Вечеря в доме Симона прокаженного... (Мф. 26:6–13)

Еще в то время, когда Господь наш Иисус Христос проповедовал в Галилее, вскоре после воскрешения сына Наинской вдовы, в доме некоего Симона фарисея произошло трогательное событие, о котором благовествует только святой евангелист Лука (Лк. 7:36–50). Когда Господь возлежал за трапезой, одна женщина, всем известная в городе грешница, «принесла алавастровый сосуд с миром и, став позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром8". Видя это, фарисей, пригласивший Господа, подумал: «если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница» (Лк. 7:39). Не скрылся этот помысл фарисея от Всеведущего... Обратясь к Нему, Господь сказал: «Симон! Я имею нечто сказать тебе. Он отвечал: скажи, Учитель. Иисус сказал: у одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой пятьдесят, но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который из них более возлюбит его? Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Господь сказал ему: правильно ты рассудил. И, обратившись к женщине, сказал Симону: видишь ли ты эту женщину? Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал; а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отерла; ты целования Мне не дал, а она, с тех пор как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги; ты головы Мне маслом не помазал, а она миром помазала Мне ноги. А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит. И возлежавшие с Ним начали говорить про себя: кто это, что и грехи прощает? Он же сказал женщине: вера твоя спасла тебя, иди с миром» (Лк. 7:40–50).

«О блаженных рук, – воспевает Святая Церковь, – о власов и устен целомудренныя блудницы! имиже возлия, Спасе, миро на нозе Твои, отирающи я и часто облобызающи... Грешная тече к миру купити многоценное миро, и миропродателю вопияше: даждь ми миро, да помажу и аз Очистившаго вся моя грехи», как помазала Его Мария, брата которой Он воскресил. «Приступлыни жена к ногама Твоими, Спасе, возливаше миро, благоухания исполняющи и мира исполняема дел очищения... Благоухания таинственнаго исполнена, перваго избавися зловония, Спасе, многих грехов: миро бо источаеши жизни»... Рассуждая о том, что побудило жену помазать Господа миром, святитель Златоуст говорит: «Евангелист не просто упомянул о проказе Симона, но с тем, чтобы показать причину, почему жена с дерзновением приступила к Иисусу. Поскольку проказа казалась ей нечистой и гнусной, а между тем она видела, что Иисус исцелил человека и очистил проказу, – иначе не восхотел бы остаться у прокаженного, – и возлежал у него, то она возымела надежду, что Иисус легко очистит и ее нечистоту». То же говорит и блаженный Феофилакт: «Видя сего прокаженного очищенным, и означенная жена возымела веру, что и она получит отпущение грехов и очистится от своей душевной проказы. По вере она идет, покупает миро и с дерзновением возливает на главу Господа, воздавая этим честь важнейшей части тела. Так и ты, когда одержим бываешь душевной проказой, превозносясь фарисейски и удаляясь через то от Бога, прими в дом свой Иисуса и помажь Его миром добродетелей. Ведь и ты можешь изготовить своего рода миро очистившему тебя от проказы Иисусу и возлить на главу Его. И ты приноси Божеству Христову благовоние мира, составленного из добродетелей. И чти Господа, исповедуя Его не только Человеком, но и Богом; ибо через это ты также помазуешь главу Его благовонным миром, т.е. православно богословствуешь». «Чудной женой» называет святитель Иоанн Златоуст Марию, сестру Лазаря, но и ее, бывшую блудницу, признает достойной удивления. «Все прочие жены, – говорит он, – приходили за получением здравия телесного, а она пришла для того, чтобы воздать честь Иисусу и получить исцеление душевное. Она не имела никакого повреждения в теле, и потому всякий особенно должен ей удивляться. Приходит она к Иисусу не как к простому человеку, иначе не отерла бы своими волосами ног Его, но как к такому Лицу, Которое выше человека. Поэтому и принесла к ногам Христовым главу свою, часть тела, которая драгоценнее всего тела и всех членов». Этот поступок ее происходил от благоговейной мысли, теплой веры и сокрушенного сердца.

«Видя мысли жены, Господь попускает ей приблизиться, и так как благоговение ее было велико и усердие неизреченно, то Он, по величайшему снисхождению Своему, позволил ей излить миро на главу Свою. Если Он не отрекся соделаться Человеком, носим был во чреве, питался молоком, то чему удивляться, если и этого не отвергает? Как Отец Его принимал курение и дым, так и Он принял блудницу, приемля ее расположение. Елеем Иаков помазал столп в жертву Богу, елей приносим был в жертвах; елеем помазуемы были священники». Господь ничего не сказал жене; но самое молчание Его уже показывало, что чистое усердие жены Им принято, а большей награды и не нужно было для сердца признательного. Все радовались, но эта общая радость вдруг возмущена была неудовольствием: УВИДЕВ ЭТОУЧЕНИКИ ЕГО ВОЗНЕГОДОВАЛИ... Можно предположить, что и на этот раз, как четыре дня тому назад, в доме Лазаря, когда Мария помазала Господа, это неудовольствие на поступок жены первым высказал Иуда Искариотский, который не утерпел, чтобы не поделиться своими мыслями с теми из учеников, которые сидели ближе к нему; а те стали открыто высказывать свои мысли И ГОВОРИЛИ: К ЧЕМУ ТАКАЯ ТРАТА? ИБО МОЖНО БЫЛО БЫ ПРОДАТЬ ЭТО МИРО ЗА БОЛЬШУЮ ЦЕНУ, больше чем за триста динариев9., И ДАТЬ НИЩИМ. «Откуда родилась в учениках такая мысль? – вопрошает святитель Златоуст. – Как могли они согласиться с мнением сребролюбивого Иуды? Они слышали, как Учитель говорил: «милости хочу, а не жертвы»  (Мф. 9:13), и порицал Иудеев за то, что они оставляли важнейшее – суд, милость и веру, и из всего этого выводили заключение и рассуждали друг с другом: если Он не принимает всесожжении и древнего Богослужения, то тем более не примет помазание миром. Так думали ученики. Не зная мыслей жены, они неуместно укоряли ее и в самом обвинении указали на ее щедрость, упомянув, сколько истратила она на миро». Но рассуждая так, нарушая долг уважения к доброму поступку жены, а еще более – к своему Учителю, они говорили не от злого умысла, не от худого сердца, а от простоты, от привычки высказывать свободно пред Учителем все мысли, от похвальной, но теперь безвременной заботы о нищих, а более всего, конечно, от увлечения примером Иуды, который по наглости своего характера легко мог увлекать других своим дерзким суждением.

Ученики были уверены, что рассуждают в духе своего Учителя. Совсем другие мысли и чувства, как сказано ранее, таились в сердце Искариота. «Корыстолюбие было неизлечимым недугом души Иудиной и владело теперь всеми его мыслями и желаниями» (Иннокентий, архиеп. Херсонский). Теперь представим себе, что должна была чувствовать жена, помазавшая Господа, при таком взгляде учеников на дело ее искреннего усердия и безпредельной любви к Нему. «Если жена кровоточивая, – говорит святитель Златоуст, – нечистота которой была от природы, со страхом и трепелом приступила; то тем больший страх и стыд надлежало иметь этой жене по причине нечистоты ее совести», которая впоследствии была очищена благодатью Христовой. Но вот – она у ног Спасителя, к Нему обращает она слезный взор свой, у Его человеколюбия ищет для себя защиты против строгости Божественного правосудия, и если не устами, то сердцем взывает к Нему: «ароматы богатею, добродетельми же нищетствую, яже имам Тебе приношу: даждь Сам, яже имаши... Миро у мене тленное, миро у тебе жизни, миро бо Тебе имя излиянное на недостойныя, но ослаби ми и остави... Разреши долг, якоже и аз власы, возлюби любящую, праведно ненавидимую, и близ мытарей Тебе проповем, Благодетелю Человеколюбче!» (из службы Великой Среды). НО ИИСУСУРАЗУМЕВ СИЕСКАЗАЛ ИМ: ЧТО СМУЩАЕТЕ ЖЕНЩИНУ? Оставьте ее, ОНА ДОБРОЕ ДЕЛО СДЕЛАЛА ДЛЯ МЕНЯ; она оказала Мне услугу. ИБО НИЩИХ ВСЕГДА ИМЕЕТЕ С СОБОЮ и всегда можете делать им добро: это похвально, но всему свое время: А МЕНЯ НЕ ВСЕГДА ИМЕЕТЕ. Я скоро разлучусь с вами видимым образом, хотя невидимо всегда пребуду с вами; поэтому такую честь, какую оказала Мне жена, нельзя уже будет воздавать тогда. Вы не знаете того, что эта женщина поступила так по особенному внушению Божию, прообразуя Мое погребение: ВОЗЛИВ МИРО СИЕ НА ТЕЛО МОЕОНА ПРИГОТОВИЛА МЕНЯ К ПОГРЕБЕНИЮ. «Потому никто да не порицает ее. Я не только не хочу осуждать ее, как бы за худой поступок, или укорять, как бы за неправое дело; но даже не попущу остаться в неизвестности случившемуся, и произведу то, что весь мир узнает о поступке, сделанном в доме и втайне. Ибо этот поступок происходил от благоговейной мысли, теплой веры и сокрушенного сердца» (свт. Иоанн Златоуст). ИСТИННО ГОВОРЮ ВАМ: ГДЕ НИ БУДЕТ ПРОПОВЕДАНО ЕВАНГЕЛИЕ СИЕ В ЦЕЛОМ МИРЕСКАЗАНО БУДЕТ В ПАМЯТЬ ЕЕ И О ТОМЧТО ОНА СДЕЛАЛА.

«Вот, – говорит святитель Златоуст, – исполнилось то, что Христос предсказал, и куда ни пойдешь во вселенной, везде увидишь, что возвещают о жене той, хотя она не знаменита, не имела многих свидетелей, была не на сцене, а в доме, и притом в доме некоего прокаженного, в присутствии одних только учеников Господних. Кто же возвестил и проповедал? Сила Того, Кто предсказал это. Умолчано о подвигах безчисленных царей и полководцев, памятники которых доселе еще сохраняются; неизвестны ни по слуху, ни по имени те, которые построили города, соорудили стены, одержали победы, покорили народы, поставили статуи, издали законы; но то, что жена блудница, излила елей в доме некоего прокаженного, в присутствии двенадцати мужей, все воспевают во вселенной. Прошло столько времени, а память об этом происшествии не истребилась; и Персы, и Индийцы, и Скифы, и Фракияне, и Сарматы, и поколения Мавров, и жители Британских островов – повествуют о том, что сделала жена блудница в Иудее тайно, в доме». Особенно должны были поразить сердца апостолов слова Господа о близкой Его смерти. Они только что слышали от Него, что не позднее, как «через два дня» Он будет предан на распятие; сейчас они слышат, что жена излиянием мира приготовила уже Его к погребению. Неужели в самом деле Он так скоро должен умереть?.. Болью должна была отозваться и в сердце доброй жены мысль о том, что она оказала Господу почесть погребальную, когда Он сказал: «она приготовила Меня к погребению». «Чтобы не показалось, – говорит святитель Златоуст, – что Он приводит в смущение жену, упомянув о таком предмете, т.е. о гробе и смерти, смотри, как опять укрепляет ее, говоря: «в целом мире сказано будет... что она сделала». Это послужило ученикам увещеванием, а для жены – утешением и похвалой. Все, как сказал Он, прославят ее впоследствии, а теперь она предвозвестила страдания, принеся необходимое для погребения. Для чего Христос обещает жене не духовное что-нибудь, а всегдашнюю о ней память? Для того, чтобы этим вселить в нее надежду на получение духовных благ. Если она сделала доброе дело, то, очевидно, и получит достойную награду». Объясняя слова Господа: «что смущаете женщину?» святитель Златоуст говорит: «Если и ты увидишь, что кто-нибудь сделал и приносит священные сосуды, или заботится о другом каком-либо украшении церковном, например, об украшении стен и пола, то не позволяй продавать или истреблять то, что сделано, чтобы не ослабить его усердия». В том же духе Христовом рассуждает и блаженный Феофилакт: «Когда кто приносит дар Богу, не отклоняй его и не подавляй его усердия, не отсылай его раздать это нищим, но предоставь ему совершить приношение.

Если когда-нибудь кто-либо потребует у тебя совета: нищим ли нужно отдать что-либо или принести Богу, – в таком случае посоветуй ему лучше отдать нищим. Но когда он уже принес, то напрасно будешь отсылать его: надобно и то творить, и этого не оставлять. Притом же честь, воздаваемую непосредственно Богу, должно предпочитать всем вообще добродетелям, а следовательно и самой милостыне. И если Христос, ради человеколюбия, относит дела милости к Себе, то не подумай, что Бога должно оставлять и заботиться лишь о милостыне. Этого нельзя допустить. Иное дело служить Христу, и иное – миловать нищих, хотя Христос, по человеколюбию Своему, и относит к Себе Самому то, что делают для бедных, добро ли это, или зло». Заключим наше размышление о вифанийской вечере Христовой молитвенными словами святителя Златоуста: «И якоже не неудостоил еси внити, и свечеряти со грешники в дому Симона прокаженнаго, тако изволи внити и в дом смиренныя моея души, прокаженныя и грешныя. И якоже не отринул еси подобную мне блудницу и грешную... прикоснувшуюся Тебе, сице умилосердися и о мне грешнем, приходящем и прикасающем ти ся. И якоже не возгнушался еси скверных ея уст и нечистых, целующих Тя: ниже моих возгнушайся сквернших оныя уст и нечистших, ниже мерзких моих и нечистых устен, и сквернаго и нечистейшаго моего языка»... (Исследование ко Святому Причащению): «Паче блудницы, Блаже, беззаконновах, слез тучи никакоже Тебе принесох; но молчанием моляся припадаю Ти, облобызая пречистеи Твои нозе, яко да оставление ми, яко Владыка, подаси долгов, зовущу Ти, Спасе, очисти мя грешнаго!»... (Кондак Великой Среды). 

* * *

8

Святая Православная Церковь, следуя святителю Златоусту, блаженному Феофилакту и другим древним отцам, держится того предания, что Иисус Христос был трижды помазан, – усердием двух Евангельских жен: в первый раз среди общественного Его служения роду человеческому покаявшейся явно грешницей в Галилее, в доме Симона фарисея, как благовествует святой Лука; в другой – в Вифании, в доме Лазаря, Марией, сестрой Лазаря, за шесть дней до Пасхи, о чем благовествует святой Иоанн; и в третий раз в доме того же Симона фарисея, в Вифании же, и той же покаявшейся грешницей, которая помазала Его в первый раз, о чем благовествует святой Матфей и святой Марк. Все эти события в отдельности Святая Церковь предлагает нашему благоговейному вниманию в течение Великого Поста и Страстной седмицы. Так, в Неделю 5-ю Великого поста на Божественной литургии читается Евангелие, благовествующее о первом помазании Господа явно грешницей потому, что воспоминаемая в эту неделю преподобная Мария Египетская, подобно этой жене, явила достоподражательный пример покаяния и были прощены ее многие грехи за то, что она много возлюбила Христа. В Неделю цветоносную или ваий читается на литургии Евангелие о том, как за шесть дней до Пасхи был Господь помазан в Вифании усердием Марии, сестры Лазаря. Наконец, в Великую Среду читается на литургии о третьем помазании Господа некоей женой, по преданию той же грешницей, о которой пишет святой Лука, в доме Симона прокаженного, в Вифании. Может быть вскоре после этого этот Симон фарисей заболел тяжкой неизлечимой проказой, с верой обратился ко Христу Спасителю и получил от Него исцеление. Оба облагодетельствованных Господом, и Симон, и покаявшаяся грешница, в благодарных сердцах носили глубокое благоговение к своему Божественному Благодетелю. В повествованиях святых евангелистов Матфея и Марка Симон уже называется не фарисеем, что напоминало о секте врагов Господних, а смиренно именуется прокаженным, что напоминает о благодеянии Христовом. Так называют его евангелисты в том же смысле, в каком евангелист Иоанн называет Лазаря умершим, или Матфей в лике апостолов называет себя мытарем. У Симона был другой дом в Вифании, куда он, вероятно, переселялся на время великих праздников; здесь он жил и в ту Пасху, в которую пострадал Господь наш. Прибытие Господа в Вифанию всегда было радостным праздником для Его друзей и почитателей, и каждый из них считал за счастье принять у себя дорогого Гостя. Обычно Господь пребывал в доме друга Лазаря; но за день до Своих спасительных страданий, именно в Великую Среду, Он благоволил принять приглашение в дом Симона, исцеленного Им от проказы. «Уже то показывало величайшее уважение ко Господу, что все это происходило близ Иерусалима, когда каждый Израильтянин из опасения проклятия и казни должен был доносить верховному синедриону о местопребывании Иисуса» (Иннокентий, архиеп. Херсонский ). Узнала об этом посещении Господом дома Симона и помилованная Им грешница, пришедшая также на праздник, и, движимая чувством глубокой благодарности к милосердному Целителю ее души, со святым дерзновением решилась выразить это чувство тем же, чем выразила она и раньше – излиянием дорогого, благоухающего мира на главу Того, Кто уничтожил смрад ее грехов... КОГДА ЖЕ ИИСУС БЫЛ В ВИФАНИИВ ДОМЕ СИМОНА ПРОКАЖЕННОГОПРИСТУПИЛА К НЕМУ ЖЕНЩИНА С АЛАВАСТРОВЫМ СОСУДОМ МИРА ДРАГОЦЕННОГО И ВОЗЛИВАЛА ЕМУ ВОЗЛЕЖАЩЕМУ НА ГОЛОВУ. Благоухание дорогого мира разлилось по всему дому Симона. Евангелисты не говорят, но можно думать, согласно с церковными песнопениями в Великую Среду, что усердная и благодарная жена возливала миро не на главу только, но и на ноги своего Господа Благодетеля. «Быв грешницей, – говорит блаженный Августин, – она осмелилась помазать только ноги Иисуса Христа, считая себя недостойной коснуться пречистой главы Его; а очистившись от грехов, она же потом дерзнула возлить миро не только на ноги, но и на главу Его».

9

Можно думать, что это была обыкновенная цена алавастра, заключавшего в себе фунт драгоценного мира. Так миро оценивается и Иудой при помазании Господа Марией; причем в рассказе о жене у евангелиста Марка миро оценено более трехсот динариев, может быть потому, что у Марии алавастр был не совсем полный, ибо миро было сбережено от погребения Лазаря; а здесь жена принесла алавастр непочатый, который был тут же раскупорен ею или, как говорит святой Марк, разбит «для скорости, так как сосуд был узкий»:


Комментарии для сайта Cackle