Азбука веры Православная библиотека святитель Досифей II (Нотара), патриарх Иерусалимский

святитель Досифей II (Нотара), патриарх Иерусалимский

История Древней Церкви

Послания

святитель Досифей II (Нотара), патриарх Иерусалимский

святитель Досифей II (Нотара), патриарх Иерусалимский (1641–1707)

Биография

Досифей II Нотара́ [греч. Ϫοσίθεος Νοταρᾶς] родился в селе Арахова (современной. Эксохи, ном Ахея, Греция.), в семье торговца Николая Скарпета, утверждавшего свое происхождение от константинопольской фамилии Нотара. Имя Досифей Нотара в крещении неизвестно; его восприемником был Григорий Гулан, митр. Коринфский, в юрисдикцию которого, по сведениям самого Досифея (Ϫοσίθεος. ῾Ιστορία. XI 7. 2), в то время входило село Арахова. После смерти отца (24 июня 1649) до 1654 г. Досифей Нотара воспитывался своим дедом, монахом монастыряря св. Апостолов близ Араховы Германом (в миру Георгий), и крестным отцом, митр. Григорием. В 1652 г. митр. Григорием он был рукоположен во диакона, после 1654 г. жил в Коринфе.

16 нояб. 1656 г. Досифей Нотара покинул родину и 17 января 1657 г. прибыл в Константинополь, где на него обратил внимание бывший друг его родителей, пелопоннесец по происхождению, Иерусалимский патриарх Паисий. Он обеспечил Досифею возможность получить образование в Константинопольской Патриаршей школе, где главным учителем был Иоанн Кариофил, близкий друг бывшего Константинопольского патриарха Кирилла I Лукариса, разделявший протестант. взгляды последнего. Как о своем учителе Досифей Нотара вспоминал также о философе и враче из Янины Николае Керамевсе. Во время обучения Досифей Нотара овладел латинским, итальянским, турецким, арабским и грузинским языками, читал древнегреческих писателей (Runciman. 1968. P. 347-348). Патриарх Паисий взял его на службу в Иерусалимскую Церковь в метохию (подворье) Св. Гроба Господня в Константинополе. Вместе с патриархом, которого по доносу армян-григориан обвинили в изготовлении имперской короны для русского царя (в действительности патриарх просто переделал для себя пожалованную ему царем Алексеем Михайловичем митру) и приговорили к смертной казни, Досифей Нотара ненадолго был заключен под стражу. После того как благодаря вмешательству турецкого султана Мехмеда IV патриарх Паисий был освобожден, Досифей Нотара в 1658 г. сопровождал его в поездке в Грузию и Понт для сбора пожертвований на погашение долгов Патриархата. В 1659-1660 гг. пребывал вместе с патриархом в пригороде Константинополя Неохории, в Адрианополе и Константинополе, осенью - зимой 1660 г. сопровождал его в поездке через острова юго-вост. части Эгейского м., во время которой, 2 декабря, патриарх Паисий скончался (Ϫοσίθεος. ῾Ιστορία. XII 2. 6-21). Вернувшись в январе 1661 г. в Константинополь, Досифей Нотара проинформировал Синод Иерусалимской Церкви о кончине Паисия.

В феврале 1661 г. вместе с митр. Филиппопольским Гавриилом Досифей Нотара впервые отправился в Св. землю, где новоизбранный патриарх Нектарий после интронизации назначил его своим протодиаконом (Ibid. XII 3. 1-2). Став доверенным лицом патриарха Нектария, Досифей Нотара в 1662-1665 гг. сопровождал его в поездках в Константинополь, по Дунайским княжествам и Болгарии; весной 1665 г. он представлял заболевшего и остававшегося в Адрианополе патриарха в качестве его экзарха в Валахии и Молдавии, где Иерусалимскому Патриархату были дарованы большие имения. 23 окт. 1666 г. патриарх Нектарий рукоположил 25-летнего Досифея во епископа и поставил митрополитом Кесарии Палестинской, тем самым определив его как своего преемника (Ibid. XII 3. 5). В 1667-1668 гг. по поручению патриарха Досифей Нотара совершил поездку в Адрианополь к султану Мехмеду IV, тщетно пытаясь добиться фирмана (указа султана), ограничивавшего влияние иезуитов в Иерусалиме. В 1668 г. в Константинополе он встретился с прибывшим туда для получения разрешения от великого везира на реставрацию храма Рождества Христова в Вифлееме патриархом Нектарием, к-рый сообщил ему о решении уйти на покой. По получении фирмана, предписывавшего избрание Досифея Нотары Иерусалимским патриархом, 13 января 1669 г. Синод Иерусалимской Церкви утвердил его избрание на патриарший престол (Ibid. XII 3. 5-6; 4. 1; Ϫελικάνης. 1904. Σ. 374-376).

После интронизации Досифей Нотара отправился в Болгарию и Дунайские княжества на поиски финансовых средств для погашения долгов Иерусалимского Патриархата. В Великий четверг 1670 г. он освящал в Бухаресте св. миро. В октябре 1670 и январе 1671 г. принял участие в Константинопольских Соборах, на которых рассматривался вопрос юрисдикции над Синаем и синайским монастырем вмц. Екатерины; в результате Cинайский архиеп. Анания был отправлен на покой, над Синаем утверждена юрисдикция Иерусалимского Патриархата, Патриархату также был подчинен монастырь Четэцуя (св. Апостолов) в Яссах (совр. Румыния) (Ϫοσίθεος. ῾Ιστορία. XII 4. 1-3; Ϫελικάνης. 1904. Σ. 377-389). Ввиду того что в последующие десятилетия синаиты не оставляли попыток получить еще большую автономию (в 1689 они добились того, что Синай был взят под попечительство России - см.: Пятницкий Ю. А. Жалованная грамота 1689 г. монастырю св. Екатерины на Синае // Россия и христ. Восток. М., 2004. Вып. 2/3. С. 434-450), Досифею Нотаре, видевшему в этих попытках угрозу его юрисдикционной власти, не раз приходилось возвращаться к этой проблеме, прибегая к поддержке Константинопольских патриархов Иакова и Каллиника II. После того как проходивший летом 1690 г. в Константинополе Собор был сорван архиеп. Ананией при помощи тур. властей и Досифею Нотаре пришлось бежать в Адрианополь (Legrand. Bibl. hell. XVIIe. P. 34), он с патриархом Каллиником II добился у великого везира решения о невмешательстве тур. властей во внутрицерковные противостояния. Синайский конфликт был исчерпан лишь со смертью архиеп. Анании 30 июля 1692 г. При посредничестве валашского господаря Константина Брынковяну в 1695 и 1696 гг. произошло примирение Досифея с Синайским архиеп. Иоанникием: синаиты признали юрисдикцию Иерусалимского Патриархата, а Досифей Нотара согласился с архиерейским титулом Иоанникия и подтвердил автономию Синая, утвержденную Константинопольским Собором 1575 г.

По прибытии в Иерусалим в качестве патриарха в марте 1671 г. Досифей Нотара энергично занялся реставрацией храма Рождества Христова в Вифлееме. Обновление отреставрированного храма послужило поводом для одной из важнейших церковно-политических инициатив Досифея Нотары - созыва Иерусалимского Собора 1672 г., в котором приняли участие митрополиты Петрский Дорофей, Назаретский Парфений, Птолемаидский и Сидонский Иосафат, Вифлеемский Неофит, архиепископы Лиддийский Антоний, Неапольский Христофор, архимандрит Св. Гроба, игумены монастырей Иерусалима и Палестины, представители Трапезундской, Грузинской, Молдавской и Македонской Церквей, 61 клирик Иерусалимского Патриархата, а также представители из России.

Причиной созыва Собора послужила богословская полемика во Франции между католиками и протестантами. Протестантский пастор из Шарантона Ж. Клод (1619-1687), ссылаясь на «Восточное исповедание христианской веры» (1629) Константинопольского патриарха Кирилла Лукариса, в противовес католическим богословам-янсенистам (А. Арно, П. Николь и др.) выдвинул утверждение о том, что православная Церковь отрицает пресуществление (transsubstantiatio, μετουσίωσις) хлеба и вина в Тело и Кровь Христа в Евхаристии, что учение о пресуществлении и о поклонении Св. Дарам нигде, кроме Римской Церкви, не известно. Янсенисты в свою очередь доказывали непрерывность веры Церкви в то, что в таинстве Причащения преподаются истинное Тело и истинная Кровь Господа Иисуса Христа, пытаясь также заручиться свидетельством этого учения у представителей православной Церкви. Французский посол в Константинополе Ш. Ф. Олье, маркиз де Нуантель, желая получить для поддержки католических богословов авторитетные высказывания православной иерархов и синодов, лично обращался к иерархам, посещал греч. монастыри и церкви, рассылал католических монахов с программой вопросов. В связи с этими вопросами в январе 1672 г. Собор в Константинополе под председательством Константинопольского патриарха Дионисия IV Серогланиса выразил православной позицию в отношении не только таинств, но и в отношении др. аспектов церковного учения (первородный грех, оправдание благодатью, необходимость епископства, монашество, почитание святых, икон, соблюдение постов и т. д.). Однако, по мнению Досифея Нотары, существовала необходимость в более полном изложении православной вероучения и доказательстве необоснованности суждения, поддерживаемого протестантами, что «Восточное исповедание...» патриарха Кирилла Лукариса есть истинное исповедание православной Церкви.

20 марта 1672 г. участники Иерусалимского Собора, а также бывший Иерусалимский патриарх Нектарий и ипомниматограф Иерусалимского Патриархата Нектарий подписали подготовленные Досифеем Нотарой акты Собора, составившие 6 глав (Καρμίρης. 1968. Σ. 781-813). Собор подтвердил осуждение «Восточного исповедания...», но вместе с тем заявил, что патриарх Кирилл Лукарис не являлся его автором, сняв с него обвинения в кальвинизме. В 6-ю гл. актов было включено «Исповедание православной веры» Досифея Нотары, получившее впосл. всеобщее церковное признание и статус офиц. вероучительного документа Восточной Церкви (подробнее об Иерусалимском Соборе 1672 г. и о противостоянии во Франции между кальвинистами и янсенистами см.: Горский. 1871; Todt. 2002. P. 662-663 [библиогр.]).

В 1673 г. посол Олье де Нуантель оказался противником Досифея Нотары, поскольку предпринял попытку добиться от тур. правительства передачи палестинских святынь латинянам. Напряженная обстановка в Иерусалиме привела к столкновениям между членами Святогробского братства и иезуитами, в ходе которых был тяжело ранен и 3 марта 1674 г. скончался агиотафит Климент (Каптерев. 1891. С. 286-289). Однако Досифей Нотара отстоял права Иерусалимской Церкви, и результатом требований Олье де Нуантеля стало лишь обновление мирного договора от 1604 г. между Францией и Турцией. После долгих тяжб великий везир Фазыл Ахмет Кёпрюлю подтвердил право владения палестинскими святынями за Иерусалимским Патриархатом, что было утверждено в окт. 1675 г. изданием фирмана (Ϫοσίθεος. ῾Ιστορία. XII 5. 6; 6. 4; 8. 2-6; Todt. 2002. P. 663-664).

3 покушения на жизнь Досифея Нотары побудили его покинуть Иерусалим и 20 мая 1676 г. отправиться в Константинополь. В последующие десятилетия он пребывал преимущественно в Валахии и Молдавии (1677-1678, 1680, 1686-1687, 1689(?)-1692, 1697-1698, 1702, 1704-1705), большую часть 1681 г. провел в Грузии, с конца 1681 до сентября 1684 г. жил в Константинополе и Адрианополе (подробный обзор поездок см.: Ϫοσίθεος. ῾Ιστορία. XIII 6). За счет многочисленных дарений молдав. господарей и церковных иерархов - монастыри Кэлуй и Кирою-Унгурени в Валахии (1673), св. Апостолов в Бухаресте, Мэрджинени, Хлинча (1670), Кашин (1676), Пробота (1678), Бистрица в Молдавии, приходская церковь в Калинешти в Валахии - Досифей Нотара приумножил земельные владения Иерусалимского Патриархата (Todt. 2002. P. 664).

Понимая, что для успешной полемики с католиками и протестантами православным необходимо повышение уровня образования, Досифей Нотара всячески способствовал созданию и реформированию школ и академий. После уничтожения стараниями иезуитов типографии патриарха Кирилла Лукариса в Константинополе (1628) грекам приходилось печатать книги либо на Западе (Венеция, Женева и др.), либо в укр. землях. В 1680 г., опираясь на поддержку господаря Молдавии Иоанна Дуки, Досифей Нотара основал в Яссах, в монастыре Четэцуя, греческую типографию (Ϫοσίθεος. ῾Ιστορία. XII 12. 1; Фонкич. 2004. С. 467-468), в которой были изданы антилат. полемические сочинения визант. и поствизант. богословов: «О главенстве папы» Иерусалимского патриарха Нектария, предшественника Досифея Нотары, сочинения св. Симеона, архиеп. Фессалоникийского, и «Изъяснение церковного последования» св. Марка Евгеника, митр. Эфесского. Однако вскоре, во время войны австро-польско-венецианского альянса с Османской империей, типография погибла (Яламас. 1996. С. 232, 237). Только в 1690 г. уже в Бухаресте при поддержке валашского господаря Константина Брынковяну Досифей Нотара издал трактат Максима Пелопоннесского «Против схизмы» и направленный против кальвинистов сборник, состоящий из сочинения Мелетия Сирига «Опровержение кальвинских глав Кирилла Лукариса» и актов Иерусалимского Собора 1672 г. В 90-х гг. Досифей Нотара возобновил издание книг в Яссах.

За годы после отъезда из Иерусалима Досифей Нотара возвращался туда лишь 2 раза, пребывал там с сентября 1678 по весну 1679 г. и с весны по август 1685 г. Во время последнего посещения Иерусалима он смог погасить долг иерусалимских груз. монастырей и т. о. воспрепятствовать их переходу к армянам-григорианам и католикам; кроме того, он инициировал реставрацию прп. Саввы Освященного лавры в Иерусалиме (Ϫοσίθεος. ῾Ιστορία. XII 11. 1-3). Тот факт, что свой кафедральный город Досифей Нотара посетил в последний раз за 22 года до кончины, был обусловлен изменившейся политической ситуацией в Палестине. Османская империя, теснимая с 1683 г. военными действиями альянса австрийцев и венецианцев, пошла на уступку своей союзнице Франции, требовавшей передачи всех палестинских святынь католикам. Несмотря на то что стараниями Досифея Нотары православным удалось удержать часть св. мест, в апр. 1689 г. фирманом султана Сулеймана III и великого везира Фазыла Мустафы Кёпрюлю францисканцам были переданы 2 свода и апсида Гроба Господня храма, половина Голгофы. Францисканцы получили также право первоочередного служения литургии на Гробе Господнем и совершения литургии в пещерном храме Рождества Христова в Вифлееме (Ϫοσίθεος. ῾Ιστορία. XIII 3; Каптерев. 1891. С. 293-299; Todt. 2002. P. 665). 10 нояб. 1690 г. Досифей Нотара из Константинополя написал письмо архиеп. Газскому Христодулу и окружное послание Святогробскому братству, иерархам, клиру и мирянам Иерусалимской Церкви, в которых давал указания относительно утверждения Православия на Св. земле в связи с изменившейся ситуацией (Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. ᾿Ανάλεκτα. Τ. 2. Σ. 295-305).

Влияние французов в Палестине Досифей Нотара пытался ограничить с помощью политического могущества России. В нояб. 1690 г. он послал грамоту о состоянии св. мест рус. царям Иоанну V и Петру I, а осенью 1692 г. отправил в Москву своего племянника (сына одной из сестер) архим. Хрисанфа Нотару (впосл. Иерусалимский патриарх) с целью подвигнуть рус. правительство на вмешательство в политическую ситуацию на Св. земле (Каптерев. 1891. С. 300-318). В 1699 г. Турция была вынуждена начать переговоры о мире с австрийцами. При помощи австр. дипломатов францисканцы попытались не только обеспечить себе владение святынями в Палестине, но и лишить Досифея Нотару патриаршества. Однако парламентер султана фанариот Александр Маврокордат (1642-1709) сумел добиться того, что проблема св. мест не была упомянута в Карловицком мирном договоре (1699). Тем не менее это имело негативные последствия для православных, поскольку в 1700 г., во время османо-российских переговоров, тот же Маврокордат убедил стороны в отсутствии принципиальной важности этого вопроса, хотя Россия выдвигала требование возвратить св. места грекам. 2 авг. 1700, 5 янв. 1702 и 5 сент. 1704 г. Досифей Нотара в посланиях к Петру I вновь обращал его внимание на проблему св. мест Палестины, в 1701-1702 гг. он еще раз посылал в Россию Хрисанфа Нотару. Однако по причине занятости Северной войной царь Петр не смог вмешаться в ситуацию на Св. земле (Там же. С. 300-359. Прил.).

Помимо непрекращающейся борьбы с латинянами Досифей Нотара активно противостоял кальвинистским течениям в православной Церкви. Летом 1689 г. он вступил в богословский спор со своим бывш. учителем, великим логофетом И. Кариофилом, разделявшим кальвинист. воззрения, в частности отвергавшим в учении о Евхаристии термин «пресуществление» как якобы чуждое св. отцам латинское новообразование. Напряжение в отношениях между Досифеем Нотарой и Кариофилом усиливало также то, что последний поддержал в свое время архиеп. Ананию и синаитов в их борьбе за автономию. Поскольку воззрения Кариофила получили большое распространение в народе, Константинопольский патриарх Каллиник II и Досифей Нотара созвали в 1691 г. в Константинополе Собор. В томосе Собора (Καρμίρης. 1968. Σ. 859-863), составленном на основе «Исповедания православной веры» Досифея Нотары и подписанном Константинопольским и Иерусалимским патриархами, было исповедано православной учение о сущностном преложении хлеба и вина в Тело и Кровь Господа Иисуса Христа и признана равнозначность термина «пресуществление» др. святоотеческим терминам (μεταβολή, μεταποίησις, μεταστοιχείωσις и др.): «Но так как временами являлись многие еретики и отрицали существенное и реальное преложение в таинстве [Евхаристии] хлеба и вина в Тело и Кровь Господа... и пользовались многозначными словами и софизмами для уловления простейших, Церковь, в конце концов, с целью более ясного изложения сокрытой в таинстве истины, в силу собственной власти и обычая, призвав Пресвятого Духа, воспользовалась словом «пресуществление», ничего другого через него не обозначая, нежели то самое, что и [слово] «преложение» означает в таинстве». Собором были провозглашены анафемы отрицающим слово «пресуществление», «собственное и подлинное [слово] нашего священного учения, которое благочестивыми учителями Церкви православно было записано и произнесено». Вскоре соборное определение было переведено на слав. язык и процитировано в догматическом послании, т. н. изъявлении, Московского патриарха Адриана (см.: Бернацкий. 2007). Хотя Кариофил и подписал соборный томос, однако не изменил своих воззрений (как это следует, напр., из письма (июль 1692) к Константинопольскому патриарху Дионисию IV, в котором он снова отверг термин «пресуществление») и в конце концов вынужден был покинуть Константинополь и эмигрировать в Валахию, где и скончался после 1693 г.

По возвращении в апреле 1702 г. архим. Хрисанфа из 2-й миссии в Россию Досифей Нотара рукоположил его во епископа и поставил митрополитом Кесарии Палестинской, определив его т. о. своим преемником. В конце жизни Досифей Нотара посетил родину, на что указывает надпись на табличке в ц. свт. Николая в Эксохи. Надпись сообщает, что храм был отреставрирован и благоукрашен на средства Досифея Нотары

Патриарх скончался в метохии Св. Гроба Господня в Константинополе и был похоронен в пригородном монастыре св. Параскевы. В конце лета - осенью 1715 г. останки Досифея Нотары его преемником патриархом Хрисанфом были перенесены в Палестину, в монастырь св. Сорока мучеников Севастийских - традиционное место упокоения Иерусалимских патриархов (Ϫελήδημος. 1982. Σ. XLII-XLIII).