святитель Феофан Затворник

ИНОВЕРЦЫ-СЕКТАНТЫ

1. Об отношении христианина к молоканам в житейских обстоятельствах

Более других укорен поступок ваш с молоканом. Общение, которого вы боитесь, не житейское разумеется и не доброжелательное, а религиозное: не общиться в вере и Таинствах, и молитвах. За чем он приходил к вам, вы должны были помочь ему...

Мне думается, что вы хорошо сделаете, если, встречаясь с теми лицами, будете ласково говорить с ними, как будто ничего не было. Можете сказать: «Я тогда немного вспылил, прошу извинить. Но это не значит, что я одобряю поступок ваш: вы дурно сделали...» (1, с. 222–223).

О молоканах теперешних надо судить снисходительнее. Зачинщики всему виной, а эти с молоком матери всасывают ересь (1, с. 228).

2. Редстоковщина похожа на молокан, только эта секта иноземная и дворянская

Господи, помилуй нас! До чего мы дожили? В Питере гласно и явно образуется сектаторская община – редстоковщина. Это что-то похожее на молоканство – только иноземное и дворянское. Вот и знайте. Священников, вишь, и видеть не хотят, а не только слышать и следовать им. О сем подобает подумать. В Питере есть молодцы из иереев, которых совестно слушать, но есть и образцовые иереи. И всюду так. Увы и ах (2, с. 18)!

3. Пашков есть злейший молоканин и хлыст, у которого ни Церкви, ни Таинств, ни священства...

Посылаю вам десяток писем в С.-Петербург. Раздайте их старым знакомым... а то и по городу – недуховным, для которых, по вашему суду, небесполезно прочитать их. Это против Пашкова, который есть злейший молоканин и хлыст, у которого ни Церкви, ни Таинств, ни священства, ни молитвословий – ничего нет. Кайся, веруй в Господа и живи добре – и все тут. Прочее все – побоку. С этою проповедию он разъезжает всюду. И у себя дома собирает... и многих уже сбил с толку... Вот-вот объявит секту. Другая, побочная с ним, секта есть «апостольская община». И та в Питере имеет ход. Вот и знайте (2, с. 22).

4. Добрый отзыв о книге А.Д. Ушинского против штундистов и побуждение к продолжению борьбы со штундой

В последнем письме вы поминаете о книге Ушинского. Вы несправедливы к сей книге. Весь ее недостаток в том, что она не полно разбирает опровергаемые пункты. Но автор и не скрывает этого недостатка, а прямо сознается, что он плохой богослов, и издает книгу с тою целию, чтобы раздразнить могущих написать пополнее и побудить их приступить тотчас к сему делу. Укорять его в недостаточности опровержения потому совершенно нерезонно. Всем вам ответит он: quod potui, feci, faciant meliora potentes.

Его можно бы укорять в неправомыслии; но этого там нет. Я перечитывал рукопись и не видел ничего неправого и не нашел резона, почему бы мог сказать: не печатай.

Ваш приятель писал вам: «Перелистывал – и мне показалось кое- что неправое». – Какая ревность! О, неглижер!.. Вы же сами прописываете пророчество о возможном вреде от сей книги, именно – что теперь штундисты будут иметь печатное изложение своей веры. Не вижу, какой от сего вред. Если б у них не было сего изложения – другое дело. Но оно у них есть и, конечно, переписывается друг у друга. Ушинский от них получил тетради и списал для себя. Но в тетрадях оно ходит без опровержения, а в книге – с опровержением. Какое ни будь опровержение, но оно всегда будет оставлять след и производить колебание. Есть пункты, сильно опровергнутые... Кто поколеблется в нескольких пунктах, тот не может оставаться покойным и относительно всего прочего. Выходит польза, а не вред. Предполагаемый вами вред был бы возможен, если бы учение косяковцев было все напечатано отдельно; но оно разумно разбито и пересыпано опровержениями.

Я не утверждаю, что книга удовлетворительна; но не могу думать, чтобы она была бесполезна. Она только оказывается бесполезною в отношении к вам, спящим иереям. Ушинский надеется, что разбудит вас. И ошибся. В этом виноват. Ему следовало знать вас лучше и не обманывать себя мечтами, что вы подхватите его запеванье в тот же тон. Вы же ему все отвечаете: шалишь, брат! Не на тех напал, чтоб мы поддались твоему разбуждению... поди прочь!.. Спать хотим...

Ну – что против этого скажете?! Вы как раз такими оказываетесь. И если хотите не оказаться такими, извольте сейчас же садиться и писать. И вот вам программа!

Ушинский написал книгу в опровержение мудрований штундистов. Но он положил только начало. Немало и еще надо прибавить к сказанному у него. Это – предисловие... Затем приступайте к положению всякого пункта особо...

Первый пункт штундистов так-то читается. Против него сказать вот что... Сказано дело; но не все досказано. Досказываю... И начинайте писать пункт за пунктом и всю книгу пополните... Вот это будет дело. Если одни ленитесь, возьмитесь вдвоем, втроем, вдесятером – только пополните книгу, и штунда будет разоблачена во всех подробностях. Смотрите ж, непременно это сделайте. Сроку вам дается один месяц; другой месяц на печатание; третий – вся Россия читает. Тогда я буду бить в ладони, крича: «Молодцы! Вот так иереи!» (2, с. 24–26).

5. Отзыв святителя Феофана о Льве Толстом 105

Вы помянули, что многие переходят в иную веру, начитавшись сочинения Толстого. Диво! У этого Льва никакой веры нет. У него нет Бога, нет души, нет будущей жизни, а Господь Иисус Христос – простой человек. В его писаниях – хула на Бога, на Христа Господа, на Святую Церковь и ее Таинства. Он разрушитель царства истины, враг Божий, слуга сатанин, как написал сам св. апостол Павел волхву Еллиму, противившемуся его проповеди на острове Кипре (См. Деян. 13, 8–10). Этот бесов сын дерзнул написать новое евангелие, которое есть искажение Евангелия истинного. И за это он есть проклятый апостольским проклятием. Апостол святый Павел написал: кто новое евангелие будет проповедать, да будет проклят, анафема (Ср. Гал. 1, 8). И чтобы все затвердили это добре, в другой раз это подтвердил... (стих 9). В евангелии богохульника сего цитаты похожи на наши, например: Ин. 1, 1, а самый текст – другой. Посему он есть подделыватель бесчестнейший, лгун, обманщик.

Если дойдет до вас какая-либо из его бредней, с отвращением отвергайте... В наших духовных журналах он разобран до последних косточек и всесторонне обличен в безумии и злоумии. Но журналы духовные кто читает? А тетрадки Толстого ходят по рукам секретно и секретно распространяют ложь (2, с. 42–43; 2, 237–238).

6. Ревность святителя о противодействии молоканам и просьба о доставлении изложения молоканского учения

Докучаю вам покорнейшею просьбою. Дело такое. В Епархальных Тамбовских Ведомостях в 84 г. с № 15 начаты ответы на письменное изложение учения молокан села Рыбного, продолжены в 85 г... но так лениво, что дано всего 4 ответа. В 86 г. не дано ни одного ответа...

Скоро или не скоро пишутся ответы, это уж дело отвечающих... но мне желательно знать: 1. Как сделалось, что молокане дали письменное изложение, ибо в Ведомостях начаты ответы без всякого предисловия... 2. Не можете ли вы достать сие письменное изложение во всей его полноте?

Верно, оно есть у отвечающих. И если вы знаете, кто сии, то вам не трудно, думаю, достать их. Господа ради, достаньте и поскорее пришлите.

Нужда некая заставила меня просмотреть молоканство вдоль и поперек, т.е. его историю и учение. История не совсем важное дело... а учение очень важное. Между тем пункты их учения как следует нигде не изложены. Пишутся только мысли, и большею частью своим, а не молоканским словом... Книжка, прп. Арсением составленная, дает, может быть, все пункты, но не подробно (2, с. 52).

Помещаемые в Ведомостях известия о молоканстве в разных селах сказывают только: того, и того, и того не принимают. Очень голословно.

Вот мне и дорого кажется изложение молокан рыбинских, хоть оно, может быть, не всеобще в некоторых пунктах...

Господа ради, достаньте... и то узнайте, по какому поводу дано это изложение молоканами... Превеликое будет одолжение (2, с. 53).

7. Просьба дать сведения о пашковцах для обличения их

Буду ждать, что скажете о пашковцах; мне крайне нужно знать, на чем они опираются, что отстали от Церкви. Ваши немногие слова: «ревнуют просвещать народ и отвлекать его от суеверия (церковности) и идолопоклонства (иконопочитания)» – очень много говорят. Выходит: они молоканы, как я их взвеличал (2, с. 107).

8. О письмах святителя против Пашкова и об учреждаемом для обличения его обществе

Очень вам благодарен за сообщение относительно новоявленной чудотворной иконы «Козельщинской».

Какое сильное Бог послал опровержение пашковских мудрований!.. Мои письма против него Святейший Синод издал в большом количестве и раздает даром. И мне прислали очень довольно для той же цели. Полагаю, что около вас найдутся лица, которым небесполезно будет прочитать их (2, с. 119).

9. Лютеранку поминать в Церкви не следует

Еврейку-лютеранку надо предоставить воле Божией благой. В Церкви поминать можно только принадлежащих Церкви. Как она не принадлежит Церкви, то и поминать ее там не следует (2, с. 225).

10. Обратившемуся от заблуждений дается совет вразумлять других и посылаются книги, руководствующие к обличению штундистов и других сектантов

Благодарение Господу, высвободившему вас из сетей диавольских. Стойте теперь и мужественно противостойте всем вражиим приражениям. Благослови, Господи, и да будет Он вам всегдашним помощником!

Но и плод надо приносить. Какой? – Обстоятельства уже указали его вам (3, с. 22).

Просвещены быв благодатию Божией и узрев свет истины, трудитесь теперь над просвещением других, к вам обращающихся. Вам нет нужды далеко ходить за делом. Оно само дается вам в руки. Надо полагать, что на то есть воля Божия. Потому беритесь за дело сие, ничтоже сумняся.

В руководство шлю вам, что есть под руками. Письма в С. П. Б.106 Они направлены против пашковцев. Но спорная сторона не была во внимании. Имелось в мысли только разъяснить, что у нас есть все потребное для спасения и нечего потому нам слушать всякого приходящего без разбора... Обозрение всего строя христианского тут полное... Но имеется нужда в разъяснении подробностей...

Вероучение штундистов. Книжка Ушинского Александра. Тут есть и то, что пригодно употреблять и для вразумления молокан.

Обличительное Богословие архим. Иннокентия, том 3 и 4... Тут дело идет прямо против протестантов... Но излагается научно... полагаю, что вы сумеете превратить голые речи сии в назидательные уроки.

Более всех полная, но менее всех удоборазумеваемая и усвояемая книга... Камень веры. Писана, когда начали у нас прорываться протестантские мудрования... Эту после всех читайте(3,с. 22–23)

11. О вразумлении молокан

Меня очень порадовало то, что слово ваше так действенным оказалось на некоторых из молокан. Молитесь, чтобы Господь Сам вразумлял вас и как говорить, и как действовать на сих заблудших. Особенно молитесь, приступая к слову... и во время ведения речи... Ибо слово от сердца с Божиим благословением не может быть бесплодно (3, с. 25–26).

12. Как поминать умерших в сектантстве родителей

Спрашиваете, как поминать умерших в сектантстве родителей ваших! В своей частной молитве поминайте их и молитесь о них, обращаясь к беспредельной милости Божией, и ей предавайте их участь. В Церкви же нечего их поминать. Церковь молится о чадах своих, да сохраняют веру свою и преуспевают в ней, о сущих же вне Церкви молится – обратить их к вере и присоединить к Церкви. Как обращение сие должно совершиться здесь, на земле, то и сила молитвы сей ограничивается пребыванием на земле тех, о коих идет молитва (3, с. 128–129).

13. О прохождении протестантов

Штунда не любит поститься. Да ведь она лютеранка, на кой ляд ее назвали штундою? Назвать надо «немецкая вера»... потому что немцами выдумана и недавно: немецкой вере всего сотни три лет... Она не первоначальная отступница. Первоначальная отступница – латинская вера: она отступила и с немцами, и с англичанами. Но потом немцы и англичане отступили от папы, когда тот завел некие нелепости в вере своей (4, с. 44).

14. О борьбе против лжеучителей

Ничего не слышу: какие у вас в Петербурге распоряжения о противодействии пашковцам, ирвингийцам, толстовцам?!

Эти язвы губят многих и в Петербурге, и везде. И следовало бы противопоставить им духовное воинствование. В С.-Петербурге много среди духовенства отличных иереев и по образованию, и по нраву...

Сделать бы из них трубачей, и Иерихонские стены, конечно, пали бы в утешение верных сынов Израиля и во славу Божию.

...То правда, что каждый иерей должен быть самокомандным в деле защиты истины Божией и хранении своей паствы, но во многих случаях они не знают, что волки понемногу растаскивают овечек из стада (4, с. 56).

15. О бреднях Льва Толстого

Вы хорошо сделали, что отказались читать бредни Толстого, и не берите их в руки. Вон прочитайте, что у него писано... у этого Льва, рыкающего, кого поглотить. Я и забыл прописать, что Лев признает только Евангелие, и то в искаженном виде, как у него... Послания св. апостолов не признает, ни отцов и учителей Церкви... Все у него свой ум... Не берите в руки (4, с. 99).

16. О сочинениях неверов

С писаниями неверов лучше не знакомиться, даже чрез опровержение их. Мы уж причитались, и то бывает досадно, а иногда смутительно. Что ныне стали печатать? Всякую дрянь (4, с. 204).

17. Раскол держится крайним невежеством

Раскол держится крайним невежеством. Когда уяснятся условия спасения – уяснится и то, что все раскольнические догматы – не догматы, а пустошь! – И конец расколу (7, с. 92).

Молокан и штундистов напрасно причисляют к расколу. – Это наши протестанты (7, с. 92)!

18. Штундистская пропаганда В. Чичерина и просьба о ее пресечении

Слыхали про некоего Василия Чичерина – некогда советника французского посольства? Он богомол и наткнулся там на какую-то секту, увлекся – и стал даже нечто вроде ихнего попа. Его там приглашали остаться, но он отказался, сказав: у меня есть родная Россия, ее надобно просвещать. И вот, оставя службу, он теперь в России ревнует по своей секте. В чем его верования, не разберешь, но видно: не православные. В церковь не ходит, не причащается, от икон рыло воротит и подобное. Все с Евангелием или Новым Заветом. Штундист настоящий. Но дело-то не в том. Пусть себе как хочет. А вот в чем! Он уехал на войну – не воевать, а соблазнять православных. Шастать будет он по лазаретам. И как там больше всего можно встретить душ, расположенных слушать о спасении души, то он и надеется засеменить посредством сего свою секту. Абаза – главный распорядитель по больничной части, был вице-губернатором в Тамбове и приятель семейству Чичериных. Сестра Василия Чичерина – за Еммануилом Нарышкиным. Сей Еммануил с женою на свой счет (очень богат) поехал хлопотать о больных и о себе в Кишиневе (представлялся императрице). Так видите – Абаза с женою да Нарышкин с женою – наивлиятельнейшие лица по больницам. Под их покровительством Василий Чичерин будет соблазнять православных, совращая их в свою секту, будет нырять по больницам... с Евангелием, злоупотребляя им на пагубу душ. Нрава он тихого и все о Спасителе толкует. Это не худо, но что отсюда выводит он – худо: ни церкви, ни Таинств, ни святых... а о монахах – не поминай... Теперь вам должно быть очевидно, что есть опасность для православных душ и есть из-за чего побеспокоиться. Что же сделать? Надо устроить, чтоб Василия Чичерина оттуда выпроводили, несмотря на то, что держит Евангелие в руках, – без всяких оговорок. Если известны вам лица, чрез которых можно действовать, так и скажите им, чтоб, осведомиться ли захотят о Чичерине или прямо распорядиться высылкою, действовали помимо Абазы и Нарышкина, и даже не обращаясь к ним по сему поводу (7, с. 102–104).

Хорошо ли вы наказали пр[еосвященному] Павлу, чтоб вел дело тайком от Нарышкина и Абазы?.. Нарышкина уж была у него, выманила у него денег: сначала 100 р., а потом еще 200... Она употребила их на дело, но пойдут они под именем ее собственных, хоть она и не скажет так никому. Но как никому не скажет, что столько-то пожертвовал преосв. Павел, а между тем будет и свои затрачивать, то и эти пойдут под ее собственными. Она такая вкрадчивая и так умеет водить за нос, что ее в Тамбове иначе не зовут, как лукавою. Сию сторону расписываю вот для чего! Если вы хоть мало намекнули преосв. Павлу, что писал к вам, то лукавая оная непременно выманит у него и он это ей скажет... Тогда как мне отбояриваться?! Но, может быть, этого не будет. Вероятно, у него был (у преосв. Павла) и сам еретик Василий – и вел сладкие речи; а может быть, и не был, потому что он всех нас считает то суеверами, то худоверами... дела не понимающими (7, с. 104–105).

19. Плевелы лорда Редстока

Красавица, которую вы видели в дороге, думаю, есть Нарышкина – прежде Чичерина. Она писала, сколь шибко растет Редстоково прельщенье – и все среди высших... Слушающие его совсем отпали от Церкви. Доведите о сем до сведения владыки. Если угодно, я доставлю выписки из писем ее (7, с. 118).

20. Хлопоты епископа Феофана о пресечении пропаганды Редстока. По делу о признании раскольнической иерархии

Дело не о том, чтоб дать раскольникам иерархию, а признать существующую у них. Это не Синод признает, а правительство. Для Синода же их иерархия все будет оставаться мирянскими чинами. Правительство спрашивает не о том, чтоб Синод признал ее, что невозможно, а о том, не будет ли пагубы от сего для православных. Это суть вопроса... Ответить можно и «да», и «нет», не нарушая Православия. Дело внешнее. Может быть от сего вред и может быть польза. Правительство поможет раскольническим архиереям забрать в руки мирян-раскольников... Ибо теперь они власти большой не имеют. А потом собьет архиереев в

Православие. Тогда за архиереями и миряне оправославятся. Теперь же действие на раскол идет враздробь. – Се польза! И вреда будет. На первых порах все полураскольники к ним пристанут. Может быть, и из сектантов раскольничьих иные к ним обратятся. Как это сразу обнаружится, то может ужаснуть. Но потом может пойти обратное действие. Пиша это, балагурю. Мнение мое – contr’раскольнической иерархии. Потому я не принадлежу к макарьевской партии (7, с. 119–120).

21. Условия, благоприятствовавшие распространению влияния Редстока

(Из Приложения к письму святителя Феофана. – Изд.)

Дело в том, что у людей пустых образовался сильный христианский дух. Это влияние Редстока переменило весь строй их жизни. Если бы его не было, то и они спали бы до сей поры, погруженные в пустоту мирскую. Духовенство как влияние не существует здесь. На днях граф Бобринский сказал: «Я был до 48 лет неверующим; только теперь уверовал, благодаря этому Редстоку» (7, с. 120).

Вы вот что подумайте: что если б не Редсток, то весь этот кружок, очень же увеличивающийся, погрязал бы до сего дня в пустоте. Лучшие и высшие семьи к нему примкнули. Движение религиозное большое. Противодействовать этому некому. Говорящие духом у нас скрыты. Книг никто не читает. Да и книга кого обратит? Живого слова духовного нет у нас, а потребность есть около кого-либо сильного группироваться, позаимствовать силы. Бедная Россия! У пришельца Редстока должна искать пищи духовной. Рядом большой поток полнейшего неверия. Неужели не подымется чей-либо голос в Православной Церкви?! Формы без духа, так уже давно нашими духовными выставляемые, никакого более не имеют действия... Не книг ученых нужно, а живого слова человека, который бы остановил этот поток, поднял бы голос, чтоб удержать в Православии лучшие силы нашего общества (7, с. 121).

22. Подробности о петербургской секте Редстока

(Из писем к епископу Феофану. – Изд.)

Но не могу не сознаться, что у этого кружка более христианского чувства, чем у наших постных богомольных барынь. И сама бы к ним примкнула, но формы протестантские и моления без креста, мне казалось, что я точно своей Церкви изменяю. И разговоры духовные, и чтения вместе с толкованиями – все это имеет большую прелесть; а потому многие примкнули к ним. Такого центра православного у нас нигде нет. Их учение ничего нового не говорит. Читают Евангелие и толкуют его; также и Апостол. О святых, конечно, и помина нет, также и о Богородице умалчивают. Псалмы переведены с английского и поются. Все вместе что-то очень хорошее христианское, но не в нашем православном духе. А может быть, это и все равно, лишь бы знали Христа и Ему работали. Один бы умный священник или архиерей, если б загорелось у него сердце, начал бы ездить в эти собрания, где и народ начал уже являться, и тихонько, никого не осуждая, всю эту толпу направил бы на правый путь (7, с. 122–123).

23. Святитель Феофан о В.А. Пашкове

Изъел душу мою Пашков... Вот что узнаю из достовернейших источников, или уст. 1. Пашков с сестрою и дочерью разъезжают всюду и проповедуют... залезают даже в трущобы. По домам ездят по приглашению. В доме кн. Гагариной бывают собрания... приходит и простонародие. 2. Отпечатаны книжки с их зловерием, кои распространяются не хуже исаакиевской кафедры. В Москве о. Арсений показывал мне книжонку под заглавием (кажется) «Христос Спаситель» – и в ней фразу: «поп не отпустит тебе грехов на Исповеди... силы такой у него нет...» (мысль, а слова забыл). В средине, может быть, и другое что найдется дурное. Книжка разрешена цензурою. 3. Пашков говорит (или показывает), что имеет письменное разрешение – от Государя и митрополита, с приложением печатей – проповедовать Евангелие. Эта ложь сильно располагает в пользу его. 4. Недалеко от меня (говорит, кто пишет) живет бедный переплетчик. К нему ездит Пашков и учит... народ сбирается. Увлекает. И я был. Какой-то городовой пришел поглазеть, послушал – и бух на колени и ну молиться; то же было и с приставом. 5. Мои прачка и кухарка (пишет то же лицо) ходят его слушать каждый почти день... и увлечены. Чтоб отклонить их, я завел свои чтения... Слушали и сказали: и это хорошо, но там лучше. Мой священник узнал, что я собираю для чтения (ибо делал не раз и делаю)... и сделал мне смиренное замечание, что так не следует: опасно и еще что-то. 6. Пашков от увлеченных требует гласного пред ним произнесения слов веры, и это он называет исповеданием. Кажется (не совсем ясно написано), он таких исповедников записывает в свой каталог. Строю догадку: соберет какую-либо тысячу и потребует позволения составить с своими особое согласие (скоп) и свободно веровать, как веруют...

Потрудитесь доложить о сем владыке... Что я писал, ни под каким видом не сказывайте, а скажите только, что это сведение петербургского происхождения, от очевидца достоверного. Мне думается, что владыке можно бы вызвать попов и сказать: 1. Учите в Церкви немолчно об устроении спасения. Пашков – лгун тем, что не все говорит... Говорит о покаянии и вере... а о благодати и Таинствах, о Церкви, об общении со святыми, о долге христианском и пр. не говорит: у него все делает вера... и отпущение грехов без Исповеди, и благодать без Таинств. А попы пусть полно все рассказывают. 2. Пусть попы заводят чтения по вечерам и собирают и у себя, и у других слушателей... и простых и бедных. Для чтения выбирать все то, что относится к общему строю веры. 3. Надо бы составить книжку о пути спасения... просто написанную и разбросать по городу – даром или по копейке...

Но без внимания оставлять дело не должно. Есть опасность. Извольте все сие выполнить во имя Господа. Но обо мне – ни гу-гу (7, с. 123–125).

Но то несомненно, что если оставить Пашкова на свободе действовать, то он образует секту – немецкое молоканство (7, с. 126).

Получаю новые сведения о проделках Пашкова. Опять поминается, что у него есть письменное позволение от Государя и митрополита. Ведь это плутня. А Н-лай В-вич сидит да бумагу форменную составлять собирается, документы дожидает и пр. Доложите ему, что на том свете достанется его милости два неполных за это. Надо передать те пункты митрополиту – и все тут. Если ему нужна деловая форменность, сам пусть добудет. А до ведения его должно довесть. Тут под Церковь, а там под Государя подкапывается. Горе (7, с. 128)!

Выражаю глубокую скорбь, что письмо ваше не получено, и сия скорбь тем скорбнее и глубже, что в письме том были помещены сведения о новом еретике, которых я жаждал, как жаждущий воды.

Покорнейшее прошение – повторите все прописанное, и наипаче, если знаете, какими словами он выражается. И я стану писать и писать. Писать вообще о протестантских бреднях нечего... Плода не будет. А писать, кладя в основу слова еретика, будет прямо в глаз... Так сядьте, пожалуйста, и напишите, как писали, – и даже пошире (7, с. 129).

Если можно, соберите изданные пашковцами книжки – и Священное Писание с подчерками и заметками.

Из них вернее можно царапнуть этого душерастлителя (7, с. 130).

Присланный катехизис порадовал сначала, но когда стал всматриваться, оказалось, что он страдает большою неопределенностью. Стань опровергать – и будешь бороться с ветряными мельницами. Иереи Божии поручили бы кому половчее – поприслушаться и поточнее определить пункты (7, с. 130–131).

Шлите более пунктов. Книги что пришлете – добре. Достаньте их молитвенник, о коем в статье «России» говорится («Россию» мне шлют). Мне приходит на мысль подобрать против них церковные песни, чтобы виднее было, как безумно сделано, что, оставя такие прекрасные и вдохновительные песни, избрали такую дрянь. Кстати, они церковные порядки хулят, а посмотрите, какие у них свои? Когда собираются на молитву, сидят на стульях, а большак их читает им что-либо. Когда придет в чувство, кричит: молитесь. И все соскакивают со стульев, становятся на колени и, опершись локтями на седалище стула, лицо прячут в ладони. Это значит, они зашлись в мыслях и молятся. Видите – нелепость! Мы стоим на молитве, кладем крестное знамение – орудие нашего спасения – и кладем поклон. А они з... отставляют...

Их надо звать ротозеями, за то что благодать хотят получить без Таинств: рот разинь – и довольно; угорелыми – мычутся с проповедию и врут не знать что; лежебоками – никаких дел не нужно. Все сии пресветлые наименования надо пустить в ход. Потом картинку придумать карикатурную и тоже пустить (7, с. 131–132).

Письмам против Пашкова не конец. Послал еще два. К ним неизбежно еще приложить одно или два (7, с. 133).

Знаете вы Т.? Кто это такой?! Он не очень православный. Если встретите его – хватайте за волосы и протащите его сквозь самый колючий терн, чтобы в конце таскания остались одни кости. Потом обложите его пластырями врачебными, чтобы новая наросла плоть и новый явился Т. – православный, добре вытертый (7, с. 133–134).

Новости о Пашкове пишут не старое ли? Уверяли, что он совсем переселился в Англию. Сия новость, будто он ратует, требует поверки. Проверите, скажите.

Как нелепо действовала против него наша духовная власть, из рук вон. 5 лет трубит – а ему ничего. Мне стало сдаваться: не изъявил ли как-либо митрополит согласие на его проповедь, будучи обманут льстивыми пашковскими речами о значении воплощенного домостроительства (7, с. 134–135)?

И Московская Академия отличается. Л. в грязь втоптал первые четыре Собора Вселенских, и, проведши в рассуждении своем ту мысль, что святая Церковь не имела истины, а искала ее... и находила чрез борьбу школ ученых или партий. Разрушительные мысли. Недавно там был магистерский диспут. Дело касалось 5-го Собора. Магистрант вывел в рассуждении, что 5-й Вселенский Собор право осудил 3 главы... Но в речи своей изволил возгласить: не думайте, что я из уважения к Собору так решаю. Нет, так требует наука. Собор, выходит, – неважная инстанция. Главное – наука... т.е. разум и его соображения. Водворяют, выходит, неправославные начала. Куда же смотрят власти? Слово Божие подменили и сочинили, не по началам Православия, а тоже по науке. Наука потребовала. Вот и молчат, когда... эту науку выставляют вместо начала Православия. Не стыдитесь трубить о сем, где подобает (7, с. 135).

Что же это Пашков-то? Митрополит писал, что он уехал, другие писали, что выслан... и не воротится. Владыка, верно, не знает, что он только скрытнее стал действовать. Забежали бы к нему и сказали про Пашкова (7, с. 137).

Писать против Пашкова много можно. Придет охота – еще напишу. Писаное обнимает только общее. Надо бы к частностям перейти... Но с чего начать? Будем ждать толчка с его стороны [в письмах] или вдохновения. Попытайте там, что разумеют эти отщепенцы, когда говорят: мы поставили целью избавить народ от суеверия и идолопоклонства. Так выразился Бобринский. Не найдете ли кого, кто бы нам разъяснил, что такое они разумеют под этими словами? Идолопоклонство, вероятно, почитание икон и святых. А суеверие что? Но на то и другое надо бы их слова... Даруй, Господи, Государю мысль засадить Пашкова, а пожалуй, и Бобринского в Суздальскую крепость (7, с. 141–142).

Ведь у меня большой был план: все протестанство понемногу разбранить. Да вот вся писательская задорность пропала. Когда придет опять, еще настрочу что-нибудь... об иконопочитании надо... Молоканы и штундисты и Пашков много соблазняют, кривотолкуя поклонение им (7, с. 144).

Насилу дождался присылки писем от о. Васильева. От Никитина тоже получил давно... Два тюка получил – до 200. На почте еще 3 тюка. Стало быть, всех будет 400–500. Благодарствую. Теперь я их буду щедро рассылать в разные стороны. Тамбовцы, слышно, читают усердно... Мудрость в них – невелика. Но сведено под один обзор и поставлено на своем месте, что не худо действует на душу (7, с. 148).

На днях в «Московских Ведомостях» прописано, что Пашков и еще какой-то Гедеккер (кто? не апостольской ли общины голова?!) явились в Ригу с проповедью. Потом Пашков раздавал книгу «Путь ко спасению», в которой изложены его бредни. Мне пришло в голову взять эту самую книжку и переладить на православную ногу... и пустить в ход... напечатав в конце предостережение: смотрите, православные, встретите книжку с тем же заглавием, но со штемпелем... не берите ее в руки... То не путь, а распутие (7, с. 159).

Ушинский пишет против штундистов, добыв пункты исповедания их веры. Пишет и ко мне, шлет на ревизию. Хоть не полно, но все идет (7, с. 167).

Об одних иконах надо написать целую книгу. И не книгу, а книжищу... Иконы большое дают пособие кривотолкам немцам, надо их по носу (7, с. 167).

24. Письма святителя Феофана против штундистов

Ушинский, прочитав письма в СПб.107, прислал мне свои тетради против штундистов, с которыми он лично знакомился и выведал все их бредни. Пишет очень дельно. И я просил его продолжать. Просил и мне прислать пункты учения штундистов. Может быть, леность отойдет – и я что-нибудь напишу (7, с. 152).

25. О вероисповедании штундистов

Прислал Ушинский вероисповедания штундистов, двух толков, из коих одно похоже на реформаторство, а другое – духоборческое – квакерское. Я их списал. На первое кое-какие заметки сделал, как просил Ушинский (для него), а во втором ничего не разберешь: темна вода. И только что освободился от сей почти пустой работы. Впрочем, исповедание штундистов реформаторского толка – не пустое дело. Его ни у кого нет, кроме Ушинского и еще сенатора Половцева, который посылал к штундистам Ушинского, и этот доставил ему полный отчет о всем найденном, слышанном и виденном (7, с. 154).

26. О новом сектанте Пругавине

Вы поминаете о новой секте и в числе коноводов Пругавина. Этот Пругавин в «Голосе» писал неодобрительно против апостольской общины – ирвингиан. Мне и подумалось, что он православный. А он вот кто! Скажите о нем лишнее словечко... если вам сказал губернатор, то, конечно, он имел средства знать добре, что это за секта (7, с. 163).

27. О книге Льва Толстого «В чем моя вера?»

На днях один помещик рязанский, знакомый лишь письменно, учь большая... временно живет в С.-Петербурге, прислал мне рукопись Льва Толстого, башибузука... врага Божия и слуги диавола... Заглавие: «В чем моя вера?» – 35 л., говорит: был я безбожником. Теперь принял учение Христа... Но и Христос у него не наш, и учение не нашего Христа Бога.

Он осчастливить хочет человечество... Вот проект счастливой жизни: 1. Не противься злу... пусть бьют, режут, грабят – терпи, но молчи... не защищайся... 2. Суды не нужны, ни полиция, ни войско. 3. Присяга преступна. 4. Воевать богопротивно... 5. Разводить не следует, даже и при прелюбодеянии супругов... Доказывает, криво толкуя слова Господа в Нагорной беседе – Мф. 5, 21–48, с большими натяжками.

В тоне речи непрестанно изрыгаются хулы на Церковь, которая у него иначе не называется, как извратительницею учения Христова.

Прежде этой статьи... (5 листов убористого письма без полей), – говорит, – я написал критику догматов и евангелие – свод Евангельского учения. Мне присылал список его евангелия Ушинский... Между истинными текстами вставлены искаженные переводы некоторых мест, а инде вставлены совсем свои... содержание же такое, что, прочитав его, я должен был решить: се бред белогорячечного (7, с. 185–186).

Он не верит в Пресвятую Троицу... отвергает воплощенное домостроительство, Таинства, Церковь, будущую жизнь... Христос его не Христос Господь, а какой-то резюме совершеннейшего человечества... или что-то в этом роде. Статья может иметь вредное влияние, и приславший мне писал, что в С.-Петербурге многие соблазняются, особенно из высшего круга барыни. Он литографирует свои статьи за границей, провозит их контрабандою... и распространяет секретно. Моя рукопись – список (7, с. 186).

28. Лев из бездны, нарушающий покой Спасителя

Писали из Москвы, будто писания оного Льва – из бездны – читаются нарасхват. Как у него богопротивных нелепостей – что ни строка, то посудите, сколько зла творит он. И все тайком. Сверх того, говорят, он открыл свой дом и дает доступ к себе всем – и всех просвещает. И никто ухом не ведет (7, с. 187).

Я не помню, писал ли я вам об его статьях. У меня теперь есть три: 1) «В чем моя вера?»; 2) «Евангелие» новое и 3) «Исповедь». В последней сказывается, как он дошел до настоящего положения... Все фанфаронство... В этих статьях он поминает о 4) своей критике церковной догматики. Еще некто извещал меня, что он еще выпустил статью 5) «Что нам теперь делать»... Последних двух не могу достать. А очень желательно, особенно критику. В статьях, что у меня, видно, что он все догматы отвергает; но доказательств нет. Они, говорит, в означенной критике.

Сколько раз ни брался за перо, не пишется... Что же, так и оставить? Московский владыка читал евангелие... и должен бы что-нибудь предпринять. У них в Москве куча... ученых... Думаю, по ниточке разберут... А у меня многого недостает, чтоб писать веско. Надо рыться (7, с. 187188).

Разбил мою голову башибузук Лев Толстой. Наболтал он кучу глупостей – а взяться у него не за что... Все почти бездоказательно... И к тому же он изволил заявить, что он все еще исправляет свои мысли... Это лазейка, при которой он спокойно может говорить: это у меня еще не решительная мысль...

Наконец, я получил малую надежду иметь критику наших догматов премудрого Льва. Одна красавица заявила себя знакомой его. Я просил ее выспросить на время у Льва критику ту. Он ответил: у меня только есть мой экземпляр, который мне нужен... Коли хошь, велю писать, но извольте денежки заплатить. Деньги посланы (он назначил) и ждется переписанная критика... Что-то выйдет из этого (7, с. 188–189)?

Остроумова статьи читал... Ничего превосходного не видно пока, хоть дело говорится. Да тут и разойтись-то не над чем Остроумову. Просматривает он исповедь Льва рыкающего... В этой исповеди почти ничего нет цепляющего истину православную. Только в конце будет немного, где он будет говорить, чего ради бросил православие... Общий вывод может быть делен: был безбожник и остался им... Лев из антихристова стада (7, с. 190).

Есть еще одна вещь, достойная печати. Может быть, за нее возьмусь. А то не дивно, что стану драться со Львом.

Я имею Львовых: «Исповедь», «Евангелие», «В чем моя вера», письмо к кому-то в СПб... Только в статье «В чем моя вера» – есть нечто опасное, не по солидности рассуждения... а по крику против Церкви... часто повторяемому, что она исказила учение Христово (7, с. 190–191).

В настоящее время меня занимает вопрос, писать ли против Толстого. Пишут уж, стало, можно не писать. Но пишут очень протяжно, и дело походит на басню Крылова «Кот и повар». Мне и приходит в голову: выбрать измышления Толстого все... и потом против них поставить исповедание веры святой Церкви... и пустить в ход. Это будет краткое обозрение вражеского стана и православного воинства. В предостережение... а то зло потихоньку распространяется, а оклика «берегись!» не слышно (7, с. 194).

Но что напечатано про Толстого, то заставляет дивиться, как доселе оставляют душегубствовать этому безумцу. Он зловреднее всех... ибо распространяет свое злоумие секретно (7, с. 206).

Атеисты... толстовщина! Где же это? Неужели около вас теперь, в деревне? Господи, помилуй! Этот Толстой, у которого в писаниях один бред, имеет последователей?! Верно, Русь православная совсем оглупела. У него души нет, Бога нет, нет и другой жизни. Он не стыдясь изрыгает хулы на Божию Матерь, на Спасителя и всю веру Православную. Дерзнул и новое евангелие составить, не согласное с настоящим, и чрез то подпал под анафему апостольскую. Тексты цитируются по истинному Евангелию, а самые тексты иное говорят... подделыватель. Из всех наших пустосмех он самый пустой и зловредный... Настоящий сын сатанин. Спаси Господь от него ваших теперешних благодетелей (7, с. 251).

29. Как пользоваться немецкими писателями

Вы нападаете на Запад. И я то же готов делать. На Западе ведь не все проломленные головы. Есть много смиренных писак-тружеников, не у католиков только, но и протестантов. Общехристианские истины у них излагаются добре. В этом можно пользоваться ими, но все же не с завязанными глазами. За нами водится этот грешок... Понравится писатель – и начнут его переводить... и уж все подряд и дуют... А у тех между добрыми приводятся и их неправославные воззрения. Вообще говоря, жаль смотреть, как у наших богословов... все немчура да немчура. Вот пошлет за это на нас Господь немчуру, чтоб она пушками и штыками выбила из головы всякое немецкое (неправославное) мудрование. Где же нам утешение?!

В вере, что Господь Сам блюдет Церковь Свою. А Он всесилен (7, с. 209–210).

30. О католическом заблуждении

По виду у нас с римскими католиками много сходства: догматы те же, кроме новых, изобретенных ими о происхождении Святого Духа и – недавний – о непричастии Божией Матери первородному греху. У них также догмат и главенство папы. Таинства одни; но они у них почти все изменены в форме и разнятся ею не только от Восточной Церкви, но и от своих древних чиноположений. У них и вечерня, и утреня, и литургия, и другие молитвенные службы церковные, как и у нас. Но если рассмотреть, как все бездушно и даже бессмысленно! Когда проследить подробности, то явно всякому, как далеки они от истины. Лукавые пропагандеры смущают общим обзором, скрывая разности. Те же разности, кои слишком выдаются, они смягчают кривотолкованием. Например, у Гагарина... «У вас, – говорит он, – не определено соборно, как веровать о происхождении Святого Духа; потому для вас верование об исхождении Святого Духа и от Сына есть частное мнение, которое принимая, кто-нибудь никак не подлежит суду своей Церкви». Видите ли софизм? А разве постоянное верование Церкви, что Он не исходит от Сына, не есть голос Церкви? Когда не принят их догмат, разве этим не сказала вся Церковь, что не должно верить ему? А Собор, бывший при патриархе Фотии и папе Иоанне VIII, разве не анафематствовал принимающих исхождение Святого Духа и от Сына? Потом все писания богословские на Востоке, все катехизисы что значат, как не выражение учения Православной Церкви? По всему сему верить, что Дух Святой исходит от Бога Отца, есть догмат обязательный, а верить по-латински, что Он исходит и от Сына, есть уклонение от Церкви, ересь. Утвердитесь против сего софизма.

Говорят еще: «Что мешает верить происхождению Святого Духа и от Сына? Это не уничтожает вашего догмата, а прибавляет к нему новую истину; знать же пять истин, конечно, лучше, нежели четыре». Каковы уловки! Хорошо к истине прибавить истину, а если ложь прибавляют, то искажают ее. Горечь, подлитая к меду, губит мед. Суд написан строгий тем, кои прибавят (11, с. 36–37).

Дух католичества земной. Церковь у них и по-ихнему есть политическая корпорация, человеческими силами и средствами поддерживаемая, каковы: инквизиция, индульгенции с видимою главою. Православная Церковь есть духовный союз всех во Иисусе Христе и чрез Него взаимно между собою. Церковь невидимо правится Господом и направляется к своему концу. У них ведет ее папа и куда?!!... Господа ради, берегитесь духов сих лестчих и других охраняйте (11, с. 37–38).

Вот и нам приходит срок вступать в открытую полемику с Западом. Латины выну высят гордое око свое. Самообольщенная уверенность не дает им внимать истине. Простой смысл видит ложь и главенства их, и мнения о происхождении Святого Духа, и нового их догмата, и прочего всего. Все сии новизны, по сознанию самих латин, сформировались с XI века. И в книге [иностранной, против Православной Церкви. – Изд.] это значится, только с кривотолком (11, с. 71).

31. Вредное влияние Запада

Театр есть вещь вовсе не христианская, и умен человек, который не бывает в нем. Мы его переняли у Запада. Западом и наказывал, и накажет нас Господь, а нам в толк не берется (11, с. 69).

Другая злая у нас вещь – наша литература, западным духом наполненная, и ту очищает Господь тоже ударами с Запада. Но все неймется. Завязли в грязи западной по уши – и все хорошо. Есть очи, но не видим; есть уши, но не слышим; и сердцем не разумеем. Господи, помилуй нас! Посли свет Твой и истину Твою (11, с. 69–70)!

32. Об английском «апостоле» из секты духоносцев

Спрашиваете, как думать об английском апостоле каком-то? (Редстоке). Но в ваших же словах есть и решение, как о нем думать. Он говорит, что Господь ему является и приказывает ему, что сделать и что говорить. Неужто не видите или у вас там не видят, что он обманщик? Если бы Господь ему являлся, то не послал бы его к нам, а к туркам, например, или другим каким неверам. Нашу веру Сам Господь многократно подтверждал и подтверждает чудесами, святыми мощами и явлениями Своими и святых Своих. Нас нечего учить. Напротив, ему самому надо у нас поучиться. Апостол этот не общеанглийской веры, а особой некоей, недавно появившейся. Недавно появилась там секта духоносцев. Кому-то пришло в голову, что в Церкви Христовой должно повторяться то же, что было на апостолах, т.е. чтобы Дух Святой видимо сходил и видимо действовал в верующих. Несколько лиц ему поверили – больше красавицы. Начали думать, как бы сего достигнуть. Думали-думали и надумали. Не знать как, они убедились, что Дух Святой точно в них действует, и других стали в том уверять. Повыдумали несколько темных чудес и стали разглашать всюду. Так понабралось около них немало легковерных. Они отделились от прочих, завели свои церковные порядки. И вот секта!

Из их-то среды и ваш апостол. Он все толкует о Святом Духе, что всякому непременно надобно быть исполнену благодати Его, чтобы спастись. Эта мысль совершенно верная. Я раскрывал ее вам в первых письмах. Но только и есть правды в его словах. Далее все ложь! Он кричит: веруй-веруй – и Дух Святой придет! Это главная его ложь! Вера, точно, есть неотложное условие к получению дара Духа Святого, но самое получение дара бывает не по одной вере, а по вере чрез Богоучрежденные Таинства. Так было и во времена апостолов. Вот случай! Св. Павел пришел в Ефес и, встретив там некоторых верующих, спросил их: приняли ли они Духа Святого? Те отвечали, что они не слышали даже, есть ли Дух Святой. Оказалось, что они были крещены лишь крещением Иоанновым. Тогда св. Павел окрестил их Христовым Крещением; после же Крещения возложил на них руки, и они исполнились Духа Святого. Крещением они были обновлены, но не получили дара Святого Духа. Он сообщился им чрез апостольское возложение рук, а Крещение сделало их только способными к принятию дара и достойными того. Как с этими верующими было, так бывало и со всеми: и при апостолах, и после них. Так это и доселе бывает в Церкви Божией – именно через святое Миропомазание, которое апостолами же введено вместо возложения рук.

Мы все – крещеные и миропомазанные – имеем дар Святого Духа. Он у всех есть, но не у всех действен. Как достигнуть того, чтобы он стал действенным, изображено в моих первых письмах. Потрудитесь снова пересмотреть. Здесь прибавлю только, что иного пути к тому нет.

Обратитесь теперь к английскому апостолу и спросите, имеет ли он сам дар Святого Духа. Не имеет. Ибо у англичан нет Таинства Миропомазания, без которого, как без возложения рук апостольских, Дух Святой никогда не сходил и не сходит. У англичан только два Таинства: Крещение и Причащение, а Таинства Миропомазания нет. Нет, следовательно, в них и дара Святого Духа. Нет его и у сего апостола. Стало быть, он толкует о том, чего не знает, и проповедует о получении того, чего сам не имеет. В речах его вы не заметите и помина о том, как приемлется Дух Святой. Он толкует только о необходимости иметь Его и потом взывает: веруй! Похоже на то: разинь рот – и Дух Святой влетит.

Как идет к сему апостолу слово Господа: врачу, исцелися сам108 (9, с. 246–249).

33. Разложение протестантства

У протестантов есть православные, но они все же протестанты. Какие это? Это те, которые придерживаются мудрования первых протестантов. Нынешние протестанты далеко отошли от первых – и чистых – протестантов, т.е. совершенно согласных с древними, теперь почти нет. У них столько сект, что не перечтешь. А все именуются протестантами. У них уже начинались толки, как бы объединить всех. Ничего не вышло. Образовалась только новая секта унионистов. Так вот: какие протестанты стараются держаться древних протестантов, те у них и православные, но все же протестанты (6, с. 98).

34. О взглядах и сочинениях Льва Толстого

Лев Толстой... где-то нахватался, как чаду, злых мыслей – и распространяет украдкою, в рукописях. Но в сих рукописях только бредни его содержатся, без всяких доказательств... Как у нас молодежь веры не знает, то легко увлекается сими бреднями по одному предположению, что-де такой писатель, верно, имеет основание так говорить... А у него самого в голове-то галки ночевали (8, с. 111).

Изумляет меня речь вашего сына о Льве Толстом.

Этот Лев до 81 года был безбожник. Тут надумал взяться за веру – и попал в глубины сатанины: Святой Троицы не исповедует; о Боге самое нелепое понятие; Господь Спаситель – простой сын человеческий; Церковь хулит; ни молитвы, ни Таинств и ничего церковного не нужно; и будущей жизни нет... От таких диких учений чего доброго ожидать? В нравственных правилах нет худого, но и доброго мало... Без веры как жить доброю жизнию?

Какие сочинения Толстого... разумеет ваш сын? До 81 года писал только романы... А с того времени написал – «Евангелие», которое есть искажение истинного Евангелия; написал «В чем моя вера?». И тут все свои бредни поместил... Все бездоказательно... врет на чем свет стоит; написал «Исповедь»... как он скверно жил, как дошел до отчаяния и как уверовал во что-то, но совсем не в истину Божию...

Есть и еще что-то у него. Всюду бредни самые безалаберные... Не берите их в руки... Уж нет ли этих сочинений у вашего сына?! Яд настоящий для молодежи (8, с. 111–112).

Вы хорошо сделали, что отказались читать бредни Толстого. И не берите их в руки... Вон прочитайте, что у него писано... у этого Льва, рыкающего, кого поглотить. Я и забыл прописать, что Лев признает только Евангелие, и то в искаженном виде, как у него... Послания святых апостолов не признает, ни отцов и учителей Церкви... Все у него свой ум... Не берите в руки (8, с. 152).

35. Характеристика секты хлыстов

А хлысты ходят в церковь и все исполняют; равно и скопцы. Скопцы выродились из хлыстов. Хлысты ищут погасить похоть, какое погашение считается у них духовным воскресением прежде общего... На вид они изможденные, слюнявые. Говорят тихо, вкрадчиво. От них ничего узнать нельзя, потому что первый пункт у них – не открывать ничего про секту, хотя бы кожу сдирали. Потому и пытать нечего. У них на собраниях делаются радения: кружатся, каждый особо или все, как в хороводах, и разные делают движения до утомления. Это разгорячает кровь, раздражает игру жизни, отзывающуюся приятно. Это приятное состояние они называют нахождением Духа (накатил). А тут духовного ничего. И пляшущие приходят в приятное возбуждение. То же и у них – и больше ничего.

Что у них бывает свальный грех, это неверно; хоть в статьях посылаемых это говорится. Грех после, может быть, случается с иными, но никак не на собраниях, и вы не поминайте об этом...

Хлысты, от верчения пришедши в приятное возбуждение, иные в экстаз приходят. Кто словоохотлив – вскрикнет и начинает бурлить. Как у него ничего в уме нет, а есть только возбужденное состояние и желание высказаться, то он и бурлит, ничего определенного не высказывая. Другие же считают это все откровениями Божиими (8, с. 174175).

36. Наставление о собеседовании с хлыстами

При толковании с ними и при разъяснении своем больше говорите о том, как получается благодать и как благодать проявляется в силе. Получается чрез святые Таинства, не иначе, а явною становится в тех, которые умертвят страсти известными подвигами. (В Добротолюбии смотрите – выписки из св. Марка Подвижника.) Ясность сия состоит в особом разумении веры, в мирном устроении сердца, в углубленных молитвах, в самопожертвованиях во благо других, в терпении невозмутимом... так что смотрящие надивиться не могут. Отличительная черта наития Духа – мир глубокий и отрешенность от всего видимого – внутрь пред Бога. Тут пресекается всякое движение телесное и чувство употребления престает, т.е. бывает все совершенно противоположно тому, что бывает у хлыстов...

Заходите и с другой стороны. У них Христос продолжает являться – в людях... Когда покажется им кто хорошим по-ихнему, они говорят: «Христос проявился»; и против этого направляйте речь...

Извольте действовать, как вас Бог вразумит. Только по признакам, вами указанным, ведайте, что это хлысты... или скопцы... на них и напирайте.

Не в церкви, а в беседе простой разберите их раздельные песни... Из книг Собеседника просмотрите статью о людях Божиих, из Кельсиева сборника – о скопцах... Сделайте нужные выметки – и возвратите книги по миновании надобности.

Поздравляю с протоиерейством. Благослови, Господи! Но если вы обратите хоть одного хлыста, то это будет равно архиерейству. Это самые упорные сектанты. Враг держит их в прелести их видимою исправнос- тию и теми льстивыми приятностями, которые добываются во время их кружения (8, с. 175–177).

* * *

105

В то время как наши интеллигенты с благоговением прислушиваются к каждому слову новоявленного лжепророка, графа Льва Николаевича Толстого, православные русские люди с глубочайшим вниманием следят за содержанием многого множества писем, появляющихся в духовных журналах, – писем, принадлежащих перу великого подвижника и светильника нашей Русской Церкви, в Бозе почившего святителя Феофана (2, с. 40–41). (Из предисловий к первым публикациям.)

106

Санкт-Петербург. – Изд.

107

Санкт-Петербург. – Изд.

108

Врач! исцели Самого Себя (Лк. 4, 23)


Источник: Симфония по творениям святителя Феофана, Затворника Вышенского. Изд. 2-е. - М., "ДАРЪ", 2008. - 640 с. I8ВN 978-5-485-00165-0

Комментарии для сайта Cackle