священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской

27. Слово в день Рождества Христова87

«Егда же прииде кончина лета, посла Бог Сына Своего Единороднаго, раждаемаго от жены, бываема под законом, да подзаконныя искупит, да всыновление восприимем» (Гал. 4, 4–5).

В величайший праздник Господень, хотя здесь, на один час, братие, приникнем всею мыслию к таинству спасения нашего, в которое «желают проникнуть Ангелы» (1Пет. 1, 12), славословящие ныне «Бога в вышних». Подобно волхвам, принесшим свои сокровища, отверзем и мы сокровищницы душ наших для Христа или, если скудны и пусты эти сокровищницы, то хотя, подобно пастырям, с любовию воззрим на Рожденного в вертепе и Лежащего в яслях.

Как близко подходят вышеприведенные слова нынешнего апостольского чтения к так называемому освободительному движению, которое происходит в настоящее время в России! «Когда пришла полнота времени, – говорит апостол, – Бог послал Сына Своего Единородного, Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление» (Гал. 4, 4–5). Как по исполнении времен, то есть по окончании времени подготовления людей к пришествию Искупителя, явился на землю Единородный Сын Божий и устроил Царство Свое, так и в России сам Государь заявил, что она уже переросла существующую форму государственной жизни и поэтому настало время для введения новой формы правления. Апостол говорит, что до Христа люди были в состоянии подзаконном, исполняли волю Божию, как рабы, боящиеся господина, а не как сыны, во всем доверяющие отцу и искренне любящие его. Так и русские люди руководились доселе в жизни своей всецело как бы предписаниями власти, которой боялись, но часто не доверяли и не любили, теперь же сами, как свободные сыны отечества, приглашаются Государем в его Думу для совместного с ним устроения земли Русской. Апостол говорит, что, получив свободу, искупленные Христом восприяли Духа Святого и вместе с тем начаток новой, совершенной, духовной жизни, для которой не давало свободы состояние подзаконное; так и сыны России, освобожденной от так называемой бюрократической стеснительной опеки, надеются на духовное оживление своей страны, которое задерживалось, как говорят теперь весьма многие, прежними, устаревшими формами государственной и общественной жизни.

Но при таком видимом сходстве происходящего теперь в России общественного движения с великим делом искупления, совершенным Самим Христом, можно ли говорить о глубоком внутреннем сходстве того и другого? Можно ли говорить, что благодаря освободительному движению общественная жизнь России стала ближе к Евангелию Христову, что Христос, родившийся в Вифлееме, и ныне, как говорят некоторые, живет в России? Чтобы ответить на эти вопросы, вникнем глубже в слова святого апостола о дарованной людям свободе во Христе и в характер современного освободительного движения. Апостол существо свободы христианской полагает в искуплении людей от рабства суеты и страстей, совершенном чрез явление Сына Божия во плоти, а современное освободительное движение, ставя в стороне явление Бога во плоти, стремится прежде всего к так называемому восстановлению «прав человека» и под именем последних узаконяет весьма многие из страстей, от которых освободить людей пришел Христос. Апостол говорит, что для дарования нам свободы от рабства греха, или искупления нашего, необходимо было уничижение и смирение Сына Божия, Который, будучи Богом, родился от жены, то есть подобно всем людям, и, будучи Творцом закона, Сам подчинился закону иудейскому; а поборники современного общественного движения скорее проникнуты гордым сознанием достоинства человеческого и более любят говорить о подъеме и возвышении личности, которая не должна быть, как было доселе, подавляема отжившими будто бы свое время авторитетами и правилами. Апостол говорит, что сынами Царствия Христова люди делаются чрез вселение Духа Святого в сердца их и что это Царствие есть "правда и мир и радость во Святом Духе» (Рим. 14, 17); но таковы ли в существе своем стремления поборников современного освободительного движения?

Конечно, о правде и они говорят весьма много, но водворяется ли чрез это царство правды на земле? Смотрите, сколько клевет и лжи попадается постоянно на страницах даже так называемой передовой, либеральной печати. Смотрите, как люди постоянно, считая что-либо недозволенным для других, особенно для правительства, считают дозволенным для себя и прямо провозглашают постыдное правило: «цель оправдывает средства», считают необходимыми ради успехов мнимого освободительного движения убийства и грабежи, проявляют безжалостное и зверское отношение к больным и голодным, причиняют разорение и делают насилия над целою страною, не говоря уже об отдельных людях, почему-либо неугодных мнимым поборникам свободы, и т. д.! Это ли водворение на земле царства правды? Мир, возвещенный Христом и составляющий предмет упований так называемого культурного человечества, водворился ли он ныне в обществе, когда партии усиленно борются одна с другой и люди, стремясь к свободе, «угрызают и снедают друг друга», по апостолу (Гал. 5, 13–15); когда как бы вопреки пророку, предсказывавшему прекращение с пришествием Христовым братоубийственной вражды между Ефремом и Иудою (Ис. 11, 13), считают братоубийственную войну необходимою для достижения общей свободы; когда, опять как бы вопреки пророку (Ис. 11, 6–7), не только «волк и ягненок еще не пасутся вместе», но и сами люди считают для себя вполне естественною происходящую в мире животных борьбу за существование? Если правда Христова и мир совершенно не водворились в обществе, а скорее умалились, то, конечно, не остается в нем места и для радости о Духе Святом, которая знаменует наступление Царствия Христова: какая может быть радость вообще, тем более о Духе Святом, в обществе, члены которого враждуют и истребляют друг друга, заставляют постоянно беспокоиться за самую жизнь? Ведом ли даже Дух Святой современному обществу? О Христе оно еще знает, но знает ли о Духе Святом, Господе Животворящем, и Его действиях? Правда, часто говорят теперь о духе животворящем, о духовном росте общества, повторяют даже апостольское изречение: «Духа не угашайте» (1Сол. 5, 19); но не от духа ли мира сего большею частию исходит подразумеваемое в данном случае духовное оживотворение общества, не из круга ли понятий и настроений мира, далекого от истинного Первоисточника жизни духовной Духа Христова? На что мы говорим: «Далеко отстоит современное общество от Христа и Духа Его? Не противно ли и не враждебно ли оно в значительной части своей Христу и Его Духу?» Ведь некоторые безумные поборники свободы провозглашают борьбу Богу и Церкви Христовой. Правда, они не всегда явно провозглашают это и пытаются представить себя даже учениками Христа, Который будто бы, что ужасно и сказать, был первым революционером, социал-демократом и т. п. Но это присвоение себе имени Христова свидетельствует лишь о коварстве крайних безумных поборников ложной свободы: как они для большего успеха объявляли себя народу исполнителями воли Царя, как землю называли «Божией» лишь для того, чтобы успешнее склонить народ на насилие и грабеж имений помещиков, так приемлют всуе имя Христово; и к ним нужно относиться, как к тем ложным пророкам, о которых сказал Господь: «Скажут вам: вот, здесь, или: вот, там [Царство Христово], не ходите и не гоняйтесь» (Лк. 17, 23).

Услышав все это, многие из здесь стоящих могут сказать, что они далеки от содействия, даже от сочувствия крайним поборникам свободы, идущим против Самого Христа и Церкви Его. Пусть так, пусть нет ни в ком из нас явного сочувствия подобным людям, но многие ли не имели сочувствия тайного, не были ли многие в тайниках души одновременно со Христом и Велиаром, и втайне не изменяли ли мы Ему, хотя бы для того, чтобы избегать гонений за преданность свою Христу?

Испытаем же, братие, себя тщательнее, есть ли в нас Христос, «в вере ли мы» (2Кор. 13, 5). И тогда только, когда будет общество наше самым делом, а не по имени только христианским, могут возрасти в России плоды свободы и наступит то умиротворение, которого все так жаждут, ибо «нечестивым нет мира», говорит Господь чрез пророка (Ис. 48:22, 57:21). Уже одно приближение праздника Рождества Христова скольких людей побудило, если не во имя любви к Самому Христу, то к своим семьям, оставить пагубное безумие и обратиться к мирной трудовой жизни! А кто знает, сколько бед отвратила бы всенародная молитва Христу, с искренней любовью совершаемая, осуществление в жизни общественной заветов Его! Без напоминания же о Христе тщетны были бы все речи о мире и попытки умиротворения бушующих страстей общества. Для водворения мира нужно, чтобы всех членов общества что-либо объединяло. Какая же может быть более общая и прочная основа для единения всех, кроме Христа? Не Его ли учение всем понятно и для всех увлекательно? Не Его ли только именем можно увлечь массы простого русского народа и даже образованного общества? Не заветы ли Христовы лежат и в основе умиротворяющих общество манифестов благочестивейшего Государя нашего, в том числе манифеста 17 октября? Чем, как не любовию Христовою, может смириться столь возрастающее всюду своеволие и непокорность, разделяющие общество на враждебные одна другой части? Что может объединить богатых и бедных, смягчить первых, умиротворить страсти последних? Насильственное ли равномерное распределение между людьми земли и прочих благ земных? Конечно нет, но только христианское общение любви, побуждающей к щедрой общительности богатых, к смирению и терпеливому довольству своим жребием бедных.

Итак, потщимся сделать Христа лучшим украшением нашей общественной жизни, «освятим» Его в сердцах своих (Ис. 8, 13), безбоязненно и с любовию будем Его исповедовать, хотя бы и не видели мы вокруг себя множества Его верных последователей. «Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство» (Лк. 12, 32). Как обуреваемая более других городов мятежническою борьбою и смутою Москва обратилась с торжественными молениями ко Господу, хотя уже увидев облегчение, так и мы всякое дело по устроению земли Русской будем неуклонно предварять искреннею, не из уст только, но и из сердца исходящею молитвою к Богу, Спасителю нашему. И тогда только даст нам Господь мир, избавит Россию от ополчившихся на нее не двадесяти языков, как в 1812 году, но, что еще ужаснее, от множества врагов, возросших в собственных недрах ее. Тогда опять великие праздники Господни будут являться не временами гнева Божия, но милости Божией к земле Русской, знаменем наступающего в ней истинного мира, взаимного благоволения между разделенными частями русского общества! Аминь.

* * *

1

Сокращения при указании источника: ВлЕВ – Владикавказские Епархиальные Ведомости ВЕВ – Волынские Епархиальные Ведомости ОЕВ – Олонецкие Епархиальные Ведомости УЕВ – Уфимские Епархиальные Ведомости

87

Произнесено в церкви Олонецкой Духовной семинарии 25 декабря 1905 года. (ОЕВ. 1906. № 1. С. 5–10.)

Комментарии для сайта Cackle