Азбука веры Православная библиотека протоиерей Фёдор Голубинский Слово в день святых первоверховных апостолов Петра и Павла



протоиерей Фёдор Голубинский

Слово в день святых первоверховных апостолов Петра и Павла

Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся? (2Кор. 11:29)

Не напрасно святая Церковь, ублажая всехвальных Апостолов, поет: чтем болезни и труды ваша. Какое неисчислимое множество болезней и трудов представляет нам ныне чтенное краткое воспоминание св. Апостола Павла о своем служении благовествованию Христову! Изнурения, бдения, алчба и жажда, стужа и нагота, отовсюду опасности и беды, кораблекрушения, раны, темницы и многократные приражения смерти – вот печати его апостольского подвига. Но этого не довольно: «еще тягостнее, – как замечает св. Златоуст1, – были для него внутренние борения и одна за другою приливавшиеся волны забот о братиях. Каждый, даже самый уничиженнейший из них, был для него как ближайший родной, от которого ничто не могло его отторгнуть, о каждом он болел, как мать, находящаяся в муках рождения. Кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал? Кто соблазняется, за кого бы я не воспламенялся? Слова эти показывают, что он так сокрушался об изнемогающих, как бы сам одержим был их болезнью; так страдал вместе с соблазняющимися, как бы палим был и горел".

Вот образец истинной сострадательности для пастырей духовных, для родителей христианских и для всех, радеющих о спасении ближних! Взирая на такой высокий образец, размыслим, благочестивые слушатели, откуда истекает и чем подкрепляется в душе истинного ученика Христова чувство сострадания к немощным и впадающим в грехи собратьям.

Источник всякого святого чувствования в сердце христианина есть Божественное сердце Спасителя нашего: так и источник христианского сострадания к одержимым болезнями душевными есть неизреченно милосердное сострадание Господа Иисуса Христа ко всем грешникам. Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха (Евр. 4:15). Сколь глубоко грешный человек пал, столь глубоко многомилостивый Господь преклонился к падшему, чтобы его восставить. Какие только унижения, лишения и скорби навлек на себя и приготовил себе человек, отступивший от Бога, все оные милосердующий Господь восприял на Себя, соединив с Божественным естеством Своим, не могущим страдать, естество человеческое. Он не только изведал на Себе все наши немощи и скорби, но и вкусил за нас самую смерть; не только претерпел за нас жесточайшие мучения телесные, но и испытал, по человеческому естеству Своему, ужаснейшее страдание душевное, то есть чувство оставления от Бога. Так велика любовь Его, так беспредельно Его сострадание к грешникам!

Верные ученики Господа, преобразуясь в Его образ, приемлют от Него и силу любви Его. Он Своей любовью и состраданием объемлет всех человеков; а последователи Его обращают излиянную в сердца их часть любви Божественной на тех людей, с которыми они в общении поставлены. Как Господь поднял на плечо Свое заблудшую овцу, весь род человеческий, и понес на Себе его немощи, страдания и грехи: так истинный последователь Христов возлагает на душу свою душу брата своего и испытывает в самом себе его искушения, болезни и скорби. Как Господь никем не гнушался, никого не отвергал, но принимал самых презренных, нечистых и грубых грешников, так и истинный последователь Его не презирает никого, даже самого опозоренного грешника, не отчаивается ни в чьем исправлении, но охотно заключается в одной темнице с преступниками, дышит одним воздухом с зараженными, проливает слезы с впавшими в тяжкие прегрешения и сжимает в своих объятиях людей, отверженных миром. Он живо чувствует, что все члены Церкви суть члены единого Тела Христова и потому, когда страдает какой-нибудь член близкий к нему, страдает и он; когда изнемогают братья, изнемогает и он, когда огонь соблазна воспламеняется в них, он действует и на его сердце и возбуждает в нем иной огонь, огонь жалости, любви и ревности о славе Божией и о спасении брата. Так, святой Павел, хотя и должен был отлучить от общения с Церковью грешника коринфского, но сердце его горело огнем скорби, когда он писал этот грозный приговор, как сам он свидетельствует о том во втором Послании к Коринфянам: от великой скорби и стесненного сердца я писал вам со многими слезами (2Кор. 2:4); и потом любовь его не потерпела, чтобы пораженный недугом член навсегда отделен был от тела Христова, он умоляет коринфян простить и утешить наказанного и утвердить к нему любовь, так что вам лучше уже простить его и утешить, дабы он не был поглощен чрезмерною печалью. И потому прошу вас оказать ему любовь (2Кор. 2:7–8).

Коринфяне слабо соответствовали пламенной любви Апостола; но, не смотря на это, он готов был с радостью отдать всего себя за спасение их: я охотно буду издерживать свое и истощать себя за души ваши, несмотря на то, что, чрезвычайно любя вас, я менее любим вами (2Кор. 12:15). Потери для него – приобретение, страдание из любви – потребность души, жизнь – непрестанная жертва. Откуда же проистекало в избранном сосуде силы Божией такое самоотвержение, как не из подражания высочайшему Подвигоположнику? Он говорит: я угождаю всем во всем, ища не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спаслись (1Кор. 10:33.), и тотчас после этого присовокупляет: Будьте подражателями мне, как я Христу (1Кор. 11:1). И, как сам разделяет с ближними их немощи и скорби, подражая Господу Иисусу: так и всех верующих увещевает носить, то есть облегчать состраданием и участием немощи немощных и не себе угождать, но ближнему в созидание, указывая им на образец Божественного Искупителя; ибо и Христос не Себе угождал (Рим. 15:1–3). Таким образом, пример сострадания Господа Иисуса и сила любви Его, изливающаяся в сердца чад Его, есть чистый источник сострадания к немощным и падающим для истинных учеников Христовых.

Но для этого небесного источника в самой душе подражателей Христовых есть глубокая юдоль, много способствующая к сохранению оного; есть чувство, служащее к подкреплению христианского сострадания к согрешающим. На это чувство указывает мудрый сын Сирахов, говоря: помни, что все мы находимся под епитимиями (Сир. 8:6).

Все земнородные, даже и избранные Божии, покуда находятся в этом мире, обложены немощами, и имеют причину воздыхать о прежде бывших грехах своих и страшиться новых искушений в будущем. Чем яснее воссиявает в них свет лица Христова, тем подробнее они видят и живее чувствуют, что без этого света в них одна тьма, немощь и склонность к злу. И это то смиренное ощущение своей немощи и склонности ко греху еще более усиливает и охраняет в них чувствования снисхождения и сострадания к грешным собратьям.

Сам Господь лучших строителей храма Его вводит в это смиренное чувство и погружает в него глубже, нежели других рабов Своих, непризванных к высшему служению. Так вел Он прославляемых ныне Церковью первоверховных Апостолов. Святой Апостол Петр, твердыня веры, доколе был при Господе, восклицал: если и все соблазнятся, но не я! (Мк. 14:29). Но, когда сокрылась от него благодать, тогда вполне открылась его немощь, и он пал горьким падением. Любвеобильный взор Человеколюбца проникнул в его сердце, и – Петр, выйдя вон, плакал горько.

Конечно, нужно было, чтобы тот, кому назначено быть высоким столпом Церкви Божией, глубоко водружен был в смирении, которое есть основание духовного здания; конечно, нужно было, чтобы он опытно узнал свою немощь и научился из того кротко и с нежностью сносить и врачевать душевные недуги ближних. Милосердый Спаситель, предвидя его падение, и смиренное раскаяние, сказал ему: и ты некогда обратившись, утверди братьев твоих (Лук. 22:32); и это слово Господа так объясняет св. Златоуст: »Заплати Мне за оказанную тебе помощь. Помня то, что было с тобою, будь к другим снисходителен. Утверди братию, то есть, утверди колеблющихся, подавая им руку и являя им великое человеколюбие".

Второй первоверховный Апостол, великий Павел ясно показывает, сколь ему нужно врачество смирения, когда говорит: и, чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился (2Кор. 12:7). И во многих местах, с поникшей головой, сетует о своем прежнем противлении Свету истинному, и называет себя первым из грешников. «Все же сие, – как рассуждает Златословесный Учитель Церкви, – было для того, чтобы Апостолы узнали, как ничтожен человек без высшей помощи, и, чтобы, сделавшись судьями и вождями народа Божия, были к подчиненным человеколюбивы, снисходительны и готовы прощать".

Видя высоту смиренномудрия и горячность любви святых Апостолов, поревнуем и мы, христиане, о подражании примеру их; отложив всякую гордость и бесчувственность, поучимся у них страдать и сострадать; полюбим лучше ходить в дом плача, нежели в дом пира (Еккл. 7:3), будем бояться, как яда, жестоких и презорливых суждений о проступках ближнего, и примем к сердцу кроткий совет Апостольский: братия, носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал. 6:2). Аминь.

* * *


Источник: Голубинский Ф. А., прот. Слово в день святых первоверховных Апостолов Петра и Павла // Прибавления к Творениям св. Отцов 1854. Ч. 13. Кн. 2. С. 335-341 (1-я пагин.).

Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс