплял меня в страданиях, как какого ратоборца, изнемогающего от зноя» (Златоуст). Онисифор оказал услугу, а милость Апостолом благожелается всему дому. Да даст же Господь милость Онисифорову дому. Почему так? И потому, что для главы дома, дороже всего благосостояние дома, и потому, что семейство его, вероятно, вместе с ним упокоивало Апостола. Милостью за милость воздает Апостол самому Онисифору: да даст ему Господь обрести милость в день оный, в день Страшного суда, «когда всем нам нужна будет великая милость» (Златоуст). Напоминая Тимофею, что Онисифор не в Риме только покоил его, Павла, но и в Ефесе служил ему, вероятно, тоже среди опасностей (это, говорит Тимофею, тебе лучше известно), Апостол указывает пример, которому нужно подражать.

II. Пастырь по духу любви должен ревностно заботиться о спасении людей (2:1–13)

Здесь святой Павел учит Тимофея, как архипастыря, а в лице его и всех пастырей, возгревать дар Божий – благодать священства, ревностным упражнением в любви к благовестию (2:1–2) и к благовестническим трудам (2:3–13).

А). Пастырь должен ревностно проповедовать (2:1–2)

Глава 2

1 Итак укрепляйся, сын мой, в благодати Христом Иисусом,

2 и что слышал от меня при многих свидетелях, то передай верным людям, которые были бы способны и других научить.

3 Итак переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа.

4 Никакой воин не связывает себя делами житейскими, чтобы угодить военачальнику.

5 Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться.

6 Трудящемуся земледельцу первому должно вкусить от плодов.

7 Разумей, что я говорю. Да даст тебе Господь разумение во всем.

8 Помни Господа Иисуса Христа от семени Давидова, воскресшего из мертвых, по благовествованию моему,

9 за которое я страдаю даже до уз, как злодей; но для слова Божия нет уз.

10 Посему я все терплю ради избранных, дабы и они получили спасение во Христе Иисусе с вечною славою.

11 Верно слово: если мы с Ним умерли, то с Ним и оживем;

12 если терпим, то с Ним и царствовать будем; если отречемся, и Он отречется от нас;

13 если мы неверны, Он пребывает верен, ибо Себя отречься не может.

14 Сие напоминай, заклиная пред Господом не вступать в словопрения, что нимало не служит к пользе, а к расстройству слушающих.

15 Старайся представить себя Богу достойным140, делателем неукоризненным, верно преподающим141 слово истины.

16 А непотребного пустословия142 удаляйся; ибо они еще более будут преуспевать в нечестии,

17 и слово их, как рак, будет распространяться. Таковы Именей и Филит,

18 которые отступили от истины, говоря, что воскресение уже было, и разрушают в некоторых веру.

19 Но твердое основание Божие стоит, имея печать сию: «познал Господь Своих»; и: «да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа».

20 А в большом доме есть сосуды не только золотые и серебряные, но и деревянные и глиняные; и одни в почетном, а другие в низком употреблении.

21 Итак, кто будет чист от сего, тот будет сосудом в чести, освященным и благопотребным Владыке, годным на всякое доброе дело.

22 Юношеских похотей убегай, а держись правды, веры, любви, мира со всеми призывающими Господа от чистого сердца.

23 От глупых и невежественных состязаний уклоняйся, зная, что они рождают ссоры;

24 рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым,

25 с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины,

26 чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю.

2:1–2. Прежде всего, пастырь должен ревновать о том, чтобы учение христианское было ограждено от нечистых примесей. Как это сделать? С любовью отца, говорит, я заповедаю тебе, сын мой, крепни, возрастай в благодати Христом Иисусом – в том характере труда, к которому обязывает тебя особый дар благодати, дарованный тебе возложением рук моих, дар архипастырства, или возгревай дар Божий. В этом подкрепит тебя сама благодать (Феодорит). Итак, укрепляемый силою благодати, действуй в ее духе, и будешь возрастать в той жизни, к которой она призывает и обязывает тебя. И прежде всего, заботься о чистоте учения.

Каким образом? То, говорит, что ты слышал от меня о тайнах веры и жизни, по духу веры, не тайно тебе переданное, а открыто при многих свидетелях, это и ты передай также при многих свидетелях другим, кого найдешь верными – достойными принять это сокровище, и способными научить и других. Таким образом, сокровище веры, и жизни по вере, полученное Апостолами от Господа Иисуса Христа, и передаваемое его верным преемникам при старательной заботе об этом, будет сохраняться в чистоте и неповрежденности в Церкви Христовой.

Б). Побуждения к ревностным пастырским трудам (2:3–13)

Потом святой Павел заповедует Тимофею и пастырству, с ревностью и любовью проходить пастырское служение, воодушевляя его на это примерами воина (ст. 3–4), состязателя на ристалищах (ст. 5), земледельца (ст. 6). Все они, любя свое дело, не щадят труда для него, и потому имеют успех (ст. 7). Другой источник воодушевления – помышление о Воскресении Господа (ст. 8), пример святого Павла (ст. 9–10), и христианская надежда (ст. 11–13).

2:3–4. Пастырское служение соединено с напряженным трудом и многими неприятностями, как воинская служба. Святой Павел поэтому говорит Тимофею: неси труды благовестия и вообще пастырства, и терпи сопряженные с тем неприятности (в слав. злопостражди), как добрый воин Иисуса Христа. Сколько приходится терпеть хорошему воину и в мирное, а особенно в военное время! Но он все это переносит, ревнуя о воинском звании и желании угодить военачальнику. И ты, говорит святой Павел Тимофею, так же потрудись на своем посту, несмотря на его трудности, как воин, ради угождения своему военачальнику, Иисусу Христу.

Как служит хороший воин, чтобы угодить военачальнику? Становясь воином, он не связывает себя никакими посторонними делами, а со всею готовностью предается воинской службе, чтобы тем угодить воеводе, под властью которого он служит. Так и тот, кто избирает пастырское служение, должен отказаться от всего житейского, а все внимание, всю свою заботу сосредоточить на этом служении, чтобы быть угодным Владыке Господу, своему военачальнику или пастыреначальнику.

Далее говорит: подражай состязающимся на ристалище.

2:5. Там победителем считается не тот, например, кто только положит своего противника, но кто проделает это по всем правилам борьбы. Так и пастырское дело, кроме бодрости и настойчивости, нуждается еще в соблюдении известного рода положительных законов. Именно здесь требуется, чтобы шло оно не как попало, а со строгой осмотрительностью, и разумным ведением дела, сообразованностью действий и с местом, и с лицом, и с течением дел внешних и внутренних, житейско-гражданских и духовно-благодатных, во всем имело одну цель – побеждение противников, видимых и невидимых, через водворение света истины, чистоты нравов и благодатного освящения.

В третьем примере, для возбуждения пастырской ревности, святой Павел указывает и выгоду такого служения.

2:6. Пастырское служение очень трудное, но не только не напрасное, а многообещающее, и прежде всего, для самого трудящегося пастыря. «Как земледелец трудится не без пользы, но сам прежде других наслаждается плодами трудов своих» (Златоуст), «так и учитель (пастырь) не напрасно трудится, но сам первый вкушает плода от своих потов, ибо Бог (тут же) преизобильно воздает ему. Апостол говорит, что в самом труде, ты получаешь уже воздаяние» (Феофилакт). С одной стороны, пастырь получает утешение и нравственное удовлетворение, видя исправление душ пасомых, с другой стороны, воспитывая ревностно других в вере и благочестии, в самом себе воспитывает добродетели, и таким образом, первый вкушает от плодов своего ревностного служения. Но Апостол не просто сказал «делателю», но «трудящемуся», то есть, не слегка работающему, но усиленный подъемлющему труд» (Феофилакт).

Закончив приточную речь, святой Павел предоставляет самому Тимофею приложить смысл ее к своему пастырскому служению.

2:7. К своей приточной речи, святой Павел не прибавил разъяснения, потому что мысль слушателя скорее, и прямее, нападет на то, что для него нужнее в данный момент, а не только то, что вообще означается отвлеченно. И молит Бога, чтобы Он вразумил Тимофея разуметь не только сказанное, но и все прочее, относящееся к пастырскому служению. Ибо один Учитель – Христос (Мф. 23:8), и никого не было, нет и не будет, кто бы как должно, сам собою постиг истину Божью. Почему молитва, и об усилении веры, и об умножении познаний, у всех и должна быть постоянно на устах и в сердце – у всех, тем более у пастырей.

Далее святой Павел, для воодушевления пастырской ревности, выставляет и особенные возбудительные мотивы, каковы воскресение Господа (ст. 8), собственный пример Апостола (ст. 9–10), и несомненность христианской надежды (ст. 11–13).

2:8. Если тебя, говорит, в твоем пастырском служении постигнут неприятности, даже мученические страдания, то утешай и воодушевляй себя среди них примером Самого Иисуса Христа, принявшего плоть от потомства Давида, и для спасения людей перенесшего ужасные страдания и позорную смерть, но за это прославленного Богом славным воскресением, и даровавшего нам, для утешения в страданиях, подкрепляющую благодать Святого Духа, как я благовествовал об этом.

2:9–10. Воодушевляйся примером и моей ревности и страданий, за благовестие о Христе Иисусе, пришедшем спасти нас. Я, говорит, переношу все неприятности и лишения, и даже посажен в темницу, закован в узы, будто какой злодей, но не падаю духом, надеясь на помощь Господа Иисуса. И действительно, слово Божье – спасительное благовестие, не вяжется сими узами. Ибо «Бог сделал нас такими, что нас ничто не побеждает. Нам связывают руки, но не язык. Язык связать ничто не может, разве только страх и неверие. Если в нас нет их, то, хотя кто наложит на нас оковы, проповедь не связывается. Наше слово не подчиняется узам, и когда мы связаны, оно развязано и простирается вперед. Каким образом? А вот мы проповедуем и пишем, хотя и связаны. Если мы, связанные, проповедуем, то тем более надлежит это вам, не связанным» (Златоуст). Так, воодушевляя Тимофея в трудах пастырства, сам же святой Павел воодушевлялся тем, что трудится для спасения избранных, предопределенных от вечности к спасению (см. Еф. 1:4), возвещать спасение, которым и призваны Апостолы (см. Мк. 16:15). Спасение это, по вере в Господа Иисуса Христа, от греха, проклятия и смерти, есть наследие жизни вечной, со славою вечной.

Далее святой Павел говорит, что верующие только путем страданий, по примеру Иисуса Христа, достигнут воскресения, и славной вечной жизни.

2:11–12. Несомненно, истинно – верно слово, что искренно уверовавшие в Господа Иисуса, в самом крещении принимают решение умереть для греха (см. Рим. 6:4), распять плоть свою со страстями и похотями. Это необходимая для всякого истинного христианина, духовная смерть, для наследия жизни вечной. Но если для сохранения веры, будет необходимо перенести телесные страдания и самую смерть, то и это должно сделать – пострадать и умереть и телесно за Христа (ср. 2Кор. 4:10; Рим. 6:5). Если, говорит, с Господом Иисусом мы умерли, то с Ним и жить будем, если с Ним терпим, с Ним и воцаримся. Поэтому, хотя скорбям и самой смерти подвержены все, но не все после смерти будут жить и воцарятся с Господом, а только те, которые терпят и умирают с Господом, то есть неизменно, без всякого колебания, остаются в общении с Господом верою и любовью. Только общение с Господом верою и любовью, делает терпение страданий средством к воцарению с Господом. Если же, говорит, мы во время скорби отречемся от общения со Христом, то и Он отречется от нас.

Какой же конец этого? Тот, что отрекшийся от Христа, и Им отверженный, душу и тело погубит в геенне (ср. Мф. 10:28–33). Все это, несомненно, истинно, как истинен Сам Бог, давший такое обетование.

2:13. Пусть, говорит, некоторые из верующих оказываются неверными, и потому отверженными Господом, это нисколько не нарушает обетование Господа, о прославлении верующих. Верные всегда получат его. Так, несомненно, верно обетование Царства славы, и верен Господь, давший это обетование. Ибо оказаться Ему неверным в этом, есть то же, что отречься от Себя, перестать быть тем, чем Он есть. Он уже восприял, в Свое личное общение, человечество, и сочетал его, таким образом, в Себе с Триипостасным Божеством, обожил его. Человечество уже осенено Божескою славою, и отменить этого никто, и ничто, не может. Это и есть обетованная верующими, слава в Господе Иисусе.

III. Пастырь по духу мудрости должен быть делателем искусным и непостыдным (2:14–3:9)

В то время грозила опасность Церкви от лжеучителей. Святой Павел и указывает Тимофею, как он, по отношению к ним, может быть делателем и искусным, и непостыдным, при помощи пастырского дара благодати через рукоположение. Именно, не вступать в споры с лжеучащими, вообще удаляться тщегласий (2:14–22), в случае необходимости, без споров, кротко вразумить их (2:23–26), от недобре живущих – отвращаться (3:1–9).

А). Пастырь должен удаляться нежелательного словопрения (2:14–22)

2:14–15. Напоминай, говорит, почаще своей пастве о том, что прежде сказано, что обетование славы может и не исполниться не по неверности Божьей, а по слабости и оплошности верующих. Одна из таких оплошностей и указывается здесь, именно, пагубная страсть к словопрениям. «Душа человеческая всегда склонна к состязанию и словопрению. Почему дабы этого не было, святой Павел не просто запрещает это, но именем Божьим, заклинает пред Господом – обязует исполнять это» (Златоуст). Почему же? Потому, что споры не приводят ни к чему полезному, что нужно для нашего спасения и спасения ближних. Споры, в существе дела, есть игра словами, которая, однако, может вредить – вести к расстройству слушающих. Спор может порождать сомнения в не совсем еще утвержденных, которые еще не умеют видеть, скрывающейся под красивыми фразами, лжи.

Что же в таком случае делать пастырю? Мало запретить участвовать в спорах, или только слушать их, необходимо утвердить веру верующих, чтобы лжеучащие в этой их вере, встретили отпор своим измышлениям. Это и заповедует Апостол. Ты как пастырь постарайся, говорит Тимофею, представить себя искусным – мастером своего дела не по видимости, а на самом деле – пред очами Божьими. Яви себя мудрым исполнителем воли Божьей, так веди свое дело, чтобы тебе за него не было повода стыдиться ни перед Богом, ни перед людьми, ни перед своею совестью .«Нисколько не стыдись делать все, что относится к благовестию, хотя бы тебе за это надлежало подвергнуться не только пристыжению, но и потерпеть что-либо» (Златоуст). Лжеучители прикрывали свою ложь красивыми фразами, а ты, говорит, право правь, говори, режь одну голую правду о истине, а «всякие искажения и примеси к ней, отрезай и отсекай с великою силою» (Златоуст). Вот как истинный пастырь должен действовать словом истины! А излишнего пустословия избегать – как вредного.

2:16–18. Все, не согласное с истинной верой, Богом Самим засвидетельствованной, святой Павел называет нечистым, и все оскверняющим тщегласием – пустозвонством. Всего такого, наказывает он Тимофею, устраняйся, но не оставляй его без внимания, а огради его словом истины, пресеки ему дальнейший ход, и распространение между христианами, иначе, оно еще более будет преуспевать в нечестии. Их лжеучения подобны болезни – гангрене (слово их – рак), которая, когда зародится в организме, быстро станет распространяться в нем, разъедая орган за органом, пока не разрушит всего организма. Так же и лжеучения, постепенно заражая членов общества христианского, грозят заразить все тело Церкви. И опасно это тем особенно, что зараза идет не совне, а изнутри, из самого же общества христианского, что святой Павел подтверждает примером двух лжеучителей, из христиан – Именея, которого он лично, бывши в Ефесе, предал сатане, чтобы он научился не богохульствовать (1Тим. 1:20), и Филита, о котором больше нигде ничего не говорится, и указывает главный пункт их лжеучения. Они, вопреки истине, учат, что воскресения мертвых, ожидаемого христианами в будущей жизни, с открытием Царства славы и жизни вечной, не будет, потому что оно уже было, или есть, в настоящей жизни.

В чем же оно состоит? В том, что дух человека, под влиянием учения христианского, и благодати Святого Духа, возрождается к новой, святой жизни. Это, будто, и есть воскресение, которое обещано Господом. А телесного воскресения не будет, ибо тело, есть произведение злого начала. Но Христос и Апостолы, говоря о воскресении духовном, говорят и о телесном воскресении, которое будет во второе пришествие Господа Христа на землю, когда вполне откроется Его славное Царство, в котором будут блаженствовать праведные, не терпя более скорбей этой земной жизни, а все грешники изгнаны будут из него в царство тьмы. Таким ложным учением о духовном воскресении здесь, на земле, лжеучители, в некоторых простейших и слабейших, возмущают – совершенно уничтожают веру, которая зиждется на уповании жизни вечной.

Ввиду подобных лжеучений, рождающихся в самой Церкви Христовой, и заражающих, хотя только и некоторых, могли, естественно, явиться вопросы у верных. Так может расстроиться и вся Церковь Христова. И зачем Господь допускает и терпит, в Своей Церкви, погрешающих в истине, и увлекающих в свою погрешность и других? Эти недоумения святой Павел решает далее. Первое – в ст. 19-м, второе – в ст. 20–21.

2:19. Пусть, говорит, в самом обществе христиан возникает лжеучение, и увлекает некоторых, но знайте, что Богом основанное, твердо стоит, и будет стоять. Что это? Вера, водруженная Богом в сердце искренне верующего, и на вере основанная Святая Церковь. Называются христианами и такие, которые живут не по вере, а по своей воле, принимают святую веру и такие, которые, как бы, только частью живут по вере, а частью, по своей воле. И те, и другие, подвержены колебанию со стороны разных лжеучений – и своих, и чужих, потому что в них нет твердого Божьего основания. Но есть и такие – истинные христиане, которые всецело предались вере, и Богу, в таких Бог созидает твердую веру, и строй жизни по вере. Такая вера их твердо стоит, как Богом основанная, и никогда не падает. На таких Господь, как бы, налагает Свою печать, как на принадлежащих Ему вполне, как на Своих. Такой запечатленный Богом, как Ему принадлежащий, и носящий Его имя, все усилия употребит на то, чтобы отступать от всякой неправды, в чем бы она ни заключалась – в мыслях ли то, или в делах. Из таких-то верующих и состоит истинная, непоколебимая Церковь Божия.

Зачем же в Церкви есть слабые в вере. и жизни по вере?

2:20–21. Как в большом доме бывают вещи золотые и серебряные, бывают и деревянные, и глиняные, и одни из них обращаются на почетное употребление, а другие на непочетное, так и в Церкви, в великом и славном доме Божьем есть лица, блистающие добродетелями, подобно золоту и серебру, и есть лица, отвечающие дереву и глине. Первые – достойны почтения, а последние, не имеют никакой чести. Апостол не говорит, кто первые и кто последние, но указывает причину, почему Бог благоволит терпеть в своей Церкви, вместе с добрыми – истинными христианами, и худых, только по названию христиан. В доме хозяин терпит и худые сосуды до тех пор, пока они гожи на что-нибудь, хотя бы и низкое, конечно не ожидая, что они когда-нибудь понадобятся для почетного употребления. Господь же в Церкви Своей терпит худых христиан, может быть, и потому, что они на что-нибудь и теперь пригодны, а главное, потому, что свободная тварь, неверующая, и худо живущая, может прийти в себя, опомниться и измениться к лучшему. Это и разумеет Апостол, говоря: кто будет чист от сего – от того, что делает его похожим на сосуд не в чести, от страстей и грехов, тот будет сосудом почетным, освященным благодатью Святого Духа в таинствах, и будет нужен Владыке Господу, и годен на всякое доброе дело. Поэтому-то Господь и терпит в Своей Церкви и грешников, ожидая исправления их.

В заключение этого отдела о пастырском благоразумии, святой Павел коротко указывает, чего должно избегать, и чего держаться благоразумному пастырю.

2:22. Чтобы быть сосудом, удобным Владыке Господу в Церкви Его, и других приводить к тому же, святой Павел указывает Тимофею, чего он должен избегать и к чему стремиться. Избегать он должен юношеских похотей. «Юношеские похоти суть не только блудные, но и всякий неуместный порыв обличает юность. На словах ли кто резок, или в делах обнаруживает настойчивость и властительство, или другое что подобное себе позволяет, все это, суть юношеские неразумные стремления. Всему этому свойственно бывать, когда сердце еще не умерено и не установлено, и когда помыслы ума не углублены, а легко парят по верхам. Посему, дабы никто не увлекался сим, что внушает Апостол? «Фантазий юношеских бегай» (Златоуст). Святой Павел, кроме этого, указывает Тимофею, чего он должен ревностно держаться в своем служении, как твердой опоры пастырского благоразумия. Держись же, всячески старайся проявить, говорит, правду, во всем, и со всеми справедливость, веру, глубокую и искреннюю, любовь, умножая через нее всякое благо, и мир, особенно с теми, которые призывают Господа, то есть, христианами не по имени только, а искренно верующими от чистого сердца. «Доверяй, говорит, не всем, призывающим Господа, но только таким, которые призывают Его не притворно, не лицемерно, не лукавят, с такими сообщайся, с другими же не следует быть кротким, но только соблюдать мир сколько возможно» (Златоуст).

Б). Как пастырь должен вразумлять противящихся истине (2:23–26)

Святой Павел дает наставление пастырю Тимофею, как ему благоразумно обращаться с лжеучителями, если необходимость заставит вести речь с ними.

2:23. «Святой Павел знал, что совершенно бесполезно вступать в такие состязания, какие тогда бывали, и что они оканчиваются не иным чем, как ссорою, враждою, оскорблением и злословием» (Златоуст). Почему? Потому, что эти состязания детски глупы, невежественны, и по предметам, и по способу ведения их. От таких, говорит, сварливых состязаний уклоняйся, и вот почему.

2:24–26. «При состязаниях, если они даже и необходимы будут по обстоятельствам, рабу Божию должно быть далеким от ссор. Если Бог есть Бог мира, то как может ссориться раб Бога мира?» (Златоуст). Что же? Пастырю следует молчать, или уступать противнику? Нет. Святой Павел в Послании Титу – пастырю, пишет –обличай со всякою властью (Тит. 2:15), обличай их нещадно (Тит. 1:13). И здесь святой Павел заповедует делать то же, но прибавляет – быть приветливым ко всем, не шумливым, или крикливым и задорливым, но кротким. «Сильное обличение, когда оно делается с кротостью, особенно может трогать. Сильное слово без кротости, может разве только пристыдить, а будучи соединено с кротостью, оно возьмет за сердце и победит» (Златоуст). Для тех, кто ищет вразумления и наставления, пастырь должен быть учителен – учителем добрым и кротким, при этом, не сердиться и не раздражаться, если его учение не приносит тотчас видимой пользы. Слово вразумления, на некоторые души, действует медленно, и только при многократном повторении, вразумляет их. Таким образом, может случиться, что человек, уже готовый убедиться в истине, потеряет все от нашего нетерпения» (Златоуст).

Особенно же, при вразумлении необходима кротость. «Душа, имеющая нужду в наставлении, не может принять что-либо полезное, когда оно преподается сурово и с бранью, и хотя готова слушать, но будучи приведена в недоумение, не усвоит ничего. Кто хочет научиться чему-либо полезному, тот, прежде всего, должен быть расположен к учителю. Если же это предварительно не устроено, то не может произойти ничего полезного. Но никто не может быть расположен к человеку, который сердится и бранится. С кротостью, говорит, видишь, как должно приступать к желающим научиться? И не нужно оставлять собеседования с ними, прежде их убеждения» (Златоуст). Особенно, ввиду того, что цель такого убеждения, есть спасение души. Может быть, путем кроткого и терпеливого вразумления, можно будет довести душу заблуждающуюся до раскаяния, и тогда Бог доведет покаяние ее до конца, до решения бросить заблуждения, и покорно принять истину как она есть, без всяких сомнений и колебаний. Только тогда они (противники) в состоянии будут освободиться от козней диавола, который оплел ум их ложью – призраком истины, как бы какою сетью, так что они, творя волю его, воображают, что живут и действуют по своей воле.

В). Пастырь должен удаляться от дурно живущих (3:1–9)

Святой Павел предсказывает Тимофею, что после его (Апостола) смерти нравы людей, под влиянием ложного учения, очень развратятся (ст. 1–5). Зародыш такому худонравию уже есть. Ты, как заметишь таковых, не поблажай им. Они поступают так-то и так-то, и их легко узнать (ст. 6–8). Не смущайся, однако ж, они не преуспеют, общий голос верных осудит их (ст. 9).

Глава 3

1 Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие.

2 Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны143, злоречивы144, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы145, недружелюбны146,

3 непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра147,

4 предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы,

5 имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся. Таковых удаляйся.

6 К сим принадлежат те, которые вкрадываются в домы и обольщают женщин, утопающих во грехах, водимых различными похотями,

7 всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины.

8 Как Ианний и Иамврий противились Моисею, так и сии противятся истине, люди, развращенные умом, невежды в вере.

9 Но они не много успеют; ибо их безумие обнаружится перед всеми, как и с теми случилось.

10 А ты последовал мне в учении, житии, расположении148, вере, великодушии149, любви, терпении,

11 в гонениях, страданиях, постигших меня в Антиохии, Иконии, Листрах; каковые гонения я перенес, и от всех избавил меня Господь.

12 Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы.

13 Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь.

14 А ты пребывай в том, чему научен и что тебе вверено150, зная, кем ты научен.

15 Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса.

16 Все Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности,

17 да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен.

3:1. В Первом послании своем к Тимофею, святой Павел, по внушению Святого Духа, предсказывал ему грядущее отступление от веры многих, под влиянием духов злобы (см. 1Тим. 4:1). Здесь же предсказывает развращение нравственности, как следствие первого. Такое тяжкое время, или тяжелое состояние, настанет для христиан, говорит, в последнее время, в последующее за смертью Апостола, время. Он указывает далее и причину этого лютого времени.

3:2–5. Лютое, говорит, настанет время для христианской жизни, потому что настанет крайнее растление нравов, которое вырастет из корня общего, для всех страстей – самолюбия. Оно подавит братолюбие и боголюбие, и в жизни водворит такие порядки, от которых никому не будет покоя, даже и самому себялюбцу. Самолюбец блюдет только свое благо. Но так как без других, ему одному нельзя жить счастливо, то самолюбец, по тому самому, что не заботится о других, вредит себе, или злоумышляет против себя же. Из самолюбия исходят все страсти. Главнейшие, родоначальные из них – гордость, корыстолюбие и сластолюбие. Святой Павел, в настоящем месте, указывает, преимущественно, порождения гордости, из других же двух, поминает только самих родоначальниц – сребролюбие и сластолюбие. Люди, говорит, будут сребролюбивы. Иметь – это житейская потребность. Чтобы она не одолела человека, и не сделала из него скряги, Бог вложил в сердце его сострадание к нуждающимся, которое побуждает его помогать другим. Но когда самолюбие овладеет человеком, тогда сострадание к другим гаснет в его сердце, все себе нужно, до других нет дела, вот и скряга, будут величавы, горды. Из самолюбия развиваются величавость – возвышение над другими, гордость – при самовозношении – пренебрежение, помыкание другими. Из гордости происходит хуление – «неправые к Богу чувства, восстание против Бога» (Златоуст). «Надмевающийся над людьми, легко будет надмеваться и перед Богом. Кто презирает подобных себе рабов, тот постепенно дойдет и до презрения самого Владыки – Бога» (Златоуст). Будут родителям непокорны, ибо кто Бога хулит, как станет почитать родителей? Будут неблагодарны. Неблагодарность – дочь гордости, полагающей, что делаемое для нее, так и должно быть. С другой стороны, она есть плод и сребролюбия. «Сребролюбец считает всех своими врагами, желая у всех отнять все. Хотя бы ты отдал ему все свое имущество, он не изъявит тебе никакой благодарности, но будет досадовать, что ты не имел большего богатства, и не сделал его обладателем большего. Хотя бы сделал его владыкою вселенной, он не изъявит тебе благодарности, но будет думать, что он ничего не получил. Нет человека столь неблагодарного, как сребролюбец, и столь бесчувственного, как корыстолюбец» (Златоуст). Будут неправедны – неподобающи, не таковы, какими следует им быть по званию, состоянию, положению, месту. Нелюбовны – чужды даже и родственной любви к своим. Непримирительны – никаких уступок не принимают к прекращению разлада, расходятся однажды, навсегда, и избегают всякого примирения. Клеветники – несправедливо думающие, и говорящие о других худо. Это такие, которые, не видя в себе ничего доброго, находят себе утешение в злословии других, чтобы подорвать доброе мнение о них. Невоздержники – « и в языке, и в чреве, и во всем другом» (Златоуст). Не кротки – «резки и буйны во взоре, слове, движениях. Отсюда – зверство, свирепство, когда бывает кто сребролюбив, неблагодарен и невоздержан» (Златоуст). Неблаголюбцы – враги всякого добра, или всякого доброго и желательного человека. Предатели – дружбы или сотоварищества, не в видах общего блага, а в видах своих личных интересов, назло другим. Наглы – «не имеющие в себе ничего основательного» (Златоуст), мечутся туда и сюда, или ломят, как медведи. Самонадеянно быстры, и решительны в делах. Напыщенны – полны спеси, надменны – надуты, думают о себе много, хотя ничего хорошего не имеют в себе. Сластолюбцы более, нежели боголюбцы, живущие в свое собственное удовольствие, в чем кто любит находить удовольствие, тот то и делает. Сластолюбец уже ничего другого не ценит, ни закона, ни правды, ни страха Божия, и за сласть готов все продать. Даже в храме Божьем, куда иногда ходит, не Бога ищет и любит, но сласть, какую дают, или обещают, церковные порядки и законы. Имеющие образ благочестия, силы же его отрекшиеся. Но несмотря на такое расположение и чувства своего сердца, они, живя между христианами, наружно держатся всех порядков их жизни, но в своем кругу они, обычно, не только лицемерят, но открыто хулят все Божественное, и кощунствуют над всем. «Их образ благочестия, есть только наружный вид без силы. Как тело красивое и цветущее, но не имеющее силы, подобно нарисованному изображению, так и правая вера без дел. Представим, что какой-нибудь сребролюбец, предатель или наглый человек, содержит правую веру. что в этом пользы, если он не отличается ничем, приличным христианину, если он не делает ничего, свойственного благочестию, не превосходит язычников своим нечестием, служит заразою для близких, и поводом к хуле на Бога, если он позорит учение своими делами?» (Златоуст). «Святой Павел, через Тимофея, увещевает всех христиан удаляться от таких людей» (Златоуст).

Узнать таких людей нетрудно, они не только сами живут дурно, но и других стараются совратить, особенно женщин. и через женщин.

3:6–7. Желая предостеречь Тимофея от имеющих быть развратителей, святой Павел указывает их способы развращения других, которые в зачатках существовали и тогда, именно, они развращают целые семейства, через подходящих женщин, падких на новшества, но не твердых в истине и нравственной жизни. Наметив таких, они, как воры, хитростью или обманом вкрадываются в их дома, и всевают в умы легкомысленных женщин свое ложное учение, обольщают, увлекают их на свою сторону, забирая их, как бы, в плен. Не все, конечно, женщины поддаются таким обольщениям, но только такие, которые обременены грехами, и водимы различными похотями или пожеланиями, например славолюбием, тщеславием, честолюбием, под влиянием которых они всегда учатся, многое хотят знать, но, говорит святой Павел, они никогда не могут дойти до познания истины. «Отчего это так, что всегда учатся, а познать истины не могут? Оттого, что отупел их разум, а это оттого, что они погрязли в похотях и грехах» (Златоуст).

Другой признак развратителей тот, что они упорно будут противиться истине.

3:8. Бог определил вывести народ еврейский из Египта, и послал Моисея с Аароном к фараону, сказать ему именем Бога, чтобы он отпустил еврейский народ. В доказательство того, что они посланы Богом евреев, они сотворили ряд чудес перед очами фараона, превратили жезл в змия, воду – в кровь, извели из воды жаб, которые наполнили всю землю Египетскую. Фараон призвал своих волхвов, которые то же сделали чарами своими, и фараон не поверил посланникам Божьим, и не отпустил народ еврейский (см. Исх. гл. 6–8). Как волхвы, говорит святой Павел, противились Моисею, посланнику Божию, так и ефесские лжеучители противятся посланникам Господа Иисуса Христа – Апостолам, и их истинному учению о Спасителе, и спасении.

Почему же они восстают на истину? Потому что ум их развращен, или извращен, усвоенной ложью, принятой за истину. Она же всюду и примешивается у них в суждениях об истине, и не дает познать ее. С другой стороны, ум развращают страсти, которые отвлекают его от истины (ср. Пс. 52:2). Для принятия же истинной веры, нужен ум, не тронутый страстями. Поэтому-то таковые – невежды и в вере. Но успех их будет только призрачный.

3:9. Они, говорит, не будут иметь успеха в обольщении христиан, как не имели египетские волхвы. Как те, сначала чарами своими, имели некоторый успех в глазах фараона и народа, а потом уже не могли подражать Моисею и Аарону, и все увидели немощность их перед посланниками Божьими, так и лжеучители будут иметь незначительный успех вначале, а потом все увидят их глупость – безумие, и оставят их. Так развеется навеянный ими туман, и исчезнут призраки.

Раздел второй. Наставления, воодушевляющие Тимофея к должному пастырскому служению (3:10–4:8)

Во-первых, Апостол воодушевляет его к мужеству (3:10–13), во-вторых, к неусыпной ревности (3:14–4:4), в-третьих, к трезвенности (4:5–8).

I. Мужайся! (3:10–13)

3:10–11. Нам с тобой, как бы так говорит святой Павел Тимофею, уже не в первый раз вступать в труды, и терпеть. С самого начала, доселе, ты проявил столько постоянства, мужества, терпения. Ты последовал принятому от меня учению – о вере во Христа, и жизни по вере. Жизни – тому, как я действовал в разных обстоятельствах, привету – моей ревности и усердию, с каким я совершал свое служение, вере – моей уверенности в Боге, что Он никогда не оставит работающих во славу Его, долготерпению – при встрече препятствий, на пути моей деятельности, любви – сердоболию, с каким я всегда расположен ко всем (ср. 2Кор. 11:29; Гал. 4:19), терпению в гонениях, как я мужественно переношу их. Все это ты видел во мне, и проявил в себе на самом деле, вместе со мной терпел гонения и страдания от побоев и ран, полученных нами от гонителей наших, что, например, случилось со мною в Антиохии, Иконии, Листрах (вероятно, во время четвертого его путешествия через Крит и Фригию, как думает святой Златоуст). Тебе нечего перечислять эти гонения и страдания, сам это знаешь.

Но в чем же воодушевление для Тимофея? Не в страданиях же, самих по себе, а в том, говорит ему святой Павел, что во всех этих страданиях, Бог оказал ему самую живую помощь, от всех избавил меня Господь. Отсюда само собой следует – мужайся! Избавит и тебя Господь. Веди, как и я вел дело благовестия, не обращая внимания на неприятности, и нисколько не смущаясь ими. Гонения и страдания – общий удел здесь, на земле, всех благочестно живущих.

3:12–13. Не одни только мы с тобою, говорит, подвергаемся гонениям и страданиям, но и все благочестиво живущие. Ибо «настоящее время, есть время борьбы со злом, сражения с виновником зла – диаволом, время скорбей, воздыханий, есть поприще подвигов. Время покоя будет после, а теперь время усилий и трудов» (Златоуст). Начала, какими руководятся последователи Христовы, совсем другие, чем те, которые заправляют живущими на земле, и жаждущими здесь найти свой рай. Два эти класса людей не уживаются вместе, причем земные, как хозяева, теснят ищущих неба, как странников и пришельцев на земле. Хозяева земли руководятся не добрыми началами, и сами они – злые и обманщики, по-видимому, благоденствуют. Но успех их, и благоденствие, призрачные, потому что в основе их лежит не истина, а ложь, которая все больше и больше погружает их во зло. Причиной же их благоденствия служит то, что находятся люди, поддающиеся их обольщениям. Так и ты, говорит, не жди лучшего здесь, на земле. То для нас благо, что эти гонения и скорби, благость Божия обращает в вечное нам благо, так что мы можем с уверенностью и благодушием взывать – «Слава Богу! ».

II. Будь ревностным (3:14–4:4)

А). Сам пребывай в принятом тобою спасительном учении (3:14–17)

3:14–15. «Два побуждения святой Павел представляет Тимофею к тому, чтобы он пребыл тверд в принятом учении, и ревновал о нем. Первое то, что ты, говорит, не от кое-кого научился, а от него – Павла, а это тоже, что и от Христа. Второе то, что ты, говорит, не вчера и завчера научился, а с детства, и имеешь глубоко вкорененным в себе Божественное ведение. И оно не допустит тебя до чего-либо неразумного» (Феофилакт). Научен был вере, и жизни по вере, Тимофей – святым Павлом, а через него – Самим Христом Господом, научившим святого Павла. Это учение – яже вверена суть тебе, Тимофей принял не одною памятью, но сердечным убеждением, в чем убедился и удостоверился до осязательности знамениями, и чудесами Апостола. Все это припоминает святой Павел Тимофею, и заповедует ему: ты пребывай в том – будь непоколебим и тверд, и заботься о хранении вверенного тебе, ибо получил его от Христа Господа. Кроме того, «ты, говорит, с раннего возраста изучил Священное Писание, на нем ты воспитан, и потому вера твоя должна быть твердою, и ничто не должно вредить ей. Корень ее лежит глубоко, и укрепился в течение долгого времени, потому ничто не может исторгнуть его» (Златоуст). В словах Апостола слышится «прощальная речь» (Златоуст). Он как бы так говорит Тимофею: «Доселе я тебя учил, но скоро меня не будет, тогда тебе нужно будет искать вразумления в Писании. Руководимый светлою верою в Господа (без веры Писание темно), ты можешь найти в нем все нужное для тебя, к спасению. Писание всесторонне может умудрить тебя во спасение». Ибо «в Писаниях излагается, что должно делать, и чего не должно. Кто знает Писания как должно, тот не соблазняется ничем, случающимся с ним, все переносит мужественно, иное принимает верою и приписывает непостижимому домостроительству Божию, а для иного видит основания, и находит примеры в Писаниях» (Златоуст). Священное Писание и есть, и должно быть, прибавляет святой Павел, руководством на пути спасения не одних пастырей, но и всех, хотящих спастись.

3:16–17. Все Священное Писание, вся Библия – богодухновенно, потому что в нем, через пророков и Апостолов, изрекала истину Божью сама Божья благодать, или Святой Дух (ср. 2Пет. 1:20–21). Оно всякому полезно для научения – оно просвещает ум, сообщением ему ведения всякой истины, потребной в нашем положении. Научив истине, Писание ведет и к обличению, обличает же как ложь, так и неисправную жизнь. Обличив, располагает и руководит к исправлению как ложных воззрений, так и недобрых навыков жизни. Кто исправил пути свои, тому нужно знать, как идти правым путем, не совращаясь, а все более и более совершенствуясь и утверждаясь в правде. И этому обучает его Писание, полезное для наставления в праведности, «оно обучает нас всяким видам добродетели» (Феодорит). «Все это ведет к совершенству, и делает нас Своими Богу» (Феодорит). Почему святой Павел прибавляет: да совершен будет Божий человек, да соделает человека Божьим, Богу себя посвятившим и совершенным, пригодным, приготовленным ко всякому доброму делу, таким, который и знает, и умеет делать всякое добро, и делает наилучшим образом. Вот каким делает Писание человека, который руководится им, тщательно изучая его. Тем более, необходимо учение Священного Писания пастырю, для руководства в его пастырском служении.

Б). Неутомимо проповедуй Священное Писание другим (4:1–4)

Указав Тимофею побуждения и руководство, к его ревностному пастырскому служению, святой Павел далее указывает и цель такой пастырской деятельности – спасение душ пасомых, и средство – убеждение проповедью истинного слова. А для воодушевления, указывает на грозный суд Божий, и на умножение беззаконий.

Глава 4

1 Итак заклинаю тебя пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом,

2 Который будет судить живых и мертвых в явление Его и Царствие Его:

проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием.

3 Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху;

4 и от истины отвратят слух и обратятся к басням.

5 Но ты будь бдителен во всем, переноси скорби, совершай дело благовестника, исполняй служение твое.

6 Ибо я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало.

7 Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил;

8 а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия, в день оный; и не только мне, но и всем, возлюбившим явление Его.

9 Постарайся прийти ко мне скоро.

10 Ибо Димас оставил меня, возлюбив нынешний век, и пошел в Фессалонику, Крискент в Галатию, Тит в Далматию; один Лука со мною.

11 Марка возьми и приведи с собою, ибо он мне нужен для служения.

12 Тихика я послал в Ефес.

13 Когда пойдешь, принеси фелонь, который я оставил в Троаде у Карпа, и книги, особенно кожаные.

14 Александр медник много сделал мне зла. Да воздаст ему Господь по делам его!

15 Берегись его и ты, ибо он сильно противился нашим словам.

16 При первом моем ответе никого не было со мною, но все меня оставили. Да не вменится им!

17 Господь же предстал мне и укрепил меня, дабы через меня утвердилось благовестие и услышали все язычники; и я избавился из львиных челюстей.

18 И избавит меня Господь от всякого злого дела и сохранит для Своего Небесного Царства, Ему слава во веки веков. Аминь.

19 Приветствуй Прискиллу и Акилу и дом Онисифоров.

20 Ераст остался в Коринфе; Трофима же я оставил больного в Милите.

21 Постарайся прийти до зимы. Приветствуют тебя Еввул, и Пуд, и Лин, и Клавдия, и все братия.

22 Господь Иисус Христос со духом твоим. Благодать с вами. Аминь.

4:1. Чтобы воодушевить пастыря Тимофея к ревностному исполнению пастырского служения, святой Павел поставляет пастыря пред лицом Бога, в момент Страшного суда, когда он должен будет дать отчет о своем служении. Он как бы так говорит: Бог Отец и Господь Иисус Христос, будут судить тебя на Страшном суде, куда собраны будут все – живые, дожившие до этого суда, и умершие, воскрешенные, если ты не исполнишь того, что я заповедую тебе.

4:2. Вот в чем главное дело пастыря, которое, если исполнено будет, оправдает его, а если не будет исполнено, осудит его на Страшном суде. И никакие другие добродетели уже не спасут его, если он окажется неисправным в этом отношении. «Проповедуй, говорит, слово, не скрывай сущего в тебе дара, но учи ревностно других слову Божию. Настой всегда на том, чтобы проповедовать не в определенное только время, но – благовременне и безвременне. Не назначай определенного времени, пусть будет тебе всегда время для этого, а не только во время мира, спокойствия, или пребывания в церкви, хотя бы ты был в опасности, хотя бы в темнице, хотя бы готовился идти на смерть, и в это время обличай и не переставай вразумлять. Тогда и благовременно делать обличение, когда оно может иметь успех, или когда представляется удобный случай» (Златоуст). Святой Павел указывает пастырю, как бы, три формы проповеди – обличи, запрети, умоли. Когда, говорит, найдешь кого грешащим, или намеревающимся согрешить, то не пропускай случая–– обличи его. Обличение имеет целью раскрыть неправомыслие, или неправость в поведении, и довести до сознания вины, и возбудить раскаяние и желание исправления. Оно требует крепкого сердца, много мужества, чтобы не стыдиться лица обличаемого. После обличения, и доведения согрешающего до сознания, своею пастырскою властью запрети – понудь его исправиться, употреби понудительные наказания церковные. Но одними суровыми мерами, не всегда можно достигнуть успеха. Нередко они еще более ожесточают обличаемого и запрещаемого. Поэтому святой Павел предлагает третью форму проповеди – умоли, упроси, уговори, утешь. Это для того, чтобы согрешивший охотно, и с удовольствием, вел дело самоисправления. Все эти формы так необходимы, что если что-нибудь из этого будет опущено, то прочее бывает бесполезно. «Если ты, говорит святой Златоуст, будешь запрещать без обличения, то покажешься дерзким, и никто не станет слушать, если же наперед обличишь, тогда слушатель примет запрещение, а без того он останется бесстыдным. С другой стороны, если станешь обличать и запрещать, хотя и с силою, но не предложишь утешения, то опять испортишь все дело. Ибо обличение, само по себе, невыносимо, если оно не растворено утешением». Так как здесь дело идет об исправлении немощей, а они не вдруг поддаются истреблению, то пастырю больше всего нужно терпение или долготерпение. Так как исправление душевных немощей состоит в свободном изменении мыслей, чувств и расположений, и изменении убеждений согрешающего, то на это, преимущественно, пастырь и должен направить свое учение, и с долготерпением соединить назидание – с любовью преподавать здравое учение, не досадуя на неуспех, но долготерпеливо ожидая успеха. Только тогда он и будет.

Чтобы пастырь не подпал искушению отлагать дела проповеди назавтра, святой Павел прибавляет побуждение – поспеши, скоро настанет время, когда многие не станут уже слушать слова истины.

4:3–4. Если, говорит, пастыри не будут исполнять моей заповеди – настойчиво учить пасомых, вовремя и не вовремя обличать, запрещать и умолять заблудших, и мерами долготерпеливой любви и учения укреплять их в истине, то выйдет то, что пасомые совсем отвыкнут от здравого учения. Оставаясь в неведении истины, они будут набираться пустомыслия, а через это станут тупы к восприятию истины. Если своевременно не вразумят грешащих, то они закоснеют в порочности, и сделаются неспособными принимать вразумления и обличения. Поэтому и нужно спешить, и здравым учением их просветить, и приучить к добродетелям прежде, чем они отупеют для принятия здравого учения, и ожесточатся против обличений. Когда же дойдет до этого, тогда они и слушать не будут здравого учения, а вместо своего законного пастыря, сами, самовольно наберут учителей по своим похотям, которые предоставят им жить так, как им это нравится, и будут их учить тому только, что им нравится, что будет льстить их слух. Под влиянием такой своевольной жизни, и таких льстивых учителей, люди, естественно, совсем отвергнутся от истины, не по заблуждению и неведению, а сознательно, и вместо истины обратятся к басням, к учениям мечтательным, которые, занимая воображение привлекательными фантазиями, оставляют в покое совесть, не пробуждая ее, и не тревожа требованием исправления в воззрениях, и жизни. Поэтому пастырю не надо, своей леностью и нерадением, доводить дело до такого печального состояния.

III. Трезвенно и мудро веди дело благовестия (4:5–8)

5 Ты же, говорит, зорко, трезвенно смотри за всем, «трудись, предупреждай, приводи вверенных тебе овец в безопасное состояние, прежде нежели наступила (упомянутая выше) зараза» (Златоуст), переноси скорби – не жалей, и не щади себя, коль скоро этого требует дело благоустроения паствы, и благо пасомых. Соверши дело благовестника – доведи до конца возложенное на тебя дело благовестника спасения, не дай погаснуть ревности, но более и более возгревай ее для служения пастырского. Исполни служение твое удовлетворительно, исполни дело служения, чтобы и совесть, и все видящие твое служение, сказали, что ты сделал все, что мог сделать в твоем положении, где требовалось тебе быть, ты был, говорить ли следовало, ты не молчал, действовать ли, ты не устранялся от дела. Одним словом, как я был для всех всем, чтобы спасти хотя некоторых (см. 1Кор. 9:20–22), так будь и ты, будь моим заместителем, ибо близится конец моих жизни и деятельности.

4:6. Святой Павел говорит, как бы, так: усердно веди дело благовестника, ибо мне уже приспел конец, я уже становлюсь жертвою. Как жертвенное животное приводят к алтарю для заклания, так и меня готовят на заклание. Время моего отшествия – разрешения от этой земной жизни настало. Некому после меня бодрствовать над этим делом, кроме тебя, любимейшего моего ученика. Оставляю тебя наместником моим по делу Божию. Трудись, и на труд воодушевляй себя, примером моих трудов.

4:7–8. «Святой Павел, зная, что ему настоит уже страдальческая смерть, желает оставить Тимофею пример благочестивой жизни и здравого учения, чтобы через такое преемство, никогда не прекращались в Церкви настоящие учители. Он напоминает, что строго соблюдал все, что было для него обязательно, и душеспасительно для других, что не на словах только, но самыми делами подавал пример слушающим. Что и перед Творцом своим, явился верным распорядителем и приставником, немолчно проповедав всюду истину и, против начал и властей мира, со всею ревностью и мудростью борясь, оставил пример, как их следует побеждать, чтобы и в учениках своих возбудить ревность, как ненарушимо блюсти учение, так и подвигом добрым подвизаться, чтобы через то и им сделаться достойными венцов от Бога» (Амвросиаст). Весь труд свой неутомимый, апостольский, в котором он просветил светом истины Азию и Европу, все тяготы, лишения, скорби и радости духовные, пережитые им, при этом добром, ведущем к добру, подвиге, теперь он прошел до конца, сохранив в целости, несмотря на множество и внутренних, и внешних искушений, усвоенную им от Христа Господа, веру, и какою принял от него, такою и передал другим. Поприще мое, говорит, на земле я прошел до конца безукоризненно. Теперь жду, за свои подвиги и труды, венца правды, уготованного праведным, и даруемого по праведному приговору праведного Судии. Он уже соблюдается мне, уже готов, но еще не получен мною, хотя нет сомнения, что получится, потому что совесть моя свидетельствует мне, что я все сделал, что мне следовало сделать, а Судия, Который будет раздавать их в день суда, как праведный – справедливый, не лишит меня заслуженной награды. Не дерзко ли это? Нисколько. Верующий, вошедший верою в область Божью, и во всем пребывающий верным вере и порядкам Божьим, не может иначе говорить и чувствовать. Но такая уверенность есть плод трудов целой жизни, что и выражает Апостол в следующих словах: не только же мне, но и всем, возлюбившим явление Его. Явление Господа здесь, есть второе Его пришествие на суд. Кому можно возлюбить это явление, без соблюдения веры и исполнения заповедей Господа? Он ведь затем и придет, чтобы испытать, как кто исполнил волю Его, и исполнивших, как следует наградить, а не исполнивших – наказать. Всем сказанным святой Павел, как бы, так говорит Тимофею: следуй во всем моему примеру, воодушевляйся им в своем служении пастырском, и тебе Господь в день суда воздаст венец правды (Златоуст).

Заключение (4:9–22)

4:9–12. Предчувствуя приближение своей мученической кончины, святой Павел, как любвеобильный духовный отец, сильно желает еще раз повидаться со своим возлюбленным сыном, Тимофеем, и передать ему устно свои дополнительные наставления: постарайся, говорит, придти ко мне скоро, прежде наступления зимы (ст. 21). И тем более это нужно было ему, что бывшие при нем одни, сами оставили его, убоясь гонений и скорбей, например, Димас, споспешник его, возлюбив нынешний век – покой, безопасность, ушел в Солунь, а других он сам разослал со своими апостольскими поручениями, Крискента – в Галатию, Тита – в Далмацию. Один только Лука остался с ним. Святой Павел и в узах не переставал заботиться о благосостоянии Церквей, а между тем, послать в ту или другую Церковь с поручениями, было уже некого. Поэтому он наказывает Тимофею взять с собою Марка, и привести его в Рим. Ибо он нужен мне, говорит, для служения. Не ему лично, но для Евангелия. А как же Церковь Ефесская останется без руководителя? Апостол говорит, что он в замену Тимофея, на некоторое время посылает туда Тихика, с которым, вероятно, посылает и это послание к Тимофею. Потом дает Тимофею личные для себя распоряжения.

4:13. Святой Павел, отправляясь из Ефеса в Македонию и Ахайю в летнее жаркое время, и имея намерение скоро опять возвратиться в Ефес (см. 1Тим. 3:14), оставил в Троаде у Карпа лишнюю тяжесть – фелонь, накидку или плащ, может, сотканную им же самим из овечьей шерсти, и защищавшую его от дождей и холода, и книги, написанные на папирусе и коже. Теперь, ввиду приближения зимы, чтобы согреться в сырой и холодной тюрьме и коротать время томительного одиночества, он наказывает Тимофею, который должен был прийти к нему до наступления зимы, захватить его фелонь и книги, особенно более дорогие по содержанию и потому написанные на коже, может быть Священное Писание, и принести к нему. Потом делает ему предостережение.

4:14–15. В последнее пребывание святого Павла в Ефесе какой-то неизвестный нам, медник Александр, много зла сделал Апостолу, и делу его проповеди. Апостол предает его на суд Божий и как бы высказывает желание, чтобы Господь, Своим праведным судом, отстранил его от причинения зла делу Евангельскому. От этого лютого противника Евангелия святой Павел велит Тимофею удаляться, может быть, не вступать с ним в разговоры. Наконец, извещает Тимофея о своих судных делах.

4:16–18. Суд преступников у римлян был публичный – гласный. Обвиняемый мог иметь защитника, мог вызывать свидетелей в свою пользу. У святого Павла, на первом суде над ним, не было ни защитника, ни свидетелей в его пользу. Все, говорит, меня оставили одного из боязни, чтобы и самим не подвергнуться суду и осуждению за принадлежность к христианству. Да не поставит, говорит, этого Господь в вину, и мне не по злому намерению они это сделали, а по слабости веры своей. Но не оставил его Господь Иисус Христос. Он и всегда был руководителем и утешителем святого Павла. И теперь, к оставленному всеми, Он предстал – явился, и укрепил его – вдохнул мужество, «не допустил пасть духом» (Златоуст) перед лицом смерти, и воодушевил его на защиту своего служения и Святого Евангелия, им проповедуемого. Так как у него не было защитников, то он, вероятно, сам произнес на суде защитительную речь, о высоте и чистоте своей апостольской деятельности, и веры Христовой, им проповедуемой. И речь его была такая убедительная и сильная, что и у присутствующей на суде публики, и у самих судей осталось убеждение, что истина на стороне Евангелия, или, как он говорит, утвердилось благовестие, и весть об этом разнеслась повсюду между язычниками – услышали все язычники.

С другой стороны, его вдохновенная речь произвела впечатление и на самих судей. До речи Апостола, они готовы были присудить его к смерти, он был уже, как бы, в зубах льва, готовившегося пожрать его. Но после речи, судьи не осмелились приговорить его к смерти, а оставили его дело до вторичного рассмотрения и исследования. Таким образом, говорит, Господь избавил меня из львиных челюстей – от смерти и на этот раз. Эта явная помощь Господа укрепляет святого Павла в надежде, что Господь не оставит его и далее, в его удрученном состоянии перед наступлением мученической кончины. И избавит, говорит, меня Господь от всякого дела лукавого – от всякого греха, то есть не допустит мне расслабнуть перед смертью, и впасть в какое-либо мысленное искушение, и спасет – сохранит для Царства Своего Небесного «чистым от всякого греха» (Златоуст). Ему, Господу Иисусу, слава во веки веков. Аминь, заканчивает святой Павел свою надежду на Господа.

Наконец, заканчивает послание приветствиями и благожеланием.

4:19–21. Акила и Прискилла, это те лица, о которых часто упоминает Апостол, у которых он жил в Коринфе, и в Ефесе, и в Риме, теперь же, вероятно, поселились навсегда в Ефесе. Приветствие апостольское было для них немалым утешением, служило доказательством почтения и любви его к ним, и доставляло им великую благодать (Златоуст). Приветствием дома (семьи) Онисифора, святой Павел выражает свою благодарность за подвиг главы дома (см. гл. 1:16). Извещает Тимофея, что сопутствовавшие ему Ераст, остался в Коринфе, а Трофим заболел дорогой, и потому оставлен у братии в Милите. Приглашая Тимофея к себе в Рим, святой Павел дополняет это приглашение: постарайся прийти до зимы, чтобы где-нибудь не задержаться в дороге. После этого шлет приветствия Тимофею от римских братий: от Еввула, Пуда, по преданию сенатора римского, и его супруги Клавдии. В доме их была церковь христианская, называемая Пастырской, от Лина – первого епископа после Апостолов, и всех других братьев – христиан римских.

4:22. «Нет ничего лучшего такого благожелания. Не скорби, говорит, что я нахожусь далеко от тебя и томлюсь в узах, Господь с тобою. И не сказал: «с тобою», но с духом твоим, иначе Бог и не может быть с нами» (Златоуст). Все толковники в словах сих, видят указание на благодать Святого Духа. Этой духовной благодати святой Павел желает, и просит у Бога, и для всех верующих в Господа Иисуса – благодать с нами (а не с вами). Так читают эти слова святые Златоуст, Феодорит и другие восточные толковники. Аминь.

Мученическая кончина святого Апостола Павла Рим 66 год Июнь

Получил ли святой Павел свою старую фелонь и книги, и особенно, дорогие ему пергаментные (кожаные) свитки? Прибыл ли к нему и сам Тимофей? Никто не может ответить на это. Где-нибудь опять собрался суд судить святого Павла в присутствии тесной толпы любопытных, или враждебных ему иудеев и язычников. Дело его было разобрано еще раз, по случаю его второй защиты, или второго изложения обвинения против него. И на этот раз большинство заседателей опустили в голосовальную урну табличку осуждения, и председательствующий судья произнес приговор – «На обезглавление», так как узник , хотя и обвинялся в приверженности к опасному и незаконном у суеверию, был все-таки римский гражданин.

Был ли он и при этом допросе один, как и при первом? Слышали ли язычники от него опять об Иисусе и воскресении ? Тщетно задаются такие вопросы. В одном только можно быть совершенно уверенным , что великий Апостол выслушал произнесенный над ним приговор не без чувства радости. Под конвоем сотника и солдат, которым приказано было наблюдать за свершением казни, он оставил Рим через те ворота, которые теперь называются его именем. Печальное шествие продолжалось почти шесть верст. Может быть, за ним издали, скромно, чтобы не выдать себя его приверженцами, следовало несколько бедных христиан-рабов. Возможно, что его провожали со злорадством , как Господа Иисуса, злобствующие на него иудеи. Верстах в пяти от Рима, неподалеку от Остийской дороги, находится зеленая ровная долина, с низкими холмами кругом, известная под названием «Три Фонтана». Там приказано было остановиться. Осужденный стал на колени, преклонил голову, сверкнул меч, и жизнь величайшего из Апостолов погасла. Близ того места, где он претерпел мучение, робкие последователи, вероятно, похоронили его в безвестной могиле, в каком-нибудь месте, о котором помнили двое-трое, знавших и любивших его, учеников. Это было, как полагают толковники, в 68-м году, в последний год царствования безумного Нерона.

* * *

120

Так Климент, епископ Римский, ученик святого Павла, утверждает, что святой Апостол прошел с проповедью до крайнего запада, чем, очевидно, была Испания по отношению к Риму. Многие отцы (Евсевий, Афанасий Александрийский, Кирилл Иерусалимский, Епифаний Кипрский, Иоанн Златоуст, Иероним, Феодорит и другие) утверждают положительно, что святой Павел путешествовал в Испанию и потерпел мученическую кончину в Риме.

121

В слав. – преподобен.

122

В слав. – воздержателен.

123

В слав. – умом прельщени.

124

В слав. – скверного ради прибытка.

125

В слав. – пророк.

126

В слав. – нещадно.

127

В слав. – заповеди человеческие.

128

В слав. – трезвенным быти.

129

В слав. – святолепны.

130

В слав. – домы добре правящим.

131

Фразу эту, считают толковники, надо рассматривать как заключение сказанного в 7-м стихе, хотя она и начинает 8-й.

132

В слав. – не скверностяжательным.

133

В слав. – завещевай.

134

В слав. – чти.

135

В слав. – да причитается.

136

В слав. – егда бо рассвирепеют о Христе.

137

См. Дионисий Коринфский в Послании к Римлянам.

138

В слав. – завещание.

139

В слав. – упокой; в греч. – прохладил.

140

В слав. – искусна.

141

В слав. – правоправяща; в греч. право режуща и отсекающа.

142

В слав. – тщегласия.

143

В слав. – величавы.

144

В слав. – хульницы.

145

В слав. – неправедны.

146

В слав. – не любовни.

147

В слав. – не благолюбцы.

148

В слав. – привету.

149

В слав. – долготерпению.

150

В слав. – яже вверена суть тебе, в греч. – в чем ты удостоверился.


Источник: Жизнь и труды святого Апостола Павла / [Священник Н. Рудинский]. Толкование апостольских посланий святителем Феофаном Затворником. – 2. изд., доп. и перераб. – М. : Правило веры : Моск. Срет. монастырь, 2002. – 887, [8] c.

Комментарии для сайта Cackle