Евфи́мий Зигавинос (Зигабе́н)

Толковая псалтирь

Псалом 37

Псалом Давиду, в воспоминание о субботе.

Этот псалом имеет сходство с шестым псалмом, потому что имеет одно и то же начало с ним и подобно оному оплакивает бедствия, приключившиеся Давиду по согрешении; и потому что и сей, равно как и тот, содержит молитву к Богу об освобождении Давида от несчастий и облегчении участи его. Следовательно, этот псалом написан во время преследования Давида Авессаломом. В надписи означено «в воспоминание», то есть, грехов Давида и несчастий и злостраданий последовавших за грехами его. (1)

(1) В других (списках) прибавлено к означенной надписи псалма: (в воспоминание) о субботе, какового прибавления, не знаю, почему изъяснитель Кир – Евфимий не имееет. А в Своде Никиты так изъясняются слова – в воспоминание о субботе. Итак, проливающим слезы о грехах надлежит приносить Богу означенное исповедание, как жертву субботнюю, которая приносилась вдвойне и напоминала приносившим ее о той, которая от Бога. Или это – в воспоминание – дает мысль о некотором сокращенном учении касательно нашего спасения. Ибо как преслушание Божественной заповеди открыло человекам путь к погибели (ибо мы не погибли бы, если бы сохранили заповедь в памяти); то посему сие слово предлагает нам в виде противоядия для страсти забвения напоминание о заповеди. Или прибавление в воспоминание сделано для того, чтобы нам напомнить о надписи 6-го псалма. В изданном Своде псалмов стоит: в воспоминание о субботе, то есть, что этот псалом содержит воспоминание о бедствиях Давида, который молится в нем о даровании субботствования, или успокоения от сих бедствий.

Пс.37:2. Господи, да не яростию Твоею обличиши мене, ниже гневом твоим накажеши мене

Сии слова мы изъяснили в 6-м псалме, почему смотри их там; а ярость и гнев Бога мы не должны представлять в виде страстей, но должны принимать за самые строгие определения Божии, каковы и приличны грешникам (1).

(1) Слова Вел. Василия: Многие изнемогли от болезненного приключения по неразумию, не ожидают полезного окончания его, но в негодовании на строгость попечительности остаются при немощах своего неразумия. Посему достойны удивления сии слова праведников, говорящих: Господи! не яростию Твоею обличи меня; сим не наказания хотят избегнуть, а гнева. Златоустого: Не просто обличения желает избегнуть, а (обличения) с казнью; не уклоняется от понесения наказания, а просит о наведении его без гнева. Феодорита: Это начало он усвоил и 6-му псалму, умоляя о послании наказания в виде врачевания, а не осуждения на оное; о врачевании не язвительнейшими врачевствами, а смягчающими.

Пс.37:3. Яко стрелы твоя унзоша во мне

Согласно с великим Василием под стрелами Божиими разумей те обличительные слова, которыми уязвил Давида пророк Нафан, сказав ему: теперь не отступит меч от дома твоего во век за то, что ты уничижил Меня, взяв жену Урия хеттеанина и усвоив ее себе в жену (2Цар.12:10). Или под стрелами можешь разуметь законы Божии, содержание определения против любодеев и убийц, которые на подобие стрел проникнули сердце Давида и пронзая его производили болезни и скорби, которые постигли Давида вместе с бедствиями и искушениями, и проникая как стрелы сердце его, причиняли ему скорбь. По истине сии скорби были стрелы Божии, ибо, по попущению Божию, приключались Давиду (1). Вместо – вонзились – Симмах перевел – постигали.

(1) Слова Василия о причине, по которой Бог попустил таковые приключения на Давида: поелику, будучи укрепляем благодатью Божиею, стал много мечтать о себе иногда, так что, как кажется, в дерзости своей произнес сие: я сказал в изобилии своем, что я не поколеблюсь, то посему справедливо предан искусителю.

И утвердил еси на мне руку твою

Утвердил – принимается за – низводил на меня часто руку Твою, Господи! то есть, открывавшуюся в наказании силу Твою, посредством частых наказаний меня (1). Или, говорит, что Ты столь тяжкую низводишь на меня руку свою, что не могу перенести ее, как сильно поражающую меня (2).

(1) Слова Бож. Кирилла: Говорит, что рука утвердилась на нем, то есть, поражавшая, притом продолжительно и непрерывно. Ибо прискорбные приключения, посылаемые от Бога на наказуемых, или искушаемых, часто последуют одно за другим. Таковы были приключения Иова: непрерывно одно за другим были возвещаемы ему, хотя он и не поколебался ими.

(2) О сем тот же Кирилл говорит: Кто утверждает руку свою на ком, тот возлагает на него неудобоносимую тяжесть, и Феодорит: выражение: Ты утвердил на мне руку свою: положил переносно от уязвляемых и носящих многие раны.

Пс.37:4. Несть исцеления в плоти моей от лица гнева Твоего

Слова: от лица гнева Твоего, от лица грехов моих, и от лица безумия моего, изречены в этом псалме в значении описания; вместо: по причине гнева Твоего, грехов моих, безумия моего. Итак, нет, говорит, врачевания плоти моей, то есть, облегчения злострадания, которое я сам причинил себе по причине гнева Твоего, иначе – угрозы Твоей и устрашения, сделанных мне чрез пророка Нафана, или объявляемых мне в законах. О подобном злострадании тот же Давид говорит и в других псалмах, – так: и я смирял постом душу мою (Пс.34:13); и плоть моя изменилась по причине елея (Пс.108:24); также: прилипли кости мои к плоти моей (Пс.101:6); или: я утрудился от вопля, замолкла гортань моя(Пс.68:4) и другие подобные.

Несть мира в костех моих от лица грех моих

Нет, говорит, твердости и стойкости в костях моих тленных, или душевных (каковы суть силы души и утверждающая душу мысли); потому что они колеблются и трясутся по причине грехов моих (1).

(1) Некто безыменный говорит: Лице грехов есть воображение и воспоминание их, так как мой грех пред лицем моим всегда (т. е. памятование о грехе). Симмах вместо – от лица грехов моих – перевел: по причине грехов моих (в издан. Своде).

Пс.37:5. Яко беззакония моя превзыдоша главу мою

Беззакония мои столько, говорит, умножились и возвысились, что поднялись выше главы моей. Сими словами Давид показывает великость грехов своих, как и в другом месте, чтоб открыть множество грехов своих, сказал: умножились более волос на голове моей (Пс.39:13).

Яко бремя тяжкое отяготиша на мне

Беззакония мои, говорит, тяжки; потому что не могу понести воспоминания о них, или что они заставляют меня наклоняться и смотреть в землю, как бы я носил великое бремя. Ибо печальные и сетующие смотрят вниз на землю, как смотрят вниз те, которые обременены какою-либо тяжелою ношею (1).

(1) Ориген говорит: Это не могут говорить те, которые не чувствуют своих грехов. Некоторые даже хвалятся и услаждаются своими преступлениями, как носящие их с удовольствием. Но как порок естественно гнетет вниз, будучи весьма тяжек, то один только кающийся чувствует бремя его. Посему Бог повелевает путем покаяния приходить к Нему обремененным и утружденным (в изд. Своде).

Пс.37:6. Возсмердеша и согниша раны моя – от лица безумия моего

Раны, говорит, души моей, произведенные во мне разжженными стрелами диавола, загнились и стали смердеть, и не просто на одной поверхности стали гнить, но совершенно и внутри загноились и стали смердеть. Таковыми словами Давид изображает загадочно повреждение и тление души своей, так что она не могла переносить своего смрада. А это, говорит, было по неразумию и незнанию моему: потому что, если б я не потерял своего смысла, я бы не получи стольких ран. Замечай, читатель, как Божественный Давид умножает и увеличивает грехи свои в пламенном исповедании их. Сначала сказал, что они велики, потом что они тяжки, далее, что они загноившиеся и смердящие. Это знак истинного покаяния, когда кто чувствует смрад греха своего, потому что тогда он может и возненавидеть его и совершенно возгнушаться им (1).

(1) Слова Божеств. Василия: Сие слово учит нас не скрывать зол своих и не держать в глубине души, как черноту и гниль, грехи, сожигаясь в совести. Ибо как в находящихся в горячке, огонь, когда скрывается глубоко во внутренности, причиняет большую болезнь, а когда выходит наружу, подает надежду на прекращение: так бывает и с душею. Это – то, думаю, означают слова: Не стыдись исповедать грехов своих (Сир.4:26); также: говори ты первый грехи свои, чтоб оправдаться (Ис.43:26). И Златоуст изъясняет так: Всякий грех есть самый гнусный, ненавистный и смрадный и имеет началом безумие. Ибо если бы душа не пала в безумие, не потерпела бы греха. Добродетельный имеющий страх Бoжий умнее всех. Потому и сказал некто: «Начало премудрости страх Господень». Продолжение из Великого Василия: «Безумным называет безумное действие, происходящее из безумия, но всякий грех бывает по безумию. А благоразумие, как добродетель, все производимое по ней делает достойным похвалы и (наименования) добродетели; притом доставляет и здравие душе то, что производится с благоразумием». Из Григория Нисского: «И просто во всяком деле совращение на сторону порока делает человека изъязвленным, причиняя ему раны и воспаления чрез язвы греховныне». Из Бож. Кирилла: «Остатками, – говорит, – язв и ран можно назвать остающиеся на теле знаки от произведенного кем-либо удара; впрочем, если и они не были лечимы, причиняют не малую боль, а иногда и усиливаются до превращения в раны, приходя в первоначальное состояние. Подобные приключения можно видеть и в душах людей: грех поражает и зло возрождается в них, на подобие язв, если он как-нибудь приходит в исполнение. Впрочем, и тогда, когда производитель преступления престанет как-нибудь от оного, то есть, от наслаждения нелепым, и гнусным удовольствием, доколе в нем находится сила похоти усиливающаяся и возмогающаяся, хотя бы она и обуздывалась чрез устремление мыслей к лучшим предметам, он будет иметь знаки от язв: если же случится, что они останутся надолго, то быть может, и в раны, когда негодное сладострасие будет исполняемо».

Пс.37:7. Пострадах и слякохся до конца

Я, говорит, бедствовал и от изнеможения под великостию и бременем грехов моих, соединенных с несносным смрадом, я совершенно сделался согбенным. Или можно разуметь и иначе: занимаясь врачеванием столь зловонных ран моих, я страдал и от немощи до конца, или совершенно и всецело скорчился.

Весь день сетуя хождах

Всегда, говорит, я ходил мрачен, или потупя взор в землю, хотя и находился на царском престоле: потому что уязвляла меня совесть, не позволяя мне радоваться и веселиться в душе моей.

Пс.37:8. Яко лядвия моя наполнишася поруганий

(Чресла мои исполнились бесчестным огнем). Если страстная плотская похоть есть бесчестие и ложь; то посему она не есть истинное удовольствие, но тень удовольствия. Посему-то Апостол говорит: и так станьте, препоясав чресла ваши истиною (Еф.6:14); то есть, препояшьте внутренности ваши истинным удовольствием, каковое рождается от целомудрия и правды. Симмах вместо – чресла – перевел внутренности (λαγονες). To и другое означает похотствующую часть: поелику внутренности находятся около чресл, а из их рождаются похотствования в соитиях. Итак, Давид говорит, что похоть моя исполнилась бесчестия со стороны демона, потому что он посмеялся ей, раздражив ее к нелепым и беззаконным движениям плотской нечистоты (1).

(1) Слова Великого Василия: Чресла мои исполнились посмеяний, то есть внутренности мои – бесчестия. Сими словами указывает на гнусное действие известного рода; ибо во внутренностях (почках) составляются содействующие деторождению семена. Плоть всегда изнемогает от истечений и нецеломудрия, почему любодействующий грешит против своего тела, как говорит Апостол.

И несть исцеления в плоти моей

Итак, поелику, говорит, я понес бесчестие от диавола, то посему нет уврачевания плоти моей, поелику я наказываю ее и изнуряю, как сказал прежде, и мщу ей за то сладострастие, которое она мне доставила.

Пс.37:9. Озлоблен бых и смирихся до зела

Я, говорит, потерпел зло – чрез голод, жажду, лежание на (голой) земли и испытание других суровостей; а равно я угнетал себя, то есть наказывал тело мое чрезмерно; ибо – сильно – принимается за – чрезмерно, по свойству еврейского наречия.

Рыках от воздыхания сердца моего

От жестокого, говорит, стенания сердца моего, которое уязвилось отвне и жестоко страдало, я представлялся рыкавшим, или издававшим рев на подобие льва. Ибо – рыкал – Акила перевел – ревел. Грешник, по словам Приточника, или нечестивый, когда дойдет до глубины зол, бывает нерадив (Прит.18:3): напротив того, праведник страшится и самых малых грехов и чрезмерно осуждает себя (1).

(1) Слова Кирилла: совесть, уязвляющая сердце, производит в нем стенания. Ибо всецело порабощенный грехам и обвиняемый своею совестью за то, что он оскорбил Бога, не может быть небрежным. Напротив того он имеет ум как бы упоенный печалью и сердце – злостраждущее от жестокого мучения; почему и представляется рыкающим от выходящих из глубины стенаний и от издаваемого самыми глубокими внутренностями сердца глухо – немого голоса. Ибо я не исповедываюсь, говорит, устами, чтобы для многих сделаться явным, но заключив взор, в самом сердце, рыкая в себе самом, Тебе одному, видящему тайное, я открывал свои стенания.

Пс.37:10. Господи, пред Тобою все желание мое, и воздыхание мое от Тебе не утаися

По согрешении, говорит, все желание мое пред Тобою, Господи, поелику Ты знаешь, что я всегда желаю спасения своего и освобождения от бедствий, и стенание мое не таится от Тебя, ибо Ты слышишь его, как бы оно было членораздельное слово, исходящее из глубины сердца моего (1).

(1) Слова Кирилла Алекс.: «Весьма много значит иметь все желание свое пред Богом, такое желание, которое было бы достойно взора Его. Ибо удовольствия, низводящие разум человека к делам непотребным, находятся вдали от очей Пречистого Бога, всякое желание, ведущее к добродетели, находится пред Его взором». Его же о стенании: «Усильно произносящие молитвы обыкновенно издают пламенные из глубины стенания и это Бог дает людям к облегченно тяжкого злострадания их». И слова Великого Василия: «когда я желал зол, мое желание не было пред Тобою: а теперь, когда я при всяком деле смиряюсь и раскаиваюсь и желаю иметь Тебя, Боже и Спаситель, врачом, мое желание есть пред Тобою». И Феодорит: «поелику я однажды обратил желание на худое, то теперь всегда устремляю его к Твоим повелениям».

Пс.37:11. Сердце мое смятеся, остави мя сила моя

Сердце мое, говорит, взволновалось от обличения совести и раскаяния; а сила моя меня оставила потому, что я изнурился злостраданиями всякого рода, как сказано выше.

И свет очию моею и той несть со мною

От великой, говорит, суровости в жизни и горьких слез, ежедневно изливаемых мною уменьшился свет в очах моих, и я уже не вижу ясно. Ровное течение речи должно быть такое: и этот свет очей моих не находится со мною, – быв уменьшен и потерян. Или, по словам великого Василия, Давид светом душевных очей своих называет Святого Духа, который удалился было от него за грех его. Некоторые принимали сей последующий стих за пророческое слово от лица Христова об учениках Его, которые хотя и были верными друзьями Его, как свет очей Его, во время страдания Его, однакож, оставя Его, бежали, как повествует евангелист Матфей: тогда все ученики, оставя Его, разбежались (Матф. 26:56) (1).

(1) Слова Божес. Кирилла: Доколе ум не порабощен похотями, он находится в состоянии мирном, тихом и безмятежном и сверх того, от Бога сияет в нем чистый свет трезвости; мир Божий хранит сердце и помыслы его. А когда сердце бывает как бы подкуплено влиянием в него нелепого и злого сладострастия, тогда сатана наполняет его мятежами, и производя в нем злые помыслы, возмущает его и вдруг являет покрытым мысленною тьмою, исполняет как бы бранью и сражением. Слова Великого в божественных предметах Василия: в благоуспешных дух бодр, а плоть немощна, а в побеждаемых плоть возносится и усиливается, а душа слабеет и изнемогает. Итак, тогда, говорит, умственная сила моя пришла в смятение и замешательство и сила оставила меня и свет очей моих, и он удалился от меня; ибо во время греха рассудительность, быв приведена в замешательство и омрачена производившим во мне грех, потерпела не малое смущение. Слова Феодорита: в одно и то же время сими словами выражает две вещи – и чрезмерность печали, по которой казалось, что и свет не был свет – и лишение попечения, справедливо названное светом очей.

Пс.37:12. Друзи мои и искренны мои прямо мне приближишася и сташа

Здесь Давид, по изъяснению Феодорита, загадочно указывает на своего советника Ахитофела и многих ему подобных друзей своих. Друзья мои, говорит, и домашние мои пришли на меня, ибо это означает – приблизились и стали против меня; потому что Бог попустил произойти сему на меня за грехи мои; грехами моими поднялось на меня сие море бедствий.

Пс.37:13. И ближнии мои отдалече мене сташа

Под ближайшими должно разуметь вышеозначенных и самых ближайших друзей Давида: они то, по вражде к Давиду, находились близ него, так как они и преследовали его, а в отношении к дружбе и откровенности удалились от него, как отделившиеся от содружества с ним. Или под ближайшими надобно понимать некоторых из друзей Давида таких, которые, опасаясь Авессалома, бегали и обращения с Давидом (1).

(1) Великий Василий, изъясняя, кто были друзья и ближние и ближайшие Давида, говорит, что это были «добрые Ангелы». Кто они были как не те, которые прежде радовались о его прежних добрых делах? то есть добрые Ангелы и служители Божии, обыкновенно радующиеся о спасении людей; поелику о кающемся грешнике радость бывает на небесах. Сии то все друзья Давида во время греха его, с отвращением отступали от него, не вовсе оставляя его, но стоя далече и стеная о нем... когда они от меня удалились; то другие, говорит, некие, производившее во мне грех (т. е. демоны), став близ меня, делали мне насилие и ругались, над моею душею. Григория Нисского: Из сего мы узнаем, что не всякий, называемый в писании братом, или ближним, действительно таков; но иной чужой называет братом и враг другом и противостоящий ближним, под каковыми мы разумеем сродные нам помыслы, жизнь коих производит нашу смерть и смерть – нашу жизнь.

И нуждахуся ищущии душу мою

Те, говорит, которые искали души моей, то есть, меня, по описанию, понуждали меня и делали мне зло, употребляя все хитрости. Или искавшие души моей, то есть, для истребления и умерщвления меня, как сам он говорит в 39-м псалме: искавшие души моей погубить ее.

И ищущии злая мне глаголаху суетная

Те, говорит, которые искали падения моего, произносили против меня злоречия, обвиняя и оклеветывая меня. Называет оные пустотами, как лживые и без всякой причины произнесенные.

И льстивным весь день поучахуся

Выше означенные, говорит, враги мои каждый день строили наветы против меня, как и каким образом уловить меня.

Пс.37:14. Аз же яко глух не слышах

Я, говорит, по истине и действительно слышал, а по виду не слышал, потому что молчал, не возмущался при всех речах врагов моих против меня. Без сомнения, Давид слышал и многих других, когда они ругались над ним, и молчал; но преимущественно он слышал явно произносившего ругательства и проклятия на него Семея и молчал, как бы вовсе не слыша его, как повествуется в 2-й кн. Царств, в главе 16.

И яко нем не отверзаяй уст своих

Здесь недостает – был. Я был, говорит, как немой: поелику он не слышал, то надлежало быть и немым в рассуждении тех укорительных слов, которые слышал от врагов своих.

Пс.37:15. И бых яко человек не слышай, и не имый во устех своих обличения

Сими словами довольно хорошо уясняются предыдущие слова. А обличениями называет защитительные слова, которыми мог возражать и обличать своего обвинителя (1).

(1) Слова Феодорита. Это яснее показывает история. Ибо когда Авессалом осуждал решения отца своего и привлекал к себе из тех, которые судились с другими, но были побеждены, то блаженный Давид великодушно переносил это; также когда злословил его Семей и метал языком и рукою, он в молчании переносил обиды.

Пс.37:16. Яко на Тя, Господи, уповах

Здесь Давид излагает причину, по которой он был глух и не отворял уст своих против обвинителей своих: она состоит в том, что я, говорит, надеялся, что Ты, Господи, защитишь меня от врагов моих, как Ты сказал: «Мне отмщение и Аз воздам, глаголет Господь».

Ты услышиши, Господи Боже мой

поелику Ты знаешь все эти клеветы на меня, то и воздашь моим клеветникам. Или: Ты услышишь терпящих это и молчащих.

Пс.37:17. Яко рех: да не когда порадуют ми ся врази мои

Ибо когда я молился Богу, то говорил сам в себе: как бы не порадовались касательно меня когда-нибудь враги мои.

И внегда подвижатися ногам моим, на мя велеречеваша

когда уже путь мой удалился от пути божественных заповедей, они тотчас возымели бесстыдную дерзость хвастаться, что погубят меня.

Пс.37:18. Яко аз на раны готов

Поелику я, согрешивши и лишившись божественной помощи, удободоступен был для тех, которые хотели поражать меня. Или же слово "яко" можно считать излишним (как это нередко мы встречали) и тогда смысл будет такой: я всегда готов к исправлению и научению твоему, ради грехов моих.

И болезнь моя предо мною есть выну

И память о совершенных мною преступлениях, причиняющая мне такую скорбь, всегда пред глазами моими: они мучат и беспокоят меня и я не могу забыть их, чтобы не чувствовать боли.

Пс.37:19. Яко беззаконие мое аз возвещу

Поелику я всем буду говорить о грехе моем и буду обвинителем самому себе.

И попекуся о гресе моем

То есть, позабочусь о врачевстве греха. Он безразлично преступление называет и беззаконием и грехом.

Пс.37:20. Врази же мои живут

То есть восставшие против меня с Авессаломом. "Живут" же поставлено вместо: они сильны, а я слаб.

И укрепишася паче мене

Эти слова ближе изъясняют стих предыдущий. Или: "живут" значит – здоровы, а «умножишася» – возрастают силами.

И умножишася ненавидящии мя без правды

Не только живы и благоденствуют, но и умножаются. Но они несправедливо ненавидят меня, потому что не имеют ничего такого, в чем бы могли обвинить меня.

Пс.37:21. Воздающии ми злая возблагая, оболгаху мя, зане гонях благостыню

Это он говорит об Авессаломе, за любовь отеческую отплатившем завистью и восстанием, как об этом повествуется в книге Царств. Под благостыней он здесь разумеет правду.

Пс.37:22. Не остави мене, Господи Боже мой, не отступи от Мене

Ибо я лишен всякой благовременной помощи и в Тебе только имею помощника и стража.

Пс.37:23. Вонми в помощь мою, Господи спасения моего

Властитель, говорит, жизни моей и спасения! Потщись помочь мне. Таково изъяснение сего псалма! По истории и буквально оно относится к Давиду. Впрочем этот псалом приличен и всем находящимся во грехах. Друзьями и ближними их можем называть добрых ангелов, которые радуются добродетелям нашим и хранят нас; а когда увидят нас согрешающими, идут впереди нас печальные и, быв прежде весьма близки к нам, после удаляются от нас. По удалении от нас ангелов приближаются злые духи и понуждают нас делать большие грехи, сказывая в уши сердца нашего слова, то есть, помыслы пустые и злые и строя нам ковы. Те из христиан, которые имеют ум добрый и внимательный, заключают слух души своей, не давая и ответа злым помышлениям демонов; но умственно молчат и не позволяют внутреннему слову, изрекаемому в сердце, говорить. Одного только Бога они призывают на помощь себе и защиту от демонов. Те же демоны, поскольку внимательные грешники избирают доброе покаяние, снова за сиеe причиняют им еще более зол многими внешними и внутренними искушениями и сверх того клевещут на них пред всеми людьми, что они грешники.


Комментарии для сайта Cackle