протоиерей Димитрий Смирнов

Проповеди. Книга 5 (2007 г.)

Среда седмицы 3-й по Пятидесятнице

Господь сказал Своим ученикам: «Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков». А мы об этом всегда забываем, показываем зубы, хотим бороться за какую-то мнимую справедливость по отношению к себе, как будто она может быть на этой земле. Бессмысленная трата времени. Поэтому Господь сказал: всегда помните о том, что мир – это волки, а вы – это овцы. Если ты хочешь быть христианином, надо быть овцой. А овца – это не та, которая ест, это та, которую едят. Такова роль Церкви в мире, и первым агнцем стал Сам Христос. Если мы Евангелие читаем, мы видим, что Господь никоим образом не отстаивал Свою правоту, никоим образом не защищался, а даже, когда Петр достал меч, чтобы оборонить Его от нападающих, сказал: вложи меч свой в ножны свои, неужели ты думаешь, Петр, что Отец Мой Небесный не может призвать легион ангелов, чтобы Меня защитить? И добровольно отдался в руки палачей и добровольно принял смерть.

Истинные христиане всегда эту муку принимали добровольно, доказывая таким образом, что для них, христиан, собственная шкура не представляет большой ценности. Тем самым они свидетельствовали об истине, потому что, как известно нам со школы, самое дорогое у человека – это жизнь. Поэтому жизнь свою он может отдать только за самое-самое важное. И когда человек отдает эту жизнь вот так кротко, спокойно, уверенно, то для всех окружающих он является свидетелем Истины. И многие угодники Божии легко жизнь отдавали. Может быть, кому-нибудь довелось читать житие Киприана Карфагенского. Его смерть прекрасна. Сначала он скрывался от гонений, потому что время его не пришло, а потом, когда понял, что его смерть может принести пользу, он сам добровольно пошел и сдался римским властям, сам заплатил деньги палачу, сам положил голову на плаху. А христиане расстелили вокруг белые простыни, чтобы собрать его кровь, потому что кровь мученика – это святыня, которая может творить чудеса.

Среди нас немного найдется людей, готовых умереть за Христа, потому что мы еще не воспитаны в христианстве, а воспитаны по волчьим законам этого мира, где «человек человеку враг», «хочешь жить, умей вертеться», «ты мне, я тебе» и прочие отношения, совершенно скотские, волчьи. Но христиане не должны так действовать. Кто-то скажет: ну тогда нас затопчут, съедят. Нет, Бог не в силе, а в правде, и с кем Бог, тот и побеждает. С Александром Невским был Бог, поэтому при численности войска в десять раз меньше он немцев разбил. А когда Иосиф Виссарионович встречался с Черчиллем и Рузвельтом и после переговоров кто-то из них сказал: «Ну, с нами Бог», Сталин с ухмылкой ответил: «А с нами дьявол». И поэтому уже во Вторую мировую войну на одного немца погибло десять русских. Разница, как видите, большая. Поэтому очень важно, с кем Бог. Но неужели Бог был с Гитлером? Нет, хотя на пряжках у фашистов и стояла эмблема «С нами Бог», конечно, не было с ними Бога. Но для духовного возрождения Руси это насильство дьявольское было очень полезно. Конечно, война эта случилась по промыслу Божию, как, собственно, и каждая война и все вообще в мире.

И дальше Господь говорит: «Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби». Живя в мире, нужно иметь много мудрости. Вообще святые отцы добродетель рассудительности ставили даже выше, чем любовь, потому что любви может достичь каждый христианин, а рассудительности совсем не все. Апостол Иаков говорит: чтобы получить мудрость, надо ее просить у Бога. Надо все время просить у Бога вразумления, потому что нам очень трудно в этом мире жить, очень много нужно проявлять мудрости, особенно с людьми внешними.

В одной газете был описан случай, как на человека напал тигр, и этот человек повернулся к нему лицом и стал пятиться. И так пятясь, долго с ним разговаривал, убеждал, чтобы он его не ел. И тигр с любопытством за ним следовал, пока не показалось селение. А когда они уже были близко от жилья, тигр повернулся и ушел. И наше общение с людьми внешними очень напоминает общение с тигром, потому что они не понимают, чем мы живем; они не понимают наших ценностей; они не понимают, зачем мы в храм ходим. Священник за деньги, это понятно, а остальные-то зачем? Остальные либо фанатики, либо шизофреники. Потому что как же так? Бога нет, а они что-то тут изображают и еще за это деньги платят. Ясно, что люди больные.

Им и в голову не приходит допустить, что Бог-то есть. Кто же на самом деле больной? Но, к сожалению, такая норма. Ведь у нас как? Что большинство считает, то и норма. Только вот норма эта меняется, а Бог всегда тот же. И даже если на земле один верующий останется, он единственный и будет нормальным, а все остальные пять миллиардов людей – ненормальными, далекими от нормы. Потому что та высшая норма, к которой призывает нас Господь, – это есть святость. Значит, в ту меру, в которую мы с вами святы, в ту меру мы и нормальны, а все остальное аномалия. Потому что человек должен был свят, должен быть, это его призвание. А на деле он живет хуже, чем таракан, хуже, чем самое жуткое животное; ни одна лягушка, ни одна птица не делает таких грехов, которые делает человек.

У человека какой прекрасный разум, какая прекрасная кисть руки! Он может и на арфе играть, и может бутылкой пробивать голову соседу. А человеческий глаз? Кошка различает два-три цвета всего, а человек может картины писать, человек может мозаики создавать, человек может творить прекрасные здания. А без Бога что он творит? Вот эти коробки, которые наставлены везде. Дай ему что угодно, любые деньги, накорми его как угодно сытно, построй ему дачу в самом лучшем месте – он не сможет создать прекрасный храм, как простые полуголодные артельщики создавали сто, двести, триста лет назад. Они совершенно не с жиру создавали прекрасные здания, они творили от Духа, Который был в их душе. И чем больше оскудение Духа, тем безобразнее творение рук человека.

Сравни писателя, который жил сто лет назад, и теперешнего. Это даже с точки зрения литературной ужасно. Все, к чему прикасается человек двадцатого века, гораздо более безобразно, чем-то, что творили в прошлом. И это во всем прослеживается. Чем дальше человек отступает от Бога, тем хуже. И общение с этим миром, который все больше в пучину греха ввергается, становится все сложнее. Поэтому нам нужна мудрость и простота. Мудрость не в том, чтобы придумывать какие-то теории, какие-то изыскивать ходы, пути, подходы. Нет, надо идти просто и прямо, потому что истина очень проста, как решение математической задачи. Как учителя по математике говорят ученикам: ты правой рукой достаешь левое ухо, зачем? так просто все решается.

Когда у человека Бог в душе, тогда вся жизнь его решается просто. И мудрость человеку может быть дана только от Бога. Вот сейчас люди создают комиссии, решают, как сохранить семью, да что делать с детьми, да национальный вопрос. Раньше такие вопросы вообще не стояли даже. Что значит сохранить семью? Люди уже тысячу лет женились, выходили замуж, рожали детей. Какие проблемы? Откуда они взялись? Они возникли, потому что человек отошел от Бога и стал, естественно, дураком. Человек создан для брака, для семьи, для деторождения. Посмотри, как человек устроен. Тело создано для продолжения рода человеча. Какие тут могут быть проблемы? Проблемы возникают, когда человек отходит от Источника жизни, от своего Творца – и сразу у него путаница в голове, он не знает, что делать: надо спасать молодежь, надо бросаться туда, надо бежать сюда. Чего спасать? Как однажды директор школы сказал некоему священнику: «Дайте мне воспитанную мать, и я дам вам воспитанное поколение». При чем тут комиссии, заседания каких-то дядей, педагогов? Ничего не произойдет, пока человек не станет существом духовным, то есть причастным Духу Божию.

И дальше Господь, поясняя эту мысль, говорит: «Остерегайтесь же людей». Скажут: о, какое противоречие, ведь в другом месте Господь говорит: люби людей. Здесь никакого противоречия нет. Человек может заниматься змеями, ездить в пустыню, собирать от них яд и вообще очень любить этих животных. Они очень красивы, но, обращаясь с ними, надо их остерегаться, потому что укусит – и умрешь. Так же, любя людей, их надо обязательно остерегаться. Очень важно здесь мудрость проявлять, потому что человек – это самое опасное существо на свете.

Если представим на секунду, что все человечество завтра вымрет, то уже через двадцать-тридцать лет атмосфера очистится, в реки вернется рыба, все зарастет прекрасными деревьями, появятся почти исчезнувшие животные, никто не будет загаживать эту прекрасную планету, все, что человек устроил, вся его поганая деятельность, исчезнет, земля опять станет прекрасной. Только вот любоваться ею будет некому.

Так же и в отношениях с людьми. Поэтому Господь говорит: будьте осторожны, потому что «будут отдавать вас в судилища и в синагогах своих будут бить вас, и поведут вас к правителям и царям за Меня, для свидетельства перед ними и язычниками». Вот почему надо остерегаться. Потому что человек может принести нам вред, будучи уверен, что он делает правду. Каждый из нас обязательно с этим в жизни столкнется. Наши деды и отцы уже с этим столкнулись, когда их били и убивали. И каждое поколение христиан с этим сталкивается обязательно, и мы столкнемся немножко позже, когда все вернется назад, на круги своя. Поэтому надо нам обязательно быть к этому готовыми.

«И поведут вас...» Почему Господь попускает, что Церковь время от времени сотрясается от гонений? Это очень важно. Сейчас, когда Горбачев «разрешил» в церковь ходить, все сразу повалили креститься, никто ничего не боится, начальству могут резко отвечать: знают, что им за это ничего не будет. И таких христиан очень много. Вот мы раньше крестили: двадцать детей и трое-четверо взрослых. А теперь? В последнее воскресенье я крестил сорок человек: двадцать два взрослых и восемнадцать детей. Взрослых даже больше. Откуда они взялись? Чего это они все так быстренько уверовали? Что, по телевизору проповеди стали читать? Нет, как-то не слышно. А откуда же вдруг такое? Потому что боязни уже нет. А ну снова гонения? Скажут по телевизору: кто в церковь пойдет, расстреливать на первое время не будем, но годиков на пять посадим. И кто будет в церковь ходить? Совершенно другое дело. Пойдут уж самые-самые, кто уж крепенько-крепенько Бога любит, кто готов за Бога пострадать. А остальное все отшелушится.

Господь очищает Свою Церковь через страдание. Потому что человек часто против Церкви действует не со зла, а ему так в голову вдолбили, и он многого не понимает. И когда перед ним является свидетель кроткий, спокойный, уверенный в Истине, не боящийся смерти, это действует на него сокрушительно. Сколько мы знаем из житий святых мучеников: те самые палачи, которые их терзали, через час, другой, третий вдруг сами начинали веровать. Вот мучеников Севастийских поставили в ледяное озеро, и когда воин, их стерегущий, увидел, что им на главы спускаются венцы с небес, то он разделся догола и бросился в это озеро, сказал: и я хочу быть с ними. Сам язычник, некрещеный, но захотел того же, потому что их благородство, вера действовали сокрушительно.

Поэтому это свидетельство очень важно. Христианин должен побеждать не силой оружия, не силой ума, не красноречием, не логикой, – христианин должен побеждать своей простотой, ясностью, верой и верностью Богу. Вот его орудия, вот он чем должен побеждать и вот чем свидетельствовать. И если мы так будем действовать, так будем жить, то вокруг нас, конечно, люди будут обращаться. А красиво говорить многие умеют. Словами какие доказательства ни приводи, в этом толку нет, потому что человек верует не умом, а сердцем. А сердце склоняется именно на правду. И если мы будем мудры, если мы будем просты, тогда мы можем кого-то склонить, даже врага, к истине христианской.

«Когда же будут предавать вас, не заботьтесь, как или что сказать; ибо в тот час дано будет вам, что сказать, ибо не вы будете говорить, но Дух Отца вашего будет говорить в вас. Предаст же брат брата на смерть, и отец – сына; и восстанут дети на родителей, и умертвят их; и будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется». Да, христианину часто приходится эту ненависть мира испытывать. Мы думаем, что это только у нас в стране, где атеизм некоторое время официально был главенствующим. На самом деле нет. Православные люди, которые в Америке живут, то же самое говорят, что к Православию относятся с подозрительностью. Потому что ты не такой, как все. В основном там протестанты, а это уже почти не христианство. Поэтому отношение с предубеждением, может быть, не в такой яркой форме, как у нас в двадцатых годах, когда до расстрела доходило, но все равно это отчуждение присутствует и его всегда приходится на себе ощущать. И этого не надо бояться, это надо преодолевать. И не надо беспокоиться о том, что нам сказать. Нам надо беспокоиться только о том, чтобы Дух Отца нашего Небесного был в нас, чтобы мы были христиане подлинные. Тогда Дух будет в нас свидетельствовать.

Святой апостол Павел в послании, которое мы сегодня читали, тоже об этом говорит: «Живущие по плоти о плотском помышляют». Человек плотской живет жизнью своего мяса: он думает только, как ему одеться, да есть ли в магазине сахар, да что он купит завтра, да вдруг пиломатериалы подорожают. Он живет жизнью плотской, его интересует только то, что можно потрогать, пощупать; всего остального он не понимает. Он не понимает жизни искусства, не понимает жизни духа, потому что это нельзя потрогать. Какая ему разница, что Айвазовский, что Матисс, что Вивальди, что Моцарт. Вот рок-музыку, которая по нервам бьет, это он воспринимает – грубую музыку, которая уже почти материально осязаема. Потому что там такие децибелы, что она касается не только струн души, но уже и материи мозга, разрушает его, как наркотик. Вот это он воспринимает. А музыка, которая требует работы души, никак не задевает его, потому что в его душе уже ничего такого нет. Такой человек помышляет только о плотском.

«А живущий по духу – о духовном. Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные – жизнь и мир, потому что плотские помышления суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут». Почему не могут? Потому что превратились в животных. Это все равно что собачку убеждать: веди себя хорошо. Плотского человека можно только ограничить законом: вот это переступил – тюрьма; вот это – расстрел; на работу опоздал на десять минут – премии лишу. А говорить о совести совершенно бесполезно. Пока человек не станет духовным существом, пока Духа Божия не будет в нем, о какой совести может идти речь? Поэтому апостол Павел и говорит: «не могут». Потому что когда дух уходит от человека, то происходит распад. А почему «вражда против Бога»? Почему «помышления плотские суть смерть»? Да очень просто: потому что плоть наша через семьдесят, от силы восемьдесят лет умирает.

«Но вы не по плоти живете, а по духу, если только Дух Божий живет в вас». Поэтому нам нужно стремиться к тому, чтобы Дух Божий в нас жил. «Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его. А если Христос в вас, то тело мертво для греха, но дух жив для праведности». Как достичь этого Духа? Надо любому движению плоти противодействовать, все время угнетать плотские вожделения, греховные, для того чтобы свой дух освободить, чтобы жить нам духовной жизнью. Все, что у нас от животного, от зверя, надо в себе побеждать.

Вот собаку ударил – она оскалилась. Это естественно, на собаку за это никто не обижается, потому что она зверь. А человек? Ударили тебя по правой щеке – как ты, человек, должен поступить? Ты должен левую подставить. Вот разница между животным и человеком. Собака подставить левую щеку не может, как и плотской человек. Для него даже понятия такого нет. Как так? Меня будут бить, а я буду щеку подставлять? Ему непонятно, потому что сам он уже давно стал зверем. А высшее существо может поступать именно так, благородно. Оно может тут же простить обидчика, тут же потерпеть – и тем самым достигает спасения своей души. «Претерпевший до конца спасется», потому что он уподобляется Самому Богу, потому что это проявление божественное. Люди Богом пренебрегают, люди на Бога ропщут, люди храмы разрушают, люди молиться не хотят, ту планету, которую им Бог дал, они превратили в помойку. А что Бог? А Бог терпит, Бог смиряется, Бог ждет, Бог кормит. Некоторые вообще знать Бога не хотят, а Он все равно их кормит. Вот такая любовь. Так и мы: если хотим, чтобы Дух Божий был в нас, и мы должны так же поступать. Вот это есть высшая ценность нашей жизни.

«Если же Дух Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса, живет в вас, то Воскресивший Христа из мертвых оживит и ваши смертные тела Духом Своим, живущим в вас». Вот так мы только и можем ожить: если приобщимся к Богу. «Итак, братия, мы не должники плоти, чтобы жить по плоти; ибо если живете по плоти, то умрете, а если духом умерщвляете дела плотские, то живы будете». Да, будем жить вечно. Если Дух Божий придет в наши сердца, Он с нашим сердцем не расстанется никогда, мы будем жить всегда с Богом. И общение с Богом – это, собственно, и есть жизнь, потому что общение с Богом никогда не прекращается, ни на земле, ни на небе. Это, собственно, и есть цель всей христианской жизни. Для этого Бог и на землю пришел, чтобы людей познакомить с Богом: какой Он, Бог? что Он от нас хочет? зачем Он нас создал? Для этого Он принял плоть человеческую, потому что как мы можем Дух познать? Только через Иисуса Христа: познавая Иисуса Христа, мы познаем, каков Его Отец, потому что каков Сын, таков и Отец. Он так и сказал: «Я и Отец – одно».

Поэтому, проникая в тайну Божественной личности Христа, мы познаем и каков Бог. И если Бог станет Царем нашей жизни, то есть мы во всем покоримся Ему, будем каждое Его словечко выполнять, то Он увидит, что мы действительно истинные ученики, и тогда Господь Дух Святой придет и поселится в наши сердца. Тогда мы действительно ничего не будем бояться, потому что жизнь нашего тела не будет представлять для нас такой огромной ценности. Тогда мы поймем, что самое дорогое у человека на свете – это не жизнь тела, а жизнь духа, нашей души. Вот в этом и смысл христианской жизни, большинством населения земного шара давно уже утраченный. Осталось несколько сотен людей на земле, которые действительно, по-настоящему, по совести и по жизни это дело Христово продолжают. Поэтому еще мир этот стоит. А когда эти люди исчезнут, все рухнет, потому что это будет уже никому не нужная помойка. Потому что Бог только Себе подобных может в Царствие Небесное привести, только людей, достигших божественной жизни.

Поэтому нам надо стремиться к этой божественной жизни. Нам нужно много простоты, много кротости, много любви и много мудрости. И на приобретение этого надо всю нашу жизнь употребить. Поэтому если мы действительно, всерьез хотим быть христианами, нам уже некогда будет за коврами в очереди стоять, нам будет совершенно неинтересно, есть ли сахар, нет ли сахара, и что там по телевизору показывают, кто там президент, что происходит. Это уже просто не будет нас волновать, потому что это все равно временно. Мало ли было президентов, мало ли было царей, сегодня одно, завтра другое, послезавтра третье. Нам будет важно, живем ли мы так, как Бог нам заповедал, или мы живем по иным каким-то законам. Вот что важно, вот в этом нашу жизнь надо переделать. Да поможет нам в этом Господь Бог по молитвам всех святых, которых мы прославляем. Аминь.

Крестовоздвиженский храм, 5 июля 1989 года


Комментарии для сайта Cackle