Азбука верыПравославная библиотекапреподобный Феодор СтудитСлово на рождение святого пророка Предтечи Крестителя


преподобный Феодор Студит

Слово на рождение святого пророка Предтечи Крестителя

1. Если бы наше слово было подобно многогласному соловью, благозвучно поющему в весеннюю пору, то едва ли оно и в таком случае было в состоянии воспеть великий глас истины, рождающийся ныне; но так как наше слово и косноязычно и весьма незвучно, то как оно воспоет великую славу пророков, как прославит похвалу апостолов, как восхвалит чудо мучеников? И на то следует обратить внимание, что в отношении других святых один другого превозносит похвалами – высший высшаго, низший – низшаго, прославляемаго же ныне Сам Иисус Христос, Бог и истина, поставляет выше других, ибо говорит: не воста в рожденных женами болий Иоанна Крестителя (Матф. 11, 11). Если же такая превосходная похвала высказана великому Предтече от божественнаго Слова, то разве может нуждаться он в нашем слабом слове, усердные слушатели? – Нисколько. Посему мы, только исполняя долг послушания и заповедь отеческую, покажем наше дерзновение, чтобы освятиться через одно воспоминание о Предтече.

2. Итак, будем праздновать день сей, будем торжествовать праздник рождения не только мы, здесь живущие, но и вся окрестная страна мысленнаго Иордана (т. е. все верующие, крестившиеся). Приникнем к дивному чуду, размыслим о случившемся с Захарией, уясним бывшее с Елисаветой. Не от неизвестных родителей произошел великий Предтеча, а наоборот от весьма знаменитых и славных, чтобы уже через это он был отмечен Богом. Ибо отец его – Аарон и по седине и по достоинству, облеченный в священническия одежды, каковы: наперсник (нагрудник), нарамники, подир, хитон с бахромою, кидар и пояс, – одежды, украшенныя золотом и камнями, гиацинтом и виссоном. В таком виде он входил во Святое Святых для ежедневнаго священнослужения. Мать же его была подобна Сарре по славе своей и даже превосходила ее, как родственница Богоматери, ибо она неплодная родила по обетованию не Исаака, прозваннаго рабом Божиим, а Иоанна, бывшаго любимым другом Господа. О, неплодное чрево, родившее такого сына! О, безплодное поле, произведшее такую жатву! Посему-то не должно медлить применением к ней следующих слов велегласнейшаго Исаии: возвеселися неплоды нерождающая, возгласи и возопий нечревоболевшая (Ис. 54, 1), ибо ты от неплодной утробы произвела крин чистоты, розу духовнаго благоухания, луг благотворнаго воздержания, дневное светило явления Христа, – Иоанна, богоизбраннаго воина небеснаго царства, прекраснаго невестоводителя Церкви Христовой, неумолкающаго свидетеля истины, – Иоанна, громкаго вестника покаяния, ангела Господня во плоти, указавшаго людям Агнца, вземлющаго грех мира... И я не мог бы обнять всех его достоинств, хотя бы присоединил и более имен, ибо много имен и много достоинств имеет тот, кто назван бо́льшим всех помазанников Божиих.

3. Конечно, почитается и рождение праотца Исаака, котораго зачавши и родивши в старости, Сарра сказала: кто возвестит Аврааму, яко млеком питает отроча Сарра (Быт. 21, 7)? Посему и большой пир был устроен в день его отлучения от груди. Почитаем и день рождения Сампсона, рожденнаго Маноем, по обетованию, также от неплодной: он, говорит Писание (Суд. 13, 14), не пил вина и сикеры и не ел ничего нечистаго, и начал спасать Израиля от руки иноплеменников. Кроме всех этих, – чтобы умолчать о других, – почитается и день рождения прозорливца Самуила, котораго знаменитая Анна родила мужу своему Елкане, посвятив его Богу от чрева. Но все эти мужи, возлюбленные, не достигли величия Иоанна: ибо одни жили до писаннаго закона, другие – после. Иоанн же, сын Захарии и дивной Елисаветы, цвет, предваряющий пришествие Христово, процвел в середине между законом и благодатью. Ибо в нем просияла мысленная заря, возвещающая восход Солнца правды, явился воин, открывающий шествие Царя всех, пришел невестоводитель, объявляющий о приближении Жениха. Кроме того, названные мужи только по рождении своем пророчествовали или чудодействовали; Иоанн же во чреве матери исполнился Духа Святаго и явился чудотворцем.

4. Посему кажется мне приличным представить величие Предтечи в следующем образе. Как обыкновенный царь, выходя из палат царских, имеет своими предшественниками ликторов и жезлоносцев, а затем ипатов, ипархов и таксиархов и какого-нибудь высшаго сановника, за которым тотчас показывается и сам царь, сияя золотом и блестящими камнями: так следует думать и об истинном и едином всеобщем Царе Христе Господе нашем. Ибо и Ему, долженствовавшему войти с плотию во вселенную, предшествовали патриархи – Авраам, Исаак, Иаков, – затем боговидец Моисей, Аарон и Самуил, и весь лик пророков; наконец явился Иоанн, а за ним тотчас и Господь Христос, о Котором Иоанн говорит: иже по мне грядый, предо мною бысть, яко первее мене бысть (Иоан. 1, 15), – и последний по порядку есть высший по достоинству, согласно сравнению. Таким образом, великий Предтеча выше и пророков, и апостолов, и всех других, по слову истиннаго Слова Христа: пророков он выше, как следующий за ними, а апостолов, – как предшествующий (им). – Но раскроем евангельскую историю и послушаем, что возвестил Гавриил Захарий.

5. Явился ему, говорит Евангелие, ангел Господень, стоя одесную алтаря кадильнаго и страх нападе нань (Лук. 1, 11–12). Как страшно это видение ангела, и в каком страшном месте оно произошло! Ибо говорит Писание: яко стратно место сие: несть сие, но дом Божий (Быт. 28, 17). И не удивительно, что, будучи праведным, священник смутился и страх напал на него, когда и Даниил, муж желаний, изумился видению ангела, пал на лице свое и был поражен несравненным сиянием ангельскаго превосходства (Дан. 10, 8). Явился ему, говорится, ангел Господень. Что отвечают нам на это полу-христиане, не изображающие ангелов? Если ангелы являются человеку, то конечно и изображаются, и притом не иначе, как являются; являются же в таком виде, в каком и Моисею прежде на горе Синае были показаны херувимы, установленные потом на очистилище. И если существо, не имеющее плоти и образа, описывается согласно с показанным образом, то как нам не описывать существа плотского и образнаго, подлежащаго восприятию зрением и осязанием, и трем измерениям, – т. е. лика Спасителя, – как не описывать для доказательства действительности непризрачнаго воплощения Его? И пусть не думают безумные, что мы вместе изображаем при этом и Божество, для котораго нет ни выражения, ни представления, ни положения, ни образа, ни места, ни количества, ни качества, ни чего-либо другого, относящагося к приемам описания. Ибо и в описании Христа, изображая просто человека, мы вовсе не изображаем вместе с телом невещественной и невидимой Его души, ибо это невозможно; но мы воздаем каждому естеству Христа ему принадлежащее: не описуемому – неописуемое, а описуемому – описуемое, как внушает нам голос истины. Но возвратимся снова к нашему предмету.

6. Рече же к нему ангел: не бойся, Захарие, зане услышана бысть молитва твоя (Лук. 1, 13). Тотчас ангел устранил страх возвещением, потому что ангельское видение сначала производит страх, а затем удаляет причину боязни, тогда как совершенно напротив бывает при явлениях демонов. Не бойся, говорит, Захарие, зане услышана бысть молитва твоя, и жена твоя Елисавет родит сына тебе (Лук. 1, 13). О, вожделенное, данное Богом повеление! О, многожеланное, принесенное ангелом обетование! Исполнилось, чего Захария желал; совершилось, о чем он молился; нашел, чего искал, именно – пременение безплодности, восприятие благочадия, не по закону естества, а по силе молитвы. Ибо безплодность не была наказанием проклятия, – да не будет! – но знаменованием великаго таинства, так как я думаю, что Захария, когда предавался усердным молитвам к Богу о разрешении неплодства, то, вероятно, слышал следующее: еще не исполнилось время, еще не сократились дни пришествия Христа; тогда ожидай рождения младенца, Захария, когда придет Чаяние народов, – тогда ожидай прекращения неплодства, когда придет Упование всех концов земли. Когда же пришло время, то он услышал следующее: прими вожделенное через предсказание Гавриила, да обновится юность твоя, подобно орлу; познай жену свою, зане услышана бысть молитва твоя, и жена твоя Елисавет родит сына тебе и наречеши имя ему Иоанн (Лук. 1, 13). Так назвал и имя, которое означает, по словопроизводству, свыше нисходящаго.

7. И рече Захария ко ангелу. Итак, Захария дерзновенно беседует с ним, как с сорабом. По чесому разумею сие: аз бо есмь стар и жена моя заматоревши во днех своих (Лук. 1, 18). Обычное отеческое толкование возводит на иерея обвинение в неверии. Настоящее же слово, сказанное не для обвинения, а для испытания, показывает, что Захария переживал то же, что и великий Фома: ибо не правдоподобно, чтобы он, будучи пророком и ведая божественное, в то же время не знал, что Бог может и природу обновить, и старости возвратить молодость, из затруднительных обстоятельств указать выход, как сделал Он с Авраамом и Саррою, и с Сунамитянкою, как бывало и при других разнообразных его чудесах. Но так как вести об исполнении великих и нечаемых надежд, внезапно услышанныя, обыкновенно смущают душу, то Захария, не к неверию склоняемый, но побуждаемый к исполнению, как бы упоенный радостию, тотчас взывает и говорит: по чесому разумею сие? Не смущай меня, не вводи в сомнение, дай мне знамение, вручи мне залог, как некогда Бог Аврааму – в знамение того, что он будет отцом множества народов и от чресл его произойдут цари, даровал обрезание, или как раньше того Ною в показание того, что не наведет более потопа на землю, даровал радугу в облаке; или наконец, как Моисею Бог даровал жезл, обращенный в змия, а затем снова превращенный в прежнее состояние, – в знак того, что египтяне уверуют, что Сущий явился ему.

8. И отвещав ангел рече ему: се будеши молча и не могий проглаголати, зане не веровал еси словесем моим (следует прибавить, на основании умолчаннаго, просто и без изследования), яже сбудутся во время свое (Лук. 1, 20). Таким образом, Захария получил знамение, сообразное с делом, – именно молчание голоса в удостоверение гласа живого и личнаго, который должен был родиться у него. И закрывши уста, он восхвалил дарованнаго ему младенца неслышными звуками, ибо изшед же не можаше глаголати к ним, и разумеша яко видение виде в церкви, и той бе памавая им, и пребываше нем (Лук. 1, 22), – с одной стороны, чтобы не быть спрошенным, так как не удержался бы разсказать о видении, а с другой стороны, – чтобы, отрешившись от внешних чувств и всецело в себе самом сосредоточивши видение, он стал глухим к бьющим воздух словам. Ничего нет невероятнаго, что отец пророка этим обозначил и дело пророчества сына: быть может, это есть знак прекращения законнаго служения, по причине объявления о благодатном служении через рождение Иоанна. – Но, оставив постороннее, как не относящееся к настоящему дню и недоступное нашим силам, снова перейдем к самому необходимому.

9. И бысть, яко услыша Елисавет целование Мариино, взыграся младенец во чреве ея (Лук. 1, 41). О, Иоанн, блаженное чадо, неусыпный младенец! Пребывающий еще во чреве, каким образом ты в мире? Не совершенный, как стал ты совершеннейшим? Шестимесячный, как стал многовременным? Не имеющий сознания, как стал разсудительным, не говорящий – красноречивым? Скажи нам, заключенный в живоносной стране матерней утробы, не испытавший еще силы зрения, не восприявший еще шума слухом, не издавший еще ни одного членораздельнаго звука, не испытавший еще движения ног, не знакомый еще с качеством смеха, – скажи, как видишь, как слышишь, как богословствуешь, как взыграл, как радуешься? Ответствуй нам, ответствуй, о, чудесный! – Велие, говорит он, совершающееся таинство и действие сие, чуждое человеческаго восприятия. Воистинну обновляю природу ради Того, Кто обновит, что выше природы. Будучи младенцем во чреве, смотрю, потому что вижу Солнце правды, во чреве носимое; слушаю, ибо слышу, как рождаемый глас великаго Слова; взываю, ибо узнаю воплотившагося единороднаго Сына Отца; играю, ибо примечаю вочеловечившагося Творца всяческих; радуюсь, ибо помышляю о воплотившемся Искупителе мира. Я предвозвещаю вам начало вхождения Бога в мир и Его плотского пришествия; предтеку явлению Его и как бы начинаю для вас прославление Его. Приимите псалом (говоря словами пророка Давида) и дадите тимпан, псалтирь красен с гуслями (Псал. 80, 3). Воспойте Ему, пойте Ему, поведите вся чудеса Его (Псал. 104, 2).

10. Но неужели ты, Иоанн, возвысился над землею и проник в небеса? Неужели ты поднялся, выше ангельских и первозданных существ? И каким образом ты приобщился к чину и достоинству тех, чьей природы не воспринял, и что́ им от века было неизвестно и не явлено, ты, как бы от Бога пришедший, возвестил нам еще в то время, когда сам нуждался в помощи повивальной бабки? На сие Иоанн отвечает: не в воздухе я витал, не на облаках носился, не на небеса возносился, не возвышался я над пламенными и безплотными силами, – не предполагай этого, – но Сущий превыше всего и пребывающий в Отчиих недрах со Святым Духом, тайно от всех огненных слуг Его как бы на другое небо восшедши, во утробе Приснодевы Марии явил Себя мне и научил меня всему этому. Итак, я предвозвеститель Младенца: яко Отроча родися нам, Сын и дадеся нам, по слову великаго Исаии (9, 6), предвечный Бог; я рожден от безплодной утробы, ибо скоро придет девственное рождение... О, сверхестественное дело! О, необыкновенное чудо! Ибо не рожденный еще младенец ныне благовествует нам! И сколько сын Елисаветы, богословствуя, открывает нам! Да взыграет вся поднебесная, да прославит Церковь предпразднество, торжествуя предварение рождества Христова, и да исполнится радостию все, принимая того, кто указывает на пришествие Царя всех.

11. Но, о, блаженный Иоанне, среди великих величайший пророк, первейший среди апостолов, из мучеников превосходнейший великомученик, Богом украшенный покровитель пустыни, возлюбленный друг прекраснейшаго Жениха, уготованный светильник неизреченнаго Света, верный глашатай непорочнаго Агнца, знатнейший из слышавших глас Отчий, предвозвещенный Креститель Христов, дерзновенный обличитель Иродова распутства, предвозвестник жизни сущим во аде, Богом указанная труба вселенной, – и ныне воструби нам с неба священнейшими твоими молитвами, и милостив буди к воспевающему тебя народу, и малейшему стаду твоему, вместе с превосходным моим отцом; прими настоящее мое дерзновенное слово, приносимое тебе не как жертва, но как должное от непотребнаго раба, с благоговением и любовию. Христу слава, честь и поклонение, со Вседержителем Отцем и Всесвятым Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


Источник: Творения преподобнаго отца нашего и исповедника Феодора Студита в русском переводе. Том второй. - СПб.: Издание С.-Петербургской Духовной Академии, 1908. - С. 123-129.