священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской

94. Слово в Неделю 9-ю по Пятидесятнице227

В нынешнем апостольском чтении слышали мы слова: «Основания бо инаго никтоже может положити паче лежащаго, еже есть Иисус Христос» (1Кор. 3, 11). Эти слова тем более побуждают нас остановиться на них, что и мы принадлежим к «строителям», о которых упоминает апостол. Итак, Христа ли положили мы в основание своей жизни и дела?

По-видимому, излишне было бы об этом и спрашивать: ведь мы делаем свое дело от имени Церкви, следовательно, Христа полагаем в основание. Но знаем мы и то, что не одно призывание имени Христова устами необходимо для принадлежности Христу, не одно исполнение некоторых обязанностей, налагаемых Церковью, которое может быть столь же бездушно и бесследно для нашей жизни, как и множество других обязанностей, которые мы исполняем. Не одно листвие слов и дел, хотя по видимости христианских, нужно для того, чтобы Христа положить в основание нашей жизни и дела, для этого нужно, по апостолу, чтобы «Христос верою вселился в самые сердца наши», чтобы нам крепко «укорениться и утвердиться в Нем» (Еф. 3, 17–18; Кол. 2, 7), чтобы вместе с апостолом могли мы сказать: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 20). Нужно в самое существо свое, в суть восприять Христа, как сказал о нашем народе известный писатель Достоевский.

Вспомнив о народе, спросим себя мы, призванные служить ему, не зиждется ли его жизнь на более прочных христианских основах, чем наша собственная? Не должны ли мы вместо высокомерного презрения во многих отношениях почтительно преклониться пред христианскими сокровищами духа, которые народ наш имеет? Например, в ком больше терпения, которым заповедовал нам Господь «спасать души наши» (Лк. 21, 19)? Народ или люди, принадлежащие к так называемым интеллигентным классам общества, более усвоили взгляд на жизнь, как на крестоносный подвиг последования Христу, а не пир, исполненный наслаждений, к которому вместо подвига призывают в последнее время различные радетели о благе народа, сторонники разных партий, образовавшихся из интеллигентного класса общества (особенно социал-демократы)?228 Не увлечены ли и мы не в меру светским настроением и образом жизни этого общества и любовь к удовольствиям обычной суетной жизни, нередко более языческой, чем христианской по настроению, не подавляла ли в нас иногда совсем жизнь во Христе? Не скрывали ли мы в себе всячески последнюю из-за боязни насмешек со стороны того общества, которое нередко называется христианским лишь по имени, так как в противоположность народу всячески стыдится и боится самого упоминания имени Господа Иисуса Христа?

Мы судим обыкновенно о своих делах, мыслях и настроении своим судом, сообразуясь с собственными лишь мыслями или мнениями, господствующими в обществе. Но святой апостол в нынешнем чтении указывает и иной суд: «Строит ли кто, – говорит он, – на этом основании (которое есть Христос) из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы, каждого дело обнаружится; ибо день (суда) покажет... и огонь (суда) испытает дело каждого, каково оно есть» (1Кор. 3, 12–13). На этом-то суде Христовом не по собственным нашим снисходительным мнениям и не по ложным мнениям забывшего Христа общества будем мы судимы, но Слово Христово «оно будет судить нас в последний день» (Ин. 12, 48). Часто ли ставили мы свои мысли, дела и настроение пред этим чистым зеркалом евангельского совершенства? Раскроем хотя бы первую (если можно так сказать) страницу проповеди евангельской начало Нагорной беседы Господа: «Блажени нищии духом... Блажени плачущии... Блажени кротцыи... Блажени милостивии... Блажени чистии сердцем... Блажени изгнани правды ради... Блажени есте, егда поносят вам и ижденут и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради» (Мф. 5, 3–11).

Осуществили ли мы все это и насколько?

Потщимся же из более драгоценных материалов строить дом духовный собственный и народа, который вверяется нашему попечению. Учители народа, потщимся не быть ниже по своему просвещению во Христе того народа, который мы учим! Будем тщательнее оценивать всякую свою мысль и дело любовью ко Христу, соотносить их с идеалом совершенства, начертанным в Евангелии, а не с собственными лишь мыслями и не с мнениями полуязыческого общества, стыдящегося назвать имя Христово. И тогда мы построим свой дом на Христе, как на непоколебимом камне; он не поколеблется уже от бурь и искушения страхом перед обществом, как поколебался некогда во время бури апостол Петр по своему маловерию, но потом сделался воистину твердым и непоколебимым камнем веры, по слову Христову, утвердившим и доселе утверждающим многих (Лк. 22, 32). Аминь.

* * *

1

Сокращения при указании источника: ВлЕВ – Владикавказские Епархиальные Ведомости ВЕВ – Волынские Епархиальные Ведомости ОЕВ – Олонецкие Епархиальные Ведомости УЕВ – Уфимские Епархиальные Ведомости

227

Произнесено в церкви Олонецкого епархиального женского училища 23 июля 1906 года во время педагогических курсов для учителей и учительниц церковных школ. (ОЕВ. 1906. № 15. С. 573–575.)

228

Вот что, например, говорит об этом архиепископ Волынский Антоний в своем недавно написанном окружном послании к Волынскому духовенству: «Истинное просвещение заключается, вопервых, в том, чтобы знать Господа Иисуса Христа и чтить Его святые слова; во-вторых, в том, чтобы различить добро и зло, в-третьих, в том, чтобы не теряться, не падать духом в несчастии, и, наконец, в том, чтобы не бояться смерти. Тот, кто эти четыре условия просвещения имеет, тот есть истинно мудрец, ибо мы считаем Сократа умнейшим из людей за два условия только, а имеющий все четыре вдвое умнее его. И таков народ наш, хотя и не знающий грамоты, но различающий доброе от злого совершенно так, как учил Господь наш, народ наш, любящий Господа и Его почитающий высшим Учителем жизни. Не так те, которые воспитались на книжках. Хотя они любят говорить, что признают учение Евангелия и чтут Иисуса Христа, но, говоря это, лгут: у них даже язык не поворотится, чтобы назвать Его полным именем, но, подобно Пилату, называют Его либо Иисусом, либо Христом, так и рука их неможет подняться, чтобы положить на себя полный крест, но либо не могут они донести ее до лба, либо опускают, не донеся до левого плеча. Не Господа Иисуса Христа они считают судьею своих действий и мыслей, а сами высокомерно обсуждают Его слова, некоторые одобряют, а некоторые отвергают, и тем снова восхищают своим душам Пилатово место... Господь велел взирать на жизнь, как на крест, полагать сокровище своего сердца в жизни будущей, а наше общество даже детей воспитывает в чисто эпикурейском отношении к жизни, как к чаше наслаждений, и именно на этом взгляде устанавливается и вожделенный сынам его «правовой порядок», и вся борьба сословий и политических направлений, и особенно учение социал-демократов... Скажите теперь, кто темный язычник: народ ли – смиренный и убежденный крестоносец или те, которые смеются над его невежеством и стараются вырвать из его сердца это сокровище христианского света и заменить своим языческим суемудрием?» (ВЕВ. 1906. № 20).

Комментарии для сайта Cackle