архимандрит Ефрем Филофейский, Аризонский (Мораитис)

Эпилог

Старец Иосиф усиленно возделывал землю своими трудами, своим подвигом, борьбой с искушениями, молитвой, созерцанием, потом и слезами. Но плоды этих трудов проявились главным образом уже после его преставления. Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода ( Ин. 12:24 ). То есть как только преставился Старец, его труды начали давать ростки, а затем и приносить плоды. Что это были за ростки? Его духовные чада. Старец пахал, очищал землю, сеял, возделывал, а мы, его чада, этими трудами пользуемся. Бог поливал, он пахал, сеял, а мы теперь пожинаем плоды его трудов. Но все это сделал один человек.

Вскоре после преставления Старца на Святой Горе началось возрождение, как по числу монахов, так и во внутренней жизни монастырей. Когда в 1921 году Старец пришел на Афон, там подвизалось пять с половиной тысяч монахов. Когда он преставился, оставалась лишь четвертая часть от прежнего числа. А одновременно с уменьшением числа монахов увеличивался их средний возраст. Казалось, что на Святой Горе живут одни старцы. Молодые иноки не приходили, а старики умирали. В 1971 году осталось лишь тысяча сто сорок пять святогорских монахов, то есть пятая часть того количества, которое было всего пятьдесят лет назад.

Положение дел существенно изменилось, когда духовные чада Старца Иосифа начали восстанавливать один монастырь за другим.174 Примечательно, что Старец Иосиф предвидел возрождение Святой Горы. Поэтому-то он перед смертью нам сказал: «У вас нет благословения жить вместе после моей смерти. Каждый будет жить самостоятельно». Вот почему он поместил отца Харалампия в келлии, где была церковь Честного Предтечи, меня – там, где была Благовещенская церковка, а отца Иосифа послал к отцу Феофилакту, в каливу Святых Бессребреников. Таким образом было положено начало трем отдельным большим общинам.

Говорю с полной ответственностью: если бы на Святой Горе не было Старца, мы бы ничего не знали о молитве. Если бы Старец Иосиф был жив, то теперь, когда издается множество книг со святоотеческими писаниями об аскетической жизни и они пользуются большим спросом, когда столь широк интерес монахов и мирян к умной молитве, его калива стала бы местом паломничества и к нему стекалось бы море людей. Потому что Старец был единственным в своем роде учителем умной молитвы. Но в его время не было такого массового паломничества на Святую Гору, какое мы видим сейчас. Тогда на Афон почти никто не приходил.

Теперь много людей приходят и спрашивают: «Отче, как ты молишься? Отче, расскажи нам об умной молитве. Я о ней читал». Сейчас даже иностранцы, которые к нам приходят, неплохо подкованы и спрашивают нас о том, о чем пишут святые отцы. Они просят разъяснить им, что такое умная молитва. И будь то протестанты или католики, находятся и среди них такие, которые читают Иисусову молитву, как и православные, они говорят: «Мы читаем Отцов Церкви и видим, что у православных есть умная молитва, и мы тоже занимаемся ею». Куда ни пойдешь теперь – во всей Греции, особенно в женских монастырях, – огромное желание услышать что-нибудь из святых отцов, очистить душу на исповеди. По всему этому люди испытывают огромную жажду и голод.

Однако теперь, когда мы имеем такой подъем интереса, нет наставника. Уже нет духовных мужей такого масштаба и носителей такой благодати. Нет у нас великих отцов-светильников. Уже нет тех людей с деланием и созерцанием, которые были раньше. Мы же только говорим о созерцании. Не оставили они продолжателей своего духовного делания и наследников своего духовного богатства. Они умерли, не оставив преемников, и, таким образом, их дело остановилось. Новые игумены монастырей не знают этого, нет этого и в скитах. Несмотря на то что молодым много чего говорят, помощи у них нет. И жалуясь на это, они правы, потому что кто их научит? Должен существовать наставник, учитель, и при этом такой, который сам чего-то достиг. Возможно, какой-нибудь духовный внук Старца Иосифа, подвизаясь, приобретет благодать, чтобы продолжить предание. Но превзойти Старца невозможно, и поэтому такой человек неизбежно будет слабее, гораздо слабее, отчего мы постепенно все больше нищаем.

* * *

Старец Иосиф – современный святой, и житие его источает благоухание святости. Благодаря умной молитве он стяжал множество разнообразных плодов Святого Духа. Умная молитва и вела его на высоту созерцания, и давала ему глубину опыта борьбы с бесами. Он творил Иисусову молитву непрестанно, и днем и ночью. Подобного человека на Святой Горе больше нет. Говорю это, имея в виду конкретных людей. Кто из монахов может сегодня сравниться с этим духовным величием? Кто сегодня всю ночь проводит в бдении на коленях, умно молясь, плача и рыдая – не о себе, а обо всем мире? Где теперь такое подвижничество? Такая молитва? Такие слезы?

Как говорил отец Ефрем Катунакский, «Старец Иосиф был духовным исполином и богонаученным учителем умной молитвы. Он необычайно сильно любил Пресвятую Богородицу, ради Нее он претерпевал все и от Нее получил великий дар сердечной молитвы. Он удостоился много раз Ее увидеть в своей временной, но равноангельной жизни. Где сейчас такие фигуры? Где можно услышать сегодня такие Небесные и благодатные слова? Его святое сердце неутомимо творило молитву: „Господи Иисусе Христе, помилуй мя!“ – и Святой Дух осенял его главу».

Мне говорили, чтобы я написал в Константинопольский Патриархат о причислении Старца Иосифа к лику святых. Я ответил: «Мы этого делать не будем, это сделает Бог по молитвам святого Старца». Другие люди предложат это, чтобы Церковь исследовала, действительно ли эти признаки святости являются указанием от Бога, что Старец Иосиф – святой. И тогда совершится прославление Старца и будет праздноваться его память. Мы же ничего не будем предпринимать с нашей стороны, потому что нам могут не поверить. Но, во всяком случае, наша совесть велит нам почитать его как святого.

Многие православные во всем мире верят, что Старец Иосиф – святой. Это видно из того, с каким благоговением обращаются к нему за помощью, и по тому интересу, который существует во всем мире к написанному им. Его письма переведены на многие языки и изданы во многих странах: на сегодняшний день – на русском, английском, французском, итальянском, румынском, сербском, болгарском, грузинском языках. А мой собрат Иосиф составил службу в честь преподобного и богоносного отца нашего Иосифа Исихаста.

* * *

Теперь, когда на Небесах Старец с ангелами предстоит пред Богом, он все очень хорошо видит. Видит, каков рай, и знает, каков ад. И глядит вниз на нас: что мы здесь делаем? Думаете, Старец сейчас там, наверху, сидит без дела? Здесь он без дела не сидел. И, думаете, он будет бездельничать там, наверху, когда видит нашу реальность? Старец наверняка задается вопросом: «Как дела у моих внуков?» Он приходит и смотрит на нас: как мы здесь трудимся? Наблюдает за нами, промышляет о нас, помогает нам, молится о нас, посещает наши монастыри и непрестанно ходатайствует о нас пред Богом, чтобы мы не погибли. Потому-то и кричат бесы о Старце Иосифе: «Он встал из могилы и бродит по монастырям, помогая монахам!» Старец просит Бога, чтобы Он как-нибудь получше позаботился о нас. Ведь, как известно Старцу, у нас нет того подвижничества и той духовной зрелости, какие были у него. Старец видит опасности, через которые мы проходим, видит и нашу безалаберность, видит наши страсти, видит все. И просит Бога быть милостивым к нашим прегрешениям и нашим страстям.

Нам лишь надо иметь веру в Старца, в этого великого человека, который ушел из жизни, но пребывает в жизни и передает нам жизнь и благодать, когда нас посещает. И хотя мы и не видим его, он избавляет нас от многих зол, которые бесы хотят сотворить. Его молитва и его присутствие чудесным образом избавляют нас от великих зол, хотя мы и не знаем, откуда приходит помощь. Так, однажды я видел во сне трех демонов, одетых как монахи, которые приблизились ко мне, чтобы сотворить зло. Тогда пришел Старец и их прогнал. В какое-то мгновение один из них хотел меня убить, и Старец встал между ним и мною. После этого я проснулся и сказал: «Это заступничество Старца».

Мы удостоились в наше время иметь такого ходатая на Небе. Это большая честь для нас, большая милость Божия. Мы этого не заслужили, и я первый, живший рядом со Старцем. Но Бог удостоил меня положить его во гроб. Это большое благословение для послушника – удостоиться похоронить своего Старца, положить его во гроб и стать его преемником. Это честь для нас – удостоиться иметь святоотеческую преемственность от этого человека.

Теперь Старец – на Небе, в океане Божественной любви. Он наслаждается наградой за труды аскетической жизни, получает утешение за свои слезы. Ибо он пролил ручьи слез не только за свои грехи, но и за грехи многих людей, слезы великой и безграничной любви к нашему Богу.

Таким запечатлелся в нашей памяти преподобный Старец Иосиф – наш венец, наш святой, один из корифеев Святой Горы. И поскольку Старец много рассказывал нам о своей жизни, мы будем хранить в памяти его образ, его дела и слова, чтобы все это принесло нам пользу как наше духовное наследие. Все эти примеры из жизни Старца должны помочь нам подражать ему, насколько это возможно для нас, в его подвиге, прежде всего в духовной его части: в бдении, молитве, чистоте. Ведь поскольку он наш Старец и мы имеем с ним духовное родство, на нас лежит священный долг следовать по его стопам, насколько в наших силах. Старец будет радоваться, если мы будем стараться просто и безыскусно подражать ему.

Мы непоколебимо верим, что Старец Иосиф имеет великое дерзновение пред Богом. Потому-то Бог и взял его к Себе, чтобы он ходатайствовал о нас, чтобы он нам уготовал место и защищал нас с высоты на трудном пути спасения. Будем же призывать его молитвы и просить его, чтобы он дал и нам часть той благодати, которую имел в здешней жизни, чтобы и мы познали Бога так, как познал Его он. Ибо цель христианина, и особенно монаха, заключается ни в чем ином, как в познании Бога. Не только уверовать в Него, как мы верим сейчас, но увидеть Бога неким иным образом. Увидеть Его неким иным зрением – тем зрением, каким Его видят только люди, соприкасащиеся с Ним.

Молитвы Старца да помогут нам приблизиться к нему в нашем подвиге, и да подаст он нам немного своего мужества, дабы извещение нашей совести позволило и нам безболезненно и мирно уйти из этого мира в мир иной. Он нас ждет.

Конец и Богу слава!

* * *

174

Послушники Старца Иосифа создали большие общины, которые взяли себе из двадцати афонских монастырей шесть, когда те были близки к запустению из-за недостатка в монахах. Так эти монастыри наполнились братией. Отец Харалампий пришел со своими послушниками в монастырь Святого Дионисия и стал там игуменом. Отец Иосиф Младший со своими духовными чадами обеспечил подъем монастыря Ватопед. А послушники Старца Ефрема возглавили монастыри Филофей, Констамонит, Ксиропотам и Каракалл. Вдобавок к этому, чада Старца Ефрема основали в Греции, Кипре, США и Канаде десятки женских монастырей, в которых спасаются сотни сестер. Живущих же в миру духовных внуков, правнуков и праправнуков Старца Иосифа – неисчислимые тысячи. – Прим. греч. ред.


Комментарии для сайта Cackle