преподобный Феодор Студит

Поучение 76. О том, чтобы не делать сборищ и приятельских бесед, служащих к погибели душ наших.

Братия, Отцы и чада мои! Опять искушение, опять соблазн. Опять я смиренный плачу и сетую, что отторглись и запнулись возлюбленные, что ниспали долу высоко летавшие, что считавшие себя премудрыми обезумели, что понесшие многие и долголетние подвиги и поты благочестия, в один час потеряли все, и сделались для меня вместо винограда тернием, вместо веселия горестью и вместо надежды обманом. Не знаю, что сказать, или что возглаголать о падении и погибели братий моих; разве только сесть, плакать и сказать: если это так, то кто же спасется, Господи? Подлинно не следует ублажать человека прежде его смерти, ибо воистину неудобосовершаем путь нашего спасения. И кто избежит стольких козней диавольских? Кто не попечется о себе до самого часа смертного? Зная это хорошо, оный святый отец, когда постиг его смертный час, и когда сказал ему диавол: «ты избег от меня, – отвечал и сказал, – еще не знаю сего». Такое-то он имел опасение, что даже в последний час не смел считать свое спасение несомненным, не смотря на высокую меру благочестивых трудов своих. А мы если проживем пять или десять лет в монастыре, или навыкнем чину монастырскому, или заучим наизусть несколько изречений из Писания, или совершим столько или столько коленопреклонений, или попостимся, или помолимся; думаем, что уже все совершили, и высокомудрствуем, а потому и падаем «яко листвие» (Прит. 11, 14), и «сокрушаются кости наши при аде" (Пс. 140, 7), и «прежде восторжения изсыхаем» (Пс. 128, 6); мы премудры, будучи невежды; мы словесны, будучи неразумны, и сами себя рукополагаем в учители, ревнители и выдаем себя за благоговейных, и думаем, что только в нас обретается всякая истина; а потому и бывают у нас подобные случаи, потому мы и принимаем вместо света тьму; потому как из рая, бываем изгоняемы из двора Христова и из стада Его.

Итак, умоляю вас, братия мои, внимайте, и не истощайте мало-помалу добродетелей ваших, чтобы не впасть в крайнюю нищету, и не рассудно не расточить всего богатства душ ваших, и не дойти до падения, т. е., до оставления монастыря. Ибо от того, что вы празднословите и слушаете толки о подобных вещах, поблажая друг другу, и не заботитесь об исправлении, или сами собою, или объясняя мне случающееся, чтобы тотчас поданы были врачевства; от этого вы и падаете и сокрушаетесь; и не знаю, что будет с вами, если так будете жить до конца. Хорошо ли это? Так ли вы сходитесь? Так ли собираетесь? Так ли творите собеседования, и доходите до погибели душ ваших? Почему вы, когда слышите это, не отвращаетесь, не бежите от говорящего, как от огня, и как от змия? Но вследствие мягкости и мнимой доброты, и как бы не оклеветать его, и как бы по любви к брату, становитесь человекоубийцами и человеконенавистниками, и проливаете кровь неповинную, которая взыщется от душ ваших.

Вот я вам сказал об этом, братия мои, и опять заповедую, как и прежде заповедал вам с скорбию, тугою и болезнованием. "Слыши, – сказано, – небо, и внуши, земле» (Ис. 1, 2): пусть же никто более не оправдывается и не извиняется больше, и не говорит, что я не знал; ибо вы научены, и знаете, и слышали, «вся убо чиста чистым» (Тит. 1, 15). Вы готовите для меня гибель; но думаете ли остаться без наказания в день судный, отпадая и отлучаясь от Бога отвержением ваших обетов? Нет не так, потому что Бог есть праведный Судия. И если Он меня подвержет мучению, то без сомнения по справедливости. Однако и сии не избежат осуждения на мучительную казнь, и отдадут ответ за беззаконие свое; ибо они соделались преступниками закона Божия, и не соблюли обетов, произнесенных пред алтарем Его, тех обетов, чрез которые они сподобились пострижения и оставления грехов своих святым и очистительным крещением покаяния.

Что же скажут нам несчастный Евстафий и окаянный Епифаний? За что и почему они подверглись падению? Но они не имеют права говорить, если бы и выдумали что, ибо в Писании сказано: «горе, иже мудри в себе самих и пред собою разумни» (Ис. 5, 21); и еще сказано: «грешнику же рече Бог: вскую ты поведаеши оправдания Моя и восприемлеши завет мой усты твоими?» (Пс. 49, 16). Нет нужды более разъяснять средство, которое они употребили, сочтя его благословным, и несомненную их прелесть, тайное удаление. Однако сверх всего хочу сказать, что гибельно и греховно их удаление, и не знаю, каков конец будет иметь благословность их оправдания. Итак, помолимся все вместе о заблудших братиях, чтобы они возвратились, и явились, и им будет оказана милость; – далее же будет с ними, не то, чего мы желаем, а что хочет Бог; – и дабы мне их обрести или теперь или после здравыми; и тогда откроется какое и каковое их дело, Божественное или сатанинское. Кроме того и вам, чада, заповедаю быть твердыми в исповеди, в терпении, в смиренномудрии, чтобы терпеть друг друга, снисходить друг другу, оставлять один другому, быть единодушными и иметь мир о Христе Иисусе Господе нашем, Которому подобает слава и держава с Отцем и Св. Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


Источник: Текст приводится по изданию: Преподобный Феодор Студит. Огласительные поучения и завещание.— М.: Издательство московского подворья Свято-Троицккой Сергиевой Лавры, 1998.— 342 с. Репринтное воспроизведение издания 1896 г.

Комментарии для сайта Cackle