святитель Димитрий Ростовский (Туптало)

Начальство

Царь царей и Господь господствующих явился возлюбленному наперснику Своему и тайноведцу Его царских дел святому Иоанну Богослову. Явился же так: «одет в подир»31, который был знамением порфиры и власти царской, «по персям опоясан золотым поясом», то есть знамением Его царской милости (Откр. 1:13). Ибо как пояс у препоясанного человека имеет два конца, сходящиеся в одном месте, так и милость царская несогласие человеческое в согласие приводит и расторгшиеся сердца соединяет и совокупляет. «Держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его выходил острый с обеих сторон меч» (Откр. 1:16). Тот, кто это дивное явление Царя Небесного захочет рассмотреть разумным оком, удивится более всего тому, что в руках Его звезды, а в устах меч. По нашему скудоумному разумению, это неправильно, ибо приличнее было бы звездам быть во устах, а мечу в руках. Но кто дерзнет исправлять Премудрого Господа, Который все, что делает, делает не напрасно, «и разум Его непостижим» (Пс. 146:5)? Богослов святой! Ты ближе к Нему, чем все другие, ты любезнее Господу и дерзновеннее к Нему. Скажи Ему: «Господи! Новая это, необычная мода, чтобы меч носить в устах: меч приличествует рукам. Перемени, Господи! Положи звезды около уст Своих, ибо слова Твои, из уст Твоих исходящие, как звезды озаряют вселенную; а меч возьми в руки, чтобы поражать им врагов Своих». Но Господь не слушает Богослова: «Ибо кто познал ум Господень? Или кто был советником Ему?» (Рим. 11:34). Поищем же понимания этой тайны, почему меч не в руках, а в устах Господних и почему звезды не в устах, а в руках? Меч знаменует наказание согрешающих, звезды же знаменуют дары, раздаваемые достойным. Обычно начальствующие люди носят звезды, то есть дары, в устах, – в слове, а не в деле, обещают, но не делают. Меч же, то есть наказание, в руках держат, применяют на деле немедля и без снисхождения. Но Господь наш явился в другом виде, с мечом в устах и звездами в руках, научая власть имеющих не сразу браться за меч наказания, а сначала показать его в устах, то есть в грозном слове, увещании, научении; в руки же не брать его, разве только тогда, когда виновный пребывает неисправленным. Звезды же, то есть дары, учит носить не в устах или на словах, а в руках, то есть давать их на самом деле. Просит ли кто? На! Вот они здесь, в руках, руки готовы к подаче. Итак, не продолжая более, скажу: все это есть наставление к милости, обозначаемой в Божественном Писании образом золота и соответствующей царскому лицу, как утверждающей престол царский: милость утверждает престол царский (1).

Хотя бы ты и начальник был саном, не будь горд, дабы и повинующихся тебе не научить гордости и надменности, ибо каков начальник, таковы обыкновенно бывают и подчиненные. Начальствующий над всеми людьми и над всей тварью Господь Собою показал тебе образец смирения: «взяв полотенце... начал умывать ноги ученикам» (Ин. 13:4–5); «приняв образ раба... смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп. 2:7–8), дабы и мы, видя Его таким, смирялись. Не гордись ничем в мире сем, ибо все здесь останется, все в прах и пепел превратится, ты же сам один туда пойдешь, где не будут смотреть на саны и величества, но каждый по делам своим от Господа воспримет (3).

Не возносись временным почетом сана, ибо это временно, и не гордись величием своего начальственного сана, ибо оно изменяемо. Не отнимает сан естества, и не изменяет начальственный сан человечества: и начальник тот же человек, как и прочие, такая же тля и пепел, как и иные. Ничего высшего не имеет начальник в сравнении с малейшим из людей, только временное почтение сана. Поэтому твоя слава и почесть старейшинства пусть не вселяют в тебя величания и гордыни, но еще более пусть смиряют тебя. "Сколько, – говорит Иисус, сын Сирахов, – ты велик, столько смиряйся, и найдешь благодать у Господа» (Сир. 3:18). Дана тебе до времени эта почесть ради исправления других и ради обычного человеческого порядка, а не для того, чтобы ты этим возносился и величался. Ибо нечем воздыматься в начальственном сане, ибо всякая настоящая вещь изменяется: сущее есть как бы не сущее, бывающее – как бы не бывающее (3).

Бог предусмотрительно создал пчелиную матку не имеющей жала: если бы имела она таковое, всех умерщвляла бы ужалением. Это образец начальствующим, ибо начальствующему отнюдь не следует предаваться слепому, беспамятному гневу и ярости, чтобы не умерщвлял он всех повинующихся ему своим яростным нападением. Итак, побеждай благим злое, а не злое злым, ибо как огня не погасишь огнем, но только водой, так и ярости ты не сможешь победить яростью, но преодолеешь кротостью и долготерпением. Лучше кротостью исправишь кого-либо, нежели яростью; лучше милостью, нежели гневом. Лучше, чтобы любили тебя твои подчиненные, нежели, чтобы боялись, ибо от боязни рождается ложь и лицемерие, от любви же – истина и усердие. Если же исправляешь кого-либо с яростью и гневом, то не только его не исправишь, но и себе и ему повредишь, ибо ярящийся и беспамятно гневающийся ничем не отличается от пьяного: ярость и гнев производят исступление ума, делают совершенно иным человека. «Злоба и гнев, – говорит Иисус, сын Сирахов, – тоже мерзости» (Сир. 27:33) (3).

* * *

31

Подир – длинная одежда ветхозаветного первосвященника вроде саккоса.


Источник: Симфония по творениям святителя Димитрия Ростовского / [ред.-сост. Т.Н. Терещенко]. - Москва : ДАРЪ, 2008. - 601, [1] с.

Комментарии для сайта Cackle