Феофилакт Болгарский, архиепископ Охридский

Глава восьмая

Деян.8:1–4. Савл же одобрял убиение его. В те дни произошло великое гонение на церковь в Иерусалиме; и все, кроме Апостолов, рассеялись по разным местам Иудеи и Самарии. Стефана же погребли мужи благоговейные, и сделали великий плач по нем. А Савл терзал церковь, входя в домы и влача мужчин и женщин, отдавал в темницу. Между тем рассеявшиеся ходили и благовествовали слово.

Сами апостолы, говорит Лука, не рассеялись, но остались в Иерусалиме, потому что где сильнее нападение, там должны находиться и лучшие борцы и быть для других примером мужества и смелости.

«Стефана же погребли мужи благоговейные». Если они были «благоговейные», то как же они «сделали великий плач?» Это потому, что они не были еще совершенны. С другой стороны, кто бы и не заплакал, лишившись такого учения, такой защиты и таких чудес и видя этого праведного, лежащего мертвым и побитого камнями?

«А Савл терзал церковь». Великое бешенство и быть одному, и врываться в дома. Это потому, что он душу свою предал за закон.

Деян.8:5–8. Так Филипп пришел в город Самарийский, и проповедывал им Христа. Народ единодушно внимал тому, что говорил Филипп, слыша и видя, какие он творил чудеса. Ибо нечистые духи из многих, одержимых ими, выходили с великим воплем, а многие расслабленные и хромые исцелялись. И была радость великая в том городе.

Не тот апостол Филипп, что считается в числе двенадцати, но один из семи, избранных для попечения о вдовицах, а также крестивший евнуха и огласивший Симона. Послушай, что говорит евангелист Лука: по убиении Стефана «произошло великое гонение на церковь в Иерусалиме; и все, кроме Апостолов, рассеялись по разным местам Иудеи и Самарии» (8, 1). Отсюда ясно, что апостол Филипп с прочими апостолами находился в Иерусалиме. Лука сделал это замечание для того, чтобы показать, что Филипп крестил тех, которым было преподано христианское учение в Самарии. Апостолы же Петр и Иоанн, придя к ним из Иерусалима, преподали им благодать Духа. А если бы он был из числа двенадцати апостолов, то он имел бы власть и преподавать дары Духа. Он крестит только как ученик, а завершительную благодать преподают те апостолы, которым дана власть преподавать такой дар. Иные говорят, что Филипп потому не низвел на крещеных Духа, что он был только диакон, выдвинутый теми, которые находились со Стефаном, а не имел ни пресвитерского, ни епископского сана, как избранные ученики Господни. А что он был диакон, об этом свидетельствует Павел в «Правилах» – он свидетельствует не только о нем, но и об Анании, который крестил самого Павла. А будучи диаконом, он крестил по недостатку пресвитеров в Самарии, потому что в случае необходимости, когда нет пресвитера, позволено крестить и диаконам, как этому научил Сам Дух, внушивший тому же Филиппу мысль приблизиться к евнуху. Надобно заметить, что после крещения на крещаемых через возложение рук в силу молитвы во имя Господа Иисуса нисходит Святый Дух. Поэтому и до сих пор этот чин соблюдается в том же виде.

Деян.8:9–21. Находился же в городе некоторый муж, именем Симон, который перед тем волхвовал и изумлял народ Самарийский, выдавая себя за кого-то великого. Ему внимали все, от малого до большого, говоря: сей есть великая сила Божия. А внимали ему потому, что он немалое время изумлял их волхвованиями. Но, когда поверили Филиппу, благовествующему о Царствии Божием и о имени Иисуса Христа, то крестились и мужчины и женщины. Уверовал и сам Симон и, крестившись, не отходил от Филиппа; и, видя совершающиеся великие силы и знамения, изумлялся. Находившиеся в Иерусалиме Апостолы, услышав, что Самаряне приняли слово Божие, послали к ним Петра и Иоанна, которые, придя, помолились о них, чтобы они приняли Духа Святаго. Ибо Он не сходил еще ни на одного из них, а только были они крещены во имя Господа Иисуса. Тогда возложили руки на них, и они приняли Духа Святаго. Симон же, увидев, что через возложение рук Апостольских подается Дух Святый, принес им деньги, говоря: дайте и мне власть сию, чтобы тот, на кого я возложу руки, получал Духа Святаго. Но Петр сказал ему: серебро твое да будет в погибель с тобою; потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги. Нет тебе в сем части и жребия, ибо сердце твое неправо пред Богом.

Посмотри и на другое покушение, сделанное Симоном. Лука говорит, что его почитали за великую силу. Таким образом, в то время были и обольщенные волхвованиями, пока не пришел Филипп и вывел их из заблуждения, потому что Симон иудеям говорил: «Я – отец», а самарянам: «Я – Христос». «Уверовал и сам Симон». Не ради веры он уверовал, но чтобы и ему творить чудеса. Как он думал творить чудеса? Сам он обольщал, а также укрощал беснуемых, а потому думал, что и апостолы подобно ему пользуются каким-либо искусством. Поэтому он и деньги давал. Опять потому же, чтобы не лишиться этого дара, он постоянно находился при Филиппе.

Деян.8:22–25. Итак покайся в сем грехе твоем, и молись Богу: может быть, отпустится тебе помысел сердца твоего. Ибо вижу тебя исполненного горькой желчи и в узах неправды. Симон же сказал в ответ: помолитесь вы за меня Господу, дабы не постигло меня ничто из сказанного вами. Они же, засвидетельствовав и проповедав слово Господне, обратно пошли в Иерусалим и во многих селениях Самарийских проповедали Евангелие.

По баснословию еретиков, излишне было говорить Симону: "покайся", потому что он таким дурным был создан. Они говорят, что человек, будучи злым по природе, неспособен измениться по желанию. Но не напрасно сказано: «итак покайся», потому что и он имел свободную волю, «и молись Богу: может быть, отпустится тебе помысел сердца твоего». Петр сказал это Симону, как будто бы не было оказано ему снисхождение, если бы он стал плакать и покаялся. Но этот образ выражения был обычным и у пророков. Особенно же Петр и предвидел, что он не обратится к покаянию. Поэтому он и говорит: «может быть, отпустится тебе». Потому что слова «помолитесь вы за меня Господу» Симон сказал не потому, что он покаялся и обратился, но ради одного только приличия. Потому что иначе где рыдание? где раскаяние и исповедание грехов?

«Ибо вижу тебя исполненного горькой желчи и в узах неправды».

Слова полные гнева. Но Петр не наказывает его, чтобы потом вера его не показалась вынужденной силою необходимости и страха и это дело не показалось жестоким.

«Они же, засвидетельствовав и проповедав слово Господне, обратно пошли в Иерусалим». Может быть, они возвратились из-за Симона, чтобы не обольститься и чтобы потом быть твердыми. Заметь, что не с самого начала идут в Самарию, но когда их гонят в Иудее, как это было и со Христом.

Деян.8:26–33. А Филиппу Ангел Господень сказал: встань и иди на полдень, на дорогу, идущую из Иерусалима в Газу, на ту, которая пуста. Он встал и пошел. И вот, муж Ефиоплянин, евнух, вельможа Кандакии, царицы Ефиопской, хранитель всех сокровищ ее, приезжавший в Иерусалим для поклонения, возвращался и, сидя на колеснице своей, читал пророка Исайю. Дух сказал Филиппу: подойди и пристань к сей колеснице. Филипп подошел и, услышав, что он читает пророка Исайю, сказал: разумеешь ли, что читаешь? Он сказал: как могу разуметь, если кто не наставит меня? И попросил Филиппа взойти и сесть с ним. А место из Писания, которое он читал, было сие: «как овца, веден был Он на заклание, и, как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзает уст Своих. В уничижении Его суд Его совершился. Но род Его кто разъяснит? ибо вземлется от земли жизнь Его» (Ис. 53, 7–8).

Мне кажется, что этот Филипп был из числа семи, потому что иначе из Иерусалима он шел бы не на полдень (юг), но на север, а из Самарии, где находился и учил Филипп, принадлежавший к числу семи, путь идет на полдень.

«На дорогу, идущую из Иерусалима в Газу, на ту, которая пуста». Это Ангел сказал для того, чтобы Филипп не боялся нападения иудеев.

«Он встал и пошел». Заметь послушание. Филипп не спросил и не сказал: «для чего?», но вместе с повелением «встал и пошел».

«Евнух, вельможа Кандакии, царицы Ефиопской, хранитель всех сокровищ ее, приезжавший в Иерусалим для поклонения». Женщины властвовали в этой Эфиопии; одна из них по праву наследства была Кандакия; у нее евнух был казнохранителем. Заметь, что не было праздника, однако он ехал в Иерусалим, и что ехал из города, преданного суеверию, и на пути читал, и притом Исайю, величайшего из пророков, к тому же читал, не понимая того, что читал, и так усердно был занят чтением.

«Разумеешь ли, что читаешь?» Удивительным образом спрашивает, потому что и не льстит, и не хвалит, и не упрекает в невежестве. Но спрашивает так, чтобы возбудить большее желание и показать, что в читаемом находится великое сокровище. А евнух со всей откровенностью признается: «как могу разуметь, если кто не наставит меня?» Потом просит Филиппа научить его.

«Как овца, веден был Он на заклание». Очень понятен смысл приведенных слов, потому что в известное время овцы отводятся для стрижки и пастухи возлагают на них орудия стрижки, однако же овцы терпят это и не нападают на тех, кто это делает. Так и Христос, терпя поношения, не платил поношением за поношение.

«В уничижении Его суд Его совершился». Указывает на противозаконный суд над Ним, произведенный тогда, как была скрыта истина.

«Но род Его кто разъяснит?» То есть обнаружившееся после воскресения высокое Его достоинство, доказательством которого служит то, что было Им сделано в деле домостроительства. Кто будет в состоянии выразить словами, когда придет на мысль: «Кто это и Какой Такой, да еще Сын Божий Единородный претерпел все это?»

«Вземлется от земли жизнь Его». Вместо выражения «отнимается и возносится выше земного жизнь Его», то есть поприще деятельности и существование Единородного, когда Он созерцается вне плоти и уже не как находящийся среди нас.

Деян.8:34–40. Евнух же сказал Филиппу: прошу тебя сказать: о ком пророк говорит это? о себе ли, или о ком другом? Филипп отверз уста свои и, начав от сего Писания, благовествовал ему об Иисусе. Между тем, продолжая путь, они приехали к воде; и евнух сказал: вот вода; что препятствует мне креститься? Филипп же сказал ему: если веруешь от всего сердца, можно. Он сказал в ответ: верую, что Иисус Христос есть Сын Божий. И приказал остановить колесницу, и сошли оба в воду, Филипп и евнух; и крестил его. Когда же они вышли из воды, Дух Святый сошел на евнуха, а Филиппа восхитил Ангел Господень, и евнух уже не видел его, и продолжал путь, радуясь. А Филипп оказался в Азоте и, проходя, благовествовал всем городам, пока пришел в Кесарию.

«Прошу тебя сказать: о ком…?» Знать, что пророки иногда говорят и о других, или о себе самих в другом лице, потому что это показывает вопрос его, свойство человека очень наблюдательного.

«Вот вода; что препятствует мне креститься?» Посмотри, как благоразумно он поступает. Сначала читает и не понимает, потом читает то же пророчество; в нем содержится учение о страдании, воскресении Иисуса Христа и о даровании благодати Святаго Духа. Затем просит крестить; Филипп изъясняет ему по порядку, начав с этого пророчества. А окрылившись готовностью, он постепенно приводится к крещению. Но он не сказал «крести меня», но: «что препятствует?» Этим вопросом он показал сильное желание принять крещение.

«Филиппа восхитил Ангел Господень». Его берет Ангел, тем самым придавая случившемуся больше чудесности, а вместе доставляя радость и Филиппу, что он удостаивается того же, чего и пророки, как например Аввакум. Хорошо, что он был взят от евнуха, потому что евнух стал бы просить Филиппа, чтобы он отправился с ним, и Филипп опечалил бы его, если бы по требованию обстоятельств отказался. Так все устроилось Божественным образом: Филипп оказался в Азоте. Здесь он и должен был затем проповедовать.



Источник: Издается по: Благовестник, Толкование на Деяния святых апостолов и на Соборные послания святых апостолов Иакова, Петра, Иоанна и Иуды блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарского. СПб., 1911.

Комментарии для сайта Cackle