Поклонение волхвов (Мф. 2:1–12)

Никто не забыт у Отца Небесного в Его великом семействе; Он – Бог не Иудеев только, но и язычников; Он – Бог и Спаситель всех сынов Адамовых. От одной крови Он произвел весь род человеческий, – говорит святой апостол Павел (Деян. 17:26–27), – для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли. И хотя люди забыли Бога и стали поклоняться идолам, но в их сердцах, в их совести, хотя и смутно, все же слышался голос Божий, и лучшие из язычников не переставали искать Божией правды, следуя внушениям своей совести. Сократ говорил: «не надейтесь исправить человеческие нравы, доколе Сам Бог не благоволит послать особенного Мужа для наставления нас самих». «Не быть на земле порядка, – говорил Платон, – если только Сам Бог, сокрывшись под образом человека, не разъяснит нам и наши отношения к Нему, и наши взаимные обязанности друг к другу». Поэтому перед временем Рождества Христова не одни Иудеи ожидали пришествия желанного и обетованного Мессии – Христа: весь мир, исполненный грехом, смутно ожидал Избавителя.

Это ожидание особенно было распространено на Востоке: там, среди Персов, больше, чем у других народов, сохранилось библейских преданий; там, после плена вавилонского много осталось Евреев, которые распространяли среди жителей Востока свои верования, свои надежды и ожидания. Евреи, а за ними и другие народы ожидали появления великого Царя, Который должен был родиться в Иудее и покорить Себе весь мир. И вот, как только Господь Иисус Христос родился в Вифлееме, – среди тьмы идолопоклонства, в стране неверия, – нашлись люди, которые так усердно чаяли Утехи Израилевой, Христа, что при первом знамении с неба, при появлении необыкновенной звезды, пошли издалека на поклонение родившемуся Спасителю. КОГДА ЖЕ ИИСУС РОДИЛСЯ, – повествует евангелист Матфей, – В ВИФЛЕЕМЕ ИУДЕЙСКОМ (был еще другой Вифлеем – Галилейский) ВО ДНИ ЦАРЯ ИРОДА (евангелист упоминает об Ироде, дабы показать, что у Иудеев в то время уже не было царя от колена Иудина, а царствовал иноплеменник Ирод, и значит настало время пришествия Христова, согласно пророчеству праотца Иакова, – и называет Ирода царем в отличие от другого Ирода, который был сыном первого и титула царского не имел), ПРИШЛИ В ИЕРУСАЛИМ ВОЛХВЫ С ВОСТОКА. Волхвы, направлявшиеся в Иерусалим из дальней страны, могли прийти прежде события, могли прийти и после него; но они пришли именно в то время, когда родился Сын Божий, дабы это чрезвычайное событие не осталось надолго неизвестным для Иерусалима. Такое соответствие пришествия волхвов и времени рождения Спасителя показывает, что в их путешествии все было предопределено свыше и что это путешествие началось за немалое время до рождения Господа (Ис. 60:3). Что же это были за люди – волхвы? Это были люди мудрые, ученые, и притом благочестивые, усердные к вере и предметам святым. За свою доброту и чистосердечие они и удостоились стать первыми, призванными в Вифлеем на поклонение Спасителю мира. Предание называет их даже царями и сохранило их имена: Мелхиор, Гаспар и Валтасар. Мелхиор – седовласый старец с длинной бородой; он принес Господу золото. Гаспар – безбородый, румяный юноша принес ливан (ладан), а Валтасар – смуглый лицом муж средних лет принес смирну. По тому же преданию, родом они были из Персии или древней Вавилонии, где за пятьсот лет до них жил святой пророк Даниил. Этот великий пророк в свое время был начальником над всеми вавилонскими мудрецами; он, конечно, передал своим подчиненным истинные понятия о Боге; очень вероятно, что он показал волхвам пророчество древнего их предка, волхва Валаама, который еще во времена Моисея изрек о Спасителе такое слово: Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля... и сокрушает всех сынов Сифовых (Чис. 24:17).

Можно думать, что и книга пророчеств Данииловых была известна волхвам, а потому они могли знать и исчисление седмин Данииловых. Так от времен пророка Даниила до самого времени Рождества Христова у восточных мудрецов хранилось предание о грядущем в мир великом Царе Израильском. В то время люди верили, что рождение и смерть великих мужей сопровождается появлением и исчезновением на небе звезд. Внимательные к путям Промысла Божия волхвы ждали явления такой звезды перед рождением ожидаемого Царя Израильского, и вот, увидев ее, они признали несомненным, что этот Царь уже родился, пришли в Иерусалим, как в столицу Иудейского Царства, и здесь начали расспрашивать всех о новорожденном Царе, И ГОВОРЯТ: ГДЕ РОДИВШИЙСЯ ЦАРЬ ИУДЕЙСКИЙ? Каково же было их удивление, когда оказалось, что там еще никто не знал о совершившемся великом событии, и Иудеи изумленно спрашивали волхвов о том, как они узнали о рождении Царя Иудейского. На это волхвы как бы так говорили: «Странно, что вы, Иудеи, ничего не знаете о Нем; нас привело сюда не праздное любопытство, а знамение небесное: ИБО МЫ ВИДЕЛИ ЗВЕЗДУ ЕГО НА ВОСТОКЕ. Как же нам было не прийти сюда? Итак, где же ваш новый Царь? Нас влечет к Нему не выгода, не политика какая-нибудь, а глубокое душевное уважение к Нему и вера: И ПРИШЛИ ПОКЛОНИТЬСЯ ЕМУ, воздать Ему честь, какая подобает такому великому и священному Лицу». «Эта звезда, – говорит святой Игнатий Богоносец, – воссияла на небе ярче всех звезд, и свет ее был неизреченный, а новость ее произвела во всех изумление: все прочие звезды, вместе с солнцем и луной, составляли как бы хор около этой звезды и она разливала свет свой на все другие светила». Что же это была за звезда, которую они видели? По объяснению свт. Иоанна Златоуста, это была невидимая сила Ангельская, принявшая вид звезды. В самом деле, смотрите, что делается с этой чудесной звездой! Все звезды имеют путь с востока на запад, а эта – с севера, из Персии, на юг, в Иерусалим; все видны только ночью, а эта – и днем, при сиянии солнца; она то появляется, то скрывается; когда волхвы пришли в Иерусалим, ее не стало видно, а когда вышли из Иерусалима – она опять явилась; притом, подобно столпу облачному, водившему Евреев по пустыне, и она шла впереди волхвов, когда они шли, и останавливалась, когда они стояли; наконец, показав им самое место, где был Богомладенец, она совсем стала невидима. Ясно, что простая звезда не могла быть таким путеводителем для волхвов: это была сила Ангельская. «Почему Бог привел ко Христу волхвов звездой, а не другим средством? – вопрошает святитель Иоанн Златоуст и отвечает, – по Своему особенному снисхождению к немощи человеческой. Бог употребил для их призвания то, что было им больше знакомо. Они наблюдали за звездами, вот Бог и призвал их звездой».

Так, по словам песни церковной, звездам служащие звездою учахуся кланятися Солнцу правды – Христу. Как же они узнали, что звезда возвещает им рождение именно Царя Иудейского, а не другого кого? «Мне кажется, – говорит святитель Златоуст, – что это было делом не одной звезды, но Сам Бог подвиг их сердце, подобно тому, как расположил Он царя Персидского Кира отпустить Иудеев из вавилонского плена» (1Езд. 1:1). Они ждали великого Царя Иудейского, – вот благодать Божия, всегда пребывающая в чистых душах, и внушила им оставить все и идти в Иудею. Когда же появилась эта звезда? Святитель Златоуст говорит, что волхвы увидели ее задолго до Рождества Христова, по крайней мере за столько времени, сколько нужно было волхвам для путешествия в Иудею. А наш святитель Димитрий Ростовский говорит, что, придерживаясь мнения святителя Златоуста, благопристойно думать, что эта звезда явилась за девять месяцев до Рождества Христова, в тот благословенный день и час, когда благовестием Архангела и наитием Духа Святаго зачат был во чреве Матери Господь наш Иисус Христос. Но почему же звезда не повела их прямо в Вифлеем? Если бы они не заходили в Иерусалим, то была бы устранена всякая опасность для них, даже для Самого Отрочати – от Ирода... Богу угодно было именно через них возвестить о рождении Христа самому Иерусалиму, самим первосвященникам и книжникам Иудейским и тем обличить их духовную леность и нерадение. Итак, волхвы в Иерусалиме благовествуют о рождении всеми ожидаемого Спасителя. Что же производит там эта радостная весть? УСЛЫШАВ ЭТО, ИРОД ЦАРЬ ВСТРЕВОЖИЛСЯ, И ВЕСЬ ИЕРУСАЛИМ С НИМ, особенно же, конечно, смутились приверженцы Ирода. И как было не смутиться при этой вести подозрительному Ироду, который стерег все входы и исходы своего царства? Он был царь незаконный, иноплеменник, самозванец, воцаренный Римлянами; он был ненавистен своему народу за свою жестокость, которая простиралась до того, что по одному подозрению он предавал казни даже своих собственных детей. Ирод незадолго перед этим учинил кровавую расправу с заговорщиками, которые в самом дворце покушались убить его; удрученный летами и омерзительной болезнью, которая потом свела его в могилу, тиран испугался, когда ему доложили, что именно теперь, когда уже оставляли его силы, теперь-то и родился Мессия, истинный Сын Давидов, законный Царь, Который, как думал он, отнимет у него царство... Как же было не смущаться этому тирану при таком известии?

Но чего же боялся Иерусалим? Ведь пророки еще задолго предсказали, что Христос придет спасти Свой народ, что Он будет его Благодетелем и Освободителем? Что же смущало теперь Иудеев? Им надо было радоваться, что у них родился такой Царь, Который, будучи еще Младенцем, уже привлек к Себе на поклонение мудрецов персидских, а впоследствии покорит Себе все народы земные! Если бы они любили Христа, то обрадовались бы и вести о Его рождении, как и действительно радовались немногие избранники Божии, например, Симеон и Анна; но Иудеи больше любили самих себя, чем Христа; вероятно, каждый теперь подумал, что Ирод, как только узнает о рождении Царя Христа, страшно ожесточится и будет преследовать всех, кто решится поклониться Христу. И вот, каждый берег только самого себя и боялся громко говорить о Христе... А Ирод, между тем, решал вопрос: что ему делать? Убить волхвов? Но какая ему польза от этого, если Сам новорожденный Царь уцелеет? Ведь он еще не знает, где этот Младенец и кто Он? И вот в мрачной душе Ирода составился ужасный план: через самих же волхвов все разведать о Царственном Младенце, а потом – убить Его, а если нужно, то с Ним и волхвов – за то, что они взволновали его народ. И, СОБРАВ ВСЕХ ПЕРВОСВЯЩЕННИКОВ (всех членов синедриона, а их было семьдесят два) И КНИЖНИКОВ НАРОДНЫХ (всех ученых знатоков Писания), СПРАШИВАЛ У НИХ: ГДЕ ДОЛЖНО РОДИТЬСЯ ХРИСТУ? Где Ему должно родиться согласно древним пророчествам и обетованиям? Хотя волхвы и не говорили, что Царь, Которого они ищут, есть Христос, но Ирод сразу понял, о каком Царе идет речь. И вот он спрашивает, лукаво притворяясь усердным почитателем Бога Израилева и обетованного Христа, а потому и ответ получает прямой и ясный – ОНИ ЖЕ СКАЗАЛИ ЕМУ: В ВИФЛЕЕМЕ ИУДЕЙСКОМ. «Они прекрасно разрешают ученый вопрос: где Христос рождается? – замечает святитель Филарет. – И так довольны своим решением, что не находят нужным далее узнать, не рождается ли Он действительно?» Впрочем, и нельзя было не сказать истины: она была известна каждому Иудею (Ин. 7:42), потому что весьма ясно изображена в Священном Писании: ИБО ТАК НАПИСАНО ЧЕРЕЗ ПРОРОКА Михея, за семьсот лет до времени Ирода: И ТЫ, ВИФЛЕЕМ, ЗЕМЛЯ ИУДИНА, хотя ты и мал, и малолюден среди других городов, однако же ты имеешь великое преимущество, по коему НИЧЕМ НЕ МЕНЬШЕ ВОЕВОДСТВ (среди воеводств и городов) ИУДИНЫХ, ИБО ИЗ ТЕБЯ ПРОИЗОЙДЕТ ВОЖДЬ, всемогущий Владыка вселенной, КОТОРЫЙ УПАСЕТ, как пастырь добрый, НАРОД МОЙ, ИЗРАИЛЯ, всех верующих в Бога, ибо не все те Израильтяне, которые от Израиля (Рим. 9:6).

Святитель Иоанн Златоуст говорит: «Смотри, какие чудные и необычайные совершаются дела! Язычники и Иудеи научают друг друга чему-то великому. Иудеи слышат от волхвов, что и в Персидской стране звезда проповедует Христа, а волхвы узнают от Иудеев, что Тот, Кого им возвестила звезда, задолго предвозвещен пророками». Итак, Иудейский синедрион торжественно засвидетельствовал, что Христос рождается в Вифлееме Иудейском; весь Иерусалим узнал о его рождении и взволновался; вифлеемские пастыри рассказывают о дивном явлении им Ангелов небесных и о поклонении их Христу; волхвы издалека пришли, руководимые звездой, теперь Иудеи не могут сказать: «Не знаем, когда и где родился Христос»... Все первосвященники и книжники, после прилежного сличения пророчеств, громко и твердо сказали то же, что теперь сбылось на деле: Христос действительно родился в Вифлееме Иудейском. И это свидетельство мы имеем потому, что оно потребовалось для коварного Ирода: так Промысл Божий самое коварство злых обращает к славе имени Божия, уловляя мудрых в лукавстве их. (1Кор. 3:19). Лучшего и еще более полного засвидетельствования истины в этом случае нельзя и представить. «Заметь точность пророчества, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – не сказал Михей: будет жить в Вифлееме, но только – произойдет из Вифлеема, значит, только родится в Вифлееме. Напрасно Иудеи говорят теперь, будто это пророчество относится к Зоровавелю. Зоровавель родился не в Вифлееме, а в Вавилоне. Да и можно ли отнести к нему дальнейшие слова пророка, которые, из лести Ироду, книжники умолчали: и Которого происхождение из начала, от дней вечных. Его происхождение из начала, от вечности?.. Впрочем, Иудеи стали относить это пророчество к Зоровавелю уже после Рождества Христова; а тогда, как это видно из ответа синедриона Ироду, все согласно относили его ко Христу. Достойно еще замечания, что само название Вифлеем в переводе с еврейского означает: дом хлеба, а Христос Спаситель Сам говорит о Себе: Я есмь хлеб жизни (Ин. 6:35). Что же делает Ирод? ТОГДА ИРОД, ТАЙНО ПРИЗВАВ ВОЛХВОВ, сказал им, где надобно искать Христа, и ВЫВЕДАЛ ОТ НИХ ВРЕМЯ ПОЯВЛЕНИЯ ЗВЕЗДЫ. Он думал, что Иудеи скроют от него Младенца, постараются спасти Его, как будущего своего Царя Избавителя, и потому призвал волхвов тайно; он не хотел прямо спрашивать их о времени рождения Младенца, опасаясь, что волхвы поймут его тайные намерения, и хитро выведал у них время появления звезды, полагая, что Христос родился тогда, когда появилась звезда. Сколько во всем этом хитрости и лукавства! Но сколько и безумия!

На его глазах совершаются чудеса: звезда небесная проповедует Христа, пророчества указывают место Его рождения, – ему ли, Ироду, идти против Бога?.. Если он верил пророчествам, то задумывал невозможное; если не верил, то чего же он боялся? Ради чего столько лукавил?.. Вот до чего может дойти человек, ослепленный гордостью и упорством во зле? Между тем, все это могло казаться добрым прямодушным волхвам, делом благоразумия, тем более, что Ирод не только не отговаривал их от путешествия, но и обласкал по-царски, И, ПОСЛАВ ИХ В ВИФЛЕЕМ, СКАЗАЛ: ПОЙДИТЕ, ТЩАТЕЛЬНО РАЗВЕДАЙТЕ, разведайте как можно тщательнее О МЛАДЕНЦЕ (тут только не смог он скрыть своей злобы, не смог принудить себя сказать: о Царе, так ненавистно было ему самое имя Царя Младенца), разведайте, говорит, о Младенце; сами видите, что в этом деле есть какая-то тайна; вам на Востоке о Нем сказано, а мы здесь ничего не знали, необходимо соблюдать осторожность. Вас само Небо звездой зовет к Новорожденному, поэтому идите пока одни, дабы не произвести безвременно шума и толков в народе, узнайте все точнее И, КОГДА НАЙДЕТЕ, ИЗВЕСТИТЕ МЕНЯ, ЧТОБЫ И МНЕ (и я тогда первый поспешу явиться для воздавания чести, Ему принадлежащей) ПОЙТИ (пойду пеший, без всякой пышности царской, без колесниц и телохранителей, без всякой свиты, в виде простого странника и богомольца) ПОКЛОНИТЬСЯ ЕМУ. Ирод знал уже теперь, где родился Христос; догадывался, судя по явлению звезды, когда Он родился; но чтобы не ошибиться в своих расчетах, он хотел увериться во всем этом с помощью самих же волхвов. А волхвы, в простоте доброго сердца, ничего этого и не подозревали и поверили Ироду. ОНИ, ВЫСЛУШАВ ЦАРЯ, и нимало не подозревая о его кровожадных намерениях, обещали исполнить его желание и – ПОШЛИ в Вифлеем. Но Промысл Божий все предвидел. Могло случиться, что подозрительный тиран вдруг передумает: не будет долго ждать, пока вернутся к нему волхвы, и его жестокость обрушится на Вифлеем, когда в этом благословенном граде еще будет находиться Младенец, Спаситель мира... Нельзя было терять времени; да пора было уже наградить и терпение волхвов путешествующих, и вот перед ними опять небесный вождь: [И] СЕ, ЗВЕЗДА, КОТОРУЮ ВИДЕЛИ ОНИ НА ВОСТОКЕ, ШЛА ПЕРЕД НИМИ... Можно представить себе радость святых путешественников, когда они опять увидели свою знакомую путеводительницу небесную, которая теперь уже прямо и непосредственно вела их как бы за руку среди дня!.. Вифлеем расположен в двух часах пути на юг от Иерусалима, на горе, покрытой роскошными садами. Недолго им пришлось искать новорожденного Царя.

Не нужно было расспрашивать о Нем: звезда-путеводительница теперь шла перед ними, КАК НАКОНЕЦ ПРИШЛА И ОСТАНОВИЛАСЬ НАД МЕСТОМ, и как бы перстом указала место, ГДЕ БЫЛ Божественный МЛАДЕНЕЦ. Вероятно, она так опустилась с высоты, что можно было по падающим вниз лучам ее без труда узнать место, где обретается Младенец. УВИДЕВ ЖЕ ЗВЕЗДУ, как и где она опустилась, ОНИ ВОЗРАДОВАЛИСЬ РАДОСТЬЮ ВЕСЬМА ВЕЛИКОЮ. И как было не радоваться, когда еще несколько минут, – и они будут у цели своего долгого и трудного путешествия! И, ВОЙДЯ В ДОМ, – вероятно, в дом, где святой старец Иосиф нашел, наконец, убежище, вместо вертепа, для юной Матери с новорожденным Младенцем (Лк. 2:16) – УВИДЕЛИ МЛАДЕНЦА, увидели столь желанного, столь усердно разыскиваемого Младенца Царя в бедной хижине, в яслях, в простоте и уединении (Пс. 83:4), только С МАРИЕЮ, Пречистой МАТЕРЬЮ ЕГО, даже об Иосифе евангелист не упоминает: вероятно, он в это время отлучился по домашней надобности, за пропитанием для Святого Семейства. И, несмотря на эту бедность, окружавшую Отроча и Мать, святые волхвы, как только увидели Его, тотчас же, ПАВ (в трепетном благоговении пали перед Ним на землю), и ПОКЛОНИЛИСЬ ЕМУ, поклонились как Лицу Божественному. Их чистое сердце одним чувством постигло тайну, для их ума еще непостижимую – тайну Божества Христова, постигло ее подобно тому, как Предтеча Иоанн (Лк. 1:41), еще во чреве матери своей, радостным взыгранием приветствовал приближение к нему Богомладенца, находившегося тоже во чреве Своей Матери (Пс. 71:10, 15). И, ОТКРЫВ СОКРОВИЩА СВОИ, ПРИНЕСЛИ ЕМУ ДАРЫ: ЗОЛОТО, ЛАДАН И СМИРНУ, оказали Ему в Его убогой колыбели такие почести, каких не оказали и самому Ироду в его роскошных палатах. Три дара принесли Единому от Троицы как бы в честь Святой Троицы: золото, как дань Царю царей; ливан или ладан, как чистую, благоухающую, безкровную жертву Богу и в то же время – вечному Архиерею Небесному, а смирну – как будущему Мертвецу (Ин. 19:39), Который Своей смертью разрушит царство смерти; известно, что смирной, т.е. благовонным составом, который добывался из дерева, Иудеи намащали тела умерших. Золото, ливан и смирна – лучшее из всего, чем славилась родина волхвов – отдаленный Восток. И как эти дары не похожи на кровавые жертвы иудейские из тельцов и овнов, как они напоминают дары христианские! Не напрасно святитель Иоанн Златоуст называет волхвов первенцами Церкви Христовой, начатком (все первое, первые плоды) верующих из язычников: в лице их языческая неплодящая Церковь узнала Надежду народов – Христа, и преклонилась пред дивным Младенцем, Который вскоре соберет воедино рассеянных детей Божиих.

Явиться к новому царю с дарами требовало и усердие и обычаи восточных стран (Быт. 32:14, 43:11), а между тем никогда ранее Святому Семейству не были так нужны дары, как теперь. Если что и было у них в Назарете, то они не могли взять многого, надеясь скоро возвратиться, а теперь предстояло трудное и поспешное путешествие – бегство в Египет. С чем бы отправились они в чужую страну без помощи, полученной от волхвов? Их дары были даром свыше, на дальний путь. Кому же дар? Тому, Кто пришел обогатить нас всех Своей нищетой, Кто всем дает дыхание и жизнь и все!.. Как велико Его Божественное к нам снисхождение!.. Впрочем, святитель Димитрий Ростовский замечает, что Матерь Божия и из того золота, которое принесли волхвы, почти все раздала таким же бедным как Сама, малое нечто на путь в Египет удержавши... Но обратимся к повествованию о волхвах. Исполнив свое заветное желание и поклонившись Господу, они хотели уже возвратиться в Иерусалим, чтобы сдержать слово, данное Ироду, чтобы поделиться с ним и со всеми Иерусалимлянами той святой радостью, которой была полна душа их. Но в том-то и была великая опасность... И вот Господь снова вразумляет их, и притом уже не через звезду, а во сне, подобно тому, как вразумлял Он не раз и святого Иосифа: И, ПОЛУЧИВ ВО СНЕ ОТКРОВЕНИЕ НЕ ВОЗВРАЩАТЬСЯ К ИРОДУ, они не стали изыскивать причины, почему не велено возвращаться к Ироду, а в простоте верующей души покорились велению Божию и ИНЫМ ПУТЕМ (другой дорогой, вероятно на Хеврон, вокруг Мертвого моря), ОТОШЛИ В СТРАНУ СВОЮ. Церковное предание говорит, что святые волхвы и в своей стране возвещали всем, что видели и слышали о Христе Спасителе и были первыми проповедниками Христа среди языческого мира. Дивны пути Промысла Божия! Кто бы мог подумать, что где-нибудь в Персии или Аравии ожидали так прилежно пришествия Того, о рождении Которого не знали в самом Иерусалиме! Между тем вот – язычники волхвы не только узнали об этом, но и пришли издалека на поклонение новорожденному Спасителю мира. Видно, эти язычники были достойны такой милости Божией. Они не читали пророчеств, только по преданиям предков своих знали, что в Иудее должен родиться славный Царь, и однако же, лишь только увидели Его звезду, как пошли в Иерусалим, смело искали Его, хотя и слышали, что в Иудейской земле уже есть царь, давно царствующий, гордый, жестокий, что, спрашивая о другом Царе, они себя подвергают опасности... Не смутил их вид бедности, убогие пелены, бедная Мать...

И в убожестве они узнают Спасителя и поклоняются Ему как Богу... Сколько трудов, лишений и опасностей – и ради чего? Чтобы только прийти, поклониться новорожденному Царю, Который, казалось, еще не мог и награждать поклоняющихся Ему, и – уйти восвояси... Это ли не вера, достойная отца верующих – Авраама? За эту-то веру они и оказались достойнее самих Иудеев. Первоверховный апостол Христов не напрасно возвестил, что во всяком народе боящийся Его (Бога) и поступающий по правде приятен Ему (Деян. 10:35): пример волхвов показывает, что такие люди действительно могут быть во всяком народе. А Иудеи почивали на Законе, знали все пророчества о Христе, и волхвам же указали, где Христос рождается, и никому из них не пришла мысль, хотя бы из простого любопытства, дойти с волхвами до Вифлеема и увидеть Младенца, Которого те искали... Какое нерадение! Какое духовное ослепление!.. За это и лишились они великого счастья, которое досталось на долю язычников-волхвов! Царица южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой; и вот, здесь больше Соломона (Мф. 12:42), восстанут на суд и эти мудрецы язычники и осудят нерадение Иудейское! Святитель Иоанн Златоуст в истории поклонения волхвов видит указание на будущую историю Церкви: как волхвы ранее Иудеев поклонились Христу, так и язычники ранее Иудеев войдут в Церковь Христову.


Комментарии для сайта Cackle