протоиерей Димитрий Смирнов

Достоинство Церкви

Обыватель, достаточно сведущий, если посмотрит на историю Церкви и на современную церковную жизнь, может придти к выводу, что христианство не удалось. Дело, которому Христос и апостолы посвятили жизнь не имеет сегодня такого видимого успеха, который можно было бы ожидать от пролитой крови и столь тяжких страданий. В нашем мире все более оскудевает любовь, почти не встречается святость, культура перестала быть христианской. Первые нестроения начались с Иуды-предателя, продолжились в апостольский век (Анания и Сапфира, ропот Эллинистов на Евреев), а после выхода Церкви из катакомб дело доходило порой до того, что один святой ссылал другого святого, а с еретиками нередко расправлялись не более гуманно, чем они с правоверными. Если представить историю Церкви, как цепь событий в которых участвовали ее члены, то мы увидим, что отдельные проявления чистоты, святости, подвига буквально тонут в крови, подлости, лицемерии, предательстве, т.е. история Церкви вполне похожа на обычный ход мировой истории, в котором этого кошмара всегда и доныне вдоволь. Отсюда смущение.

Поищем Церковь сегодня. Понятно, ее надо искать в православном храме. Зайдем. Любой человек собравший все свое мужество и решивший первый раз переступить порог храма, естественно, ожидает увидеть святость, красоту, любовь... Все то, чего ему так недостает в этом мире. Поэтому так долго собирался с духом, ибо прекрасно чувствует и осознает свое недостоинство. Вот так просто взять, да и вступить на Небо? Да и просто стесняется, как обычно. Как это я такой незнающий и грешный зайду ТУДА, где я буду ощущать себя гадким утенком?

Преодолено, вошли и... вдруг, непонятный язык, необычные одеяния, и все это на фоне звона или шуршания денег (они-то ЗДЕСЬ зачем?!), грубость, а часто и просто хамство стоящих в храме, нежелание разговаривать или, наоборот, избыточная жажда тебя поучать у тех, кого об этом не просил, да и никогда в жизни не стал бы просить этого поучения. К священнику трудно подойти, так как весь его вид показывает, что он очень занят и ты пришел не вовремя и некстати.

Первое соприкосновение с Церковью, как правило, неудачно, так как там никто уже никого не ждет и ловцов человеков что-то не видать. А все-таки где же она – Святая, Соборная и Апостольская Церковь, о которой пишут в книгах, которые продаются теперь в таком множестве? Ведь не могла же она исчезнуть, разве могут ее одолеть врата адовы? Может быть она у тех, кто нахально именует себя церковью Христа, или саентологии, или сторожевой башней, а может быть есть какая-то другая – истинная-преистинная ? Второе смущение.

Люди, ходящие в храм утверждают, что Церковь – святая, непорочная Невеста Христова, что она содержит и проповедует Истину, что она сама суть Истина. И эти люди говорят с таким жаром убежденности, который трудно объяснить одним только фанатизмом. Да и весь расхристанный народ наш, или лучше осторожнее, многие из народа нашего взирают на Церковь с надеждой, что она одна может как-то спасти Россию. А то, что она, матушка, нуждается в спасении вроде бы уж и все теперь понимают. Вот такая антиномия: с одной стороны – историческая неудача и трудноусвояемое настоящее, а с другой – единственная надежда величайшей страны и огромного народа. Неужели менее 20.000 священников могут что-либо сделать на таком протяженном пространстве с таким многочисленным народом из которого 4/5 по-прежнему вполне безбожны? Постараемся понять.

Важнейшим догматом христианства является ВОПЛОЩЕНИЕ ВСЕМОГУЩЕГО БОГА. Божество во Христе соединилось с человеческой природой нераздельно, неслиянно, неразлучно, неизменно, и Он стал во всем, кроме греха, подобным всем остальным людям. Он ел и пил, носил человеческую одежду. Его пречистые ноги, касаясь дорог Палестины, могли покрываться пылью, а одежда пачкаться от времени и нуждаться в стирке. По человечеству Своему Он мог страшно уставать. Иначе как объяснить что Он мог спать в лодке посреди бушующего Галилейского моря? Как у человека покрывающего большие расстояния пешком стопы Его, наверное, имели и мозоли и ссадины. А уж после Крестных мук Его пречистое тело запечатлело на себе весь ужас этих страданий.

Церковь устами своего первоверховного апостола Павла отождествляет себя с Телом Христовым. Поэтому Церковь есть организм богочеловеческий, Божественное в ней свято и непорочно, человеческое же только устремляется к правде Божией, и до времени, порой, покрывается пылью и грязью мира сего, ибо живет и действует в мире.

Господь Иисус Христос явился чистым семенем, всеянным Отцом Небесным в мир человеческий, чтобы из Него произросла невиданной духовной красоты виноградная лоза Церкви Божией.

Сначала росток был совершенно зеленым, все его побеги – ученики были живыми и питались от упавшего в землю семени – Христа, Который стал корнем этого нового Древа Жизни. Все росточки недалече от корня привились к лозе и потому сохраняли в себе жизнь, и жизнь с избытком, хотя сами еще не могли плодоносить, ибо еще не окрепли, не стали пока ветвями и имели еще в себе много из прошлой «дикой» жизни. Лоза росла, привитые черенки становились ветвями, благодатные соки Древа Жизни, как молодое вино струилось по душам-жилам, вытесняя все ветхое. Греховная ветхость сопротивлялась, прививка проходила не безболезненно.

Перед самым началом первого цветения стал засыхать росток с именем Иуда. Потом он отпал, потому что предпочел ветхое новому и разуверился в Истине, а к лозе Христу можно привиться только верой. Далее последовало отречение Петра, но он нашел в себе достаточно веры, любви и мужества чтобы покаяться, не оправдывая себя, и остался на лозе-Церкви. А еще раньше мы видим у наших первых росточков юной Церкви ветхие болезни малодушия, несогласия, желание одного обойти другого, самонадеянность, трудное усвоение Слова Божия, некую духовную косность. Человеческое естество, хотя и овеянное благодатью Святого Духа и очищенное Словом все равно всегда несет в себе следы греха.

Последуем дальше по пути восприятия образа Церкви, как дерева Жизни, выросшего из семени, упавшего на сердечную почву погибающего вдали от Бога человечества. Прошли годы, потом века, теперь уже тысячелетия. Из нежного хрупкого, быстрорастущего ростка выросло огромное красивое дерево. Его двутысячелетний рост сопровождался многими потрясениями, трагедиями и утратами. Огромные ветви бывали отламываемы ветрами гонений, огненные стрелы лукавого духа, как молния, воспламеняли ствол, ветви и омертвляли значительные части дерева, делая их бесплодными головешками. Черви ересей истачивали здоровую ткань дерева, делая ее хрупкой и неспособной для роста и плодоношения. С течением времени под влиянием духов времени в стволе появились дупла в которых образовалась гниль вполне сравнимая с самой почвой на которой выросло дерево, т.е. внутри самого Древа Жизни появилось нечто совсем ему несвойственное, даже противоположное по сути. Такие дупла приводили к расщеплению ствола и гибели множества ветвей и побегов.

В результате современный наблюдатель, стоящий перед Церковью, видит перед собой столь огромный и величественный объект, что почти никогда не может объять его взглядом целиком. Не хватает опыта, знаний, культуры общения с таким уникальным и ни на что из обычного человеческого опыта не похожим творением Бога и человека. Взгляд скользит и застревает на понятном и знакомом. Вот гниль, вот излом, вот сухой сук, вот черви и жуки, а где Святая Соборная и Апостольская Церковь? ГДЕ?

Понять просто, найти, увидеть сложнее. Что видим перед собой? Красоту созданную за века: прекрасные храмы рассеянные по лицу всей земли, совершенные по форме и гениальные по инженерной мысли, услышим прекрасные звуки и прочтем изумительные по своей возвышенности слова, которыми в прошлом Церковь славила Своего Создателя. Мы увидим дивную живопись, одухотворенную скульптуру. Но это только следы той жизни духа, которая бурлила в этом месте раньше. Самою жизнь нужно искать не здесь.

Опять обратимся к нашему образу. Ради чего существует, растет дерево? Ради красивой формы ветвей, ради толстой и омертвелой коры, ради зеленых листьев? Нет, но ради плодов. Какие же плоды хотел взрастить на Древе Церкви Отец Небесный, посылая на землю Сына Своего, Который стал Семенем этого Древа? Конечно, плоды Духа Божия. Поэтому кто захочет найти Церковь, тот должен искать СВЯТОСТЬ!

Из слов Самого Спасителя нам хорошо известно, что Церковь будет стоять до конца этого мира, значит она будет и плодоносить. Поищем среди изломов и изгибов сухих сучьев ветви на которых еще есть зеленые листья, ибо только они свидетельствуют о том, что ветвь еще жива. А на этих немногочисленных ветвях поищем плоды: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание (Гал.213). Без этих плодов нет святости, нет и христианства, которое заключается не в том, чтобы внешне, как гроб накрашенный, напоминать о Христе, но в себе самом иметь дух Христов. Ибо кто духа Христова не имеет, тот и не Его. Где дух Христов там и Церковь Его.

Но на обладание дарами Духа претендуют ныне все, даже безбожники и развратники говорят о духовности... Зазывалы на каждом углу и все кричат: идите к нам, у нас Христос, иногда называющий себя другим именем, то пророк Иоанн, то Виссарион, то Лазарь, то Кришна, то Асахара, то Хаббард, то Мун, то... ну хватит, «их же несть числа».

Господь насадил только одно Древо, только одну Церковь, и только на ней мы можем найти настоящие, а не лукавые плоды. Любая организация, именующая себя церковью, имеет историческое начало в своем основателе, который некогда где-то родился, вырос, а уж потом организовал то, что у него получилось. Причем, как видно на примере Лютера, часто получается даже не совсем то, что хотел основатель. И только подлинная Церковь имеет начало во Христе Иисусе и непрерываемую преемственность. Преемственность не только в рукоположении, но во всем: богослужении, укладе, искусстве и т.д.

Поэтому всякие эксперименты по омоложению церковной жизни в своей сути искусственны, и если станут общей тенденцией, то разрушат 2000-летнее дерево. Это не значит что то, что от него останется перестанет зеленеть и плодоносить, но будет утрачена возможность привиться к Древу жизни у миллионов, которые считают и чувствуют его родным, своим. В том кустарнике, который будет, конечно, вновь расти у поваленного ствола миллионы людей, имеющие остатки исторической памяти не признают свою Церковь мать. Придется вновь переделывать народ, «просвещать», переучивать, менять психологию.

Недавно главенствующая коммунистическая религия во многом переделала русского православного человека. Настолько, что последний верховный жрец на одном из съездов засвидетельствовал перед всем миром, что «за годы советской власти НЕУЗНАВАЕМО изменился облик советского (читай православного) человека». Но многие не могли и не хотели переделываться, изменяться неузнаваемо и были уничтожены. При попытках провести чистку в церковном организме результат будет такой же как у католиков, которые потеряли миллионы членов после Второго ватиканского собора.

Поэтому Господь повелел и пшеницу и плевелы сберегать до жатвы. Садовником, ухаживающим за 2000-летним древом Церкви, может быть только Тот, Кто его насадил, а именно Господь Иисус Христос.

А что же мы? Как говориться, под лежачий камень вода же не течет? А разве нам мало поле деятельности – все наше сердце. Ведь Господь к нему обращается с Нагорной проповедью. Разве мы уже достигли совершенства Отца Небесного?

С приходом Спасителя на землю Царствие Божие приблизилось к каждому человеку, во-первых иудею, а потом и эллину. Но Царствие Божие нудится и только употребляющие усилия входят в него. Но человек грешен, поэтому добродетелью труда пренебрегает, а следует за страстью духовной лени.

Битва духовная с грехом совершается на уровне помыслов, и эта невидимая брань совершается молитвой. И каждый, кто хоть раз пытался молиться знает, как это тяжело. Всегда легче заняться «деятельностью». Фарисействовать легче, чем вести духовную жизнь. Читать молитвы легче, чем молиться. Заниматься демагогией легче, чем служить соотечественникам. Выглядеть легче, чем быть. Пребывать в иллюзии легче, чем трезвиться. Работать труднее, чем «балдеть». Грешному и упрямствовать легче, чем каяться. Поэтому и достучаться Спасителю в сердце человека очень нелегко...

Каждый выбирает из Слова Божия СВОЕ и только свое. Свое маленькое, но собственное. Это свое вполне соответствует части Откровения, потому что маленькое человеческое «свое» тоже от Бога. Но Бог хочет дать человеку все Свое Царство, а человек хочет расширить свои жалкие 6 соток своего сердца.

Почему человек готов тратить огромные усилия для расширения своего, а не берет даваемое ему Самим Богом? По одной только гордости. Только она, корень всех грехов, ослепляет человека, делает его неспособным слышать и слушать. Не дает ему возможности за деревьями видеть леса, который находится чуть дальше, чем собственный нос. По гордости человек больше любит свое мнение о Боге, о Церкви, чем Их Самих. Ведь только истинная любовь не ищет своего. А развиваемая энергия питается не алчбой и жаждой правды Божией, но страстью, страстью иметь свое, страстью настоять на своем во что бы то ни стало. Так и возникают ереси и лжехристы.

Если нечто, что я не могу вместить выпирает из Предания или Писания – уберем или не заметим. Если Церковь меня не слушает – создам новую и докажу, что моя лучше, в ней все будут себя чувствовать комфортней, потому что все непонятности, не вмещающиеся в мою душу, исчезнут. Так в человечестве и возникали и возникают те обрубки, которые только именуются христианскими, но по сути давно отвергли Христа, потому что Он со Своими заповедями оказался слишком сложным, непонятным, трудным, а, главное, противоречащим греховной человеческой самости, от которой отвергнуться по Слову Спасителя оказывается совсем непросто.

Господь заповедал любить ближнего, как самого себя, по крайней мере, не делать ему того, чего не хочешь себе. Но неспособный на покаяние гордец, старающийся всем доказать свою правоту, скорее погубит всех неприсоединившихся, чем отступит от своего. Это мы видим и в религиозных войнах прошлого, и в многомиллионных расправах приверженцев коммунистической религии над инакомыслящими в разных странах, и в современных угрозах исходящих от тоталитарных сект, и в политике так называемых цивилизованных христианских государств по отношению к тем народам, которые хотят жить иначе, чем предлагает эта цивилизованность.

Совесть есть у всех и она нуждается в оправдании. А оправдание возможно или извне, или изнутри. Извне – от Бога или от людей, изнутри – либо в покаянии, либо в удовлетворенности доказательств. Поэтому признающий себя грешником неправым кается перед Богом и находит в Нем оправдание, а гордец ищет оправдания у людей, доказывая перед ними свою правоту. Посему никакой гордый обыватель, даже номинально принадлежащий Церкви, никогда не может увидеть ее святости, а будет видеть одно только греховное, что относится к ее человеческой части. В житиях святых будет видеть мифологемы и свойственные жанру условности и гиперболы. В современных духоносных мужах – айболитов в очечках, в истории Церкви только иуд. С наслаждением будет выискивать в прославленных Церковью воинах Христовых проявления человеческой немощи, чтобы еще раз доказать себе, что «я не хуже». Будет доказывать, что Церковь Христова тоже погрешима, что царевича не Годунов убил, хотя все жившие в то время говорят, что он. И никогда не поймет, что святость не зависит от того, кто кого когда убил, а лишь от того – дал ли Бог Утешителеву благодать человеку или не дал.

Если бы для Церкви было важно что, где, когда, она бы не изображала на иконах Пятидесятницы св. апостола Павла, вычеркнула бы из канона Нового Завета второго гадариинского бесноватого, а из Ветхого оставила бы только чуть-чуть , чтобы подогнать под нужный ответ совопроснику века сего. Церковь в этом не нуждается. Она по-прежнему сияет и светит всем в доме, и тьма не может объять этого света. И только более возлюбивший тьму собственного ока, только за то, что оно СОБСТВЕННОЕ, не видит этого света. Кто же от Истины, тот послушает голоса Своего Пастыря Христа и пойдет за Ним в Его церковь пастись на пажитях вместе с остальными овцами Его стада. Кто сочтет, что другие пажити приятнее на вид и вожделеннее, тот будет изгнан из рая Церкви, ветвь засохнет и будет годиться только в огонь.

Но ведь ВСЕ грешники, все ГОРДЕЦЫ изначала, от утробы матери своей! Кто же может тогда спастись закричим вместе с апостолами? Должен же быть путь! Он есть и, слава Богу, единственный, выбирать нужно не из разных дорог, а только хочу быть со Христом или нет. Сумею ли встать над своими пристрастиями? ВЕРУЮ ВО ЕДИНУ, СВЯТУЮ, СОБОРНУЮ И АПОСТОЛЬСКУЮ ЦЕРКОВЬ. Верую, что она одна. Верую, что Православная Церковь, которую перед собой вижу и которой принадлежу по крещению, – апостольская, т.к. непрерывно идет от них через возложение рук священства. Верую, что те, кого она прославила как святых, воистину святы. Верую, что Cобор святых и есть Церковь Христова, и мое спасение в приобщении к этому Собору. Верую, что путь святых есть путь Христов, и если смогу им пройти, то достигну Царства Божия.

Не надо смущаться! Любое смущения от лукавого. Как Ветхий Завет не есть учебник геологии, биологии, этнографии, истории, но богодухновенный рассказ человека о действующем в истории мира Боге, так и история Церкви – это жизнь на земле истинной Виноградной Лозы, прорастание ее в человечество, история возникновения на ней гроздьев святости. История о том, как Бог спасал человека от греха и о том, как спаслись те, кто этого очень хотел более всего земного.

Но это и поучительная повесть о том, как многие, имевшие великие и малые дарования-таланты не дошли до конца, не сумели претерпеть все соблазны, засохли и отпали и о том, почему это случилось. Как всякое дерево переквашивает землю, состоящую из камней и перегноя, в чудесные плоды (но не всю землю, а только ту, которая припала к корню), так и Церковь Божия претворяет камень и гной человеческих сердец в плоды Духа Святого. И это происходит не со всем человечеством, но только с привившимися к лозе – Христу, ставшими частью Древа.

Не смущайся, если тебя «пнут» в храме, знай, что это не благодать тебя отторгает от храма, от Церкви, хотя в отдельных случаях такое бывало, но восстающий грех, который и в другом человеке также воюет, как и в тебе. И боится твоего спасения и гонит тебя. Не смущайся. Бог хочет всем спастись. «Не бойся, только веруй» в это, потерпи, как и Бог терпит тебя.

Не надо смущаться и видных невооруженным глазом немощей тех, кто носит имя христианина или принадлежит духовному чину, будь то монах, священник или даже епископ. С любой церковной высоты может ниспасть человек, вспомним апостола Иуду, и из любого падения может восстать, вспомним апостола Петра. Не будем осуждать никого, это не угодно Богу. Не будем ожидать чуда от человека, помня, что только благодать соделывает святых. Каждых грешен перед Богом и каждый ответит перед Ним за себя, и мы не знаем, каков будет путь соблазняющего сейчас нас человека, не знаем также, почему в данный момент он таков по отношению к нам. Постараемся простить его и отделить стремящуюся к Богу его душу от ее теперешнего греха и помолимся от всего сердца, чтобы Господь помог ему преодолеть сегодняшнюю немощь.

Для всех желающих встать на путь приводящий в жизнь вечную, но не имеющих очей, чтобы в современной жизни увидеть святость и за ней последовать, нужно обратиться к опыту прославленных святых прошлого и постараться честно следовать по их стопам. Тогда дойдем до Силоамской купели прозрения, «очистив чувствия узрим». От чего их нужно очищать? От греховных страстей: гордости, тщеславия, честолюбия, сребролюбия, гнева, чревоугодия, блуда, уныния, сомнения, лени, болтливости, злобы, обмана, лукавства, жадности, злопамятности, мстительности, осуждения, человекоугодия, пристрастности, сквернословия, многопопечительности.

Чтобы увидеть Истину, в нас «должны быть те же чувствования, что и во Христе Иисусе"(Флп), ибо только «чистые сердцем Бога узрят.» Если нам пригрезится другая истина, не принимаемая Церковью, то это соблазн змиев, который был «человекоубийца искони».

Чтобы не заблудиться, не нужно «думать о себе высоко », но, наоборот, научиться у Спасителя быть кротким и смиренным, чтобы не замутить греховным волнением свою душу и не потерять мирный дух. «Господи, верую, помоги моему неверию!»

Вера Христова есть и заповедь Его, и добродетель. Если сумеем, несмотря на все соблазны, устоять в ней, если сумеем, делая усилия над собой, мужественно побеждая сомнения, поступать согласно вере, а не лукавым соображениям, т.е. совершая веру, как добродетель, то Спаситель увидит это и укрепит нас.

«Без веры угодить Богу невозможно», а только лишь своей гордости. Идя путем веры мы встанем на путь святых и по милости Божией, если пребудем в смирении, достигнем того, что вводит ученика Спасова в Собор Святых Его – ЛЮБВИ ХРИСТОВОЙ.


Вам может быть интересно:

1. Проповеди. Книга 5 (2007 г.) – Четверг седмицы 8-й по Пятидесятнице протоиерей Димитрий Смирнов

2. Собрание слов и размышлений епископ Вениамин (Платонов)

3. Простые краткие поучения. Том 1 протоиерей Василий Бандаков

4. Сказание о житии оптинского старца отца иеросхимонаха Амвросия архимандрит Григорий (Борисоглебский)

5. Изложение хроники Евсевия Памфила Евсевий Кесарийский (Памфил)

6. Несколько слов и речей с присовокуплением Притчи о неправедном домоправителе архиепископ Софония (Сокольский)

7. Сборник 12-ти главнейших противосектантских бесед Михаил Александрович Кальнев

8. Очерки православно-христианского вероучения священник Георгий Орлов

9. Простонародные поучения сельским прихожанам на все воскресные и праздничные дни, на молитву Господню и на разные случаи профессор Иван Степанович Якимов

10. Мои дневники. Выпуск 4 архимандрит Никон (Рождественский)

Комментарии для сайта Cackle