блаженный Феодорит Кирский

Толкование на видения Пророка Даниила

Глава 10

Дан.10:1. В ето mpетие Кира царя персскаго, слово открыся Даниилу, ему же прозвася имя Валтасар.

Иным кажется, что в показании года сделана ошибка, и в начале писавший книгу поставил: «в лето третие,» вместо: в лето первое. А доказательством сему сказанное блаженным Даниилом вскоре по начале пророчества: «и бысть Даниил даже до перваго лета Кира царя» (Дан. 1, 21). Ибо, говорят, если Даниил жил до первого только года царствования Кирова; то как же видит откровение в третий год? Но думаю, что в первом месте означается не время определенное, и жизнь блаженного Даниила не ограничивается первым годом царствования Кирова. Да и там сказано не собственно до первого "(πρτθ)," но до одного "(ἑνὀς)," года царствования Кирова. И мне кажется, что Пророк сим хочет читающим пророческое писание показать, что дожил он и до Кира царя персидского, который, сделав свободными пленных Иудеев повелел им, если кто хочет, возвратиться и отечество и воздвигнуть божественный храм. А сие даст ясно нам видеть и святый Ангел, вскоре после сего вступивший в беседу с Даниилом, ибо говорит: и было «в первое лето Кирово, cmax в державу и крепость» (Дан. 11, 1), то есть, едва только воцарился Кир, как употреблены мною все меры, чтобы освободить народ из плена. И в конце книги сказано: «прия Кир Персянин царство, и бяше Даниил сожительствующ с царем, и славен паче всех другов его» (Дан. 14, 1. 2). Так "по" всему оказывается верным сие число: "mpemиe лето." Поэтому «в лето третие Кира царя персскаго, слово открыся Даниилу, ему же прозвася имя Валтасар.»

И истинно слово, и сила велика, и разум дадеся ему в ведении.

Пророк справедливо называет сие словом и видением; потому что видел святых Ангелов, слышал их беседующих, и в точности дознал будущее. Сказует же, что «слово истинно,» чтобы все без сомнения прияли, что будет наречено.

Дан.10:2. В тыя дни аз Даниил бех рыдая три седмицы дней.

Дан.10:3. Хлеба вожделеннаго не ядох, и мясо и вино не вниде во уста моя, и мастию не помазахся до исполнения трех седмиц дней.

Необходимо исследовать причину плача; потому что пророчество не ясно означает оную. Во первых не настояло никакого повода к печали; царь быль кроток и человеколюбив, чтил божественное, высоко ценил приязнь Даниилову, и весь народ по благости царя наслаждался миром: вернее же сказать, если угодно кому будет внимательно рассмотреть пророчество Иеремии, сказание книги Паралипоменон и писание Ездры; то найдет, что Кир, в первый год царствования, всем Иудеям, кто только хочет, дал позволение возвратиться в отечество и восстановить Божественный храм; а потому для Пророка все служило поводом к радости. Но, если кто все сие исследуют в точности, то найдет, что это самое и было причиною скорби Данииловой. Когда царь всем желающим дозволил воспользоваться свободою и возвратиться в отечество, многие, построив в Вавилоне дома, и удерживаемые этими узами, не думая о возвращении, своей стороне предпочли чужую. Одни любители благочестия и хранители отеческих законов, пренебрегши приобретенное ими в Вавилоне, запустение отечества предпочли самому царству. Сие-то для блаженного Даниила и было виною горьких слез. Ибо, видя не лживость Божия обетования, кротость и человеколюбие царя, непокорность и необузданность народа, сильно тревожился он в душе, и не переставал плакать и проливать слез. Справедливо может иной спросить: почему же, проливая слезы и сетуя о других, как о безумных и небрегущих о возвращение сам Пророк не возвратился в отечество? Но он найдет решение вопроса, обратив внимание на причину пленения. Как пленником

сделаться ему попустил Бог не за его собственные грехи, но промышляя о пользе народа и посылал его в плен вместе с Иудеями, как бы неким попечителем и наставником: так и во время возвращения, поелику многие возлюбили поселение свое в Вавилоне, божественный Пророк снова вынужден жить с ними, чтобы, лишившись духовного о них попечения, решительно не совратились они в нечестие. Посему-то, хотя державствовавший тогда царь чтил благочестие, оказывал всякое угождение самому Пророку, и предпочитал его всем другим, блаженный Даниил не почерпает для себя в этом никакого утешения, но скорбит и крайне огорчается непокорностью народа и забвением его о святом граде. Посему-то три седмицы дней проводит без пищи. Ибо говорит: «хлеба вожделеннаго не ядох, и мясо и вино не вниде во уста моя, и мастию не помазахся до исполнения трех седмиц дней.» Во все сии дни, говорит он, не прилагал я никакого попечения о теле, не умащал его снаружи, не давал ему пищи внутрь. Прекрасно же и весьма прилично не к мясам, но к хлебу придал это прилагательное: вожделенный; потому что хлеб необходимая пища для всех; мясами питаются одни достаточные, а хлебом, кроме людей достаточных, и самые бедные. Посему хлеб назвал вожделенным, как общую пищу, более всякой другой пищи любимую.

Дан.10:4. В день двадесять четвертый перваго месяца,

в третье лето, «аз бех близ реки великия, яже есть Тигр.» Должно заметить и месяц

и дни поста в обличение беззакония Идеев. Закон предписывал, в четырнадцатый день первого месяца, к вечеру совершать пасху (Исх. 12, 6); блаженный же Даниил до двадцать четвертого дня пребывал, не вкушая пищи. Если Иудеи скажут, что не ел хлеба вожделенного, потому что ел опресноки; то во первых обличат сим свое тупоумие, потому что хлебом можно назвать и квасный и не квасный; а потом следующие слова Пророка совершенно заграждают бесстыдные их уста; ибо говорит: «мясо и вино не вниде во уста моя.» Если же не вкушал мясо, то как совершил пасху? Ибо пасха не иное что, как единолетний, непорочный мужеского пола агнец, к вечеру закалаемый и испекаемый. Поэтому, не вкушая мясо, как мог совершить пасху? Следственно не совершил Даниил пасхи, повинуясь в этом закону, ясно повелевающему совершать три праздника на месте, которое изберет Господь Бог. Потому Иудеи поступают явно вопреки закону, осмеливаясь совершать сии праздники в земле чужой. Но мы возвратимся к своему предмету. В «день двадесять четвертый перваго месяца,» в третье лето, говорит Даниил, аз« бех близ реки великия, яже есть Тигр.» Отсюда снова узнаем, что во времени нет ошибки; потому что Пророк и здесь сказал, что видение видел в третье лето, а не в первое.

Дан.10:5. И воздвигох очи мои, и видех, и се муж облечен

в Ваддим, «и чресла его препоясана златом офаз.»

Дан.10:6. Тело же его, аки Фарсис.

Слово ваддим в переводе на еллинский язык значит: виссонный. Поэтому Пророк говорит, что на явившимся видима была виссонная одежда, а пояс из золота офаз, то есть из золота самого светлого и чистого. «Тело же его аки Фарсис:» то есть, уподоблялось отделенному от всякой примеси золоту, доставляемому из Фарсиса; ибо и Соломону оттуда привозили самое чистое золото.

Лице же его аки зрение молнии. Лице

его, говорит Пророк, издавало светозарные лучи.

И очи его аки свещи огнены, и мышцы его и голени аки зрак меди блещащияся, и глас словес его аки глас народа.

Очи имел он, говорит Пророк, мечущие из себя огонь, мышцы подобны прекрасной меди, и кто слышал его беседующего, тому казалось, что слышит глас весьма многочисленного народа.

Дан.10:7. И видех аз Даниил един явление, а мужи, иже со мною, не видеша явления, но ужас великий нападе на них, и отбегнуша в страсе.

Но, может быть, скажет иной: почему бежали, не видев явления? Вероятно сие-то самое и производило в них больший страх; ибо, никого не видя, но слыша громкий глас, имели причину убоявшись бежать. А "ужасом" называет здесь Пророк -не один страх, но и слепоту. Ибо сие подобно было тому, что с блаженным Павлом произошло на пути близ Дамаска; потому что и он видел там облиставший его свет, а бывшие с ним ничего не видели, слышали же только голос. Посему также и здесь окружающие божественного Пророка, услышав только голос, предаются бегству, и остается он один. Ибо говорит:

Дан.10:8. Аз остах един, u видех явление великое сие, и не оста во мне крепость, и слава моя обратися в разсыпание: и не удержах крепость.

Такой напал на меня страх от этого видения, что расслабли союзы членов, изменился цвет телесной наружности, и не стало во мне никакой крепости.

Дан.10:9. И слыша глас словес его, говорит Пророк, и внегда слышах, бых сокрушен лицем моим, и лице мое на земли.

Как скоро услышал я этот громкий глас, говорит Пророк, упал ниц; и не в силах будучи смотреть на страшное видение, приложил лице мое к земле.

Дан.10:10. И се рука прикасающися мне, и возстави мя на колена моя, и на длани рук моих

поставила меня. В этом состоянии, ощутил я, говорит Пророк, как бы чью-то руку, прикасающуюся ко мне и подъемлющую меня; и я, опираясь на колена и на руки (потому что страх привел меня в раслабление), покушался встать.

Дан.10:11. И рече ко мне: Данииле мужу желаний, разумей в словесех сих, яже аз глаголю к тебе, и стани на стоянии своем, яко ныне послан есмь к mебе.

Внимай тщательно, говорит явившийся, произносимому мною, и отложив страх, с разумением выслушай, что будет изречено. Я послан открыть тебе это; потому что оказалось, что ты выше телесных вожделений, стал любителем божественного, и по сильной любви к народу возжелал знать, что будет с ним. Называет же явившийся Пророка, не Валтасаром, но Даниилом, ибо то было халдейское, а это – еврейское имя; и последнее дано благочестивыми, а первое придано злочестивыми. Имя же Даниил в переводе на еллинский язык значить: суд Божий; а потому Пророк соответствует своему имени, и самым делом проповедует, что Бог по неуклонному и праведному суду сподобил его пророчественной благодати, и соделал чрез него явным, что будет в последствии, после многих родов.

И егда возглагола слово ко мне, возстах трепетен.

Достаточно было слова, чтобы восставить меня, но страха не отложил я совершенно.

Дан.10:12. И рече ко мне: не бойся Данииле, яко от перваго дне, в он же подал еси сердце твое, еже разумети, и трудитися пред Господем Богом твоим, услышана быша словеса твоя, и аз приидох в словесех твоих.

Из сего познаем, сколько пользы приносит нам произвольное самоизнурение. Ибо и блаженный Даниил, изнурив себя произвольным постом, и взыскав Господа, скоро преклонил Его на милость, и получил, чего желал. Сие открывает ему и явившейся: «от первого дне,» говорите он, «в он же подал еси сердце твое» , «еже разумети и трудитися пред Господем Богом твоими, услышана быша словеса твоя. А» сильным на сие доказательством служит тебе мое явление. «Аз приидох,» продолжает он, «в словесех твоих,» то есть ради твоих слов и принесенного тобою моления.

Дан.10:13. И князь царства персскаго,

говорит явившийся, «стояше противу мне двадесять и един день.» В самый первый день молитвы твоей, говорит он, принято прошение твое, и я послан к тебе; но во все дни сии князь царства персскаго препятствовал мне придти к тебе.

И се Михаил един от старейшин первых прииде помощи мне, и того оставих тамо с князем царства персскаго.

Сие яснее показывает нам блаженный Моисей; ибо говорит: «егда разделяше Вышний языки, яко разсея сыны Адамовы, постави пределы языков по числу Ангелов Божиих» (Втор. 32, 8). И Господь в священном Евангелии говорит Апостолам: «блюдите, да не презрите единаго от малых сих: яко Ангели их на небесех выну видят лице Отца Моего небеснаго» (Матф. 18, 10). Много же и других подобных мест в божественном писании. А из сего познаем, что каждому из Ангелов поручено попечение о каждом из нас, оберегать, сохранять и избавлять нас от козней лукавого демона. Архангелам же вверен надзор над народами, как научил нас блаженный Моисей. Согласно с сим говорит и блаженный Даниил: ибо и он сказует о князи царства персскаго, и еще, чрез нисколько слов, о князе еллинском, и Михаила называет старейшиною Израильтян. Посему, уяснив себе это из слов Даниила и из других мест, должно исследовать, почему князь царства персскаго, по видимому, противится защитнику народа Божия. Всякому сколько-нибудь известно, что естество ангельское не возмущается страстями и исполнено святыни; отовсюду также можно дознать, что Ангелы, ни мало не колеблясь, следуют божественным мановениям. Посему, как же князь царства персскаго, по-видимому, противится попечению об Израильтянах? Но если пожелает кто тщательно вникнуть, то найдет смысл сказанного. Ибо князь персский и князь еллинский, которым поручено хранение Персов и Еллинов и попечение о них, как с любовию благорасположенные к народам, о которых имели попечение, видя беззаконие Израильтян, необходимо огорчались, примичая, что Израильтяне пользуются большим о них промышлением, потому что не знали тайны сокровенной в сотворившем все Боге. По вочеловечении уже Спасителя нашего, как сказал блаженный Павел, сказался «началом и властем на небесных церковию мпогоразличная премудрость Божия» (Ефес. 3, 10). Посему, не зная сей тайны, и видя великое Божие промышление об Израиле, обязанные иметь попечение о других народах, огорчались, особливо когда примечали, что Израильтяне, после закона и пророков, после преподанного им учения и явленного о них попечения, ведут себя хуже пасомых ими народов, и заражены большим числом пороков. Сие и сказал блаженному Даниилу явившийся Ангел: «и князь царства персскаго» «стояше противу мне двадесять и един день:» то есть, все сии дни продолжал я убеждать его, что Израильтяне справедливо удостоены промышления о них; защищал же их со мной и Михаил, «един от старейшин первых. И того,» говорит он, «оставих тамо с князем царства персскаго.»

Дан.10:14. И приидох сказати тебе, елика срящут людей твоих в последняя дни, яко еще видение на дни.

И как пошел я к тебе, говорит явившийся, предызвестить тебя, что не по долгом времени будет с народом твоим, Михаил остался беседовать с князем царства персскаго; и не просто сказал с князем персским, но с князем царства Персскаго, то есть с тем, кому вверена власть над самим царем персским.

Дан.10:15. И егда глагола со мною по словесем сим, дах лице мое на землю, и умилихся.

Ибо, услышав, что и первые из Ангелов огорчаются оказываемым попечением о народе, снова исполнившись печали, стоял, поникши лицом и не смея возвести взоров.

Дан.10:16. И се аки подобие сына человеча прикоснеся устном моим, и глаголах, и рех к стоящему предо мною: Господи, в видении Твоем обратися утроба моя во мне, и се не имам силы.

Дан.10:17. И како возможет раб Твой, Господи, глаголати пред Господем сим моим? аз бо изнемогох, и отныне не станет во мне крепость, и дыхание не оста во мне.

Увидев, говорит Пророк, что снова весь я в мучительном борении, как бы человеческою рукою прикоснувшись к устам моим, вложил в меня силу говорить, и сказал я ему: одно воззрение на тебя сделало меня лишенным всякой силы, смятением наполнило душу, и отняло у рассудка прежнюю благораспорядительность мыслей; потому что страх привел меня в великое изнеможение, и не мог я перевести, по обыкновению, дыхания. Поэтому, как же мне быть в состоянии разуметь вещаемое тобою, или дать приличный ответ? Но никто да не подумает, что явившийся Даниилу есть Сам Владыка; потому что Даниил нарицает его Господем. Ибо сам явившийся, при конце видения, простерши руки свои на небо, как сказано, «клятся живущим» Господем (Дан. 12, 7), благопризнательно признавая рабство свое. Посему Пророк называет его Господем, не как Бога, но воздавая подобающую честь; потому что мы, беседуя и с почтеннейшими людьми, имеем обычай употреблять сие приветствие. Так и блаженный Авраам, узрев Ангелов в образе мужей, и ведя с ними речь, как с мужами, сказал: прошу Тебя «Господи, аще убо обретох благодать пред Тобою, не мини раба Твоего» (Быт. 18, 3). И блаженная Ревекка домочадцу блаженного Авраама говорит: «пий, господине, и верблюдом твоим налию» (Быт. 21, 18. 19). Так и здесь слово: "Господь" не означает Бога всяческих. Сие яснее узнаем в конце; а между тем будем продолжать по порядку.

Дан.10:18. И приложи,

говорит Пророк, «и прикоснеся мир, яко зрак человеч, и укрепи мя.» (19). «И рече ми: не бойся, мужу желаний, мир тебе: мужайся и крепися.» То есть, ни мало не тревожься; не к пагубе твоей предстал я, но чтобы сделать тебе известным то, что желал ты знать. Потому отложи страх, «мужайся и крепися; и» за словом последовало дело.

И егда глаголи со мною,

говорит Пророк, «укрепихся и рех, да глаголет Господь мой, яко укрепил мя еси.»

Дан.10:20. И рече: веси ли, почто приидох ктебе? и ныне возвращуся, еже братися с князем nepccким: аз же исхождах, князь же еллинский грядяше.

Дан.10:21. Но да возвещу ти вчиненное в писании истины, и несть ни единаго помогающаго со мною о сих: но точию Михаил князь ваш.

Что говорит, ведет речь явившийся Даниилу, об одном, или о двоих, о князе персском, или еллинском? Чтобы доброе что-либо было народу вашему, сие, конечно по причине великого его беззакония, не угодно всем Силам небесным, кроме одного Михаила, которому поручено попечение о вас. А слово: "братися" явившийся употребил в значении: разглагольствовать и убеждать, желая показать, и справедливое негодование одного на народ, и благоволение другого к народу и вероятно, что беседующий с Даниилом есть святой Гавриил; потому что он истолковал Пророку и другие откровения.


Комментарии для сайта Cackle

Открыта запись на православный интернет-курс