священномученик Фаддей (Успенский), архиепископ Тверской

93. Поучение в Неделю 8-ю по Пятидесятнице и в день святого великомученика Пантелеимона225

«Дадите им вы ясти» (Мф. 14, 16), – с такими словами обратился Господь к ученикам Своим, когда в пустыне они приступили к Нему с вопросом: «Откуда нам взять в пустыне столько хлебов, чтобы накормить столько народа?» (Мф. 15, 33). Те же слова Господа обращаются и к нам, пастырям и учителям народа.

Какой же хлеб должны давать народу вы, деятели церковной школы? Тот же самый, которым более всего питал Господь толпы народа, около Него собиравшиеся, это слово Божие, возвещаемое вашими устами и еще более являемое делами жизни вашей по заповедям Христовым. Это есть «единое на потребу» (Лк. 10, 42), все же остальное, что мы особенно охотно стремимся давать народу: различные светские знания, развлечения, составляет лишь приправу к пище, необходимой для души, иногда полезную и приятную, иногда безвредную, иногда же, быть может, и вредную. Будем же внимательнее смотреть, чтобы не дать народу лишь «рожцы», которыми питаются «свиньи» (Лк. 15, 16), то есть в духовном смысле люди, знающие и понимающие лишь грубо-чувственные удовольствия жизни плотской!

Правда, слышим мы в отношении к Церкви и ее школе все усиливающиеся упреки, будто она устремила все свое внимание исключительно в область небесной жизни, пренебрегши областью жизни земной с ее нуждами, тогда как народ прежде всего усиленно ищет школы, дающей ему хлеб вещественный, помогающей земному его благосостоянию. Вот подлинный способ подать народу хлеб, а не камень. Но из чьих уст слышатся подобные упреки? Вслед за социалистами, стремящимися вместо рая небесного устроить рай земной, вопиет об этом усиленно один из мнимых пророков нашего времени, который говорит, что он любит язычество, не интересуется жизнью загробной (В. Розанов).

Чего хочет душа человека, то хочет он дать и другим. И если об язычниках сказал Господь: «Всего этого (т. е. пищи, одежды и т. д.) ищут язычники» (Мф. 6, 32), то что же удивительного в упреках, делаемых Церкви и ее школе, исходящих из уст человека, любящего язычество более христианства?

Но мы посмотрим, чего алкала душа Христова, какой хлеб и как хотел Христос сообщить миру. "Моя пища, – говорил Христос, – есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его» (Ин. 4, 34). Не для того пришел Он в мир, чтобы напитать всех хлебом вещественным, но для того, чтобы проповедовать миру слово истины, чтобы научить людей исполнять не свою волю греховную и страстную, алкавшую и жаждавшую лишь благ земных, но «волю Божию благую, угодную и совершенную» (Рим. 12, 2). Чего алкала душа Христова? Она томилась, пока не наступили страдания, которые необходимо было претерпеть Христу для искупления мира от греховной страстной жажды благ земных: "Крещением, – говорил Он, – должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока сие совершится!» (Лк. 12, 50), чашу страданий жаждала испить душа Его. Эта чаша создана неверием народа, к которому пришел Он, а еще более породившими самое неверие грубо чувственными страстями народа, прилепившими сердце его лишь к благам земным и ослепившими духовные очи его, делавшими мерзкими пред Богом мнимых праведников его, неблагодарностью народа, о котором как бы говорит Он Сам: «Людие Мои, что сотворих вам, и что Ми воздасте? За манну желчь, за воду оцет»226.

Вот этот-то хлеб духовный Христова учения должны и мы прежде всего давать народу и для этого должны быть готовы испить ту же чашу, какую испил Христос. И мы должны быть готовы бороться с грубостью народа, со страстями его, которыми, как густым тернием, поросли сердца его, с неблагодарностью людей, воздающих «ненависть за возлюбление» наше (Пс. 108, 5). Мы должны быть готовы вместе с пророком Иезекиилем съесть свиток, исписанный внутри и снаружи словами: «Плач, и стон, и горе», что пришлось переживать пророку Божию, проповедуя народу «с крепким лбом и жестоким сердцем», будучи для этого народа лишь как бы «забавным певцом с приятным голосом», которого слушают, но потом из слов его делают для себя лишь забаву, и «сердце их увлекается (снова) за корыстию их» (Иез. 2:10, 3:7, 33:31–32).

Но не будем унывать все мы, которые, предпринимая великое и благое дело насыщения народа хлебом духовным, должны будем пить подобную чашу горечи и печалей!

Будем помнить, что как в Гефсиманском саду, когда Сам Искупитель мира должен был испить «чашу страданий» и душа Его «скорбела смертельно» (Мф. 26, 38), явился Ему Ангел и укреплял Его, так и мы среди скорбей и печалей о зле мира окружены будем невидимою помощью небесных сил, которым «заповедано сохранять на всех путях» людей верующих (Пс. 90, 11). Или пошлет нам Господь невидимую помощь святого великомученика целителя Пантелеимона, во время страданий которого голос с неба обещал сделать его благодатным помощником для всех, прибегающих к нему в печалях и скорбях жизни. Или же подаст Господь помощь чрез кого-либо из иных святых, которые, «сами бывши искушены, могут и искушаемым помочь» (Евр. 2, 18). Как святой великомученик Пантелеимон, входя в котел с кипящим металлом, молился лишь о том, чтобы Господь услышал его и дал ему перенести час страданий, а потом во время страданий пел псалмы, так и чашу наших страданий за зло и грехи мира растворит Господь веселием, и мы скажем словами псалмопевца: «Чашу спасения прииму и имя Господне призову, молитвы моя Господеви воздам пред всеми людьми Его» (Пс. 115, 4–5).

Будем помнить и то, что не сразу и не постоянно приходится нам пить чашу страданий, хотя был ли день в земной жизни Искупителя мира, когда бы Он не пил сей чаши, – Он, носивший непрестанно в душе Своей незримые скорби о грехах и зле мира, за который Он пришел пострадать? Не только враги, но и ближайшие ученики Его оставили Его в час страданий, когда душа Его скорбела смертельно; они не могли и одного часа тогда бодрствовать с Ним (Мф. 26, 40), а когда наступил час взятия Его на смерть, то все они разбежались.

Итак, если придется нам пить чашу горечи и печалей, страдая из-за зла людей, утолять духовный голод которых поставили мы целью своей жизни, то да ищет подкрепления себе душа наша в своей преданности Господу! Если придется нам питаться «хлебом слезным» и напояться «слезами в меру» (Пс. 79, 6), то да не отступает наше сердце от Господа! Прибегая к Нему в дни тяжелых страданий, переживаемых из-за возвещения людям слова Божия, увидим мы, как прежде всего на нас исполняются слова Христовы: «Приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда» (Ин. 6, 35). Христос всегда будет растворять радостью чашу печалей наших, по словам Его в прощальной беседе с учениками: «Вы восплачете и возрыдаете, а мир возрадуется; вы печальны будете, но печаль ваша в радость будет... Вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас» (Ин. 16, 20, 22).

Так, утоляя всегда чрез общение со Христом голод души своей и находя в том общении источник неоскудевающей радости, возможем мы всегда питать истинною пищею духовною и многие тысячи народа. Аминь.

* * *

1

Сокращения при указании источника: ВлЕВ – Владикавказские Епархиальные Ведомости ВЕВ – Волынские Епархиальные Ведомости ОЕВ – Олонецкие Епархиальные Ведомости УЕВ – Уфимские Епархиальные Ведомости

225

Произнесено в церкви Олонецкой Духовной Семинарии 27 июля 1908 года во время педагогических курсов для церковных школ. (ОЕВ. 1908. № 16. С. 359–361.)

226

Из богослужения Страстной седмицы.

Комментарии для сайта Cackle