преподобный Феодор Студит

Поучение 8596. О тесном и прискорбном пути и о добром пристанище вечной жизни.

Братия и Отцы! Всякий человек, идущий каким-либо неудобопроходным и долгим путем, терпит от трудности путешествия великие скорби; но в надежде на доброе пристанище переносит злострадание в пути, постоянно понуждая себя со всяким усердием, пока не достигнет оного места.

Что значит сия притча? То что и мы, иноки, идем в сей жизни путем, который тесен и прискорбен, в особенности же долог и исполнен страданий. И как это отрицать, когда мы во всю свою жизнь должны соблюдать девство и целомудрие, повиновение и строгое послушание, также очищать помыслы, низлагать «всяко возношение взимающееся на разум Божий, и пленять всяк разум в послушание Христово» (2Кор. 10, 5), и все другое, что в монашеской жизни за сим последует. Но конец и этого пути весьма радостен. Что же это такое? Жизнь вечная, которую неложный Бог наш обещает дать терпящим Его ради.

Посему будем и мы, братия, переносить все скорбное в этой временной жизни, ради жизни вечной, с благодарением и постоянством, прославляя Бога в телесех и в душах наших. Но как прославлять Бога? На это представлю вам один пример. Тому два дня пришли посетить нас некоторые из мирян; и когда увидели, что мы все сидели вместе и в руках наших держали и очищали красный лук, а устами пели Давидовы псалмы, то прославили и благодарили Бога, и получили пользу, и таким образом исполнилось сказанное Господом: «тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела и прославят Отца вашего, Иже на небесех» (Матф. 5, 16). Вот вы в этом деле прославили Бога и телом вашим и духом. Но и еще прославляйте Его всегда и во всякое время, и всяким образом, проводя богоугодную жизнь; ибо мы, люди, по большей части соревнованием возбуждаемся к добродетели; как и Божественное Писание говорит: «не ревнуй лукавнующим, ниже завиди творящим беззаконие, зане яко трава скоро изсшут, и яко зелие злака скоро отпадут» (Пс. 36, 1, 2); но ревнуй доброе творящим. И в жизни сей временной, желающие выучиться искусству, идут учиться не к плохому художнику, но к хорошему и искусному, ревнуя сделаться таким же, как и он, будет ли то зодчий, или живописец; и вообще никто не пойдет к неопытным и неученым, но к искусным художникам. Если же мы в вещественном и тленном так поступаем, тем более в сей науке наук и искусстве искусств должны мы направлять жизнь свою по примеру мужей святых, а не грешных. Посему будем, братия, подражать тем, которые от юности и до старости сохраняли повиновение, не говорю – древним святым, но тем, которые просияли в нашем братстве. Будем подражать тем, которые простотою победили козни диавола; будем подражать тем, которые проводили добрую жизнь в беспрекословном послушании, и совершили путь подвижнический. Если хотите, будем подражать тому, который повелевает нам, говоря: «подражатели мне бывайте, якоже и аз Христу» (1Кор. 11, 1). И еще говорит: «бывайте убо подражатели Богу, якоже чада возлюбленная, и ходите в любви, якоже и Христос возлюбил есть нас, и предаде Себя за ны приношение и жертву Богу в воню благоухание» (Ефес. 5, 1, 2). Ужели мы не перенесем и малой скорби с благодарением? Христос подвергался поношениям, как и Писание говорит: «Поношения поносящихь Ти нападоша на мя» (Пс. 68, 10); а мы неужели не потерпим и малого братнего оскорбления и презрения. Как же мы будем вместе со святыми, если не подражаем им и не следуем стопам их? Как будем царствовать со Христом, если не будем сообразны смерти Его, и не приобщимся пречистым страстям Его? «Аще праведник едва спасется, нечестивый и грешный где явится?» (1Петр. 4, 18). Видите ли строгость нашей святой веры, что и праведник едва спасается? Как же будет праведником тот, кто нетерпелив, не переносит трудов подвижничества, помнит старой вражды и оскорбления, кто возжигается и воспаляется смущением и не имеет мира и любви к Богу? Кто имеет в себе эти страсти и следует им, тот по необходимости будет отлучен от общежительного союза, а отпадая от оного, по необходимости должен подвергнуться вечному осуждению. В безумии опять говорю то, что и прежде говорил: не был ли я послушником? Не имел ли игумена, эконома, духовного и плотского отца и братий по духу и по плоти? Между ними я пребывал, как в огне, привлекаемый туда и сюда, и борясь против двух противоположных жизней. Но избавиться сего не мог ничем иным, как только терпением и исповедью, и тем, что все грехи приписывал себе, что они мои; ибо ничто не может умирить смущенную душу, как терпение. А вы все такие же, как и были. Довольно сказанного. Вы искушаете меня, когда я вас поучаю, и пренебрегаете мною, как невеждою и незнающим того, чему вас поучаю; между тем как и малым детям ясно, что вы действуете по побуждению диавольскому97 и не смиряетесь под крепкую руку Божию, где отрада, покой и жизнь без попечения. Вы думаете, что исповедуетесь, но делаете это неискренне; это не исповедь, а словопрение и взаимное обличение, как на мирском судилище, к погибели душ ваших, к унижению моего сана и ко вреду всех слышащих. Думаю, что сказанное мною вас опечалило; и вижу, что скорбите; но я потому и беседую, что болезную о вас; притом в день суда Божия и ответ должен отдавать за каждого из вас. И так как написано: «се ныне время благоприятно, се ныне день спасения» (2Кор. 6, 2), то отъимем, братия, лукавство от душ наших, научимся добро творить, будем чисты пред Богом, освятившим нас, прежде нежели придет день Господень страшный и грозный, в который и за праздное слово отдадим ответ; ибо смерть так близка к нам, как тень наша, дабы нам получить жизнь вечную, о Христе Иисусе Господе нашем, Которому подобает слава и держава с Отцем и Св. Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

* * *

96

См. Патрологию, том. 99, стр. 631.

97

Это место исправлено по Латинскому переводу.


Источник: Текст приводится по изданию: Преподобный Феодор Студит. Огласительные поучения и завещание.— М.: Издательство московского подворья Свято-Троицккой Сергиевой Лавры, 1998.— 342 с. Репринтное воспроизведение издания 1896 г.

Комментарии для сайта Cackle